-Метки

17 век 18 век 19 век back to ussr bella mafia coles phillips pin-up Давай закурим александр бенуа алла назимова альфонс муха анри матисс арт-деко бал барахолка бренды веер венеция вертинский вкусно и просто врубель все могут короли всемирная выставка генри хатт гимназистки румяные гоголь готишный гламур грета гарбо дамский клуб детский мир дягилев е2-е4 женские судьбы жизнь собачья зигфельд зинаида юсупова зинаиды ида рубинштейн изабель аджани искусство история камеи корсет красный крест кросавчег ксавьер саже лев бакст легенды кино лиля брик лучшие друзья девушек лытдыбр ляльки марлен дитрих маска мода модерн моника белуччи мужской клуб музыка мулен-руж оскар уайльд открытки парфюмерия перенос из дайри ру пиво поздравления прически про это пух и перья пьеро рафаэль кирхнер ренессанс ретро-журналы ретро-плакаты романовы самурайские дамы сара бернар свадьба союз рыжих страсти-мордасти тамара карсавина тройка-семерка-туз тулуз-лотрек туфли тюдоры кинематографа фиалки монмартра фижмы и банты искусства фижмы и банты кинематографа физкультура и спорт царица египта цирк зажигает огни чай по-русски чарли чаплин черно-белый гламур шали шик блеск красота шляпки эпатаж эти прекрасные дамы эх-прокачу

 -Рубрики

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Arin_Levindor

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.01.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 8912


Фернанд Кнопф

Пятница, 22 Февраля 2008 г. 15:23 + в цитатник
Рыжеволосым женщинам, эпохе модерна, и символизму Фернанда Кнопфа посвящается

Биографию Кнопфа на русском языке я к сожалению не нашла,кроме совсем коротенькой в википедии, поэтому просто предлагаю вашему вниманию статью. (биография будет ниже)

Алексей Парщиков.На алтаре Гипноса
Бельгийский художник Фернанд Кнопф (1858-1921) показался мне узнаваемым артистическим характером, чьи грани так или иначе проступают в психологическом облике и наших со­временников. Он интернационален и замкнут, он вы­сокий профессионал с багажом из немногих гени­альных произведений, но он и дилетант в силу широ­ты своего дара, он исследователь границ искусства и провокатор, смешивающий живопись, фотографию и архитектуру. Он интравертный неврастеник, денди и мистик: Кнопф искал союза со всеобщим в овеще­ствлении трансцендентного и этим отличается от эшелона современников, которые для выражения универсального предпочли массовые медии, идео­логию и т.п. Однако именно в его случае нет отчет­ливого противопоставления в выборе средств -Кнопф использовал массовую печатную продукцию - открытки - как оригинал пространства, с которым он работал. Переворачивая известную беньяминов-скую гипотезу о том, что запечатленный образ теря­ет ауру, выходя в тираж, можно сказать, что Кнопф занимался возвратом этой ауры матричному изобра­жению.

 (328x600, 62Kb) (366x600, 39Kb)


Кнопф считается символистом. Хотя он участво­вал в первой выставке Венской сецессии в 1898 го­ду, влиял на Густава Климта и был признан молоде­жью, его язык лишен декоративных экстрем стиля модерн, - он не пошел в этом направлении. Он со­здал сотни лиц, варьируя физиономический тип, идущий от прерафаэлитов (тяжеловатый подборо­док, копна волос, широко раскрытые глаза, полные, очерченные губы, флористский орнамент украше­ний), введенный Данте Габриэлем Россетти и Уилья­мом Моррисоном, развитый Густавом Климтом, Аль­фонсом Мухой, Францем фон Штукой и Обри Бердс­леем и в конце концов ставший штампом стиля модерн. Эта маска пережила широкий диапазон ро­лей, от символа непосредственной чувственности «роковых женщин» до холодных муз паравосудия с весами и восхищающего ужаса гарпий и медуз. Но «Спящая Медуза» Кнопфа выпадает из канона сецес­сии, она глубже соотносится с мифом уже тем, что меньше следует ему (у нее отсутствуют змеи в воло­сах, у нее птичье оперение на теле, она смежила гла­за и показана в полоборота). Это разработка симво­ла, трактовка с новой загадкой, а не аппликация ус­ловного образа.


 (450x520, 28Kb) (285x550, 102Kb)


В 1886 году поэт Жан Мориа опубликовал в «Фигаро» манифест символизма. Объявленный вслед за смертью «декаданса», символизм обсуж­дался азартно: споры вокруг «искусства ради искус­ства» не заканчивались после разрядки дуэльных пистолетов. Дрались, например, драматург, критик социалистического толка Эмон Пикар и адвокат «чи­стого искусства» Альберт Гира; выстрелы не причи­нили обоим вреда. От этих теоретических столкно­вений, пожалуй, осталось суммирующее заключение французского поэта и историка литературы Густава Кана: «Символизм хотел бы объективировать субъ­ективное (воплощение идеи) вместо субъективиза-ции объективного (природа, видимая через харак­тер)». Эмиль Верхарн писал: «В конце он (Фернанд Кнопф) пришел к символу как к высшему соедине­нию восприятия и чувства». Сейчас, когда общество временно выработало иммунитет к художественным манифестам, мы говорим обтекаемо, что история символизма неразрывна с эстетикой Кнопфа. И если у нас нет идеи последовательно реставрировать то, что хотел сказать сам автор, мы можем быть куда свободнее, когда обращаемся к возможностям языка его произведений.

 (293x600, 18Kb) (174x600, 14Kb) (234x600, 24Kb)


С самим автором, господином Фернандом Кноп-фом, мы попадаем в эпоху модерна, в мир буржуа, наподобие того, что иллюстрирован недавно выпу­щенным альбомом фотографий Поля Надара, собрав­шего в свою камеру реальных прототипов прустов-ского мегаромана. В коллекции Надара - ни одного стандартного лица, поэтому все кажутся обременен­ными явными недостатками и тайной несогласия с положением вещей. Наверное, такие же позирую­щие, нарядные, напряженные персонажи окружали Кнопфа и, судя по автопортрету, таким же застегну­тым на все пуговицы выглядел сам художник, мисти­фикатор и идеалист с видом пунктуального инжене­ра, посетитель театрализованных салонов «Роза и Крест» Жозефина Пеладана, самого громкого из ок­культных учителей Парижа. Кнопф обставлял свою повседневность секретами, причем делал это орга­низованно. Не хотелось бы сказать, что с холодным расчетом, потому что весь его рационализм, кажется, ушел в тщательность проработки. Именно последняя черта позволила его образам не только раздваивать­ся по смыслу, но и ошеломлять нас убедительностью. Тот же Верхарн объяснял, что работа Кнопфа подчи­нена смирению, точности и обоснованности.

 (278x600, 33Kb) (347x599, 24Kb)


Какие-то биографические мифы кажутся наив­ными и хорошо знакомыми, по схеме «мой брат из­вестный летчик». Кнопф был англофилом и утвержа-дал, что в его роду есть британцы. Никаких англосак­сонских корней не было в генеалогии Кнопфов. Он не опровергал легенду о своем знакомстве с Данте Габриэлем Россетти, хотя посетил Англию впервые спустя десять лет после смерти великого художника и общался только с его сестрой. Отец Кнопфа был судьей в Брюгге, принадлежал к аристократической австрийской семье, переселившейся в Бельгию в 16-м веке. Фамильная гробница до сих пор различима на городском кладбище; она украшена гербом с гри­фоном. Это мистическое животное Кнопф считал персональным символом и включил в декорацию своего алтаря Гипноса. Этот странный мини-алтарь Кнопф возводит в 1900 году в студии - храм индиви­дуализма с девизом: «Мы владеем только собой», где на постаменте - белый бюст Гипноса с голубым крылом у виска - копия бронзы четвертого века до н.э. из Британского музея. Кнопф говорил, что Гип-нос - единственный бог, в реальность которого он верит. Увлеченность гипнозом в Европе второй по­ловины 19-го века, как и спиритуальными техниками (Блаватская, Йейтс), известна. Бельгийская аристо­кратия перешептывалась с Наполеоном Третьим. Шарко и Фрейд использовали феномен гипноза в психотерапии. Но для Кнопфа Гипнос был еще и символом забвения, особого состояния видения и ощущения природы времени.

 (698x226, 31Kb)


Всю жизнь Кнопф избегал посещения Брюгге, считая, что воспоминания его детства осквернятся переменившимся городским ландшафтом. Действи­тельно, Брюгге уже в начале 20-го века становился местом туристского паломничества и все меньше ос­тавлял места для атмосферы дома Кнопфов, где, как пишет биограф, «жизнь концентрировалась в двух-трех комнатах, а в залах принимали раз в год официальных гостей, после чего они запирались до следующего приема». Трехэтажный дом стоял в во­де, окна открывались почти на уровне медленно те­кущего канала: вид для медитаций и потворства ме­ланхолии. Около 1907 года художнику, однако, при­шлось съездить Брюгге. Говорят, прямо на вокзале он нанял извозчика и пересек город в специально изготовленных очках с непроницаемыми черными стеклами. В течение сорока лет он воспроизводил Брюгге в многочисленных сериях, по памяти и по фотографиям. Часто он изображал абсолютно пус­тынный квартал, безлюдный, но аккуратный и ухоженный, без признаков флоры и фауны, строе­ния, погруженные в беззвучный подсчет собствен­ных кирпичиков и частиц. «Заброшенный город» (1904) - лучшая работа цикла фантастических ви­дов Брюгге.

 (600x599, 85Kb)


У Кнопфа есть полотна, на первый взгляд реали­стическиe, в которых символы, а точнее, формы, эхо этих символов только «просачиваются» и замирают в осевых композиционных точках картины. Симво­лизация окружающего не обязательно трансформи­руется в условный символический знак. Образцом почти математической композиционной взвешенно­сти стала картина «Я дверь закрою за собой», на­званная по строчке из стихотворения Кристины Рос-сетти, сестры прерафаэлита, которая была моделью Кнопфа до своего замужества. Соединенные фраг­менты пейзажа, эзотерические знаки, декоративные формы - упорядочены, что создает атмосферу ожи­дания смысла. Но какого? Кнопф затруднялся отве­чать на подобные вопросы. Кроме общих геометри­ческих образов, отсылающих к платоновским идеям, в пространстве картины есть конкретные, индивиду­альные формы. Молодая женщина, положившая го­лову на руки, сомкнутые над лежащими на столе ма­нускриптами. Три лилии делят картину по вертика­ли. Два окна, про одно из которых (справа) можно сказать уверенно, что оно выходит на улицу, но труд­нее решить, внешнее или внутреннее пространство показано в левой части картины, - или мы видим ин­терьер какой-то другой части помещения? Несколь­ко возможных перспектив оказываются не связан­ными. Автор статьи в каталоге Фредерик Лин счита­ет, что Кнопф использовал монтаж при организации индивидуальной символики, вводил, таким образом, элементы коллажа, приемов кубизма и кино.

 (316x480, 42Kb) (450x454, 23Kb)


Монтаж присутствует и в другой известной пас­тели на бумаге «Воспоминания. Теннис» (1889). Как бы мы ни обожествляли экономию, не все можно ре­дуцировать, как, например, нельзя уменьшить коли­чество игроков в футболе - искусство же пользуется преувеличением: на зеленом поле с высоким гори­зонтом семь женщин-теннисисток в фигуративной картине - на деле - одна, сестра и муза художника Маргарит. Все фигуры-клоны даны с фотореалисти­ческой точностью, в приглушенных, «табачного» цвета тонких платьях: шестеро в разных головных уборах и одна - простоволосая. Дамы смотрят в раз­ные стороны, не замечая друг друга. Отсутствие кон­трастирующих цветовых перепадов поглощает, «во­дит» внимание, заостряет разобщенность персона­жей. Семикратная экспозиция? Оперативная человеческая память, которая может удержать толь­ко семь единиц информации (об этом факте Кнопф, естественно, знать не мог)? Возведенный в индиви­дуальный прием опыт штудий Леонардо, когда тот рисует головы, или руки, или лошадей в разных по­зициях разбросанными по листу, словно обладаю­щие единым телом? Семь звезд Большой Медведи­цы? Астральная символика здесь понятна. Теннис -игра с мячом, с центром вселенной. «Шесть персона­жей в поисках автора»? Неважно, что «шесть» и что Луиджи Пиранделло - позже со своей пьесой, а в общем они современники с Кнопфом. И оба преду­гадали отношение психологов 20-го века к личности как множеству подсознательно действующих харак­теров. Время разорвано, не линейно; так движется наша память, ассоциативно.

 (374x698, 53Kb) (190x697, 26Kb)


«Ласки», одна из самых известных работ (ее использовал Матью Барни в «Кремастере 4»), где сфинкс с женским лицом - с лицом сестры Кнопфа Маргарит - и телом леопарда (средневековый сим­вол вожделения) прильнул к юноше-андрогину с копьем. Его глаза фиксированы на бесконечности, позади - средиземноморский античный сухой пей­заж и стена с каббалистическими письменами. Юноша-андрогин - это Эдип, опять-таки с чертами сестры Маргарит. Есть множество интерпретаций этой сцены, от самых возвышенных до таблоидных. Например: только андрогин, т.е. преодоленная сек­суальность, может без опасения находиться вблизи женской красоты, отдавшей свою душу Сатане. Трактовка Кнопфа проще и практичнее: в картине заключена аллегория выбора: власть или удоволь­ствие.

 (698x354, 40Kb)


Бельгийский Королевский музей изящных ис­кусств в Брюсселе готовил выставку Фернанда Кноп­фа в течение нескольких лет. Пересыхающий бюд­жет время от времени ставил проект под сомнение. От правительства не поступило никакой помощи. Тем забавней было прочитать в биографии художни­ка, что он с 1903 по 1914 год оформлял городской зал бракосочетаний и, несмотря на настоятельные просьбы, отказался от оплаты этой работы.

 (550x554, 58Kb) (337x550, 67Kb)


Фернан Кнопф, полное имя Фернан-Эдмон-Жан-Мари Кнопф (Fernand Khnopff, Fernand-Edmond-Jean-Marie Khnopff) (12 сентября 1858, Гремберген, близ Дендермонде, Фландрия — 12 ноября 1921, Брюссель) — бельгийский художник, график, скульптор и искусствовед, главный представитель бельгийского символизма.

 (700x279, 36Kb)


Кнопф вырос в Брюгге, позднее переехал с родителями в Брюссель и по настоянию своего отца сначала изучал юриспруденцию, но вскоре перевёлся в брюссельскую Академию художеств, где и началась его карьера как пейзажиста и портретиста. Его учителем был Ксавьер Меллери. В 1877 г. он побывал в Париже, где на него большое впечатление произвёл Эжен Делакруа, в Англии он познакомился с прерафаэлитами. В 1878 г. на Всемирной выставке в Париже он познакомился с художником Гюставом Моро и в последующем обратился к символизму. Он считается одним из основателей группы Groupe des XX. В 1892 г. работы Кнопфа участвовали в салоне Salon de la Rosenkreuzer|Rose-Croix, а также в выставке венского Сецессиона. Несмотря на свою замкнутость, со временем Кнопф получил признание и почёт. Позднее он даже получил бельгийский Орден Леопольда.

 (600x629, 93Kb) (387x600, 49Kb)


В своих живописных работах Кнопф выбирает тёмные слегка морбидные тона, которыми он удерживает на холсте мистические фантазии. В первую очередь Кнопф оказал влияние на немецкий символизм, например, на Франца фон Штука, и югендстиль. На картинах Кнопфа часто встречаются женские образы в виде сфинксов и химер: «Спящая гарпия», «Одиночество» (1894) и «Искусство, или нежность сфинкса» (1896). Фернан Кнопф также писал портреты и пейзажи и создавал иллюстрации к произведениям других художников-современников.

 (386x700, 40Kb) (262x700, 23Kb) (222x699, 44Kb)

 (488x700, 76Kb) (389x698, 81Kb)

 (357x500, 65Kb)

Рубрики:  искусство
модерн
Метки:  

Процитировано 8 раз
Понравилось: 2 пользователям

La_belle_epoque   обратиться по имени Суббота, 23 Февраля 2008 г. 11:26 (ссылка)
Арин, спасибо за великолепный обзор творчества Кнопфа, у меня он давно лежал в очереди на публикацию, а вот теперь достаточно только нажать "в цитатник"!
Ответить С цитатой В цитатник
Arin_Levindor   обратиться по имени Суббота, 23 Февраля 2008 г. 12:19 (ссылка)
La_belle_epoque, я рада что понравилось. К сожалению в сети очень мало его картин- все раскиданы, и обидно совсем уж,что на русском языке информации с гулькин нос
Ответить С цитатой В цитатник
Kadream   обратиться по имени Пятница, 11 Апреля 2008 г. 21:17 (ссылка)
Вы не указали источник, Вестник Европы 15/2005
Ответить С цитатой В цитатник
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку