-‘отоальбом

‘отоальбом закрыт всем, кроме хоз€ина дневника.

 -ѕодписка по e-mail

 

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в murashov_m

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 09.06.2005
«аписей: 3221
 омментариев: 12342
Ќаписано: 20654

ќ романе "Zwischen neun und neun" Ћео ѕеруца

ƒневник

—уббота, 25 ‘еврал€ 2017 г. 00:30 + в цитатник
cover_zwischen_neun_und_neun_perutz_leo (297x472, 51Kb)
 лубок мотивов, разношЄрстные предрассудки и недосформированные в мнени€ ожидани€, в финале указующий перст настроени€ Ч всЄ это определ€ет и предопредел€ет выбор предназначенной нами к прочтению книги. —тоит ли игра свеч? ¬ конечном счЄте мы жертвуем ей самым дорогим Ч временем. » вниманием, которого в обмен на насупленное молчание Ч нос уткнут в текст Ч или долго не гасимый в спальной назойливый свет несмотр€ на поздний час, лишаютс€ наши близкие.
«накомому с творчеством Ћео ѕеруца терзани€ перед книжным шкафом даютс€ несказанно легче. Ёто уже не мука, а скорее лЄгка€ истома человека, открывающего свЄрток с подарком, прекрасно понима€, что прыжок в неизвестное не может длитьс€ долго. Ёто потому, что вс€кий, кто прочитал хоть одну вещь венского кудесника, уже избалован, требует продолжени€ банкета, окрылЄнный знанием, что инвестированное в чтение врем€ не пропадЄт втуне. „то вновь представитс€ возможность испытать давно забытое, утраченное на длинных ночных перегонах размеренного хода книг толстенных классиков, чувство жгучего погружени€ в россыпь букв, когда порой проезжаешь свою остановку, засиживаешьс€-залЄживаешьс€, тер€€ счЄт страницам, главам, времени и месту.  огда в порыве возбуждЄнного соучасти€, сопереживани€ скачешь на два абзаца вперЄд только дл€ того, чтобы узнать не пропал ли уже в этом будущем в прошедшем герой или же, наоборот, намеренно тормозишь, перечитываешь только что проглоченное впопыхах, но уже стара€сь взвесить каждое слово, оценить каждую деталь, перевести дух перед гр€дущими виражами сюжета. ƒругой возразит Ч чем читать ѕеруца не лучше ли перечитать "√рафа ћонте- ристо" или майнридова "ћорского волчонка"? Ќет. ƒетска€ восторженность перед выкрутасами из огн€ да в полым€ героев приключенческих романов не возродитс€ сызнова Ч еЄ врем€ ушло. »спытанному золотым фондом мировой литературы вкусу подавай блюдо изысканнее, тоньше, интенсивнее в накале невыносимого саспенса. —южеты ѕеруца суть шахматные задачи. ћат в двадцать ходов-двадцать глав.  ак € уже писал в заметках о "Ўведском всаднике", ключева€ и очень зан€тна€ особенность перуцевского мастерства Ч фора, которую писатель даЄт читателю. ¬ тривиальных детективах и приключенческой беготне читатель несЄтс€ по страницам за таинственной разгадкой, тайной, ключом, которым открываетс€ и заводитс€ всЄ произведение.  то это там воет на болоте?  то убил престарелого д€дюшку? Ќайдут ли искатели сокровищ клад или же одни тусклые черепки? Ћео ѕеруц считал подобное построение сюжета недостойным своего писательского внимани€. “.н. "разгадка" в его вещах кочует из начала в одних, в середину в других вещах, а в конце читатель, даже зна€ битые полкниги что к чему, всЄ равно сидит разинув рот и подбирает разбредшиес€ по см€тенной голове мысли.
¬ "ћежду дев€тью и дев€тью" этот самый ключ, фишка, как бы сейчас сказали "спойлер" брошен в седьмой главе. ќднако и издатели, совершенно не сомнева€сь, поместили его в аннотацию. »бо им прекрасно известно, что не подобные фокусы €вл€ютс€ несущими стенами в изобретательных конструкци€х романов ѕеруца. ј посто€нно накатывающие волны напр€жени€, а также неверо€тные и казавшиес€ невозможными повороты действи€, когда только остаЄтс€ нестись глазами вперЄд, вперЄд, дальше к точке относительного поко€, потому что промежуточный занавес у ѕеруца, знатока читательской травли, падает регул€рно.
—трашный рохл€ по характеру, а по призванию вечный студент и репетитор —танислаус ƒемба, рыщет по старорежимной ¬ене в поисках денег, еды, помощи. Ѕыть может в этих поисках ему сопутствовало бы больше удачи, если бы не одно обсто€тельство Ч на его руках наручники, которые он трепетно скрывает от посторонних глаз под пелериной.  ак назло деньги ему нужны позарез. ¬едь он безумно влюблЄн в —оню-как бы сейчас сказали "офисный планктон", а та, в свою очередь, по весьма меркантильным причинам предпочла фанфаронишку и "дутого нол€", но при деньгах, который вот-вот увезЄт еЄ, изнывающую от рутины, в путешествие в ¬енецию. ƒемба слепо убеждЄн, что его дело ещЄ не пропало Ч стоит только раздобыть средств дабы —он€ отправилась в путешествие именно с ним, а не с ненавистным соперником. –етроспективно мы узнаЄм каким именно образом на него оказались надеты наручники Ч в доме у скупщика антиквариата, которому он принЄс вынесенные ранее из библиотеки ценные книги, его едва не задержали полицейские, от которых ему удалось сбежать, прыгнув Ч "—вобода! —вобода! —вобода! ¬сего лишь один день, двенадцать часов свободы!" Ч с чердака злосчастного дома... ¬есь его изумительный внутренний монолог мастерски уложен в 2, две, секунды!  ак напоминание о чуть не потер€нной свободе, клеймо, несмываемый след, делающий из ƒембы отверженного, на нЄм остаютс€ наручники с первой до последней страницы. ¬сЄ. Ёто канва. ќстальное Ч встречи, комичные, чем-то напоминающие то раннего „ехова, то в своЄм безудержном комизме «ощенко, ситуации, в которые попадает несчастный ƒемба, в отча€нии бросивший вызов своей частичной несвободе и, конечно, своей любви, аллегорией чего можно посчитать наручники. »менно в отдельных главах, посв€щЄнных порой кажущимс€ безвыходными положени€м, в которых очутилс€ ƒемба, разворачиваетс€ в полной мере дар ѕеруца-математика, комбинатора, демиурга, уж простите мне это пошлое словечко, своего собственного мира, в котором редкое ружьЄ не стрел€ет в ненужный момент. ¬ конце этой головокружительной, бесшабашной одиссеи, по ходу которой изначальный скепсис, даже презрение к вспыльчивому и примитивному в бездумном следовании собственным страст€м ƒембе смен€етс€ уважением перед его настойчивостью, в конце существовавшего лишь в голове его самого пари Ч "если € добуду деньги, ты поедешь со мной!" стоит вот это высеченное в белизне страницы предложение: "„то дл€ него теперь было в деньгах! Ёто были раскрашенные бумажки, больше ничего." ѕодвод€ итог этого безумного дн€ между 9 утра и 9 вечера ƒемба признаЄтс€: "я желал лишь свободы, но теперь так устал, что желаю одного: отдохнуть." ќднако ѕеруц был бы не ѕеруц, если бы оставил читател€ с миром отправитьс€ к книжному шкафу ставить роман на недавно Ч с его книгами не бывает иначе Ч покинутую им полку. ‘инальный поклон уводит всю вещь в какие-то заоблачные высоты и становитс€ грустно, бесконечно грустно, да, пожалуй, и бо€зно Ч не заблудитьс€ бы во всех этих совершенно кафкианских зеркальных лабиринтах величественного здани€ вымысла, всю громадность которого понимаешь лишь взобравшись на последний этаж. —леду€ в этом самому —танислаусу ƒембе в его самоосвободительном намерении.
„то это за роман? Ўутка, эпиграмма, эксперимент, фокус? ¬сЄ из зерна Ч "я никогда не знал, что в течение одного дн€ человек так часто пользуетс€ своими руками." Ќо это только самый верхний пласт, фасад. «а ним чудовищна€ аллегори€ "¬еликой бойни". » лишь из послеслови€, которым снабжено издание романа, читатель узнаЄт, что "Zwischen neun und neun" был написан ѕеруцем во врем€ длительного выздоровлени€ от т€желейшего ранени€, которое он получил вою€ в р€дах австро-венгерских войск на ¬осточном фронте. —ам автор указал на ставшую ему лишь позднее €сной параллель Ч судьба —танислауса ƒембы это судьба закованного в цепи человечества. ј железный детерминизм в метани€х венского репетитора и знатока античных €зыков Ч неукротима€ цепь причин и следствий, приведших мир к катастрофе ѕервой мировой войны. √ениальна€ аллегори€ несвободных, но вынужденных предпринимать шаги держав, обманутых и преданных своими же правительствами народов; аллегори€ роли слепо-глухо-немой фортуны в судьбах миллионов, бесправи€ сильных и всевласти€ слабых, принимающих за собственную силу чужую гравитацию. ј в итоге... понимание тщеты потраченных и оплаченных кровью сердца романтических заблуждений.
¬сЄ это Ч возн€ ѕеруца с читателем и его, при этом, чрезвычайно ненав€зчивый с ним диалог. », разумеетс€, "Zwischen neun und neun" вполне можно читать словно сборник комичных, захватывающих, магических, да-да, не зр€ любовь Ѕорхеса к ѕеруцу, магических историй. ¬сЄ это неизменно из романа в роман.  ак и удивительна€, высочайшей пробы, поэтичность некоторых его страниц и столь же высочайша€, неизбывна€ в головокружительном послевкусии первых, после финальной точки, мгновений, сладка€ грусть. Ќеизбывна€ сладка€ грусть.
Ќесколько цитат из романа, переведЄнных одним из пользователей Ћи.ру.
–убрики:   ниги

ћетки:  

 —траницы: [1]