-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ФИЛИНТЕЛЛЕКТ

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.03.2015
Записей: 1529
Комментариев: 183
Написано: 2247

Комментарии (0)

Александр Грин и Поль Синьяк. Зурбаган и Лисс, приморские городки

Дневник

Понедельник, 12 Февраля 2018 г. 18:08 + в цитатник
img16 (284x175, 25Kb)
Многие читающие, если не все из них, в юности были очарованы Гриновскими феериями Алые паруса, Бегущая по волнам
Александр Грин создал в своих произведениях свой особенный мир. В этом романтическом мире фэнтези веет ветер дальних странствий, его населяют добрые, смелые, веселые люди. А в залитых солнцем гаванях с романтическими названиями — Лисс, Зурбаган, Гель-Гью — прекрасные девушки поджидают своих женихов. Этот мир — чуть приподнятый над нашим, одновременно фантастический и реальный.
The Red Buoy - копия (458x566, 218Kb)
1301585149_paul_signac_-_concarneaureturnofthelongboats_1891_te_nevsepic.com.ua (533x427, 221Kb)
19966953_1879910058 (533x431, 190Kb)
1051427 (543x630, 223Kb)
Я долго искал художников, картины которых могли бы оттенять, оказывать особенность мира Грина -синее, сине-зеленое теплое южное море, его свет и запах водорослей, корабли и рыбаки, городки в цветах. Мне показалось, что я нашел таких художников, я покажу здесь картины Поля Синьяка, они мягки и квятны, они пахнут морской водой и солью, пронизаны розами и солнцем, было бы место я бы показал бы рядом картины Дейнеки и Волошина, других художников Крыма,
свет моря http://pora.zavantag.com/stati/opisanie-gorodov-v-proizvedeniyah-a-grina/main.html
Зурбаган – вымышленный, существующий где-то за пределами фантазии город, созданный Александром Грином. Город-сказка, город-мечта, заветный порт, собирательный образ всех приморских городов с их особенной, иногда неспешной, даже ленивой, а иногда и стремительно крутящейся и переполненной событиями жизнью. Жизнью, подсоленной дыханием моря. И именно море накладывает свой отпечаток на все, что происходит в Городе.
Зурбаган
...Между тем местность, в которой я жил с матерью и отцом, была очень жизнерадостного, веселого вида и не располагала к настроению мрачности. Наш дом стоял у реки, в трех верстах от взморья и гавани; небольшой фруктовый сад зеленел вокруг окон, благоухая в периоде цветения душистыми запахами; просторная, окрыленная парусами, река несла чистую лиловатую воду, - россыпи аметистов; за садом начинались овраги, поросшие буками, ольхой, жасмином и кленом; старые, розовые от шиповника, изгороди пестрели прихотливым рисунком вдоль каменистых дорог с золотой под ярким солнцем пылью, и в пыли этой ершисто топорщились воробьи, подскакивая к невидимой пище.
...Я взял лучший номер в лучшей гостинице Зурбагана "Веселый Странник". На следующий день я обошел город; он вырос, изменил несколько вид и характер улиц в сторону банального штампа цивилизации - электричества, ярких плакатов, больших домов, увеселительных мест и испорченного фабричными трубами воздуха, но в целом не утратил оригинальности. Множество тенистых садов, кольцеобразное расположение узких улиц, почти лишенных благодаря этому перспективы, в связи с неожиданными, крутыми, сходящими и нисходящими каменными лестницами, ведущими под темные арки или на брошенные через улицу мосты, - делали Зурбаган интимным. Я не говорю, конечно, о площадях и рынках. Гавань Зурбагана была тесна, восхитительно грязна, пыльна и пестра; в полукруге остроконечных, розовой черепицы, крыш, у каменной набережной теснилась плавучая, над раскаленными палубами, заросль мачт; здесь, как гигантские пузыри, хлопали, набирая ветер, огромные паруса; змеились вымпелы; сотни медных босых ног толклись вокруг аппетитных лавок с горячей похлебкой, лепешками, рагу, пирогами, фруктами, синими матросскими тельниками и всем, что нужно бедному моряку в часы веселья, голода и работы....
Корабли в Лиссе
..Нет более бестолкового и чудесного порта, чем Лисс, кроме, разумеется, Зурбагана. Интернациональный, разноязычный город определенно напоминает бродягу, решившего наконец погрузиться в дебри оседлости. Дома рассажены как попало среди неясных намеков на улицы, но улиц, в прямом смысле слова, не могло быть в Лиссе уже потому, что город возник на обрывках скал и холмов, соединенных лестницами, мостами и винтообразными узенькими тропинками. Все это завалено сплошной густой тропической зеленью, в веерообразной тени которой блестят детские, пламенные глаза женщин. Желтый камень, синяя тень, живописные трещины старых стен: где-нибудь на бугрообразном дворе – огромная лодка, чинимая босоногим, трубку покуривающим нелюдимом; пение вдали и его эхо в овраге; рынок на сваях, под тентами и огромными зонтиками; блеск оружия, яркое платье, аромат цветов и зелени, рождающий глухую тоску, как во сне - о влюбленности и свиданиях; гавань - грязная, как молодой трубочист; свитки парусов, их сон и крылатое утро, зеленая вода, скалы, даль океана; ночью - магнетический пожар звезд, лодки со смеющимися голосами - вот Лисс. Здесь две гостиницы: "Колючей подушки" и "Унеси горе". Моряки, естественно, плотней набивались в ту, которая ближе; которая вначале была ближе – трудно сказать; но эти почтенные учреждения, конкурируя, начали скакать к гавани - в буквальном смысле этого слова. Они переселялись, снимали новые помещения и даже строили их. Одолела "Унеси горе". С ее стороны был подпущен ловкий фортель, благодаря чему "Колючая подушка" остановилась как вкопанная среди гиблых оврагов, а торжествующая "Унеси горе" после десятилетней борьбы воцарилась у самой гавани, погубив три местных харчевни.
1301585214_paul_signac_-_cassiscapcanaille_1889_te_nevsepic.com.ua (543x432, 167Kb)
65827-preview (544x438, 156Kb)
Население Лисса состоит из авантюристов, контрабандистов и моряков; женщины делятся на ангелов и мегер, ангелы, разумеется, молоды, опаляюще красивы и нежны, а мегеры - стары; но и мегеры, не надо забывать этого, полезны бывают жизни. Пример: счастливая свадьба, во время которой строившая ранее адские козни мегера раскаивается и начинает лучшую жизнь......
Гель-Гью («Бегущая по волнам»)
...В десять часов вечера показался маячный огонь; мы подходили к Гель-Гью. Я стоял у штирборта с Проктором и Больтом, наблюдая странное явление. По мере того как усиливалась яркость огня маяка, верхняя черта длинного мыса, отделяющего гавань от океана, становилась явственно видной, так как за ней плавал золотистый туман - обширный световой слой. Явление это свойственное лишь большим городам, показалось мне чрезмерным для сравнительно небольшого Гель-Гью, о котором я слышал, что в нем пятьдесят тысяч жителей. За мысом было нечто вроде желтой зари. Проктор принес трубу, но не рассмотрел ничего, кроме построек на мысе, и высказал предположение, не есть ли это отсвет большого пожара.
Судно сделало поворот, причем паруса заслонили открывшуюся гавань. Все мы поспешили на бак, ничего не понимая, так были удивлены и восхищены развернувшимся зрелищем, острым и прекрасным во тьме, полной звезд. Половина горизонта предстала нашим глазам в блеске иллюминации. В воздухе висела яркая золотая сеть; сверкающие гирлянды, созвездия, огненные розы и шары электрических фонарей были, как крупный жемчуг среди золотых украшений.
130306057_5229398_signac2_21_20130912_1388703971 (539x398, 176Kb)
Казалось, стеклись сюда огни всего мира. Корабли рейда сияли, осыпанные белыми лучистыми точками. На барке, черной внизу, с освещенной, как при пожаре, палубой вертелось, рассыпая искры, огненное, алмазное колесо, и несколько ракет выбежали из-за крыш на черное небо, где, медленно завернув вниз, потухли, выронив зеленые и голубые падучие звезды. В это же время стала явственно слышна музыка; дневной гул толпы, доносившийся с набережной, иногда заглушал ее, оставляя лишь стук барабана, а потом отпускал снова, и она отчетливо раздавалась по воде, - то, что называется: "играет в ушах". Играл не один оркестр, а два, три... может быть, больше, так как иногда наступало толкущееся на месте смешение звуков, где только барабан знал, что ему делать. Рейд и гавань были усеяны шлюпками, полными пассажиров и фонарей. Снова началась яростная пальба. Со шлюпок звенели гитары; были слышны смех и крики.
Поль Синьяк, The Port of Saint-Tropez (540x430, 185Kb)
- Вот так Гель-Гью, - сказал Тоббоган. - Какая нам, можно сказать, встреча!
Под фантастическим флагом тянулось грозное полотно навесов торговых ларей, где продавали лимонад, фисташковую воду, воду со льдом, содовую и виски, пальмовое вино и орехи, конфеты и конфетти, серпантин и хлопушки, петарды и маски, шарики из липкого теста и колючие сухие орехи, вроде репья, выдрать шипы которых из волос или ткани являлось делом замысловатым. Время от времени среди толпы появлялся велосипедист, одетый медведем, монахом, обезьяной или Пьеро, на жабо которого тотчас приклеивались эти метко бросаемые цепкие колючие шарики. Появлялись великаны, пища резиновой куклой или гремя в огромные барабаны. На верандах танцевали; я наткнулся на бал среди мостовой и не без труда обошел его. Серпантин был так густо напущен по балконам и под ногами, что воздух шуршал. За время, что я шел, я получил несколько предложений самого разнообразного свойства: выпить, поцеловаться, играть в карты, проводить танцевать, купить, - и женские руки беспрерывно сновали передо мной, маня округленным взмахом поддаться общему увлеченью. Видя, что чем дальше, тем идти труднее, я поспешил свернуть в переулок, где было меньше движения. Повернув еще раз, я очутился на улице, почти пустой. Справа от меня, загибая влево и восходя вверх, тянулась, сдерживая обрыв, наклонная стена из глыб дикого камня. Над ней, по невидимым снизу дорогам, беспрерывно стучали колеса, мелькали фонари, огни сигар.
1301585157_paul_signac_-_antibestheharbor_c1896_te_nevsepic.com.ua (1) (554x420, 235Kb)
Когда в Гель-Гью был поднят вопрос о памятнике основанию города, Герд принял участие в конкурсе, и его модель, которую он прислал, необыкновенно понравилась. Она была хороша и привлекала надписью "Бегущая по волнам", напоминающей легенду, море, корабли; и в самой этой странной надписи было движение. Модель Герда (еще не знали, что это Герд) воскресила пустынные берега и мужественные фигуры первых поселенцев.
... Я знал, что утром увижу другой город - город, как он есть, отличный от того, какой я вижу сейчас, - выложенный, под мраком, листовым золотом света, озаряющего фасады. Это были по большей части двухэтажные каменные постройки, обнесенные навесами веранд и балконов. Они стояли тесно, сияя распахнутыми окнами и дверями. Иногда за углом крыши чернели веера пальм; в другом месте их ярко-зеленый блеск, более сильный внизу, указывал невидимую за стенами иллюминацию. Изобилие бумажных фонарей всех цветов, форм и рисунков мешало различить подлинные черты города. Фонари свешивались поперек улиц, пылали на перилах балконов, среди ковров; фестонами тянулись вдаль. Иногда перспектива улицы напоминала балет, где огни, цветы, лошади и живописная теснота людей, вышедших из тысячи сказок, в масках и без масок, смешивали шум карнавала с играющей по всему городу музыкой.......
Артур Грей и Ассоль уплывают вдаль на паруснике с алыми парусами
3d2092ff44b2e2bb555f639bd1b5e58f (700x260, 66Kb)
Бегущая по волнам
0_73752_39ecd4c3_orig (700x525, 287Kb)

Серия сообщений "Художники слова":
Часть 1 - Фольклор Канады. Кремация McGee
Часть 2 - Дверь в стене, манящая в несбывшееся
...
Часть 29 - Заметки Дины Рубиной о жизни
Часть 30 - Все-равно я отсюда тебя заберу, во дворец, где играют свирели
Часть 31 - Александр Грин и Поль Синьяк. Зурбаган и Лисс, приморские городки
Часть 32 - Послушайте, ведь если звезды зажигают, то это кому-нибудь надо. Роберт Индиана
Часть 33 - Йожеф Лада: Бравый солдат Швейк о мировой войне и субординации
...
Часть 37 - Alice in Wonderland
Часть 38 - SaveOlegSentsov. Актеры читают рассказы Сенцова. «Собака», "Детство"
Часть 39 - Искусство изображения слова

Рубрики:  Искусство/Книги,и-нет

Метки:  
Комментарии (5)

Георгий Нисский

Дневник

Суббота, 02 Апреля 2016 г. 15:41 + в цитатник
120578231_rokadauvobl (336x525, 56Kb)

Знаменитый русский советский художник Георгий Нисский - он был художник ищущий. Построенность последних его работ совершенно нерушима, не терпит ни малейших перемещений. Но при всем внешнем рационализме, прямо-таки математической четкости, она никогда не кажется холодным, рассчитанным расположением предметов и пятен на поверхности листа или холста.э Он много лет был знаком с Александром Дейнекой и трудно теперь сказать кто на кого в своих работах больше повлиял - оба был хороши и в послевоенные годы именно они оба открыли советской публике то, что окружающий ее мир вовсе не двумерен и сер, но он велик и красочен, и люди живущие в нем не манекены, не только лишь искалеченные войной, тяжелым трудом и беспросветностью. Для меня именно с послевоенных работ Нисского начинается познание мира картин и за то ему огромное спасибо
Знаменитая "Подмосковная рокада"
ГТГ Нисский Подмосковье 1967 1х3 (211x153, 22Kb)81nisskiy (440x296, 74Kb)
Не менее известная работа Нисского "Подмосковье"На Севере Дальнем (449x246, 55Kb)
Нисский На севере  дальнем (1) (213x152, 21Kb)

Работы Нисского и Дейнеки перекликаются, обогащая наше искусство, которое раньше называлось социалистическим реализмом


На Севере дальнем
1961 Нисский Георгий Григорьевич (Россия, 1903-1987) «Аэродром» (700x535, 149Kb)
"Аэропорт" Нисского "Водный праздник" Нисского
1949 Нисский Георгий Григорьевич (Россия, 1903-1987) «Водный праздник» (700x530, 99Kb)
18 (700x374, 81Kb)
"Велосипед" А.Дейнека, На молу. Севастополь Дейнека А
Севастополь (700x560, 79Kb)
1963 Нисский Георгий Григорьевич (Россия, 1903-1987) «У могилы друга» (2) (700x343, 78Kb)
"У могилы друга" Г. Нисский и Подмосковье Дейнека А
390 (700x529, 180Kb)

Метки:  

 Страницы: [1]