-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Alexsey777

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 06.05.2010
Записей: 548
Комментариев: 366
Написано: 1119



 Слава Медвепуту!

   

 


Казаки-разбойники

Понедельник, 05 Сентября 2011 г. 12:24 + в цитатник

КАЗАКИ-РАЗБОЙНИКИ
(воспоминания детства)


- Давай скорей! – Сонька топталась в коридоре и периодически выглядывала за дверь.
- Сейча-ас… - Танька снова пробежала мимо нее, теперь уже обратно из комнаты в кухню.
- Мелки взяла?
- Да взяла, взяла… Компоту будешь?
- Да какой компот? Сейчас они Машку поймают уже, и тогда фиг мы куда убежим!
- Не поймают, мы же сами смотрели – ее не видно. Если только сама не высунется…
- А-а-а!!!... – Где-то внизу у дверей подъезда раздался истошный девчоночий вопль.
- Ага, попалась!
- Держи ее!
- Не уйдешь!
Сонька захлопнула дверь и огромными глазами уставилась на Таньку. Та чуть не подавилась компотом.
- Ну, и что делать будем? Дома ведь нельзя прятаться!
Танька сунула кастрюлю в холодильник.
- Так. Бегом наверх. Там дверь открыта всегда – вылезем на крышу и во второй подъезд.
- А там открыто?
- Да, у нас во всех подъездах открыто… Да осторожней ты! В глазок сначала посмотри!...
- Я смотрю… Нету никого…
- Лады, давай тогда – сразу наверх, лифт не жди – по ступенькам рванем!
Девчонки выскочили из квартиры, Сонька тут же устремилась наверх по лестнице, а Танька, захлопнув дверь, сунула ключ в карман и осторожно подошла к периллам… Внизу было тихо.
- Блин, поймали, точно… Вот балда, ну сказали же – сидеть не высовываться!.. – Огорченная Танька покачала головой. В девчачьей команде появились первые потери. И Танька, да, наверняка, и сама Машка знали, чем это грозит. Теперь придется каким-то образом ее вытаскивать из плена, а в мальчишеском «штабе» просто так это сделать никто не даст. Нужно что-то придумать… Внизу хлопнула дверь. Танька опомнилась и поскакала вверх по лестнице…

- Ну и где они?
- Не скажу!
- Ах так? – Пашка кивнул Артуру, и тот вынул из-под гаража несколько крапивных веточек, завернутых в тряпку. – Может, все-таки, скажешь?
- Не-ет… - Голос у девочки дрогнул. – Не смейте, слышите? Так нечестно!
- Почему это? – Артур развернул тряпку и потряс смятыми и уже немного высохшими листочками перед Машкой. – Очень даже честно. Вам же ясно сказано было – в подъездах не прятаться!
- Мы и не пряталась!
- Ага, еще скажи, что вы случайно туда забежали! – Пашка ухмыльнулся. – Сквозняком затянуло, да?
- Я зашла, чтоб в туалет сходить! Что, нельзя? У меня там бабушка на первом этаже живет! – Наконец, нашлась Машка. – А они вообще туда не заходили!
- Ага, а на пятом – Танька, да? – Пашка все еще оставался подозрительным. – К тому же, вы же никогда не разделяетесь – все вместе всегда, и в туалет, и из туалета, одно слово – девчонки.
Артур улыбнулся:
- Маш, ну скажи просто – где они – и мы тебя отпустим. По-моему, это абсолютно нормально. Ты же не хочешь, чтоб мы тебя пытали?
- Только попробуйте! Я кричать буду!
- Кричи. Все равно здесь почти не слышно. Ты же знаешь. – Как бы в доказательство своих слов Артур дотронулся крапивой до Машкиной руки. Девчонка закричала, причем, нарочито громко. – Хватит. – Артур зажал ей рот рукой и вопросительно взглянул на Севку, который сидел на крыше гаража.
- Не-а, - весело улыбаясь, пожал плечами Севка, - ничего не слышно. Вон, даже бабки у подъезда не обернулись.
Девочка поникла. Артур был прав. Она и сама это знала – неспроста мальчишки решили устроить «штаб» именно здесь – между гаражами. Вроде и посередине двора, а звук почему-то теряется и уходит куда-то в небо. Поэтому кричи–не кричи…
- Все равно я вам ничего не скажу! – Прошипела она, пытаясь вырваться из веревок, прочно прикрутивших ее к неизвестно откуда (из помойки, небось) принесенному сюда старому стулу…
- Ну, у тебя еще есть время. Посиди-подумай. – Пашка подмигнул Артуру, и тот не сильно хлестнул крапивой по голой девчоночьей коленке.
- Ай! Дурак! – Огрызнулась Машка и выдавила слезу. – Больно же!
- А то я не знаю, - Артур снова завернул крапиву в тряпочку и сунул под гараж. – Ладно, хватит с тебя.
- Севка, присмотри за ней, а мы пойдем остальных искать. – Пашка с хитрым видом взглянул на девчонку. – Тур, пошли.
- Не плачь, найдем мы твоих подружек, - снова улыбнувшись, пообещал Артур, и мальчишки выскользнули из гаражей…

Выход на крышу и вправду оказался открыт. Девчонки вылезли на залитый солнцем раскаленный битумный ковер и побежали к выходу во второй подъезд. По дороге Танька подбежала к парапету и, осторожно перегнувшись, посмотрела вниз… Ух… Аж дух захватывает… А мальчишки по нему еще и ходить умудряются! Вот уж действительно – сумасшедшие… С крыши двор был как на ладони. Танька быстро отыскала гаражи и на них – мальчишку.
- Севка на месте, как всегда. Он вообще слезает оттуда когда-нибудь?
- А? Что? – Сонька была уже далеко. – Ты о чем? Пошли скорей!
- Пошли, пошли… - Танька еще раз оглядела двор в надежде увидеть мальчишек. – О! Вот же они! – пара маленьких фигурок приближалась к Танькиному подъезду...

- Слу-ушай, - что-то сообразив, Пашка поднял голову и, прикрывая глаза рукой от яркого июньского солнца, посмотрел на крышу. – Вон! Вон они!!! Так, бегом в первый подъезд и карауль их там. И второй смотри заодно. А я - наверх. Ну, получат они у нас… - С этими словами Пашка рванул в дверь крайнего, четвертого, подъезда…

Танька отшатнулась от парапета.
- Айййй... Кажется, заметили! – Раздосадовано крикнула она подружке и побежала, прилипая к крыше подошвами сандалий. – Как там? Открыто?
- Да! Бегом!!! – Сонька уже юркнула в низкую дверь выходящей на крышу лифтовой шахты…

Выскочив на последнем этаже из еще даже не успевших до конца открыться дверей лифта, Пашка стремглав взлетел по железной лестнице, вылез на крышу, огляделся… и сердито сплюнул под ноги. Естественно, крыша уже была пуста. Мальчишка подбежал к парапету и стал следить за тем, что происходит во дворе…

Сонька выбежала из подъезда первой, даже не осмотревшись, Танька еле успела поймать ее за руку:
- Ты чего? С ума сошла? – И, затащив ее обратно, показала рукой на дежурившего у соседнего подъезда Артура.
- Ой, я и не видела, - виновато прошептала Сонька.
- Еще бы! Ты разве когда-нибудь по сторонам смотришь?! – Пожурила ее подруга. – Если б ты сейчас попалась, мы бы проиграли, ты что – не понимаешь? А я не хочу опять целоваться с Пашкой!
Это был огромный камень в Сонькин огород – ведь именно она выбрала для девчонок в прошлый раз это «наказание» на случай проигрыша, несмотря на то, что подруги яростно сопротивлялись. Но пацаны и слушать не хотели. Слово – есть слово. К тому же, как оправдывалась потом Сонька, которая была явно в большей степени довольна «наказанием», в отличие от Таньки и Машки (ха, еще бы! – все знали, что Севка к ней неровно дышит), - это лучше, чем провести целый день между гаражами или, что еще хуже – кормить мальчишек мороженым (ага, сейчас! Лучше уж один раз поцеловаться…)

Девчонки проследили, пока Артур отвернется, и побежали в сторону «трамвайки». Если успеют добежать до своего «штаба», там они будут в безопасности… Это была изначальная договоренность – вражеский «штаб» штурмом брать нельзя. Допускались только парламентеры, и то переговоры обычно происходили рядом со «штабом». Внутрь попадали только пленные.

- Арту-ур!!! – Заорал Пашка что есть мочи, так, что птицы с деревьев разом вспорхнули и гурьбой взвились к облакам. – Вон они! К штабу побежали! Держи-и!!! – И бросился обратно к двери…

Артур услышал Пашкин крик через секунду после того, как сам увидел улепетывающих девчонок. Со всех ног он бросился за ними… Только бы успеть перехватить их до «трамвайки»… Хотя бы одну…
Уже через несколько секунд Пашка несся вслед за товарищем к трамвайной линии…
Внезапно перед самым входом в шалаш, который и служил девчонкам «штабом», Танька вдруг споткнулась и с размаху полетела на землю. Сонька, уже забежавшая под спасительный покров из тополиных веток, обернулась на крик и с ужасом увидела, как Пашка, успевший уже догнать и даже обогнать Артура, бросился к упавшей Таньке и, схватив ее за плечи, поднял и прижал к себе:
- Ну все, наша взяла! Попалась! – Радостно выдохнул он, оборачиваясь на приближающуюся подмогу.
Сонька тут же воспользовалась моментом и, выскочив из шалаша, схватила мальчишку за руки, пытаясь вывернуть их назад:
- А ну, отпустил ее! Живо! – Кряхтя, девочка старалась оттащить врага от Таньки. Но та, как показалось Соньке, как-то слабовато сопротивлялась…
Артур был уже в двух шагах, как Танька вдруг дернулась, потащив Пашку за собой в шалаш. Сонька даже взвизгнула от восторга и помогла затолкать пленника в «штаб».
Артур было бросился за ними, но вдруг вспомнил правила и остановился, сжав кулаки.
- Все! Стой! Сюда нельзя, забыл? – Ехидно выкрикнула Сонька из шалаша, откуда раздавались звуки борьбы и злобный приглушенный Пашкин голос:
- Отпусти, дура! Ай!.. М!... Ммм!!!... – Слова превратились в отчаянное мычание.
- Ха! Готов, птенчик! – Радостно констатировала Танька и высунулась наружу. – В общем, так. Если хотите, чтоб ваш командир вернулся к вам целым и невредимым, немедленно приведите сюда Машку! Иначе мы замучаем его до смерти! – Девчонка злорадно ухмыльнулась, и как бы в доказательство ее слов в «штабе» кто-то сдавленно застонал… - Понятно тебе? Теперь вали давай. Мы ждем десять минут – и потом приступаем. Промедление грозит вам потерей командира. Ясно?
За ее спиной показалась Сонькина голова с еще более ехидной усмешкой:
- Вот вам, чтоб быстрей думалось! – Она бросила в Артура свернутую Пашкину майку и кеды.
- У, балбески! – Артур подобрал упавшую к его ногам одежду и злобно погрозил кулаком.
- Давай-давай, иди уже, а то командир не дождется! – Улыбнулась Танька.
- Вы пожалеете. До вечера еще долго! – Предупредил мальчишка и, развернувшись, побежал к гаражам…

- Ну что? И кто теперь попался? – Танька с невероятно довольным выражением лица повернулась к пленнику. – Ладно, не дрейфь! Сейчас твои Машку приведут, и мы тебя отпустим.
Пашка дернулся в беспорядочном мотке веревок, на скорую руку прилаженных девчонками, и, еще сильней вцепившись зубами в огромное кислющее зеленое яблоко, забившее его рот, что-то зло, но совершенно неразборчиво, промычал.
- Что? Не понимаю, - рассмеялась Сонька. – Таньк, ну, что делать будем с ним?
- Как что? Пытать, конечно! – Хитро посмотрела на Пашку девочка. – Он мне еще за вчерашнее должен…
Пацан улыбнулся, обнажив белые зубы, застрявшие в яблочной кожуре. Что ж, за вчерашнее можно и пострадать…
- Ты чего лыбишься, дурак? – Танька подскочила к нему и замахнулась, будто собралась ударить его по лицу. Но в сантиметре от мальчишкиной щеки ее ладонь остановилась и, сжавшись в кулак, аккуратно пихнула Пашку в скулу.
- Сонь, давай-ка прутик! – В ее глазах блеснул задорный огонек.
«О нет, только не это!» - Мальчишка задергался, отползая от Таньки, но тут же уткнулся спиной в Сонькины колени.
- Ну-с, начнем-с… - Танька взяла прутик и медленно повела кончиком по мальчишкиному животу, чуть касаясь кожи.
Пашка дернулся и тихо хихикнул сквозь яблочный кляп, чуть не подавившись слюной, рефлекторно выделяющейся из-за неспелой кислятины.
- Нууу, так не пойдет, - недовольно протянула Танька. – Соньк, давай-ка его на спину положим – так удобней будет.
Через секунду Пашка уже лежал голой спиной на прохладных лопухах… Благодать… Если б не эти две негодяйки, которые собирались сделать то, что Пашка боялся больше всего на свете, – защекотать…

Артур несся со всех ног. Прибежав в «штаб», он отдышался, потом с сожалением посмотрел на пленную. Машка поняла ,что что-то случилось, и усмехнулась:
- Что? А где командира-то потерял?
- А, молчи лучше… Севка, спускайся давай…
Уже через десять минут Машка в сопровождении двух мальчишек была «отконвоирована» к трамвайной линии…

- Ааааа!!!! Не..не…надо-о-го-го!... – Вопил из последних сил Пашка, освобожденный, наконец, от кляпа, извиваясь под ловкими девичьими пальцами. И было от чего вопить: Сонька, сидевшая у мальчишки со стороны головы, успевшая уже к тому времени по-новому обвязать пленного, задрала его обмотанные веревкой руки и, усевшись на них, быстро щекотала его под мышками. – Нет… не-ет!… Пожа-а-а…ха-га-га-а-а….
Сопротивление было бесполезным. Танька, расположившаяся на Пашкиных ногах, в это же время, в отличие от Соньки, медленно водила тонкой веточкой по его дергающемуся от смеха загорелому животу, на котором уже наметились первые кубики пресса. Каждое движение палочки оставляло на золотистой коже белесую полосочку, которая держалась еще некоторое время, что позволяло рисовать на Пашкином животе всякие прикольные картинки. Обещанные десять минут, пока приведут Машку, ждать, естественно, никто не собирался. Месть не терпела ожидания. Танька с наслаждением ощущала под собой дрыгающиеся мальчишкины ноги и с жадным интересом людоеда наблюдала за тщетными попытками его уйти от безжалостных прикосновений…
- Не мо…гу… бо-о-льше-е-е…. хе-хе…. – Мальчишка уже даже не смеялся, он всхлипывал от смеха, не в силах больше сдерживать себя. Но в то же время, странное чувство, которое появилось внутри него от осознания своей беспомощности, невероятно возбуждало его, отнимая еще больше сил. В конце концов, совсем обессиленный, он вовсе перестал дергаться и вырываться, а только изредка вздрагивал, издавая какие-то нечеловеческие звуки…

- Эй, вы! А ну, выходите! – Услышав то, что происходит в шалаше, Артур разозлился. – Вы же обещали! Что, Тань, значит, твое слово ничего не стоит уже? Ну что ж… тогда мы, пожалуй, пойдем обратно и вволю поиздеваемся над вашей подружкой. Хотя до этого мы относились к ней достаточно хорошо. – Он тихонько пихнул Машку в спину. – Пошла!
- Стой! – Танька высунулась из «штаба». – Мы ничего такого и не делали вовсе. Просто скрасили вашему Пашке чуть-чуть времяпрепровождение здесь. А то он скучал так… Ну не могли же мы его в таком состоянии оставить. Сонь, выводи пленного. – Она злорадно улыбнулась и подмигнула Машке. - Будем меняться.

Босого Пашку, раскрасневшегося, с взъерошенными волосами, вытолкнули из шалаша.
- Маш, иди сюда, - Танька крепко держала Пашку за руку и всем своим видом показывала, что мальчишки первыми должны отпустить пленную.
- Ладно, иди. – Артур подтолкнул девчонку к своим.
- Ладно, и ты иди, - передразнила Танька и отпустила Пашку.
- Ну все-е, - ощутив спиной поддержку друзей, тот яростно сверкнул глазами. – На этот раз ваша взяла. Но больше такого не повторится, я обещаю. – Он бросил хитрый взгляд на Таньку, взгляд, который поймет только она. – Встретимся еще. Пошли.
И мальчишечья команда, демонстративно развернувшись, зашагала обратно к себе в «штаб». Девчонки же, как и полагается девчонкам, радостно завизжали и, обнявшись, юркнули в шалаш – предстояло обдумать план дальнейших действий…

- Дуры… вот дуры, а?! – Пашка не мог успокоиться, даже когда мальчишки оказались у себя в гаражах. – Ничего, сейчас придумаем, как их сделать. Всех. В ловушку заманить и поймать. И тогда… Тур, что тогда сделаем, а? – Он разошелся, предвкушая близкую победу…
- Паш, сначала поймать надо, - вернул командира на землю Севка. – Но план у меня кое-какой есть…

Уже меньше, чем через полчаса, согласно заранее оговоренным правилам, обе команды собрались на детской площадке. И согласно этим же правилам, очередь убегать теперь выпадала мальчишкам. Девчонки уже было направились в подъезд считать, но Севка вдруг предложил:
- Паш, а может, пусть они убегают. А то они нас до обеда точно поймать не успеют. – Сказал он нарочно громко, чтоб девчонки слышали. – А мы их в два счета – еще и время на пытки останется. – Он еле сдерживал улыбку.
- Почему это? – Первой клюнула на приманку Сонька. – С чего это ты взял, а? Можно подумать, мы как черепахи бегаем и нас раз плюнуть поймать!
- Да уж! – Подала голос Машка.
«Ага, вторая повелась», - с радостью отметил Пашка, - «что ж, дело за малым…»
- Да чего вы их слушаете! – Танька взяла подруг за руки. – Они же издеваются! – Она обернулась на мальчишек. - Сейчас увидите, как мы вас быстро сцапаем!
- Ну уж не-ет, - уперлась Сонька. – Раз уж так хотят, пусть водят. И пусть попотеют. А все равно до обеда им нас не поймать. А может, и до самого вечера!
- Ох, ну ты и залива-ать! – Продолжал компрометировать Севка, прекрасно зная, что Сонька уже не отступится.
Танька тоже это знала, и поэтому только разочарованно покачала головой.
- Я??? Я никогда не заливаю, понятно? – Кипятилась Сонька.
- Ладно, Сонь, будь по-твоему. – Таньке пришлось уступить, иначе спор мог продолжиться и вправду до самого обеда. - Пусть еще раз водят, раз уж им так это приспичило. Только не думайте, что это так же легко, как мечтать! – Заявила она, развернувшись и проходя мимо Пашки. - Идите, считайте. И не вздумайте жлудить! Я знаю, что до ста за пять секунд не посчитать. В конце концов, пора уже и честно играть!

Мальчишки с довольными улыбками на лицах отправились в подъезд. Как только за ними закрылась дверь, девчонки, поставив четырехконечную стрелочку около самого подъезда, рванули через двор к пустырю…
- Хе-хе, как и думали, – на пустырь рванули! - Прибежал с межэтажной площадки Севка.
- Бежим! – Скомандовал Пашка, и мальчишки выскочили во двор…

Пустырь они знали, как свои пять пальцев. Пробежав по еле различимой, поросшей лопухами тропинке метров сто, девчонки выскочили на строительную площадку, посреди которой был вырыт огромный котлован, даже не обнесенный забором. Он красовался тут уже целый год, и, казалось, о нем все забыли. Родители запрещали сюда приходить, но ведь никто и не собирался тут играть – просто только здесь можно было срезать до трамвайки, минуя двор, с которого, по правилам, убегающая команда должна была исчезнуть в первые пять минут. Девчонки ловко проскочили котлован и побежали по тропинке наискосок к трамвайной линии. Если без проблем добегут – это уже полдела – за трамвайкой был соседний двор, в котором затеряться не составит труда – невысокие старенькие домишки, то тут, то там торчащие из земли уже не первый раз служили девчонкам надежным укрытием…

- А! – От резкой остановки Машка, бежавшая впереди, не удержалась и, проехавшись на попавшемся под ноги лопухе, со стоном грохнулась на пятую точку.
- Ты чего? – Следовавшая за ней Танька удивилась внезапному падению подруги (вроде не скользко), но уже в следующий миг увидела причину: прямо на выходе из пустыря, там, где тропинка, по которой бежали девчонки, упиралась в идущую вдоль трамвайной линии дорожку, на которой «руки в боки» с улыбающимися лицами стояли… мальчишки!
- Вы подглядели! Так нечестно! – Зло бросила Машка, отряхиваясь.
- Ничего не знаю. – Пашка буравил хищным взглядом Таньку. – Лично я не подглядывал.
- Мы тоже не подглядывали, - даже не краснея, соврал Севка. – Трезвый расчет, логика - и мы здесь. И не ошиблись, как оказалось.
- Советую вам не спешить праздновать победу. – Медленно произнесла Танька и вдруг громко крикнула. - Вы нас еще не поймали! – И девчонки, как по команде, бросились врассыпную.
- Лови их! – Заорал Пашка и кинулся догонять Таньку, которая побежала вдоль трамвайной линии в соседний двор.
Машка с Сонькой рванули в другую сторону – к «штабу», а Артур с Севкой – за ними…

- Стой! Все равно не уйдешь! – Уже порядочно запыхавшись, но, несмотря на это, оставляя расстояние между ним и Танькой все меньше, кричал Пашка, в то время как девчонка, перерезав двор наискосок, свернула в знакомую арку - туда, где был единственный выход…
Через секунду Пашка нырнул в эту же арку… и остановился, довольно ухмыльнувшись: ворота в арке были закрыты. Это случалось очень редко, но, видимо, сегодня удача все-таки повернулась к Пашке лицом. Танька, уставшая и раскрасневшаяся, стояла у металлической решетки, сжав кулаки, и тяжело дышала, буравя злым взглядом мальчишку.
- Ха, ну что, попалась, наконец! – Пашка медленно подходил все ближе и ближе, не оставляя девчонке шансов на побег.
- Еще не поймал!
- Ну что ж, беги, если сможешь, - уголки его рта растянулись до ушей.
- А ты с дороги отойди, - хитро улыбнулась она в ответ.
- Ну уж не-ет, - он отрицательно мотнул головой и сделал еще шаг вперед.
- Ну так же не честно, Паш, - протянула она, пытаясь разжалобить мальчишку.
- Все честно. Ты ошиблась и угодила в капкан. – Он в полной мере наслаждался своей победой. – Так что, малыш, давай мне руку и пойдем.
Слово «малыш» как бы случайно сорвалось с его губ, и Пашка почувствовал, как зарделись его щеки. Танька склонила голову набок, приподняв бровь. Несомненно, это было приятно слышать. При других обстоятельствах. Сейчас же это звучало как издевательство. И улучив как раз тот момент, когда Пашка немного смутился своих же слов, она резко дернулась к стене и бросилась к выходу из арки, ныряя под мальчишкиной рукой – хоть какой-то шанс…
- Ах ты шустрая какая! – Пашка едва успел поймать ее за рукав майки.
Танька дернулась, выворачивая руку, чтоб освободиться. Но мальчишка успел перехватить ее за плечо. Достаточно осторожно дернув девчонку на себя, он схватил ее за второе плечо и, прижав к стене, взял за кисти рук и поднял их у нее над головой.
- Ну вот. Осталось только сказать «сдаюсь», - хихикнул он и притиснулся поближе к Таньке.
- Ни за что! – Она ерзала по стене, пытаясь вывернуться. – И вообще – отодвинься, мне дышать тяжело!
- Сейчас будет легче, - Пашка решил, что хватит показывать спектакль местной детворе, которая заинтересованно наблюдала за ними, выглядывая из-за угла арки. Быстро развернув девчонку лицом к стене, он легонько заломил ей руку за спину. – Все, иди давай. И не думай вырваться, больно будет, точно говорю. Так что лучше не дергайся.
- Ай! – Ради приличия пискнула Танька, но сопротивляться не стала…

С довольным видом Пашка отконвоировал Таньку через пустырь к гаражам.
- А эти две где? – Поинтересовался он, гордо вталкивая девчонку в широкий проем между гаражами.
Мальчишки сидели, о чем-то недовольно беседуя, но, увидев пленную, тут же оживились. Но все равно пришлось признать свое поражение:
- Мы их не успели догнать.
- Мы их у самого штаба… почти перехватили…
- Ага, но они ка-ак нырнут туда…
- Мы за ними…
- Ага, а они пинаться начали…
- Все понятно с вами, – покровительственно спокойно покачав головой, произнес Пашка. – Что бы вы без меня делали. Вот. - Он подтолкнул Таньку в руки друзьям. - Свяжите ее и… не трогайте, пока я не вернусь. Я схожу к ним. Думаю, они не захотят оставить в беде своего командира.
И подмигнув им, Пашка пошел к девчоночьему «штабу»…

- Даже не думай! – Отрезала Машка, заметив приближение противника.
- Даже и не думаю, - рассмеялся парень, останавливаясь у входа в шалаш. – Разговор есть. Выходи, кто смелый.
- Давай лучше ты заходи, если смелый, - хитрым голосом предложила изнутри Сонька. – Вижу, тебе понравилось, а? – Девчонки дружно хихикнули.
- Вообще-то я насчет Таньки пришел. Но если вам не интересно… - Пашка пропустил колкости мимо ушей и сделал вид, что собирается уйти.
- И чего еще ты насчет нее хочешь сказать? – Заподозрив неладное, девочки стали серьезными. – Где она?
- Ха. Угадайте с трех раз.
- Только не говори, что ты ее поймал, – не совсем уверенно проговорила Машка.
- Я и не говорю – ты сама все сказала, - снова улыбнулся Пашка.
- И чего ты хочешь?
- Чего-чего. Победы, конечно. Признавайте свое поражение, и очередная полоска на киоске – наша. Всего-то делов.
- Никогда! – Подвинув Машку, выбралась из «штаба» Сонька. – Думаешь, дур нашел? Так мы те и поверили!
- Хм, ну, как знаете. У вас есть время до обеда. После обеда мы будем ее пытать. А так как она ваш командир, - он злорадно хихикнул, - то одного ее слова достаточно, чтоб признать ваше поражение.
- Ах ты, гад! – С досады Машка сорвала с шалаша ветку и бросила в мальчишку.
- Э-эй! Соньк, успокой-ка эту агрессивную!
Пашка увернулся и, наклонившись, поднял с земли камень и замахнулся. Бросать он, естественно не стал – только хотел припугнуть вредную девчонку. Машка взвизгнула и юркнула в шалаш.
- Дурак! – Раздался оттуда ее яростный голос. – Сонь, нечего с ним разговаривать. Нам нужно подумать. Пусть проваливает!
- Проваливай! – Сонька махнула рукой. – У нас есть время до обеда. Надеюсь, хоть поесть вы ее отпустите?
- Если нет, то это будет нарушением правил! – Поспешила вставить Машка.
- Посмотрим, - неоднозначно ответил парень. – Ну, думайте, думайте. В вашем распоряжении еще полчаса.
И с ощущением приближающейся очередной победы, он развернулся на пятках и быстро зашагал прочь…
- Вот гад! – Яростно прошипела Машка, глядя на удаляющегося мальчишку.
- Ладно, ладно. Посмотрим еще, чья возьмет, - Сонька потянула подругу за руку в шалаш. – Идем, нужно разработать план…

- Ну что, как пленная? – Нарочито громко поинтересовался Пашка на подходе к гаражам.
- А что с ней сделается? – Весело ответил сверху Севка, болтая ногами. – Сидит.
- Сиди-ит? – Пашка заглянул в «штаб» и довольно улыбнулся, встретившись глазами с яростным взглядом привязанной к стулу девчонки. – Проблем не было?
- Не-а… - Равнодушно констатировал Артур, строгая тут же, неподалеку от «штаба», какой-то прут перочинным ножом.
- А чего строгаешь?
Пашка подошел поближе и, обернувшись на Таньку и усмехнувшись, добавил:
- Для пленной? Правильно. Будет молчать – мы ее… - И подмигнул Севке.
- Ну, и когда начнем-то уже? Скоро обедать позовут. – Севка нетерпеливо спрыгнул с крыши гаража и подошел к Таньке. – Что, страшно?
- Тебя, что ль, бояться? – Усмехнулась девочка, натянув улыбку. – Пусть тебя, вон, кошки боятся! Да воробьи! Тоже мне, страшный нашелся…
- Ха, смотри-ка, смелая какая! Дай-ка… - Пашка взял прутик у Артура и, взмахнув им почти у самого девчоночьего носа, со свистом опустил его на свою ладонь.
Перестарался. Еле сдержавшись, чтоб не дернуть рукой от боли, Пашка вдохнул через сжатые зубы воздух и, сев перед Танькой на корточки, медленно и тихо сказал:
- Ты сейчас признаешь поражение вашей команды, и свободна. Идет?
- Ага. А еще чего мне признать? – Сощурив глаза до узеньких щелочек, ответила девочка.
- Что ты его любишь!
Пашка обернулся к Артуру с таким лицом, что тот тут же поспешил добавить:
- Да шучу я, шучу…
- Вот и молчи! – Прошипел в мгновенье смутившийся подросток и, поднявшись, прислонился к стенке гаража и уставился перед собой – только чтоб не видеть девчоночьих глаз, которые уже блестели каким-то странным блеском, а уголки губ еле заметно дрогнули, не в силах сдержать хитрую улыбку.
- Чего улыбаешься? – Севке девчонка была по барабану – светловолосая, голубоглазая – совершенно обыкновенная, по его мнению, одна из многих. То ли дело – Сонька – огненно-рыжая, с такими же рыжими веснушками, а глаза… Глаза у Соньки были сочного зеленого цвета – такие не дадут покоя ни днем, ни ночью...

Но, как говорится, на вкус и цвет товарища нет, и Севка, как, впрочем, и Артур, знал, что Пашка неровно дышит к Таньке. Но любовь любовью, а дело делом. Поэтому он пихнул командира в бок, возвращая к реальности.
- Паш, ну давай уже хоть что-то делать. Ты же видишь – она время тянет, специально!
- Да, начнем, пожалуй, – Пашка оторвался от стены. – Хотя, я и обещал ее подружкам, что до обеда ничего делать с ней не будем, но она сама виновата – слишком острый язычок. Проучить не вредно будет. К тому же, никто ведь не узнает, а?
- Все ясно с вами! Трусы! – Танька дернулась, но веревки были примотаны на совесть. – Я так и знала, что вам нельзя верить!
- Так же, как и вам! Тур, дай нож.
- Ты что – с ума сошел?!
- Что, испугалась? Да не дрожи! Никто не будет тебя убивать – вот еще!
Мальчишки дружно захохотали. Пашка перерезал веревки, освобождая Таньку.
- Вставай.
- Не встану!
- Вот упертая! – Севка ущипнул Таньку за попу, и та, взвизгнув, подпрыгнула со стула.
- Ну, и как пытать будем? Крапивой? – Артур наклонился, вытаскивая из-под гаража свернутую кулем тряпочку.
- Мы вас так никогда не пытаем! – Танька бесилась от своей беспомощности. – Вон, у Машки до сих пор сыпь на ногах! Слышь, любитель крапивы? Она теперь тебя ненавидит! – Попыталась поддеть она Артура. Тот сделал вид, что не слышит.
- А и правда! – Пашка вдруг как-то загадочно улыбнулся и впился глазами в Таньку. – Вы нас по другому… Может, и нам попробовать, а?
- Точно! – В один голос воскликнули мальчишки. – Защекотим ее!!!
- Нет! – Пискнула Танька, махом присев на корточки и обхватив коленки руками.
- Агааа!!!! А ну, поднимайте ее!
- Не на!...
Артур схватил девчонку за запястья и поднял. А так как он был не по годам рослым, то Танька только ногами задрыгала, почувствовав, как земля ушла из-под ног. И в то же время две пары мальчишеских рук впились ей в бока и быстро-быстро забегали пальцами, перебирая ребрышки.
- Мама-ха-ха-а-а…!!!
- Кричи-кричи, все равно никто не услышит!
- Ай! Пинается, негодяйка…
Артур ногой обвил ее ноги, крепко прижав к себе, и Танькино тело вытянулось в струнку.
- Не на!... Пожа-ха-ха-ха-а-а!... Паш… Паш… Не на-а-а-а!!!!
- Надо, надо, - весело приговаривал парень, подбираясь по левому боку к Танькиным подмышкам, - Теперь ты сама узнаешь, как это…

С другого боку Таньку обрабатывали пальчики Севки, который тоже вошел в азарт, хотя с удовольствием бы сейчас предпочел увидеть на Танькином месте Соньку. Ну, ничего, и до нее черед дойдет... Артур же только посмеивался, чувствуя, как девчонка вырывается в его руках, и морщил нос, когда до него дотрагивались пушистые Танькины волосы.
- Ладно, хватит пока. - Пашка посмотрел на дергающуюся непрерывно хохочущую девчонку, у которой даже слезы вырвались из глаз от смеха, а кончик носа и уши покраснели и были цвета спелых помидоров. – Пусть отдохнет.
Артур посадил Таньку на стул, а сам сел рядом и встряхнул руками:
- Ох и тяжелая, хоть и маленькая!
- Я не маленькая… Это ты… небоскреб! – Девочка мяла побелевшую кожу на запястьях и никак не могла отдышаться.
- Паш, а это правда, что можно до смерти защекотать?
- Это ты у нее спроси – Если б вы Машку сегодня чуть позже привели, думаю, меня б они точно до смерти защекотали.
- Защекотали бы… будь уверен! – Вроде, в Танькином голосе и чувствовалась злая нотка, но улыбка все еще никак не хотела сходить с ее лица.
- Во дела, а! А мы – крапивой… Знать бы раньше…
- Ничего, еще не поздно! – Артур поднял с земли веревку и стал крутить ее в руках, о чем-то раздумывая. Потом он повернулся к Пашке, и тот понял его взгляд и еле заметно кивнул. Внезапно вскочив, Артур начал быстро привязывать Танькины лодыжки к ножкам стула.
- Опять?! – Девчонка замахнулась, чтоб отвесить ему оплеуху, но не успела.
- Чшшш! – Подскочил к ней Пашка и перехватил руку, а потом и вторую. - Не шуми, пленная!
- Веревка кончилась. Надо было не ножом, а просто развязать. – Поднялся, ворча, Артур. – Только на ноги хватило.
- Ничего. Севка, держи ей руки.
- Я еще не отдохнула! Что вы собира… Нет! Пашка, нет!!!! Севка, пусти меня! – Отчаянно засопротивлялась Танька, почувствовав, как застежки сандалий слабеют и обувь падает с ног.
- Отдохнула, раз болтать начала. – Вражеский командир был неумолим. – Вот и скажи, согласна признать поражение?
- Нет! Ай! – По одной из пяток царапнул ноготок.
- Подумай… - Щекотливые пальцы зашкрябали голые подошвы обеих ног.
- Не-хе-хе-е-ет…

- А если так? – К Пашке присоединился Артур и, еле дотрагиваясь до кожи, стал водить кончиком тонкого прутика по верхней стороне ступни девчонки и между пальцами.
- А! Ха-ха-а-а-а-а…!!!!!
- Что «аха»? «Ага» ты хотела сказать?
- Нет! Нет, не хоте-хе-хе-е!...
- Ну, значит, показалось…
То, что произошло дальше, Танька уже не могла адекватно воспринимать, потому что в одно мгновение множество щекотливых маленьких таракашек забегало по ее ступням, не оставляя нетронутым ни один сантиметр кожи. Пашка щекотал ноготками большие подушечки пяток, потом – маленькие, у основания пальцев, потом подушечки на самих пальчиках, потом внутреннюю сторону ступни, внешнюю… Танька извивалась всем телом, гогоча и ерзая на стуле, тщетно пытаясь уйти от невыносимой пытки. Севка к тому времени уже приноровился и, обхватив ее руки одной рукой, пальцами другой руки неудержимо щекотал ей шею и подбородок, иногда зажимая ей рот ладонью – когда из уст несчастной жертвы вырывался слишком громкий смех. Тем же временем тонкий прутик в руках Артура, чуть касаясь кожи, витиевато скользил по девчоночьим коленкам, под коленками, щекотал загорелые напряженные икры, спускался к щиколоткам, пальцам, потом по голеням опять поднимался к коленкам, и все повторялось снова и снова, окутывая девчонку невероятной, лишающей возможности дышать, до безумия щекотной волной… Сколько времени прошло, Танька не знала, но ее не останавливающийся ни на секунду безудержный смех уже превратился в нечто, напоминающее тихие всхлипы. Иногда из ее груди вырывался неожиданный даже для нее стон, мальчишки поднимали на нее испуганные глаза, на миг переставая щекотать, но видя, что девчонка в порядке, продолжали «допрос». Пашка уже даже и не спрашивал, согласна ли она признать поражение. Пытка превратилась в увлекательную азартную игру… Сама же Танька уже давно не могла ничего говорить…

И вот, наступил тот момент, когда девочка с ужасом почувствовала, что сейчас она умрет. Точно умрет – если еще хоть на секунду пытка продолжится. Раскрасневшаяся, со слезами на щеках, вздрагивающая от того, что уже и смехом-то назвать было нельзя, Танька вдруг дернулась изо всех оставшихся сил и, набрав в легкие, насколько это было возможно, воздуха, выдавила сквозь стон:
- Все, хва… - И закашлялась в новой волне подкатившего к горлу смеха.
Пашка, улыбаясь, посмотрел на пленную… и понял, что они переборщили.
- Стоп! – По команде все букашки куда-то пропали, а девчонка обмякла и, съехав по стулу вниз, уперлась коленками в стенку гаража.
- Тань, ты… в порядке?
Она не могла ответить и лишь быстро и глубоко дышала, схватившись за живот. Но цель была достигнута. И нужно было только убедиться, что это так.
- Так ты признаешь поражение?
Девочка подняла на него уставшие и с какой-то странной бегающей искоркой глаза и мотнула головой.
- Нет??? – Артур так и сел. – Ты же только что сказала, что хватит!
- Вам… показа… лось…
- Да ты ж чуть не умерла сейчас!... – Пашка удивленно покачал головой. – Еще хочешь, что ли?
- Ну и давайте, раз хочет! – Севка поднырнул Таньке ладонями под мышки.
- А!
- Да я ж еще ничего не сделал!
Но для Таньки и этого прикосновения было достаточно сейчас. Она тихо хихикнула и, дернулась, попытавшись вырваться.

- Ну что ж, хорошо… - Пашка нагнулся к ней так близко, что они коснулись друг друга носами. – Теперь мы остановимся только тогда, когда ты четко произнесешь «Сдаюсь». Это будет знаком того, что ты признаешь поражение.
- Мечтай, мечтай! Мечтать не вредно! – Танька совсем осмелела и чмокнула мальчишку в нос.
- Па-авли-ик! Обе-еда-ать!
Уголки ее рта разъехались в победной улыбке.
_________________


КПРФ создаёт комитет по борьбе с коррупцией

Понедельник, 05 Сентября 2011 г. 11:05 + в цитатник

 

В преддверии парламентских выборов в России КПРФ запустила сайт, посвященный борьбе с коррупцией: он называется «Антикоррупционный комитет имени Сталина». Коммунисты утверждают, что их проект будет гораздо эффективнее «РосПила», основанного блогером и адвокатом Алексеем Навальным. Но эксперты этот оптимизм не разделяют.

О новом проекте коммунистической партии написала в пятницу «Независимая газета». В интервью Би-би-си депутат Госдумы от КПРФ Сергей Обухов, курирующий в партии информационные вопросы, посетовал, что информация в прессу просочилась раньше времени. Сайт, по его словам, еще сырой - его запуск планировался в середине сентября.

На вопрос о том, как имя Иосифа Сталина связано с коррупцией в современной России, Обухов отвечает лаконично: «При Сталине не было коррупции».

Он отвергает предположения о том, что «Антикоррупционный комитет имени Сталина» запускается специально под выборы или в популистских целях. 

«Путин ныряет за амфорами, обнажается в поликлинике. Почему про него никто не говорит, что он хочет заработать политические очки?» - негодует депутат.

Но эксперты в безупречно чистые антикоррупционные помыслы коммунистов не верят: смешение темы борьбы со взяточничеством и «сталинского дискурса» собеседники Би-би-си называют «грубовато-примитивным» и «эпигонским» и больших электоральных успехов проекту не сулят.

Антикоррупционный миф

«КПРФ явно запаздывает с каким-то опредмечиванием в свою пользу имени Сталина. Он уже давным-давно деприватизирован иными политическими силами: Сталин стал политическим брендом, к которому прибегают и слева, и справа, и власть», - говорит политолог Дмитрий Андреев.

Опоздали коммунисты и с «приватизацией» коррупционной дискуссии, считает социолог Владислав Иноземцев: «Думаю, это уже не слишком популярно, потому что даже у Навального популярность идет на спад. Поэтому мне кажется, что коммунисты просто пытаются оседлать волну, но вряд ли им это что-то даст».

Оба эксперта сомневаются, что КПРФ при помощи сайта создаст четкий механизм контроля и привлечения коррупционеров к ответственности. А кроме того, отмечает Дмитрий Андреев, «РосПил» и блогер Навальный давно уже стали мифом, «который воспроизводит сам себя, превратившись в самостоятельную, политическую, концептуальную величину».

Попытка сконструировать свой антикоррупционный миф у коммунистов не получится до тех пор, пока «партию на радость Владимира Владимировича [Путина] и Дмитрия Анатольевича [Медведева] возглавляет Геннадий Андреевич [Зюганов]: управляемый, корректный и прогнозируемый», говорит Андреев.

Политический «оливье»

По принципу соединения несоединимого в современной России построено практически все, говорит социолог из «Левада-центра» Борис Дубин, который скрещение имени Сталина с антикоррупционной темой называет «грубовато-примитивным».

«Это такое эпигонское соединение одного с другим, за которым стоит равнодушие, если не цинизм. В итоге получается классическое советское блюдо оливье», - сказал Дубин в интервью Би-би-си.

Накормить избирателя этим политическим салатом, по мнению политолога, не удастся: «Естественное течение времени размывает сталинский авторитет. В молодых слоях российского социума относятся к сталинской фигуре равнодушно - и чем дальше, тем больше».

Однако недавние опросы общественного мнения свидетельствуют как раз об обратном. По данным ВЦИОМ, с каждым годом все больше россиян полагают, что роль Сталина в истории России была скорее положительной: если в 2007 году таких людей было 15%, то весной 2011 года - уже 26%. 

А согласно летнему опросу «Левада-центра», число людей, готовых проголосовать за КПРФ на предстоящих думских выборах, достигло 35%, в то время как в июле 2007 года их было 22%.

Оригинал публикации: КПРФ создает «Комитет Сталина» для борьбы с коррупцией

Опубликовано: 02/09/2011 19:15


Чёрный сентябрь

Среда, 31 Августа 2011 г. 10:25 + в цитатник

 

3801739_globa000_1_ (230x279, 20Kb)Здравствуйте, дорогие друзья. Текто меня не знает - я довольно известный астролог из России, вхожу во всемирнуюфедерацию астрологов круглого стола экстренных созывов, занимаюсь астрологией и вычислением районов, точных дат, силу природных стихий и катастроф. Не хочу вас сильно расстраивать, но все события которые ждут нас уже в ближайшем будущем приводят в ужас.По приблизительным подсчетам 80% населения земли погибнет уже в ближайшие 2 года. Команда астрологов хоть и научились делать точные просчеты за годы работы, и неоднократно предупреждали о катастрофах заранее, но спасти миллионы жизней не в наших силах. Ужасные события этого августа уничтожат больше половины человечества. 3 мировая уже началась. Не только страны СНГ ужаснутся от этой кошмарной и быстрой катастрофы Единственное что мы можем сделать - предупредить. По началу к нашим прогнозам относились скептически, но когда подтвердились такие события как: трагедия в США 11 сентября, землетрясения на российско-китайской границе 18 февраля, разрушительное землетрясения в Тибете 14 апреля, землетрясение в Вашингтоне 18 июля смагнитудой 3,6, авария на буровой платформе Мексиканского залива 30 апреля,страшная авария в Японии 10 марта, и много других менее известных по масштабу, к нам начали прислушиваться. Чуть позже нам дали право высчитывать всевозможные риски чрезвычайных происшествий, и составлять индивидуальный прогноз для людей находящихсяв зоне возможной опасности, что повлекло за собой разработку точных просчетов для мирных жителей. Уже давно я и моя команда астрологов работала над индивидуальным гороскопом-предсказанием, так как люди живут в разных городах истранах, соответственно и судьба у всех разная, не зависимо от зодиакального знака. Гороскоп-предсказание составляется очень просто, не смотря на сложные математические и звездные просчеты. Первое что нужно сделать это нажать кнопку – Составить гороскоп-предсказание, затем выбрать Ваш знак зодиака и ответить на простые вопросы. Внимание! Точность ответа зависит от правильности введенных вами данных. Всего через минуту ваш гороскоп - предсказание будет составлен. Вы узнаете о себе все что до этого не знали, и даже вероятные катастрофы в вашей зоне проживания.

Итак, как происходит составление персонального гороскопа? Вы отвечаете на вопросы, такие как: ваше имя; ваш пол; ваш дата рождения; в какое время суток Вы родились. После этого начинается составление персонального гороскопа. Ждать долго не придется, буквально через 30 секунд Вы сможете его скачать. Для скачивания необходимо подтвердить, что вы реальный человек, а не спам-робот (антиспам), это займет меньше минуты. 


О райской жизни в США

Среда, 31 Августа 2011 г. 09:28 + в цитатник

 

 В это трудно поверить, передает CNN, но 15 процентам американцев (одному из семи) для того, чтобы просто выжить, необходимы талоны на продовольствие.

Эти цифры только что обнародовал Департамент сельского хозяйства США, в ведении которого находится то, что официально называется Программа по оказанию продовольственной поддержки. Из 311 миллионов американцев талоны на продовольствие получают 46 миллионов человек. Это самая большая цифра за всю историю.

Продолжающаяся безработица и слабая экономика страны способствуют взрывному росту использования талонов на питание, и ежемесячному увеличению числа участников этой программы пока не видно конца.

Вот некоторая ретроспектива:

- В октябре 2007 года около 27 миллионов американцев получали талоны на питание.

- Год спустя, в октябре 2008-го, эта цифра достигла почти 31 миллиона.

- К октябрю 2009-го эта цифра перевалила за 37 миллионов.

- В октябре прошлого года программа распространялась уже на 43 миллиона участников.

- По состоянию на конец мая от талонов на питание зависели 45,753,078 американцев.

Так сколько денег они получают в рамках программы?

- один человек получает 200 долларов в месяц в виде талонов на питание – в качестве дебетовой карточки, которую можно использовать в магазинах для покупки предназначенных для этого продуктов.

- Семья из двух человек получает на карточку 367 долларов в месяц.

- Семья из четырёх человек получает на карточку 668 долларов в месяц.

Это конечно не много, чтобы купить еду для взрослых и детей, но это то, на что многие американские семьи вынуждены жить. Многие из них просто не имеют никаких других источников дохода.

К слову, в рамках планируемого сокращения государственных расходов в течение следующих 10 лет в обмен на только что утверждённое поднятие долгового потолка в почти 1 триллион долларов, программа продовольственных талонов освобождена от сокращения дотаций.


Бесплатное образование осталось в советском прошлом

Понедельник, 29 Августа 2011 г. 10:51 + в цитатник

 

Диана Машкова, Михаил Хазин и Елена Бирюкова о том, стоит ли переводить среднее образование на платную основу

Реформа школьного образования постепенно делает «бесплатное» обучение в средней школе всё более дорогим удовольствием. Такие результаты ещё в конце предыдущего учебного года показал опрос, проведённый порталом Superjob. Около 70% опрошенных указали, что за последний год их расходы на школьное образование заметно выросли. Отчасти это произошло из-за перевода школ на полное или частичное самофинансирование, в целях которого учебные заведения получили законное право вводить платные предметы, дополнительные занятия и т.п. В то же время, качество образования отнюдь не улучшилось, отмечали респонденты.

Впереди новый учебный год, и, как ожидают многие эксперты, некоторым родителям будет просто не под силу оплачивать все предметы, входящие в школьную программу. Что же ждёт российскую систему образования? Стоит ли переводить её на коммерческие рельсы, улучшит ли это качество преподавания и, главное, не приведёт ли к тому, что даже средняя школа станет доступной только для более или менее состоятельных россиян? Об этом рассуждают наши эксперты.

Диана Машкова, писательница:

— Я не готова платить за образование ребенка, если речь идет о том варианте, который сегодня присутствует в школах России. Всю ответственность за воспитание детей фактически несут на себе родители. Кроме того, посещение школы не является гарантом получения знаний — чаще всего приходится искать дополнительные пути их приобретения. Одним словом, система образования за последние несколько десятилетий потерпела крах. И вряд ли в ближайшее время наше государство найдет способ вытянуть образование на достойный уровень. Я готова платить за ответственность и за желание работать с моим ребенком, помогать его становлению как Личности. К сожалению, подобного отношения к детям в школах я пока не вижу в силу ряда причин.

 

Михаил Хазин, экономист, публицист:

— Нам пора бы уже смириться с тем, что вместе с отказом от советской власти мы отказались от бесплатного образования, а также от медицинского страхования и пенсионного обеспечения. Всё больше людей сталкиваются с тем, что, если хочешь учиться, надо платить. А у кого денег нет, тот останется неучем. Я прекрасно помню, как ещё мой отец говорил, что поколение его отца — моего деда — было по большей части безграмотным, а уже его собственное поколение, благодаря как раз советской власти, почти всё получило высшее образование. Сейчас процент людей в нашей стране, которые смогут получить какое-либо образование вообще, будет постепенно снижаться — это неизбежно. Но я считаю, что хорошее, «правильное» государство стремится дать хорошее образование всем своим гражданам. К сожалению, к нашему государству это не относится.

 

Елена Бирюкова, актриса:

— К сожалению, в нашей стране все, что бесплатно, получается очень плохо и посредственно. Конечно, я бы согласилась платить за более качественное образование. Но дело в том, что у нас есть масса людей, которые это делать не в состоянии. Поэтому всех ставить на одну доску неправильно. В данном случае надо стремиться к тому, чтобы качество бесплатного образования постоянно повышалось.


Введение ЕГЭ

Понедельник, 29 Августа 2011 г. 10:16 + в цитатник

 

С введением ЭГЭ обучения в школах это что-то вроде очередного шоу. Если вы рассчитываете, что ваш ребенок имеет какой-то талант, то стоит вкладываться по полной. Это не советская власть, где государство было заинтересовано в ученых, инженерах, высококвалифицированных рабочих. А сейчас мы живем на нефтяной трубе, строительством у нас занимаются иностранные фирмы, торговля в руках монополий, мелким и средним бизнесов при такой коррумпированной системе – заниматься невозможно. Надо, если есть таланты у ребенка все деньги вкладывать в его образование. Чтобы он смог уехать из этой дикой страны и жить в цивилизованном обществе. А здесь нашу молодежь ничего не ждет. А если нет к наукам способностей, можно попробовать идти в спорт, но там тоже нужны выдающиеся.


О школьной форме

Суббота, 27 Августа 2011 г. 10:21 + в цитатник

 

3801739_ (533x400, 37Kb)Иногда, кажется, что форма была вечной. Сначала ее покупали на вырост. Её берегли и носили по несколько лет. Даже когда она становилась мала, её жизнь на этом не заканчивалась. Ей давали вторую, а то и третью жизнь. Форма либо передавалась младшему поколению и служила по назначению дальше, либо трансформировалась в иную одежду,либо шла на заплатки или тряпки.

Синяя школьная форма для мальчиков была просто универсальна. Когда пиджак становился мал, его превращали в жилетку. А жилетку украшали, кто во что горазд. Как раз стиль «хеви-метал-рок» пришел к нам из-за рубежа и стал очень популярным. Поэтому на жилетку цепляли кучу значков, украшали заклепками, кнопками и цепочками. Пришивали нашивки с изображением популярных символик. Безусловно, в таком виде в школу появляться было нельзя, хотя и находились некоторые смельчаки, которых непременно выгоняли переодеваться.

Однажды мой младший брат попросил меня обрезать ему рукава школьного пиджака, дабы в жилетке бегать на улице. Дело было осенью в начале учебного года, когда еще бегали без верхней одежды, и жилетка была просто необходимым атрибутом дворовой одежды. Какой пиджак превратить в жилетку выбирали из нескольких старых поношенных пиджаков, не только своих, но и доставшихся от уже подросших родственников. Выбрали подходящий пиджак и обрезали рукава. Красиво и аккуратно я подшила ему на машинке пройму, помогла прицепить заклепки и значки. Отличная жилетка получилась. Брат сразу в ней убежал на улицу.

Школьная форма на девочку СССРНа следующее утро, при сборах в школу, оказалось, что нет пиджака, в котором брат ходит в школу. Искромсали не тот пиджак, искромсали новый пиджак, а старые пиджаки так и остались не удел. Как так получилось? Почему в ворох старых пиджаков попался новый? От родителей попало,и они до сих пор посмеиваются над этим случаем.

Школьная форма девочек также терпела некоторые изменения и приобретала вторую жизнь. В старших классах ненавистный черный фартук уже не носили. К форме переставали пришивать надоевшие белые воротнички и манжеты. Школьное коричневое платье уже носили просто как обычное платье, украшая его брошками, вышивкой, аппликациями из кожи, бусинами. К платью подбирали красивый пояс. Обычно это были широкие пояса различных цветов с массивными пряжками. Еще из школьных платьев делали короткие юбки. Обрезали по талии верх, в юбку вставляли резинку. Юбки разрешали носить с футболками, когда в шерстяной форме было уже слишком жарко.

Хотя в старших классах добавлялась и еще одна форма для девочек в виде синего костюма-тройки, но она не была популярна, по крайней мере, в нашей школе. Длина юбки у этой формы была ниже колена, а в моде было мини.

В дополнении можете прочитать еще о школьной форме

 

3801739_foto_3 (700x526, 53Kb)


Реформы 1992 г.

Пятница, 26 Августа 2011 г. 10:49 + в цитатник

 

Автор:  Егор Гайдар
Дата публикации: 07.02.2008
Серия: Радиостанция «Эхо Москвы»
 

Аннотация:
Реформы 1992 г.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 13 на часах в студии "Эхо Москвы". У нас в гостях Егор Гайдар. Здравствуйте, Егор Тимурович.
Е. ГАЙДАР: Добрый вечер.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Евгений Ясин, Нателла Болтянская приветствуют Вас. Здравствуйте, Евгений Григорьевич, рада Вас видеть.
Е. ЯСИН: Здравствуйте.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я хотела бы начать с двух сообщений, которые пришли Егору Тимуровичу от наших слушателей. Сообщение первое. Илья Владимирович, бизнесмен, Москва: «Согласны ли Вы, что именно Ваши действия привели к гигантской инфляции, к падению рубля с 58 копеек за доллар в 1991 г. до 210 руб. в 1992 г. при Вашем правлении. Согласны ли, что Ваша модель экономического развития была выгодна только иностранным производителям и иностранным торговцам? Разве на тот момент Вы были специалистом по рыночной экономике? Считаете ли Вы, что Вы были компетентны проводить такие сложные реформы в разваливающейся стране? И согласны ли Вы, что допустили огромную ошибку, пытаясь создать рыночную экономику, не создав реального рынка в стране?» Это одно сообщение. А второе сообщение от Владимира, предпринимателя из Санкт-Петербурга: «Спасибо Вам за все, что Вы сделали в 1990-е годы. Я тогда был бедным иногородним студентом. Если бы меня спросили, в какое время я хочу вернуться, не думая, вернулся бы в 1990-е. Использую Вас, как лакмусовую бумажку, для проверки людей на идиотизм. Если человек говорит, что Гайдар развалил СССР и обокрал людей, мысленно ставлю этому человеку печать на лоб – идиот». Может быть, мы начнем с того, что люди ситуацию как-то недопоняли?
Е. ЯСИН: Ну, конечно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Егор Тимурович?
Е. ГАЙДАР: Да, ситуацию, конечно, недопоняли. Я бы очень хотел посмотреть на человека, который купил за 58 копеек в 1991 г. доллар. Мне хотелось бы в глаза ему посмотреть. Я знаю прекрасно, когда был легально введен коммерческий курс доллара к рублю. Он летом уже составлял примерно 60 руб. за доллар, Я знаю, сколько составлял он к декабрю месяцу. Он составлял 170 руб. за доллар. Я прекрасно знаю, когда он начал снижаться. Он начал снижаться как раз после того, как либерализовали цены. Что касается нынешней оценки той ситуации – да, это важнейшая проблема. Когда люди переживают страшную катастрофу (я не говорю о молодежи, я имею ввиду тех, кто тогда жил, был взрослым человеком), им больше всего хочется просто стереть все это из памяти. И это естественное желание – сказать, что ничего этого не было, потому что это настолько ужасно, что этого быть не могло. Собственно в ХХ в. Россия три раза проходила катастрофические ситуации, связанные с проблемами снабжения зерном, хлебом крупных городов. Первый раз это было в 1917–1922 гг. и привело к русской революции, гражданской войне, гибели миллионов людей. Второй раз это было на рубеже 1920–1930-х годов. И привело к массовому голоду на Украине и во многих областях Российской Федерации, унесшему жизни, видимо, 6 млн человек. А третий раз это происходило в 1991 г. Я не стал бы делать собственных заключений, а процитировал бы, если Вы мне дадите несколько минут, официальные документы советского правительства, в том числе, документы правительства еще до ГКЧП, описывающие то, что происходило. Зерно. Снабжение зерном крупных городов в последние годы Советского Союза зависело напрямую от двух вещей. Во-первых, от масштабного импорта зерна – СССР, как известно, был крупнейшим его импортером. И от принудительных по существу заготовок зерна в сельском хозяйстве по нерыночным ценам, во-вторых. Но к 1991 г. ни то, ни другое не работало. Валюты не было, механизмов изъятия зерна толком не было. Вот что по этому поводу пишут люди, которые отвечают в это время за снабжение населения хлебом, продовольствием в целом в Советском Союзе, в России: «По состоянию на 1 января остаток продовольственного, фуражного зерна составит 6,3 млн т при месячной потребности снабжения в 4,3 млн т». Короче говоря, у нас с вами зерна до середины февраля. Официальный документ. В это же время из официального документа: «С учетом того, что в настоящее время во многих областях близка к завершению уборка урожая, а продажа хлеба государству практически не ведется, предлагаем, начиная с 5 сентября, рассматривать складывающийся баланс хлебных ресурсов по каждой ССР, краю, области с учетом фактических закупок, сокращать фонды распределяемых госресурсов». Другими словами, надо хлеба меньше давать народу, если его нет. «В настоящее время сложилась катастрофическая ситуация. Поставки зерна по состоянию на 1 января с учетом поступлений по импорту составят 4,3 млн т, что уже в январе не позволит обеспечить снабжение хлебопродуктами». В РФ в начале 1992 года складывается катастрофическая ситуация. Это все до того, как начинает работать наше правительство.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это еще до Вас.
Е. ГАЙДАР: До меня и до начала радикальных реформ. В РФ складывается катастрофическое положение с формированием зерновых ресурсов для снабжения населения хлебом, животноводства кормами. Его дефицит составит около 18 млн т.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я прошу прощения, Егор Тимурович. Евгений Григорьевич, я к Вам обращаюсь. То есть получается, исходя из тех документов, которые сейчас читает Егор Гайдар, что он пришел в страну, которая должна была со дня на день начать пухнуть с голоду, так?
Е. ЯСИН: Ну, так, потому что, во-первых, вот документы. Во-вторых, я напоминаю о том, о чем мы с тобой говорили через передачу назад. Как раз я и говорил, это была ситуация, цугцванга. Некуда было ходить. Некуда, понимаешь, потому что эта катастрофа приближалась. Тогда, когда Гайдар начинал работать в правительстве, и когда были приняты первые решения о либерализации и т.д., – это была попытка спасти то, что уже рушилось. Люди теперь думают, что это как бы все устроил Гайдар на ровном месте, там, где все было в порядке. А я как раз и говорю, что все катилось в тартарары. И это самое худшее было предотвращено.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, документы.
Е. ГАЙДАР: Да, еще документы о том, как это все дальше проявлялось в регионах России. Письмо Росселя, главы администрации Свердловской области: «В области остатки муки резко снижены. Составляют 6 000 т, что соответствует трехдневному запасу, обстановка грозит срывом снабжения населения хлебом». Это до ГКЧП, до того, как я пришел в правительство. До ГКЧП Балийский район Читинской области. «Облисполкомом выделено муки по 260 г на человека. Это ниже нормы военного времени. Ситуация с обеспечением хлебом критическая». До ГКЧП. Могочинский район устойчиво выполняет план пропуска поездов, объемов золотодобычи. Но снабжение продуктами неудовлетворительное. В случае введения карточек на хлеб с нормой 350 г возможна остановка предприятий железнодорожного транспорта. Транссибирской магистрали. Нормированное распределение – 300 г в день на человека. Читинский областной глава администрации в правительство: «Больше не можем. На Нерчинском заводе Читинской области остатки муки конца года дают возможность обеспечить хлебом каждого жителя района 150 г в сутки». Это норма блокадного Ленинграда. В Пермской области. Резко увеличился расход печного хлеба. В магазинах огромные очереди. Сложилась взрывоопасная ситуация. Нерчинскозаводский район Читинской области. Выделенные фонды муки переработал. До конца года муки нет. Население без хлеба. Надвигается голод. Сложилось критическое положение с производством комбикормов промышленного производства. 3 сентября все государственные комбикормовые заводы будут остановлены из-за отсутствия зерна. По состоянию на 29 августа в области остаток зерна составляет: продовольственного – на 5 суток, фуражного – на одни сутки».
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это не 1922 г. телеграмма в правительство, Егор Тимурович?
Е. ГАЙДАР: Нет, это телеграммы августа-сентября 1991 г. Я прекрасно знаю ситуацию, изучал ее, сравнивал со снабжением зерном в 1917–21 гг. Да, те данные, которые я приводил по 1991 г., можно рядом поставить с телеграммами, из тех же областей, которые поступали в Москву в 1918 г. Они ничем принципиально не отличаются. Это до начала реформ. Я не работал в правительстве. Мои друзья и коллеги не работали в правительстве. Радикальные реформы, шоковая терапия не начались. Вот, например, ситуация в Бакале (Челябинская область): «Создается крайне напряженная обстановка в обеспечении хлебом. Из-за отсутствия муки норма отпуска хлеба ниже, чем в войну в 2 раза. Начат сброс поголовья. Однако мощности мясокомбинатов не позволяют произвести убой в кратчайший срок. При такой обстановке животные обречены на гибель. Обстановка с обеспечением области продовольствием, фуражным зерном остается крайне напряженной. Создалась реальная угроза гибели 15 млн голов птицы и 180 000 голов свиней на крупных комплексах. В настоящее время область имеет запас муки всего на три дня. У продовольственных магазинов создаются многочисленные очереди, в которых граждане в резкой форме критикуют местное центральное руководство. Отдельные из них призывают к проведению акций протеста». Я дальше могу продолжать это почти бесконечно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Егор Тимурович, а почему бы все это, я не знаю, все это не опубликовать. Там что-то было опубликовано в "Гибели империи".
Е. ГАЙДАР: Собираюсь это сделать, сейчас работаю над новой книгой…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Все слышали?
Е. ГАЙДАР: Под условным названием «150 дней», которая будет описывать по дням развитие событий в Советском Союзе – России, в первую очередь, в контексте всего, что происходило с зерном, продовольственным снабжением и валютой между крахом ГКЧП и началом реформ в России. Это страшная картинка. Если бы Вы еще спросили меня, что в это время происходило в армии, и с сохранностью тактического ядерного оружия, Вам было бы еще страшнее. Ну, просто не хочу расширять фронт нашей беседы.
Е. ЯСИН: Все-таки позднее время, можно запугать наших граждан.
Е. ГАЙДАР: Да, слишком сильно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, тогда давайте вот к чему перейдем. Ситуацию Вы обрисовали. А что собственно было делать, приступая. Вот Вы приходите в этот дом, у которого все стены валятся. И Вам что-то надо делать. Вы знали алгоритм? Вы представляли себе, что надо делать? Каков был пусковой комплекс?
Е. ГАЙДАР: Я понимал катастрофичность ситуации. Понимал, что если вдруг чудом не вытащить ее, мы будем там, где была Россия в 1918 г. И очень скоро. А я хорошо знал, что такое Россия 1918 г. С гражданской войной, полным отсутствием какого бы то ни было порядка, голодными карточками, махновскими бандами, – все это я знал. Было ясно, если все чудом не повернуть, то мы там и окажемся на протяжении следующего полугода. Причем, надо сказать, что в данном случае российское общество того времени разделяло мои взгляды. Это видно по ВЦИОМовским опросам. Население ожидало голода, отсутствия тепла, электроэнергии, экономической катастрофы. Беда была в том, что стандартными методами вытащить ситуацию было нельзя. Дальше я вынужден входить в технические детали, почему стандартные методы, которые, скажем, сработали в Польше…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Или в Чехословакии.
Е. ГАЙДАР: В Чехословакии, в Польше. Да, сработали, тяжело с проклятиями в адрес реформаторов, многие из которых мои друзья. Почему стандартные методы, которые тяжело, но все-таки надежно позволили вытащить ситуацию в Польше и Чехии, в России, на пространстве СНГ не работали? Если хотите, я в двух словах попытаюсь объяснить.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да.
Е. ГАЙДАР: Дело в том, что у нас соединился вместе крах социалистической экономической системы и крах Союза. Иными словами, у нас реально не было в руках инструментов власти, позволяющих навязать свою волю Украине, Прибалтике или Грузии. Просто не было ни одного боеспособного полка. Это случается почти всегда в условиях краха режима. Особенно в многонациональных территориально интегрированных империях. В результате нам для того, чтобы разморозить цены, запустить рынок и хоть как-то избежать голода, нужно было то, к чему пришел Ленин в 1921 г. Нужен был НЭП. Нужен был реальный механизм не изъятия из деревни ресурсов, а обмена, т.е. задействования рыночных механизмов. Но рыночные механизмы не могут работать, если у вас нет валюты, которая пользуется каким-то доверием населения. А когда складывается ситуация, когда 15 центральных банков республик соревнуются в том, кто быстрее напечатает безналичные рубли, невозможно обеспечить товарооборот устойчивой валютой. Это в принципе нерешимая задача. С точки зрения экономической теории, действительно лучшей реакцией, самой надежной в этой ситуации было пустить себе пулю в лоб. Или думать, что как-нибудь другой разберется. Но такая реакция на происходящее не решала ни одной проблемы. То, что мы делали в правительстве, противоречило всему, что говорит экономическая теория. Мы разморозили цены, потому что не могли их не разморозить, чтобы избежать голодного Питера, голодной Москвы, голодного Нижнего Новгорода и Екатеринбурга. Но любой учебник вам расскажет, что нельзя размораживать цены, если нет контроля над денежной массой. А контроль над денежной массой мы могли получить к июлю месяцу.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: А зерна было до февраля.
Е. ГАЙДАР: До февраля. А мы реально устойчивые деньги можем получить первого июля, технически. Иначе задача нерешима в принципе. Ну, и дальше пришлось решать так, как мы и решали. После того, как разморозили цены, делали все, что могли, чтобы как можно быстрее обеспечить контроль над денежным обращением. Но это такая штука, которую в мировой истории никто никогда не делал. Да, избежали голода, избежали гражданской войны, дожили до нового урожая. Да, с огромными издержками. Но по сценарию 1918 г. развитие событий не пошло. Е. ЯСИН: Япросто хочу обратить внимание. Спрашивают: а почему такая высокая инфляция? Нельзя ли было сделать так, чтобы этой инфляции не было? Да в том-то и дело, что если Вы не контролируете денежную массу, и Вы все-таки разморозили цены для того, чтобы заработали механизмы спроса и предложения, то получается ситуация, что инфляция будет расти. Вот она и выросла. Но за это время, пока она росла, уже были введены корреспондентские счета для национальных банков союзных республик, затем следующий шаг собственно был сделан – разделение рублевой зоны – уже только в августе 1993 г.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я напомню, что это программа "1990-е – время надежд". Сегодня мы с Евгением Ясиным принимаем Егора Гайдара. Сейчас прервемся на новости, а затем продолжим.
НОВОСТИ
Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22.33 на часах в студии «Эхо Москвы». «90-е – время надежд». Евгений Ясин, Нателла Болтянская. И мы принимаем Егора Гайдара. Егор Тимурович, а правда ли, что все, что делалось, делалось по иностранным лекалам? Хотя вы, в общем, сказали, что Вы пошли против экономики.
Е. ГАЙДАР: Нет, конечно, не по иностранным лекалам. Была уникальная ситуация, таких в мире не бывало. По этому поводу никакие рецепты в учебниках не пишут. И людям, которым никогда не приходилось, какими бы они ни было квалифицированными специалистами, сталкиваться с подобными ситуациями, трудно в них разбираться. Да, мы, конечно, пытались советоваться с людьми, мнения которых уважали, с хорошими специалистами. Но ни один из них никогда бы всерьез не взялся за управление ситуацией, которая сложилась в России осенью 1991 г. Они просто не жили в таких экономиках.
Е. ЯСИН: Я хочу напомнить историю: еще в 1990 г. мы с Егором Тимуровичем и практически всеми членами будущего правительства Егора Гайдара были на семинаре в городе Шоперне, в Венгрии. И там встречались с большим количеством весьма видных специалистов из лучших университетов Соединенных Штатов, Британии, Японии и т.д. И тогда обсуждался некий план реформ, который на самом деле был не в единственном экземпляре, хотя честно сказать, я знаком практически со всеми этими планами. И под конец между ними уж очень таких принципиальных различий не было. Потому что за исключением того, о чем говорил Егор только что, там. не было предусмотрено вот того, что нельзя будет как-то контролировать денежную массу. Это было даже трудно себе представить. Но такие люди как, например, Роди Дорнбуш из Ейла или затем Билл Нордхаус, а также целый ряд других очень видных ученых что-то такое говорили тогда. И среди этого было много полезного. Например, я тогда узнал, честно говорю о себе, Егор, может быть, и знал, что есть такой эффект Оливейра Танзе. Это Вы должны предусмотреть такое построение налоговой системы, чтобы она обеспечивала доходы бюджета тогда, когда будет высокая инфляция, и расходы бюджета будут расти очень быстро. Честно я говорю, что я буквально в тот же день, это Яцек Ростовский меня просвещал, побежал и дал телеграмму в правительство о том, что… Ну, Вы смеетесь. На самом деле, я-то знал, что у нас вообще не было налоговой системы в 1990 г. Просто как таковой. Потому что брали отчисления от прибыли. Ну, а прибыли, я думаю, что скоро бы не стало. И вот в этом и было дело.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: А что такое Вашингтонский консенсус, объясните мне, непутевой, пожалуйста.
Е. ГАЙДАР: Это набор представлений о разумной экономической политике. На самом деле он в большей степени сводится к правилам хорошего тона и здравого смысла. Ну, не сморкайтесь себе в руку, если хотите, чтобы вас принимали в хорошем обществе. Помните, что желательно в хорошее общество идти в чистой рубашке, а не в грязной. Такой вот набор банальностей на самом деле. Но, оттого, что это набор банальностей, он не перестает быть правильным.
Е. ЯСИН: Ну, на самом деле тут в данном контексте важно обратить внимание на то, что раздавались многие обвинения, что мы как бы следовали указаниям вашингтонским…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Указаниям вашингтонского обкома.
Е. ЯСИН: Обкома. Вашингтонскому консенсусу. И поэтому, собственно, получились такие плохие реформы. Значит, я честно про себя могу сказать, что я о вашингтонском консенсусе узнал, вообще, через 5 лет после этого. Но представление о том, что надо было делать, у меня примерно было такое же, как у Егора Тимуровича, хотя вот поправка эта на те проблемы, которые совершенно неожиданно были связаны с распадом СССР, это очень серьезное осложнение.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, хорошо. Тогда позвольте вечный вопрос. Вот я смотрю на нашу смс приемку. Очень много обвинений, что Вы должны были подумать, Вы должны были сделать это менее болезненно для нас. Вам-то там хорошо в Москве, а мы-то тут припухаем, да? Можно ли было менее болезненно?
Е. ГАЙДАР: Понимаю. А вот предшествующие советские правительства, они как раз очень тщательно думали. Вот когда цены упали в 4 раза, вообще-то, по-хорошему надо было понять, что…
Е. ЯСИН: Цены на нефть.
Е. ГАЙДАР: Цены на нефть упали в 4 раза, в стране, которая в колоссальной степени зависит по платежному балансу, по импорту, по бюджету от нефти, пора бы что-то начать делать. Нет, они решили думать. Они решили закрыть глаза и думать о том, что кто-нибудь как-нибудь спасет. Вдруг цены на нефть начнут расти. Вдруг денег колоссальное количество дадут. Вот и думали. И додумались до той ситуации, которую я описывал вам в документах этого времени. А дальше надо было думать и делать. И думать и делать одновременно. В режиме одного дня, желательно одного часа. Потому что когда тебе сообщают, что в крупнейших городах осталось хлеба на два дня, а ты берешься за полгода подумать и разобраться – это вряд ли конструктивно.
Е. ЯСИН: Я думаю, что, может быть, Егор Тимурович все-таки скажет о первых шагах, вот об этом пусковом комплексе. Значит, если бы эти меры были приняты раньше, прежде всего, либерализация цен. Ну, скажем, мы были бы готовы как-то, я не обвиняю там Горбачева или кого-то другого. Скажем, что в 1987 г. приняли другие решения. Но мы были не готовы к ним. Но если бы, скажем, представить себе, что мы были бы готовы, то последствия были бы намного менее серьезными. А если бы вообще мы в свое время не остановили косыгинские реформы, а плавно развивались бы…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: В том направлении.
Е. ЯСИН: Как потом шаг за шагом развивались Чехия или Венгрия, или даже Польша. Но тогда бы ситуация была бы существенно иной. Хотя у нас была экономика гораздо более насыщена диспропорциями. Она как бы напрашивалась на особую тяжесть реформ, потому что те страны не несли такой нагрузки с обороной, с производством вооружений и т.д. Половина валового внутреннего продукта, не знаю, может быть, там на 5% меньше, – это было оборонка. И куда Вы эту оборонку могли ставить? Только отдать просто бесплатно, якобы в кредит Анголе, Мозамбику или еще кому-то. Все. Как спасать предприятия, которые ничего не могли делать? Я напоминаю, что оборонные заводы по поручению Николая Ивановича Рыжкова начали в 1988 г. делать сковородки…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кастрюли.
Е. ЯСИН: Кастрюли. Микроволновки, тогда еще не знали, что это такое.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Внимание, слушатели «Эхо Москвы». В 1988 г. по поручению Николая Рыжкова, а не по поручению Гайдара, это я просто отвечаю на гневные филиппики. Хорошо. Экономика и политика – одно суть продолжение другого, это мы все читали в детстве. Но, тем не менее, можно ли было, скажем так, отделить реформы экономические от реформ политических.
Е. ГАЙДАР: Вопрос можно интерпретировать в двух смыслах. Первое. Если вы перечитаете массу политологической литературы о поставторитарных переходах, там является общим местом то, что ни в коем случае нельзя пытаться совмещать экономические реформы и политические реформы. Что их лучше разделять. Что лучше сначала политические, потом экономические. Или сначала экономические. Это интересно читать. Надо помнить, что социалистическая система, предполагала жесточайшую интеграцию экономики и политики. Вся экономика работала так, как она работала, плохо, но работала. Потому что все знали, что председателя колхоза, который не поставит зерно туда, куда он должен поставить (не потому, что он заинтересован в этом, а потому, что ему так приказали), снимут с работы, исключат из партии, а, может быть, посадят. И тогда, когда вот так связана экономика и политика, эта система плохо, отвратительно, но работает. Когда председатель колхоза знает, что, если он не поставит зерно, куда ему приказали, его не накажут, не посадят, – вся административно-экономическая система разваливается, как карточный домик. В этой связи перед нами не стоял вопрос о том, можно отделить экономические реформы или политические. У нас рухнула политическая система, рухнула связанная с ней экономическая система.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Егор Тимурович, Вас разве только во взятии Бастилии не обвиняют. Да. Вот в этом точно нет. Уже пришло несколько сообщений: а зачем было расстреливать парламент? Замечательно просто.
Е. ГАЙДАР: Вы знаете, это интересная тема, важная…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вас там, по-моему, все-таки…
Е. ГАЙДАР: Нет, я собственно не расстреливал, но я принимал активное участие в событиях 3–4 октября. Да, эта тема серьезная, важная, я бы предложил с Вашего разрешения, когда Вам будет это удобно, обсудить ее отдельно и специально. Она требует обстоятельного разговора.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Евгений Григорьевич, мы запомнили, да? Мы на этом месте…
Е. ЯСИН: Запомнили, да. Это интересно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Если ли Вам что добавить к сказанному Егором Тимуровичем по поводу политических и экономических реформ? Е. ЯСИН: К той теме, которая была последней затронута, я бы сказал мою точку зрения. Я бы сказал, что в принципе мы не могли проводить одновременно экономические и политические реформы. Мы могли что сделать? Мы могли использовать демократическую волну для того, чтобы провести реформы. Но реформы, как мы видели, не могли быть безболезненными. Они, к сожалению, были очень болезненны. Я вспоминаю свой разговор с Егором Тимуровичем, он состоялся где-то в конце октября. Я спрашивал его намерения, что он собирается делать дальше. У нас тогда было много разногласий. Он мне сказал тогда, что, в общем, можно выйти из этой ситуации, если у Вас есть две предпосылки. Либо жесточайшая военная диктатура, либо харизматический лидер, который способен повести за собой народ как бы на основе доверия, но при том, что все-таки эти тяжелые реформы надо будет делать. Нам, говорит, сказал он тогда, исключительно повезло. У нас есть Ельцин. Он в это время был в зените своей славы, своего авторитета, и он не побоялся ради спасения страны принести это все на алтарь отечества. Значит, он на самом деле пожертвовал своей харизмой и пр. Но реформы удалось провести. От этого они легче не стали. Я не знаю, могли ли они стать. Я думаю, что если что-то и можно было сделать лучше, то это не столь существенные вещи, о которых мы могли бы говорить. Это то, что ученые говорят: ошибка в пределах погрешности. Но совершенно было очевидно, что демократия, особенно та протодемократия, которой мы тогда располагали, – это в значительной степени советская демократия. Верховный совет СССР – это, в общем-то, был…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Советская демократия.
Е. ЯСИН: Еще продолжение советской власти. И конституция была такая, которая отдавала парламенту реально все права по принятию решений во внутренней, внешней политике. Значит, если действительно не было бы воли у Ельцина действовать против этого давления, то реформы не состоялись бы. Не то что они уже были в основном проведены, но просто они бы откатились. Мы от этого всего многого бы лишились, потому что опять бы заморозили цены, там опять бы еще что-то такое придумали. Я прошу прощения, мне мои студентки, которых я спрашивал, как они понимали то время, они говорят: ну, понимаете, это все для нас сложно, потому что легче обвинить Гайдара. Кто-то должен быть виноватым.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Такой безусловный рефлекс. Оп, и Гайдар виноват.
Е. ЯСИН: Хотя все понимают, что есть такие ситуации, цугцванг называются, когда нет выхода. Но Вы должны что-то сделать. И вот это все-таки было сделано. И я прошу прощения, действительно, я искренне считаю, что экономические реформы в то время были важнее. Потому что если бы они бы не были проведены, не были бы созданы условия для формирования социальной структуры, которая способна была бы создать базу для нормальной демократической системы.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Егор Тимурович, вот Вы знаете, я опять же смотрю на наши смски, что дескать, защищаем мы, ну, в частности, я, Гайдара по причине того, что хорошенько, извините, отожрались, в 1990-х. Сообщаю для любопытных. В 1990 г. по обмену я въехала в двухкомнатную квартиру на окраине Москвы. В 10 минутах от Московской кольцевой. Там я и живу. Мне безумно жалко, что эпоха завлабов кончилась. До какой степени я в меньшинстве, и до какой степени все либералы гады, негодяи и мерзавцы? Вот такой вот вопрос. Позвольте?
Е. ГАЙДАР: Если можно уточните. Я был какое-то время завлабом. Я был директором института. Собственно, что Вы бы хотели услышать от меня конкретно?
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Егор Тимурович, вот одни называют либералов со всякими разными малопристойными ругательными окончаниями. А другие с тоской вспоминают об интеллигентных людях во власти. Третьи считают, что не суть, были они интеллигентны, или не очень. А суть в том, что они были профессиональны. Но четвертые говорят, что все равно, либералы – это плохо. Это для России не проглатываемый кусок.
Е. ГАЙДАР: Знаете, я предпочитаю обсуждать более конкретные вещи. Конкретно Россия в конце 1991 г., это я готов доказать кому угодно документами, фактами и статистикой на руках, стояла на пороге крупномасштабной катастрофы. Разница с 1917 г. была в том, что страна была напичкана ядерным оружием. И катастрофа у нас могла легко, я опять же это могу доказать с документами в руках, кончиться глобальной катастрофой, такой, что человечество могло прекратить существовать. Кстати говоря, эта тема активно и на высоком уровне обсуждалась тогда в мире. Как раз в эти 150 дней осени 1991 г., которые я описываю. Она больше всего в это время волновала американскую элиту, европейскую элиту, кстати, российскую элиту. Нам этого удалось избежать. Прецедентов подобного рода мировая история не знает. Может быть, кто-то, кто добьется подобного же результата, потом мне расскажет, что можно было этого добиться гораздо лучше, гораздо умнее, гораздо более тонкими действиями. Когда такой человек появится, я с интересом с ним проведу беседу за чашкой чая на эту тему.
Е. ЯСИН: А теперь я продолжу немножко. Время было такое, что у правительства не было денег, и единственное, что оно могло дать, это свободу. Поэтому люди, которые могли дать свободу, как раз либералы по убеждениям. Они на самом деле действовали в соответствии со своими убеждениями. И я вспоминаю одну небольшую историю, которая случилась в том же городе Шоперне еще в 1990 г. Мы сидели в кафе. Моя жена – напротив Егора Тимуровича. И она его спросила: ну, хорошо вот ты говоришь, что нужно провести либерализацию цен. Но ведь товаров нет. Ну, если Вы проведете либерализацию цен, откуда они возьмутся? Егор Тимурович ответил: дорогая Лидия Алексеевна, я не знаю, откуда они возьмутся. Но они возьмутся. Вот Вы увидите. И это действительно произошло.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: А откуда они взялись в итоге?
Е. ГАЙДАР: Откуда они взялись при введении НЭПа? Ровно оттуда же. Как только ты перестаешь с грубым государственным орудием типа топора, лезть в тонкий, затрагивающий миллионы хозяйственных субъектов организм, ты даешь ему возможность жить и как-то функционировать. У человека нет предрасположенного инстинкта смерти. Он хочет выжить. Если только не мешаешь ему это делать, он каким-то образом находит способ это сделать. Выжить.
Е. ЯСИН: Я просто напомню Вам, что в январе 1992 г. был подписан указ президента о свободе торговли. И на улице Москвы с бумажек, с этих самых газеток, с табуреток стали продавать кто, что может. И это было одним из шагов в этом направлении. Второе, что было сделано, была очень быстро открыта экономика. И было разрешено вести внешнюю торговлю всем субъектам Российской Федерации, которые здесь находились. И частным лицам, и организациям и т.д. А это означало, что основные каналы притока товаров были открыты. Как люди ухитрялись, спросите у любого челнока. Он Вам расскажет, потому что он эту операцию проходил много-много раз.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, да, челноки, в общем, в известной степени тоже спасли страну.
Е. ГАЙДАР: Вспомните историю мешочничества во время гражданской войны…
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да?
Е. ГАЙДАР: Реально половина снабжения Питера и Москвы шла по каналам мешочничества. То, что Москва и Питер полностью не вымерли от голода, было связано с тем мешочничеством, с которым боролись. Мешочников, тех же челноков тогда грабили, отнимали зерно, но, тем не менее, они накормили крупные города.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: А позвольте вот такой вопрос в финале нашей программы. Вот мы начали с того, что многие обвинения в адрес реформаторов идут, скажем так, от непонимания ситуации. Но оставим тех, кто не знает, не в курсе, не понял в отдельной графе. С самой высокой трибуны прозвучало, что либералы-реформаторы оставили страну без штанов. Было? Было. Что можно сказать, что господин-президент, так скажем, не знает ситуации? Или что он, извините, передергивает карты?
Е. ГАЙДАР: Ну, знаете, я могу привести здесь документы, которые мне направлял его непосредственный начальник, мэр Санкт-Петербурга, Анатолий Собчак о катастрофическом положении с продовольственным снабжением города. О том, что продовольствия осталось на 3 дня, и если я не разбронирую ему госрезервы или не дам немедленно валюту, которой у меня нет, то будет катастрофа. Я не думаю, что кто-нибудь из руководства Питера не знал этой ситуации или даже не читал этой корреспонденции. Ну, а политики есть политики. Есть правда, а есть соображения здравого смысла и политической пользы.
Е. ЯСИН: Ну, в данном случае я хочу напомнить то, с чего мы начали наши передачи. Я вспомнил тогда выступление Владимира Владимировича в Лужниках. С моей точки зрения, это была чистой воды политическая предвыборная риторика, о которой можно забыть на следующей день после выборов. Я думаю, что наш президент сейчас уже без всякой охоты слушает напоминания о его выступлении.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы знаете что, во-первых, не могу не зачитать сообщение, которое мне очень понравилось: «Спасибо Егору Гайдару! За то, что он не страус!!!» Егор Тимурович, я с удовольствием Вам адресую это сообщение от Жени. И вот сейчас идет очень много как бы альтернативных предложений по реформам 1992 г. Типа – отсечь деньги союзных республик от денег России. Что-то вот такое. Е. ГАЙДАР: Как это сделать в течение двух дней? Нынешний председатель Центрального банка Сергей Михайлович Игнатьев тогда занимался этим с утра до ночи с огромным усердием, по-моему, 24 часа в сутки, и у него на это ушло 9 месяцев. Если кто-то расскажет, как это можно было сделать в течение 1 дня, я бы с интересом послушал.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ага. Вопрос провокационный: «Егор Тимурович, Вы неоднократно говорили, что вахту сдали. Есть у меня шанс, что Вы вернетесь на вахту?» Человек обозначил себя словом «приватизатор».
Е. ГАЙДАР: Честно говоря, не хотелось бы. Просто считаю, что каждое поколение должно решать свои задачи. Думаю, что мы сделали то, что должны были сделать. И дальше готовы помогать. Но если, не дай Бог, придется разруливать подобного рода кризисные ситуации, я бы предпочел, чтобы это делал кто-то помоложе.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ага. «Уважаемый Егор Тимурович, вопрос от Евгения. Существует ли реальное желание власти бороться с коррупцией. Что делать с коррупцией в сегодняшней России?»
Е. ГАЙДАР: Что делать с коррупцией, все знают. Никакой тайны в этом нет. Для этого нужна свободная, влиятельная пресса. Нужна прозрачность принятия государственных решений. Нужно максимальное ограничение зоны секретности. Нужно реальное разделение властей. Нужен влиятельный парламент. Ничего нового здесь нет. К сожалению, развитие событий идет не совсем в этом направлении. А когда оно идет не в этом направлении, то надеяться, что можно победить коррупцию, просто часто ее упоминая, – химера.
Е. ЯСИН: Я просто замечу. Что если задуматься или почитать, Вы обнаружите, что в странах демократических, я имею в виду с развитыми и устоявшимися демократическими институтами, коррупции нет. А она бывает только в тех странах, которые либо имеют авторитарные режимы, либо в процессе перехода. Потому что в тот момент, когда наступает свобода, люди, которые привыкли воровать, радуются, что они могут воровать еще больше. Как говорят, раб не хочет свободы, а хочет быть господином.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Хочет быть надсмотрщиком. К сожалению, наше время истекает. Хотелось бы Егору Тимуровичу подбросить еще одну тему для одной из следующих наших программ. А тема такая: все Ваши реформы закончились пшиком. Страна вернулась в совок. Посмотрите в глаза реальности. Народ, кстати, больше доволен чекистом Путиным, чем Вами, либералами. Меньше минуты осталось. Я специально подбросила это сейчас.
Е. ЯСИН: Я просто хочу напомнить, что все-таки очередей у нас в магазинах нет. А рыночная экономика работает, она может работать намного лучше, это точно. Но она работает. Она работает благодаря тому, что мы делали в 1992 г.
Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я благодарю Вас, уважаемые господа. Должна сказать, что только что пришла просьба, чтобы эта передача шла по Первому каналу. Боюсь, что отвечу старым анекдотом: не дождетесь, – сказал Рабинович. А Егор Гайдар, Евгений Ясин в программе «1990-е – время надежд». Новости на «Эхе» через несколько секунд. Спасибо.
Е. ГАЙДАР: Спасибо. Всего хорошего.


Ведущие: Нателла Болтянская, Евгений Ясин
Гости: Егор Гайдар
 
Написать письмо

Михаил Прохоров сегодня имеет все шансы стать героем нового политического времени.

Пятница, 26 Августа 2011 г. 01:04 + в цитатник

 

Один из богатейших людей России Михаил Прохоров сегодня имеет все шансы стать героем нового политического времени. Но еще больше шансов на то, что миллиардера-политика потопят его собственные деньги.

Прохоров как бифштекс

Прохоров сегодня банально ассоциируется с денежным мешком. Большинство его ненавидит – "миллиарды честно не заработаешь", "он жирует, а мы голодаем", "мы работаем, а он богатеет". Меньшинство лелеет надежды отщипнуть кусок от прохоровских капиталов. Это как в американском мультфильме, когда герой смотрит на корову, а видит бифштекс. Пока Михаил Прохоров со всем своим "Правым делом" не более чем сытный бифштекс для избирателей и членов команды. Особенно для последних.

Это ловушка называется "клиент платит": когда чем больше неприятностей у заказчика, тем больше работы у наемного персонала, тем выше их зарплата. В случае с Прохоровым, чем сложнее будет ему пробиваться на выборы, тем богаче будут его пиарщики и другие работники штаба.

У Прохорова был невероятно перспективный стартовый капитал для участия в федеральных выборах. Он успешен и богат. Он мыслит жестко, трезво и логично. Он не качает нефть, не женат на дочке Путина, он не уставший и пресыщенный старик. Даже семейное положение Прохорова играет ему на руку. Мужчины воспринимают миллиардера-холостяка с заговорщицким пониманием и некоторой завистью, женщины – с симпатией. Это ведь хорошо известный ход в мире шоу-бизнеса, когда участникам мужских поп-групп запрещали жениться, чтобы не расстраивать поклонниц и не лишать их призрачной, нереальной, но все-таки надежды. И тут уже не важно, о чем идет речь – о покупке CD-диска или галочке в бюллетене для голосования.

Конечно, капиталистические идеи "Правого дела" будут вызывать ярое неприятие у абсолютного большинства, которое потом пойдет голосовать за "Единую Россию" и КПРФ. Но "Правому делу" нужно не большинство, а как минимум 7%.

Билборды без мозгов

Другое дело, что пока не совсем понятно, что на самом деле нужно Прохорову. Хочет ли он идти на выборы и побеждать? И если хочет, то почему его стартовая политическая кампания выглядит такой аморфной, идеологически противоречивой, а подчас просто глупой?

Топорная внешняя реклама не вызвала насмешек только у ленивого. Кондовый сайт партии напоминает о КПСС, там ничто – ни оформление, ни лексика, ни подбор новостей не говорит о молодой, активной либеральной партии, делающей ставку на инновации и прогресс.

И у меня есть личный вопрос к дизайнеру знаменитого билборда на желтом фоне: зачем человеку, который проповедует инициативность, разум и профессионализм, обрезать голову? Там, где надо делать акцент на мозг, на разум, отыгрываются совершенно другие ассоциации.

Еще один удар по имиджу партии – попытка делать пиар на благотворительности. Одна из главных новостей сайта – "Лидер "Правого дела" поможет жертвам нападения гигантской акулы". Двое богатых людей – Прохоров и его соратник по партии, совладелец "Аптечной сети 36.6" Артем Бектемиров, - купят пострадавшему парню нейропротезы и обеспечат дальнейшее лечение и реабилитацию.

Складывается впечатление, что политтехнологи пытаются лепить из Прохорова какой-то новый объект, прекраснодушного бизнесмена, который благотворительностью извиняется за свое богатство, жертвует, искупая грехи капитализма.

Показушная филантропия – абсолютно порочный предвыборный ход. И дело не только в некой морали (хочешь помогать, помогай молча), но и в невероятной неэффективности этого хода. Вспомните некрасивую историю с молодым солдатом Сычевым, который лишился ног из-за армейской дедовщины. Тогда лидеры СПС – Никита Белых и Борис Немцов – устроили мелодраму с посещением парня, фотографированием на фоне инвалида и рассказами о том, как СПС поможет Сычеву. Выборы СПС провалила, но этот пример пиара на крови, думаю, не должен забываться никогда, он должен остаться частью истории СПС и личной истории Белых и Немцова.

Если Прохорову так хочется раздавать деньги нуждающимся, то, по логике капитализма, это должно быть не жертвование, а инвестиции. Оплачивать обучение одаренных, но малообеспеченных детей, - это прямая инвестиция в будущее страны и собственное благополучие. Эти способные, умные и талантливые дети вырастут, получат хорошее образование, и станут блестящими специалистами. Они и будут двигать прогресс в стране, они будут изобретать нейропротезы, лекарства от неизлечимых болезней, инновационные двигатели и так далее. И каждый вложенный в них рубль обернется большой прибылью. Общей прибылью. И вот о таких инвестициях не грех рассказывать в СМИ.

Прохоров декларирует ценности капитализма, говоря о том, что "нужны тектонические сдвиги. В экономике - и в головах". Но вслед за этим начинает рассуждать на уровне того самого мышления, с которым собирался бороться. Но усидеть на двух стульях тут не получится. Чем больше Прохоров будет метаться справа налево, желая расширить круг своих потенциальных избирателей, тем ощутимее будут его потери. На популистском поле такая толкучка, что Прохоров там просто затеряется.

Источник: partbilet.ru

Развитие жизни на Земле

Четверг, 25 Августа 2011 г. 09:05 + в цитатник

3801739_12T5_1_ (80x90, 13Kb)

Найдено решение, что является основой того, что нам мешало: все чуждое будет ликвидировано, и нам остается отобразить в себе этот дуальный мир. Природа, не спрашивая нас, уже это делает и, пожалуйста, — извольте соответствовать. Природа не спрашивает, она просто создает состояние.
Когда мы говорили о том, что мы недоразвиты, ибо у нас не хватает доразвитых структур, а Природа требует, чтобы мы вбирали в себя эти уровни и осваивали новый уровень жизни — вот здесь основная проблема, все остальные вытекают из нее. Да, нам помешал кто-то, мы не сумели справиться. Да, не было нужных уровней концентрации, теперь они есть. И, следовательно, мы будем делать все, что нужно, в зависимости от уровня, на который мы вышли.3801739_3fd47c5 (40x40, 5Kb)         3801739_567R_1_ (40x24, 4Kb)       3801739_icon_duel7_1_ (100x34, 4Kb)3801739_dyr6uq (108x68, 39Kb)
Что надо делать в первую очередь, а что может подождать? Задача еще и в том, что упущенные моменты привели к тому, что жизнь, которая развивалась на Земле два миллиарда семьсот миллионов лет, сегодня идет на закат. За очень недолгий срок, где-то за 7—8 тысяч лет, мы потеряли три четверти живого потенциала Земли. При этом Новая Жизнь развивается. Как она будет развиваться? Если мы не переведем ее в тончайший уровень и не по правилам будем ее извлекать, то каждый день и на каждом шагу мы будем сталкиваться с проблемой. Если мы не построим структуру и не создадим принцип преобразования., Природа будет требовать, чтобы мы получали извлечение в другом месте и тогда проблема возникнет у всего человечества: и у Природы, и у людей.
Это будет Новая Жизнь, то есть не дошедшие до человеческого уровня тонкости не смогут извлекать эту Новую Жизнь Мы должны соответствовать, а мы недоразвились и не умеем извлекать по правилам Новую Жизнь, прошедшую все этапы эволюции. Она извлекается на примитивном уровне и мы имеем опускание уровня жизни человека по шкале. Мы возвращаемся назад, в животное, мы зарастаем шерстью, идет все большее оволосение тела. И Новая Жизнь извлекается на уровни вируса или водоросли. Это наша недоразвитость и эти проблемы будут с каждым днем нарастать. Люди будут постоянно испытывать давление Новой Жизни. Она активная, агрессивная, она извлекается внутри нас с вами.
Когда был остановлен процесс суперпозиционного сложения, начиналось стремительное разрушение всего. Надо держать этот процесс, чтобы мы могли доразвиться. Но этот процесс держать беспрерывно нельзя, он все равно пройдет в нашу систему и рухнет на нас. На сегодняшний день это значит остановить процесс эволюции. Этот процесс будет идти. Уже есть "упавшее на Землю небо", в некоторых странах оно уже упало, а новые качества там уже формируются. Упавшее небо — там в измерениях — это новые качества, а принять их человек неспособен, и он оказывается "впечатанным в камень». Мы прорабатываем его на низком уровне и даем пищу только Новой Жизни, то есть мы становимся субстратом. Это принцип, по которому будет развиваться главный сценарий всего этого процесса. Суперпозиции будут разрушать структуры, давить на прежние, а так как человек нереформирован, этот процесс будет разрушительным. Намечается создание ХАОСА.
Обязательно будут опухоли, и, к сожалению, они начинают стремительно нарастать. Новая Жизнь будет извлекать на каком-то уровне новые структуры и причем быстро, бодро, бурно и, если мы не вмешаемся, не поможем людям преодолеть это, то, безусловно, этот процесс будет идти очень активно.
С этим можно бороться? Следующий уровень глобального процесса — это недоразвитость химических элементов. При формировании Новой Жизни неизбежно будут возникать
яды. Всегда, во все эпохи, когда одна растительность сменяла другую, когда один этап развития сменял другой, происходил качественный скачок. Когда это случалось, то при деформации возникало изменение химических элементов, объединение их в месторождении (геологи это знают), но это же происходило и в живых телах — выделение энергии. Представьте себе, что будет, если кальций и кислород начнут преобразовываться не только там, где нужно создать кровь, а вообще везде. Вы станете железом (есть такая болезнь — красная волчанка). На самом деле это просто избыток процесса объединения химических элементов на определенном уровне в человеке.
Если это будет происходить в Природе, в вашем саду, продукты будут становиться ядовитыми и не только в огороде, а даже на складах или при обработке эти новые элементы будут пригодные продукты превращать в непригодные. Если энергетика меняется, то в человеческом организме может возникнуть соединение НС — синильная кислота, при условии, когда уже все компоненты есть в человеческом организме (в результате будет много отравлений, которые и так возникают иногда ни с того ни с сего). Это будет бичом буквально со следующего 1999 года, потому что над другими территориями (России это касается в меньшей степени) идут управленческие анергии низкого уровня, Следовательно, этот процесс будет идти все быстрее и быстрее, все более бурно — опухоли, отравления. Это связано с тем, что Новая Жизнь не согласована с человеком.


Поиск сообщений в Alexsey777
Страницы: 55 ... 25 24 [23] 22 21 ..
.. 1 Календарь