-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Мертвая_фея

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Котёнок_Мурка

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.05.2005
Записей: 39
Комментариев: 9
Написано: 66


"встреча"

Воскресенье, 16 Октября 2005 г. 15:54 + в цитатник
Мне надоело сидеть дома без дела и я решила беспричинно покататься в метро. Зачем-то замоталась шарфом и пошла... пошла к метро, где уже почувствовала отвращение к этой затеи. Уж слишком людно, не смотря на погоду.
В вагоне было мало пассажиров, но занимать место не хотелось. Я встала у задней двери, спиной к вагону. В нет ничего интересного, уж лучше смотреть на пробегающие провода на стенах тоннеля. Так я проехала несколько станций, одна, хоть людей и прибавлялось, и кто-то уже успел толкнуть меня в спину. Иногда я поглядывала на пассажиров, просто ради интереса, или с надеждой увидеть кого-то своего.
Очередная остановка и.. в вагон заходит он. Невысокого роста, но выше меня, не примечательное лицо, но очень выразительные глаза, и одет он как герой аниме мультика, просто, но как-то идеально уютно. Со мной такое не впервые, я заранее знаю, что это влечение улетучится очень скоро, стоит одному из нас выйти из вагона. Его взгляд пробежал по моему лицу, он заглянул в глаза, очень быстро и проникновенно, я не успела отвернуться. Достал книгу из наплечной сумки, что-то в бордовом перелете. А я все смотрела, буравила взглядом. Теперь в вагоне я чувствовала присутствие еще одного.
Иногда его губы растягивались в улыбку, а глаза часто моргали, уверена, это не из-за текста книги, он просто знает, что я смотрю на него.
Не знаю сколько уже станций мы так проехали, люди в вагоне менялись, а он все стоял, держась за поручень, а я в пол оборота, туловищем к задней двери, лицом к нему. Со стороны довольно смешно. К горлу подкатил ком, я мотнула головой, заставляя себя отвести взгляд, услышала голос диктора, какая-то станция, не важно, я как ошпаренная вылетела из вагона. Долго стояла на перроне, а двери все никак не хотели закрываться, люди вываливали из вагона как муравьи из затопившего муравейника. Наконец тяжелый удар и поезд за моей спиной тронулся, люди на перроне разошлись, но я не видела их, почему-то все еще было тяжело дышать. Захотелось покурить. Я вышла в зал, оглядела выходы и.. снова увидела его, он подходил к эскалатору - единственному выходу на улицу. Я быстрым шагом догнала его, чуть не врезавшись ему в спину. Я видела, как он скосил взгляд за спину и улыбнулся. Какой же дурой я себя почувствовала. Толпа была такой плотной, что мы стояли на соседних ступенях. Я дышала ему в шею, видела как по коже пробегали мурашки, наверное, я его смутила. Не знаю кто потянул меня за язык, я прошептала: «Прости». Тут время стало очень плотным и растянулось до бесконечности, боги, он поворачивался ко мне. Я снова почувствовала ком. Самая манящая улыбка и нежный тихий голос: «Не страшно, все нормально». Дальше провал. Я не помню, как оказалась на свежем воздухе, а самое удивительно, он держал меня за плечи. Наверное, я упала в обморок, впервые в жизни. Его выразительные зеленые глаза с тревогой наблюдали за мной. Холодные пальцы аккуратно коснулись висков.
Я подскочила как ошпаренная, рассыпалась в извинениях, но не смогла сделать и шага. Его взгляд странным образом сочетал удивление, волнение, тепло и немного смеха, смеха над всем живым. Он похлопал по скамейке рядом с собой, предлагая мне присесть. А что мне оставалось делать? Я села, я очень этого хотела.
Ему 38 лет, живет один, художник, писатель, раздолбай. А я то думала ему лет 18-20, живет с девушкой, играет в рок группе и прилежно посещает институт. Не умею я в людях разбираться.
Очень быстро мой ступор прошел и уже через пару десятков минут мы разговаривали как старые приятели. Он рассказывал о себе, я о себе. Время остановилось, только темнело постепенно. Мимо проходили люди, пробегали собаки. Кто-то громко спросил у прохожего, который час. И ответ заставил нас задуматься о прощании. Был уже почти глубокий вечер, еще часик и мы не сможем добраться до дома. Тут случилось нечто странное, он засмущался, взял мою замершую руку в свои горячие ладони, притупил взгляд и произнес: «Я обязательно должен встретить тебя еще раз…*кашлянул*. Не люблю подобные моменты, но, давай обменяемся контактами».
Вот я дурочка, не сдержалась, меня прорвало на такой звонкий смех, что я побоялась, как бы не заложило уши у прохожих. Он смутился еще больше, а я неожиданно для себя положила вторую руку на его, улыбнулась и тихонько сказала: «Конечно должен, я запишу номер на салфетке…*я тоже кашлянула* но только и ты напиши свой, и я первая позвоню, хорошо?». Это его видимо очень обрадовало, потому что теперь засмеялся он. Я достала из кармана упаковку бумажных платочков, он из сумки черную ручку. Молча мы выводили цифры в темноте улицы, единственный ближайший фонарь давал нам достаточно мало света. После молчаливый обмен платочками и нежными улыбками. Нам больше нечего было сказать друг другу, мы молча дошли до метро, я даже не заметила, как взяла его за руку. Наверное, он сам этого не заметил, потому как у входа в подземку, мы уставились на наши сплетенные ладони, и каждый усмехнулся собственным мыслям.
На перроне оказалось, что там ехать в разные стороны. Он неожиданно и слегка резко поддался ко мне, нежно прикоснулся губами к виску и, не оборачиваясь, вошел в пустой вагон, сел на сидение и достал книгу из сумки. Двери сомкнулись. Он читал и не смотрел на меня, только моргал снова часто и сжимал кулаки. Я знаю, ему хотелось взглянуть, но это было бы не по закону жанра. Я немного огорчилась, но утешилась воспоминаниями о прекрасно проведенном дне. Я спокойно доехала до дома, снова не замечая никого, и уже не смотрела на тех, кто входил в вагон, я больше не искала кого-то своего. Я его сегодня нашла.
Я знаю, что он будет набирать мой номер и вешать трубку, взрослый человек, у которого часто моргают его выразительные глаза. Я позвоню сама, но позже, лучше через пару дней. Знаю, что это мучительно для сердца, но после будет намного приятнее, чем доводить все до банальности. А пока я все же жду звонка.

без названия...

Пятница, 23 Сентября 2005 г. 17:38 + в цитатник
Во дворе стоит столб,
Расшибаю об него лоб.
Мимо проходят люди
И шепчутся: «Ублюдок!»

А мне пох, я псих,
Мне насрать на них!
На лбу огромная шишка,
Пара ударов и мне крышка.

Врачи шишку замажут,
Всё родителям расскажут.
На меня рубашку напялят,
В психушку жить отправят.

В палате мягкие стены,
Нечем порезать вены,
Решётки на окнах стоят,
От скуки нервы болят.

Зато здесь вкусно кормят,
В порошок лекарства молят.
Перестаю смертью дорожить,
Пожалуй, останусь тут жить.
(22.09.2005)

Эхо.

Пятница, 23 Сентября 2005 г. 17:36 + в цитатник
Я тебя жду!
Жди… жди…
Я тебя люблю!
Люби… люби…

А ты меня ждешь?
Жди… жди…
А ты меня любишь?
Люблю… люблю…

Я хочу быть с тобой!
Мною… мною…
Хочу целовать тебя!
Меня… меня…

Хочешь быть со мной?
Тобой… тобой…
Хочешь целовать меня?
Тебя… тебя…

Ты меня ненавидишь?
Нет… нет…
Ты со мной счастлив?
Да… да…

Я тебя ненавижу!
О, нет… о, нет…
Я с тобой счастлива!
О, да… о, да…
(15.09.2005)

«Люблю»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:38 + в цитатник
Улыбайся, дорогая, ну а я буду плакать,
Я желаю, дорогая, алой кровью закапать,
Красным ручьём я желаю утечь
Или каплей дождя в сухую землю прилечь…
Я хотел бы, милая, в твоём сердце стучаться,
Быть твоей радостью, когда ты хочешь улыбаться…
И мне грустно от этого, но я счастлив при этом,
Быть может, однажды, для тебя буду светом…
Хотел бы целовать тебя от зари до зари,
И мы вместе смотрели бы, как мигают фонари…
Как ветер танцует с горящей листвою,
И танец их быстрый наполнен весною…
Чтоб ты была счастлива, свободна как птица,
И сама выбрала крышу, где стоит приземлиться…
И мы были бы вместе, как две спелые вишни,
И одиночество стало для нас чем-то лишним…
Я хотел бы быть рядом, когда ты будешь плакать,
Когда ты вдруг захочешь алой кровью закапать,
Красным ручьём пожелаешь утечь,
Или каплей дождя в сухую землю прилечь…
(с) Алексей Аргентум

«Игрушка»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:37 + в цитатник
Стоит в ветрине красавица -
Кукла прекрасная.
Каждому прохожему нравится,
Одетая в красное.

Зашел в магазин клиент,
Куклу с ветрины убрали,
В коробку о тысяче лент
Аккуратно упаковали.

А дома малютка-дочка
Сутками с ней играла.
Но сломалась у куклы ручка,
И ее забраковали.

Лежит на помойке красавица -
Кукла прекрасная.
Каждой крысе нравится,
Одетая в красное.
(15.09.2005)

«прости…»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:37 + в цитатник
Прости меня, милая, прости…
За то, что не даю тебе то, что хочешь обрести…
За бесконечные слезы, за нескончаемую грусть…
Пусть отныне твое сердце смеется…пусть…

Не хочу расстраивать, не хочу обижать,
Не хочу тормозить, когда охота бежать…
Мне стыдно за себя, за то, что я такой…
Я жестокий, холодный и, наверное, тупой…

Ты подарила мне счастье, подарила любовь,
Ты сделала так, чтоб в моих венах всполыхнула остывшая кровь…
Сказать «Спасибо!» - значит ничего не сказать…
Лишь о прощении тебя буду умолять…

Ты говоришь со мной так ласково и нежно,
А я не перестаю чушь всякую нести…
Прости, что говорю грубо и небрежно,
И за то, что люблю, тоже, милая, прости…

Хочу быть с тобою вечно, но сможешь ли терпеть,
Даже если спать мы будем средь деревьев,
Если глупые песни тебе под гитару будет петь
Навеки твой – малыш Андреев?...
04.09.2005 03:15
(с)Алексей Аргентум

"Навечно вместе." 2 часть.

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:36 + в цитатник
София занималась уборкой. Родители уехали на дачу, на выходные. Громко играло радио, сквозь музыку с трудом пробивался телефонный звон. Девушка сделала музыку тише, подняла трубку:
- Алло.
- Здравствуй, милая.
- Приветик. Как дела?
- Все отлично. Ты на выходных одна?
- Да-да! Родители уехали, сейчас убираюсь.
- Я могу приехать и… остаться?
- Конечно же, можешь! если хочешь, конечно же.
- Хочу! Ну, тогда до встречи.
- До встречи.
- Пока.
- Пока.
София не чувствовала конца радости. Он приедет, все выходные они будут вместе, несколько дней не придется волноваться и бояться прощаний. Влюбленная сделала музыку громче, улыбка не сходила с ее лица.
Марк повесил трубку и начал судорожно собираться. Заварил чай, поставил разогреваться обед, прибрался в комнатах. Он тоже был безмерно рад, но от волнения забывал улыбаться.
Только София вышла из ванной и оделась, как в дверь позвонили. На пороге стоял Марк. Он улыбался ей, а она ему. Не произнося ни слова, Марк прошел в квартиру, разулся. София обняла его, спрятала лицо на его груди. Влюбленные стояли в безмолвных объятиях несколько минут. София пригласила юношу на кухню. Они выпили по кружке крепкого чая, поговорили о делах, настроениях.
Весь день влюбленные потратили на разговоры, смех, ласки…не скучали.
София разложила кровать, ушла за чаем. Марк разделся и лег в кровать. Девушка вернулась с кружками, поставила их на столик рядом с кроватью и сама залезла под одеяло.
Марк сделал несколько глотков и крепко обнял Софию, прижимая ее хрупкое тело к груди.
- Мы навечно вместе! Я не уйду никуда и не дам тебе повода уйти.
София слушала его слова и прислушивалась к биению его сердца. Она не знала, что ответить. Вечность тоже пугала ее, не хотелось думать о будущем, ведь оно не предрешено…а сейчас им хорошо, хорошо вместе. Она приподнялась, приблизила губы к ушам Марка и несмело, сбиваясь, прошептала:
- Я Люблю Тебя!
- И я люблю тебя… - Марк улыбался ей, той улыбкой, которую она так любила и всегда ждала.

"Навечно вместе." 1 часть

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:35 + в цитатник
Родители уже легли спать. Раздался звонок телефона. София подняла трубку и улыбнулась – звонил Марк. Они договорились о встрече, поговорили еще немного и попрощались.
Марк назначил встречу в центре зала, на одной из станций метро. София по привычке приехала чуть раньше, прислонилась спиной к стене. Она улыбалась, вводя в заблуждение прохожих. Ее переполняла радость, предвкушение встречи, еще немного и он приедет. Шум приезжающих и отъезжающих поездов напоминал ей, что время идет. Прошло еще несколько минут и улыбка сползла с лица влюбленной…Сейчас они встретятся, будут вместе, и она снова будет бояться его потерять, он снова будет смотреть на нее этими прекрасными, но холодными глазами. София смотрела в пол, ее угнетали дурные мысли, страх, спасала лишь любовь, которую казалось просто невозможно вырвать из сердца, только вместе с ним. Очередной поезд, толпа вывалила из вагона и двинулась к переходу. София повернула голову вправо, в конце зала она заметила силуэт Марка. Глубоко вдохнув, девушка снова опустила глаза, сейчас они встретятся, хоть бы все было хорошо…
Всю дорогу в метро Марк не отрывал взгляда от часов, он немного опаздывал. Он не любил, когда Софии приходилось ждать его, пусть даже 5 минут. Эти мысли давили на него, он хмурился, пугая людей в вагоне. Еще одна остановка. От нетерпения Марк подошел к дверям, он смотрел на свое отражение, ругал его за свою не пунктуальность. Поезд выехал из тоннеля, остановился, двери распахнулись. Марк и еще несколько человек вышли из вагона. Они направились в зал станции. Влюбленный вздохнул с облегчением, не спеша, ушел с перрона. Войдя в зал, он увидел Софию, смотрящую в пол, прислонившись в стенке. Уголки губ растянулись в радостной улыбке, Марк ускорил шаг. Его не удивлял печальный и задумчивый образ девушки, все равно она улыбнется и ее мрачные мысли уйдут, когда она его увидит.
София чувствовала, как Марк приближается к ней, она будто слышала его шаги в шуме метро. Перед глазами появились мыски кроссовок. София колебалась, поднимать ли взгляд, она снова начала бояться, и слезы уже подступали к глазам. Сделав глубокий вдох, девушка медленно подняла голову, Марк улыбался ей. Уголки губ влюбленной подернула тень улыбки, но она не смогла улыбнуться.
Влюбленные направились к выходу. Марк протянул Софии руку, предлагая вложить свою ладонь в его. София приподняла руку, направила ладонь к его ладони и снова засомневалась, чего-то испугалась…Но чего тут бояться, они вместе! Девушка крепко сжала ладонь любимого, он так же сжал ее. При выходе из метро их обдало прохладным осенним ветерком. Марк и София направились к небольшой аллее, прижимаясь к друг другу, медленным шагом они подошли к лавочке. Присели, София обняла Марка, уткнулась прохладным кончиком носа в его горячую щеку.
- Мы всегда будем вместе?
- Вечно…
- Но вечность нам никто не даст.
- Она у нас уже есть.
София улыбнулась этим словам. Сейчас ей не придется думать о дурном, у нее все хорошо.
Марк смотрел на падающие листья, думал, чем займется вечером, когда вернется домой. Рядом с ним сидела его любимая, самое дорогое ему создание, и прижималась всем телом к его левой руке, крепко и нежно обхватив ее своими руками.
Софии не было холодно, просто ей очень нравилось чувствовать себя «частью» Марка, прижиматься к нему всегда, как в последний раз…Она боялась его потерять.
В парке стало темно, опустился вечер, только фонари светили. Влюбленные поднялись со скамьи, обнявшись, направились к метро.
На перроне Марк поцеловал Софию в весок, нежно проведя ладонью по ее прохладной щеке. Девушка зашла в вагон, радостно улыбаясь любимому. Марк смотрел на нее рассудительным и холодным взглядом. Двери сомкнулись. Он прислонил ладонь к стеклу, София приложила ладонь к его, с другой стороны двери. Юноша так и не улыбнулся ей. Поезд тронулся и улыбка сошла с лица влюбленной. Марк остался на перроне, а поезд уже входил в тоннель. София заплакала…
Когда последний вагон поезда исчез в тоннеле, Марк вздохнул, развернулся и пошел в переход на другую ветку. Опускаясь по эскалатору, он улыбался, он просто не мог сдержать радости. «Да, мы всегда будем вместе!»
Так проходил каждый день встреч влюбленных. Она приезжала на встречи раньше, предвкушала радость встречи, пугаясь, что что-то сломается; он ненавидел когда она его ждет, но не пытался что-то изменить. Она прижималась к нему, излучая счастье и тепло; он просто знал, что они навечно вместе. Она плакала после расставания, боялась его взгляда; он был холоден в прощаниях, но весел после них, зная, что они навечно вместе.

«Мёртвая фея…»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:33 + в цитатник
Тихо-тихо…не слышно не звука…
Твоё дыханье не слышит никто…
И взгляд твой больше не тревожит округу,
И глаза твои не откроются будто окно…

Болтовня прохожих не режет твой слух,
Они не услышат твой радостный смех,
А безразличный взгляд в тебя тупо уткнув,
Оставят лежать на глазах у всех…

И крылья твои за спиною покоятся,
Губы сомкнулись в грустной усмешке,
Глаза теперь слезой не обмоются…
Ты уснула так рано, будто бы в спешке…

Зря ты так – ты выше любого,
Ты и мёртвая гораздо живее людей,
И ты ничуть не хуже великого бога,
Хоть и живёшь средь древесных ветвей…

На утро тебя укроет туманом,
Тело станет цветочной пыльцой,
Но смерть твоя будет обманом,
И посмеёшься ты громко над глупой толпой…
(с)Алексей Аргентум.

«смерть» или «любовь»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:33 + в цитатник
Жди ее ночью, жди ее днем.
Звуки сердца - тук-тук.
Ворвется в сердце адским огнем,
А блеск в глазах потух.

Жди ее вечность, жди ее миг,
На ладонях холодный пот.
Она вырвет из твоей груди крик.
Тело дрожью рвет.

Жди со страхом, жди в надежде,
Нащупай в горле ком.
Встречаешь с цветами, в парадной одежде.
Диагноз - души перелом.

Жди ее с кем-то, жди ее один.
Разум бросает в сон.
Она от боли анальгин.
Из сердца жалкий стон...
(29.08.2005)

«Сон, это был просто сон»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:32 + в цитатник
Ксюша с подругой вернулись с озера. Вода была теплой и приятно освежающей. Безжалостное, палящее солнце, и на часах начало шестого. Выпили чая, пощелкали семечки и пошли в комнату, читать. Оля, Ксюшина подруга, зарылась в подушки, вставила в уши наушники. В плеере играла какая-то зарубежная группа. Ксюша легла на другую кровать, напротив двери. У нее болела голова, и очень хотелось спать. В открытое окно залетал свежий ветерок, что облегчало жару и отвлекало от головной боли. Ксюша открыла книгу, «Алиса в Зазеркалье», начала с первой главы. Не успела и половины главы прочесть, как глаза уже начали слипаться. Она закрыла их и тут же раскрыла. Глазам было неудобно. Снова боль в голове, ничего не поделаешь, после прогулки, только сон спасет. Оля подергивала ступнями в такт музыке, смеялась над текстом и иногда шевелила губами, наверное, пыталась уловить смысл написанного. Ксюша устало взглянула на подругу, после на часы: половина шестого. Пара часов не помешает. Зажав указательный палец правой руки между страниц, девушка аккуратно опустила голову на подушку, чтобы не вызвать новый приступ боли. Стоило ей закрыть глаза, она тут же погрузилась в дрему. «Алиса» всегда действовала на нее усыпляющее. Книга ей очень нравилась, не раз она ловила себя на мысли, что чем-то похожа на героиню.
От купания Ксюше заложило нос, и теперь ее дыхание напоминало храп. Но Оля этого не слышала, она даже не заметила, что Ксюша уснула. Оля летала в мире волшебства школы Хогвардс под музыку иностранной рок группы. Пару раз Ксюшу возвращали в реальность шаги на лестнице или голос Олиной мамы, а потом она снова забывала кто она и где. Ей снились диковинные существа, незнакомые места, но стоило ей повернуться на другой бок или немного подвинуться, как все менялось, и она уже не могла вспомнить предыдущей картины. Олина мама зашла в комнату, что-то говорила дочери, до Ксюши долетали лишь обрывки фраз. Оля ответила в полный голос, мама шикнула на нее: «Тише, Ксюша спит!». Девушка снова провалилась в сон. Таких странных снов она не видела уже давно, верно, «Алиса» действует на нее странно. Постепенно телу становилось неуютно лежать, какую бы позу Ксюша не принимала. Головная боль почти унялась, но ничего не поделаешь, надо просыпаться. Она открыла глаза. Оли в комнате не оказалось. На часах половина девятого, солнце немного приблизилось к горизонту. За окном слышались проезжающие по трассе машины, во дворе Олин отец косил газон. Ксюша лениво спустила ноги на пол. Когда тело приняло вертикальное положение к земле, в голове снова разорвалась капсула боли. Ксюша прикрыла глаза и помассировала виски – боль улеглась. Она надела рубашку, подняла с пола сумку, перекинула лямку через плечо. Еще сонная она посмотрела в окно: поле, мелкие облака, синее небо. Развернулась и вышла из комнаты. Пошатываясь и держась за перила, спустилась по лестнице. В прихожей она заглянула в кухню, там сидела Олина бабушка и пила чай. Ксюша устало улыбнулась ей. Надела кроссовки и вышла на веранду. Там-то она и нашла Олю и ее маму. Оля красилась. Наверное, у нее были планы на вечер. Олина мама давала дочери советы, какие тени нанести, какая помада, в общем, помогала ей прихорашиваться. Ксюша постояла, наблюдая за ними, несколько минут. Посмотрела на часы: почти девять.
- И куда мы пойдем? – спрашивая, Ксюша немного поморщилась от боли и наклонила голову влево.
- Не знаю – промычала Оля. – По даче пройдемся, потом к девчонкам зайдем, может, найдем кого-нибудь.
- Ясненько. Ладно, тогда я пойду поем. Через часик зайду. – Ксюша аккуратно развернулась и вышла с веранды.
- Аха – донесся до нее Олин голос.
На голову упал солнечный свет, Ксюша пошатнулась. Уткнувшись взглядом в мыски, она пошла по каменной тропинке к калитке. Вышла за нее и долго маялась с замком. Крючок принципиально не хотел надеваться на петельку. После пяти минут стараний, Ксюша все же одержала верх над крючком и петелькой. Побрела по дороге. Под вечер поток машин уменьшился, и перейти дорогу не составляло труда. Ксюша решила перейти ее на повороте, чтобы видеть, не едет ли где-то машина. Она шла по обочине, пару раз поднимала голову, смотря на солнце, но боль заставляла виновато опускать ее, к тому же солнце слепило. Несколько раз дул ветер, освежая и возвращая из мыслей в реальный мир. Ксюша силилась вспомнить свои сны, но в голове мелькали только тусклые обрывки, оставляя чувство, не очень знакомое девушке, похожее на предостережение. Поняв, что вспомнить не удастся, она начала говорить со своими мыслями. Когда рядом нет собеседника, мысли заменят его. Иногда интересно поговорить с самим собой. Мимо проезжали машины, Ксюша изредка провожала их взглядом. Во дворе через дорогу заливалась лаем собака, строили дом, мимо проехал велосипедист с рюкзаком, наверное, в поход. Ксюша дошла до поворота, она видела всю дорогу. Вблизи машин не было, и девушка, не спеша, перешла на другую сторону. Здесь она шла уже полностью погруженная в свои мысли, слегка шевеля губами, иногда даже жестикулируя. Водители проезжавших мимо машин, провожали Ксюшу удивленными взглядами, кто-то крутил пальцем у виска. Девушка этого не замечала, она вообще ничего не замечала. Разок она отпрыгнула в сторону, чуть не свалившись в канаву у дороги, испуганная гудками машин. Затянутая в мир грез, Ксюша не раз выходила на проезжую часть. Поднялся сильный ветер, и головную боль накрыли мысли. Ксюша полностью ушла в себя, потому не заметила, мчавшийся ей на встречу, грузовик. Водитель бешено жал на гудок, на всю деревню был слышен его сигнал. Ксюша не сразу услышала его, и за пару секунд до столкновения, увидела испуганные глаза водителя. Все мысли моментально выбило ветром из головы. Она сделала глубокий вдох. Солнце светило в глаза, слепило. Но так четко были видны пустые стекла фар. Большие, холодные, безжалостные глаза машины. Глухой удар, звон в ушах. Тишина, темнота…
Тяжелый выдох. Ксюша резко раскрыла глаза, голову прорезала молния боли и стихла. По лбу и щекам стекали холодные капли пота. Глаза начали прорезать слезы. Девушка часто дышала, взгляд беспорядочно бегал по комнате.
- Что случилось? – до нее донесся далекий голос Оли.
Ксюша посмотрела на подругу испуганным взглядом, после в пол. Отдышалась, на пол упала пара слез. Она задержала дыхание, шумно выдохнула.
- Все хорошо. – прошептала Ксюша. – Дурной сон.
- Ну как знаешь. – хмыкнув, произнесла Оля и снова уткнулась носом в книгу, продолжив подергивать ногами в такт музыке.
Ксюша убрала «Алису» в сумку, встала с кровати. Потянулась и зевнула. Надела рубашку, лямку сумки перекинула через плечо.
- Пойду поем. Через часик зайду к тебе. – с улыбкой, спокойно, сдерживая радость, произнесла Ксюша.
- Лады. – не отрываясь от книги ответила Оля.
Девушка резво спустилась по лестнице. Надела кроссовки и выбежала на улицу. Солнце обогрело тело. Головная боль уходила. Ксюша шла по дороге и улыбалась, срываясь на звонкий смех.
"Сон, это был просто сон…"

без названия...

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:31 + в цитатник
Весна пришла
Она в сердца стучалась.
Ты не открыл,
И любовь твоя умчалась...

Вот Лето наступило,
Тебя согреть желает.
Ты отвернулся...
Теперь оно с другим гуляет.
(21.06.2005)

«про Ангела»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:31 + в цитатник
Ты любишь прогуливаться по паркам. Я тоже люблю. Однажды мы встретимся. Просто пройдем мимо друг друга, слегка соприкоснувшись плечами. И тогда я навсегда потеряю свое сердце. Я никогда не гуляю в одном и том же парке, я меняю их. Но я буду приходить чаще всего именно в тот, где встретила тебя. Пройдет много дней, наступит осень… Осенью парки очень красивые. Несколько месяцев пролетят, а я так и не найду тебя.
И однажды, в очередной день бессмысленных поисков я буду бродить по тропинке и оброню книжку. Ты подойдешь ко мне, поднимешь ее и подашь мне. Я взгляну в твои глаза и на минуту перестану дышать. Ты испугаешься, обнимешь за плечи, чтобы я не упала. Тогда я наконец сделаю глубокий глоток воздуха и сухими губами прошепчу, что искала тебя. Ты приветливо улыбнешься. Мы познакомимся, пообщаемся. Ты знаешь очень много интересных историй, и я буду слушать тебя, любуясь жестами, глазами, движением губ.
Мы будем видеться каждый день, а вечерами я буду звонить тебе. Ты никогда не позвонишь мне сам, ты не знаешь мой номер, да это и не к чему. Вскоре я начну пропадать, перестану звонить каждый вечер, мы будем видеться редко. Пойдет снег, деревья разденутся. Тебе будет холодно вечерами. Ты не любишь меня, тебе со мной даже не интересно, но приятно. И по вечерам ты будешь грустить. А при редких встречах ты не откроешься мне, что скучал и тосковал.
И в один такой грустный вечер ты услышишь звонок телефона, побежишь к аппарату, как ребенок к маме. Я попрошу тебя о встрече, ты конечно же согласишься. Мы встретимся, снова пойдем в парк, но быстро замерзнем. Я глубоко вздохну и попрощаюсь с тобой. Ты возьмешь меня за руку и предложишь пойти к тебе, согреться горячим чаем. Я только улыбнусь.
Пока мы будет идти, ты будешь мне что-то рассказывать, а я потирать замерзшие пальцы и иногда посмеиваться. У твоего дома ты мельком заглянешь мне в лицо, слегка испугаешься - Я замерзла! Мы быстро поднимемся в квартиру, ты снимешь с меня куртку, шапку, перчатки, ботинки. Начнешь растирать ладони, иногда дыша на них своим теплым дыханием. Я немного отогреюсь. Ты уйдешь заваривать чай, я пойду в комнату и сяду на диван. Через несколько минут ты пройдешь мимо меня, заглянешь в бар, достанешь бутылку вина. Я спрошу, зачем вино, а ты ответишь, что мне сейчас не помешает согреться, иначе я могу заболеть. Вскипит чайник, ты принесешь в комнату две большие чашки наполненные ароматным чаем. В мою чашку ты нальешь немного вина, от этого запах чая немного изменится и на вкус он станет терпким. Мы будем долго пить чай, тихо сидя рядом друг другом. Допьем его, ты унесешь чашки на кухню. Принесешь два бокала и открытую тобою бутылку вина. Наполнишь бокалы, протянешь один мне. Я сделаю маленький глоток, и мне не понравится, потом еще несколько глоточков и я свыкнусь с этим вкусом. Пройдет несколько тихих минут, и наши бокалы будут уже пустыми. Я молча протяну свой тебе, движением прося наполнить его. Так мы до вечера и будем сидеть, молча глотая вино. Ты неловко поднимешься с дивана и случайно выльешь на себя немного содержимого бокала. Снимешь рубашку, уйдешь в ванную. Вернешься с оголенной спиной. Ты попросишь не смущаться. А я не могу даже смутиться, ведь я просто потеряла сердце. Вино закончится, и в теплой квартире я перестану ощущать себя человеком. Буду улыбаться, буду благодарить тебя и любоваться тобой. Ты снова выйдешь из комнаты, а я провожу тебя взглядом, и на секунду мне покажется, что я вижу на твоей спине крылья. Света в квартире мало, в прихожей он выключен, на кухне тоже, в комнате на столе будут гореть несколько свечей, вот и все освещение. Ты вернешься, я снова взгляну на тебя, я люблю на тебя смотреть, загляну за спину, и мне снова померещатся крылья. Ты подойдешь ко мне, сядешь у ног. Я положу руку тебе на плечо, обниму и прошепчу в ухо, что люблю тебя. Твои плечи содрогнуться, слегка, почти не заметно. Эта дрожь передастся мне. После я встану, оденусь и захлопну за собой дверь. Ты так и останешься сидеть на полу, грустный, будто бы брошенный, но на сердце вдруг станет тепло, чего давно уже с ним не было.
На утро я позвоню тебе. Попрошу приехать ко мне, продиктую адрес и повешу трубку. Через несколько часов, я встречу тебя на пороге. В твоих руках будет букет красных роз. Я не люблю эти цветы, но с улыбкой приму их. Я уйду на кухню с вазой в руках, наполню ее водой, поставлю в нее букет и оставлю на кухонном столе. Мы пройдем в комнату, сядем на диван и вопьемся друг в друга взглядами. Сначала улыбнусь я, потом ты. Ты спросишь, зачем я позвала тебя, я молча встану, возьму веревочки со стола, подойду к тебе и обвяжу ими твои щиколотки. На концах веревочек я сделаю петельки и продену в них свои руки. На моих глазах появятся слезы, я буду стоять напротив тебя и печально улыбаться.
- Ты Ангел! Я точно знаю… прости меня.
Я слегка дерну за веревочки, а ты упадешь на колени, будто за веревочки дернул очень сильный человек. Я опушусь на колени рядом с тобой, загляну в глаза. Ты будешь улыбаться, а в глазах будет читаться мольба. Ты ничего мне не ответишь, потому что я права. Я слижу со своих губ соленые слезы, прижмусь губами к твоему виску, так мы немного просидим. Потом я медленно встану, ты поднимешь голову.
Я ничтожна, я человек, а ты велик, ты Ангел. И вот ты, беззащитный, ослабший, плененный и мой. Я дерну за веревочки еще раз, и ты станешь птицей, красивой и белой. Я посажу тебя в большую, красивую клетку. И ты останешься жить у меня. Вскоре я сделаю большую клетку и ослаблю узлы на веревочках, ты примешь снова человеческое обличие. Я знаю, что ты мечтаешь улететь, но ты даже не просишь о свободе. Я буду за тобой ухаживать, мы будем гулять днем, а вечерами я буду снимать с твоих ног веревочки, натирать щиколотки кремами, чтобы твои ноги не болели. Каждый день я буду кормить тебя фруктами. Я очень люблю виноград, значит, ты будешь любить его со мной. Я всегда буду кормить тебя из рук, аккуратно кладя тебе в рот дольку фрукта. Иногда ты будешь пачкаться в сладком соке. Я буду умывать тебя, и мы вместе будем смеяться. Ты привыкнешь ко мне, но никогда к клетке. Ночью, когда ты будешь уже спать, я буду любоваться твоим телом, твоими крыльями, закрытыми глазами, желанными губами. И я буду плакать, каждую ночь я буду плакать. Потому что ты хочешь улететь, но я не отпущу тебя. Я страдаю вместе с тобой от несвободы. Ты томишься за прутьями клетки, а мое сердце томится в тебе. Ранними утрами ты будешь любоваться мной, и иногда тоже плакать. Ты знаешь, что я не желаю тебе зла, и не винишь меня в своем пленении, но ты желаешь улететь. Улететь от меня далеко!
Пройдет много лет, мы начнем общаться без слов, тебе придется полюбить меня. Я не буду заставлять, но ты больше не знаешь никого. Я начну замечать твои томления, теперь ты страдаешь не только от тесноты клетки. Ты, как и я потерял сердце, теперь оно томится во мне. Ночами, когда совсем тихо я начну слышать монотонное, приглушенное постукивание. Это наши сердца наконец-то начали биться вместе, в такт, одновременно, как одно! Большое сердце, переполненное любви и печали. Страдающее от мук несвободы.
Я не смогу больше выдерживать твоих печальных глаз. Твой нежный, тихий, любимый голос начнет раздирать мою грудь изнутри. Каждый раз, касаясь тебя, мое тело будет трясти еле заметная, но пробирающая все нутро, дрожь. Ночами я буду громче плакать и начну задыхаться от боли.
Придет весна. Начнут набухать почки. Я выпущу тебя из клетки, и мы вместе подойдем к окну. Мы будем долго стоять там, молча и смотреть, как оживает природа. Ты возьмешь меня за руку, и мне снова станет больно. Я знаю, что и ты чувствуешь эту боль. Ты никогда не видел моих слез, пока жил у меня. Но тогда я не смогу удержать их. Из глаз польются алмазы соленой воды, и я спрячу лицо у тебя на груди. Тебе стоит отшвырнуть меня в сторону, уйти от меня, навсегда стать свободным. Но ты почему-то не сделаешь этого. Нежно обнимешь, погладишь по голове, прижмешь мои подергивающиеся плечи крепко-крепко в своей груди. Я всхлипну. Мне будет хотеться стоять так вечно, в твоих объятьях. Впервые за долгие годы ты свободен от прутьев клетки, а я в твоем плену. Я услышу, как сильно и громко сердце стучит в твоей груди, и мое ответит ему. Еще мгновение, я прижмусь к тебе, будто хочу стать с тобой одним целым, а после резко вырвусь, потяну тебя к клетке. Непозволительно жестоко затолкаю в клетку и убегу в ванную. Я буду долго стоять под холодной водой и плакать.
На ночь я снова сниму веревочки, натру твои ноги, накормлю виноградом. Пока я буду рядом с тобой, ты будешь проводить пальцами по моим волосам и плечам. А я буду бояться взглянуть на тебя, заглянуть в твои глаза. Я снова обвяжу твои щиколотки веревочками, слегка приподнимусь в клетке, и мое лицо окажется на уровне твоего лица. Я не смогу удержаться и загляну в твои глаза. Ты будешь смотреть на меня добрым, мягким и любящим взглядом. А я буду хотеть отвести свой взгляд, убежать от тебя далеко, но не смогу даже моргнуть. Мы сядем на дно клетки, ты обнимешь меня, притянешь к себе и прошепчешь на ухо, что любишь меня, так же как я тебя. Я моргну, надолго зажмурив глаза, а когда открою их увижу твои губы. Если я не поцелую их, то я потеряю всё! Нежно, слегка прикоснувшись к ним, я поцелую тебя, боясь получить отказ. Но ты ответишь на поцелуй.
Когда наконец мы оторвемся друг от друга, я все с тем же страхом и дрожью взгляну в твои глаза, на губах появится печальная улыбка. Ты проведешь ладонью по моему лицу.
- Останься, не уходи! Я останусь с тобой навсегда, только не уходи.
На моих глазах навернутся слезы, я лишь еле заметно мотну головой, поцелую еще раз твои губы и выйду из клетки. Ты схватишься за прутья, протянешь руку между ними, но уже не дотянешься до меня. Ты начнешь умолять. А я даже не обернусь. Ты начнешь размахивать крыльями и ранить их об железные прутья. Я услышу твои стоны от боли. Опущу голову, но не обернусь. Буду стоять и плакать, ты сползешь на дно клетки, будешь смотреть в мою спину самым влюбленным и отчаянно больным взглядом. И мне будет от этого больно, но я заслуживаю этой боли. Ты будешь продолжать взмахивать крыльями, и перья окрасятся кровью. Ты быстро устанешь и окунешься в сон. Я подойду к столику, стоящему рядом с клеткой, достану из ящичка ножик, и положу на стол. Разденусь и лягу в кровать. Я не смогу уснуть, я буду снова плакать, сильнее всех предыдущих ночей. Услышу шелест перьев за спиной. Ты проснешься, взглянешь на меня и замрешь, несколько минут ты просидишь, смотря на мою голую спину, со слегка приоткрытым ртом и со слезами на глазах. Потом оторвешь от меня взгляд, заметишь блеск лезвия ножа в лунном свете, лежащего на столе. Протянешь руку и возьмешь его. Проведешь ножом по ладони, на ладони останется след пореза. Капельки крови упадут на дно клетки. Ты разрежешь веревку, откроешь дверцу и направишься к окну. Откроешь его, залезешь на подоконник, но перед тем как улететь взглянешь на меня. А я не сплю, я слышу каждое твое движение. Ты подойдешь, наклонишься надо мной, сотрешь слезы со щеки, прикоснешься к моему виску губами.
- Не забывай меня. Потому что я не смогу забыть тебя.
Ты выпрыгнешь в окно и расправишь крылья, ночной весенний ветер подхватит тебя, и ты улетишь далеко от моих окон.
Как только до моих ушей донесутся, уже еле уловимые звуки взмахов твоих крыльев, я тут же усну, крепко и без снов. На утро я проснусь с пустой головой и опухшими веками. По привычке прошепчу тебе доброе утро, и не услышав ответа, замру перед раскрытой клеткой. Я упаду на колени и зальюсь радостным смехом. Глаза снова прорежут слезы, но на этот раз они польются от счастья. Ты свободен!!
Я буду тосковать, но больше не пророню ни слезинки. Я сохраню тот букет роз, они будут мертвыми и выглядеть намного лучше. Я выкину все крема, не смогу больше есть виноград. Не буду подходить к окну. Пройдет еще несколько дней. Я пойму, что смыслом всего для меня останешься только ты.
Да, я буду завидовать тебе, ты Ангел, ты можешь летать! Ты самое свободное создание Бога, а я, ничтожный человек, пленила тебя.
Дома станет так тоскливо, тихо, пусто. Я приберусь, вымою полы, окна, куплю бутылку того самого вина. Буду ходить по чистой квартире босиком, в одной футболке. С бутылкой в руках. Сделаю шаг – глотну, присяду на кровать – снова глотну. Буду прикладываться к бутылке часто, делать большие глотки. Подойду к клетке, проведу рукой по прутьям, подниму разрезанные веревочки. Я так все и оставила, ничего не трогала после твоего ухода. На дне клетки твоя кровь, бесформенное пятно. Захочу снова заплакать, но даже вино не сможет выдавить из меня слезы. Я надену красное платье. Ты никогда меня в нем не видел, я стеснялась. Я зайду в клетку, защелкну щеколду дверцы, обвяжу щиколотки остатками веревочки и останусь там. В скорее вино кончится, я усну. По утру у меня будет болеть спина и голова, я оглянусь. Вспомню нас.
- Я тоже не смогу забыть тебя.
Уже никогда я не выйду из клетки. Весь день я буду сидеть в ней и вспоминать. Сядет солнце, и я окажусь в темноте. Наконец потечет слеза. В эту ночь я умру. С улыбкой на лицо, с широко раскрытыми глазами. Не смогу быть с тобой и не смогу вынести заточения. Мне никогда не стать Ангелом.
Твои крылья заживут, ты вдоволь насладишься свободой. Заскучаешь. Решишь проведать меня, мой номер ты не узнаешь, и потому позвонишь в дверь. Никто тебе не откроет. Ты простоишь у двери несколько минут в томительном ожидании, силясь услышать хоть шорох. Но будет тихо. Ты тяжело вздохнешь, и уже отвернешься от двери, но что-то тебя остановит. Ты вышибешь дверь, не удивившись, что тебе это удалось с первого раза. Забежишь на кухню, а там все тот же букет уже мертвых роз. Медленно, очень спокойно и тихо войдешь в комнату. Все убрано, нигде ничего лишнего, а в центре, на полу стоит твоя клетка. В ней буду я полулежать, прислонившись к прутьям. В красном платье, похожая на фею. Мои ноги просунуты между прутьев, руки покоятся на животе, на губах улыбка, в глазах пустота. Взглянешь на ноги, на них твои веревочки. Ты зайдешь в клетку, опустишься на колени, будешь долго разглядывать меня. Возьмешь мои расслабленные ладони в свои. Ты опоздал всего на несколько часов, с рассветом из меня вышла жизнь, а ты только проснулся на рассвете. Ты развяжешь веревочки, возьмешь меня на руки. Вынесешь из клетки и понесешь к окну. Будешь держать мое тело крепко, мы полетим. Окажемся в том самом парке, где познакомились, на той самой тропинке. Ты положишь меня в траву, ляжешь рядом. Закроешь мои глаза, закроешь свои и опустишь голову мне на грудь. Из щелочек закрытых глаз вытекут слезы. Тело содрогнется, ты весь напряжешься, силясь остановить слезы. Но твои слезы будут продолжать стекать на мою грудь. Я начну таять, мое тело будет становиться прозрачным. Наверное, от твоих слез. Вскоре я превращусь в дымку, ты будешь пытаться собрать меня как капли тумана в руках.
Я так захочу быть с тобой, и просто не сдержусь. Ты сделаешь глубокий вдох, и дымка влетит в тебя вместе с воздухом. Я осяду прохладной, освежающей влагой на твоем сердце и останусь в тебе. И все же не зря все это, мы будем вместе!!

без названия...

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:29 + в цитатник
Сердце ноет, голова болит.
Дышать мешает ком гортанный.
От мыслей злых тошнит,
Озноб по телу непрестанный.
Давиться боли ликованьем -
Удел подаренный судьбой.
В мире переполненном страданьем
Без командира, кричащего: "отбой"

Мы мучаемся под гнетом мысли,
Она ночами нам мешают спать.
Смысл данных слов прокисший
Продолжит в неизвестность гнать.
Но мы смееся и живем
И одеваемся в обманутое счастье.
По волнам дней дней в тазах плывем,
Враньем скрываясь от ненастья.

О люди, мы убиваем правду.
Очнемся!! Продерем глаза!!
Кому спешить на смерти свадьбу?
Остановись! на улице гроза...
На войнах погибают братья,
В домах спиваются отцы.
А ты гуляешь в строгом платье,
Веревки туже затянув концы.
(21.06.2005)

мысли.

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:29 + в цитатник
голос в голове звучал отчетливее: Убей себя, видишь что из-за тебя получилось?!
я отвечал ему, еле слышным голосом: Нет, нет, ты зря на меня наговариваешь..
Голос продолжал: А вот нет дружок, выслушай меня, все они теперь мертвы!! А от чего!! Да от твоих рук!!
я: нет!!! ты лжешь!! Зачем ты мне лжешь.....я не убивал их!! они претворяются!
голос: Ха, ты глуп как баран, юнец, твои руки в крови, ты вырывал им сердца за то что они любили тебя!!
я: заткнись! ты ничего не знаешь, это я любил их!! а они презирали меня!! Они должны были умереть!!
тяжелая отдышка, я падаю на колени, задыхаюсь собственной ненавистью
Кто-то в углу пошевелился, это мать....стонет....
голос: Убей себя, придурок, ты ничтожество!!
Я начинаю рыдать : Нет, я сильный!! Отец учил никогда не сдаваться!! - продолжаю рыдать как девчонка..
голос продолжает издеваться: Да ты хнычешь как ребенок....Отца ты убил первого...Вот она твоя плата за его заботу!
я: Он бил меня, он ненавидел меня.. А я любил его!!
голос: парень, ты болен!!! Хахаха, Убей себя!!
Я вынимаю из груди старшей сестры нож.. от него несет кровью(( тошнит.
Я ору: Уйди, ублюдок, вылези из мое головы!!!
голос: А ты выгони.. давай, ори на меня, я всегда с тобой!! Ха, ты мой!!
я сквозь слезы: Ты врешь, ты говоришь ложь!! Убирайся!
Я беру нож в руки, в обе ладони, лезвием к себе, отклоняюсь чуть назад..
Ты заткнешься навсегда - я заливаюсь сумасшедшим смехом и нарываюсь на нож...
Все стихло...лезвие вошло глубоко....голос стих!

Зарисовка:

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:28 + в цитатник
я привяжу к твоим ногам веревочки) и ты не сможешь улететь, значит ты станешь птицей в клетке......плохо я сделаю!
а на ночь я буду отвязывать веревочки, и буду смазывать твои ноги кремами, чтобы они не болели)
а еще я буду кормить тебя виноградом, и ты будешь пачкаться, потому что неудобно есть из рук феи)
и буду плакать когда ты будешь хотеть улететь, я буду страдать из-за твоей несвободы, но не освобожу!
и однажды, когда я буду спать, я случайно оставлю рядом с клеткой ножик, ты разрежешь веревочки и улетишь...я проснусь и начну смеяться, ты свободен!
Пройдет много лет, ты иногда будешь заглядывать в мое окно, а там я буду сидеть на кровати и смеяться....слабая и счастливая))

"Свое убийство"

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:26 + в цитатник
Я мазохистка, я наркоманка,
Мне нужно больше боли.
В правой мыло, в левой веревка,
И ваши слова, как на рану соли.

Боитесь, что влезу в петлю головою,
Встану на стул и шагну?
Но вас не волнует, что случится со мной,
Если сейчас я смерть прогоню...

В мой следующий нервный боли приступ,
Вас со мною рядом не будет.
Я встану на мокрый крыши выступ.
И от полета в лицо лишь ветер дунет.

Пока буду падать, вспомню про счастье,
В миг до смерти, жить захочу.
Я сама призвала себе это ненастье,
Но поздно, лишь миг - я навек замолчу...

Убийцу не пустят в рай небесный,
Но для ада я не слишком грешна.
Духи даруют на миг взгляд твой ясный,
Чтоб помня, одиночества путь я шла.

Дух мой повинный будет скитаться
По миру без смеха и слез.
На рассвете в лучах мне не купаться,
А ночью не окунаться в мир грез...
(26.12.2004)

без названия...

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:25 + в цитатник
Отец громко хлопнул дверью. Мать по привычки вздрогнула, младший сын вжал от страха голову в плечи.
- Привет.
- Ага..
Он молча прошел в кухню, закурил. Жена поставила перед ним тарелку полную еды, с виду очень сытный ужин, и запах пробуждал зверский аппетит. Отец ел без интереса, почти не прожевывая куски мяса, проглатывал слегка морщась. Встал, достал из холодильника холодное пиво, открыл бутылку и начал пить из горла.
- Как дела на работе? – продолжая что-то готовить, даже не повернув головы, спросила жена.
- Никак, не твое дело – огрызнулся муж.
Больше они не говорили. Ужин прошел в тишине, не считая радио, которое всегда играло на кухне.
Дочь сегодня вернется поздно, отцу надоело беспокоиться о ней, он просто решил напиться, чтобы забыть. Мать волнуется всегда, даже когда она уходит на пять минут, в магазин за хлебом. Брат, брат мелкий сорванец, ему нет дела до старшей сестры, хоть он и любит ее, пожалуй, если она очень задержится, он начнет беспокоиться.
Четвертая бутылка, разум уже задурманен, и наглая ухмылка на лице. Отец напился!
Не первый подобный вечер, это вошло уже в привычку, но казалось, что-то здесь не так… Муж подошел к жене, обнял ее за плечи, страстно поцеловал, тем временем его рука потянулась к огромному ножу для рубки костей, очень острому. Пока жена была отвлечена поцелуем, он занес нож высоко над ее грудью и нанес несколько глубоких ранений. Тело жены обмякло, ноги подкосились, она весела в руках мужа как тряпка. Он стряхнул труп на пол, вымыл руки. Оставил нож, испачканный кровью на кухонном столе, будто только что отрезал им кусок хлеба.
В коридоре, в тумбочке был ящик с инструментами, молотки, гвозди, проволока. Отец достал катушку, отмотал немного, где-то полметра, откусил пассатижами и убрал катушку. Намотал с каждого конца проволоки на руки, он готовил удавку.
Сын сидел за компьютером, играл, звуки игры разносились грохотом по всей комнате. Отца достало это дурачество! Бесконечные игры, двойки в дневнике, непослушание. Сегодня он решил положить всему этому конец!
Тихонько подойдя к сыну, он заглянул на монитор, на экране разгоралась битва. Глубокий вдох, он накинул проволоку сыну на шею, сначала притянул туловище к себе, после перетянул, так что его ладони соприкоснулись у позвоночника. Мальчик размахивал руками, старался освободиться, глотал ртом последний, дорогой воздух. Отец перетянул проволоку сильнее, на шее сына выступила кровь, проволока порезала горло, еще пара минут и всё прекратилось, мальчик больше не размахивал руками, хрипы стихли.
Оставив проволоку на шее сына, отец ушел в кухню покурить. Не обращая внимания на труп жены, он сидел и спокойно курил, как в первый раз, когда вернулся с работы. С виду он был спокоен, будто ничего не произошло, радио все еще играло.
Так он просидел на кухне, куря одну за одной сигарету еще несколько часов. На большом циферблате над холодильником стрелки приближались к полуночи, скоро вернется дочь. Отец ушел в комнату, достал из под кровати обувную коробку, вынул из нее пистолет. Он точно рабочий, на выходных он учил сына стрелять. С пистолетом в руках он вернулся на кухню, снова закурил.
Послышался скрежет ключей, вставляемых в замок. Дочь аккуратно открыла дверь, тихо и спокойно закрыла ее. Она была пьяна, по этому старалась двигаться спокойно и осторожно.
- Привет, простите, задержалась.
- Ничего, иди поешь. – спокойным, тихим голосом ответил отец.
Пока девушка разувалась она не видела отца, одев тапочки, она встала в начале коридора, ведущего на кухню. Ее глаза округлились, она увидела в руках отца пистолет.
- Зачем он тебе? Где мама? Где брат? – ее голос дрожал, руки дрожали, она вся дрожала.
- Вот зачем! – все так же тихо и спокойно ответил отец, поднес дуло пистолета к виску и нажал на курок.
Пуля пролетела насквозь, из сквозной раны водопадом хлынула кровь. Голова упала на стол, кровь залила пол.
Девушка стояла в оцепенении, не помня себя, она схватила телефонную трубку, набрала 02.
- Милиция, говорите!
- Алло, приезжайте скорее, отец.. мой отец убил мать и брата и застрелился у меня на глазах!!!
- Где вы живете, назовите адрес!
Девушка назвала адрес, сказала, то они без проблем попадут к ней домой, повесила трубку. Точно так же она позвонила в скорую. После побросала в сумку какие-то вещи, кофту, книгу, плеер, надела куртку и выбежала из квартиры, оставив двери на распашку. Входные двери в подъезд девушка подперла камнем, чтобы службы спокойно могли войти в дом…
Она шла по ночным улицам, старалась ближе держаться к тени, чтобы не привлекать ничьего внимания. Шла и смотрела то на асфальт, то на ночное, усыпанное звездами небо. Голова была пустой, руки опущены, ни единой мысли, только картина, пара секунд, выстрел, лужа крови… Почему же она не прошлась по квартире, почему не искала брата и мать, наверное боялась, боялась увидеть их мертвыми. Хмель сразу выбило из головы, со звуком выстрела он начал медленно выходить, после паника, звонок, уход из дома, а ночная прохлада города окончательно освежила рассудок, и все равно голова отказывалась думать, принимать случившееся.

«уже скоро полночь»

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 09:24 + в цитатник
Уже скоро полночь, соседи по палате уже давно спят, тяжкий день, ее не было, я не видел ее уже давно. Врачи говорят – это хорошо, значит иду на поправку, но мне так плохо без нее… Вот уже почти неделю по ночам я вспоминаю как и из-за чего попал сюда. Я был здоров и весел, никаких мрачных мыслей, грусти, у меня было все, и любовь тоже, такая сильная, казалось бы вечная… А потом и она прошла, как простуда, Алиса умерла… Да все мы смертны, но она была моим ангелом, я видел с какой любовью и теплом она гладила и кормила бездомных собак и кошек, вовсе не боясь подхватить заразу или быть укушенной. Она училась на врача, еще пара лет аспирантуры и она смогла бы полностью отдаться этой профессии, лечила бы людей…
Мы знали друг дружку почти с пеленок, в 1 классе и на всю жизнь я понял что девушка – настоящий друг, им стала Алиса, красивая, темные, пышные волосы, почти черные глаза, румянец, ее улыбка, самая радостная. Мы всегда были вместе, нас считали братом и сестрой, вот так все школьные годы мы и продружили… А на выпускном я вдруг понял, заглянув в эти черные глаза, что сейчас мы расстанемся, я поступаю на истфак, она идет в медицинский, у меня есть последний шанс удержать ее рядом с собой… В тот вечер я сказал что люблю ее, она нежно улыбнулась, румянец проступил сквозь пудру на ее щеках, не сказав ни слова, она поцеловала меня и с тех пор мы перестали быть братом и сестрой…
Мы были вместе 4 года, родители купили нам квартиру, чудесные 3 года, никаких ссор, только по мелочам, а в последний год что-то изменилось, Алиса стала более замкнутой.
Она начала помогать первокурсницам, с учебой, стала им кем-то вроде старшей сестры. Я радовался за нее, ей так нравилось общаться с ними, видеть, что у них есть кто-то, кому они доверяют.
Алиса вела дневники, какие-то записи, я их не читал, хотел, но не мог, не разрешала Алиса, да и сам я взять не смел. В конце каждой недели она сжигала свои тетради, я знал что этим она высвобождала свои мысли, но ей не становилось легче… В город пришла теплая Весна, красивый вечер, я решил устроить Алисе маленький праздник, приятная музыка, свечи, вино… Я заглянул ей в глаза, все еще яркий блеск, но какой-то не тот, он печальный. Она сделала глоток, после бокал и сказала что нам надо поговорить. Тогда я впервые испугался, по настоящему ощутил страх, за любимую. Она рассказала мне почти сквозь слезы, что все чаще думает о смерти, что-то ее гложет, но она не знает что… Я взял ее ладони в свои, постарался как-то успокоить, предложил обратиться к врачу или постараться решить эту проблему совместными силами, но она не хотела слушать. После сказала что устала, я уложил ее спать, всю ночь я курил, впервые за много лет… Мы больше не возвращались к этому вопросу, и Алиса вроде снова повеселела.
Я всегда возвращался чуть раньше Алисы, минут на 30-40, и в тот вечер я прихожу, жду встречи с любимой, но я не нашел ее дома, в глаза бросилась записка, ее подчерк, в ней было что-то вроде: «Не ищи меня, я сейчас далеко, надеюсь вернусь… P.S. Я хочу спугнуть смерть.» Последняя фраза, она выбила меня из колеи, я начал бегать по квартире, мысли обгоняли друг дружку, милиция, скорая, родители, я набрал ее номер, абонент недоступен, конечно, она выключила телефон… Несколько раз я проезжал по городу, но конечно безрезультатно, все что мне оставалось, это ждать, я был бессилен. Вечер, темнеет, на часах 10, вдруг раздается звонок в дверь, слезы сами хлынули из глаз, я помчался к двери с надеждой что за ней Алиса, но нет, на пороге стояли ее подруги, они были чем-то очень ошарашены, а вернее напуганы. Они что-то невнятно говорили, из всего этого бреда я понял только одно, мне надо куда-то с ними ехать… На месте уже собралась толпа зевак, приехала скорая, милиция, зачем-то служба спасения. Меня подвели к двум мешкам, лежащем на асфальте, в тот миг я понял все, жизнь промелькнула перед гласами, все те дни что я был с Алисой, и сердце ушло в пятки. Она и после смерти красавица, большие глаза, но теперь не радостные, а наполненные страхом, слегка приоткрытый рот, румянец еще можно разглядеть… В тот миг я возненавидел весь свет, я проклял все, но позже понял, что никакими проклятиями не верну Алису, я просто стер из памяти этот миг, когда видел ее тело, в такой неестественной позе.
В ту ночь девушки рассказали мне как это случилось, их подруга Оля, выпила для храбрости и встала на край крыши, когда она уже собралась прыгать, Алиса метнулась к ней, схватила за руку, наверное надеялась перетянуть на крышу, но нет, судьба распорядилась иначе, они обе упали…
Прошло полгода, пришла Зима, я больше не вспоминал о смерти Алисы, только о ее жизни, я продолжал учиться, радоваться, жить, и Алиса жила со мной, в сердце. Но как-то ко мне начала приходить девушка, я бы мог подумать что это дух Алисы, но нет, она умерла, и я уверен, она лучшем мире, да и не похожа она была на нее, длинные светлые волосы, голубые глаза, только вот улыбка, та же самая, что и у Алисы, когда я сказал что люблю ее… Первые месяцы это видение не напрягало меня, но позже она начала приходить чаще и выглядела уже вполне реально, казалось, протяни руку и почувствуй ее тепло. Я разволновался, рассказал друзьям, родителям, они посоветовали обратиться к специалисту. Врач вывел мне предварительный анализ, сказал что это что-то из области шизофрении, когда сердце не страдает о потере любимого, но мозг подсознательно ищет его образ везде и создает собственные, врач посоветовал мне лечь в больницу, пройти курс лечения, я не задумываясь взял больничный и лег на лечение.
И вот я здесь, мне действительно полегчало тут, бесконечные беседы, множество лекарств, это конечно утомило, но она стала приходить реже, бывало после интенсивной терапии ее не бывало неделю… Но я не сильно этому радовался, она стала для меня наркотиком, видя ее, я будто снова видел живую Алису, был с ней. Тогда мне и пришло в голову, что у меня есть два пути: вылечиться, забыть Алису окончательно, и жить дальше, жениться, завести детей, прожить жизнь как все, или отказаться от лечения, окунуться в мир грез и боли, чтобы она – Алиса всегда была со мной… Эти сомнения выматывали, я понимал что лучшим вариантом является первый, но второй так сладок для души. Не часто меня посещали мысли о покинутости, о том что я никому не нужен, мир не погибнет без меня, а родители, думаю они готовы к любому исходу моей болезни…
Почти полночь, дежурный наверное вздремнул, я выхожу из палаты, поднимаюсь на крышу по служебной лестнице. На крыше так свежо, Весна, я встаю на край крыши, вот, сейчас я прыгну, я точно знаю что за миг до удара пожалею о содеянном, сейчас я похороню все, что так бережно хранил в сердце об Алисе. Возможно ты не простишь меня, но я сам уже простил себя…
Я прыгаю, лечу, так хочу взлететь к тебе, Алиса, но нет, теперь нам уже никогда не встретиться, прости…
Последние мгновения, я лечу, лечу вниз, туда мне и дорога…

...

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 08:57 + в цитатник
в этот дневник я буду помещать стихи, расказы.....всевозможное творчество, мое, других...все что понравится или заденет.....


Поиск сообщений в Мертвая_фея
Страницы: 2 [1] Календарь