-Рубрики

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 3) Припять_и_Чернобыль Картинки_для_днева casual_shopping
Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Мужской_КЛУБень

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 11.01.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 639

Записи с меткой альтернативная литература

(и еще 16 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

альтернативная литература бабёр_1966 бк весна выезд груз день рожденья каперы общество оф пиздострадание пиздострадания пьянка реп самонытьё семья спартак москва ставки челябинск
Комментарии (0)

Пост #100

Дневник

Суббота, 12 Марта 2016 г. 22:53 + в цитатник
Юбилейный сотый пост. Вроде бы мелочь, а приятно. В нем хочу представить на ваш суд один из рассказов моей, пока еще незаконченной книги "Апофеоз прелюдий".



Клиника инсайд.

Я везде и нигде, словно мокрые тучи.
Пластилиновый взгляд, по дороге чудес.
Прикрываясь от солнца, но так даже лучше,
Прожитый день, как взятый рубеж…



Пролог.

- От чего и почему случается такое гавно с людьми, до сих пор понять не могу. Еще вчера ты был на пике, творил, что хотел. Тебя боялись сотни, а может и больше, ты мог позволить себе трахнуть любую, которая могла тебе понравится. День из-за дня на футболе ты вставал в фёстлайн и не боялся умереть, потому что был уверен в себе на все сто. Любые бары, клубы были открыты для тебя. Тебя не интересовала мода, хотя на шмотки уходила добрая половина зарплаты, а весь электронный девайс менялся с очерёдностью перчаток, как у какой-нибудь расфуфыренной француженки. Твои друзья видели в тебе, что то такое чего не могли объяснить, хотя ты видел в них тоже, потому как, скам и прочий брак общества никогда не входил в круг твоих знакомых. Но, что значит это грёбаное - Но? Это всего лишь две буквы, те две буквы которые несут в себе страшную силу, силу разрушения, разрушения твоих идеалов…

Глава 1.
Снова живой.

Странно. Во круг темно. Все белое, холодное и мерзкое до изнеможения. Людей нет, только какая то моромойка, с довольно противным лицом и кривыми ногами. Глаза опять затекают и становятся тяжелыми, словно тело после хорошей попойки…

Я открыл глаза от страшной боли в руке, это существо воткнуло мне двадцати пяти кубовый шприц прямо в плечо, дыша на меня запахами вокзального бомонда с оттенком фруктового чая и дешевого сыра, скорее всего, под названием « Сыр колбасный».
Мне стало реально больно, но сказать, что то против, я не мог. Все мои мышцы, словно каша свисали по костям, конечно, я этого не видел, но представлял себе это именно так. Затем, растворившись в темноте пролета, она исчезла и мне почему то стало очень одиноко. Я будто бы погрузился в такую глубокую депрессию, что можно было съехать с катушек и провернуть над собой какую-нибудь казнь. Время шло, а я так и лежал один на убогих носилках, серо-синего цвета. На мгновение я развеселился, представляя себя на теле убитого мною мусора и обессилившим после боя. Но веселье прошло. Меня стала гнобить мысль, всего одна мысль: «Где я? Зачем меня сюда привезли и за каким хером проставили этой гадостью?». Ответа дожидаться не пришлось. Я словно провалился в пропасть, этакую нирвану. Ощущения были так похожи на приход от «Джэфа», что, не видя это существо я бы подумал о том, что я у друзей и мне просто нереально хорошо. Может от прихода, а может и нет, но я уснул.

Я спал долго, очень долго. Всю спину ломило, а ноги затекли до такой степени, что я не мог ими шевелить. Эти гнусные и короткие кровати, давали знать о себе, при моём росте в два метра. Пришлось вернуться в этот бренный мир. Как оказалось, гнусная женщина и белые стены были не моей иллюзией, а абсолютно реальной больницей. Квадратная комната, рычащий холодильник, умывальник в углу, обреченные лица больных и полное безразличие к жизни. Именно так с самого детства мне запомнились эти учреждения, как все было два десятка лет назад, так и осталось. Очень хотелось пить и курить, и еще очень много чего, но обратиться было не к кому и я словно овощ, лежал и ждал врача. От чего и почему я его так ждал, объяснить себе не смог, но какая либо инфа обо мне, была бы спасением для моего мозга.

Но со спасением, пришло и разочарование. Таких, пидорасов, я не встречал очень давно. Мышиные глазёнки, скрытые под толстыми стёклами очков, поджатые губы с текущей слюной и прыщавые щеки, дающие ясно понять, о том, что про секс он знает тока из методичек по сексологии, конечно, если мама разрешила ему читать такую пошлую литературу. Коротенькие пальчики его рук долго ворошили мою историю болезни, разыскивая, что то важное. И вот, вот он нашёл, его лицо растеклось в такой прозаической улыбке, будто бы он доказал всему миру, что это я пидораз, а не он. Меня все больше и больше интересовало, что же там такое. «Ваш диагноз» - проскулил он: « передозировка наркотиками, закрытая черепно-мозговая травма и... резаная рана шеи с повреждением гортани». Судя по всему отлично провел день, подумалось мне. А эта гнида продолжала долго гундеть, про каких то мусаров, наркологию и какую то еще муть. Мне жутко хотелось пить и я губами пытался проговаривать свою просьбу, на что врачёнок пригнал санитарку или кто она там, не буду вдаваться. Оказавшись вполне приятной женщиной, эта леди выхлопотала для меня банку компота на кухне и какое то подобие каши, какой я так и не понял, потому что есть мне не хотелось, а есть это, мне не позволяла этика. Нахлебавшись больничного пойла я заговорил, но заговорил как то вяло, примерно также как разговаривают наркоманы, штопнувшись бутаром или еще чем-нибудь. Стиль моего разговора объяснялся очень просто, перед сном меня вмазали «китанолом», чтобы не было так больно, но походу перебрали с дозой и видимо от этого я впал в нирвану.


Глава 2.
Воспоминания прошлого дня.

- Какова хера звонит это, грёбаный сотовый в семь утра – возмутился я, швырнув дорогую трубу об пол. Похмелье шпарило без мамы, а глотка пересохла так, что, наверное, об неё можно было бы заточить ножик или открыть консерву. В холодильнике ждало холодное, но сука, кем то открытое пиво, бережно заткнутое газеткой. Из сигарет оставалось только полтора окурка, но всё же это намного лучше чем ничего. Похмелившись и перекурив я поднял трубу, на которой высветился телефон, весельчаков и наркоманов с любимого двора. Этим падонкам, очень сильно понадобилась столовая ложка ранним утром и капелька кипяченой воды. Зная этих ребят я был готов дать руку на отсечение, что у них было, по крайней мере, пять – шесть граммов фена или чего-нибудь подобного, а мне бы это очень даже не помешало. После нехитрых манипуляций с телефоном, эти утырки были уже на месте. Меня несколько забавляло то, как они оповещали о своем приходе. Они стучались, скреблись в мою дверь, изрекая какие то глупые ругательства в адрес моей неспешности. Но это стоило того, амфетомин оказался изумительным, чистейшим и бьющим точно в цель. Появились силы дойти до лабаза, купить сигарет и бутылочку коньяка, который как нельзя кстати придется чрез пару часов.

Утро началось на «скорости» и ничего не предвещало беды. Отойдя от спидов и снявшись кониной, мне захотелось отдохнуть от попойки, расслабить и погреться. А где это можно сделать лучше, чем в сауне, с манящими и такими желанными проститутками, которые могут не вынимать болт изо рта около пяти часов. Так и поступил. Встретился с другом у легендарной «Бригантины», закупил пенного напитка и отправился в край разврата и удовольствий. Время шло, точнее, истекало, солнце становилось в ненавистный мне зенит, а день был еще такой долгий. Никаких мероприятий не было и нам оставалось только шататься по улицам и хулиганить, что в принципе нам никогда не надоедало.

На «четкой» белой девятке с псевдо титановыми дисками, под кислотную музыку гоп – районов, мы двинули в центр. Это была такая ватная музыка, придурковатый диджей с явно отсталым развитием, предлагал нам делать «Давай, давай…», на что мы громко смеялись и явно выводили водилу из себя. Но все же его кошмар кончился, и мы прибыли на место назначения. Как долго мы пили я уже не помню, но помню одно это надоело, так как погода была мерзкой и навящевой, манящей к чему то разному, новому, короче говоря к наркотикам и клубу. Денег было немного и хороший драп мы позволить себе не могли, точнее, могли, но мало, а это было нехорошо. Выкружив два ствола джефа и почти батл бутирата мы отправились в подъезд получить каплю рая на нашей бренной земле. Стволы медленно втекли в нас по очереди, дабы не обломать приход себе и своему ближнему. Как же мне нравится это ощущение, после входа сыворотки в кровь ты проваливаешься в бесконечность и летишь вниз, те, кто прыгал с парашютом поймут меня, а потом все становиться красивым и таким прекрасным, что от сюда никогда не хочется уходить. Зрачки потихоньку принимают неестественный вид, а, то, что называется сердцем, начинает биться так, будто хочет выскочить из груди и взорваться на миллионы маленьких частей.

Джэф был хороший, возразить было нечего. Поотвисав минут пятнадцать мы высиповали на улицу, в более энергичном состоянии, чем были. Алкогольный пары исчезли, словно лужи после дождя в жаркий день и мы двинули в клуб, заведомо слив бутират в бутылку из под колы.

Звуки клубной музыки, красивые девочки и запахи индустриальной дискотеки манили нас, звали, освещали дорогу огнями и всячески приветствовали. Ритмы хардкора переходящие в киберпанк разрывали меня на части, творили со мной, что то невообразимое. Никогда мне не было так хорошо, так безмятежно и легко. И тут, я увидел её, а может и его, как сказать правильнее я не знаю. Это был трансвестит. Длинные стройные ноги, обтягивающее, очень короткое, черное платье, красивая грудь четвертого размера и длинные светлые волосы, укрощавшее милое лицо с пухлыми губками, просто свели меня с ума. Целый час я подкатывал к этому милейшему созданию, угощая всем тем, что есть в баре. И вот, наконец, то мы в челауте. Нежная рука скользнула в темноте ко мне в «левайсы» , а чувственные и пухлые губки обхватили мой член, такой миньет, не сможет сделать не одна особа женского пола, только мужчина может понять, что нужно мужчине и в тот момент мне было плевать, что у такой роскошной девушки, между ног болтается болт в розовых кружевных шортиках. Я не мог больше ждать и уговорил поехать ко мне, но треклятые таксисты даже не останавливались. Видимо волей судьбы мы пошли по дворам. Никогда я не думал, что, пройдя по тем местам где я бываю по сто раз на дню может случиться такое. Хотя и наш вид не внушал уважения. Двух метровый придурок выдающий под бутиратом всякую чушь и трансвестит плетущийся за ним в четвертом часу ночи. Видимо местная гопота так и подумала. «Э слышь, погодь, погодь…» - это было последнее, что я услышал.

Глава 3.
Будни.

Было странно, дышал я практически через два рта, казалось, что если закурю, дым пойдет ото всюду, а я начну гудеть как паровоз. Может поэтому и не хотелось, есть, разговаривать и просто функционировать в обыденном режиме. Забавляли разговоры стариков, которые тусили здесь походу с самого рождения. За первые два дня я узнал о том, что мои деньги, которые сократили в связи с грёбаным кризисом, лежат на счету у президента, а в курганской области земли просто нет и в место мясистых помидор и наливных яблок растут одни «залупы». Было смешно и больно, но ничего поделать я не мог.

На третий день, собравшись с силами, я намутил трубу, с условием одного звонка, да и к тому же недолгого. Номера друзей путались в голове, а записной книжки не было, но спасение пришло само собой. Лихие весельчаки почему-то первым делом влезли в мою мутную голову, а их номер я помнил наизусть. Обрисовав ситуацию, я заказал ребятам книжку, что-нибудь поживать и припить. После чего, я погрузился в глубокие мысли о том, как же хорошо дома и как плохо, и отвратительно здесь. Время шло, а я тем временем тихо уснул.

Разбудили меня звуки, разливающегося на весь больничный городок, кибергота. Явно это была не местная гопота, а мои спасители, Чип и Дейлы мать их. Я словно ошпаренный сбежал по лестнице в вестибюль, ударяясь о дверь, и не ошибся. Наркоманы были в полном поряде, не съезжая со своей волны не на сантиметр. Я допустил такую глупую ошибку делая им, заказ провианта, что попутал сам все на свете. Вместо книги эти утырки предоставили мне полстакана бошек, а вместо пожевать, привезли килограмм ирисок «Золотой ключик», которые на их вкус были намного лучше зарубежного скама. Самой изюминкой их подгона была стяжка «Ягуара», в размере шести банок и бутылка минералки, чисто на потом, сушнячки сбивать, как объяснили они. Мы долго трепались в машине и слушали музыку, что немного вернуло меня к жизни, но еще больше вернул меня в реальность «спайс» внезапно возникший, почему то у меня в руках.

Я бежал, как мог, я почти летел в свою палату, я боялся, что космический удар застигнет меня дорогой и не даст добраться до места назначения. Где я взял ноутбук я уже не понял, скорее всего, милые ребята предоставили его мне для пущи развлечений.

Ролики Ютуба вместе с хитрым космосом развлекали меня, как могли, я смеялся. Я смеялся так добро и чисто, словно ребёнок, который еще даже не понимает этого грязного и злого мира. Меня веселил дед, который бубнил мне, что то про клавиши и делал губами так, будто играет на пианино. Я как ненормальный повторял за ним: « клаувышы, клаувыши!!!» - и ржал как дебил. Реакция у них была заторможенной и толком, что со мной случилось они так и не вкурили. Ириски с Ягой пришлись действительно, как нельзя лучше. Весь день прошел на ура, это был удар позитива, такой которого мне не хватало очень долго.

« А на боку больно» - зарычал проклятый дед, голосом сатаны, чем и прервал мой прекрасный сон. Солнце светило в открытое окно, и запахи бабьего лета вливались в душное помещение больничной палаты. Скока дней я уже здесь даже и не помню. Но то, что я здесь больше недели это точно. Провиант кончился, стало скучно, а может и просто обидно, что кончилось хорошее настроение. Друзья ко мне не спешили, а денег не было вообще.

На завтраке придумал хитрый план побега из этого отеля. Решил вымутить свои шмотки обманом и уехать зайцем до дома, чтобы начать нормальную жизнь. Но, увы. Опять это НО. Оказывается меня привезли голым, точнее в рваных трусах. Нахера эти гопники мне их рвали, не знаю. Может быть я им понравился и они хотели меня трахнуть, нет. Анальный проход не болит, а рот вроде не рваный. Точно, нет. Раз выхода нет, пришлось позвонить родителям. Ой, что тут началось: слезы, крики, волнения, долгая беседа о вреде наркотиков и прочее, что бывает в таких ситуациях. Но все кончилось очень хорошо. Огромный пакет еды, две с лишним «кати» на карман и нормальное курево, отправились со мной в мою опочивальню.

Но все равно было реально грустно. Раны заживали, время шло, а экшана не было, не было никакого. Все больше и больше хотелось секса, хотелось раздеть нежное женское тело, гладить его целовать, ласкать самые неприличные места языком, а потом трахать, трахать не останавливаясь, везде куда только можно. Если бы, было кого… На этаже были только потные и довольно мерзкие старухи, от которых воняло еще на подходе, а медсёстры были так далеки и недоступны, словно Перес Хилтон, в свои лучшие годы. Конечно, была панацея, моя правая рука никогда мне не изменяла и не отказывала, но это быстро приелось, точнее придрочилось.

Поиски по этажам не дали никаких результатов, все же, какое никакое лето, молодежь на отдыхе и никого нет. Зато нашел полусинюю санитарку, которая предложила мне жахнуть медицинского спирта, на что я с удовольствием согласился. Из задушевного разговора, я узнал от неё, что она может достать любой препарат, за небольшую плату и тут в моём подлом мозгу проявилось слово, не просто слово, а моё спасение от сексуальной неудовлетворенности. «Бабка можешь клофелину принести или чё подобного?» - не успел спросить я, как эта грымза достала из шкафа прозрачный бутылёк, без опознавательных знаков. «Тыщу давай» - запросила она, и протянула мне успокоение. Обмен состоялся моментально.

Глава 4.
Ночной анал.

Наконец то наступила ночь. Старые пройдохи угомонились и начали храпеть в унисон, словно лягушки на грязном болоте. Мой болт дымился так, будто передо мной стояли сотни обнаженных блондинок с аппетитными формами и крутили своими роскошными ягодицами. Но это лишь иллюзии. Мой выбор пал на большую и толстую медсестру, которая пахла как девушка, да и вообще казалась мне на тот момент, королевой мира. Под каким то нелепым предлогом я зашел в её комнату отдыха, где она смотрела какое то глупое шоу, и пила, толи чай, толи кофе. Разбираться я не стал и не зная, что за дрянь у меня в пузырьке налил ей в кружку доброю половину зелья. Не дождавшись или не услышав ответа, я выперся из комнаты и думал лишь о том, как расстегну её белый халатик и начну творить с ней всё, всё, что мне угодно. Время тянулось, тянулось так, будто бы это была вечность, а не те жалкие восемнадцать минут, которые я смог выдержать. Тихо словно мышь, я крался по коридору, по любому бы привлекая внимание всех мусаров, которые меня бы видели. Вот эта дверь, а за дверью тишина, словно там ни кого нет, и не было, лишь реклама по первому каналу нарушала мою идиллию таинства. Свинья лежала неподвижно на зеленом диване, с нелепым белым рисунком, в своем халатике и чашкой в руках. На мой кашель и тонкое извините, реакции не последовало, казалось, что она отъехала, в мир иной или штопнулась бутаром и никак не хочет возвращаться.

Я закрыл белую и такую скрипучую дверь на замок, боясь спалиться какой-нибудь старухе, бродящей, словно призрак по коридору, но все прошло гладко. Я взял эту «богиню» за её толстую рожу и помотал в разные стороны, пытаясь убедиться в том, что она реально спит и не собирается просыпаться. Так и было, тело лежало бездвижно и тихо. Я нагнулся над ней и начал расстегивать её белый халат, от которого не пахло не фармолином, не лекарствами, не мочой, как от многих других, которые мне приходилось нюхать в течение дня, на процедурах, осмотрах, перевязках и прочей дребедени. Я расстегнул первую пуговицу, затем второю и понял, понял то, насколько мне повезло, эта леди, видимо боясь того, что в одежде её прелести будут потеть, разделась до гола и лишь накинула это чистенький халатик. Я раздел её, её грудь была просто огромной, словно баскетбольные мячи лежали на её животе, красные манящие соски были величиной с яблоко и трепетно пульсировали, когда я прикасался к ним языком. Её живот не был таким большим, как это могло показаться, просто большие кости её упругой и огромной задницы, делали её фигуру непонятной. Она была большой, такой большой, что я мог лазить по ней, я даже мог бы уснуть на этой куче сексуальности, но я не стал заниматься этими глупостями. С каждой секундой я спускался все ниже и ниже, пока не наткнулся на розовый бугорок у неё между ног, как же я люблю, когда она бритая, и бритая не два или даже не один день назад, а максимум утром. Её пилотка была такой желанной в тот момент, что меня всего, трясло, трясло от возбуждения и похоти. Я долго пытался обхватить её соски губами, но от этого ничего не вышло, а терпеть сил уже не было. Я продолжал гладить её огромную и упругую грудь, пытаясь развернуть её к себе попкой, хотя какая это попка, до тех пор, пока она сама не перевалилась на бок. О господи, вот это туз, очумел я в тот момент и принялся вставлять свой болт её в анал, меня трясло, курочило, лихорадило всего. Я никогда не был так рад банальному сексу, да еще притом, что, с «мертвой свиньёй». Я трахал её как мог, но так недолго, что весь процесс занял не больше двух, а то и меньше минут. Я ослаб, да причем так, что ноги отказывались даже сидеть. Это было, что то. Это было… Не знаю, как даже это описать. Я закурил, забыв, даже где нахожусь, но похоть вновь и вновь налегала на меня. Стало интересно, как же у неё там дела между ног, мне казалось, что если я засуну ей туда, то меня засосет и никогда не выпустит. Отгоняя от себя эти мысли, я продолжал гладить её, целовать и мять, за все подряд, а там было реально за что схватиться. Мне нравилось это. Меня это возбуждало, так как ни что другое на земле. Моя шлюшка начала стонать и называть меня толи Альбертом, толи Альфредом, но мне было похеру. Я засунул своего друга в неё и удивился, она была вся мокрая, а размер внутри был настолько маленьким и тесным, что я просто обалдел. Около часа я шоркал её маленькую дырочку, а она все не унималась, продолжая называть меня этими придурковатыми именами. Но мне было все равно.

Оконча свои грязные дела и окончательно устав быть Альфредом, я попытался ретироваться в палату, дабы не навести лишнего кипиша, но влез рукой, в какую то банку, от чего мои пальцы стали белые и сухие. Со злости я щиманул две последних ампулы «Китанола» и бросив последний взгляд на жрицу любви, бубнящую, что то себе под нос и развалившуюся на диване в нигляже, ретировался прочь.


Глава 5.
Снова передоз.

Наутро из верных источников, в курилке, я прознал, что медсестра, всю ночь на пролет синячила и трахалась с двумя мужиками. Бегала голая по коридору и валялась на полу, где её эти ребята и удовлетворяли. Вот бред подумал я, что тока не напридумывают старые утырки, да бы поддержать свой рейтинг всезнайки.

Ампулки с «Китанолом» побрякивали у меня в кармане, а часть оставшегося клофелину на половину вылилась, что несколько меня разочаровало. Делать было нечего и я полный сил и вдохновения побрел в ближайший аптечный ларек за инсулинкой. Дозу обезболивающего я не знал и поэтому решил вмазаться сразу обоими. Это был конец. Это был конец всему. Первые минуты мне было нереально хорошо, а потом стало нереально никак. Мне было страшно, то меня бросало в холод, то в жару. Все мои попытки встать не увенчались успехом. Я видел, каких то тварей, мертвых друзей и еще черт знает, что. Какая то сволочь меня спалила врачам опасаясь за мою жизнь. И тут началось. Реанимация, сорока сантиметровая игла с адреналином в сердце, уколы и ещё хрен пойми, что.

Проснулся я от легкого покалывания в руке. Капельница была привязана лейкопластырем и болталась на длинной стойке. В палате я был один. Долго оценивая ситуация и пытаясь понять, что вокруг за обстановка, я решил нажать на какую то кнопку, так ради интереса. Прибежала медсестра, словно из немецкой порнухи, с торчащими сосками, в розовых чулочках и коротком, лишь слегка прикрывающим её промежность, халатике. Дала мне воды и позвала доктора. Лучше бы она мне в жопу дола, подумал я про себя, осознавая, что реанимация, много лучше нашего крыла. Пришел доктор и с заунывной беседой начал мне причесывать, про то, что случилось. Было скучно и на его вопрос зачем я употребил так много обезболивающих я ответил без задней мысли, что хотел свести счёты с жизнью. Блять, зачем я это сказал… Тут прилетел психолог, нарколог, родители, кого тока не было. Усатый мусор начал устанавливать где я взял отраву, кто мне её дал. А я лежал и смялся, хотя не хотел. Скорее всего, еще цепляло, но вовсе мало.

Было принято решение выписать меня из больницы, так как курс лечения я уже прошел, а держать придурка у себя, желания не было.

Глава 6.
Досвидания.

Выперли, мня с реанимации через день, причем напрямую выперли. Я не хотел уходить от туда, мне очень понравились Вероника и Альбина, причем обе. Я звал их с собой, но они думая, что я обычный наркет из местной гопоты, не обращали на меня внимания.

В родной палате было все тоже, полумертвые деды, пустые разговоры и полная утопия больничных будней. Я был рад, что покину это заведение. Во мне ликовала каждая клетка моего тела. Но, тревожило то, что у меня нет ключей, телефона и одежды, чтобы доехать до дома. Хоть воруй иди. А хотя куда, да кто его знает…

Но после недолгих размышлений, я осознал то, что мои любимые родители, тоже в курсе моей выписки. И вот спустя пару часов, они словно спасители поднялись в палату и выдали мне все, что было необходимо. Старые фэйковые вещи которые я таскал в то время когда жил у них, деньги на сигареты и машину, а главное новую трубу, которую они хотели принести мне в тот день, когда меня укусил передоз.

Но как стандартный обыватель я уйти не мог. Мой уклад подонка, так и звал меня сделать какую-нибудь пакость этому заведению. Мне сначала захотелось испачкать все стены гавном в туалете, потом решил нассать во все анализы, но это было не то. И вот, вот оно. Моя «свинья богиня», она порхала по коридору, довольная и в тоже время, чем-то расстроенная. Я не удержался и заржал, словив на себе недовольный взгляд. «Привет от Альфреда, свиноматка!!!» - заорал я и принялся ржать, что было мочи. Она все поняла, по-любому поняла, в её свинячьих мозгах восстановилась картина той ночи, она покраснела и принялась бежать. Это была феерия, я давно не был так счастлив, как в тот момент. Я задрал эту больницу, они не хотели меня, а не я их. Мне было похеру на всё. Я ушел от туда, в он-топе, а не в той жопе в которой и в которую меня привезли.

Эпилог.

Глубину произошедшего я так и не понял, а может и не хотел понимать. Дни пролетели незаметно, а жизнь только обогатилась новыми впечатлениями. Всего один удар по организму алкоголем, наркотиками, ножом может убить человека, да хотя кому я рассказываю, все это и без меня знают.
Рубрики:  Мои книги

Метки:  

 Страницы: [1]