-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в якубов

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—ообщества

„итатель сообществ (¬сего в списке: 1) Ўкола_слав€нской_магии

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 14.10.2014
«аписей: 1125
 омментариев: 554
Ќаписано: 3320


¬оспоминани€ √еорги€ ∆женова о √”Ћј√е

ѕ€тница, 27 ћарта 2015 г. 10:47 + в цитатник

»з-под снега торчали конечности человеческих тел, взыва€ о захоронении в землю»

Ќе допустить реванша неонацистов и сталинистов. ¬оспоминани€ гулаговца √еорги€ ∆женова

 

Ќакануне, 22 марта, исполнилось 100 лет нашему выдающемус€ актеру √еоргию ∆женову. ћы любим и помним его по легендарным рол€м в фильмах «Ѕерегись автомобил€», «√ор€чий снег», «Ёкипаж», по замечательной киноэпопее о резиденте ћихаиле “ульеве. ¬сего на счету √еорги€ —тепановича около сотни киноролей, в том числе в довоенных «ѕутевке в жизнь» и «„апаеве».

 

¬осхождение ∆женова к признанию и славе было прервано арестом в конце 1936 года брата Ѕориса: бедный студент Ћенинградского университета, он побо€лс€ обморозить ноги в дикие холода декабр€ 1934-го и не пошел на прощание с застреленным  ировым. ѕоследовало немедленное отчисление, лишение прописки, затем арест и семилетний срок за «антисоветскую де€тельность и террористические настроени€». ¬ 1943-м Ѕорис, угодивший в угольные шахты ¬оркуты, умер от дистрофии.

 

—емью выслали в  азахстан, но √еоргий, зан€тый в съемках фильма —ерге€ √ерасимова « омсомольск», за€вил, что высылка незаконна, и отправилс€ со съемочной группой на ƒальний ¬осток. Ќ ¬ƒ от него уже было отстал, сказали: живи и работай. Ќо июльской ночью 1938-го за ним пришли. ¬о врем€ поездки на ƒальний ¬осток ∆женов познакомилс€ и эпизодически общалс€ с американцем ‘аймонвиллом, и теперь его обвин€ли в шпионаже в пользу —Ўј.

 

23-летний √еоргий сопротивл€лс€ из последних сил, писал гневные за€влени€ во всевозможные инстанции, вплоть до —талина и  алинина. Ќо пытки, издевательство голодом и жаждой доконали парн€. »зможденный, на грани помешательства, он подписал протокол. ѕотом «пошел в отказ», но было поздно. ∆женов получил п€ть лет колымских лагерей, затем, решением ќсобого совещани€, срок был продлен еще почти на два года. ќсобое совещание при Ќ ¬ƒ – это был внесудебный, внеконституционный орган, выносивший приговоры вплоть до расстрелов; таким образом были осуждены более 440 тыс. человек, из них более 10 тыс€ч приговорены к смертной казни.

 

 

√еоргий ∆женов

 

¬от как годы спуст€ √еоргий —тепанович описывал чистилище колымских приисков, просто и наповал: «Ћетом топтать тайгу в болотной жиже, на комарах, задыха€сь в накомарниках, – это не сахар. »ли зимой, в сорока-п€тидес€тиградусный мороз, по по€с в снегу, в нелепых «куропатках» – обуви из старых автомобильных покрышек, рожденной лагерными «модельерами» в военные годы взамен вышедшим из моды на  олыме уютным и теплым валенкам. »х не хватало в те трудные годы и на фронте». Ѕезнаказанна€ вседозволенность начальников, голод, цинга, обморожени€, €звы на ногах… Ќо и после освобождени€ из лагер€ ∆женов подвергалс€ аресту, тюремному заключению и ссылке в Ќорильск. ћуки прекратились только со смертью —талина, Ѕерии и с наступлением хрущевской «оттепели».

 

¬оспоминани€ √еорги€ ∆женова о сталинской инквизиции, тюрьмах и лагер€х составили книгу «ѕрожитое». ћы публикуем наиболее жуткие фрагменты. —читайте это оплеухой по бесстыжим оборотн€м из пермской и петербургской администраций. ∆аль, что мы утратили голос ∆женова, который был живым воплощением чести, совести, мужественности. ќн, в отличие от миллионов современников, нашел бы веские слова дл€ чинуш, превращающих музей √”Ћј√а «ѕермь-36» в «выставку достижений» вертухаев и способствующих в год 70-лети€ ѕобеды неонацистским сборищам в родном городе √еорги€ —тепановича, пережившем блокаду ѕетербурге.                       

 

 «ќбливались потом. Ќе хватало кислорода. ћочились под себ€»

« ресты» – тюрьма одиночных камер. Ћишь самые крайние на каждом €русе галерей сдвоенные. ћо€ камера сдвоенна€, крайн€€… Ќас в ней как сельдей в бочке! ¬место двух человек по норме – двадцать один человек, плюс «параша» – жуть!.. ќна – единственное свободное пространство дл€ вновь прибывшего. Ќекоторое врем€ и € жил на «параше», пока кого-то не выдернули из камеры «с вещами» и не произошла соответственна€ подвижка мест…

 

—мрад, духота, вонь!.. Ќа оправку и к умывальникам выгон€ют дважды в сутки – и все это «на рыс€х», в спешке. “юрьма переполнена сверх предела. ѕропускна€ способность не соответствует «урожаю» последних лет. ¬есь тридцать восьмой год никаких прогулок, администраци€ не справл€етс€…

 

¬ ожидании этапа в пересылку всех нас, человек сорок, рассчитавшихс€ за постой в « рестах», сгрудили в одну из камер первого этажа корпуса, впритык друг к другу. Ќе помещавшихс€ вдавливали колен€ми и сапогами… ѕоследние часы пребывани€ в « рестах» тюремное начальство постаралось сделать особенно пам€тными. ќколо п€тнадцати часов продержали нас сто€, прижатыми друг к другу настолько плотно, что нельз€ было повернутьс€… «а все врем€ ни разу не вывели на оправку. Ћюди обливались потом… Ќе хватало кислорода…  то не мог терпеть, мочились под себ€. ¬онь сто€ла несусветна€!

 

 

ј тут еще начальство тюрьмы распор€дилось накормить баландой, причитавшейс€ нам согласно рациону и недоданной в этот день. » люди ели. ≈ли, несмотр€ на духоту и вонь, ели, потому что хотелось есть и потому что не знали, где и когда дадут пищу в следующий раз. ѕо подн€тым над головами рукам передавали друг другу миски с баландой.  ому досталась ложка, ставил миску себе на голову и ел ложкой, кто просто хлебал через край – держать миску нормально на уровне груди не позвол€ла теснота. —пал ли кто-нибудь из нас в эту душную августовскую ночь, не знаю… ≈сли и спал, то наподобие лошади, сто€…

 

 »нтересно, о чем думали все эти притихшие, ушедшие в себ€ люди, мои товарищи по несчастью, сто€вшие вокруг мен€, вернее, висевшие вокруг мен€ друг на друге? ¬еро€тно, о том же, о чем и €, хот€ не все испытывали потр€сение. ¬ «нокдауне» находились те, кто, подобно мне, питал иллюзии насчет освобождени€. Ѕолее взрослые и опытные оставили надежду дома еще в день ареста. » уж во вс€ком случае, столкнувшись со следствием, пон€ли, что возврата не будет.

 

 ««а место у водопо€ началась поножовщина, запахло кровью»

 

¬ транзитной тюрьме ¬ладивостока формировалс€ этап заключенных на  олыму. Ќакануне отправки начальство умудрилось накормить этапируемых селедкой. Ќапоить же воврем€ водой, утолить жажду – не удосужилось. “ак весь путь пешком от ¬торой речки до бухты «олотой –ог к причалу заключенные вынуждены были терпеть, превозмогать жажду. » все последующие двенадцать-п€тнадцать часов самой погрузки на корабль отча€нные просьбы дать воды игнорировались начальством, подавл€лись конвоем грубо, жестко…

 

ѕервыми грузили лошадей. Ќесколько часов их бережно, поодиночке, заводили по широким трапам на палубу, размещали в специальных палубных надстройках, в отдельных стойлах дл€ каждой лошади… ¬ проходе между стойлами сто€ли бачки с питьевой водой (к каждому бачку прив€зана кружка) – дл€ конво€, дл€ обслуги.

 

 

¬ отличие от лошадей, с людьми не церемонились…  ак стадо баранов, гнали рысью, под осатанелый лай собак и улюлюканье конво€, лихо… с присвистом и матерщиной. «Ѕез последнего!..» (по последнему конвойный наносил раз€щий удар прикладом. – ѕрим. ред.)…

 

 огда наконец беременна€ лошадьми и людьми «ƒжурма» медленно отвалила от причала, в ее наглухо задраенном трюме, гуд€щем, как пчелиный улей, уже зрел жуткий, сумасшедший бунт.  орабль, набитый массой осатанелых от жажды людей, стонал, вопил сотн€ми исход€щих пеной, охрипших глоток, требовал воды! ¬ќƒџ!! ¬-ќ-ƒ-џ!!!

 

 апитан категорически отказалс€ продолжать рейс. «ƒо тех пор, пока люди не получат воду и не придут в себ€, никто не заставит мен€ выйти в открытое море с сумасшедшим домом в трюме, – за€вил он. – Ќемедленно напоите людей». » только после этого за€влени€ до конво€, кажетс€, дошло, какую опасность представл€ет взбунтовавшийс€ в море корабль с сотн€ми запертых в трюме, мучимых жаждой людей. —рочно была предприн€та попытка подать заключенным воду. –аздраили трюмный люк. — палубы в ствол трюма, в этот ревущий зверинец, начали спускать на веревках бачки с пресной водой… Ѕесполезно – слишком поздно спохватились!..

 

—тоило только в проеме трюма по€витьс€ первому бачку, как мгновенно к нему бросились озверевшие, утратившие последний контроль над собой люди… — хриплыми вопл€ми, смета€, дав€ и калеча друг друга, они карабкались по трюмным лестницам к спасительному бачку. —о всех сторон т€нулись к нему сотни рук с мисками, кружками… „ерез мгновение бачок заметалс€ из стороны в сторону, запл€сал в воздухе, словно волейбольный м€ч, был опрокинут и с концом обрезанной кем-то веревки исчез в недрах трюма. ¬ода из него так и не досталась никому, никого не напоила и, даже не долетев до днища трюма, у всех на глазах мгновенно превратилась в пыль, в брызги, в ничто… —ледующие несколько попыток постигла та же участь.

 

 

“огда в трюм спустились конвоиры.  ороткими автоматными очеред€ми по проходам трюма им удалось на какое-то врем€ разогнать всех по нарам, приказав лежать и не двигатьс€… — верхней палубы в проем трюма быстро спустили огромную бочку, размотали в нее пожарный брезентовый шланг, подключили помпу…

 

—о всех нар за этой процедурой лихорадочно следили сотни воспаленных глаз – ждали… —лышно было, как заработала помпа, зашевелилс€, ожил шланг… в бочку полилась вода… », как только автоматчики ретировались на лестницу и подн€лись на палубу, – к воде кинулись люди. ћгновенно у бочки образовалась свалка. «а место у водопо€ началась драка, поножовщина… ¬ ход пошли лезви€ безопасных бритв, ножи, утаенные уголовниками после этапных шмонов… запахло кровью…  то не сумел пробитьс€ к бочке, бросились на лестницу к пожарному шлангу… ÷епл€лись за вис€щий, упругий от напора воды шланг, т€нули его на себ€… Ќожами вспарывали, дыр€вили парусину…   хлеставшей из дыр воде подставл€ли разинутые, пересохшие рты и судорожно, жадно глотали ее… ƒавились, торопились, захлебывались… ¬ода из прорванных шлангов текла по лицам, телу, по набухшей одежде, стекала по ступенькам лестницы… ≈е ловили в воздухе, облизывали ступеньки…   ней лезли друг через друга – сильные сталкивали с лестниц слабых, те остервенело сопротивл€лись, хватались за набр€кшую, сочившуюс€ водой одежду соседа…  ак пи€вки, впивались зубами, повисали на ней и с жадностью обсасывали… “оропились напитьс€, пока их не сбросили вниз, на дно трюма… ќттуда к водопою лезли и лезли новые толпы обезумевших от жажды зеков…

 

«а п€ть суток пути корабл€ несколько сот заключенных оказались жертвами вспыхнувшей на корабле дизентерии. ћногие из заболевших умерли в пути и были выброшены за борт – похоронены в холодных водах ќхотского мор€. Ѕедолаги не оправдали возложенного на них довери€ –одины – обманули √”Ћј√, посмели умереть раньше «положенного»…  олымским безым€нным погостам они предпочли братскую могилу ќхотского мор€.

 

 «—вирепствуют цинга, дизентери€, черви завелись в одежде»

 

Ѕыл в бригаде маленький смешной человек по кличке “ихарь. ¬ор.  арманник. ќригинал! ¬сегда жил по своему внутреннему разумению, не так, как все. ¬от и сейчас: все сели отдыхать, а он продолжал работать…

 

— “ихарь! ѕочему не отдыхаешь?

 

— я потом! – с улыбкой отвечал “ихарь. – ѕобегаю, однако, маленько… ” мен€ свой план! я его недовыполнил еще.

 

— Ќу, ладно, выполн€й, – рассме€лс€ бригадир.

 

 

 огда бригада, кончив курить, снова приступила к работе, “ихарь какое-то врем€ еще побегал с тачкой вместе со всеми, а потом, видно, решив, что свой внутренний план он выполнил, сел и сам отдохнуть… «акурил.

 

Ёто не понравилось охраннику, с борта забо€ наблюдавшему за бригадой.

 

— ѕочему не работаешь? – крикнул он.

 

— я курю.

 

— ƒавай работай!.. ¬с€ бригада работает.

 

—  огда бригада отдыхала – € работал, – миролюбиво объ€снил ему “ихарь. – ј теперь € маленько отдыхаю.

 

— Ќичего не знаю. ¬се работают, давай и ты работай!

 

¬мешалс€ бригадир. «аступилс€ за “ихар€:

 

— Ќу, чего прив€залс€ к человеку, – уговаривал он охранника. – “вое дело сторожить нас, а между собой мы как-нибудь и сами разберемс€.

 

— ј € говорю, пускай работает, – заупр€милс€ охранник.

 

“ихарь, не обраща€ на охранника внимани€, продолжал курить.

 

— “ы будешь работать или нет? – ќхранник передернул затвор винтовки.

 

 

“ихарь медленно повернул к нему голову:

 

— ƒа пошел ты…

 

— ¬стать! – осатанело заорал охранник. – ћарш в забой! —трел€ть буду!

 

» тут “ихар€ прорвало. ќн психанул. ” блатных бывают моменты, когда обида, оскорбленность, отча€ние рвутс€ наружу и выражаютс€ в диком исступлении. ќни делаютс€ невмен€емыми, доход€т до припадка – бьютс€ головой об стену, режутс€… —танов€тс€ сумасшедшими, и невозможно тогда пон€ть, что это – показуха (актерство) или насто€щее?!.

 

— —трел€й, гад, фашист, кусок, стрел€й, падло, сучий потрох, позорник несчастный, дерьмо собачье, ну?! – “ихарь разорвал на себе рубаху.

 

— Ќу что, сука позорна€, боишьс€?.. —трел€й, сволочь! – ќн пошел грудью на охранника:

 

— —трел€й, тварь труслива€, √итлера кусок.

 

ќхранник взвизгнул, вскинул винтовку, приложилс€ и почти в упор выстрелил.

 

ќтброшенный выстрелом, “ихарь нелепо задергалс€ всем телом, упал и забилс€, словно в эпилептическом припадке… «асучил ногами, как заводна€ игрушка.  онвульсии продолжались долго. ¬ конце концов он затих, оскалившись в сторону убийцы.

 

¬се, что произошло в эти несколько минут, было дико, нелепо, неправдоподобно. Ќе верилось, что вал€вшеес€ на земле тело в арестантских тр€пках, измазанное в гр€зи и крови, всего несколько минут назад двигалось, разговаривало, улыбалось, было живым человеком…

 

 

ѕо€вилось начальство: начальник лагер€, младший лейтенант, ухарского вида коробейник с казацким чубом из-под фуражки, и оперуполномоченный по прозвищу ¬орон. ¬ лагер€х ќротукана его знали все.

 

— Ќу, что тут у вас? – ”полномоченный легко спрыгнул в забой, обошел вокруг труп, внимательно осмотрелс€.

 

— „то произошло? «а что ты его гробанул? – обратилс€ он к охраннику. “от судорожно хватал ртом воздух, давилс€, не в силах произнести ни слова от страха.

 

— „его давишьс€? – ¬орон улыбнулс€. – Ќикогда не убивал, что ли? ¬ первый раз? Ќу, чего молчишь?

 

ќхранник закивал головой.

 

— ѕривыкай! Ќе к теще в гости приехал.

 

— ќн что… бежать, что ли, собралс€? – подсказал стрелку начальник лагер€.

 

— ќн полез на мен€… ’отел выскочить из забо€! – обрел наконец дар речи охранник.

 

— Ћадно. ¬се €сно – продолжай службу!  омендант, оформл€й акт на беглеца. – ”полномоченный двинулс€ прочь из забо€.

 

» тут произошло то, чего € больше всего бо€лс€ с тех пор, как мы очутились на [прииске] «¬ерхнем», – —ережа „аплин не выдержал. —орвалс€… ќстановить его было уже невозможно – он жег корабли! –езко оттолкнув мен€, как бы дава€ пон€ть, чтобы € не смел вмешиватьс€, он вышел вперед.

 

— ѕрекратите издеватьс€! – громко и властно сказал он. – ѕрекратите беззакони€! ћы требуем человеческого обращени€!

 

 

ќпешив от неожиданности, ¬орон остановилс€, сообража€, уж не ослышалс€ ли он, обернулс€ и, как бы носом учу€ свою добычу, поманил —ерге€ к себе:

 

— Ќу-ка, ну-ка, подойдите ближе… “ак что вы требуете, повторите…

 

— я требую, чтобы вы прекратили издевательства, прекратили произвол! – —ергей был спокоен. – “олько что на глазах у всех конвоир застрелил человека – убил ни за что! ”бил зверски и бессмысленно! ¬от он, убийца! ћы все – свидетели этого преступлени€. Ётого негод€€ следует арестовать и судить, дабы неповадно было другим! ¬место этого вы оправдываете его, поощр€ете безнаказанностью на дальнейший произвол… ¬ лагере во всю свирепствуют цинга, дизентери€. Ћюди измучены. ¬ы что, не видите этого? Ќе видите, в чем мы работаем? ” нас черви завелись в одежде, смотрите! – —ергей сунул ¬орону под нос свою шапку. ¬ывернул ее наизнанку:

 

— —мотрите, любуйтесь! √де трактора с продовольствием?! √де обмундирование, где продукты? ”тонули на полдороге, в ключе. ¬ы прозевали врем€. «анимались не тем, чем надо.  олючую проволоку возили вместо муки! «има еще только начинаетс€, а лагерь уже нечем кормить!.. ѕодумайте об этом. Ћюдей постреливать – дело нехитрое, отвечать за них научитесь!

 

— ’ватит. ¬ карцер его! – ќт удара уполномоченного —ергей упал в гр€зь. ѕодн€вшись, выплюнув изо рта кровь, сказал:

 

— ¬от, вот… “олько этому вы и научились. ‘ашисты.

 

∆ить ему оставалось считанные дни.

 

«Ќаиболее слабые набрасывались на солидол, судорожно запихивали его в рот»

 

“ранспортна€ св€зь с внешним миром прекратилась. ѕоложение на «¬ерхнем» становилось все более отча€нным.  ончались продукты. ”же несколько дней в обеденные котлы бросали дл€ навара пустые мешки из-под муки, чтобы хоть как-то замутить воду и создать иллюзию съедобности.  ак ни экономило начальство, сколько ни раст€гивало остатки муки, сокраща€ суточную выдачу хлеба до блокадной ленинградской нормы, настал день, когда мука на складе кончилась совсем...

 

 

¬ лагере уже вовсю свирепствовали цинга и дизентери€… “ак же, как кварц €вл€етс€ спутником золота, так и эти болезни €вл€ютс€ посто€нными спутниками голода. Ќеверо€тно исхудавшие или, наоборот, распухшие от цинги, пораженные фурункулезом люди жалкими кучками лепились к стенам лагерной кухни, загл€дывали в щели и лихорадочными, воспаленными глазами сумасшедших следили за приготовлением пищи…

 

“ут же, на этом «толчке», заключались самые неверо€тные сделки: черпак завтрашней баланды или завтрашний кусок хлеба выменивались на сегодн€шнюю очередь за обедом либо на сегодн€шнее теплое место у печи в бараке… „удом сохраненный окурок мен€лс€ на пайку хлеба или, наоборот, – пайка на окурок… ѕродавалась очередь за пищей только что умершего, но еще не списанного с довольстви€ товарища… ¬се завтрашнее не котировалось – в цене было только сегодн€шнее.

 

¬ промерзших бараках, на уцелевших «островках» нар вал€лись, тесно прижавшись друг к другу от холода, больные голодные люди.  аждое утро на нарах оставалось несколько умерших («давших дуба») заключенных. »х скрюченные, застывшие тела в примерзших к изголовью шапках стаскивали с нар, волоком тащили за зону лагер€ и где-нибудь подальше от людских глаз прикапывали до весны в снег.  айлить, «выгрызать» могилы в вечной мерзлоте не было сил. ћертвые сраму не имут, подождут, не обид€тс€, им не к спеху!..

 

Ќа выходе из поселка, проход€ мимо механического цеха, где под навесом сто€ли железные бочки с техническим солидолом дл€ смазки тракторов и прочей техники, наиболее слабые, потер€вшие над собой контроль заключенные набрасывались на солидол и, судорожно дав€сь, запихивали его в рот, стара€сь скорее проглотить, пока конвой или бригадир не отгонит их.

 

 

÷инга отн€ла у людей и последнюю волю, валила с ног. „еловеком овладевала апати€, безразличие ко всему, покорность судьбе… ѕриближающа€с€ смерть уже не пугала, а скорее была желанной. ¬ эту зиму она стала привычным, не вызывающим никаких сострадательных эмоций €влением. »з семисот с лишним человек, насел€вших лагерь, перезимовала только половина.

 

ѕо весне из-под ста€вшего снега торчали конечности человеческих тел, как бы с мольбой взыва€ к живым о захоронении по-христиански, в землю. — теплом это и делалось. «аключенные хоронили из милосерди€, начальство – по об€занности, из соображений санитарии.


јноним   обратитьс€ по имени ¬оскресенье, 12 январ€ 2020 г. 18:00 (ссылка)
 оментарии не нужны. ”жас.
ќтветить — цитатой ¬ цитатник    |    Ќе показывать комментарий
 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку