-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ФИЛИНТЕЛЛЕКТ

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 3) Live_Memory Лиру_Вильнюс Camelot_Club
Читатель сообществ (Всего в списке: 3) О_Самом_Интересном WiseAdvice Школа_славянской_магии

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.03.2015
Записей:
Комментариев:
Написано: 2095

Комментарии (0)

Любовь и поэт, отвага и интриги, Сирано де Бержерак

Дневник

Четверг, 19 Ноября 2015 г. 21:15 + в цитатник
0_a4865_6d9830f_XL (262x360, 66Kb)
Поэт и бретёр, гасконец Сирано де Бержерак, срывает пошлый спектакль. В возмещение ущерба Сирано великодушно отдаёт свои последние деньги директору театра. Желая проучить Сирано, несколько щёголей-дворян начинают подшучивать над Сирано. Объектом насмешек служит нос гасконца — не блещущий красотой Сирано является обладателем огромного носа. Но на их жалкие остроты Сирано отвечает блистательным монологом о носах, затем даёт одному нахалу пощёчину, а другого вызывает на дуэль. Как истинный поэт, он дерётся, одновременно декламируя поэму о своём поединке, и на глазах у восхищённых зрителей попадает в противника «в конце посылки».
Де Гиш. Бретер и забияка!
Де Вальвер. Он просто хвастает!
Де Гиш. Никто его, однако, не осадил.
Де Вальвер. О, жалкий фат! Я так его пугну, что он не пикнет даже.
(Подходя к Сирано.)
Ваш нос... Hy, в общем... крупноват...
Сирано. Да. Он крупней, чем красноречье ваше,
А я бы о таком, заметьте,
О выдающемся предмете
Острот набрал бы целые тома,
Меняя жесты и топа...
Вот, например, из не особо острых --
Тон описательный -- так шутит новичок:
Как называете вы этот полуостров,
Который вырос между ваших щек?
Развязный тон, каким острят друзья:
Вам из стакана пить нельзя --
Побьет ваш нос посуду вашу!
Позвольте подарить вам чашу?
Или почтительно-умильный;
Вы этой башнею фамильной
Давно владеете? Наивный: С дальних мест
Вы этот монумент везли для дам столичных?
Любезный: Сударь любит птичек?
Он приготовил им вместительный насест!
Ехидный: Это что? Крючок для шляп? Удобный!
Платить не надо в гардеробной!
Тон нежный: Боже мой! От дождичка и ветра
Вы заказали зонтичек ему?
Тон удивленный: Извините, это --
Вам одному?
Доброжелательный: В пылу житейских гроз,
Фиаско потерпев в каком-нибудь вопросе,
Вам нелегко повесить нос,
Зато легко повеситься на носе!
Язвительный, чуть в сторону и косо:
Но, сударь, вам решительно везет:
Не видя дальше собственного носа,
Вы все же видите широкий горизонт!
Практический: Советовать вам смею
Для носа вашего устроить лотерею;
Я вам скажу с открытою душой,
Что получивший вещь такую
Имел бы выигрыш большой,
Имея радость небольшую.
Вот так острить могли б вы наобум,
Когда бы знания имели или ум.
Но нет y вас ума и так немного знаний,
Что вы не знаете еще, что вы дурак.
И, будучи умны, вы так бы не сказали, --
Лишь сам я над собой могу смеяться так!
Де Гиш. Пойдемте, де Вальвер!
Де Вальвер. Дворянчик с жалким видом, Без лент и без перчаток!
Сирано. Да. Но я не уходил с несмытою обидой,
С помятой честью -- никогда!
Пусть я одет не очень элегантно,
Однако, думаю, заметно даже вам,
Что на моем сукне не проступают пятна,
Как проступает грязь по вашим кружевам.
Перчаток тоже нет и обменяться не с кем
Перчатками, чтобы исчерпать спор.
Зато в любом кругу -- в несветском или светском --
За мной звенела правда громче шпор!
Сирано печален — он влюблён в свою кузину, остроумную красавицу Роксану, но, зная, сколь он некрасив, Сирано даже не помышляет о взаимности. Неожиданно появляется дуэнья Роксаны. Она передаёт Сирано желание своей хозяйки встретиться с ним завтра. В сердце Сирано вспыхивает безумная надежда. Он назначает свидание в кондитерской поклонника муз Рагно.
Вбегает вечно пьяный поэт Линьер и сообщает, что «по дороге к дому» его подстерегает сотня наёмных убийц. Обнажив шпагу, Сирано идёт его провожать.
Рагно, кондитер, обожающий поэтов, расспрашивает ио вчерашнем сражении: весь Париж только и говорит что о доблести Сирано, сразившегося с целой бандой наёмных убийц и разогнавшего их. Но Сирано не расположен говорить о себе: в ожидании Роксаны он пишет ей письмо — признание в любви.
Она делится своими чувствами со своим кузеном Сирано, что полюбила красавца Кристиана де Невиллета. Потрясённый Сирано робко пытается намекнуть, что избранник её может оказаться «глупей барана», но Роксана не верит ему. Кристиан получил назначение в полк гасконских гвардейцев, где служит Сирано. «Меня вчера ужасно напугали рассказами о том, как к новичкам жесток гасконский ваш отряд...» — говорит она, и просит Сирано стать покровителем Кристиана. Сирано не остается ничего другого как согласиться.
Собираются гвардейцы; они требуют рассказа Сирано о его вчерашнем поединке. Сирано начинает, но какой-то красавчик новичок постоянно вставляет в его рассказ слово «нос», которое в полку произносить запрещено. Гвардейцы, зная вспыльчивый нрав Сирано, перешёптываются: «Его изрубит он в куски!» Сирано требует оставить их одних. Но когда все выходят, он обнимает этого новичка - ведь это Кристиан. Узнав, что Сирано — двоюродный брат Роксаны, Кристиан умоляет простить его за все «носы» и признается, что любит его кузину. Сирано сообщает, что чувства Кристиана нашли отклик в сердце девушки и она ждёт от него письма.
Просьба Роксаны пугает Кристиана: он из тех, «чьи речи не умеют» в девицах «возбудить любовь, затронуть их мечты». Сирано предлагает Кристиану стать его умом и для начала даёт ему письмо, написанное им к Роксане, но ещё не подписанное, Кристиан соглашается и ставит своё имя. Вошедшие гвардейцы, ожидающие увидеть фарш из Кристиана, несказанно удивлены, застав противников мирно беседующими. Решив, что «демон стал смирней ягнёнка», один из них произносит слово «нос» и тут же получает от Сирано пощёчину.
Сирано де Бержерак - Домогаров, Роксана - Ольга Кабо
Домогаров и Ольга Кабо (311x327, 50Kb)Сирано - Домогаров (283x317, 41Kb)
Письмами Сирано Кристиан завоёвывает любовь капризницы Роксаны. Она назначает ему ночное свидание. Стоя под балконом, Кристиан что-то невразумительно лепечет, и Роксана уже готова уйти. На помощь влюблённому красавцу приходит Сирано. Спрятавшись среди листвы, он шепчет упоительные слова любви, громко повторяемые Кристианом. Заворожённая стихами Сирано, Роксана соглашается подарить возлюбленному поцелуй.
x_48f2f66f (514x392, 67Kb) (Кристиану.)

А... вы явились в срок, как истинно влюбленный.
Садитесь, Кристиан. Я буду слушать вас.

(Садится на скамью.)

Кристиан.
Я вас люблю!
Роксана. Чудесное начало.
Я тоже слушаю, любя.
Кристиан.
Я вас люблю!
Роксана. Ну, дальше.
Кристиан. Что ж, вам мало?
Роксана.
Но как вы любите?
Кристиан. Я так люблю тебя!
Роксана.
Ах, так -- по как же это?
Кристиан. Очень!
Роксана.
Я чувство с радостью делю,
Но ведь язык любви не точен.
А как вы любите?
Кристиан. О, дьявольски люблю!
Роксана (зевает).
Как остроумно!
Кристиан. Ваша шея!..
Так обольстительна...

(Хочет поцеловать.)

Роксана. Что с вами, Кристиан?
Кристиан.
Роксана, я от счастья пьян!
Роксана.
Скажите что-нибудь свежее.
Кристиан.
О звездах?
Роксана. Нет же звезд.
Кристиан. Но скоро будет рой!
Роксана.
Скажите хоть о них.
Кристиан. Они... они прелестны,
Роксана.
Вы говорите, как сомнительный герой
Одной плохой, но нашумевшей пьесы!
(Встает.)
Кристиан.
Куда? Постойте! Если так --
Я все скажу...
Роксана. Что любите меня вы?
Прекрасные слова звучат у вас в устах,
Как стертые монеты у менялы.
Подите прочь!
(Уходит.)
СЦЕНА 6
Кристиан, Сирано, пажи, потом Роксана.

Сирано (входя). Какой успех?
Кристиан.
На помощь!
Сирано. Нет!
Кристиан. Но я прошу вас!
Я должен встреч лишиться всех...
Ее любви!.. Ведь это ужас!..
Нет, лучше смерть!
Сирано (в раздумье). Ее окно...
Здесь, под балконом, так темно...
Стань вот сюда, и для Роксаны
Я подскажу слова...
Входят пажи.
Кристиан. Кто это там? Смотри...
Первый паж.
Мосье де Бержерак, нас выгнал Монфлери.
Второй паж.
Сказавши нам притом, что оба бесталанны.
Сирано.
Тогда я вас прошу на улицу пройти.
И если женщина появится случайно,
То вы играйте радостный мотив,
Мужчина подойдет -- сыграете печальный

Пажи уходят. Сирано бросает в окно балкона мелкие камешки.

Кристиан.
Роксана!
Роксана (появляясь). Это кто?
Сирано (тихо, Кристиану). Ну, говори скорее!
Кристиан.
Я вам хочу сказать...
Роксана. О нет! Не надо слов.
У вас слова похожи на слонов --
Их тяжко говорить, а слушать тяжелее.
Сирано (подсказывая).
Не тяжелы слова, но тяжела любовь!
Кристиан (повторяя).
Не тяжелы слова, но тяжела любовь!
Роксана.
Так это что же? Значит, вновь
Дар красноречья с прежним жаром
Готов коснуться ваших уст?
Кристиан (та же игра).
Я отдаю вам красноречье даром...
Но это... будет... даром чувств!
Роксана.
Ага! Слова пришли в движенье!
Их выражение звучит на этот раз!
Кристиан (та же игра).
Но выраженье... ваших глаз...
Слова лишает... выраженья...
Роксана.
О, как ты говоришь! Однако почему же
Чуть запинаются еще слова твои?
Сирано (отстраняя Кристиана).
У вас столь маленькие уши,
Что трудно в них войти словам большой любпи!
Роксана.
Я к вам сейчас спущусь.
Сирано. Не надо... не сейчас...
Роксана.
Ну, встаньте на скамью.
Сирано. Не надо. Так прекрасно,
Себя не видя и не видя вас,
И чувствовать и говорить в пространство...
Мне кажется, я говорю впервые...
Роксана.
И голос ваш другой. Вы так не говорили.
Сирано (лихорадочно).
Да, верно... Ночь темна... Лишь отсвет голубой...
Могу осмелиться я быть самим собой...
Я так взволнован... И любое слово
Так ново для меня...
Роксана. Так ново?
Сирано (испуганно).
Простите... Я немного увлечен...
Но быть осмеянным?
Роксана. Но в чем?
Сирано.
В моей любви.
Роксана. Но кем же?
Сирано. Вами.
Ведь я же не слова... я то, что за словами...
Все то, чем дышится... бросаю наобум...
Куда-то в сумрак... в ночь...
Роксана. Вам помогает ум.
Сирано.
Что ум? Он может быть притворщиком искусным,
Но перед ним любовь появится едва,
И меркнет он, как перед всяким чувством
Бледнеют всякие слова.
Ум -- это проблеск! Искра в свете
Огня любви, слепящего до слез...
Он меркнет в нем, как меркнут свечи
В сиянии вечерних звезд.
Роксана.
Но все же ум...
Сирано. Вы говорите все же.
Так, значит, чувство вам дороже?
Вам дороги слова, однако ближе ласка?
Так будьте смелы до конца.
Что ум в любви? Не более, чем маска,
Накинутая на сердца!
И эта маска сердцу чужда.
Скажите сами: как мне быть?
Ведь ум всегда скрывает чувство,
А я хочу его открыть!
Роксана.
Ну, хорошо. Пускай для нас двоих
Пришли мгновенья эти. Понимаю,
Но что вы скажете, переживая их?
Сирано.
Что я скажу? Двенадцатого мая
Прическу изменили вы.
Мне кажется, сейчас я слышу хруст травы,
Когда еще давно, но как сегодня будто,
Вы девочкой встречали утро.
Что я скажу? Когда я с вами вместе,
Я отыщу десятки слов,
В которых смысл на третьем месте,
На первом -- вы и на втором -- любовь.
Что я скажу? Зачем вам разбираться?
Скажу, что эта ночь, и звезды, и луна,
Что это для меня всего лишь декорация,
В которой вы играете одна!
Что я скажу? Не все ли вам равно?
Слова, что говорят в подобные мгновенья,
Почти не слушают, не понимают, но
Их ощущают, как прикосновенья.
Я чувствую, мгновенья торопя,
Как ты дрожишь, как дрожь проходит мимо
По ветке старого жасмина...
Роксана.
Я плачу... Я дрожу... И я люблю тебя.
Сирано (растерянно).
Ты любишь?.. Ты?.. Меня?..
Роксана. Но, так меня волнуя,
Чего ты хочешь?
Кристиан. Поцелуя.
Роксана. Ты просишь?
Сирано (Кристиану).
О! Ты слишком тороплив.
Кристиан.
Но как она взволнована, заметил?
Ведь надо, чтобы я воспользовался этим.
Сирано.
Да... я просил... Но это был прилив
Любви безумной... той... которой стыд неведом..
И если ваш отказ мне прозвучит в ответ...
То...
Роксана (разочарованно).
Вы не станете настаивать на этом?
Сирано (обрадованно).
Настаивать? Конечно, нет!
Кристиан.
Но почему? Когда она охотно
На это шла... а ты не настоял?
Сирано. Молчи!
Кристиан. Но почему?
Роксана. Вы говорите что-то?
Сирано.
Я говорю себе...
(Кристиану.)
Молчи же, Кристиан!
Звуки музыки -- то веселые, то печальные.

Сюда идут. Однако в двух тонах
Играет музыка. Что это за причина?
Веселый -- женщина, безрадостный -- мужчина.
Появляется капуцин.
А! Это среднее -- монах!
Кристиан.
Ты почему не хочешь, чтобы я поцеловал ее?
Сирано. Мне показалось, рано...
Кристиан.
А мне медлительность твоя
Весьма загадочна и странна...
Сирано (в сторону).
Да... это так. Любой ценою
Их юность и любовь возьмут свои права...
Так пусть же будут хоть слова...
Мои слова тому виною!
Роксана (появляется на балконе).
Мы говорили о...
Сирано. О поцелуе.
Роксана. Снова?
Сирано. Вас обжигает это слово?
Мы с шутки начали... потом я вдруг сказал
Вам яро любовь свою... такую,
Что, от улыбки соскользнув к слезам,
Вы приближались к... поцелую.
Роксана. Довольно же! Молчите!
Сирано. Нет.
Роксана. О нем не говорят, он для обоих тайна.
Сирано.
Нет, поцелуй -- не тайна, а секрет,
Но в губы сказанный случайно.
Роксана.
Но если так передается он...
Ну, ладно... Все равно... Скажите...
Сирано (Кристиану). Поднимайся.
Роксана. ...не тайна, а секрет...
Сирано (Кристиану). Ну, поднимайся, слон!
Роксана. ...секрет для губ...
Кристиан разводит руками.
Сирано. Что это за гримаса?
Кристиан. Моя любовь не та... Она чиста, мой друг.
Сирано. Ты правда глуп! Скорей!
Кристиан нерешительно поднимается.
Какая тьма вокруг!
Она не видит... Звезды скупы...
Не различит -- луна слаба...
Она его целует в губы,
Целуя в них мои слова.
Музыка.
Печально... Весело... А, снова капуцин! Эй!
Роксана. Кто там?
Сирано. Нет ли Кристиана?
Кристиан (удивленно). Смотрите -- Сирано!..
Сирано. Ему, конечно, странно!
Роксана. Сейчас мы спустимся. А вы, кузен, один?
Сирано. Нет, не совсем!
Любви Роксаны также добивается могущественный граф де Гиш, командующий полком, где служат Сирано и Кристиан. Де Гиш посылает к Роксане капуцина с письмом, где просит у неё свидания перед уходом на войну. Роксана же, читая письмо, изменяет его содержание и убеждает монаха, что в нем содержится приказ обвенчать её с Кристианом де Невиллетом. Пока святой отец совершает брачный обряд, Сирано, надевши маску, разыгрывает из себя безумца, чтобы задержать де Гиша.
Такие разные Сирано в театре - французы считают лучшим Жерара Депардье -Бог с ними, им виднее, но я думаю, что они не видели Домогарова и Кабо в нашем театре!
cyrano_de_bergerac_1989_reference (640x423, 33Kb)
неприятелем. Солдаты голодают. Сирано всеми силами старается поддержать в них бодрость духа. Сам он, без ведома Кристиана, каждое утро пробирается через вражеские посты, чтобы отправить очередное письмо Роксане: Кристиан обещал писать ей каждый день...

Неожиданно в лагерь приезжает Роксана; слова «я еду к другу сердца!» служили ей паролем, и неприятель пропустил её карету. Обнимая изумлённого Кристиана, Роксана признается: его «письма дивные» преобразили её, и если сначала «в легкомыслии своём» она полюбила его за красоту, то теперь она «увлечена» «красотою незримой»: «Осталась бы верна своей любви, когда б, по мановенью жезла какой-нибудь волшебницы, исчезла вся красота твоя!..» Кристиан в ужасе: признание Роксаны означает, что она любит не его, а Сирано. Кристиан рассказывает обо всем Сирано и собирается признаться Роксане в своём обмане.

Перед Сирано вновь мелькает призрак счастья. Но неприятельская пуля сражает Кристиана, и он умирает на руках Роксаны, не успев ей ничего сказать. На груди у него Роксана находит прощальное письмо, написанное от имени Кристиана отчаявшимся Сирано. Горе Роксаны беспредельно, и благородный Сирано решает сохранить тайну Кристиана.

Прошло десять лет. Роксана живёт в монастыре и носит траур. Раз в неделю, всегда в одно и то же время, её навещает Сирано — сообщает ей последние новости. Поэт беден, он нажил себе множество врагов, и вот однажды «страшное бревно упало вдруг с окна и голову разбило там проходившему случайно Сирано». Несчастье случается в тот день, когда Сирано обычно посещает Роксану. Роксана удивлена — Сирано опаздывает впервые. Наконец появляется смертельно бледный де Бержерак. Выслушав шутливые упрёки кузины, он просит её разрешить ему прочесть прощальное письмо Кристиана. Забывшись, он начинает читать его вслух. Роксана в изумлении смотрит на Сирано: на улице совсем стемнело... Тут она наконец понимает, какую роль добровольно играет Сирано вот уже десять дет... «Так почему же вы сегодня вдруг решили сломать секрета своего печать?» — в отчаянии вопрошает она. Сирано снимает шляпу: голова его обвязана. «В субботу, сентября шестнадцатого дня, поэт де Бержерак убит рукой злодея», — насмешливым тоном произносит он. «О, Боже! Я всю жизнь любила одного, и дорогое это существо теперь вторично я теряю!» — ломая руки, восклицает Роксана. Сирано же, выхватив шпагу, начинает наносить удары невидимым врагам — лжи, подлости, клевете и умирает со шпагой в руке.
СЦЕНА СМЕРТИ
Сирано (улыбаясь).
Все кончится. Все кончено уже.
Роксана.
А y меня тоска -- что день, то безысходней...
И на груди листок его письма...
Сирано.
Прочтите мне его.
Роксана.
Вам хочется?
Сирано.
Сегодня мне этого хотелось бы весьма.
Роксана (снимая с груди мешочек).
Возьмите. Вот оно.
Сирано (читает).
Прощайте. Я умру.
Как это просто все! И ново и не ново.
Жизнь пронеслась, как на ветру
Случайно брошенное слово.
Бывает в жизни все, бывает даже смерть...
Но надо жить и надо сметь.
И если я прошел по спискам неизвестных,
Я не обижен... Hy, не довелось...
Я помню, как сейчас, один из ваших жестов,
Как вы рукой касаетесь волос...
Я не увижу вас. И я хочу кричать:
-- Любимая, прощай! Любимая! Довольно!
Роксана.
Как вы читаете? Мне кажется невольно...
Сирано.
Мне горло душит смерть. Уже пора кончать....
Роксана.
Как вы читаете?
Сирано.
...Любимая, простите,
За жизнь и за любовь, за прерванный покой....
Роксана.
Как вы читаете?
Сирано.
Случайное событье....
Роксана.
Как вы читаете? И голос ваш такой
Я слышала уже...
Сирано.
...Искрясь и потухая,
Жизнь теплится еще. Еще я берегу
Свое последнее дыханье...
В свою последнюю строку...
Вы дали мне любовь. Как одинокий марш,
Она звучит во мне, и, может быть, за это
Навеки будет образ ваш
Последним образом поэта....
Роксана.
Как вы читаете?
(Тихо приближается, незаметно для него наклоняется, глядя на письмо.)
Сирано.
Прощайте, дорогая!
Быть может, эти строки пробегая,
Когда я буду нем, вы ощутите вновь
В моем письме живущую любовь....
Роксана (кладя ему руку на плечо).
Как вы читаете? Ведь ночь!.. Уже темно!..
Он вздрагивает, поворачивается, делает жест испуга, склоняет голову.
Молчание.
Так, значит, вы играли, Сирано,
Роль друга старого почти пятнадцать лет?
Так это были вы?
Сирано.
Роксана!
Роксана.
Вы?
Сирано.
Нет-нет!
Роксана.
Я угадать должна была.
Сирано.
Роксана!
Роксана.
Так это были вы?
Сирано.
Нет, это был не я.
Роксана.
Великодушие обмана...
И те слова, в которых жизнь моя,
Те письма и слова -- все это было ваше?
И голос ночью ваш?
Сирано.
Нет-нет!
Роксана.
Но почему вы не сказали раньше?
Нам не вернуть ушедших лет
Сирано.
Любовь моя! Но я вас не любил.
Роксана.
Вы лжете! Прошлое выходит из глубин.
И в этом вот письме, в котором день вчерашний,
От Кристиана нет ни строчки? Ничего?
И эти слезы были ваши?
Сирано.
Но эта кровь была его!
Роксана.
Здесь ваша кровь. Все остальное чуждо.
Но почему же все, как есть,
Вы рассказали мне сегодня?
Сирано.
Потому что...


Сирано, Роксана, Ле-Бре, Рагно.

Ле-Бре.
Я знал! Безумие!
Рагно. Он здесь!
Ле-Бре.
Он сам себя убил!

(Срывает с головы Сирано шляпу, голова Сирано обвязана.)

Роксана. О боже!
Что с вами сделали? За что же?
Сирано.
Судьба насмешлива. И я убит в засаде.
Как мелкий вор, как жалкий ловелас,
Убийцей нанятым, убит поленом сзади...
Мне даже смерть не удалась!
Рагно (плача).
О сударь!
Сирано (протягивая ему руку).
Hy, не плачь, Рагно!
Где ты теперь?
Рагно (сквозь слезы). В театре, y Мольера.
Мне хочется уйти давно.
Я возмущен неимоверно:
Вы знаете, y нас поставили Скапена, --
Он сцену взял y вас.
Ле-Бре. Да, полностью.
Сирано. И сцена
Успех имела?
Рагно (плача). Да. Смеялись... Так смешно...
Сирано.
Я прожил, как суфлер, мой дорогой Рагно!
Мольер и Кристиан? Вы оба были правы.
Вы -- оба разные, а вы -- всегда одни.
Вся жизнь прошла, как ночь, когда я был в тени...
И поцелуй любви и лавры славы
Они срывали за меня,
Как в поздний вечер памятного дня.
Роксана.
О, как я вас люблю!
Сирано.
О, этим чудным даром
Приятно жить, а обладать -- вдвойне.
Но если так, снимите старый траур --
Пусть он не будет трауром по мне.
Пусть жизнь горит и дышит неустанно --
Я вашим трауром ее не умалю.
Я завещаю вам свою любовь, Роксана.

(К Ле-Бре и Рагно.)

А вам -- святую ненависть мою.
Ле-Бре.
Так умереть?.. Какая чепуха!
Такой большой поэт! О, как нелепо это!
Сирано.
Ты говоришь неправду. Чем плоха
Такая смерть для каждого поэта?
Я был убит за то, что видел высший свет
Не в том, что называлось высшим светом.
И я настаивал на этом
Как человек и как поэт!
И, чтобы обо мне потомки не забыли,
Я надпись сочинил на собственной могиле:
Прохожий, стой! Здесь похоронен тот,
Кто прожил жизнь вне всех житейских правил.
Он музыкантом был, но не оставил нот.
Он был философом, но книг он не оставил.
Он астрономом был, но где-то в небе звездном
Затерян навсегда его ученый след.
Он был поэтом, но поэм не создал!..
Но жизнь свою зато он прожил, как поэт!
Ле-Бре (рыдая).
О Сираио!
Сирано (поднимаясь, с помутневшим взглядом).
Но если смерть, но если
Уж умирать, так умирать не в кресле!
Нет! Шпагу наголо! Я в кресле не останусь!

(Обнажает шпагу.)

Вы думаете, я сошел с ума?
Глядите! Смерть мне смотрит на нос...
Смотри, безносая, сама!
Пришли мои враги. Позвольте вам представить!
Они мне дороги, как память.
(Колет шпагой пустоту.)

Ложь! Подлость! Зависть!.. Лицемерье!..
(Делает выпады, задыхаясь, останавливается.)

Hy, кто еще там? Я не трус!
Я не сдаюсь по крайней мере.
Я умираю, но дерусь!
Шпага падает из его рук. Он шатается. Его поддерживают..
Все кончено. Но я не кончил эту...
Мою субботнюю газету.
Нас, кажется, прервало что-то...
Роксана (целуя его).
О милый Сирано!
Сирано (открывая глаза, улыбается}.
...Итак,
Я кончил пятницей... В субботу
Убит поэт де Бержерак.

{C63BD806-81EE-403A-9344-7FA2FD9264BC}Img100 (510x680, 59Kb)
К сожалению у меня нет французской марки с Сирано де Бержераком, как-нибудь я соберусь с силами и найду ее, это будет украшением моей французской коллекции. Она правда не пополнялась 25 лет, но мне кажется все марки в ней все-равно отражают очарование Франции в полной мере
4142s (300x193, 33Kb)
Рубрики:  Обаяние Франции

Метки:  

 Страницы: [1]