-Метки

1 сентября 6 октября в истории cтихи со смыслом hевероятно!!! o детях o женщине o любови o cчастье o pазлукe o боге o дружбе o женщинe o женщине o жизни o любви o любови o матери oceнь oдиночествo pазлукa pусский поэт КРИК ДУШИ Одиночество. анимашки мужчин бабье лето благодарность боль валерий ободзинский весна виртуальная любовь воспоминания глаза грусть девушки день учителя дожди дождь душа жизнь запретный плод зима золотая осень интересно интересно увидеть интернет история картинки со стихами красиво летнее равноденствие лето ложь любовь масленица международный день грамотности международный день улыбки молитва мудрость мужчинам...о женщине музыка надежда настольгия нежность новогодние о женщинe о женщине о жизни о любви о маме о предательстве о природе о смерти одиночествo одиночество он и она осень памяти марины голуб память святых мучениц веры первый в истории конкурс красоты первый конкурс красоты «мисс мира» первый конкурс красоты в ссср поверь пожелания пожелания друзьям познавательно потеря предательство признание признания притча прощание прощанье разлука разочарование семь-я... слёзы слёзысвечи стихи со смыслом стихи эдуардa асадовa страсть страсть...

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Anzhelik_Prostaja

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.06.2011
Записей:
Комментариев:
Написано: 876

 

Рада приветствовать своих Гостей,
в моём маленьком Мире!

 
Добро пожаловать!

cd77cb4c5a (586x508, 492Kb)


Я напишу тебе стихи.

Вторник, 16 Августа 2011 г. 02:59 + в цитатник
 
Я напишу тебе стихи:
Всю нежность соберу до крошки –
И протяну тебе в ладошке
Семь строф милейшей чепухи.
Я напишу тебе стихи –
Ажурным кружевом по глади
Души – о тихом листопаде
И о неистовстве стихий,
О зыбкой призрачности грёз
И о реальном чувстве счастья…
В них будет сладкий шёпот страсти
И ароматный сенокос,
Тягучий мёд колоколов
И звон ромашкового лета,
Дурман сиреневых букетов
И акварельный сон снегов...
Я напишу тебе про грусть
И про неровное дыханье –
Твоё с моим, вдвоём, когда мне
Казалось: счастьем захлебнусь…
Я напишу… Я воспою!..
В сплетенье слов и многоточий
Мне надо, да, мне надо – очень! –
Всю нежность выплеснуть мою.
Так ветер нужен кораблю,
Чтоб парус полнился надеждой.
И ты, прочтя в строках и между,
Поймёшь, как я тебя…


А. Хайль
Vanata

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Снова в сны ты случайно вошла

Вторник, 16 Августа 2011 г. 02:51 + в цитатник







Снова в сны ты случайно вошла,
Чтоб лишить, как и прежде, покоя
И соврут в сотый раз зеркала
В час как ночь этот город укроет.
Ты сегодня в мой сон ворвалась,
Ты пришла из ночного тумана,
Смыв с души надоевшую грязь
Из печали и горестей странных.
Ты приснилась, как было не раз,
Но опять удивляться я стану
Красоте твоих ласковых глаз,
Что вовек не подвластны обману.
Ты ворвалась средь тысяч ночей
В сон далёкий, что радует душу,
Только знаю, рассвет поскорей
Прилетит к нам и тайну разрушит.
Ты останешься сказочным сном,
Лишь мечтою моею далёкой,
Но, я знаю, пока мы живём
Лишь тебе посвящаю все строки.
Фея сказочных радостных грёз,
Вещих снов золотая царица.
И откуда мне ветер принёс
Образ тот, что ночами мне снится?
В сотый раз я от снов пробужусь
И пойму, что и сны могут сбыться.
Ты сейчас не со мной, ну и пусть,
Только вижу всё те же ресницы.».



Геннадий З.

 


Метки:  

ЛЮБОВЬ - НЕЗЕМНОЕ ИСКУССТВО

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 14:26 + в цитатник

 
Да, любовь – это смертная мука,
Море горьких, не пролитых слез.
Для кого-то любовь и разлука –
Красота и шипы алых роз.

Для одних – это берег надежды,
Солнце в небе, желаний восторг.
Для других – сон пленительный, нежный
И бальзам, и мечтаний простор.

Жизнь кипит, куролесит и манит,
Обещает лелеять, любить.
Иногда так жестоко обманет,
Что, порою, не хочется жить.

Только светлое, чистое чувство
Душу песней пленит глубоко.
Да, любовь – неземное искусство.
И дается оно нелегко

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Улыбнуться никогда не поздно

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 14:20 + в цитатник


Улыбнуться никогда не поздно,
Утопить друг друга в блеске глаз,
Утром жарким или в день морозный,
Каждый раз – как будто в первый раз.
Можно не читать чужие мысли
И спешить на крик почти немой
Вместо слов – писать друг другу письма
Каждый раз – дрожащею рукой
Никогда не поздно стать любимой
Жизнь за жизнь взамен не попросив
Слабой быть и быть немного сильной
Вечности немного пригубив
Можно не просить поклясться светом
Верным быть всему и вопреки
Отдавая время беззаветно
Молоды седые старики
Никогда не поздно быть нежнее
Болью не гасить чужую боль
Если щёки до сих пор краснеют
Значит, не играете вы роль
Можно не кричать о яркой страсти
Просто быть. И просто очень ждать
Можно быть свободной – но во власти
Каждый раз – учиться понимать
Можно вдруг счастливою проснуться
И увидеть – этот мир большой…
Никогда не поздно улыбнуться,
Только не губами, а ДУШОЙ!
Мрй блог

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Найди меня...

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 14:15 + в цитатник

Найди меня...а лучше, не теряй…
Чтобы не искать вопросов на ответы…
И просто проведи меня в наш рай…
Ключом прикосновений  рук…взломав секреты…

Найди меня…и докажи, что есть…
Есть я и ты, и большего не надо…
И не ищи меня, я где-то здесь…
Всегда с тобой…на расстояньи взглядов…

Найди меня…как собственную тень…
Как ту монетку, что хранят на счастье…
Надеждой, превращая ночи в день…
Ты не оставь меня…в любом ненастье…

Найди меня…и больше не теряй…
Отправься в путь за будущим…со мною…
Свои желанья мне ты загадай…
Ведь я живу…
Лишь для тебя…
С любовью...
 

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Душа

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 14:05 + в цитатник

Душа, израненная болью, Жила меж небом и землей
Не в силах позабыть все горе,
Навеки потеряв покой...
Назад нельзя - лишь только бездна
А ввысь не пустит тяжкий груз
Но для чего осталась память?
Ведь ничего же не вернуть!
А если б все начать сначала?
С минуты, когда ярок свет
Там, где река берет начало
Где начинается рассвет...
Другим бы стал твой путь
Иль прежним,
Какой дорогою б пошел?
Обрел бы веру и надежду,
На скит сменял бы свой покой?..
Молчишь?.. Так значит рано в вечность
Еще твой век не наступил
В аду не место - ад для грешных,
Но не за все Господь простил,
Чтоб насладиться райским хлебом,
Чтоб встретить счастье не в Миру
Молитвами живи о вечном,
Неся смиренье к алтарю
Не на закате лет прощенье
У Бога должен ты просить
Ты грешен с самого рожденья
Когда был обречен на жизнь

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Любовь к вам в двери постучала.

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 13:53 + в цитатник

Тук-тук

- Кто там ?

- Любовь к вам в двери постучала.

- Кто-кто ? Любовь ??? Вали отсюда, ты меня достала!

- Но я приехала к тебе и вещи привезла,

Два чемодана, вон какие !, еле донесла !

Пусти меня к себе, а завтра я уйду,

И обещаю я тебе, что больше не приду…

 

- А ты всё бьешь на жалость, девочка моя ?

Ну ладно, заходи, но завтра чтоб ушла .

 

Любовь зашла и по привычке села на кровати,

Смотрю я на тебя…ты как всегда не кстати !

Ну ладно, расскажи мне как твои дела ?

Чем промышляешь ? Где уже была ?

Кого успела наградить собой, а может наказать ?

Такие чемоданы ты берешь с собой…

А что в них ? Можешь показать ?

 

- Нет, нам нельзя , Я не могу так поступить !

Хотя… раз так случилось, можешь их открыть…

 

Итак посмотрим с чем любовь приходит к нам:

 

- Я вижу нож, зачем он ?

- Ну это, чтобы сердце резать остро.

- Ну да, с такой железкой это очень просто…

 

- А яд зачем ?

- Его три капли нужно в сердце влить..

 

- А нитки для чего ?

- Ну, чтоб его потом зашить..

 

- А это что такое ?

- Пудра для мозгов.

в ней есть алмазный блеск и аромат цветов..

 

- Ну а шифруешься ты чем ?

- Шифровка ???? Она-то для любви зачем ???

Хотя… есть вот от розы лепестки,

Сердечки, бантики, цветы…ты только посмотри !!!

Стихов красивых много, много и поэм,

А там в углу, ты видишь, есть лекарство от проблем.

 

Есть пелена для глаз, с ней всё так просто !

Есть вот перчинки, для тех, кто любит, чтобы было остро..

Есть пузырёк с заботой и флакон тепла,

Коробочка с вниманьем и баночка добра,

Есть тюбик с романтично-нежным гелем,

Есть даже крылья белые, чтоб люди полетели !

 

А вот стоит она…

Из-за неё ты сильно обижалась на меня:

Разлука…

Но я не виновата, решала-то не я !

 

Ну ты пойми, мне тоже нелегко…

Порой приходится идти так далеко !

Мне адрес не дают куда идти,

Самой приходится решать как и кого свести…

 

Откуда я там знаю кто женат, а кто в разводе ?

Поэтому свожу я всех, кого встречаю на своей дороге.

 

Но люди почему-то вечно недовольны…

Одним я делаю приятно, другим уж очень больно,

Спасибо мне вообще не говорят,

И если что не так, во всём меня винят…

 

Смотри…. на улице уже светло, дорогу я найду,

Спасибо за ночлег, но я уже пойду…

Ты на прощанье хочешь что-нибудь сказать ??

- Да, я хочу сказать: Я ОЧЕНЬ БУДУ ЖДАТЬ..


26ba4db11545 (700x85, 8Kb)

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Осень золотом сверкает.

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 13:38 + в цитатник
 

Осень золотом сверкает,

Терпкой, чувственной улыбкой,

Той, что манит и ласкает,

То таинственной, то зыбкой  

Это роскошь, эта страстность,

Не для каждого открыта,

Может быть, она прекрасной,

Может стать легко забытой

Как познание и опыт,

Годы те, что пролетели,

Добавляют след полыни,

В сладкий привкус карамели

На любителя добавка,

Прямо скажем непривычна,

Может, оттого желанна,

Что настолько необычна

Но любви, что жаждет счастья,

Юной, светлой, невесомой,

Не понять, конечно, страсти,

Столь изысканно особой  

Вот и осень золотая,

Улыбнется чуть печально,

То ли грешница святая,

То ли счастье, то ли тайна

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Аптека счастья

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 02:56 + в цитатник
Сегодня - кибернетика повсюду.
Вчерашняя фантастика - пустяк!
А в будущем какое будет чудо?
Конечно, точно утверждать не буду,
Но в будущем, наверно, будет так:

Исчезли все болезни человека.
А значит, и лекарства ни к чему!
А для духовных радостей ему
Открыт особый магазин-аптека.

Какая б ни была у вас потребность,
Он в тот же миг откликнуться готов:
- Скажите, есть у вас сегодня нежность?
- Да, с добавленьем самых тёплых слов.

- А мне бы счастья, бьющего ключом?
Какого вам: на месяц? На года?
- Нет, мне б хотелось счастья навсегда!
- Такого нет. Но через месяц ждём!

- А я для мужа верности прошу!
- Мужская верность? Это, право, сложно...
Но ничего. Я думаю, возможно.
Не огорчайтесь. Я вам подыщу.

- А мне бы капель трепета в крови.
Я - северянин, человек арктический.
- А мне - флакон пылающей любви
И полфлакона просто платонической!

- Мне против лжи нельзя ли витамин?
- Пожалуйста, и вкусен, и активен!
- А есть для женщин «Антиговорин»?
- Есть. Но пока что малоэффективен...

- А покоритель сердца есть у вас?
- Да. Вот магнит. Его в кармашке носят.
Любой красавец тут же с первых фраз
Падёт к ногам и женится на вас
Мгновенно. Даже имени не спросит.

- А есть «Антискандальная вакцина»?
- Есть в комплексе для мужа и жены:
Жене - компресс с горчицей, а мужчине
За час до ссоры - два укола в спину
Или один в сидячью часть спины...

- Мне «Томный взгляд» для глаз любого цвета!
- Пожалуйста, по капле перед сном.
- А мне бы страсти...
- Страсти - по рецептам!
Страстей и ядов так не выдаём!

- А мне вон в тех коробочках хотя бы,
«Признание в любви»! Едва нашла!
- Какое вам: со свадьбой иль без свадьбы?
- Конечно же, признание со свадьбой.
Без свадьбы хватит! Я уже брала!..

- А как, скажите, роды облегчить?
- Вот порошки. И роды будут гладки.
А вместо вас у мужа будут схватки.
Вы будете рожать, а он - вопить.

Пусть шутка раздувает паруса!
Но в жизни нынче всюду чудеса!
Как знать, а вдруг, ещё при нашем веке,
Откроются такие вот аптеки?!

1967
Мрй блог

 

Рубрики:  Стихи
Эдуард Асадов

Метки:  

Баллада о ненависти и любви

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 02:34 + в цитатник
I

Метель ревёт, как седой исполин,
Вторые сутки не утихая,
Ревёт, как пятьсот самолётных турбин,
И нет ей, проклятой, конца и края!

Пляшет огромным белым костром,
Глушит моторы и гасит фары.
В замяти снежной аэродром,
Служебные здания и ангары.

В прокуренной комнате тусклый свет,
Вторые сутки не спит радист.
Он ловит, он слушает треск и свист,
Все ждут напряжённо: жив или нет?

Радист кивает: - Пока ещё да,
Но боль ему не даёт распрямиться.
А он ещё шутит: «Мол, вот беда
Левая плоскость моя никуда!
Скорее всего перелом ключицы...»

Где-то буран, ни огня, ни звезды
Над местом аварии самолёта.
Лишь снег заметает обломков следы
Да замерзающего пилота.

Ищут тракторы день и ночь,
Да только впустую. До слёз обидно.
Разве найти тут, разве помочь -
Руки в полуметре от фар не видно?

А он понимает, а он и не ждёт,
Лёжа в ложбинке, что станет гробом.
Трактор если даже придёт,
То всё равно в двух шагах пройдёт
И не заметит его под сугробом.

Сейчас любая зазря операция.
И всё-таки жизнь покуда слышна.
Слышна ведь его портативная рация
Чудом каким-то, но спасена.

Встать бы, но боль обжигает бок,
Тёплой крови полон сапог,
Она, остывая, смерзается в лёд,
Снег набивается в нос и рот.

Что перебито? Понять нельзя.
Но только не двинуться, не шагнуть!
Вот и окончен, видать, твой путь!
А где-то сынишка, жена, друзья...

Где-то комната, свет, тепло...
Не надо об этом! В глазах темнеет...
Снегом, наверно, на метр замело.
Тело сонливо деревенеет...

А в шлемофоне звучат слова:
- Алло! Ты слышишь? Держись, дружище -
Тупо кружится голова...
- Алло! Мужайся! Тебя разыщут!..

Мужайся? Да что он, пацан или трус?!
В каких ведь бывал переделках грозных.
- Спасибо... Вас понял... Пока держусь! -
А про себя добавляет: «Боюсь,
Что будет всё, кажется, слишком поздно...»

Совсем чугунная голова.
Кончаются в рации батареи.
Их хватит ещё на час или два.
Как брёвна руки... спина немеет...

- Алло! - это, кажется, генерал. -
Держитесь, родной, вас найдут, откопают... -
Странно: слова звенят, как кристалл,
Бьются, стучат, как в броню металл,
А в мозг остывший почти не влетают...

Чтоб стать вдруг счастливейшим на земле,
Как мало, наверное, необходимо:
Замёрзнув вконец, оказаться в тепле,
Где доброе слово да чай на столе,
Спирта глоток да затяжка дыма...

Опять в шлемофоне шуршит тишина.
Потом сквозь метельное завыванье:
- Алло! Здесь в рубке твоя жена!
Сейчас ты услышишь её. Вниманье!

С минуту гуденье тугой волны,
Какие-то шорохи, трески, писки,
И вдруг далёкий голос жены,
До боли знакомый, до жути близкий!

- Не знаю, что делать и что сказать.
Милый, ты сам ведь отлично знаешь,
Что, если даже совсем замерзаешь,
Надо выдержать, устоять!

Хорошая, светлая, дорогая!
Ну как объяснить ей в конце концов,
Что он не нарочно же здесь погибает,
Что боль даже слабо вздохнуть мешает
И правде надо смотреть в лицо.

- Послушай! Синоптики дали ответ:
Буран окончится через сутки.
Продержишься? Да?
- К сожалению, нет...
- Как нет? Да ты не в своем рассудке!

Увы, всё глуше звучат слова.
Развязка, вот она - как ни тяжко.
Живёт ещё только одна голова,
А тело - остывшая деревяшка.

А голос кричит: - Ты слышишь, ты слышишь?!
Держись! Часов через пять рассвет.
Ведь ты же живёшь ещё! Ты же дышишь?!
Ну есть ли хоть шанс?
- К сожалению, нет...

Ни звука. Молчанье. Наверно, плачет.
Как трудно последний привет послать!
И вдруг: - Раз так, я должна сказать! -
Голос резкий, нельзя узнать.
Странно. Что это может значить?

- Поверь, мне горько тебе говорить.
Ещё вчера я б от страха скрыла.
Но раз ты сказал, что тебе не дожить,
То лучше, чтоб после себя не корить,
Сказать тебе коротко всё, что было.

Знай же, что я дрянная жена
И стою любого худого слова.
Я вот уже год тебе не верна
И вот уже год, как люблю другого!

О, как я страдала, встречая пламя
Твоих горячих восточных глаз. -
Он молча слушал её рассказ,
Слушал, может, последний раз,
Сухую былинку зажав зубами.

- Вот так целый год я лгала, скрывала,
Но это от страха, а не со зла.
- Скажи мне имя!.. -
Она помолчала,
Потом, как ударив, имя сказала,
Лучшего друга его назвала!

Затем добавила торопливо:
- Мы улетаем на днях на юг.
Здесь трудно нам было бы жить счастливо.
Быть может, всё это не так красиво,
Но он не совсем уж бесчестный друг.

Он просто не смел бы, не мог, как и я,
Выдержать, встретясь с твоими глазами.
За сына не бойся. Он едет с нами.
Теперь всё заново: жизнь и семья.

Прости. Не ко времени эти слова.
Но больше не будет иного времени. -
Он слушает молча. Горит голова...
И словно бы молот стучит по темени...

- Как жаль, что тебе ничем не поможешь!
Судьба перепутала все пути.
Прощай! Не сердись и прости, если можешь!
За подлость и радость мою прости!

Полгода прошло или полчаса?
Наверно, кончились батареи.
Всё дальше, всё тише шумы... голоса...
Лишь сердце стучит всё сильней и сильнее!

Оно грохочет и бьёт в виски!
Оно полыхает огнём и ядом.
Оно разрывается на куски!
Что больше в нём: ярости или тоски?
Взвешивать поздно, да и не надо!

Обида волной заливает кровь.
Перед глазами сплошной туман.
Где дружба на свете и где любовь?
Их нету! И ветер как эхо вновь:
Их нету! Всё подлость и всё обман!

Ему в снегу суждено подыхать,
Как псу, коченея под стоны вьюги,
Чтоб два предателя там, на юге,
Со смехом бутылку открыв на досуге,
Могли поминки по нём справлять?!

Они совсем затиранят мальца
И будут усердствовать до конца,
Чтоб вбить ему в голову имя другого
И вырвать из памяти имя отца!

И всё-таки светлая вера дана
Душонке трёхлетнего пацана.
Сын слушает гул самолётов и ждёт.
А он замерзает, а он не придёт!

Сердце грохочет, стучит в виски,
Взведённое, словно курок нагана.
От нежности, ярости и тоски
Оно разрывается на куски.
А всё-таки рано сдаваться, рано!

Эх, силы! Откуда вас взять, откуда?
Но тут ведь на карту не жизнь, а честь!
Чудо? Вы скажете, нужно чудо?
Так пусть же! Считайте, что чудо есть!

Надо любою ценой подняться
И всем существом, устремясь вперёд,
Грудью от мёрзлой земли оторваться,
Как самолёт, что не хочет сдаваться,
А сбитый, снова идёт на взлёт!

Боль подступает такая, что кажется,
Замертво рухнешь назад, ничком!
И всё-таки он, хрипя, поднимается.
Чудо, как видите, совершается!
Впрочем, о чуде потом, потом...

Швыряет буран ледяную соль,
Но тело горит, будто жарким летом,
Сердце колотится в горле где-то,
Багровая ярость да чёрная боль!

Вдали сквозь дикую карусель
Глаза мальчишки, что верно ждут,
Они большие, во всю метель,
Они, как компас, его ведут!

- Не выйдет! Неправда, не пропаду! -
Он жив. Он двигается, ползёт!
Встаёт, качается на ходу,
Падает снова и вновь встаёт...

II

К полудню буран захирел и сдал.
Упал и рассыпался вдруг на части.
Упал, будто срезанный наповал,
Выпустив солнце из белой пасти.

Он сдал, в предчувствии скорой весны,
Оставив после ночной операции
На чахлых кустах клочки седины,
Как белые флаги капитуляции.

Идёт на бреющем вертолет,
Ломая безмолвие тишины.
Шестой разворот, седьмой разворот,
Он ищет... ищет... и вот, и вот -
Тёмная точка средь белизны!

Скорее! От рёва земля тряслась.
Скорее! Ну что там: зверь? Человек?
Точка качнулась, приподнялась
И рухнула снова в глубокий снег...

Всё ближе, всё ниже... Довольно! Стоп!
Ровно и плавно гудят машины.
И первой без лесенки прямо в сугроб
Метнулась женщина из кабины!

Припала к мужу: - Ты жив, ты жив!
Я знала... Всё будет так, не иначе!.. -
И, шею бережно обхватив,
Что-то шептала, смеясь и плача.

Дрожа, целовала, как в полусне,
Замёрзшие руки, лицо и губы.
А он еле слышно, с трудом, сквозь зубы:
- Не смей... ты сама же сказала мне...

- Молчи! Не надо! Всё бред, всё бред!
Какой же меркой меня ты мерил?
Как мог ты верить?! А впрочем, нет,
Какое счастье, что ты поверил!

Я знала, я знала характер твой!
Всё рушилось, гибло... хоть вой, хоть реви!
И нужен был шанс, последний, любой!
А ненависть может гореть порой
Даже сильней любви!

И вот, говорю, а сама трясусь,
Играю какого-то подлеца.
И всё боюсь, что сейчас сорвусь,
Что-нибудь выкрикну, разревусь,
Не выдержав до конца!

Прости же за горечь, любимый мой!
Всю жизнь за один, за один твой взгляд,
Да я, как дура, пойду за тобой,
Хоть к чёрту! Хоть в пекло! Хоть в самый ад!

И были такими глаза её,
Глаза, что любили и тосковали,
Таким они светом сейчас сияли,
Что он посмотрел в них и понял всё!

И, полузамёрзший, полуживой,
Он стал вдруг счастливейшим на планете.
Ненависть, как ни сильна порой,
Не самая сильная вещь на свете!

1966

 

Рубрики:  Стихи
Эдуард Асадов

Метки:  

Нежные слова

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 02:12 + в цитатник


То ли мы сердцами остываем,
То ль забита прозой голова,
Только мы всё реже вспоминаем
Светлые и нежные слова.

Словно в эру плазмы и нейтронов,
В гордый век космических высот
Нежные слова, как граммофоны,
Отжили и списаны в расход.

Только мы здесь, видимо, слукавили
Или что-то около того:
Вот слова же бранные оставили,
Сберегли ведь все до одного!

Впрочем, сколько человек ни бегает
Средь житейских бурь и суеты,
Только сердце всё равно потребует
Рано или поздно красоты.

Не зазря ж оно ему даётся!
Как ты ни толкай его во мглу,
А оно возьмёт и повернётся
Вновь, как компас, к ласке и теплу.

Говорят, любовь немногословна;
Пострадай, подумай, раскуси...
Это всё, по-моему, условно,
Мы же люди, мы не караси!

И не очень это справедливо —
Верить в молчаливую любовь.
Разве молчуны всегда правдивы?
Лгут ведь часто и без лишних слов!

Чувства могут при словах отсутствовать.
Может быть и всё наоборот.
Ну а если говорить и чувствовать?
Разве плохо говорить и чувствовать?
Разве сердце этого не ждёт?!

Что для нас лимон без аромата?
Витамин, не более того.
Что такое небо без заката?
Что без песен птица? Ничего!

Пусть слова сверкают золотинками,
И не год, не два, а целый век!
Человек не может жить инстинктами,
Человек на то и человек!

И уж коль действительно хотите,
Чтоб звенела счастьем голова,
Ничего-то в сердце не таите,
Говорите, люди, говорите
Самые хорошие слова!

1970


Анжелика САВ
Рубрики:  Стихи
Эдуард Асадов

Метки:  


Процитировано 1 раз

Не горюй

Понедельник, 15 Августа 2011 г. 02:07 + в цитатник


Ты не плачь о том, что брошена,
Слёзы — это ерунда!
Слёзы, прошены ль, не прошены, —
Лишь солёная вода!

Чем сидеть в тоске по маковку,
«Повезло — не повезло»,
Лучше стиснуть сердце накрепко
Всем терзаниям назло!

Лучше, выбрав серьги броские,
Всё оружье ахнуть в бой,
Всеми красками-причёсками
Сделать чудо над собой!

Коль нашлась морщинка — вытравить!
Нет, так сыщется краса!
И такое платье выгрохать,
Чтоб качнулись небеса!

Будет вечер — обязательно
В шум и гомон выходи,
Подойди к его приятелям
И хоть тресни, а шути!

Но не жалко, не потерянно
(Воевать, так воевать!),
А спокойно и уверенно:
Всё прошло, и наплевать!

Пусть он смотрит настороженно.
Все в кино? И я в кино!
Ты ли брошен, я ли брошена —
Даже вспомнить-то смешно!

Пусть судьба звенит и крутится,
Не робей, не пропадёшь!
Ну а что потом получится
И кому придётся мучиться —
Вот увидишь и поймёшь!

1969
Анжелика САВ

 

Рубрики:  Стихи
Эдуард Асадов

Метки:  

СТИХИ Эдуардa Асадовa

Воскресенье, 14 Августа 2011 г. 03:39 + в цитатник
Эдуард Асадов. Edward Asadov

Эдуард Асадов(1923-2004)

Литературным недругам моим

Мне просто жаль вас, недруги мои. 
Ведь сколько лет, здоровья не жалея, 
Ведёте вы с поэзией моею 
Почти осатанелые бои. 

Что ж, я вам верю: ревность - штука злая, 
Когда она терзает и грызёт, 
Ни тёмной ночью спать вам не даёт, 
Ни днём работать, душу иссушая. 

И вы шипите зло и раздражённо, 
И в каждой фразе ненависти груз. 
- Проклятье, как и по каким законам 
Его стихи читают миллионы 
И сколько тысяч знает наизусть! 

И в ресторане, хлопнув по второй, 
Друг друга вы щекочете спесиво! 
- Асадов - чушь. Тут всё несправедливо! 
А кто талант - так это мы с тобой!.. 

Его успех на год, ну пусть на три, 
А мода схлынет - мир его забудет. 
Да, года три всего, и посмотри, 
Такого даже имени не будет! 

А чтобы те пророчества сбылись, 
И тщетность их отлично понимая, 
Вы за меня отчаянно взялись 
И кучей дружно в одного впились, 
Перевести дыханья не давая. 

Орут, бранят, перемывают кости, 
И часто непонятно, хоть убей, 
Откуда столько зависти и злости 
Порой бывает в душах у людей! 

Но мчат года: уже не три, не пять, 
А песни рвутся в бой и не сгибаются, 
Смелей считайте: двадцать, двадцать пять. 
А крылья - ввысь, и вам их не сломать, 
А молодость живёт и продолжается! 

Нескромно? Нет, простите, весь свой век 
Я был скромней апрельского рассвета, 
Но если бьют порою, как кастетом, 
Бьют, не стесняясь, и зимой и летом, 
Так может же взорваться человек! 

Взорваться и сказать вам: посмотрите, 
Ведь в залы же, как прежде, не попасть, 
А в залах негде яблоку упасть. 
Хотите вы того иль не хотите - 
Не мне, а вам от ярости пропасть! 

Но я живу не ради славы, нет, 
А чтобы сделать жизнь ещё красивей. 
Кому-то сил придать в минуты бед, 
Влить в чьё-то сердце доброту и свет, 
Кого-то сделать чуточку счастливей! 

А если вдруг мой голос оборвётся, 
О, как вы страстно кинетесь тогда 
Со мной ещё отчаянней бороться, 
Да вот торжествовать-то не придётся, 
Читатель ведь на ложь не поддаётся, 
А то и адресует кой-куда... 

Со всех концов, и это не секрет, 
Как стаи птиц, ко мне несутся строки. 
Сто тысяч писем - вот вам мой ответ! 
Сто тысяч писем - светлых и высоких! 

Не нравится? Вы морщитесь, кося? 
Но ведь не я, а вы меня грызёте! 
А правду, ничего, переживёте! 
Вы - крепкие. И речь ещё не вся. 

А сколько в мире быть моим стихам, 
Кому судить поэта и солдата? 
Пускай не мне, зато уж и не вам! 
Есть выше суд и чувствам и словам. 
Тот суд - народ. И заявляю вам, 
Что вот в него-то я и верю свято! 

Ещё я верю (а ведь так и станется), 
Что честной песни вам не погасить. 
Когда от зла и дыма не останется, 
Той песне, ей же богу, не состариться, 
А только крепнуть, молодеть и жить! 

1981


Грохочет тринадцатый день войны

Грохочет тринадцатый день войны. 
Ни ночью, ни днём передышки нету. 
Вздымаются взрывы, слепят ракеты, 
И нет ни секунды для тишины. 

Как бьются ребята - представить страшно! 
Кидаясь в двадцатый, тридцатый бой 
За каждую хату, тропинку, пашню, 
За каждый бугор, что до боли свой... 

И нету ни фронта уже, ни тыла, 
Стволов раскалённых не остудить! 
Окопы - могилы... и вновь могилы... 
Измучились вдрызг, на исходе силы, 
И всё-таки мужества не сломить. 

О битвах мы пели не раз заране, 
Звучали слова и в самом Кремле 
О том, что коль завтра война нагрянет, 
То вся наша мощь монолитом встанет 
И грозно пойдёт по чужой земле. 

А как же действительно всё случится? 
Об этом - никто и нигде. Молчок! 
Но хлопцы в том могут ли усомнится? 
Они могут только бесстрашно биться, 
Сражаясь за каждый родной клочок! 

А вера звенит и в душе, и в теле, 
Что главные силы уже идут! 
И завтра, ну может, через неделю 
Всю сволочь фашистскую разметут. 

Грохочет тринадцатый день война 
И, лязгая, рвётся всё дальше, дальше... 
И тем она больше всего страшна, 
Что прёт не чужой землёй, а нашей. 

Не счесть ни смертей, ни числа атак, 
Усталость пудами сковала ноги... 
И, кажется, сделай ещё хоть шаг, 
И замертво свалишься у дороги... 

Комвзвода пилоткою вытер лоб: 
- Дели сухари! Не дрейфить, люди! 
Неделя, не больше ещё пройдёт, 
И главная сила сюда прибудет. 

На лес, будто сажа, свалилась мгла... 
Ну где же победа и час расплаты?! 
У каждого кустика и ствола 
Уснули измученые солдаты... 

Эх, знать бы бесстрашным бойцам страны, 
Смертельно усталым солдатам взвода, 
Что ждать ни подмоги, ни тишины 
Не нужно. И что до конца войны 
Не дни, а четыре огромных года. 

?


«Адам» и «Ева»

В сирени тонет подмосковный вечер, 
Летят во тьму кометы поездов, 
И к лунным бликам тянутся навстречу 
Закинутые головы цветов. 

Над крышами, сгущая синеву, 
Торжественно горят тысячелетья... 
Раскинув крылья, утомлённый ветер 
Планирует бесшумно на траву. 

Ты рядом. Подожди, не уходи! 
Ты и зима, и огненное лето! 
А вдруг уже не будет впереди 
Ни этих встреч, ни этого рассвета?! 

Прости, я знаю, чушь и ерунда! 
А впрочем, страхи и тебя терзают. 
Ведь если что-то дорого бывает, 
Везде и всюду чудится беда. 

Но, коль сердец и рук не разомкнуть, 
Тогда долой все тучи и метели! 
Эх, нам сейчас с тобой бы где-нибудь, 
Обнявшись, прямо с палубы шагнуть 
На землю, не обжитую доселе! 

Но «шарик», к сожаленью, обитаем 
И вдаль, и вширь по сушам и морям. 
Но мы - вдвоём и веры не теряем, 
Что всё равно когда-нибудь слетаем 
К далёким и неведомым мирам. 

И вот однажды, счастьем озарённые, 
Мы выйдем на безвестный космодром, 
И будем там мы первыми влюблёнными 
И первый факел радостно зажжём. 

Пошлём сигнал в далёкое отечество 
И выпьем чашу в предрассветной мгле. 
Затем от нас начнётся человечество, 
Как от Адама с Евой на земле... 

Адам и Ева - жизнь наверняка: 
На сотни вёрст - ни споров, ни измены... 
Горят, пылают всполохи вселенной... 
Всё это так и будет. А пока: 

В сирени тонет подмосковный вечер, 
Летят во тьму кометы поездов, 
И к лунным бликам тянутся навстречу 
Закинутые головы цветов... 

Пропел щегол над придорожной ивой, 
Струится с веток сумрак с тишиной... 
А на скамейке, тихий и счастливый, 
«Адам» целует «Еву» под луной... 

1975


Царица-гусеница

- Смотри! Смотри, какая раскрасавица! - 
Мальчишка смотрит радостно на мать. - 
Царица-гусеница! Правда, нравится? 
Давай её кормить и охранять! 

И вправду, будто древняя царица, 
Таинственным сказаниям сродни, 
На краснобоком яблоке в тени 
Сияла золотая гусеница. 

Но женщина воскликнула: - Пустое! - 
И засмеялась: - Ах ты, мой сверчок! 
Готов везде оберегать живое. 
Да это же вредитель, дурачок! 

В четыре года надо быть мужчиной! 
Соображай. Ты видишь, вот сюда 
Она вползёт, попортит сердцевину, 
И яблоко - хоть выброси тогда! 

Нет, нам с тобой такое не годится. 
Сейчас мы глянем, что ты за герой, -
Она стряхнула с ветки гусеницу: 
- А ну-ка, размозжи её ногой! 

И мальчик, мину напуская злую 
И подавляя втайне тошноту, 
Шагнул ногой на тёплую, живую, 
Жемчужно-золотую красоту... 

- Вот это славно! Умница, хвалю! - 
И тот, стремясь покончить с добротою, 
Вскричал со зверски поднятой ногою: 
- Кидай ещё! Другую раздавлю! 

Мать с древних пор на свете против зла. 
Но как же этой непонятно было, 
Что сердцевину яблока спасла, 
А вот в мальчишке что-то загубила... 

1975




 


«Сатана»

Ей было двенадцать, тринадцать - ему. 
Им бы дружить всегда. 
Но люди понять не могли: почему 
Такая у них вражда?! 

Он звал её Бомбою и весной 
Обстреливал снегом талым. 
Она в ответ его Сатаной, 
Скелетом и Зубоскалом. 

Когда он стекло мячом разбивал, 
Она его уличала. 
А он ей на косы жуков сажал, 
Совал ей лягушек и хохотал, 
Когда она верещала. 

Ей было пятнадцать, шестнадцать - ему, 
Но он не менялся никак. 
И все уже знали давно, почему 
Он ей не сосед, а враг. 

Он Бомбой её по-прежнему звал, 
Вгонял насмешками в дрожь. 
И только снегом уже не швырял 
И диких не корчил рож. 

Выйдет порой из подъезда она, 
Привычно глянет на крышу, 
Где свист, где турманов кружит волна, 
И даже сморщится: - У, Сатана! 
Как я тебя ненавижу! 

А если праздник приходит в дом, 
Она нет-нет и шепнет за столом: 
- Ах, как это славно, право, что он 
К нам в гости не приглашён! 

И мама, ставя на стол пироги, 
Скажет дочке своей: 
- Конечно! Ведь мы приглашаем друзей, 
Зачем нам твои враги?! 

Ей девятнадцать. Двадцать - ему. 
Они студенты уже. 
Но тот же холод на их этаже, 
Недругам мир ни к чему. 

Теперь он Бомбой её не звал, 
Не корчил, как в детстве, рожи, 
А тётей Химией величал, 
И тётей Колбою тоже. 

Она же, гневом своим полна, 
Привычкам не изменяла: 
И так же сердилась: - У, Сатана! - 
И так же его презирала. 

Был вечер, и пахло в садах весной. 
Дрожала звезда, мигая... 
Шёл паренек с девчонкой одной, 
Домой её провожая. 

Он не был с ней даже знаком почти, 
Просто шумел карнавал, 
Просто было им по пути, 
Девчонка боялась домой идти, 
И он её провожал. 

Потом, когда в полночь взошла луна, 
Свистя, возвращался назад. 
И вдруг возле дома: - Стой, Сатана! 
Стой, тебе говорят! 

Всё ясно, всё ясно! Так вот ты какой? 
Значит, встречаешься с ней?! 
С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной! 
Не смей! Ты слышишь? Не смей! 

Даже не спрашивай почему! - 
Сердито шагнула ближе 
И вдруг, заплакав, прижалась к нему: 
- Мой! Не отдам, не отдам никому! 
Как я тебя ненавижу! 

[1969]


***

Я могу тебя очень ждать, 
Долго-долго и верно-верно, 
И ночами могу не спать 
Год, и два, и всю жизнь, наверно! 

Пусть листочки календаря 
Облетят, как листва у сада, 
Только знать бы, что всё не зря, 
Что тебе это вправду надо! 

Я могу за тобой идти 
По чащобам и перелазам, 
По пескам, без дорог почти, 
По горам, по любому пути, 
Где и чёрт не бывал ни разу! 

Всё пройду, никого не коря, 
Одолею любые тревоги, 
Только знать бы, что всё не зря, 
Что потом не предашь в дороге. 

Я могу для тебя отдать 
Всё, что есть у меня и будет. 
Я могу за тебя принять 
Горечь злейших на свете судеб. 

Буду счастьем считать, даря 
Целый мир тебе ежечасно. 
Только знать бы, что всё не зря, 
Что люблю тебя не напрасно! 

1968




 

Студенты

Проехав все моря и континенты, 
Пускай этнограф в книгу занесёт, 
Что есть такая нация - студенты, 
Весёлый и особенный народ! 

Понять и изучить их очень сложно. 
Ну что, к примеру, скажете, когда 
Всё то, что прочим людям невозможно, 
Студенту - наплевать и ерунда! 

Вот сколько в силах человек не спать? 
Ну день, ну два... и кончено! Ломается! 
Студент же может сессию сдавать, 
Не спать неделю, шахмат не бросать 
Да плюс ещё влюбиться ухитряется. 

А сколько спать способен человек? 
Ну, пусть проспит он сутки на боку, 
Потом, взглянув из-под опухших век, 
Вздохнёт и скажет: - Больше не могу! 

А вот студента, если нет зачёта, 
В субботу положите на кровать, 
И он проспит до следующей субботы, 
А встав, ещё и упрекнёт кого-то: 
- Ну что за черти! Не дали поспать! 

А сколько может человек не есть? 
Ну день, ну два... и тело ослабело... 
И вот уже ни встать ему, ни сесть, 
И он не вспомнит, сколько шестью шесть, 
А вот студент - совсем другое дело. 

Коли случилось «на мели» остаться, 
Студент не поникает головой. 
Он будет храбро воздухом питаться 
И плюс водопроводною водой! 

Что был хвостатым в прошлом человек - 
Научный факт, а вовсе не поверье. 
Но, хвост давно оставя на деревьях, 
Живёт он на земле за веком век. 

И, гордо брея кожу на щеках, 
Он пращура ни в чём не повторяет. 
А вот студент, он и с «хвостом» бывает, 
И даже есть при двух и трёх «хвостах»! 

Что значит дружба твёрдая, мужская? 
На это мы ответим без труда: 
Есть у студентов дружба и такая, 
А есть ещё иная иногда. 

Всё у ребят отлично разделяется, 
И друга друг вовек не подведёт. 
Пока один с любимою встречается, 
Другой идёт сдавать его зачёт... 

Мечтая о туманностях галактик 
И глядя в море сквозь прицелы призм, 
Студент всегда отчаянный романтик! 
Хоть может сдать на двойку романтизм... 

Да, он живёт задиристо и сложно, 
Почти не унывая никогда. 
И то, что прочим людям невозможно, 
Студенту - наплевать и ерунда! 

И, споря о стихах, о красоте, 
Живёт судьбой особенной своею. 
Вот в горе лишь страдает, как и все, 
А может, даже чуточку острее... 

Так пусть же, обойдя все континенты, 
Сухарь этнограф в труд свой занесёт. 
Что есть такая нация - студенты, 
Живой и замечательный народ! 

1966


Чудачка

Одни называют её чудачкой 
И пальцем на лоб - за спиной, тайком. 
Другие - принцессою и гордячкой, 
А третьи просто синим чулком. 

Птицы и те попарно летают, 
Душа стремится к душе живой. 
Ребята подруг из кино провожают, 
А эта одна убегает домой. 

Зимы и вёсны цепочкой пёстрой 
Мчатся, бегут за звеном звено... 
Подруги, порой невзрачные просто, 
Смотришь - замуж вышли давно. 

Вокруг твердят ей: - Пора решаться. 
Мужчины не будут ведь ждать, учти! 
Недолго и в девах вот так остаться! 
Дело-то катится к тридцати... 

Неужто не нравился даже никто? - 
Посмотрит мечтательными глазами: 
- Нравиться нравились. Ну и что? - 
И удивлённо пожмёт плечами. 

Какой же любви она ждёт, какой? 
Ей хочется крикнуть: «Любви-звездопада! 
Красивой-красивой! Большой-большой! 
А если я в жизни не встречу такой, 
Тогда мне совсем никакой не надо!» 

1964


Трусиха

Шар луны под звёздным абажуром 
Озарял уснувший городок. 
Шли, смеясь, по набережной хмурой 
Парень со спортивною фигурой 
И девчонка - хрупкий стебелёк. 

Видно, распалясь от разговора, 
Парень, между прочим, рассказал, 
Как однажды в бурю ради спора 
Он морской залив переплывал, 

Как боролся с дьявольским теченьем, 
Как швыряла молнии гроза. 
И она смотрела с восхищеньем 
В смелые, горячие глаза... 

А потом, вздохнув, сказала тихо: 
- Я бы там от страха умерла. 
Знаешь, я ужасная трусиха, 
Ни за что б в грозу не поплыла! 

Парень улыбнулся снисходительно, 
Притянул девчонку не спеша 
И сказал: - Ты просто восхитительна, 
Ах ты, воробьиная душа! 

Подбородок пальцем ей приподнял 
И поцеловал. Качался мост, 
Ветер пел... И для неё сегодня 
Мир был сплошь из музыки и звёзд! 

Так в ночи по набережной хмурой 
Шли вдвоём сквозь спящий городок 
Парень со спортивною фигурой 
И девчонка - хрупкий стебелёк. 

А когда, пройдя полоску света, 
В тень акаций дремлющих вошли, 
Два плечистых тёмных силуэта 
Выросли вдруг как из-под земли. 

Первый хрипло буркнул: - Стоп, цыплёнки! 
Путь закрыт, и никаких гвоздей! 
Кольца, серьги, часики, деньжонки - 
Всё, что есть, - на бочку, и живей! 

А второй, пуская дым в усы, 
Наблюдал, как, от волненья бурый, 
Парень со спортивною фигурой 
Стал спеша отстёгивать часы. 

И, довольный, видимо, успехом, 
Рыжеусый хмыкнул: - Эй, коза! 
Что надулась?! - И берет со смехом 
Натянул девчонке на глаза. 

Дальше было всё как взрыв гранаты: 
Девушка беретик сорвала 
И словами: - Мразь! Фашист проклятый!- 
Как огнём детину обожгла. 

- Комсомол пугаешь? Врёшь, подонок! 
Ты же враг! Ты жизнь людскую пьёшь! - 
Голос рвётся, яростен и звонок: 
- Нож в кармане? Мне плевать на нож! 

За убийство - стенка ожидает. 
Ну, а коль от раны упаду, 
То запомни: выживу, узнаю! 
Где б ты ни был, всё равно найду! 

И глаза в глаза взглянула твёрдо. 
Тот смешался: - Ладно... тише, гром... - 
А второй промямлил: - Ну их к чёрту! - 
И фигуры скрылись за углом. 

Лунный диск, на млечную дорогу 
Выбравшись, шагал наискосок 
И смотрел задумчиво и строго 
Сверху вниз на спящий городок, 

Где без слов по набережной хмурой 
Шли, чуть слышно гравием шурша, 
Парень со спортивною фигурой 
И девчонка - слабая натура, 
«Трус» и «воробьиная душа». 

1963


Жёны фараонов
(Шутка)

История с печалью говорит 
О том, как умирали фараоны, 
Как вместе с ними в сумрак пирамид 
Живыми замуровывались жёны. 

О, как жена, наверно, берегла 
При жизни мужа от любой напасти! 
Дарила бездну всякого тепла 
И днём, и ночью окружала счастьем. 

Не ела первой (муж пускай поест), 
Весь век ему понравиться старалась, 
Предупреждала всякий малый жест 
И раз по двести за день улыбалась. 

Бальзам втирала, чтобы не хворал, 
Поддакивала, ласками дарила. 
А чтоб затеять спор или скандал - 
Ей даже и на ум не приходило! 

А хворь случись - любых врачей добудет, 
Любой настой. Костьми готова лечь. 
Она ведь точно знала всё, что будет, 
Коль не сумеет мужа уберечь... 

Да, были нравы - просто дрожь по коже. 
Но как не улыбнуться по-мужски: 
Пусть фараоны - варвары, а всё же 
Уж не такие были дураки! 

Ведь если к нам вернуться бы могли 
Каким-то чудом эти вот законы - 
С какой тогда бы страстью берегли 
И как бы нас любили наши жёны! 

1963


Артистка

Концерт. На знаменитую артистку, 
Что шла со сцены в славе и цветах, 
Смотрела робко девушка-хористка 
С безмолвным восхищением в глазах. 

Актриса ей казалась неземною 
С её походкой, голосом, лицом. 
Не человеком - высшим божеством, 
На землю к людям посланным судьбою. 

Шло «божество» вдоль узких коридоров, 
Меж тихих костюмеров и гримёров, 
И шлейф оваций гулкий, как прибой, 
Незримо волочило за собой. 

И девушка вздохнула: - В самом деле, 
Какое счастье так блистать и петь! 
Прожить вот так хотя бы две недели, 
И, кажется, не жаль и умереть! 

А «божество» в тот вешний поздний вечер 
В большой квартире с бронзой и коврами 
Сидело у трюмо, сутуля плечи 
И глядя вдаль усталыми глазами. 

Отшпилив, косу в ящик положила, 
Сняла румянец ватой не спеша, 
Помаду стёрла, серьги отцепила 
И грустно улыбнулась: - Хороша... 

Куда девались искорки во взоре? 
Поблёкший рот и ниточки седин... 
И это всё, как строчки в приговоре, 
Подчёркнуто бороздками морщин... 

Да, ей даны восторги, крики «бис», 
Цветы, статьи «Любимая артистка!», 
Но вспомнилась вдруг девушка-хористка, 
Что встретилась ей в сумраке кулис. 

Вся тоненькая, стройная такая, 
Две ямки на пылающих щеках, 
Два пламени в восторженных глазах 
И, как весенний ветер, молодая. 

Наивная, о, как она смотрела! 
Завидуя... Уж это ли секрет?! 
В свои семнадцать или двадцать лет 
Не зная даже, чем сама владела. 

Ведь ей дано по лестнице сейчас 
Сбежать стрелою в сарафане ярком, 
Увидеть свет таких же юных глаз 
И вместе мчаться по дорожкам парка... 

Ведь ей дано открыть мильон чудес, 
В бассейн метнуться бронзовой ракетой, 
Дано краснеть от первого букета, 
Читать стихи с любимым до рассвета, 
Смеясь, бежать под ливнем через лес... 

Она к окну устало подошла, 
Прислушалась к журчанию капели. 
За то, чтоб так прожить хоть две недели, 
Она бы всё, не дрогнув, отдала! 

1963


Андрей Вознесенский

Сирень прощается, сирень как лыжница, 
Сирень как пудель - мне в щёки лижется!.. 
Расул Гамзатов хмур, как бизон, 
Расул Гамзатов сказал «свезём». 

...Сущность женщины - горизонтальная. 
А. Вознесенский
К оригинальности я рвался с юности, 
Пленён помадами, шелками-юбочками. 
Ах, экстра-девочки! Ох, чудо-бабы! 
То сигареточки, то баобабы!.. 

Картины Рубенса, клаксоны «форда», 
Три сивых мерина на дне фиорда. 
Три пьяных мерина, две чайных ложки, 
Старухи пылкие, как в марте кошки. 

Глядят горгонами, шипят гангренами, 
Кто с микрофонами, кто с мигрофенами. 
Но мчусь я в сторону, где чёлок трасса, 
Расул Гамзатов кричит мне: «Асса!» 

«Шуми!» - басит он. И я шумлю. 
«Люби!» - кричит он. И я люблю. 
Мотоциклисточки, чувихи в брючках, 
Мне в руку лижутся и в авторучку. 
Но я избалован и двадцать первую 
Согну в параболу, швырну в гиперболу. 

Я был в соборах, плевал на фрески, 
Смотрел к монашкам за занавески. 
Стоят и молятся, вздыхал печально я, 
А сущность женщины - горизонтальная! 

Гоген, Расстрелли, турбин аккорды... 
И вновь три мерина на дне фиорда. 
Три пьяных тени, сирень в бреду, 
Чернила в пене... Перо в поту... 

Чего хочу я? О чём пишу? 
Вот если выясню - тогда скажу! 

1962


***

Ты грустишь, и, косу теребя, 
Молча смотришь в сумрак за окном... 
Чем же мне порадовать тебя? 
Как зажечь глаза твои огнём? 

Ты романтик. Прямо на звезду 
Проложу я серебристый след. 
Для тебя я в лётчики пойду. 
Ну, скажи: ты рада или нет? 

Хочешь, смело в космос полечу? 
- Не хочу. 

Ты грустишь, и, косу теребя, 
Молча смотришь в сумрак за окном... 
Чем же мне порадовать тебя? 
Как зажечь глаза твои огнём? 

Здесь дождя холодная стена, 
А на юге солнечный закат... 
В берег бьёт зелёная волна, 
Расцветают персик и гранат. 

Хочешь, на Кавказ тебя умчу? 
- Не хочу. 

Ты грустишь, и, косу теребя, 
Молча смотришь в сумрак за окном... 
Чем же мне порадовать тебя? 
Как зажечь глаза твои огнём? 

Не сердись, додумаюсь, пойму. 
Может, и отыщется струна, 
Может, в космос мчаться ни к чему 
И волна морская не нужна? 

Хочешь стать моею навсегда? 
- Да!.. 

1962


***

Хоть я не зол, но помнить я умею 
Обиды те, что ранили мне душу, 
И, мстить решив - решенья не нарушу. 
С врагом сойдясь - его не пожалею. 

Но ты велишь - я добрым стану снова 
И ствол разящий в землю обращу. 
Скажи мне только ласковое слово - 
И я обиду недругу прощу! 

Мой путь суров: он крут и каменист. 
И что ни шаг - труднее крутизна. 
И вот упал я под метельный свист, 
Все силы разом исчерпав до дна... 

Коль будет так и этот час придёт, 
Лишь ты сумеешь отвратить беду: 
Поверь в меня, скажи, что я дойду. 
И встану я, и вновь шагну вперёд! 

1962


Прямой разговор

Боль свою вы делите с друзьями, 
Вас сейчас утешить норовят, 
А его последними словами, 
Только вы нахмуритесь, бранят. 

Да и человек ли, в самом деле, 
Тот, кто вас, придя, околдовал, 
Стал вам близким через две недели, 
Месяц с вами прожил и удрал? 

Вы встречались, дорогая, с дрянью. 
Что ж нам толковать о нём сейчас?! 
Дрянь не стоит долгого вниманья, 
Тут важнее говорить о вас. 

Вы его любили? Неужели? 
Но полшага - разве это путь?! 
Сколько вы пудов с ним соли съели? 
Как успели в душу заглянуть?! 

Что вы знали, ведали о нём? 
To, что у него есть губы, руки, 
Комплимент, цветы, по моде брюки - 
Вот и всё, пожалуй, в основном? 

Что б там ни шептал он вам при встрече, 
Как возможно с гордою душой 
Целоваться на четвёртый вечер 
И в любви признаться на восьмой?! 

Пусть весна, пускай улыбка глаз... 
Но ведь мало, мало две недели! 
Вы б сперва хоть разглядеть успели, 
Что за руки обнимают вас! 

Говорите, трудно разобраться, 
Если страсть. Допустим, что и так. 
Но ведь должен чем-то отличаться 
Человек от кошек и дворняг! 

Но ведь чувства тем и хороши, 
Что горят красиво, гордо, смело. 
Пусть любовь начнётся. Но не с тела, 
А с души, вы слышите, - с души! 

Трудно вам. Простите. Понимаю. 
Но сейчас вам некого ругать. 
Я ведь это не мораль читаю. 
Вы умны, и вы должны понять: 

Чтоб ценили вас, и это так, 
Сами цену впредь себе вы знайте. 
Будьте горделивы. Не меняйте 
Золота на первый же медяк! 

1962


Вторая любовь

Что из того, что ты уже любила, 
Кому-то, вспыхнув, отворяла дверь. 
Всё это до меня когда-то было, 
Когда-то было в прошлом, не теперь. 

Мы словно жизнью зажили второю, 
Вторым дыханьем, песнею второй. 
Ты счастлива, тебе светло со мною, 
Как мне тепло и радостно с тобой. 

Но почему же всё-таки бывает, 
Что незаметно, изредка, тайком 
Вдруг словно тень на сердце набегает 
И остро-остро колет холодком... 

О нет, я превосходно понимаю, 
Что ты со мною встретилась, любя. 
И всё-таки я где-то ощущаю, 
Что, может быть, порою открываю 
То, что уже открыто для тебя. 

То вдруг умело галстук мне завяжешь, 
Уверенной ли шуткой рассмешишь. 
Намёком ли без слов о чём-то скажешь 
Иль кулинарным чудом удивишь. 

Да, это мне и дорого и мило, 
И всё-таки покажется порой, 
Что всё это уже, наверно, было, 
Почти вот так же, только не со мной, 

А как душа порой кричать готова, 
Когда в минуту ласки, как во сне, 
Ты вдруг шепнёшь мне трепетное слово, 
Которое лишь мне, быть может, ново, 
Но прежде было сказано не мне. 

Вот так же точно, может быть, порою 
Нет-нет и твой вдруг потемнеет взгляд, 
Хоть ясно, что и я перед тобою 
Ни в чём былом отнюдь не виноват. 

Когда любовь врывается вторая 
В наш мир, горя, кружа и торопя, 
Мы в ней не только радость открываем, 
Мы всё-таки в ней что-то повторяем, 
Порой скрывая это от себя. 

И даже говорим себе нередко, 
Что первая была не так сильна, 
И зелена, как тоненькая ветка, 
И чуть наивна, и чуть-чуть смешна. 

И целый век себе не признаёмся, 
Что, повстречавшись с новою, другой, 
Какой-то частью всё же остаёмся 
С ней, самой первой, чистой и смешной! 

Двух равных песен в мире не бывает, 
И сколько б звёзд ни поманило вновь, 
Но лишь одна волшебством обладает. 
И, как ни хороша порой вторая, 
Всё ж берегите первую любовь! 

?


Одна

К ней всюду относились с уваженьем: 
И труженик и добрая жена. 
А жизнь вдруг обошлась без сожаленья: 
Был рядом муж - и вот она одна... 

Бежали будни ровной чередою. 
И те ж друзья и уваженье то ж. 
Но что-то вдруг возникло и такое, 
Чего порой не сразу разберёшь. 

Приятели, сердцами молодые, 
К ней заходя по дружбе иногда, 
Уже шутили так, как в дни былые 
При муже не решались никогда. 

И, говоря, что жизнь - почти ничто, 
Коль будет сердце лаской не согрето, 
Порою намекали ей на то, 
Порою намекали ей на это... 

А то при встрече предрекут ей скуку 
И даже раздражатся сгоряча, 
Коль чью-то слишком ласковую руку 
Она стряхнёт с колена иль с плеча. 

Не верили: ломается, играет. 
Скажи, какую сберегает честь! 
Одно из двух: иль цену набивает, 
Или давно уж кто-нибудь да есть. 

И было непонятно никому, 
Что и одна - она верна ему! 

1962


 

Рубрики:  Стихи
Эдуард Асадов

Метки:  

Эдуард Асадов

Воскресенье, 14 Августа 2011 г. 03:18 + в цитатник

1 (486x390, 24Kb)

Родился в городе Мерв Туркестанской АССР в армянской семье[2]. Родители работали учителями. Отец (р. 1898) во время Гражданской войны воевал с дашнаками на Кавказе. После смерти отца в 1929 году переехал с матерью в Свердловск, где жил его дед Иван (Ованес) Калустович Курдов.

В восьмилетнем возрасте написал своё первое стихотворение. Вступил в пионеры, затем был принят в комсомол. С 1939 года жил в Москве. Учился в 38-й московской школе, которую закончил в 1941 году. Через неделю после выпускного вечера началась Великая Отечественная война. Асадов ушёл добровольцем на фронт, был наводчиком миномёта, потом командиром батареи «Катюш» на Северо-Кавказском и 4-м Украинском фронтах.

В ночь с 3 на 4 мая 1944 года в боях за Севастополь под Бельбеком получил тяжелейшее ранение осколком мины в лицо. Теряя сознание, он довёл грузовой автомобиль с боеприпасами до артиллерийской батареи. После продолжительного лечения в госпиталях врачи не смогли сохранить ему глаза, и с того времени Асадов был вынужден до конца жизни носить чёрную полумаску на лице.

http://er3ed.qrz.ru/asadov/asadov1.jpg
Молодой Эдуард Асадов

Творческая деятельность

Эдуард Асадов — автор 47 книг: «Снежный вечер» (1956), «Солдаты вернулись с войны» (1957), «Во имя большой любви» (1962), «Лирические страницы» (1962), «Я люблю навсегда» (1965), «Будьте счастливы, мечтатели» (1966), «Остров романтики» (1969), «Доброта» (1972), «Песня о бессловесных друзьях» (1974), «Ветра беспокойных лет» (1975), «Созвездие Гончих Псов» (1976), «Годы мужества и любви» (1978), «Компас счастья» (1979), «Именем совести» (1980), «Дым Отечества» (1983), «Сражаюсь, верую, люблю!» (1983), «Высокий долг» (1986), «Судьбы и сердца» (1990), «Зарницы войны» (1995), «Не надо сдаваться, люди» (1997), «Не надо отдавать любимых» (2000), «Не проходите мимо любви. Поэзия и проза» (2000), «Смеяться лучше, чем терзаться. Поэзия и проза» (2001) и другие. Кроме того, Эдуард Асадов писал и прозу (рассказы «Зарницы войны», «Разведчица Саша», повесть «Фронтовая весна»), переводил стихи поэтов Азербайджана, Башкирии, Грузии, Калмыкии, Казахстана, Узбекистана.

http://er3ed.qrz.ru/asadov/asadov2.jpg
Эдуард Асадов, командир батареи гвардии лейтенант, за месяц до ранения. Фото - апрель 1944 года
Когда мне встречается в людях дурное,
То долгое время я верить стараюсь,
Что это скорее всего напускное,
Что это случайность. И я ошибаюсь.

Эдуард Асадов

http://er3ed.qrz.ru/asadov/asadov14.jpg
На прогулке


Россия начиналась не с меча,
Она с косы и плуга начиналась.
Не потому, что кровь не горяча,
А потому, что русского плеча
Ни разу в жизни злоба не касалась…

 

Эдуард Асадов

http://er3ed.qrz.ru/asadov/asadov16.jpg
Эдуард Асадов на встрече с севастопольцами.

Эдуард Асадов в своих стихотворениях обращается к лучшим человеческим качествам — к доброте, верности, благородству, великодушию, патриотизму, справедливости. Будучи незрячим, Асадов видел жизнь глубже, проницательнее, живее, чем многие другие. Стихи Асадова сердечные, доходчивые и проникновенные, они пережили своего автора и остаются актуальными в любое время. При жизни Асадов был скромным человеком, однако его имя и творчество было всегда известно и популярно среди молодёжи, которой поэт адресовал свои произведения.

asadov1 (498x390, 30Kb)

Несколько слов о себе

[Из книги: Асадов Э. Доброта. - М., 1972]

Родился 7 сентября 1923 года в Туркмении. По национальности я армянин. Родители мои были учителями. Отец в гражданскую воевал с дашнаками на Кавказе. Был политруком роты. В мои первые детские впечатления навсегда вошли узкие пыльные улочки среднеазиатского городка, пёстрые шумные базары и стан голубей над плоскими раскалёнными белесыми крышами. И ещё очень много золотисто-оранжевого цвета: солнце, пески, фрукты.

После смерти моего отца в 1929 году семья наша переехала в Свердловск. Здесь жил второй мой дедушка, тоже армянин, врач по профессии, Иван Калустовнч Курдов. Дедушка этот в какой-то степени был личностью «исторической». В юности он два года был секретарём у Чернышевского в Астрахани после того, как Николай Гаврилович вернулся из ссылки. Знакомство это оказало решающее влияние на формирование духовного мира юноши. И на всю свою жизнь дед мой сохранил горячую, почти восторженную любовь к Чернышевскому.

В Свердловске мы с мамой оба «пошли в первый класс». Только она учительницей, а я учеником. Здесь, на Урале, прошло всё моё детство. Тут я вступил в пионеры, здесь в восьмилетнем возрасте написал своё первое стихотворение, бегал во Дворец пионеров на репетиции драмкружка; здесь я был принят в комсомол. Урал - это страна моего детства! Много раз бывал я с мальчишками на уральских заводах и никогда не забуду красоты труда, добрых улыбок и удивительной сердечности рабочего человека.

Когда мне было пятнадцать лет, мы переехали в Москву. После спокойного и деловитого Свердловска Москва казалась шумной, яркой и торопливой. С головой ушёл в стихи, споры, кружки. Первое моё публичное выступление как поэта состоялось 23 февраля 1940 года в Краснознамённом зале ЦДСА. Колебался, куда подавать заявление: в Литературный или Театральный институт? Но события изменили все планы. И жизнь продиктовала совсем иное заявление. Выпускной бал в нашей, 38-й московской школе, был 14 июня 1941 года, а через неделю - война! По стране прокатился призыв: «Комсомольцы - на фронт!» И я пошёл с заявлением в райком комсомола, прося отправить меня на фронт добровольцем. В райком пришёл вечером, а утром был уже в воинском эшелоне.

Всю войну провоевал я в подразделениях гвардейских минометов («катюши»). Это было замечательное и очень грозное оружие. Сначала воевал под Ленинградом. Был наводчиком орудия. Потом офицером, командовал батареей на Северо-Кавказском и 4-м Украинском фронтах. Воевал неплохо, мечтал о победе, а в перерывах между боями писал стихи. В битве за освобождение Севастополя в ночь с 3 на 4 мая 1944 года был тяжело ранен. Потом - госпиталь. Стихи между операциями...

В 1946 году поступил в Литературный институт имени Горького. Первыми литературными учителями моими были: Чуковский, Сурков, Светлов, Антокольский. Институт окончил в 1951 году. Это был «урожайный» для меня год. В этом году вышла первая книга моих стихов «Светлые дороги», и я был принят в члены партии и в члены Союза писателей.

Всего пока у меня выпущено одиннадцать поэтических сборников. Темы для стихов беру из жизни. Много езжу по стране. Бываю на заводах, фабриках, в институтах. Без людей жить не могу. И высшей задачей своей почитаю служение людям, то есть тем, для кого живу, дышу и работаю.

 

 

 

Рубрики:  Эдуард Асадов

Метки:  

Вечная рана.

Воскресенье, 14 Августа 2011 г. 02:32 + в цитатник

http://er3ed.qrz.ru/asadov/asadov14.jpg


Сколько раз получал я на свете раны!
Но страшней всех не пули и не ножи,
Не осколки. А боль моя постоянно
От того, что особенно беспощадно:
От предательств и самой поганой лжи.

Вот я думаю с горьким недоуменьем
Про лгунов и предателей: в чем их суть?
Ведь они обладают таким уменьем
Все для собственной выгоды повернуть.

Только нет и глупей этих подлых глаз,
Ибо кара за всякое преступленье
И слабее, и легче во много раз
Постоянного страха разоблаченья.

Ложь все время рискованна, как обвал,
Что навис угрожающе и опасно:
Ибо каждое слово, что ты сказал,
Чтоб потом как-нибудь не попасть в провал,
Нужно помнить практически ежечасно.

Потому-то мне кажется, что лгуны,
Даже пусть не глупцы и совсем не дуры,
Тем не менее все-таки лишены
Двух вещей: это СОВЕСТИ и КУЛЬТУРЫ!

Вот сидишь с хитрецом. Ну ни дать, ни взять -
Как на иглах. И думаешь: "Где же прав ты?!"
И ты вынужден все как на пробу брать
И слова его вечно сортировать,
Чтоб все время отсеивать ложь от правды.

И тоска хуже волка порою гложет -
Как подчас с дорогим человеком быть?
Коль не хочет он искренно говорить
Или попросту, хуже того, не может...

И когда ты воистину изнемог,
А кому-то в душе над тобой хохочется,
И не видно вдали никаких дорог,
Значит, просто: зажми себя на замок
И - молчи. Только, господи, как не хочется!

Эдуард Асадов


 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

В глубине твоих глаз.

Пятница, 12 Августа 2011 г. 15:59 + в цитатник

//img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/36/3/36003058_f_16414473.jpg

 

В глубине твоих глаз, бесконечность вселенной...

Миллионом оттенков,целый космос любви!!!

В них о чувствах рассказ,я смотрю вдохновенно.

Невозможна оценка,этих встреч визави.

 

В глубине твоих глаз,светлой нежности омут,

я ныряю в него,забывая дышать.

Это сказка о нас,и печали все тонут,

больше нет ничего,лишь желанье обнять ...

 

раствориться... сгореть ...без остатка, до пепла,

навсегда, целиком,не на миг, не на час.

Словно птица взлететь,в это чистое небо,

и парить ветерком,в глубине ТВОИХ ГЛАЗ .

татьяна

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Живут два Одиночества...

Пятница, 12 Августа 2011 г. 15:49 + в цитатник

 

Живут два Одиночества...В одной постели спят....
Любви - уже не хочется...О ней - не говорят....
Давно угасла страсть...Привычно всё в быту....
А ведь ещё- не старость...Но и не спится поутру....

Уже и дети повзрослели...И годы лучшие прошли....
Так в одиночестве старели...Она и Он - в кругу семьи....
Ведь не о том они мечтали...И жизнь прошла совсем не так...
Но чувства... где-то растеряли...Да разлучил... Судьбы зигзаг...

Одна дорожка... разошлась...На две тропинки.. Одиноких....
Любовь исчезла...с нею страсть...Осталась память дней далеких.....
Осталась ниточка одна...Что держит вместе эти Души...
Детей взрослеющих судьба...И боль терзающая пуще....

Чего-то в жизни - не успели...О чём мечтали-не сбылось....
Чего-то большего хотели...Но видно,что-то не срослось....
Замкнулся... каждый сам в себе...Заветное... своё скрывая....
И жизнь пошла по колее...Лишь безысходность умножая....

Лишь на взаимоуважении - Очаг теплится...еле тлея....
Скрывая боль и раздражение...О главном вымолвить робеют....
Со стороны - дружна семья..И будто бы у них всё гладко....
Заботлив Он...нежна Она! ...Да только- Счастье это шатко....

Живут два Одиночества....В одной постели спят....
Любви уже не хочется...О ней не говорят...


 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

А можно тебя никому не отдать?

Пятница, 12 Августа 2011 г. 15:41 + в цитатник


А можно тебя никому не отдать?
Запрятать поглубже, укрыть в своём сердце.
От всяких напастей беречь и спасать,
Чтоб в жизни для радости было лишь место…

А можно мне стать твоим солнечным Ра?
Чтоб нежить в своих же лучах золотистых.
Хочу искупать в океане тепла,
Хочу, чтоб светилась улыбкой лучистой!

А можно одною тобою дышать?
Так тонки и нежны твои ароматы…
И в волосы звёзды ночами вплетать,
Тебя укрывая притихшим закатом…

А можно я просто тобой буду жить?
Любуясь такой безрассудной красою.
Какое блаженство – любовь ощутить!
И знать, что ответной любви я достоин.

И точно награду всё это принять,
Заветную и дорогую награду…

…А можно тебя никогда не терять?
Желанье одно – быть всегда с тобой рядом!

Рубрики:  Стихи

Метки:  


Процитировано 1 раз

Как хорошо, что ты на свете есть.

Пятница, 12 Августа 2011 г. 15:38 + в цитатник
Как хорошо, что ты на свете есть.
Твой образ видеть мне всегда возможно.
Не принимай мои слова за лесть,
За оскорбленье - взгляд неосторожный.

Ведь я живу на свете для тебя,
Вдыхая аромат душистой розы
И о любви своей не говоря,
К любви я отношусь вполне серьёзно.

А ты ведёшь со мной свою игру,
На все признания мои, смеёшься.
Я так люблю прикосновенья твоих рук,
Когда со мной порою остаешься.

Я знаю только – это не конец
И не мечта влюблённого Нарцисса.
Любовь – всего лишь нить, союз сердец,
Моей мечты и твоего каприза.

 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Я, искал тебя целую вечность

Пятница, 12 Августа 2011 г. 15:32 + в цитатник
//img1.liveinternet.ru/images/attach/c/2//71/990/71990310_1300029908_62774268_49a38bdcc9ce.gif


Я, искал тебя целую вечность и бродил по чужим городам.
И в глаза,я заглядывал встречным всё пытаясь найти тебя - там..
Примеряя чужие личины, я заглядывал в души людей
Я искал твоё эхо,в витринах, я искал отголосок твоей...
Я сознаньем делился с ветрами- их просил в каждый дом заглянуть.
И чужими разгуливал снами, я искал лишь к тебе одной путь.
Ты навязчивой стала идеей, недоступно - безумной мечтой.
И в моих сновидениях - феей, я мечтал, о тебе об одной.
В зеркалах, я листал отраженья, как страницы из книги судьбы.
И входил отрицая сомненья, оставляя частички души.
Но не ведал ещё поражения... Пораженьем становишься ты :
Недоступность и непостиженье безгранично - безумной мечты...



 

Рубрики:  Стихи

Метки:  

Поиск сообщений в Anzhelik_Prostaja
Страницы: 33 ... 13 12 [11] 10 9 ..
.. 1 Календарь