-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Нина_Толстая

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) О_Самом_Интересном

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 15.01.2014
Записей:
Комментариев:
Написано: 14932


Сборник радиоспектаклей

Воскресенье, 10 Июля 2016 г. 18:20 + в цитатник
Это цитата сообщения Natali002 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Сборник радиоспектаклей




1.Кэтрин Мэнсфилд"Чашка чаю"
2.А. Маринина -Казнь без злого умысла
3. А. Конан Дойл -Тайна Вистариа-Лодж
4.Бернард Шоу-Ученик дьявола
5.В. Каверин-Два капитана
6.А.Кристи-Если Вы молодая леди
7.Д.Донцова-Чудеса в кастрюльке
8.Ж.Сименон-Тайна старого голландца

0_58856_ac50c232_L (50x50, 4Kb)для Вас Natali002
Рубрики:  ЛИТЕРАТУРА

Метки:  

Ко дню рождения Марка Шагала (1887 - 1985)

Суббота, 09 Июля 2016 г. 12:43 + в цитатник
Это цитата сообщения Томаовсянка [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Ко дню рождения Марка Шагала (1887 - 1985)


"Я протестую против терминов «фантазия» и «символизм». Наш внутренний мир реален, быть может, даже более реален, чем мир, окружающий нас."


Марк Шагал

Вечер памяти Марка Шагала пройдет в НГХМ в день рождения музея 7 июля


6 июля 1887года в Витебске, в простой еврейской семье в Витебске родился мальчик по имени Мойша, ставший одним из самых известных мастеров художественного авангарда 20 века, известный всему миру как Марк Шагал.


6 июля 1887 года в Витебске родился Мойша Сегал. Его отец Захар был грузчиком у торговца селедкой, мать Фейга-Ита держала маленькую лавку, дед служил учителем и кантором в синагоге. В детстве Мойша посещал начальную еврейскую религиозную школу, затем - гимназию. В возрасте девятнадцати лет, несмотря на категорические протесты отца, но благодаря влиянию матери, Мойша поступил на обучение в частную "Школу живописи и рисунка художника Пэна". Он проучился в этой школе всего два месяца, но это было началом. Смелым началом. Пэн был настолько поражен его дерзкой работой с цветом, что позволил посещать свою школу бесплатно. 



 


 

Читать далее...
Рубрики:  ХУДОЖНИКИ ВЕЛИКИЕ

Метки:  

mai`16. Выборг

Суббота, 09 Июля 2016 г. 12:25 + в цитатник
Это цитата сообщения Дашерлок_Холмс [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

mai`16. Выборг

Выборг, пожалуй, - это один из самых (если не самый) необычный город в составе России. Средневековые замки, узкие улочки, памятные таблички на трёх языках - всё кажется экзотикой в сравнении со стандартными пригородами Петербурга, их дворцами и парками. 

Не была в странах Прибалтики, но кажется, что именно такие там улицы - опоясанные каменными стенами, вымощенные улицы, стилизированные магазины и вывески. 

В Выборге царит своя неповторимая атмосфера современного средневековья. Достопримечательностей не так много, но есть на что посмотреть, самое популярное место - башня св. Олафа, с которой видно весь город (а по легенде, еще и часть Финляндии). 

Также популярен парк Монрепо, но до него мы так и не добрались, к сожалению. 

3971104_ (700x525, 77Kb)

читать далее
Рубрики:  ГОРОДА И СТРАНЫ 2

Метки:  

Черный кот

Четверг, 07 Июля 2016 г. 18:48 + в цитатник
Это цитата сообщения LiSu [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Черный кот

Клик на картинку. Звучит А.АСАДУЛЛИН – Черный кот.

Поводите курсором во время звучания песни - за вами следят...


Рубрики:  ЮМОР

Метки:  

Произведения Александра Грина

Четверг, 07 Июля 2016 г. 18:44 + в цитатник
Это цитата сообщения _Lyubasha_K_ [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Рубрики:  ЛИТЕРАТУРА

Метки:  

Герман Гессе. Внутри и снаружи

Вторник, 05 Июля 2016 г. 22:29 + в цитатник
Это цитата сообщения Томаовсянка [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Герман Гессе. Внутри и снаружи


    

   Я родился под конец Нового времени, незадолго до первых примет возвращения средневековья, под знаком Стрельца, в благотворных лучах Юпитера. Рождение мое совершилось ранним вечером в теплый июльский день, и температура этого часа есть та самая, которую я любил и бессознательно искал всю мою жизнь и отсутствие которой воспринимал, как лишение. Никогда не мог я жить в холодных странах, и все добровольно предпринятые странствия моей жизни направлялись на юг. Я был ребенком благочестивых родителей, которых любил нежно и любил бы еще нежнее, если бы меня уже весьма рано не позаботились ознакомить с четвертой заповедью. Горе в том, что заповеди, сколь бы правильны, сколь бы благостны по своему смыслу они ни были, неизменно оказывали на меня худое действие; будучи по натуре агнцем и уступчивым, словно мыльный пузырь, я перед лицом заповедей любого рода всегда выказывал себя строптивым, особенно в юности. Стоило мне услышать "ты должен", как во мне все переворачивалось и я снова становился неисправим. Нетрудно представить себе, что свойство это нанесло немалый урон моему преуспеванию в школе. Правда, учителя наши сообщали нам на уроках по забавному предмету, именовавшемуся всемирной историей, что мир всегда был ведом, правим и обновляем такими людьми, которые сами творили себе собственный закон и восставали против готовых законов, и мы слышали, будто люди эти достойны почтения; но ведь это было такой же ложью, как и все остальное преподавание, ибо, стоило одному из нас по добрым или дурным побудительным причинам в один прекрасный день набраться храбрости и восстать против какой-либо заповеди или хотя бы против глупой привычки или моды - и его отнюдь не почитали, не ставили нам в пример, но наказывали, поднимали на смех и обрушивали на него трусливую мощь преподавательского насилия.

По счастью, еще до начала школьных годов мне удалось выучиться самому важному и незаменимому для жизни: мои пять чувств были бодрственны, остры и тонки, я мог на них положиться и ждать себе от них много радости, и, если позднее я безнадежно поддался приманкам метафизики и временами даже налагал на свои чувства пост и держал их в черном теле, все же атмосфера развитой чувственной впечатлительности, особенно по части зрения и слуха, никогда не покидала меня и явственно играет свою роль и в мире моего мышления, каким бы абстрактным этот мир подчас ни казался. <...>

Продолжение:  Герман Гессе. Краткое жизнеописание

Читать далее...
Рубрики:  ЛИТЕРАТУРА
ВИДЕО

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Самые короткие в мире рассказы

Вторник, 05 Июля 2016 г. 22:17 + в цитатник
Это цитата сообщения Dmitry_Shvarts [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Самые короткие в мире рассказы

Самые короткие в мире рассказы

Однажды редактор журнала New Time Стив Мосс решил провести конкурс, участникам которого предлагалось написать рассказ длиной в 55 слов, но чтобы при этом в тексте сохранялись стройный сюжет, проработанность персонажей и необычная развязка. Он получил отклик таких масштабов, что по результатам конкурса удалось собрать целый сборник, получивший название «Самые короткие в мире рассказы».

Несчастная

Говорят, зло не имеет лица. Действительно, на его лице не отражалось никаких чувств. Ни проблеска сочувствия не было на нем, а ведь боль просто невыносима. Разве он не видит ужас в моих глазах и панику на моем лице? Он спокойно, можно сказать, профессионально выполнял свою грязную работу, а в конце учтиво сказал: «Прополощите рот, пожалуйста».

Дэн Эндрюс

Читать далее

Рубрики:  ЛИТЕРАТУРА

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Аристарх Лентулов: солнечный художник

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 22:34 + в цитатник
Это цитата сообщения Dmitry_Shvarts [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Аристарх Лентулов: солнечный художник

lentulov13

Пейзаж с красным домом


Аристарх Лентулов (1882 г.р.) вошел в историю мировой и русской культуры своими  яркими,  солнечными, звонкими, лубочно-ярморочными картинами, совершившими революционный переворот в русской живописи, поставив в центр цвет, свет, форму и звук.

Он опередил время минимум на сто лет, сделав для русской живописи то же, что сделал Дюрер для немецкой и Матисс – для французской. Сегодня его шедевры вызывают восторг и подлинное наслаждение, а Сотбис и Кристи продают работы Лентулова  за баснословные миллионы долларов.   Читать далее
Рубрики:  ХУДОЖНИКИ - РУ

Метки:  

ЛЕТНЯЯ ОБРЕЗКА СМОРОДИНЫ: 4 основных совета

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 22:18 + в цитатник
Это цитата сообщения Любаша_Бодя [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ЛЕТНЯЯ ОБРЕЗКА СМОРОДИНЫ: 4 основных совета

1 (592x401, 209Kb)

Омолаживающую и формирующую обрезку лучше делать весной до распускания почек, так она легче переносится ягодными кустарниками. Но если вы не успели обрезать смородину весной, можете сделать это после того, как будет полностью убран урожай. 

4 основных совета
Рубрики:  ДАЧА

Метки:  

Улучшаем зрение за 10 минут в день

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 22:16 + в цитатник
Это цитата сообщения Prettyke [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Улучшаем зрение за 10 минут в день

zrenie (700x473, 36Kb)

Зарядка для глаз способна творить чудеса, если уделять ей время регулярно. В данной статье вам будет предложено 10 упражнений, из которых можно будет выбрать пять. А на выполнение всего комплекса вам потребуется примерно 10 минут каждый день.
Читать далее...
Рубрики:  ЗДОРОВЬЕ 2

Метки:  

Необычные картинки для укрепления глазных мышц и сохранения остроты зрения

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 21:17 + в цитатник
Это цитата сообщения Solovik [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Необычные картинки для укрепления глазных мышц и сохранения остроты зрения

Знаете есть такие необычные картинки, которые называются стереограммы и они оказывается могут быть полезными для зрения. В результате того, что мы смотрим на картинку и пытаемся увидеть изображение  - укрепляются глазные мышцы и как следствие острота зрения сохраняется.

Есть утверждение, что увидеть изображение стереограммы можно, если сфокусировать взгляд на одной воображаемой точке. Однако установлено, что наилучший способ увидеть стереограмму – это соединить, кося глазами, две полоски текстуры. Статистика исследований показывает, что в основном люди способны видеть стереограммы без какой-либо предварительной тренировки. Однако 20 % никогда не смогут их увидеть вне зависимости от затраченных усилий. Ну что ж можно попробовать, вот несколько стереограмм для просмотра:


стереограммы

Далее
Рубрики:  ЗДОРОВЬЕ 2

Метки:  

Шедевры, созданные одновременно с «Садом земных наслаждений»

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 21:01 + в цитатник
Это цитата сообщения Томаовсянка [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Шедевры, созданные одновременно с «Садом земных наслаждений»

Самые узнаваемые произведения эпохи Возрождения — «Сад земных наслаждений» Босха, «Джоконда» Леонардо да Винчи и «Сикстинская Мадонна» Рафаэля — не просто принадлежат одному историческому периоду или одному столетию, а написаны в первые десятилетие-полтора XVI века.

Иероним Босх. Сад земных наслаждений
Сад земных наслаждений. Иероним Босх, 1515
 
Искусствоведы справедливо полагают: творчество Босха — настолько уникально и не похоже ни на чьё другое, что не имеет прямых параллелей в истории искусства. О жизни Босха известно очень немного. Оба этих фактора создают некую иллюзию изъятости Босха из исторического контекста. Кажется, будто Босх существует вне времени: сложно, например, представить себе, что он и, скажем, Альбрехт Дюрер или Тициан жили и творили в одно и то же время, а Босх и Леонардо да Винчи — вообще ровесники. Так появилась идея этого материала: сделать синхронизацию, собрать десять первоклассных работ,которые создавались тогда же, когда в своём родном городке Хертогенбос, из которого, скорее всего, никогда не выезжал, Иероним Босх писал «Сад земных наслаждений».
Читать далее...
Рубрики:  ХУДОЖНИКИ ВЕЛИКИЕ

Метки:  

Проспер Мериме / аудиокнига + новелла

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 20:40 + в цитатник
Это цитата сообщения О_себе_-_Молчу [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Проспер Мериме / аудиокнига + новелла

Проспер Мериме «Двойная ошибка»
    202 (310x260, 178Kb)
    Девушка, зеленоглазая,
    Более белая и алая, чем цветы!
    Коль скоро ты решила полюбить,
    то погибай до конца, раз уж ты гибнешь.
• Она гордилась тем, что в обществе ее жалеют и ставят в пример как образец покорности судьбе. Она была по-своему даже счастлива, так как никого не любила, а муж предоставлял ей полную свободу.
• Если бы она углубилась в свои воспоминания, она припомнила бы, что когда-то он был ей приятен, но теперь он казался ей несносным.
• Две души, не понявшие одна другую, были, может быть, созданы друг для друга.
Женщинам свойственно принимать желаемое за действительное и они порой умудряются за пару часов нафантазировать историю большой любви.
Как бы там ни было, но Проспер Мериме - гений формы. Недаром его творчество высоко ценил А.С. Пушкин.





ЧИТАТЬ "АРСЕНА ГИЙО"
Всего несколько страниц, но сколько мыслей и чувств!
Рубрики:  ЛИТЕРАТУРА

Метки:  

Если в дневнике пропали записи или картинки

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 20:37 + в цитатник
Это цитата сообщения Шадрина_Галина [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Если в дневнике пропали записи или картинки


Многие новички, (да и не только), не знают, как самостоятельно исправлять ошибки в отображении записей в дневнике. Зайдя в дневник и, обнаружив пропажу сообщений и картинок (исчезло все!), пользователи начинают паниковать.
Друзья, ели у вас в дневнике на ЛиРу происходит что то непонятное с вашими записями или картинками, то не надо отчаиваться, просто сделайте ОБНОВЛЕНИЕ вашего дневника. Чаще всего это помогает.

Сделать это несложно, и быстро в настройках дневника.

Рубрики:  СПРАВОЧНИК

Метки:  

Несломленный. Забытый подвиг генерала Карбышева

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 20:33 + в цитатник
Это цитата сообщения Gelena_5 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Несломленный. Забытый подвиг генерала Карбышева

Несломленный. Забытый подвиг генерала Карбышева

Советский генерал Дмитрий Карбышев предпочёл предательству мученическую смерть.

Памятник генералу Дмитрию Карбышеву в Маутхаузене.
Памятник генералу Дмитрию Карбышеву в Маутхаузене. © / Public Domain
В феврале 1946 года представителю Советской миссии по делам репатриации в Англии сообщили, что его срочно хочет видеть раненый канадский офицер, находящийся в госпитале под Лондоном. Офицер, бывший узник концлагеря Маутхаузен, считал необходимым сообщить советскому представителю «чрезвычайно важные сведения».

Канадского майора звали Седдон Де-Сент-Клер. «Я хочу рассказать вам о том, как погиб генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев», — произнёс офицер, когда советский представитель появился в госпитале.

Рассказ канадского военного стал первой весточкой о Дмитрии Михайловиче Карбышеве с 1941 года…
Читать далее
Рубрики:  ИСТОРИЯ
ЛЮДИ

Метки:  

Зарубежные творцы. Живопись старых мастеров, (details) \92\

Пятница, 01 Июля 2016 г. 18:55 + в цитатник
Это цитата сообщения lomovolga [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Зарубежные творцы. Живопись старых мастеров, (details) \92\

lomovolga

 

http://66.media.tumblr.com/ac3545439634b9c1e408166fc297ffe3/tumblr_o98e9nvG8e1rb6373o1_1280.png

  Botticelli c. 1485-1490
Madonna Adoring the Child with Five Angels (detail)

Jean-Baptiste Oudry
PARIS 1686 - 1755 BEAUVAIS
STILL LIFE OF A SONGBIRD AND BUTTERFLIES, WITH MICE EATING WALNUTS AND FLOWERS IN A VASE ON A STONE LEDGE (detail)
oil on canvas
32.5 x 25.2 cm.; 12 3/4  x 9 7/8  in.

http://65.media.tumblr.com/3471749e6f74867f95f18418a8ca01de/tumblr_o9jufx4GZk1rwu8obo1_1280.jpg

French School 19th century
Flower still life, gouache,
71,8 x 51,4 cm.

Paolo Veronese  (1528-1588)
The Holy Family with Infant St. John the Baptist, detail.

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/8d/11/a0/8d11a0d4263d714639dcd402bcea08e3.jpg

Lucas Cranach the Elder 1472-1553
Salome detail

 (120x77, 5Kb)
Рубрики:  ХУДОЖНИКИ ВЕЛИКИЕ

Метки:  

Элегантная классика в архитектуре, интерьере и скульптуре \9\

Четверг, 30 Июня 2016 г. 16:43 + в цитатник
Это цитата сообщения lomovolga [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Элегантная классика в архитектуре, интерьере и скульптуре \9\

lomovolga

 

All collection

Park Sanssouci
Chinese House

 

foto

D_Schloss_Moritzburg
Fasanenschlösschen hunting lodge
(Johann Daniel Schade & Johann Gottlieb Hauptmann, 1769-1782)

 

Motifs from the decoration of the Vatican Museums

 

foto

A_Schloss_Schönbrunn_Wien
Neptun fountain (ca. 1780), grand parterre and palace.

 

The throne room of the Palazzo Colonna,
entirely decorated in rich and heavy-stitched tapestry.

 (120x77, 5Kb)
Рубрики:  МУЗЕЙ
ГОРОДА И СТРАНЫ 2

Метки:  

"О, как убийственно мы любим!.." Часть четвёртая

Среда, 29 Июня 2016 г. 21:19 + в цитатник
Это цитата сообщения Наталия_Кравченко [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

"О, как убийственно мы любим!.." Часть четвёртая

Начало здесь

 

4514961_zastavka_4 (507x700, 41Kb)

 

Это было время страшного, беспощадного, неумолимо-отчаянного раскаяния, которое столько раз предрекала ему она. Тютчев жестоко укорял себя, что в сущности именно он сгубил её тем двусмысленным положением, в которое поставил. Иногда казалось, - ещё чуть-чуть — и рассудок не выдержит самоистязания. Ничто не излечивало от душевного недуга, не выводило из состояния страшного одиночества. Не спасло и бегство из Петербурга — сначала в Женеву, потом в Ниццу. В те дни на Лазурном берегу он напишет:

 

О, этот Юг, о, эта Ницца!..
О, как их блеск меня тревожит!
Жизнь, как подстреленная птица,
Подняться хочет - и не может...

 

Нет ни полета, ни размаху-
Висят поломанные крылья,
И вся она, прижавшись к праху,
Дрожит от боли и бессилья...

 

Нигде он не мог спастись от самого себя... Тютчев пишет дочери Дарье: «Не было ни одного дня, который я не начинал бы без некоторого изумления, как человек продолжает ещё жить, хотя ему отрубили голову и вырвали сердце».
Он испробовал всё: стихи, много значившую в его жизни политику, все виды самообмана. Ничто не помогало. Елена не отпускала его, выматывала душу не «тоской желаний», как некогда было с ним после другой страшной потери, а безнадёжностью запоздалого раскаянья. С той виной он сумел сжиться, потому что был ещё молод. А 60-летнему человеку не уйти от содеянного, не обмануть себя надеждой на искупление.

 

4514961_tmpg9sFAG (491x600, 159Kb)

 

   Есть и в моем страдальческом застое
   Часы и дни ужаснее других...
   Их тяжкий гнет, их бремя роковое
   Не выскажет, не выдержит мой стих.

 

   Вдруг все замрет. Слезам и умиленью
   Нет доступа, все пусто и темно,
   Минувшее не веет легкой тенью,
   А под землей, как труп, лежит оно.

 

   Ах, и над ним в действительности ясной,
   Но без любви, без солнечных лучей,
   Такой же мир бездушный и бесстрастный,
   Не знающий, не помнящий о ней.

 

   И я один, с моей тупой тоскою,
   Хочу сознать себя и не могу -
   Разбитый челн, заброшенный волною,
   На безымянном диком берегу.

 

4514961_Na_bezimyannom_dikom_beregyFotografiya_G__I__Denera__Peterbyrg_mai_1864 (421x493, 113Kb)

 

Он пишет стих-реквием по Денисьевой, где его мольба Богу прозвучала как вызов:

 

   О господи, дай жгучего страданья
   И мертвенность души моей рассей:
   Ты взял ее, но муку вспоминанья,
   Живую муку мне оставь по ней, -

 

   По ней, по ней, свой подвиг совершившей,
   Весь до конца в отчаянной борьбе,
   Так пламенно, так горячо любившей,
   Наперекор и людям и судьбе, -

 

   По ней, по ней, судьбы не одолевшей,
   Но и себя не давшей победить,
   По ней, по ней, так до конца умевшей
   Страдать, молиться, верить и любить.

 

А в августе 1865 года Тютчев создаёт одно из высших своих творений, названное им очень просто: «Накануне годовщины 4 августа 1864 года».

Это была первая годовщина смерти Елены. Утром он выехал из Москвы в Овстуг по Калужской дороге.

 

4514961_viehal_v_Ovstyg (700x469, 222Kb)

 

Вечером, пока на одной из станций перепрягали лошадей, он пошёл вперёд по дороге. И в такт шагам сами собой слагались строчки:

 

Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня,
Тяжело мне, замирают ноги...
Друг мой милый, видишь ли меня?

 

Все темней, темнее над землею -
Улетел последний отблеск дня...
Вот тот мир, где жили мы с тобою,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

 

Кажется, во всей русской поэзии не найдётся стихотворения проще и обыденней, чем это. Оно написано совершенно простой, будничной речью, но именно эта простота  и создаёт ощущение какой-то детской беспомощности, покинутости, жалобности. Перед нами как будто не  стихотворение о скорбном событии в жизни поэта, а само это событие, не рассказ, о том, что он пережил, а само это переживание, и в этом тайна гениального обаяния и силы такого внешне бесхитростного стихотворения. Никакой позы, сгущённого драматизма, поэтической риторики. Душа стала словом и выражала себя напрямую.

 

Завтра день молитвы и печали,
Завтра память рокового дня...
Ангел мой, где б души ни витали,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

 

Спустя несколько лет Тютчев пишет в письме Георгиевскому: «Не живётся, мой друг, не живётся. Гноится рана, не заживает...» Он пишет письмо жене, находившейся в Германии, в котором намёками сообщает о случившемся.

 

4514961_pishet_pismo_jene (545x600, 581Kb)

вторая жена Тютчева Эрнестина (слева) с дочерью Марией

 

В ответном письме жена позвала мужа к себе.

 

4514961_zvala_ego_k_sebe (277x467, 337Kb)

 

Высота души этой женщины была поразительна. Она ни разу ни в чём не упрекнулаТютчева. «Его скорбь, - говорила она, - для меня священна, какова бы ни была её причина».
Эрнестина всегда считала, что любовь мужа к Денисьевой — это возмездие Бога за то, что когда-то она в свою очередь украла любовь поэта у его первой жены, и со смирением принимала эту божью кару.
Уже в последний год своей жизни Тютчев, преисполненный чувства благодарности к жене, посвящает ей такие строки:

 

4514961_posvyashaet_ei_takie_stroki (315x420, 25Kb)


Всё отнял у меня казнящий Бог:
здоровье, силу воли, воздух, сон.
Одну тебя при мне оставил Он,
чтоб я Ему ещё молиться мог.

 

Дочь Анна писала об отце, что «его горе всё увеличивалось, переходило в отчаянье, которое было недоступно утешением религией». Всем казалось, что поэту самому недолго осталось жить. Это было медленное умирание, затянувшаяся агония, которая длилась ещё девять лет.

 

4514961_dlilas_eshyo_9_let (327x500, 19Kb)

 

А жизнь продолжала наносить удары. Через год после смерти Денисьевой в 1865-ом умирает от чахотки её дочь, 14-летняя Лена.

 

4514961_Elena_Tutcheva_186263 (228x370, 61Kb)


А на следующий день — годовалый Коля. Оставшегося сына Федю Тютчев упросил взять к себе старшую дочь Анну. Он положил капитал на его счёт, определил в военное училище. Фёдор Фёдорович Тютчев стал офицером и военным писателем, участвовал в русско-японской и в I-й мировой войне, был награждён многими боевыми орденами и умер в звании полковника от ран в 1916 году (в 55 лет) в прифронтовом госпитале.

 

4514961_sin_Fyodor (230x303, 42Kb)

Ф. Ф. Тютчев, незаконнорожденный сын поэта, русский офицер, журналист и писатель, герой Первой мировой войны.

 

В 1866 году Тютчев хоронит свою мать, в 1870-м умирает старший сын поэта Дмитрий и единственный брат Николай. Возвращаясь с похорон брата, Тютчев пишет стихотворение:

 

Дни сочтены, утрат не перечесть,
живая жизнь давно уж позади.
Передового нет, и я как есть
на роковой стою очереди.

 

Но он ошибся. «На очереди» была ещё смерть младшей дочери Марии Бирилёвой, умершей от чахотки 2 июля 1872 года за границей...

 

4514961_MarieBiriljova (222x275, 143Kb)

Мария Бирилёва, урождённая Тютчева

 

В 1868 году (за два года до смерти) Иван Аксаков предпринял новое издание книги стихов Тютчева (всего лишь второй при его жизни). Поэт, как он сам признал, «дал своё согласие из чувства лени и безразличия».

 

4514961_portret_T__konca_60h (412x700, 167Kb)

 

Всех, кто близко знал Тютчева в его последние годы, поражала его свобода от груза лет. Груз пережитого, казалось, совсем на сказался на его внешнем облике. И. Аксаков писал об этом: «Кроме внешних примет, Тютчев казался как бы непричастным действиям возраста: до такой степени не было ничего старческого ни в его уме, ни в духе. Никто никогда не относился к нему как к старику». На плотно сжатых губах блуждала грустная ироническая улыбка, а глаза, задумчивые и печальные, смотрели сквозь стёкла очков загадочно, как будто что-то прозревая впереди.

 

4514961_chtoto_prozrevaya_vperedi (449x502, 52Kb)

 

Однако поэту было суждено пережить ещё одну любовь. Правда, это была скорее иллюзия любви, желание заполнить душевную пустоту. Это была баронесса Елена Богданова, с которой Денисьева училась вместе в Смольном институте.

 

4514961_ychilas_v_Smolnom_instityte (520x402, 52Kb)

 

Она носила то же имя, и судьба её во многих отношениях совпадала с её судьбой. Тютчев знал её давно и после смерти возлюбленной искал возможности поговорить о ней с хорошо знавшей её подругой.

 

4514961_s_horosho_znavshei_eyo_podrygoi (336x480, 20Kb)

 

С конца 1865 года поэт начал постоянно встречаться с Богдановой. Это была высокообразованная незаурядная женщина, её друзьями были Гончаров, Апухтин, Яхонтов, отношения с ней у Тютчева продолжались до конца его жизни. Дочь Дарья писала сестре Екатерине о 70-летнем отце: «Бедный папа потерял голову. Страсть как будто бичует его. Эта особа пытает его медленным огнём».
Но в жизни поэта суждено было появиться ещё одной женщине, сердечное чувство к которой он испытал на склоне лет. Это Александра Васильевна Плетнёва, вдова известного критика и поэта, издателя «Современника» П. А. Плетнева. Известный юрист Кони называл её «пассией» Тютчева.
После похорон поэта Плетнёва писала подруге: «Писать о нём как о прошедшем ещё не терпит душа. Он так много занял места в моей жизни».
Но не Богдановой и не Плетнёвой было суждено вдохновить Тютчева на лучшие поэтические шедевры любовной лирики. Сокровенная жизнь поэта по-прежнему принадлежала Елене Денисьевой.

 

4514961_prinadlejala_Denisevoi (261x368, 67Kb)

 

Через четыре года после её смерти он напишет:

 

Опять стою я над Невой,
И снова, как в былые годы,
Смотрю и я, как бы живой,
На эти дремлющие воды.

 

Нет искр в небесной синеве,
Все стихло в бледном обаянье,
Лишь по задумчивой Неве
Струится лунное сиянье.

 

Во сне ль все это снится мне,
Или гляжу я в самом деле,
На что при этой же луне
С тобой живые мы глядели?

 

4514961_s_toboi_jivie_mi_glyadeli (640x467, 69Kb)


В декабре 1872 года с Тютчевым случился удар (инсульт). Врачи рекомендовали ему покой, запрещали читать, думать. Но когда 28 декабря умер в изгнании один из главных врагов России, инициатор Крымской войны Наполеон III, Тютчев не смог не откликнуться на это событие.

 

4514961_ne_smog_ne_otkliknytsya_na_sobitie (250x311, 13Kb)

 

И стихи эти явились главной причиной его второго удара. Сочинялись они с невероятным трудом: не повиновались звуки, рифмы, мысли. С огромным напряжением он всё же сделал эту работу, отнёс стихи в редакцию газеты. А на следующий день с ним случился второй инсульт. Его привезли домой разбитого параличом.
Узнав о болезни, царь изъявил желание навестить поэта, но тот заметил с присущим ему юмором, что «это приводит его в большое смущение, так как будет крайне неделикатным, если он умрёт на другой же день после царского посещения».
После третьего удара доктора уверяли, что Тютчеву осталось жить день-два. Он прожил ещё три недели. Последним его стихотворением было это:

 

Если смерть есть ночь, если жизнь есть день —
Ах, умаял он, пестрый день, меня!..
И сгущается надо мною тень,
Ко сну клонится голова моя...

 

Обессиленный, отдаюсь ему...
Но всё грезится сквозь немую тьму —
Где-то там, над ней, ясный день блестит
И незримый хор о любви гремит...

 

Последние его слова были: «Я исчезаю, исчезаю!»
Ранним утром в воскресенье 27 июля 1873 года Фёдор Иванович Тютчев скончался в Царском Селе в возрасте 70 лет. Его похоронили на Новодевичьем кладбище в Петербурге.

 

4514961_semeinoe_zahoronenie (595x424, 83Kb)

Семейное захоронение Тютчевых в Петербурге. Фото 1993 года.

 

4514961_mogila_Tutcheva (448x320, 31Kb)

Могила Тютчева

 

4514961_pamyatnik_v_Munhene (368x544, 81Kb)

памятник Тютчеву в Мюнхене

 

4514961_memor__doska_v_Munhene (700x500, 195Kb)

мемориальная доска на его доме в Мюнхене

 

4514961_pamyatnik_v_Ovstyge (525x699, 233Kb)

памятник Тютчеву в Овстуге

 

 

А закончить мне хочется словами так любившего его Льва Толстого:

«Так не забудьте же Тютчева достать. Без него нельзя жить».

 

4514961_97770cover (200x333, 36Kb)

 

Переход на ЖЖ: http://nmkravchenko.livejournal.com/209674.html

 

Литература:

1. Ф. Тютчев. Стихотворения. М., Сов. Россия, 1986г.
2. Ф. Тютчев. Стихотворения. М., Худ. Лит-ра, 1985г.
3. В. Кожинов «Тютчев», ЖЗЛ, М., Молодая гвардия, 1988г.
4. А. Петров «Личность и судьба Ф. Тютчева». Изд. Культура, 1992г.
5. А. Петров «Небесный огонь», Изд. Культура, 1992г.
6. Ю. Нагибин «Сон о Тютчеве». Собр. Соч., т. 4, М., Худ. лит-ра, 1981г.
7. Ю. Айхенвальд «Тютчев». «Силуэты русских писателей», М., Изд. «Республика», 1994г.
8. Аксаков И. С. «Биография Ф. И. Тютчева», М., 1886г.
9. Георгиевский А. И. Воспоминания. Литературное наследство, том 97, кн. 2, М.,1989 г.
10. Мещерский В. П. «Мои воспоминания». Ч. 1-2, Спб. 1897-1898 гг.
11. Пигарев К.В. «Ф. Тютчев и его время».., М., 1978г.
12.Погодин М.П. «Воспоминание о Ф. Тютчеве» («Московские ведомости» 1873, 29 июля).
13. Пфеффель К. Заметка о Тютчеве. Лит. наследство, т. 97, кн. 2, Москва, 1989.
14. Раич С. Е. Автобиография. Русский библиофил, 1913 № 8.
15. В. А. Соллогуб. Воспоминания М-Л, 1931 г.
16. Тютчев Ф. Ф. «Ф. И. Тютчев (Материалы к биографии, ист. Вестник, 1903, июль.)
17. А. Кушнер. Эссе «Душа хотела б быть звездой», ж. «Звезда» № 2, 1996 г.
18. Г. В. Чагин «О ты, последняя любовь». «Женщины в жизни и поэзии Ф.И. Тютчева. Санкт-Петербург, Лениздат, 1996 г.
19. Семён Экштут «Тютчев — тайный советник и камергер». М., Прогресс -Традиция, 2003г.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             

Рубрики:  ЖЗЛ
ПОЭЗИЯ КЛАССИКОВ

Метки:  

О, как убийственно мы любим!.." Часть третья

Среда, 29 Июня 2016 г. 21:03 + в цитатник
Это цитата сообщения Наталия_Кравченко [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

О, как убийственно мы любим!.." Часть третья

Начало здесь

 

4514961_chto_serdcy_nashemy_milei (335x161, 6Kb)

 

Такого глубокого женского образа, наделённого яркими индивидуальными психологическими чертами, никто до Тютчева в лирике ещё не создавал. «Денисьевский цикл» рассказал о гордой молодой женщине, бросившей вызов светскому обществу, совершившей подвиг во имя любви и погибшей в отчаянной борьбе за эту любовь.

 

4514961_pogibshei_za_lubov (560x700, 295Kb)

 

По своему характеру этот образ перекликается с Настасьей Филипповной у Достоевского, с Анной Карениной у Толстого.

 

 

4514961_s_jemchygom (350x460, 106Kb)

акварель работы Иванова. 1851 год.

 

 

Такой Елена Денисьева изображена на известном портрете: у зеркала, словно после бала, только-только успев снять нитку жемчуга, она повернулась к вошедшему, устремив на него свои чёрные глаза. «Я очи знал, - о, эти очи!» - скажет он о её глазах. Огромные, глубокие, чего-то ждущие, они хранят непроницаемую боль так  не сбывшегося до конца счастья. Но всё-таки — счастья.
Внешне Тютчев был малопривлекателен, - маленького роста, скверно одет, неряшлив, (на фотографии видно, что пиджак застёгнут не на те пуговицы), рассеян (об этом ходили анекдоты), непричёсан (расчёской чаще служила пятерня). Однако при всём этом пользовался бешеным успехом у женщин. «Казалось загадкой, как этот неказистый неуклюжий человек влюблял в себя первых красавиц Европы, - писал современник о Тютчеве. - В нём ощущалась огромная сексуальная сила, завораживающая женщин. Он обладал магической притягательностью, утончённым обаянием и всегда был центром любого общества». Молодые салонные львы, только входившие в моду, с завистью пожимали плечами, признавая за ним, низкорослым, невзрачным, немолодым, первенство.

 

4514961_priznavaya_za_nim_pervenstvo (539x700, 178Kb)

 

Современники вспоминали, что Тютчев обладал даром удивительной афористичности и остроумия, он был прекрасным рассказчиком, оратором, собеседником. В 1873 году, сразу после смерти поэта, П. Вяземский даже высказал мысль о необходимости записать, собрать и издать Тютчевиану — прелестную,  живую современную антологию его высказываний. Такая книга вышла в 1922 году: «Тютчевиана. Эпиграмы, афоризмы и остроты Тютчева».


Когда поэт впервые увидел Елену Денисьеву, ей было 20 лет, ему 42. Она воспитывалась в Смольном институте благородных девиц, где в то время учились его дочери.

 

4514961_vospits_v_Smolnom (600x400, 134Kb)

 

4514961_gde_vospits_docheri (700x489, 86Kb)

 

В течение последних четырёх лет они встречались достаточно часто, но отношения их не шли дальше взаимной симпатии. Денисьева была дочерью обедневшего дворянина, майора, мать её рано умерла, и она воспитывалась у тётки, которая была инспектрисой Смольного.

 

4514961_A_D__Deniseva__60e_gg_bila_inspektrisoi (253x366, 62Kb)

 

Та ни в чём не стесняла племянницу, вывозила её в свет, у неё было много блестящих поклонников. Но из всех Лёля Денисьева избрала поэта.

 

4514961_izbrala_poeta_1850 (334x420, 91Kb)

 

Первое их объяснение произошло 15 июля 1850 года. Ровно через 15 лет Тютчев напишет об этом «блаженно-роковом дне»:

 

Как душу всю свою она вдохнула,
как всю себя перелила в меня.

 

4514961_i_vsu_perelila_v_menya (240x229, 28Kb)

 

Что она поддалась его обаянию до совершенного самозабвенья, это как нельзя более понятно, хотя ей было в то время 25, а ему 47, но Тютчев и позже, до конца жизни, по своему уму, остроумию, образованности, по своей утончённой светскости, был необыкновенно обаятельным человеком.

 

4514961_neobiknovenno_obayatelnim_chel__1_ (600x345, 112Kb)

 

До глубокой старости он сохранил такую свежесть сердца и цельность чувств, такую способность к безрассудочной, не помнящей себя любви, что читая его дышащие страстью письма и стихи, трудно поверить, что они вышли из-под пера не впервые полюбившего 25-летнего юноши, а 50-летнего человека.

Вот стихотворение 1852 года, адресованное Денисьевой:

 

Ты волна моя морская,
Своенравная волна,
Как, покоясь иль играя,
Чудной жизни ты полна!

 

Ты на солнце ли смеешься,
Отражая неба свод,
Иль мятешься ты и бьешься
В одичалой бездне вод, –

 

Сладок мне твой тихий шепот,
Полный ласки и любви;
Внятен мне и буйный ропот,
Стоны вещие твои.

 

Будь же ты в стихии бурной
То угрюма, то светла,
Но в ночи твоей лазурной
Сбереги, что ты взяла.

 

Не кольцо, как дар заветный,
В зыбь твою я опустил,
И не камень самоцветный
Я в тебе похоронил.

 

Нет – в минуту роковую,
Тайной прелестью влеком,
Душу, душу я живую
Схоронил на дне твоем.

 

4514961_shoronil_na_dne_tvoyom_1_ (650x530, 54Kb)


Тютчев встретил Денисьеву после 20 с лишним лет на Западе, где он долго не видел русских женщин, кроме европейски отшлифованных жён и дочерей дипломатов. Молодость поэта прошла в Германии, все его прежние жёны и возлюбленные были немки — утончённые, благовоспитанные. Елена же, несмотря на строгий режим Смольного института, сохранила полную непосредственность душевных движений. Природа одарила её большим умом, живостью характера, глубиной и энергией чувств. Она не знала удержу ни в любви, ни в гневе.

Однажды, разгневавшись на поэта (причиной ссоры была его отрицательная реакция на то, что она ждёт от него ещё одного ребёнка), Денисьева в ярости схватила со стола первую попавшуюся ей под руку бронзовую собаку и бросила её в Тютчева, по счастью не попав и отбив от угла печки большой кусок изразца. Потом её раскаянью, слезам и рыданиям не было конца.

 

Любовь, любовь - гласит преданье -
Союз души с душой родной -
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье.
И... поединок роковой...

 

И чем одно из них нежнее
В борьбе неравной двух сердец,
Тем неизбежней и вернее,
Любя, страдая, грустно млея,
Оно изноет наконец...

 

4514961_ono_iznoet_nakonec_4_ (483x700, 218Kb)


Елену Денисьеву ожидало место фрейлины при дворе и вполне обеспеченное будущее. Но о её связи с Тютчевым стало известно управляющему Смольным институтом, который напал на след их квартиры, тайно снимаемой для свиданий. Разразился скандал. При этом жестокие обвинения пали почти исключительно на Елену. Перед ней навсегда закрылись двери тех домов, где прежде она была желанной гостьей. Она потеряла всех своих подруг и всякую надежду на устройство при дворе.

 

4514961_poteryala_vseh_podryg (520x402, 52Kb)

 

Отец в гневе отрёкся от дочери и запретил родственникам с ней встречаться. Её тётка вынуждена была оставить место в Смольном и вместе с племянницей переселиться на частную квартиру.

 

4514961_pereselitsya_na_chastnyu_kv_ (700x465, 31Kb)

 

Тогда поэт и написал это стихотворение:

 

Чему молилась ты с любовью,
Что как святыню берегла,
Судьба людскому суесловью
На поруганье предала.

 

Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно постыдилась
И тайн, и жертв, доступных ей.

 

Ах, если бы живые крылья
Души, парящей над толпой,
Ее спасали от насилья
Бессмертной пошлости людской!

 

С семьёй Тютчев не порывал и никогда бы не смог решиться на это. Он метался между двумя женщинами, не находя покоя ни у одной из них. Он не был однолюбом. Подобно тому, как раньше любовь к первой жене жила в нём рядом со страстной влюблённостью в Эрнестину Дернберг, так теперь привязанность к ней, его второй жене, совмещалась с любовью к Денисьевой, и это вносило в его отношения к обеим женщинам мучительную раздвоенность. Поэт сознавал себя виновным перед каждой из них за то, что не мог отвечать им той же полнотой и беспредельностью чувства, с каким они относились к нему.

 

О, вещая душа моя!
О, сердце, полное тревоги,
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия!..

 

4514961_kak_bi_dvoinogo_bitiya (500x525, 19Kb)


Он пытается понять любимых женщин, поставив себя на их место. И пишет стихи как бы от от их имени, причём написаны они так, что могли бы прозвучать как из уст Елены, так и Эрнестины.

 

Не говори: меня он, как и прежде любит,
Мной, как и прежде, дорожит...
О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,
Хоть, вижу, нож в его руке дрожит.

 

То в гневе, то в слезах, тоскуя, негодуя,
Увлечена, в душе уязвлена,
Я стражду, не живу... им, им одним живу я -
Но эта жизнь!.. о, как горька она!

 

Он мерит воздух мне так бережно и скудно,
Не мерят так и лютому врагу...
Ох, я дышу еще болезненно и трудно,
Могу дышать, но жить уж не могу!

 

Что же это за явление такое — любовь одновременно к двум женщинам, не миф ли это, не лицемерие ли? Над этой тютчевской дилеммой бились биографы ещё при жизни поэта. Его сын Фёдор Тютчев (от Елены) писал: «Натура Фёдора Ивановича такова, что он мог искренно и глубоко любить не только одну женщину после другой, но даже обеих одновременно».
Это была особенность его натуры. Однажды полюбив, поэт уже не мог разлюбить — не умел. Его сердце было слишком вместительным: всё, что происходит с другим в любви — влюблённость, пик любви, медленное угасание чувства, наконец, привыкание — всего этого у Тютчева не было. А были лишь три стадии этого чувства: влюблённость, любовь и вечная признательность. Такова была необъяснимая — космической мощи — стихия любви, жившая в этом человеке.
В то же время он винил себя за непостоянство, неверность, но ничего не мог с собой поделать. И предостерегал женщин от любви к таким, как он:

 

Не верь, не верь поэту, дева;
Его своим ты не зови —
И пуще пламенного гнева
Страшись поэтовой любви!

 

Его ты сердца не усвоишь
Своей младенческой душой;
Огня палящего не скроешь
Под легкой девственной фатой.

 

Поэт всесилен, как стихия,
Не властен лишь в себе самом;
Невольно кудри молодые
Он обожжет своим венцом.

 

Вотще поносит или хвалит
Его бессмысленный народ...
Он не змиею сердце жалит,
Но как пчела его сосет.

 

Твоей святыни не нарушит
Поэта чистая рука,
Но ненароком жизнь задушит
Иль унесет за облака.

 

Чувство любви поэта к обеим женщинам было глубоко различным, как и они сами. В Эрнестине Тютчева восхищала серьёзность и выдержанность, Елена пленяла его своим страстным и увлекающимся характером. О безмерной любви к нему своей Лёли Тютчев не раз говорил в стихах, сокрушаясь, что он, породивший такую любовь, не способен подняться до её высоты и силы.

 

4514961_do_eyo_visoti_i_sili (552x700, 210Kb)

 


Ты любишь искренно и пламенно, а я -
О, не тревожь меня укорой справедливой!
Поверь, из нас, из двух завидней часть твоя:
Ты любишь искренно и пламенно, а я —
Я на тебя гляжу с досадою ревнивой.

 

И, жалкий чародей перед волшебным миром,
Мной, созданный самим, без веры я стою;
И самого себя, краснея, сознаю
Живой души твоей безжизненным кумиром.

 

Тютчев был убеждён, что он не достоин её любви. «Я не знаю никого, - писал он, - кто бы был менее, чем я, достоин любви. Поэтому когда я становился объектом чьей-нибудь любви, это всегда меня изумляло».
Как же воспринимала жена поэта любовь мужа к другой?
Старшая дочь Анна, которая достаточно ясно представляла себе положение вещей, писала о своей мачехе: «Мама как раз та женщина, которая нужна папе — любящая слепо и долготерпеливо. Чтобы любить папу, зная его и понимая, нужно быть святой, совершенно отрешённой от всего земного...»

 

4514961_nyjno_bit_svyatoi (537x700, 273Kb)

 

Тютчев посвящал ей стихи:

 

Не знаю я, коснется ль благодать
Моей души болезненно-греховной,
Удастся ль ей воскреснуть и восстать,
‎ Пройдет ли обморок духовный?

 

Но если бы душа могла
Здесь, на земле, найти успокоенье,
‎Мне благодатью ты б была —
Ты, ты, мое земное провиденье!..

 

Эрнестина Фёдоровна являла в этой мучительной для неё ситуации редчайшее самообладание. За все 14 лет она ни разу ничем не обнаружила, что знает о любви мужа к другой. Единственное, о чём она говорила в письмах к Тютчеву — что он разлюбил её и поэтому им следует расстаться. Тютчев возражал ей в ответном письме:

«Ты написала мне такие страшные слова, что ты для меня всего лишь старый гнилой зуб, когда его вырывают — больно, но потом боль сменяется приятным ощущением пустоты...» Он разуверял жену, клялся, что любит и верен ей. Он не хотел её терять.
Однако Эрнестина была хорошо осведомлена и о других увлечениях поэта, в частности, о давней, с 1840-х годов его связи с иностранкой Гортензией Лапп, родившей от него двоих детей. Гортензию Лапп он привез за собой из Германии еще за три года до того, как встретил Денисьеву. Ей и их общим сыновьям Тютчев завещал свою генеральскую пенсию, которая по закону полагалась вдове – Эрнестине.
И теперь другая женщина, отнявшая у неё мужа, называла себя Тютчевой и совершенно искренне говорила: «Прежний его брак уже расторгнут тем, что он вступил в новый брак со мной». Тютчев и Денисьева, как настоящие супруги, не раз путешествовали по Европе, и жизнь поэта в 1850-64-х годах была отдана прежде всего Елене. Эрнестине оставалась, по сути, только переписка с ним.
Но это была поистине жизнь в письмах, жизнь, проникнутая высоким напряжением души, полная мысли и чувства. Тютчев, обычно неохотно пишущий письма, послал их жене - 675, из них 300 — в годы его любви к Денисьевой. В это время он пишет Эрнестине: «Ты — самое лучшее из всего, что мне известно в мире», «ты — единственная ветка, удерживающая меня над небытиём». Половину этих писем она сожгла. У Тютчева есть стихи об этом:

 

Она сидела на полу
И груду писем разбирала,
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала.

 

Брала знакомые листы
И чудно так на них глядела,
Как души смотрят с высоты
На ими брошенное тело...

 

О, сколько жизни было тут,
Невозвратимо пережитой!
О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой!..

 

Стоял я молча в стороне
И пасть готов был на колени,-
И страшно грустно стало мне,
Как от присущей милой тени.

 

Эрнестине в 1850 году исполнилось 40 лет, ею уже не владела та молодая сила страсти, которая запечатлена в обращённых к ней тютчевских стихах 30-х годов. Но её любовь к нему была по-прежнему безгранична. 

 

4514961_no_eyo_lubov_k_nemy_bila_bezgranichna (277x467, 337Kb)

 

Падчерица Дарья писала сестре Анне о том, как Эрнестина встречала мужа на дороге в Овстуг, куда он должен был к ней приехать: «Дважды в день напрасно ходили мы на большую дорогу... Каждое облако пыли казалось нм содержащим папу, но каждый раз было разочарование: то это было воловье стадо, то телега... Наконец, доехав до горы, мама прыгает прямо в пыль. У неё было что-то вроде истерики..

 

4514961_kak_vstrechali_v_Ovstyge (500x303, 17Kb)

 

То ли из жалости, то ли из малодушия Тютчев опровергал в письмах свою неверность, для всех очевидную. И в этом выражалось трудно понимаемое, пожалуй, даже пугающее раздвоение его души.

 

4514961_pygaushee_razdvoenie_dyshi (330x224, 9Kb)

 

«Что же произошло в глубине твоего сердца, - писал он жене в июле 1851 года, - что ты стала сомневаться во мне, что перестала понимать, перестала чувствовать, что ты для меня — всё, и что в сравнении с тобою все остальные — ничто? Я завтра же, если это будет возможно, выеду к тебе. Не только в Овстуг, я поеду, если это потребуется, хоть в Китай, чтобы узнать у тебя, в самом ли ты деле сомневаешься и не воображаешь ли, что я могу жить при наличии такого сомнения...»
Строго говоря, это «всё» и это «ничего», написанные Тютчевым, были неправдой. Он, кстати, так и не приехал тогда в Овстуг. В это время он приехал в Москву вместе с Денисьевой и их новорождённой дочерью.

 

4514961_s_dochkoi_Lenoi (412x536, 156Kb)

Елена Денисьева и её старшая дочь Лена

 

Они часто проводили вместе лето и осень в Москве или за границей. До нас не дошло тютчевских писем к ней, но, вероятно, в них тоже содержались это «всё» и «ничего», что мы читаем в письмах к Эрнестине.
Любовь поэта к Елене продолжалась 14 лет, до самой её смерти. У них было трое детей. Все они записывались в метрические книги под фамилией Тютчевых, что, однако, не снимало с них клейма «незаконности» их происхождения и не давало им никаких гражданских прав, связанных с сословной принадлежностью отца.

Но Елена, которая и себя называла Тютчевой, постоянно была обращена к истинному смыслу их отношений, видя в формальных преградах только роковое стечение обстоятельств. Она говорила: «Мне нечего скрываться и нет необходимости ни от кого прятаться, я более всего ему жена, чем бывшие его жёны, и никто в мире его так не любил и не ценил, как я его люблю и ценю, никто его так не понимал, как я его понимаю — всякий звук, всякую интонацию его голоса, всякую его мину и складку на лице, я вся живу его жизнью, я вся его, а он мой, «и будут два в плоть едину, а я с ним и дух един... Ведь в этом и состоит брак, благословенный самим Богом...»

 

4514961_v_etom_i_sostoit_brak (408x556, 42Kb)

 

Тютчев восхищённо писал о ней:

 

Как ни бесилося злоречье,
Как ни трудилося над ней,
Но этих глаз чистосердечье -
Оно всех демонов сильней.

 

Все в ней так искренно и мило,
Так все движенья хороши;
Ничто лазури не смутило
Ее безоблачной души.

 

К ней и пылинка не пристала
От глупых сплетен, злых речей;
И даже клевета не смяла
Воздушный шелк ее кудрей.

 

4514961_vozdyshnii_shyolk_eyo_kydrei (355x456, 355Kb)

 

Хорошо характеризует Елену Денисьеву одно письмо Тютчева, написанное уже после её смерти:

«Вы знаете, она, при всей своей поэтичной натуре в грош не ставила стихов, даже моих, ей только те из них нравились, где выражалась любовь моя к ней, выражалась гласно и во всеуслышанье. Вот чем она дорожила: чтобы целый мир знал, чем она была для меня. В этом было её душевное требование, жизненное условие души её».
Елена просила его об одном: она хотела, чтобы Тютчев переиздал свои стихи и всю книгу посвятил ей. Она верила, что эти стихи заменят ей аналой, дадут ей право глядеть в глаза целому свету — и своим прежним подругам, и прежним наставницам, и своему отцу, порвавшему отношения с «дочерью-блудницей», и своим детям, когда они подрастут, и самому Господу Богу.
Тютчев отказал ей в этом. Он сказал, что с её стороны подобное требование невеликодушно, ибо он не может отнять посвящений у тех, кого он любил. Как он мог обокрасть свою первую жену Нелли (Элеонору), отняв у неё «Ещё томлюсь тоской желаний» - эту единственную плату за её любовь и самоотверженность?

 

4514961_85643969_0_4d219_9e57ebbc_L1 (399x500, 50Kb)

 

Легко изменять живым, но невозможно изменять мёртвым.
Но ведь Елена и требовала у него подвига во имя их любви. Она же совершила подвиг, покорно подставив плечи и лоб под клейма. Но её высота оказалась для него недоступной. Обычно мягкий и податливый, здесь Тютчев проявил непоколебимое упорство. Он говорил, что не понимает, зачем ей ещё каких-то печатных заявлений, когда он и так принадлежит ей. И, признав своё поражение, она сказала ему почти жалеючи: «Ты ещё поплатишься за это!»

 

4514961_ti_eshyo_poplatishsya (238x303, 23Kb)

 

Он не знал тогда, как непомерна окажется эта плата.
Всю жизнь потом Тютчев будет изводить себя муками совести и раскаяния, что не выполнил тогда её просьбу, не понял её правоты.
Ещё в самом начале их любви он напишет стихи, которые войдут в сокровищницу мировой поэзии:

 

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

 

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя...
Год не прошел - спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

 

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

 

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?

 

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

 

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

 

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья...
Но изменили и оне.

 

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло...
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

 

И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

 

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

 


Есть кровный союз между любовью и самоубийством, любовью и убийством, и Тютчев глубоко чувствовал эту смерть в самой любви, этот разлад в самом единении. Мы фатально обречены на то, чтобы любить убийственно. Мы убиваем то, что любим. В нашем любовном прикосновении таится гибель. И она поражает как раз то сердце, которое нашему сердцу всего милей.
Так называемый «денисьевский цикл» - самый значительный в любовной лирике Тютчева. В последние годы его часто называют романом  - по объёму, по сложности, по глубине психологизма. Роман, трагедия, драма — никакое слово здесь не будет преувеличением. Это, может быть, самые в русской поэзии тяжкие по безнадёжности стихи.

 

4514961_samie_tyajkie_po_beznadyojnosti (700x525, 71Kb)

 

Никто так, как Тютчев, не выразил трагедии счастливой любви. «О, как убийственно мы любим», - такого признания русская поэзия ещё не слыхивала, поскольку чаще всего лирический герой выступал лицом страдательным, а не обвиняющим себя. Разве что Пушкин обмолвился: «Чем меньше женщину мы любим...», но Тютчев ответил ему точно в рифму, словно дописав второе двустишие: « Мы то всего вернее губим,  Что сердцу нашему милей». Поди пойми, сознательная ли это перекличка или случайность, но взято, конечно, тоном выше. Только Оскар Уайльд со временем дописался до того, что все мы только и заняты убийством своих любимых, но у Тютчева это и жёстче, и неприкрашенней.
11 октября 1860 года Елена Денисьева родила второго ребёнка от Тютчева — сына Фёдора, а в мае 1864-го — сына Николая. Сразу после родов у неё началось быстрое развитие туберкулёза.

 

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней...
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

 

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье, -
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

 

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность...
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.

 

4514961_ti_i_blajenstvo_i_beznadejnost (600x450, 93Kb)


Это стихотворение («Последняя любовь») можно считать вершиной «Денисьевского цикла», как бы завершающей первую его часть, увертюру их любви. Кажется, что поэт здесь до срока прощается со своей последней любовью.

 

4514961_poslednyaya_fotorafiya (525x505, 301Kb)

Последняя фотография Е. Денисьевой. 1862 год.

 

4 августа 1864 года (спустя 2 месяца после рождения третьего сына) Елена Денисьева скончалась на руках у Тютчева. Ей было 39 лет. 7 августа он похоронил её на Волковом кладбище.
На другой день после похорон он пишет в Москву мужу сестры Елены А. Георгиевскому: «Все кончено, — вчера мы ее хоронили... Что это такое? Что случилось? О чем это я вам пишу — не знаю... Во мне все убито: мысль, чувство, память, все...  Пустота, страшная пустота. И даже в смерти — не предвижу облегчения. Ах, она мне на земле нужна, а не там где-то...
Сердце пусто — мозг изнеможен. Даже вспомнить о ней — вызвать ее, живую, в памяти, как она была, глядела, двигалась, говорила, и этого не могу. Страшно, невыносимо...
»

 

Весь день она лежала в забытьи,
И всю ее уж тени покрывали.
Лил теплый летний дождь - его струи
По листьям весело звучали.

 

И медленно опомнилась она,
И начала прислушиваться к шуму,
И долго слушала - увлечена,
Погружена в сознательную думу...

 

И вот, как бы беседуя с собой,
Сознательно она проговорила
(Я был при ней, убитый, но живой):
"О, как все это я любила!"...

 

Любила ты, и так, как ты, любить -
Нет, никому еще не удавалось!
О господи!.. и это пережить...
И сердце на клочки не разорвалось...

 

4514961_i_serdce_na_klochki_ne (200x250, 35Kb)


Весь цикл стихов, посвящённый Денисьевой, проникнут тяжёлым чувством вины, насыщен роковыми предчувствиями. В этих стихах нет ни пылкости, ни страсти, ни радости, только нежность, преклонение перед  силой и цельностью её чувства, жалость к ней, мучительный стыд за себя.
Тютчев на протяжении долгого времени жадно стремился встречаться с людьми, знавшими Денисьеву, в разговорах с ними она хоть в воображении оживала для поэта. Он даже писал тогда: «Право, для меня существуют только те, кто её знал и любил». Он объездил все места в Петербурге, где они бывали вместе с Лёлей. Но и всё это не могло облегчить его душу.
Старшая дочь Анна, к которой Тютчев приехал в Германию, была потрясена его состоянием.

 

4514961_Anna_pozje (300x397, 33Kb)

 

«Он постарел лет на пятнадцать, - пишет она сестре, - его бедное тело превратилось в скелет». Через семь месяцев после своей утраты поэт встретился с Тургеневым, который вспоминал потом, как Тютчев «болезненным голосом говорил, и грудь его сорочки под конец рассказа оказалась промокшей от падавших на неё слёз».
Всё это свидетельствует о безусловно жизненной (а не только художественной) правде созданных тогда его трагедийных стихотворений. Сознание своей вины удесятеряло его горе.

 

4514961_net_dnya_chtobi_dysha_ni_nila (640x480, 34Kb)

 


Нет дня, чтобы душа не ныла,
Не изнывала б о былом,
Искала слов, не находила,
И сохла, сохла с каждым днем, -

 

Как тот, кто жгучею тоскою
Томился по краю родном
И вдруг узнал бы, что волною
Он схоронен на дне морском.

 

Окончание здесь

 

Рубрики:  ЖЗЛ
ПОЭЗИЯ КЛАССИКОВ

Метки:  

"О, как убийственно мы любим!.." Часть вторая

Среда, 29 Июня 2016 г. 20:32 + в цитатник
Это цитата сообщения Наталия_Кравченко [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

"О, как убийственно мы любим!.." Часть вторая

Начало здесь

 

4514961_zastavka_2 (465x700, 221Kb)

 

Мы привычно связываем любую лирику с так называемым лирическим героем, с ярко выраженной авторской индивидуальностью. Лирика Лермонтова, Блока или Есенина — это прежде всего определённый психологический склад, своеобразная личность. Лирика Тютчева  лишена такого индивидуального характера, да и стихи его чаще всего прямо не проецируются на биографию поэта.

О, нашей мысли обольщенье,
Ты, человеческое Я, -

писал Тютчев. Вот это человеческое - общечеловеческое Я и есть герой его лирики. Всеобъемлющая всемирная душа.

 

4514961_vseobemlushaya_dysha (400x302, 18Kb)

 

 


Первый поэт-философ

 

Тютчев — самый космогонический русский поэт. Он словно подошёл к самому краю, к загадочному первоисточнику вселенной. Достоевский увидел в Тютчеве «первого поэта-философа, которому равного не было, кроме Пушкина».
Тютчев нашёл небывалый ещё язык философской поэзии. В литературе о Тютчеве — в работах Д. И. Благого, В. В. Гиппиуса, Бухштаба, Берковского, Л. Гинзбург, Айхенвальда раскрыты его исходные философско-поэтические идеи: романтический пантеизм, одухотворение природы, полярность космоса и хаоса, дня и ночи, стихии бессознательного, ночная сторона души... Все эти темы звучат в его стихах.

 

4514961_o_chyom_ti_voesh_vetr (700x639, 80Kb)


О чем ты воешь, ветр ночной?
О чем так сетуешь безумно?..
Что значит странный голос твой,
То глухо жалобный, то шумно?
Понятным сердцу языком
Твердишь о непонятной муке -
И роешь и взрываешь в нем
Порой неистовые звуки!..

 

О, страшных песен сих не пой
Про древний хаос, про родимый!
Как жадно мир души ночной
Внимает повести любимой!
Из смертной рвется он груди,
Он с беспредельным жаждет слиться!..
О, бурь заснувших не буди -
Под ними хаос шевелится!..

 

4514961_pod_nimi_haos_shevelitsya (700x498, 36Kb)

 

Владимир Соловьёв писал, что никто глубже Тютчева не захватывал таинственные основы тёмного корня бытия, называл его «поэтом хаоса».
Тютчев объяснил нам, почему страшна для нас ночь. Он раскрыл в своих гениальных стихах, что день, друг человека, исцеляющий его больную душу — это не что иное, как блистательное златотканное покрывало, участливо накинутое богами над бездною мира. Ночью же мировая Пенелопа распускает дневной ковёр, ткань его парчи, и бездна открывается глазам души во всей своей обнажённой истине.

 

4514961_i_bezdna_nam_obnajena (466x699, 93Kb)


И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ней и нами;
Вот от чего нам ночь страшна!

 

Святая ночь на небосклон взошла,
И день отрадный, день любезный,
Как золотой покров, она свила,
Покров, накинутый над бездной.

 

И, как виденье, внешний мир ушел...
И человек, как сирота бездомный,
Стоит теперь, и немощен, и гол,
Лицом пред пропастию темной.

 

На самого себя покинут он -
Упразднен ум, и мысль осиротела -
В душе своей, как в бездне, погружен,
И нет извне опоры, ни предела...

 

И чудится давно минувшим сном
Ему теперь всё светлое, живое...
И в чуждом, неразгаданном ночном
Он узнает наследье родовое.

 

4514961_yznayot_naslede_rodovoe (500x332, 25Kb)


Ночь словно говорит нам, что мир глубок, и глубже, чем это думал день. День обманчив в своих светлых утешениях, а ночью мы узнаём правду. Мир по существу трагичен, и лучше всего его можно познать в те минуты роковые, когда поднимается древний хаос, когда «в безлюдии ночном» явственно слышится живой язык природы. Днём его нельзя услыхать, потому что мы заглушаем его своими речами, но вот наступает ночь, и слово принадлежит вселенной. Тогда всё обнажёно, и нам воочию предстаёт сама космическая душа.

 

4514961_predstayot_sama_kosmicheskaya_dysha (620x476, 58Kb)


Есть некий час в ночи всемирного молчанья,
И в оный час явлений и чудес
Живая колесница мирозданья
Открыто катится в святилище небес.

 

Наши мысли, покинув нас ночью, сплетаются в прихотливые узоры сонных грёз и  в этом виде опять прилетают к нам. Кругом сны, и трудно провести границу между сновидением и реальностью, меж явью и мечтой.

 

4514961_mejdy_yavu_i_mechtoi (580x640, 44Kb)


Как океан объемлет шар земной,
Земная жизнь кругом объята снами;
Настанет ночь - и звучными волнами
                Стихия бьет о берег свой.

 

То глас ее; он нудит нас и просит...
Уж в пристани волшебный ожил челн;
Прилив растет и быстро нас уносит
                В неизмеримость темных волн.

 

Небесный свод, горящий славой звездной,
Таинственно глядит из глубины,-
И мы плывем, пылающею бездной
Со всех сторон окружены.

 

4514961_i_mi_plivyom_pilausheu_bezdnoi (500x374, 69Kb)

 

 

«Твой милый образ, незабвенный...»

 

В марте 1826 года (в 23 года) Тютчев женится на Элеоноре Петерсон, урождённой графине Ботмер.

 

4514961_0034023EleonoraTjutchevapervajazhenapoeta (517x699, 732Kb)

Элеонора Тютчева, урождённая Ботмер. Портрет неизвестного художника.

 

Со старого портрета неизвестного художника на нас смотрит большеглазая молодая женщина. Нежный овал лица. Румянец, пышная причёска, очаровательная округлость форм...
Это был во многих отношениях странный брак. Вдова, мать четырёх сыновей, 26-летняя Элеонора была старше Тютчева почти на 4 года. Возможно, поэт решился на эту женитьбу, чтобы спастись от тоски по утрате своей истинной возлюбленной, Амалии.

 

4514961_istinnoi_vozlublennoi (442x531, 44Kb)

 

Но так или иначе, союз оказался удачным. Элеонора беспредельно любила Тютчева, и тот привязался к ней всем сердцем. В 1837 году он пишет родителям:

 

4514961_pishet_roditelyam (466x700, 208Kb)

 

«Эта слабая женщина обладает силой духа, соизмеримой разве с нежностью, заключённой в её сердце. Я хочу, чтобы вы знали, что никогда ни один человек не любил другого так, как она меня... Не было ни одного дня в её жизни, когда ради моего благополучия она не согласилась бы, не колеблясь ни мгновенья, умереть за меня».
Принято считать, что любовь из благодарности — чувство искусственное и непрочное. Но это не так. Подлинная, исходящая из глубины сердца благодарность — высочайшее и крайне редко встречающееся чувство, доступное лишь немногим избранным натурам. Через много лет Тютчев напишет в стихотворении, посвящённом Элеоноре:

 

Так мило-благодатна,
воздушна и светла,
душе моей стократно
любовь твоя была.

 

Они прожили вместе 12 лет, до трагической преждевременной смерти Элеоноры. У них было три дочери.
Первые семь лет были временем безоблачного счастья — до тех пор, пока в 1833 году на одном из балов Тютчев не встретил другую женщину — баронессу Эрнестину Дёрнберг, дочь баварского посла, одну из первых мюнхенских красавиц.

 

4514961_Ernestina_portret_Shtilera_1834 (550x700, 215Kb)

Эрнестина Дёрнберг. Портрет работы Й. Штилера. Мюнхен, 1834.

 

 

Любовь отступила перед страстью. Тогда на балу произошла странная история.

 

4514961_na_baly_strannaya_istoriya (623x699, 131Kb)

 

Барон Дёрнберг почувствовал себя плохо и покинул бал, сказав на прощанье Тютчеву: «Поручаю Вам свою жену». Эти слова обернулись пророчеством. Через несколько дней он скончался от брюшного тифа, и вскоре 23-трёхлетняя вдова становится тайной любовницей Тютчева.
Но поэт не мог ради новой любви не только расстаться с Элеонорой, но даже разлюбить её. И в то же время не имел сил разорвать отношения с Эрнестиной. В их любви была та полнота духовной близости, которой не доставало в его первом — в какой-то мере случайном — браке.  Эрнестина была советчицей, помощницей в работе, равноценной собеседницей Тютчева. Она даже стала изучать русский язык, чтобы читать его стихи. До нас дошло почти 500 писем Тютчева к Эрнестине, и стихи, в которых запечатлена его жаркая страсть к ней: «Люблю глаза твои, мой друг...» («Итальянская вилла»).

 

4514961_Durk (350x469, 33Kb)

Эрнестина Дёрнберг, вторая жена Тютчева. Портрет работы Ф. Дюрка. 1840 год.

 

Известие о романе русского дипломата и вдовы-баронессы проносится по Мюнхену вместе со слухами о её беременности. Жена Тютчева Элеонора едва не сошла с ума от горя и в состоянии сильнейшего потрясения даже пыталась покончить с собой. Узнав доподлинно, что обожаемый муж отправился на свидание к любовнице, она схватила какой-то кинжал, лежавший на столе и несколько раз ударила им себя. К счастью, это оказался кинжал от маскарадного костюма и не причинил глубоких ран, хотя кровь всё же хлынула. Элеонора в ужасе бросилась на улицу, где упала без чувств. Соседи принесли её домой. Тютчев был потрясён поступком жены и клятвенно обещал ей разорвать отношения с Эрнестиной.
Супруги договариваются бросить Мюнхен и уехать в Россию.

 

4514961_Eleonora__Neizvest__hyd_ (535x700, 61Kb)

Элеонора Тютчева, первая жена поэта. Портрет неизвестного художника.

 

Элеонора сумела простить мужа и их отношения стали прежними. Но в России Тютчев пробыл недолго: в августе 1837 года состоялось его назначение на пост секретаря русской миссии в Турине.

 

4514961_Akvarel_Ippoliti_Rehberg__Munhen_1838 (350x486, 46Kb)

Тютчев. Акварель Ипполиты Рехберг. Мюнхен, 1838.

 

Почти 10 месяцев Тютчев жил в разлуке с семьёй. А в мае 1838 года Элеонора с тремя малолетними дочерьми решила приехать к мужу. Они сели на пароход, на котором ночью вспыхнул пожар. (На этом же пароходе был и молодой И. Тургенев, ехавший поступать в берлинский университет. Через 45 лет он опишет ту страшную ночь в очерке «Пожар на море», где упомянет и «госпожу Тютчеву, которая, спасая детей, испытала сильнейшее нервное потрясение»).
 Пароход сгорел дотла, несколько человек погибло. Элеоноре удалось спастись и спасти детей, но сгорели все их вещи, деньги, к тому же сильнейший стресс и простуда подорвали её здоровье. Женщина заболела и через два месяца в августе 1838 года умерла «в жестоких мучениях», по словам Тютчева, не отходившего от её постели. За одну ночь он поседел от горя. Элеоноре было всего 37 лет.

 

4514961_ei_bilo_vsego_37_let (475x600, 129Kb)

Элеонора Тютчева. Акварель Шёлера. Мюнхен, 1827 год.

 

Он никогда не забывал её. Через девять лет в годовщину смерти жены Тютчев пишет Эрнестине: «Сегодняшнее число... печальное для меня число. Это был самый ужасный день моей жизни и, не будь тебя, он стал бы, вероятно, и последним моим днём».
А в 1848 году, в десятую годовщину смерти Элеоноры, поэт посвятит ей бессмертные строки, которые стали знаменитым романсом:

 

Еще томлюсь тоской желаний,
Еще стремлюсь к тебе душой -
И в сумраке воспоминаний
Еще ловлю я образ твой...

 

Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный,
Как ночью на небе звезда...

 


Судьбы дочерей

 

Через год после смерти жены Тютчев женится на Эрнестине. Они обвенчались в Берне, в церкви при русском посольстве. До нас почти не дошло стихов Тютчева, отразивших настроения и события первого года совместной жизни со второй женой, но нам известны стихи 1837 года, обращённые к ней ещё до помолвки, в которых поэт с провидческой силой выразил то, что их ждало в будущем, что сам он тогда мог лишь смутно предчувствовать:

 

О, если бы тогда тебе приснилось,
что будущность для нас обоих берегла...
Как, уязвлённая, ты б с воплем пробудилась
иль в сон иной бы перешла...

 

На следующий год у них родилась дочь Мария, через год — сын Дмитрий, и в 1846 году родился сын Иван. Эрнестина удочерила девочек от первой жены Тютчева Анну, Дарью и Екатерину. Таким образом у них стало шестеро детей. Несколько слов о судьбе дочерей поэта.

 

4514961_o_sydbe_docherei_1_ (391x500, 22Kb)

4514961_o_sydbe_docherei_sledom_1_ (336x150, 9Kb)

дочери от первого брака Анна, Дарья и Екатерина

 

Старшая, Анна, 13 лет будет фрейлиной — воспитательницей царских детей, потом напишет об этом книгу «При дворе двух императоров».

 

4514961_Anna_s_vospitannikami (250x319, 17Kb)

А.Ф.Тютчева со своими воспитанниками Великой княжной Марией Александровной и Великим князем Сергеем Александровичем. Петербург. 1862 г.

 

 

Позже она выйдет замуж за писателя И. С. Аксакова, ставшего биографом и издателем своего тестя.

 

4514961_Aksakov (310x700, 127Kb)

И. С. Аксаков, русский публицист, поэт, общественный деятель, зять Тютчева

 

4514961_Anna (379x600, 19Kb)

 

Дарья стала фрейлиной императрицы Марии Александровны. Она так и не вышла замуж.

 

4514961_tak_i_ne_vishla (507x700, 237Kb)

 

У Дарьи в молодости было глубокое чувство к самому Александру Второму.

 

4514961_k_Al__Vtoromy (280x415, 22Kb)

 

Ничего удивительного, романы членов императорской фамилии с фрейлинами случались нередко. Дарья поделилась своей тайной с отцом, и тот с большим тактом и пониманием чувств дочери сумел отговорить её от необдуманных поступков. Результатом этого разговора стало прекрасное стихотворение поэта, посвящённое большой и верной любви дочери:

 

4514961_kogda_na_to_net_bojego_soglasya (397x529, 46Kb)

 

Когда на то нет божьего согласья,
Как ни страдай она, любя, -
Душа, увы, не выстрадает счастья,
Не может выстрадать себя...

 

Душа, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви
И ей одной дышала и болела,
Господь тебя благослови.

 

Он милосердный, всемогущий,
Он греющий своим лучом
И пышный цвет, на воздухе цветущий,
И чистый перл на дне морском.

 

4514961_Darya_posle_stiha_Tutcheva (400x454, 329Kb)

Дарья Тютчева

 

В 1853 году Тютчев близко сошёлся с Тургеневым — тому было тогда 35 лет, и друзья старались его женить, проча в невесты старших дочерей Тютчева — Анну и Дарью, но из этого сватовства ничего не вышло.

 

4514961_Tyrgenev (369x500, 81Kb)

 

Самой красивой из дочерей Тютчева считалась Китти (Екатерина).

 

4514961_samoi_krasivoi_Kitti (547x700, 25Kb)

 

Она была писательницей, переводчицей, занималась литературным трудом. Как-то в литературном салоне её увидел Лев Толстой и влюбился. Об этом есть строчки в его дневнике.

 

4514961_v_ego_dnevnike (530x700, 243Kb)



По Москве поползли слухи об их скорой помолвке. Но ей не суждено было осуществиться, так же, как помолвке Китти с Вронским. В конце концов будущий великий писатель, мечтающий о жизни в имении, занятиях сельским хозяйством, понял, что Китти Тютчева для него «слишком оранжерейное растение».

 

4514961_slishkom_oranjereinoe (492x600, 23Kb)

4514961_oranjereinoe_rastenie (425x589, 66Kb)

 

А Китти, отказав Толстому, так замуж и не вышла.

 

4514961_zamyj_ne_vishla (375x500, 56Kb)

 

Когда она умерла, из её дневника узнали, что она любила известного журналиста Юрия Фёдоровича Самарина. Тот об этом, по-видимому, и не догадывался.

 

4514961_Samarin (448x559, 17Kb)

Ю. Ф. Самарин, российский философ, историк, общественный деятель, публицист. Один из идеологов славянофильства.

 

И, наконец, Мария, старшая дочь от второго брака.

 

4514961_Mariya (374x700, 171Kb)

 

К ней сватался поэт Яков Полонский.

 

4514961_Ya__Polonskii (492x624, 20Kb)

 

Но сердце девушки принадлежало другому — герою севастопольской обороны капитану I-го ранга Николаю Бирилёву, с которым она на беду связала свою жизнь.

 

4514961_Birilyov (415x599, 90Kb)

Н. А. Бирилёв - капитан-лейтенант, причисленный к свите императора


Судьба этой любви оказалась трагической, о ней будет написан впоследствии роман Аркадия Петрова «Небесный огонь»  и даже снят фильм.   Вследствие контузии Бирилёв лишился рассудка, но Мария продолжала любить его и самоотверженно ухаживать, пока сама не умерла от чахотки в 32 года.

 

4514961_Birilyov_Mariya_i_Ernestina (425x538, 79Kb)

Слева направо: капитан I ранга Н. А. Бирилёв, его жена Мария Фёдоровна (в девичестве Тютчева) и её мать, вторая жена Ф. И. Тютчева Эрнестина Фёдоровна. Фото Г. Деньера, 1868.

 


«Вот эта книжка небольшая...»

 

4514961_dom_na_Nevskom (700x319, 166Kb)

 

В этом петербургском доме на Невском № 42, напротив Гостиного двора, в 1854-1873 годах жил Тютчев. Слева от него -  Армянская апостольская церковь (18 век).

 Вот так этот дом выглядит в 2013-ом (второй справа налево. Церковь здесь не видна).

 

4514961_dom_Tutcheva_vtoroi_sleva_42 (600x400, 45Kb)

 

Сейчас здесь итальянский ресторан быстрого питания "Сбарро", а также Центральная театральная касса - старейшая в городе. Прямо под квартирой поэта была расположена почта и телеграф. А на двери дома висит мемориальная доска: «Здесь жил и работал выдающийся поэт Ф. Тютчев». Хотя Тютчев, строго говоря, никогда не работал в буквальном смысле — так, как работают поэты, литераторы, сидя за письменным столом, испещряя листы помарками, - нет, стихи он писал между делом, чаще всего в дороге и не придавал им никакого значения. У него была иная шкала ценностей, и литературные интересы занимали там невысокое место.

 

4514961_pisal_v_doroge_ne_pridaval_znacheniya_ (464x700, 209Kb)

 

Сколько уж рассуждали по поводу того, горят рукописи или не горят. Сожжение Гоголем II-го тома «Мёртвых душ» считается у нас национальным бедствием. Между тем до сих пор остался незамеченным роковой эпизод из жизни Тютчева, когда он по рассеянности бросил в огонь большую часть стихотворений, написанных им до 1833 года.
 Невозможно найти человека, который бы более равнодушно относился к судьбе своих стихов. Он оставлял их там, где они нечаянно писались — на казённых листках в министерском заседании, на клочках бумаги в бальных залах, на дорожных документах в коляске. Некоторые из них сохранились только потому, что кто-то подобрал за ним клочок бумаги, оставленный им в чьей-то книге, в карете или на скамейке в саду. Многие были затеряны и утрачены безвозвратно.
Тютчеву было свойственно полное равнодушие к самому факту напечатания: публикациями его стихов занимались всегда другие люди, сопровождая их при этом произвольной редактурой. Тургеневу стоило большого труда выпросить у поэта тетрадку его стихотворений для журнала «Современник».

 

4514961_Sovremennik (220x347, 18Kb)

 

В 1836 году эти стихи попали к Пушкину, были одобрены им и напечатаны в двух номерах «Современника» под заголовком «Стихотворения, присланные из Германии». Однако они остались не замеченными ни критиками, ни публикой.
И только спустя 15 лет в январском номере «Современника» за 1850 год Некрасов как бы воскресил их, опубликовав статью «Русские второстепенные поэты», где назвал Тютчева «первостепенным поэтическим талантом», стихотворения которого «принадлежат к немногим блестящим явлениям в области русской поэзии». Только тогда на эти стихи обратили внимание, их стали печатать и в других журналах.

А в 1854 году под редакцией Тургенева выходит первый сборник стихов Тютчева (поэту шёл уже 51-ый год). Эта книга сыграла первостепенную роль в становлении поэтов, вступавших в литературу в 40-е годы: Некрасова, Фета, Полонского, А. Толстого, Майкова и других. «Вот эта книжка небольшая томов премногих тяжелей», - сказал о ней Фет. С этого времени Тютчев становится известным и признанным поэтом.

 

4514961_stanovitsya_izvestnim_poetom (309x400, 20Kb)

 


Поздний Тютчев

 

Если ранняя поэзия Тютчева — это поэзия цветущей молодости, праздник, пир жизни, то позднее его творчество может показаться похмельем на чужом пиру.

 

Так грустно тлится жизнь моя,
и с каждым днём уходит дымом.
Так постепенно гасну я
в однообразье нестерпимом.

 

Если раннее творчество проникнуто мировым, космическим, вселенским духом («О, бурь заснувших не буди — под ними хаос шевелится!»), то в поздний период на первый план выходят черты человечности, некоторой житейской мудрости. Он как бы спускается с Олимпа на землю.

 

Не рассуждай, не хлопочи!
Безумство ищет, глупость судит.
Дневные раны сном лечи,
а завтра быть чему, то будет.


Живя, умей всё пережить:
печаль, и радость, и тревогу.
Чего желать? О чём тужить?
День пережит — и слава богу!

 

(Чем-то напоминает пушкинское «Если жизнь тебя обманет...»)


Если в раннем творчестве Тютчева человек мог предстать как бог, как небожитель - «По высям творенья, как бог, я шагал», то в поздней его поэзии человек сведён с этих высей. Он предстаёт в ней не как всесильный бог, а как человек, как заведомо смертный.

 

Мужайтесь, о други, боритесь прилежно,
Хоть бой и неравен, борьба безнадежна!
Над вами светила молчат в вышине,
Под вами могилы — молчат и оне.

 

Пусть в горнем Олимпе блаженствуют боги:
Бессмертье их чуждо труда и тревоги;
Тревога и труд лишь для смертных сердец...
Для них нет победы, для них есть конец.

 

4514961_T__v_40_godi (621x700, 283Kb)

Тютчев в 1840-е годы

 

Поэт через два десятилетия как бы возражает самому себе. Можно сказать, что было два Тютчева: ранний и поздний. И оба по-своему прекрасны.
Нельзя не отметить в его поздней поэзии политических, гражданственных и богоборческих мотивов.

 

Тютчев-политик

 

В 1844 году Тютчев возвращается из Германии в Россию. Он снова начинает службу в министерстве иностранных дел, сначала в должности чиновника особых поручений при государственном канцлере, затем — в качестве старшего цензора министерства и, наконец, - председателем комитета иностранной цензуры. На его обязанности лежал просмотр газет, статей и заметок по вопросам внешней политики.

 

4514961_v_obyazannosti_prosmotr_gazet (592x700, 48Kb)

 

Тютчев пропускал к печати всё, что посылалось ему на одобрение. Исполняя роль цензора, он фактически при этом боролся против цензурного гнёта. Возможно, это и послужило причиной его скорой отставки. (Формальный повод был в том, что он не вернулся вовремя из отпуска).
Император никогда не скрывал своего стремления освободиться от ненадёжных, как он выражался, литераторов. Ему нужны были цензоры, гипертрофированно подозрительные, не имеющие своего мнения, отличного от циркуляров и инструкций. Тютчев таковым не был.
Годы работы в цензурном ведомстве и его положение камергера императорского двора не оставляли места для иллюзий. Однажды он так выразился о людях, которым было доверено управление страной: «Все они более или менее мерзавцы, и глядя на них, просто тошно, но беда наша та, что тошнота наша никогда не доходит до рвоты».
Тютчеву было ясно, что император Николай Павлович - отъявленный лжец и лицемер, и не худо бы нынешним хозяевам России припомнить эту эпитафию, написанную ему поэтом: «Всё было ложь в тебе, всё призраки пустые. Ты был не царь, а лицедей...»

 

4514961_Nik__Palich (499x685, 146Kb)

Николай I Павлович Романов

 

Канцлер Нессельроде расценивал пылкие речи поэта, произносимые в салонах на злободневные политические темы, как враждебные ему выступления, и призывал его «утихомириться». Тютчев, однако, не утихомиривался. Он писал о Нессельроде: «Вот какие люди управляют страной! Нет, право, если только предположить, что Бог на небесах насмехается над человеком...»

 

4514961_bog_nasmehaetsya_nad_chel__3_ (472x600, 37Kb)

К. В. Нессельроде, граф, министр иностранных дел России (1816—56)

 


До нас дошла замечательная тютчевская фотография 1851 года.

 

4514961_foto_s_gazetoi (556x700, 256Kb)

 

Перед нами лицо или, пожалуй, можно сказать — лик — поэта-мыслителя, поражающий глубиной и высотой духа. И — такая характерная деталь портрета: в правой руке поэта — газета, от которой он только что поднял глаза. Известны стихи Марины Цветаевой, саркастически клеймящие «читателей газет — глотателей пустот», но такие люди, как Тютчев, Достоевский, Толстой, Некрасов (а их в пустоте не обвинить) поистине жить не могли без газет, ибо должны были повседневно слушать бьющийся в них живой пульс мировой истории.
В последние годы жизни Тютчев отдаёт много внимания внешней политике России. Подавляющее большинство его стихотворений, написанных во второй половине 60-х-70-х годов — это сугубо «политические» стихотворения. Они предназначались для публикаций в газетах и играли тогда немалую роль в общественной жизни страны. Возможно, художественная ценность этих стихов Тютчева  сравнении с основными его вещами и невелика, но в отдельных стихах этого типа поэт как бы поднимался над «прикладной» целью и создавал довольно сильные творения. Ну вот, например:

 

Ты долго ль будешь за туманом
Скрываться, Русская звезда,
Или оптическим обманом
Ты обличишься навсегда?

 

Ужель навстречу жадным взорам,
К тебе стремящимся в ночи,
Пустым и ложным метеором
Твои рассыплются лучи?

 

Всё гуще мрак, всё пуще горе,
Всё неминуемей беда —
Взгляни, чей флаг там гибнет в море,
Проснись — теперь иль никогда...

 

Или вот это стихотворение 1870 года — как актуально оно звучит и сейчас!

 

Два единства

Из переполненной господним гневом чаши
Кровь льется через край, и Запад тонет в ней.
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! –
Славянский мир, сомкнись тесней...

 

«Единство, – возвестил оракул наших дней, –
Быть может спаяно железом лишь и кровью...»
Но мы попробуем спаять его любовью, –
А там увидим, что прочней...

 

Позже были попытки искусственно отделить политическое в Тютчеве от его поэзии. Блок дал мощный отпор этим попыткам.

 

4514961_Blok (394x697, 82Kb)

 

В марте 1919 года он записал в дневнике:

«Быть вне политики... С какой же это стати? Это значит, бояться политики, прятаться от неё, замыкаться в эстетику и индивидуализм, предоставить государству расправляться с людьми, как ему угодно... Будем носить шоры и стараться не смотреть в эту сторону... Нет, мы не можем быть вне политики, потому что мы предадим этим музыку, которую можно услышать только тогда, когда мы перестанем прятаться от чего бы то ни было. В частности, секрет некоторой антимузыкальности, неполнозвучности Тургенева, например, лежит в его политической вялости».


Отстранение от политики ведёт к антимузыкальности художника — таково - парадоксальное  на первый взгляд — убеждение Блока.


Тютчев — единственный поэт, у кого политической лирики было едва ли не больше, чем любовной. Политика была для него такой же страстью, как и поэзия, и философия, и влюблённость. Страсть, доходившая порой до курьёзов.
 Так, за несколько часов до смерти, очнувшись от забытья, поэт спросил: «Какие последние политические известия?»  Подобно тому, как Василий Львович Пушкин перед смертью прохрипел: «Как скучны статьи Катенина!» - так и  Тютчев умер с вопросом о политических новостях.

 

Тютчев-богоборец

 

Отношение к религии и церкви у  Тютчева было сложным и противоречивым. Поэт пребывал на грани веры и безверия. Биограф поэта И. С. Аксаков (женатый на дочери Тютчева) писал о нём:

 

4514961_Aksakov_pisal (475x600, 47Kb)

 

Он был совершенно чужд в своём домашнем быту не только православно-церковных обычаев и привычек, но даже и прямых отношений к церковно-русской стихии”.
Ещё в 30-х годах Тютчев написал стихи, опубликованные лишь после его смерти, где обращался к Творцу с такими “богохульскими” словами:

 

И чувства нет в твоих очах,
и правды нет в твоих речах,
и нет души в тебе.
Мужайся, сердце, до конца:
и нет в творении Творца!
И смысла нет в мольбе!

 

А в 1851 году он напишет одно из самых значительных своих стихотворений “Наш век”:

 

Не плоть, а дух растлился в наши дни,
и человек отчаянно тоскует.
Он к свету рвётся из ночной тени
и, свет обретши, ропщет и бунтует.

 

Безверием палим и иссушен,
невыносимое он днесь выносит...
И сознаёт свою погибель он,
и жаждет веры... но о ней не просит.

 

Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
как ни скорбит пред замкнутою дверью:
“Впусти меня! Я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!”

 

В 1847 году в возрасте 44 лет Тютчев пишет: «Я отжил свой век... у меня ничего нет в настоящем».

 

4514961_10054 (591x700, 251Kb)

 

Однако через каких-то два года совершилось подлинное возрождение: в 1849 году после почти 10-летнего творческого молчания поэт вступает в новую и наивысшую для него творческую пору, а в 1850 году его охватывает едва ли не самая властная и глубокая в жизни любовь. Эта любовь найдёт отражение в лирической исповеди поэта, своеобразном романе в стихах, который получил название Денисьевского цикла, названный по имени этой женщины.

 

4514961_denisevskii_cikl (700x525, 71Kb)


И вот тут-то начинается главный Тютчев, которого мы ещё не знали...

 

Продолжение здесь


 

Рубрики:  ЖЗЛ
ПОЭЗИЯ КЛАССИКОВ

Метки:  

Поиск сообщений в Нина_Толстая
Страницы: 374 ... 255 254 [253] 252 251 ..
.. 1 Календарь