-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Путник_С

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.08.2012
Записей: 126
Комментариев: 0
Написано: 277


Без заголовка

Вторник, 10 Февраля 2015 г. 15:03 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

В глазах смотрящего
Автор: Love Child
Бета: Diamond_Rain
Пэйринг: ЛМ/??, ГП/??
Рейтинг: PG-13
Жанр: Humor/AU
Саммари: Красота - в глазах смотрящего.
16.06.2009

Люциус Малфой, бывший и полностью оправданный Пожиратель Смерти, а также экс-супруг Нарциссы Малфой, стоял на берегу озера неподалеку от Хогвартса и с равнодушным видом наблюдал, как гигантский кальмар поднимает брызги то одним, то другим щупальцем. Аристократу, красавцу и мечте всех женщин (и некоторых мужчин) магической Британии было скучно. Политика, интриги, любовницы, любовники — всё это ужасно надоело. Хотелось чего-то... нового.

«Нужно что-то менять», — думал Люциус, скользя взглядом по поверхности озера. Неожиданно он заметил на противоположном берегу какую-то фигуру: человек, стоя по колено в воде, из горстей обливал голову в синей купальной шапочке.

«Не младшекурсник, судя по росту», — Малфой форменным образом сделал стойку, как гончая. — «Мужчина, не ребёнок! На ловца и зверь бежит».

Его пробрала дрожь предвкушения.

— Мерлинова борода! — выругался он. — Слишком далеко. Омнинокль был бы как нельзя кстати. Вижу что-то белое, что-то синее, а что именно — не разобрать. Ага! Вон там какой-то мысок выдвинулся в воду. Скроюсь за теми кустами и подожду: может, подплывёт поближе.

Люциус быстро взобрался на замеченную им возвышенность и только-только нетерпеливо развёл руками густые заросли, как взгляд его упал на торчавшую между зеленью веток растрепанную темноволосую голову, продолжением которой служила задравшаяся школьная мантия и старые, на несколько размеров больше, чем положено, джинсы.

— Маленький негодяй... Пристроился! — завистливо вздохнул Малфой и лишь сейчас заметил, что лежащий на траве школьник держит в руках черный омнинокль, направленный на противоположный берег. Только он собрался выхватить палочку и воспользоваться «Акцио» и «Ступефай», как ученик обернулся, дружески подмигнул Люциусу и, улыбнувшись, сказал:

— А, и вы тоже! — при этом его волшебная палочка была направлена на Малфоя.

«Поттер! Да еще и фамильярничает», — подумал Люциус и хотел было оборвать наглого мальчишку, но, вспомнив об омнинокле, присел рядом на траву и снисходительно-понимающе поинтересовался:

— Любопытно, молодой человек?

— Красивый... — Поттер возвел ярко-зеленые глаза горе и мечтательно вздохнул. —

Одни бедра чего стоят. Колени тоже: стройные, белые. Честное слово!

— Как насчет его задницы? — хриплым шепотом осведомился Малфой.

— Задница классная! Худовата, но видно — упругая и крепкая.

— Упругая?

Малфой облизнул пересохшие губы и, тщательно скрывая нетерпение, произнес:

— Не могли бы вы одолжить мне на минутку омнинокль?

Поттер замотал головой:

— Нет уж, мистер Малфой! Надо было со своим приходить.

Люциус, в душе ненавидя себя за это, улыбнулся Поттеру и протянул руку.

— Дайте! На минутку.

— Ни-ни! Зря я, что ли, его у Рона утащил? Вот если бы у вас был омнинокль, вы бы мне его не дали!

— Да дайте же!

— Не мешайте! Ого-го!..

Мальчишка приподнялся и так придавил омнинокль к глазам, что его очкам стала угрожать немалая опасность.

— Твою мать! Спиной повернулся...Что за спина! А я и не думал, что у него такой красивый затылок...

Люциус, сидя рядом, с деланным равнодушием отвернулся, но внутри у него все тряслось от негодования и злости.

— Мальчик-который-выжил любит подглядывать за купающимися, да еще своего пола. Довольно безнравственно для национального героя, — процедил он сквозь зубы.

— А вы у меня просили омнинокль! Самому можно, а мне нельзя?

Этот вопрос наглого гриффиндорца Малфой оставил без ответа, лишь заметив:

— Между прочим, мне ничего не стоит отобрать его у вас. Я ведь сильнее...

— Ну попробуйте отнять, — пожал плечами нахальный юнец. — Вообще-то я Тёмного Лорда убил, если вы не забыли. И умею сопротивляться «Империусу». А если все-таки попробуете, я такой крик подниму, что сбегутся маги со всей округи. Мне-то ничего, я — Мальчик-который-выжил, как вы сами сказали. Ну, почитают мораль, поругают и отпустят. А вы — человек солидный, занимаете высокое положение в обществе. Вам живенько припомнят ваше пожирательское прошлое, и пошло-поехало, конец репутации, и главой Уизенгамота вас уже точно не выберут ... — Поттер резко прервался и снова прижал омнинокль к глазам. — Теперь опять грудью повернулся. Живот у него... Мерлиновы подштанники... Подтянутый, мускулистый, шесть кубиков... Хотите, я вам буду рассказывать обо всём, что вижу?

— Идите к чёрту!

— Только после вас! — хладнокровно возразил Поттер.

— Грубиян!

— От такого слышу!

Малфой заскрежетал зубами и решил: влепив мальчишке проклятие поболезненнее, немедленно аппарировать домой, но вместо этого проглотил слюну и обратился к нему деланно-ласковым тоном:

— Что за упрямая гриффиндорская натура... Вот что, Поттер: коль скоро не хотите одолжить, то... продайте!

— Угу, продайте... А Рону я что скажу?

— Я уверен, молодой человек, — настаивал Малфой, — что Уизли и не подумает на вас! На лучшего друга — как можно? Я бы вам полную стоимость… Сейчас же... А?

Поттер задумался.

— Гм... А сколько вы мне дадите?

— Двадцать галлеонов.

— Двадцать галлеонов? Вы бы ещё двадцать кнатов предложили.

Поттер с презрением повёл плечом и опять обратился взором к противоположному берегу.

— Ладно, хотите пятьдесят?

— Давайте сотню!

— Ну, это уже наглость!

— О... Он чуть наклонился! Замечательный вид сзади... Перешел на мелкое место, и теперь видны ноги. Икры, щиколотки тонкие... Это нечто, я вам скажу!

Раньше парень восхищался бесцельно. Но теперь он делал это с коммерческой целью, и восторги его удвоились.

— Ух ты! Что это у него? Сосок проколот, действительно! И ямочки на пояснице... Мило...

— Поттер, — хрипло перебил его Малфой, — берите пятьдесят...

— Сотню!

— У меня нет больше! Не имею привычки таскать с собой столько мелочи.

— Ваши проблемы!

Люциус хотел сказать что-нибудь резкое насчет Поттера — слизеринца в гриффиндорской шкуре, но вовремя одумался: не хватало еще обидеть мальчишку.

— Ого! Повернулся спиной и нагнулся! Что это? Ну, конечно! Плавки немного сползли и...

— Слушайте! — прерывающимся от волнения голосом воскликнул Малфой. — Возьмите чек на предъявителя!

— Ну ладно, — после недолгой паузы ответил Поттер. — Чек на сто галлеонов... — он задумался, — и Нимбус-3000 в придачу.

— Где я прямо сейчас достану вам метлу?! — задохнулся от возмущения Люциус.

— Просто дайте слово, и ударим по рукам, — хитрый парень протянул правую ладонь, и когда они пожали руки, их окутало зеленоватое свечение. Договор, который невозможно нарушить, был заключен — слово Малфоев нерушимо, но, судя по беспокойному виду Поттера, ему всё ещё было мало.

— А сигареты у вас есть?

— Есть, есть. Позволите предложить?

— Нет, вы мне всё отдайте. О! Золотой портсигар... Вот если сигареты с портсигаром, метлу и деньги — тогда получите омнинокль!

Малфой хотел выругать корыстолюбивого мальчишку, но вместо этого покорно выписал ему чек и отдал любимые ванильные сигариллы вместе с не менее любимым портсигаром.

— Чёрт с вами, берите. Он ещё не ушел?

— Стоит в полной красе, теперь боком. Нате, смотрите.

Поттер рассовал свои приобретения по карманам и, послав Малфою ослепительную улыбку, ушел по направлению к замку.

Люциус плотоядно улыбнулся, приложил омнинокль к глазам и всмотрелся: на мелководье, в синих свободных плавках, стоял его давний, изученный вдоль и поперек и до чёртиков надоевший любовник — Северус Снейп, с которым он виделся не далее как сегодня, и, закинув руки за голову, поправлял купальную шапочку.

У Малфоя перед глазами заплясали красные круги. Он в бешенстве размахнулся и швырнул ненужный омнинокль прямо в воду.

Путь до антиаппарационного барьера был неблизким. Хотелось курить, но сигарет не было.
Omnioculars-lrg (200x200, 47Kb)

Без заголовка

Четверг, 05 Февраля 2015 г. 11:24 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мое мнение.

Гарри технический гений,Снейп его оберегает,а Люциус подсчитывает прибыль.

"— Похоже, у тебя в голове тоже есть частица Лорда, и шрам у тебя оттуда же, — выпалил он торопливо.
— Ух ты, — восхитился Поттер. — А вдруг это она такая умная, а я сам дурачок дурачком?"

"— Не переживай так за меня, — улыбнулся Поттер.
— Я не переживаю, — вскипел Снейп. — Мне просто иначе Малфои и Блэк жизни не дадут! И я требую уважительного обращения, Поттер!
— Он милый, когда переживает, да? — еще шире улыбнулся Гарри, и Люциус пожалел, что его глаза скрыты непроницаемыми гогглами."

"— Я? — заикаясь произнес Люциус. — Да Драко и так с ума сходит, он уверен, что я Гарри люблю больше, чем его!
— Это потому что Поттер его дразнит, — пояснил Снейп. — И потом, твой сын уже достаточно взрослый, чтобы узнать, что ты больше всего любишь деньги, пора ему уже сказать, не находишь?"

Задорная история,так и слышу как у всех шестеренки скрипят. И намек на будущее снарри порадовал.

Гарри Поттер и Паровой котел

Автор: WTF Lucius Malfoy 2015
Бета: Анонимный Доброжелатель
Размер: миди, 8916 слов
Пейринг/Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Люциус Малфой и пр.
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Предупреждения: АУ, ООС, стимпанк
Краткое содержание: Неожиданный талант Гарри меняет все в магическом мире, и не все готовы к таким переменам.
Примечание: Таймлайн 4 курса.
1.02.2015

http://wtfcombat2015.diary.ru/p202429799.htm
c80d96ef19 (600x351, 89Kb)

Без заголовка

Вторник, 03 Февраля 2015 г. 14:32 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Автор:Глаз Бури
Прочитав фанфики на тему "Гарри в Азкабане", где почти везде от него все отворачиваются, я решила, что это не правдоподобно. И родился этот фик, где все наоборот.
Mир Гарри Поттера: Гарри Поттер
Гарри Поттер
AU /Пародия/стёб || джен || G

- Я собрал вас здесь сегодня, чтобы сообщить скорбную новость. Гарри Поттер обвинен в похищении важнейшего артефакта из Министерства Магии и в убийстве двух авроров, охранявших его. Он был схвачен на месте преступления… - Дамблдор устало опустился в кресло и обвел взглядом комнату. Сейчас в гостиной дома Сириуса был собран весь Орден Феникса и друзья Гарри. Все переговаривались друг с другом, обсуждая новость.
Переведя дыхание, величайший волшебник столетия продолжил:
- Без суда, так как его вина доказана, Гарри был посажен в Азкабан. Это окончательное решение Министерства… Гарри действительно это сделал!
- Предатель! - взвился Рон. - Да как он мог!
- Мой крестник… мой крестник, - то и дело повторял Сириус.
- Гарри, сынок, как же ты так… - во всю причитала Молли. Атмосфера в гостиной царила скорбная. Но все вроде смирились, что и требовалось. Отвернувшись, Дамблодор довольно улыбнулся. Постепенно все разошлись, в гостиной остались только Сириус и Ремус.
- Мой крестник, мой крестник… Все ушли? - Сириус перестал закрывать ладонями лицо и весь подобрался. - Нет, Рем, ты это видел? Они все поверили? А старикан! Ну, я им!
- Бродяга, спокойно, я надеюсь, ты не собираешься сейчас бежать бить морду Фаджу и утверждать, что он не прав? - Зная характер своего друга, оборотень опасался худшего.
- Нет, конечно! - Сириус посмотрел на друга, как на умалишенного. Ремус вздохнул спокойней, но тут же насторожился. Он неплохо знал друга, и тот был просто обязан выкинуть что-нибудь эдакое.
- Как ты мог подумать, что первым делом я возьмусь за Фаджа?! Нет, Ремус, мы идем на Азкабан!
- Как? Сейчас? На чем? - Настолько решительных действий Ремус не ожидал и был почти уверен, что плана у Бродяги нет.
- Конечно, на мотоцикле! - схватив оборотня, Блэк потащил его в гараж.

Тем временем в одной из комнат особняка

- Нет, Рон! Ты посмотри на них! «Его вина доказана»! - Младший Уизли первый раз видел подругу детства в таком состоянии. Раньше заучка Грейнжер ни за что не позволяла себе пародировать директора. – А я не верю! Ты видел всех? Даже Сириус смирился! Кстати, я правдоподобно плакала?
- А то! - Рон с восхищением посмотрел на свою девушку. - Ты так здорово придумала, но как мы будем вручать Гарри?
- Азкабан находится на острове, значит, лучший вариант — долететь. - Гермиона заправила прядь волос за ухо. - А полеты, Рональд, это по твоей части!
- Можно на метлах, - Рон довольно улыбнулся, видя что хоть в чем-то знает немного больше подруги. - Можно, как в Министерство, на фестралах. Жаль, папину машину мы с Гарри на втором курсе сломали… Гарри… Интересно, как он там?
- Надеюсь, пока хорошо, – Гермиона грустно улыбнулась. Они оба прекрасно знали, как на Гарри действуют дементоры, но предпочитали об этом не думать. - На метлах я не очень, а за фестралами надо идти в Хогвартс, если через камин, то директор нас поймает. Портала у нас нет, аппарировать туда нельзя, а иначе - слишком долго…
- Ну, если не по воздуху, то можно вплавь, но это глупо, – начал было Рон, но его перебила Гермиона:
- Рон, ты гений!
- Правда? – младший Уизли даже опешил.
- Конечно! У меня крестный в военно-морских силах, думаю, поможет… Гарри, мы идем тебя спасть! На Азкабан!

Тем временем в еще одной комнате

- Ну Чарли! – в один голос заныли близнецы. Но тот был непреклонен:
- И не просите! Меня же уволят! – старший брат в который раз посмотрел на близнецов и обернулся к Джинни и Биллу в поисках поддержки.
- Не уволят….
- Потому что ты...
- Спасешь героя магического мира…
- И он, как спасенная принцесса…
- Обязан будет выйти за тебя замуж… - близнецы засмеялись, но их веселья никто не разделял. - Ладно, мы поняли, что не до шуток. Но Чарли, дракон – это лучший способ добраться до Азкабана.
- И кто нам его даст?! - в который раз начал Чарли. - Я же не глава заповедника!
- А Норберт? - подала голос влюбленная в Гарри Поттера, а потому знающая все его приключения Джинни. - Он же, насколько я помню, записан на тебя и является частной собственностью…
- Точно! Молодец, сестренка! – в один голос заявили Фред и Джордж. Правда, кто из них что сказал, узнать было не возможно.
-На Азкабан! - заявил ранее молчавший Билл.

Где-то в небе, на пути к Азкабану

- Сириус! - Ремус зажмурил глаза и изо всех сил вцепился в мотоцикл. Волки не переносят высоты, и оборотень в нем протестовал против поездки. – Ну, допустим, доберемся мы до тюрьмы, а дальше что?
- Не знаю! – беспечно заявил крестный, летящий выполнять свой долг. - По ходу разберемся!
- Бродяга, нам нужен план! - бывший староста пытался достучаться до благоразумия своего друга. Но оно было очень глубоко спрятано. – Ты ведь хочешь спасти Гарри?
- Конечно! – на секунду Сириус задумался. - Я подойду к охраннику, и, если это девушка, очарую ее своей внешностью, в меня все девчонки Хогвартса были влюблены! А если парень, то просто оглушу его!
- Не пойдет! - Ремус не стал напоминать другу, что, во-первых, он уже не так неотразим, а во-вторых, часть девочек не переносила его самовлюбленности, и, скорее всего, именно эта часть пошла в авроры. - Ты только переполошишь охрану! Ты ведь беглый преступник!
- Мы приехали! - посадка была не самой мягкой, и оборотня немного мутило. Сириус же превратился в собаку и направился к входу. В данный момент там дежурила симпатичная девушка. Бродяга всячески начал подлизываться, следом появился Ремус.
- Дядя?! Ремус?! - воскликнула она.
- Тонкс? Что ты тут делаешь… – начал оборотень.
- Ну, мы как узнали, что Гарри посадили. В общем, Флетчер в своих кругах ищет зелье изменения внешности, Хмури дожидается момента, когда я смогу открыть ворота. Артур, трансфигурированный им в ласку, ищет камеру Гарри. Скоро мы его заберем! Макгоногалл сейчас орет на директора, а общественность пишет вопиллеры Фаджу! - провозгласила метаморф.
В этот момент из воды стала появляться подводная лодка. Через некоторое время люк открылся, и оттуда вышла Гермиона собственной персоной. Взяв громкоговоритель, она объявила:
- Мы, королевский военно-морской флот Великобритании, требуем немедленного освобождения национального героя – Гарри Поттера, – начала она.
- Гермиона! - в один голос воскликнули остальные спасители.
- Сириус? Ремус? Тонкс? Так вы же поверили… - начал было Рон. Но прервался из-за появления дракона. Надо сказать, что с последней их встречи Норберт сильно вырос и теперь спокойно удерживал на спине все остальное поколение Уизли. – Джордж, Фред, Джинни, Чарли, Билл, и вы тут… Ничего не понимаю… Что вы тут делаете?
- Как и все остальные, спасем Гарри! - объявил немного шокированный, но, похоже, самый спокойный Билл. Через некоторое время, когда все было выяснено, они толпой вошли в Азкабан, предварительно попросив Норберта дыхнуть на дементоров. У камеры Гарри они нашли еще одного человека, пытающегося взломать замок и ворчащего:
- Ну за что? И зачем я пообещал Лили оберегать ее глупого отпрыска! Ну за что.. черт! Чуть не сломал отмычку…
- Сопливус? - пробормотал Бродяга. Сил удивляться уже не было.
- Ну да, я, и не вздумай кидаться заклинаниями! Просто я обещал его мамочке не дать этому мальчишке умереть! - прошипел Снейп (а, как вы догадались, это был он, в своей извечной манере). Наконец, замок щелкнул, и они ввалились всей компанией внутрь. И замерли. На большом уютном диване сидел Гарри и как ни в чем не бывало читал книгу, на столике рядом с ним стояли чашка кофе и вазочка с печеньем. Услышав шум, он поднял взгляд:
- О, привет, ребята! А что вы тут делаете? – удивился он. - Тем более, зачем вас столько? Дамблдор сказал, что вы будете приходить по двое, но чтоб все так сразу. Даже вы, профессор… Что-то случилось?
- Гарри, так тебя же… ну… за убийство.. а мы пришли спасать… - растерянный Сириус не мог ничего объяснить связно.
- Директор вам не сказал? Это прикрытие, чтоб меня Томми не дергал, думал, что я тут сижу и умираю, а я тем временем буду готовиться к битве.
В этот момент раздался хлопок, и в камере появился темный маг столетия – лорд Воландеморт.
- Поттер! Эти министерские шавки! Как они смели посадить моего врага в Азкабан! Это должен был сделать я! Они не имели никакого права!
И, немного успокоившись, лорд судеб объявил:
- В общем, собирай вещи, мы уходим. Будешь моим наследником, у тебя как раз все таланты Слизерина. А героем пророчества объявим Лонгботтома!

Без заголовка

Вторник, 03 Февраля 2015 г. 13:11 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Арт.

Черный - Северус, Серый - Гарри, белый - Драко
7cc4875bd175 (640x443, 33Kb)

Без заголовка

Пятница, 30 Января 2015 г. 15:10 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Юмор.



1.
dkXJT15jNIg (700x331, 209Kb)

2.
pDkeRpsOxoc (700x347, 265Kb)

3.
x0MUDFyL_Jc (700x396, 285Kb)

4.
XizN8MES3Uk (700x291, 128Kb)

Без заголовка

Понедельник, 26 Января 2015 г. 12:47 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мое чтиво.

Je t’offrirai tout le monde
Автор: Елена
Рейтинг: R
Размер: мини
Пейринг: СС/ГП
Жанр: Drama
Аннотация: Когда ты сложишь из льдинок слово вечность, - сказала Снежная Королева, - я подарю тебе весь мир и пару коньков в придачу.
до июля 2004 года

Поезд плавно отошел от станции, и на обледенелой пустынной платформе остались двое – мужчина с непокрытой головой, в длинном черном пальто, вокруг шеи был дважды обмотан длинный черный шарф, и юноша в куртке и кепке. Мужчина подхватил одной рукой небольшой коричневый чемодан, по виду – бывалый путешественник, другой крепко взял молодого человека под руку, и ветер, словно внезапно решивший помочь им сделать первый шаг, подул в спины.

Дом стоял на отшибе, он выглядел одичавшей дворнягой среди респектабельных псов-коттеджей в деревне. Окна были заколочены, на двери висел огромный амбарный замок. Снег, запорошивший дорожку к входной двери и устлавший ступеньки, выглядел дразняще-невинным.

- Дом пришел в запустение, - говорил мистер Фаулз, шагая впереди и поминутно оборачиваясь, - я давно перебрался в город, думал, может, когда-нибудь еще перестрою его… Поэтому арендная плата такая невысокая.

Мужчина коротко кивнул. Из-под его ботинок разлетались снежинки, как брызги. Юноша безучастно смотрел себе под ноги.

Мистер Фаулз снял замок, открыл дверь, жестом пригласил их войти. Мужчина поставил чемодан возле порога, сделал два шага, огляделся.

- Мы берем этот дом, мистер Фаулз, - сказал он. Я забираю его с собой, доктор.
- Так это сказал, что у меня аж мурашки побежали, - рассказывал потом мистер Фаулз приятелям за кружкой пива. – А пацан, что с ним, наверно, его сынок, такой же черненький, только глаза зеленые, а не темные.
- Наверное, от матери, - заметил мистер Коул, владелец «Креста и короны». Мистер Фаулз пожал плечами.
- Кто их, лондонцев, знает.



- Давление в норме, зрачки реагируют правильно. Еще надо посмотреть анализ крови… Но, полагаю, все в порядке, мистер Снейп.
- Значит, я могу собирать вещи?
- Вы уже хотите нас покинуть?
- Да. Признаться, меня раздражает больничный режим. От пятиразового питания меня скоро раздует, как шоколадную лягушку во время нереста.
- А разве… ах, это Вы пошутили…

Ноябрьское солнце печально куталось в серые облака. Земля была устлана красно-желтыми гриффиндорских цветов листьями, слегка припорошенными первым снежком.



Дом начал оживать уже к вечеру, когда, вооружившись отыскавшимся в чуланчике гвоздодером, старший из двоих обитателей безжалостно расправился с досками, закрывающими окна. Дом был старый, еще довоенный, который чудом и стараниями прежних владельцев простоял до настоящего времени. Водопровод был чертовски засорен, и над этой проблемой было решено подумать позже. Во дворе отыскался колодец с прозрачной ледяной водой, от которой стыли зубы. Мужчина затопил котел, развел огонь в камине гостиной и спален.

Юноша все это время провел у себя в комнате.

Они молчали. Но старый дом привык за последние несколько лет к безмолвию. Хотя, чувствуя, как по дому ходят, открывают и закрывают двери, гремят кастрюлями на кухне, метут ступеньки крыльца, он испытывал ни с чем не сравнимое блаженство, вновь обретя хозяина.

Обед, состоявший из супа из концентратов и гренков, был подан довольно поздно.

- Поттер! - позвал мужчина, остановившись у первой ступеньки. - Еда на столе!

Он покачал головой и поднялся в комнату юноши.

Они не могут ему помочь.

Тот сидел возле окна в неловкой позе, засунув руки в карманы джинсов. Челка падала на глаза. Очки сползли на кончик носа. Казалось, он спит.

- Поттер, обедать, - повторил мужчина, коснулся его плеча, заставил встать. Взял его за руку, повел вниз.

Ветер проскользнул в щели между рамами, и почудилось, что дом легонько вздохнул.



- Это кто, неужели это Поттер? - вырвалось у Снейпа, когда в начале аллеи показалась нянечка в белоснежной косынке и халате, ведущая под руку молодого человека в сером больничном халате. Доктор Маруни вздохнул.
- К сожалению.
- Но мне казалось, он в клинике для Авроров?!
- Его перевели сюда. Они не могут ему помочь



Снейп мыл посуду с тщательностью человека, размышляющего вовсе не о тарелках. За окном падал декабрьский снежок, пушистый, как шерстка у котенка, он становился оранжевым в свете фонаря, висевшего на столбе с проводами.

Позже он поднялся в свою комнату, достал из чемодана две пижамы, туалетные принадлежности. Одну из пижам, зубную щетку и тюбик зубной пасты Снейп отнес в комнату Поттера. Тот сидел возле окна, где его и оставил профессор после скудного обеда. Снейп включил свет, оставил пижаму на кровати, взял молодого человека за руку, отвел его в ванную.

- Давай же, Поттер, не будь грязнулей, - бормотал мужчина, поворачивая кран. Холодная вода потекла тонкой струйкой. Он выдавил немного пасты на щетку, вложил в ладонь Гарри и сжал его пальцы. Понадобился дополнительный толчок в спину, чтобы молодой человек начал вяло водить щеткой по зубам. Они не могут ему помочь.

Так же вяло он подставил руки под струйку воды. Снейп, потеряв терпение, набрал в горсть воды, наклонил Гарри над раковиной и сполоснул его лицо. Закрыл кран, стряхнул капельки со своих пальцев, достал из кармана носовой платок и подал его молодому человеку.

- Вытирайся, - велел он. - Полотенце завтра тебе принесу.

Гарри послушно промокнул лицо, покорно вернулся за профессором в комнату, позволил раздеть себя, натянуть пижаму и уложить под тонкое шерстяное одеяло, пахнущее мокрой листвой.

Помедлив на пороге, Снейп сказал:

- Спокойной ночи, Поттер, - и выключил свет.



- А Уизли, Грейнджер? Закадычные друзья…
- Нет, они приходили к нему. Первое время. Но он же молчит, сомневаюсь, что вообще их узнает… Они перестали приходить. Иногда звонят, интересуются…
- Интересуются, - повторил Снейп.

В кабинете у доктора Маруни было тепло. Монотонными каплями в стекло бился дождь.



Наутро, позавтракав овсянкой, профессор помог Гарри одеться, оделся сам и, заперев дверь, они направились в деревню.

- Два фунта сосисок, четыре фунта говядины…, - перечислял Снейп в мясной лавочке. Толстый мясник, мистер Дин, ловко взвешивал, рассортировывал по пакетам, одновременно он балагурил, потому что по натуре был весельчаком, и его не смущало даже то, что молодой человек, казалось, его вообще не слышит, а мужчина сурово сдвинул брови.

В бакалейной лавке Снейп купил масло, два пакета сухого молока, спички для камина, поколебался и попросил добавить к этому коробочку с леденцами.

Возле лотка зеленщика Гарри остановился. Он не произнес ни единого слова, только смотрел на тугие, налитые соком яблоки, припорошенные снежком. Снейп вздохнул и попросил взвесить ему фунта три.

- Да он совсем еще мальчишка, лет семнадцать ему, наверное, - делился потом впечатлениями старый зеленщик, мистер Горриган. - А глаза пустыыые…
- А этот его папаша до чего же груб, - кивнул мистер Дин.
- Не нравится мне все это, - подытожила щуплая миссис Керри из бакалейной лавки. И все с ней согласились.




- Я забираю его.
- Но позвольте…
- По-моему, на эту тему мы уже говорили, не так ли? Кажется, мы обсудили все вопросы.
- Да, но мальчику требуется определенный уход…
- Я, на минуточку, алхимик с ооочень большим стажем. Уход будет надлежащий.
- Профессор… При всем моем к Вам уважении… Вы не можете не понимать, что Гарри Поттер превратился в растение. Он не реагирует на внешние раздражители, не говорит, никого не узнает…

Снейп впился пальцами в столешницу так, что костяшки побелели.



Дни потекли один за другим. Вся деревня наблюдала за странной парой, поселившейся в доме на отшибе. Молодой человек явно был болен. Он ни с кем не говорил, смотрел в пол, двигался, как сомнамбула. Мужчина был немногословен, сосредоточен, скупо цедил слова сквозь зубы, и все дружно решили, что он, в принципе, не так уж и плох, раз в одиночку заботится о больном сыне.

-Читал я в одной газете про таких вот «лунатиков», - говорил мистер Горриган. - Это состояние называется «даунизмом».

Чаще всего мистера Снейпа видели именно возле лотка мистера Горригана, он покупал овощи, очень много фруктов, приправы. Поэтому мистер Горриган слыл среди прочих обитателей деревни чуть ли не знатоком странной парочки. В силу своего возраста и опыта он действительно знал о них намного больше, чем остальные. Например, что мужчина и мальчик - не отец и сын. Но их связывают узы посильнее кровных. Вот только о природе этих уз мистер Горриган пока не догадывался.

Снейп вымыл окна, смел с потолков паутину, отмыл полы, кое-как исправил водопровод, в общем, не давал себе ни секунды передышки. Гарри почти все время сидел в комнате, безучастно глядя через стекло куда-то вдаль. Он беспрекословно ел все, что ставил перед ним Снейп, умывался, чистил зубы, надевал чистую рубашку, раз или два проводил расческой по непослушным волосам. В остальном он оставался безучастен, как если бы и вправду был растением.



-Я скажу Вам честно, Снейп, - сказал в тот вечер профессор Ньюмен, директор клиники св. Мунго. - Это звучит немного жестоко, но это правда. Поттер нынче никому не нужен. Тот Поттер, что одолел Вольдеморта, что был национальным героем, которого носила на руках вся, не побоюсь этого слова, страна, тот Поттер умер вместе со своим извечным врагом. Тот, что сейчас спит, а может, и не спит, в своей палате, не Поттер вовсе. Только тень от него. Я, имея научную степень, ряд научных публикаций, многолетнюю практику... Даже я не могу сказать, вернется ли он к прежней жизни... А Поттер-растение никому не нужен.

-Ошибаетесь, - тихо сказал Снейп, смотря куда-то поверх уха профессора Ньюмена. - Он нужен мне.



Над деревней витал дух Рождества. Все жители чувствовали приближение праздника, с восторгом украшали дома, предвкушали настоящий пир. И только двое из старого дома на окраине, по всей видимости, о Рождестве как-то не думали. Вернее, один не думал вообще ни о чем в силу определенных причин, а второй... Второй забыл, что Рождество - это праздник, а не только удручающая обязанность присутствовать на пиру студентов, следить за дисциплиной и получить в подарок очередную коробочку с лимонными дольками от Дамблдора, который дарил лимонные дольки всем преподавателям.

-С наступающим Вас праздником! - приветствовал Снейпа мистер Дин. - Пришли выбрать что-нибудь к Рождественскому столу?

-Я... нет... - Снейп был застигнут врасплох и обернулся. За дверью, покрытой морозными узорами, возле маленькой елочки, украшенной яркими гирляндами, стоял Гарри, по-прежнему ни на что не реагируя.

И вместо того, чтобы купить, как и намеревался, отбивных, Снейп купил прекрасную, жирную индейку.

Дома он выгрузил покупки на стол и снова вышел на улицу. Через полчаса на столе в гостиной красовался в банке из-под консервированного ананасового компота букет из пахучего елового лапника.

Поставив индейку в духовку, Снейп поднялся к Поттеру и обнаружил того в ванной. Молодой человек смотрел на свое отражение, словно намеревался прожечь его насквозь.

Снейп посмотрел на свое отражение поверх черноволосой головы.

-Как-никак праздник, Поттер, - чуть хрипло сказал профессор, кашлянул, прочищая горло. - Кажется, в связи с этим тебе стоит принять ванну.

Ванна обнаружилась на чердаке. Небольшая, она была отдраена до блеска, поставлена в комнате, где был жарко натоплен камин. Снейп нагрел воду, налил немного в ванну, чтобы она прогрелась. Затем он раздел Поттера и заставил его залезть туда.

Осторожно намыливая Гарри, поливая его водой, снова намыливая, Снейп старался не обращать внимания на болезненную худобу молодого человека, выступающие ребра, сероватого оттенка кожу, проступающие под ней вены, глубокие тени под глазами. Намыливая Гарри волосы, Снейп старался представить жизнерадостного мальчишку, беззаботно гонявшегося за снитчем, прогуливавшего трансфигурацию, скрипящего пером на экзамене, от усердия высовывая кончик языка... «плюх!» И профессор оказался окаченным водой. Гарри с выражением отрешенности от мира на лице уронил в мыльную воду и вторую руку, до того покоившуюся на бортике ванны. Снова раздался громкий «плюх!».

-Довольно, мистер Поттер, - строго велел Снейп, стерев со лба капельки. - Вы, кажется, расшалились? А ну-ка, вставайте.

Гарри покорно поднялся, и Снейп окатил его водой, смывая пену. Кожа его стараниями профессора стала розоватой. Быстро укутав молодого человека в махровое полотенце, Снейп помог ему вылезти из ванной и усесться на кровать.

Позже, утомленный дневными заботами, профессор устроился напротив Поттера в гостиной за праздничным столом.

А еще позже, укладывая своего подопечного спать, Снейп обнаружил, что тот крепко ухватился за его свитер. Глаза при этом у него были закрыты.

Было два выхода: либо вылезти из свитера и оставить его у Гарри, либо... Снейп предпочел второй вариант. Он присел на краешек кровати, затем, почувствовав нечеловеческую усталость, прилег. И почти мгновенно провалился в сон.



- Все документы оформлены надлежащим образом, профессор. – Доктор Маруни пододвинул папку с бумагами к Снейпу. Тот осторожно коснулся обложки, затем пролистал все бумаги, удовлетворенно кивнул. Доктор Маруни свел кончики пальцев. - Поттер Ваш. Если не секрет, зачем он Вам?
- Хм… Затрудняюсь ответить, доктор. - Снейп поднял глаза. - Пусть мои слова покажутся Вам странными, но… я чувствую свою ответственность за этого ребенка.
- Ему восемнадцать, на минуточку. Это уже не ребенок.
- Я подтирал ему сопли семь лет. Простите, но для меня он ребенок. И весьма надоедливый. - Снейп помолчал, погладил шершавый картон, из которого была сделана папка. - Похоже, это мой пожизненный крест - быть ответственным за него.

Снейп поднялся, протянул руку доктору Маруни. Тот пожал ее.

- Я надеюсь, этот разговор останется между нами.
- Разумеется, профессор.



Весна дала о себе знать уже в феврале. Снег быстро таял, обнажая черную землю, с сосулек на крышах (как Снейп ни старался их сбивать, они все равно за ночь вырастали вновь) капало, в воздухе было разлито предчувствие чего-то необычайного.

Профессор отпускал Гарри гулять, почти за ним не присматривая, потому что далеко тот не отходил, кружась по двору или неподвижно застывая около стены и рассматривая что-то за пределами человеческого разума.

Пытаясь разобраться с инструкцией к радиоприемнику, Снейп время от времени кидал взгляд в окно, на месте ли Гарри. В очередной раз молодого человека во дворе не оказалось.

Схватив пальто, Снейп выскочил на крыльцо.

- Поттер! - крикнул он. Ответа не последовало. Тишина опустилась на плечи профессора, зловещая тишина, и было слышно лишь прерывистое дыхание мужчины и едва уловимый скрип деревьев. Это мой крест, доктор.

Обойдя дом кругом, Снейп остановился посреди дворика и снова позвал:

- Поттер, черт тебя дери!

Он понимал, что молодой человек не в состоянии ответить, и крикнул только для того, чтобы нарушить эту проклятую тишину.

Отдышавшись и постаравшись успокоиться, Снейп вдруг воскликнул «Ха!» и осмотрел следы от ботинок Гарри. Ботинки прошлись по периметру дворика, затем потоптались на месте, а затем довольно решительно направились в сторону маленькой запруды.

Туда же быстро пошел и Снейп, а потом побежал.

Гарри лежал на земле с непокрытой головой, широко раскинув руки. Невидящими глазами он уставился в небо. Снег вокруг был изрыт и раскидан. С какими демонами боролся Поттер? Ответа не было.

Снейп упал на колени перед молодым человеком, прижал пальцы к его тонкой шее, нащупал пульс, убедился, что Поттер и не собирается умирать и, схватив его за плечи, хорошенько встряхнул пару раз. Не для того, чтобы тот хоть как-то отреагировал, но потому что испугался, что могло произойти наихудшее. Успокоившись, профессор взвалил Гарри на плечо и понес к дому.

Он свалил его на кровать, скинул с себя пальто прямо на пол и принялся раздевать молодого человека. Тот лежал неподвижно, в неудобной позе, подвернув под себя руку. Но через некоторое время пошевелился, попытался сесть.

У него были ледяные руки, и Снейп потащил его в ванную, заставил умыться горячей водой, растер ладони и щеки полотенцем до красноты. Затем оставил Гарри в комнате и спустился вниз, чтобы приготовить обед.

Только порезавшись, профессор заметил, что у него дрожат руки.



- Я увольняюсь, директор.
- Я так и думал.
- Все равно после войны и военного трибунала на меня косо смотрят, заниматься серьезной научной деятельностью мне не дадут…
- Я все понимаю, Северус. Да, Вас оправдали, но все равно клеймо осужденного… это сильнее даже моего влияния… С Азкабаном было проще… сейчас не те времена… Простите, Северус.
- Не стоит, директор.



К вечеру у Гарри поднялась температура. Последствием лежания на сырой земле стала простуда. Иммунитет молодого человека был давно подорван, поэтому болезнь легко подчинила его себе.

Снейп приготовил Поттеру отвар шиповника, укутал хорошенько, натянул на ноги носки. Но ночью жар усилился. Просидев до утра рядом с Гарри, утром Снейп запер дверь и отправился в деревню.

В аптеке он тщательно изучил предлагаемые средства. Старичок провизор молча наблюдал за ним.

- Мне нужно какое-нибудь средство, чтобы сбить температуру, - наконец обратился он к мистеру Карсону, отчаявшись разобраться самому в многообразии маггловских таблетках. - И от возможной ангины. И еще градусник.

Мистер Карсон предложил на выбор несколько упаковок, и Снейп придирчиво прочел все вкладыши. Будучи алхимиком, он, разумеется, разбирался и в маггловской химии.

Выбрав несколько разных средств, он заплатил за них и быстро вернулся домой.

К вечеру стало понятно, что Гарри заболел настолько серьезно, что впору вызывать врача. Больницы в деревне не было. Телефона в доме Снейпа тоже не было.

Волшебной палочки у Снейпа тоже не было, ее конфисковали при аресте. Потом вопрос о возвращении замяли. Аппарировать Снейп мог, но не знал, куда. Это мой крест, доктор. Оставалось одно.

Снейп напоил Гарри отваром шиповника, немного посидел рядом и подождал, пока молодой человек не заснул. Затем он снова отправился в деревню.

Мистер Горриган отыскался в «Кресте и короне». Профессор тяжело опустился на стул напротив старого зеленщика. Тот поднял брови, приглашая мистера Снейпа начать разговор.

- Мне… нужна… Ваша помощь. Я никого не знаю в деревне, но Вы, мне кажется, больше других… в общем…
- …в общем, вы мне доверяете, - пришел на выручку мистер Горриган, и Снейп кивнул.



- Единственное, чего я не могу понять, Снейп, - сказал Артур Уизли, в кабинете которого профессор ожидал встречи с Фаджем, лично занимавшимся его бумагами. Лично – потому что дело шло о Поттере, о том самом, который, в конечном итоге, спас магический мир и финансы самого Фаджа. - Единственное, что я не могу понять, это то, ЗАЧЕМ тебе все это надо.
- Что именно, Уизли? - холодно спросил Снейп. В глубине души он чувствовал настоятельную потребность выплеснуть эмоции, вот уже около месяца бурлящие внутри и ищущие выход наружу.
- Поттер. Да, это благородно – заботиться о нем, и если бы не наши стесненные обстоятельства… Но ТЫ?! Ты, который его ненавидишь, ты, который семь лет…
- Я должен, Уизли. Когда он только появился в школе, Дамблдор поручил его моим заботам. И за семь лет я… привык вытаскивать его из переделок. Пожалуй, это всего лишь одна из них.
- И все же я не понимаю… Уйти из мира магов, порвать все связи, в одночасье перевернуть жизнь…
- О, вот только не надо делать из меня героя. Я делаю то, что считаю нужным.

Получив документы, Снейп вышел на улицу. Падал первый снежок, застенчиво ложась на плечи и макушку. В больнице св. Мунго Гарри Поттер ждал профессора, конечно, не отдавая себе в этом отчета.



Доктор, миловидная полная женщина лет пятидесяти, даже не стала задавать вопросов. Она осмотрела Гарри, покачала головой. Отозвав Снейпа в сторону, она сказала:

- Боюсь, его следует положить в больницу.
- К сожалению, это невозможно, - покачал головой Снейп. - Скажите, как его надо лечить.
- Пенициллин. К вам будет приезжать сестра, делать уколы…
- Я сам буду делать инъекции, не надо никого. Вы думаете, это поможет?
- Это и еще несколько средств. Я сейчас все запишу. И режим, режим, режим.

Вглядевшись внимательнее в лицо профессора, она осторожно коснулась его плеча.

- Он встанет на ноги, мистер Снейп.
- Будем надеяться, - отозвался профессор. Даже я не могу сказать, вернется ли он к прежней жизни…

Поттер болел тяжело. Однако во сне, разметавшись на постели, он становился прежним Поттером, черты лица теряли очертания безучастной маски, становились живыми, искаженными гримасой боли.

Снейп колол ему пенициллин дважды в день, кормил с ложечки, сидел возле него, почти всегда молча, сосредоточенно.

Но вот настал день, когда болезнь отступила. Снейп понял это, когда Гарри, проснувшись утром, взглянул на свою сиделку прозрачными, не замутненными болью глазами. И потянулся рукой к руке Снейпа.

- Профессор…



Оставшись один на один с Поттером, профессор вначале несколько растерялся. Что говорить, как вести себя с человеком, который тебя не слышит, не воспринимает, не помнит? Потом это прошло.

И профессор остался самим собой. Только вот теперь рядом с ним постоянно находился Гарри.

Поражаясь собственному терпению, Снейп все острее и острее чувствовал, что кроме него никто не способен не то, что помочь Поттеру выкарабкаться, но вообще жить с ним рядом.

А еще через некоторое время пришло сознание того, что они похожи. В своем отрешении от мира, обособленности, отверженности. Только один пошел на это сознательно, а другой…



- Профессор…
- Ну и напугали же вы меня, Поттер, - пробормотал Снейп, откашлявшись. - Как вы себя чувствуете?
- Не знаю… Я долго спал?
- Немногим больше шести часов. Или полгода, если вам угодно.
- Я…
- Обо всем мы, с вашего разрешения, поговорим позже. А теперь советую вам немного поесть. Я сейчас принесу.

И Снейп почти бегом покинул комнату. Прислонился спиной к стене, прикрыл глаза, почувствовав внезапную слабость во всем теле, особенно в ногах. Руки предательски дрожали.

Преодолев себя, он принес из кухни тарелку с супом, проследил, чтобы Гарри съел почти все.

- А теперь, мистер Поттер, я надеюсь, вы извините меня, если я оставлю вас и немного отдохну, - сказал Снейп.
- А… я…
- Что еще?
- Нет, я…
- Тогда полежите спокойно и, если хотите, поспите.



Добровольно взвалив на свои плечи груз ответственности за мальчишку, Снейп не подозревал, что это может быть так трудно. Нет, рисковать жизнью, ограждать, защищать – это было непросто, но не утомительно. В конце концов, его можно было научить не попадать в переделки. Но, получив на руки беспомощного, неспособного на адекватные действия Поттера, только тогда Снейп понял, насколько он сам нуждается в ком-то, о ком можно было бы заботиться.

Нерастраченные чувства дремали где-то в недрах его некогда израненной и от этого очерствевшей души.

Нерастраченные чувства, обрушившиеся на мальчишку, который не мог их оценить, были внове Снейпу. Он не знал, что с этим делать. Не знал и отчасти не хотел знать.



- Вы подарили мне жизнь, профессор, - сказал Гарри, мучительно краснея. За окном было темно, на долину опустились сумерки.

Снейп протестующе покачал головой.

- Это так. Я блуждал во мраке, потерявшись среди каких-то теней, ночных кошмаров… А вы меня все время звали, разговаривали со мной…
- Ошибаешься, я молчал.
- Но мысленно вы же как-то ко мне обращались… я вас слышал, профессор. Но не мог вас найти…
- Зачем ты лежал в снегу?
- Вы позвали меня. Я пошел к вам навстречу… я… я подумал… и вы были такой… и вы сказали, что я…
- Ну же, Поттер, вы говорите так, словно я с вас спрашиваю домашнее задание.
- Вы сказали, что я вам нужен…, - и Гарри спрятал лицо в ладонях.

Снейп не ответил. Гарри, в своем одиночестве, в своем безумии, слышал его. Не кого-нибудь, а именно его! И пошел на его зов. И чуть не умер.

- Я не звал вас, мистер Поттер. Вы ошибаетесь. Вы глубоко ошибаетесь.

Гарри втянул голову в плечи, которые слабо подрагивали, словно молодой человек плачет. Снейп покинул комнату, не в силах оставаться рядом с ним.

Сон не шел к нему. Одевшись, профессор вышел на улицу.

Снег ложился на его непокрытую голову и не таял.

Бежать. Бежать отсюда! Теперь, когда Поттер в порядке – относительном, непонятно, насколько он пришел в себя – вот она, живительная сила пенициллина – да нет же, это твоя! живительная сила, Северус, - теперь ему незачем оставаться с ним рядом. Теперь вернутся его друзья, Дамблдор, слава, поклонники… Он сделал то, что от него подспудно ждали – вернул к жизни национального героя, как спасал неоднократно. Теперь в нем нет нужды.

Замерзнув, Снейп вернулся в дом, на кухне налил себе теплого молока. Со стаканом в руке он поднялся наверх, помедлил. И постучался в комнату Гарри.

Тот не ответил, но Снейп все равно вошел.

Гарри спал на боку, спиной к двери. Когда Снейп осторожно подошел к кровати, он не пошевелился. Профессор присел на краешек, чувствуя, что не может не сказать всего, что скопилось у него в душе. Пусть даже Поттер спит. Спит, но не замкнулся в себе. Он растение. Нет, доктор. Он больше не растение.

- Гарри, - прошептал Снейп так тихо, что с трудом слышал себя сам. - Я надеюсь, ты поймешь меня правильно. Я слишком долго тебя защищал, и это вошло в привычку. Не знаю, что поставило тебя на ноги, но теперь ты свободен. И от меня в том числе. Я все думал, какого дьявола я не могу с тобой расстаться даже после школы. Пожалуй, только теперь я знаю ответ. Ты – сам того не желая, конечно, - подарил мне меня самого. Только благодаря тебе – вот ирония и насмешка судьбы – я понял, кто я такой на самом деле и чего жду от жизни. И чего боюсь. Тебе часто навязывали мысль, что ты неразрывно связан с Вольдемортом. Нет, Гарри, это не он с тобой связан. Это я.

И он говорил еще что-то, такое же, рвущееся из самого сердца. А потом ушел.

А Гарри перевернулся на спину и тыльной стороной ладони вытер слезы.



Жить в Лондоне с Поттером было невозможно. Не потому, что постоянно надоедали назойливые (с точки зрения Снейпа) врачи и многочисленные знакомые. Просто в городе Снейп чувствовал себя как в клетке.

Он нашел домик на севере за небольшую арендную плату и купил два билета на поезд в один конец.



Проснувшись утром довольно поздно, Снейп некоторое время не мог понять, где он находится. Так бывает. Надо просто полежать, поразмышлять, и тягостное впечатление пропадает.

Спускаясь вниз по лестнице, профессор услышал какие-то странные звуки, доносящиеся с кухни.

Там хозяйничал Поттер в стареньком вытянутом свитере, с горлом, обмотанным шарфом. Он заметил Снейпа, кивнул ему. Спросил:

- Вы будете кофе, профессор? Кажется, я догадался, как включить эту дурацкую плиту. Никакой цивилизации в этом доме!

Снейп присел на стул, поставил локти на стол. Рядом на столешнице лежал сверток.

- Э… что это? - спросил профессор, чтобы не молчать. Молчание было еще тягостнее, чем пустой разговор ни о чем.
- Это… Э… ну… подарок, - смутился Гарри.
- Подарок? – поднял бровь Снейп. - Ты едва оправился от болезни и уже выходишь на улицу? Это не дело, Поттер.
- Это подарок для Вас, профессор, - еще больше смутился Гарри. Профессор почувствовал нечто вроде сожаления за свою вспышку сарказма. Молодой человек принес ему подарок… пусть преследуя корыстную цель, но все же…
- Мне? Спасибо. Можно открыть?
- Да, конечно.

Гарри отвернулся к плите, стараясь скрыть волнение. Снейп развернул обертку, и ему в руки лег маленький стеклянный шар на подставке. Внутри стоял крошечный домик с трубой в окружении елочек. Снейп опрокинул шар, встряхнул, снова перевернул. На домик и деревья посыпались снежинки.

Профессор посмотрел на Гарри, тот словно почувствовал, что на него обращен взор, и обернулся.

- По… понравилось? - спросил он севшим голосом. Снейп кивнул и, не выдержав внимательный, настороженный взгляд Гарри, опустил глаза.
- И ради этого, мистер Поттер, вы нарушили постельный режим? - спросил Снейп и собрался было поставить на стол игрушку, но передумал. На ощупь она была теплой. Профессору было приятно сознавать, что, перед тем, как упаковать шар в бумагу, его держал в руках Гарри, рассматривал, думал о том, приятно ли будет Снейпу получить такой подарок…

Гарри снова отвернулся. Его сутулая спина, поникшие плечи, весь его вид говорил, что он расстроен.

Снейп посмотрел в окно. На улице светило солнце. Ярко, по-весеннему. Яркое голубое небо было чистым, без единого облака. Погода, по всей видимости, была изумительной. В такую погоду невозможно сидеть дома. В такую погоду невозможно, недопустимо обижать кого-то.

Снейп поставил шар на стол. Поднялся. Подошел к Гарри и нерешительно протянул руку к молодому человеку. Помедлил, затем осторожно коснулся худенького плеча. Гарри напрягся.

- Мне понравился подарок, - сказал профессор. - Гарри! Ты слышишь? - Молодой человек молчал. - Посмотри на меня, Гарри! - велел профессор.

Тот обернулся. Лицо у него было обиженное, и он даже не скрывал этого.

- Мне понравилось, - повторил Снейп.

И Гарри поверил. Потому что хотел поверить. И прижался лбом к груди профессора. В своей жизни молодой человек видел слишком мало ласки, и когда профессор, тоже, в общем-то, не избалованный хорошим к себе отношением, осторожно его обнял, оба испытали сильное смущение и вместе с тем удивительную радость от открытия друг в друге новых чувств и эмоций.

- Я… я, - сказал Гарри с запинкой, - я купил еще кое-что.
- Что же?
- Вы не будете ругаться, профессор?
- Нет.

Гарри нехотя высвободился из кольца сильных рук и достал из-под стола большой пакет.

- Отвернитесь, пожалуйста, - попросил он застенчиво. Снейп улыбнулся краешком губ и подчинился. Что-то зашуршало, стукнуло, снова зашуршало. И Гарри сказал: - Можно.

Снейп повернулся к нему и застыл.



На столешницу было накинуто полотно, которое свешивалось с обоих концов стола. Полотно было, как определил на глазок Снейп, из тюли. Нежнейшего кремового цвета. С каким-то ажурным рисунком.

- О Боже, Поттер, - прошептал профессор, коснувшись рукой ткани. - Что это?
- Это занавески. - Гарри стал пунцового цвета. - Понимаете, я подумал, раз уж мы тут живем, то нам не помешает немного уюта… Вам не нравится? Я сделал что-то не то? У Вас такое лицо…
- Ты сказал «раз уж мы тут живем», Гарри. Что ты имел в виду?
- Ну… мы же и вправду тут живем.
- А тебе не приходило в голову, что, раз ты в порядке теперь, ты волен уехать в Лондон? Ты волен делать, что хочешь.
- Я хочу остаться здесь, - твердо сказал Гарри. - Если Вы не против.
- А тебе не приходило в голову, что у меня тоже есть определенные желания? Что я, например, могу и не захотеть остаться? Что у меня есть свои планы? Что я…
- Зачем вы меня обижаете? - тихо спросил Гарри, опустив голову. - Почему Вы все время тыкаете меня носом в мои ошибки? Вы делаете мне больно.

Снейп пожал плечами. Гарри слегка дрожащими руками сложил тюль, убрал ее в пакет, пакет положил на стол.

- Я пойду собирать вещи, - сказал он и покинул кухню.

Снейп остался один на один со стеклянным шаром, в котором стоял маленький домик, так похожий на тот, в котором они жили.

Он взял его в руки, осторожно наклонил, чтобы пошел снежок, и так несколько раз. Пока в глазах не зарябило.

Послышался шорох. Снейп поднял голову. В дверном проеме стоял Гарри.

- Я догадался. Вы просто хотели понять, что нужно мне самому, да? - сказал он. - Так вот. Я хочу остаться с Вами. Куда бы Вы ни поехали. В Хогвардс, Лондон, на Луну. Моя жизнь была в ваших руках, и Вы подарили ее мне. Я буду следовать за Вами теперь, хотите Вы этого или нет. Вот.

И Гарри замолчал, стиснув кулаки.

- Я, ты говоришь, подарил тебе жизнь. Гарри, ты подарил мне больше. Ты подарил мне целый мир, - слабо улыбнулся Снейп. И совсем тихо добавил: - И пару коньков.
- Что, простите?
- Ничего, Гарри. Я просто слишком… привык не доверять никому, и в первую очередь самому себе. Я… боюсь, что все, что я себе навоображал, окажется правдой. И боюсь, возможно, еще сильнее, что это окажется вымыслом.
- А Вы расскажите мне, - попросил Гарри, - ведь гораздо лучше сожалеть о том, что сделано, чем о том, чего не сделано.
- С каких это пор ты стал философом?
- Со вчерашнего дня. Так чего Вы хотите, профессор.

Снейп помедлил. Затем решился. Подошел к Гарри и коснулся губами его губ. И быстро отстранился.

- Вот чего я хочу. Теперь скажи, ты можешь мне это дать?

Гарри был потрясен. Он застыл на месте, приоткрыв рот, пытаясь привести в относительный порядок хаотичные мысли.

Снейп прислонился спиной к столу, скрестил руки на груди.

- Я надеюсь, ты собрал свои вещи? - спросил он холодно.

Гарри отлепил подошвы от пола, немного помялся, затем убежал.

Через некоторое время стукнула входная дверь.



Когда он коснулся губ Гарри, его сначала обожгло холодом, затем бросило в жар. Пожалуй, самым трудным было признаться самому себе, что этот мальчик нужен одному старому профессору. Не просто как человек, живущий в соседней комнате, но как самый близкий человек на свете.

Чтож, стоило попробовать. Он едва перестал ненавидеть Снейпа, а теперь будет его презирать.

И все равно остается маленький стеклянный шар, в котором запрятан домик в снегу.



Сколько он так простоял, он не знал.

Вероятно, очень, очень долго.

В окружающую действительность его вернула снова хлопнувшая дверь.

Гарри, в куртке, с чемоданом в руке вошел в кухню.

- Я подумал над Вашими словами, профессор, - сказал он. И остановился. Снейп молча на него смотрел. - Я… я не знаю… я… мне кажется…

И он снова остановился. Поставил чемодан на пол.

- Я вспомнил ту сказку, профессор, - сказал он, наконец. - А что касается Ваших слов… Я… я не знаю… может, стоит попробовать?

И добавил:

- А Вам совсем не понравились занавески?

И Снейп, рассмеявшись, опустился на стул.

Гарри подошел к нему почти вплотную.

- Вы сказали, я подарил Вам мир. Как Вы думаете, в нем есть место для меня? - И со всей своей юношеской неумелостью, непривычной для него нежностью поцеловал профессора куда-то в уголок сомкнутых губ. Тот мягко отстранился, коснулся пальцами подбородка молодого человека. И ответил с теплотой, что тоже было внове для него самого:

- Непременно, Гарри.



Мистер Горриган заметил на улице мужчину и мальчика из дома с окраины, когда они, нагруженные пакетами, выходили из мясной лавки, и лишь улыбнулся про себя, потому что правильно угадал, что за узы связывают этих двоих.

И не важно, меж кем они возникли, потому что такие узы не соединяют людей случайных.

И мистер Горриган с удовольствием взвесил для тех двоих полтора фунта яблок.

Потому что тому, кто получил в подарок весь мир, для полного счастья было нужно, чтобы даритель тоже был счастлив. А дарителю для полного счастья не хватало именно яблок.

Без заголовка

Понедельник, 26 Января 2015 г. 12:29 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мое чтиво.

Next
Автор:auroraborealis0019
Пейринг:Гарри Поттер/Северус Снейп
Рейтинг:R
Жанр:Fluff
Размер:Мини
События:Чистая романтика, ПостХогвартс
Предупреждение:ООС
Саммари:Северус Снейп решает устроить свою личную жизнь и прибегает к весьма радикальным - конкретно для него - мерам.


Северус Снейп не считал, что мир тесен, а земля круглая, или как там принято говорить, когда оказываешься со старым знакомым в месте, в котором одного из вас быть как бы и не должно. Однако, несмотря на точку зрения Снейпа, он сидел сейчас в милейшем заведении, предоставлявшем услуги знакомств для геев, и напротив него сидел Гарри Поттер.

Снейпу с самого начала казалось, что эти так называемые знакомства по принципу «следующий» напоминают забаву под названием русская рулетка: никто не знает, какое нажатие на курок окажется роковым, но Люциус Малфой велел ему смотреть на вещи проще. И вот теперь, глядя на своего последнего в этот вечер «следующего», Снейп понимал, что куда уж проще: приставил дуло к виску, привел в действие спусковой механизм, и вдруг прогремел выстрел. Не в смысле попадания в яблочко, сразу же хотелось бы оправдаться за свои мысли Северусу, а в смысле — за что мне это, Мерлин, неужели мало унижений на сегодня?

— Э-э-м, здравствуйте, профессор,— сказал Поттер и неуверенно улыбнулся.

В этот момент Снейп с лихвой ощутил свою ущербность – старый, потрепанный жизнью мужик, который приперся устраивать личную жизнь в гей-бар и не получил ни одного приглашения продолжить знакомство. Кому-то из тех, к кому он подсаживался, хватало лишь взгляда, чтобы сказать это слово «следующий», которое теперь для Снейпа звучало фактически как оскорбление. Кто-то из вежливости обменивался с ним парой фраз. Самое обидное, что он, Снейп, из кожи вон лез, чтобы быть любезным.

Если смотреть шире, он стал ощущать себя ущербным, как только позволил зародиться желанию близости с другим человеком, стал думать о каком-то – мифическом, в его случае — постоянном партнере, человеке, которому было бы интересно узнать, как, например, дела у оправданного Пожирателя Смерти или просто Северуса Снейпа, как он спал или что предпочитает на завтрак. Если же не углубляться в детали, то просто секса тоже хотелось. Хорошего, качественного секса.

Зельевар заставил себя встряхнуться и ответить Поттеру:

— Здравствуйте, Поттер. Наверно, «профессор» не совсем подходит для окружающей обстановки.

Он ожидал услышать «следующий», но потом вспомнил, что в этот раз не он, а к нему подсели. То есть Поттер целенаправленно хотел пообщаться с ним на этом празднике жизни. Проанализировав последнее предложение, Снейп, поколебавшись, поставил знак вопроса в конце.

«То есть Поттер целенаправленно хотел пообщаться с ним на этом празднике жизни?» — звучало гораздо применимее к реалиям его вечера.

— Вы не станете возражать, если я буду называть вас по имени?

— Учитывая, что этот фарс продлится не многим более пары минут, оставшихся до закрытия, не стану.

— Фарс, Северус? Фарс в значении «произведение игривого, фривольного содержания»?

У него был такой тон, который заставил Северуса внимательно взглянуть на сидящего напротив парня. Он, что, заигрывает? Единственный, кто стал с ним флиртовать за несколько часов мучения, Поттер?

— Нет,— ответил он резче, чем хотелось, что, однако, объяснялось его смятением,— фарс как нечто циничное.

— Гриффиндорцам не присущ цинизм,— мягко напомнил Поттер и добавил с выражением удовольствия на лице,— Северус.

— В самом деле?— изогнув бровь, поинтересовался Снейп, немного забыв о своих отчаянных попытках быть милым в течение вечера.— Мне все же показалось довольно циничным ваше интервью «Пророку», в котором вы рассуждаете о возможности однополых отношений. «Мы вышли на ту ступень эволюции, когда речь не идет о выживании, когда для продолжения рода не обязательно создавать гетеросексуальную пару. Можно просто быть с тем, кого любишь, независимо от пола избранника». Ах да, вместо словосочетания «продолжение рода» вы использовали термин «размножение». Как-то так.

— Не думал, что когда-нибудь услышу, как вы процитируете что-либо из сказанного мной,— рассмеялся парень.— Знаете, это даже приятно. Что вы делаете завтра вечером, Северус?

Северус Снейп растерялся. Ну, да, может, даже, впервые в жизни. То есть он понимал назначение этого заведения и, более того, втайне рассчитывал на то, что у него что-то получится в плане свидания с кем-то… приемлемым. Но в устах Поттера это прозвучало как-то немыслимо.

— Хотя, если честно, меня интересует и сегодняшний ваш вечер тоже,— добавил Поттер.— И, вообще, если вы торгуете лицензиями на ваши вечера, я бы скупил их все. Северус.

Снейп поднялся. Происходящее все яснее обретало черты изощренной мести или издевательства.

— Прощайте, мистер Поттер,— обронил он и направился к выходу.

Нельзя сказать, что он был чувствителен или поддавался каким-то разрушительным эмоциям, однако сейчас он чувствовал опустошение: словно кто-то подсмотрел его самые сокровенные мечты, вымарал их, извалял в грязи и выставил на всеобщее обозрение. Он сам себе не смел признаться в том, что его привлекает Гарри Поттер. Узнавая о его жизни из газетных передовиц, Снейп был вполне доволен этой мнимой сопричастностью, реально осознавая, что шансы быть к нему ближе призрачны. Расстался с Джиневрой Уизли. Поступил на службу в Аврорат. Загремел в госпиталь из-за редкого проклятия. Снейп знал все, и ему было спокойно оттого, что у Героя магического мира все относительно нормально. Возможно, это и не было чем-то большим, нежели привычка приглядывать за беспокойным ребенком. К чему он не был готов, так это к тому, что…. А что это было, собственно?

Северус остановился на пороге. Этого мгновения хватило, чтобы чьи-то пальцы вцепились в его плечи, втянули в вихрь аппарации и практически сразу же выпустили из захвата.

— Я, наверное, сказал что-то, что вас задело, и прошу прощения. Я старался быть… ну, милым, но это же я – Гарри Поттер, и я не очень ловок во всем этом.

Поттер частил, заглядывал в глаза и смущенно улыбался. Снейп ошалело оглядывался.

— И что затащил вас сюда, тоже простите. Мой камин подключен к сети, вы можете им воспользоваться, когда захотите. Только… может, кофе?

Эх, была не была.

— Вы считаете, что я явился в «Next» с целью испить кофе?— поинтересовался Снейп и даже загордился легкой холодностью, с которой прозвучал этот вопрос.

— Э-э, нет, я надеюсь.

Поттер сделал первый шаг – Снейп никогда бы не решился на это. Поттеру даже первые шаги давались легко. Он припал к губам Снейпа с особым желанием, которое не могло быть порождением мести.

Действуя довольно решительно, Поттер принялся разоблачать зельевара, но неожиданно отстранился.

— Чтобы расставить все по местам,— сказал он хрипло,— я типа как выслеживал тебя в этом баре. Я не знал, как еще с тобой замутить.

Замутить. Отличный термин, подумалось Северусу Снейпу. Однако мысли как-то ненавязчиво отошли на второй план, когда Поттер, доведя, наконец, процедуру раздевания их обоих до логического завершения, опустился на колени.

Он делал минет с выражением абсолютного наслаждения на довольной физиономии. В голову Снейпу приходили какие-то дикие ассоциации с мороженым от Фортескью, сахарными перьями и мятной помадкой в форме лягушат. Ну, помните, «в желудке прыгают, ногами дрыгают». О, Мерлин, о чем он только думает?

— Я хочу тебя,— сорвавшимся голосом прошептал Поттер, поднимая на него пьяные зеленющие глаза.

Что он видит ими без очков-то?

Поттер толкнул его в кресло, сам оседлал его бедра так, что его возбужденный член уперся Снейпу в живот, и продолжил целовать его, вылизывать шею, покусывать ухо.

— Взлохмать мои волосы,— попросил Поттер, все еще вплотную занимаясь ухом.

Снейп слегка скосил глаза, чтобы увидеть лицо своего, так сказать, любовника.

Взлохматить его волосы. Ха. Снейп и кошку-то никогда не гладил. Немного поколебавшись, он все же поднял руку и положил на голову Поттера. Хм. Неплохо. Не смотря на внешнюю непримиримость, волосы Золотого мальчика были приятные на ощупь. Можно даже сказать, шелковистые. О, ради Мерлина, скоро он начнет сравнивать эту всклокоченную паклю на башке Поттера с шелком, а подслеповатые глаза героя — с изумрудами.

— Северус,— позвал Поттер, едва не мурлыча от удовольствия.

Н-да. Он отвлекся. Итак, взлохматить волосы героя. Простое задание, вполне выполнимое. Герой, тем более, всячески способствует этому и даже обе его руки направил к своим волосам. А, между тем, Поттер мог попросить и о более интимной вещи. Не то, чтобы Снейп хотел этого, вполне определенно, даже если бы Поттер попросил сделать ему минет или, скажем, римминг, Снейп бы отказался. Но ведь он же не попросил. Он просто хочет, чтобы зельевар взлохматил ему волосы.

— Оу,— Гарри слегка отстранился и мягко рассмеялся,— больно.

И продолжил целовать его.

Снейп тем временем испытывал некоторое затруднение. Во-первых, продолжать ему после этого «оу, больно» или нет? Но гораздо больше его занимало следующее. Поттер не попросил об услуге, скажем так, интимного характера, а вместо этого сосредоточился на том, что Снейп с его, прямо скажем, небольшим опытом отношений с кем бы то ни было определил бы как «нежность». Ну, может, не совсем так бы определил. Но как-то так. Дело в том, что Снейп был человеком, который мог подобрать не менее двадцати синонимов к выражению «тупой гриффиндорец», но синонимов к слову «нежность», определяющих более точно то, о чем просил его Поттер, Снейп не знал.

Он слегка потянул за волосы, и Поттер застонал. Судя по тому, что он не вырывался и не брыкался – все было в порядке, и он получал удовольствие. Это же Поттер, он получает удовольствие от совершенно непредсказуемых вещей.

Но вернемся к нежности. Снейп не считал, что они находятся на той стадии, кхм, общения, когда эта нежность может позволить себе начаться. Но Поттер просит совершить с ним акт нежности, отсюда следует, что Поттер испытывает к нему родственные чувства.

— Кхм… Поттер, послушай, ты уверен, что не ищешь во мне замену своему отцу?

Повисла пауза, потом Поттер рванулся из его рук так, словно от этого зависела поттеровская жизнь. Не то, чтобы Снейпа это задело, просто Снейп не без оснований предполагал, что места более надежного для этой жизни, чем его руки, не было: не он ли регулярно спасал ее? Однако Поттер рванулся, стукнулся своим лбом о восприимчивую к агрессии скулу зельевара, а рукой зацепил его нос. Будь Снейп менее расторопным, клочья волос героя в данный момент были бы зажаты в снейповских кулаках. А так зельевар от неожиданности просто прижал руку к пострадавшей щеке.

— Прости,— вдруг мяукнул Поттер покаянно и принялся целовать места ушибов, бормоча между поцелуями,— ты как скажешь что-нибудь, так я не знаю, шутишь ты, или можно уже сходить с ума.

Из этого следовало, что герой расстраивается из-за подобных предположений, однако из этого не следовало, что они – предположения — неверны. Пытающийся осознать это Снейп, из-за столкновения с твердым поттеровским лбом немного тормозящий, так и сидел, прижимая руку… уже к уху, поскольку Поттер открывал для себя все новые и новые территории.

— Северус, все в порядке?

— Уж и не знаю,— сварливо заметил Снейп, наконец, приходя в движение,— по-моему, тебе нужны от меня родственные чувства.

Он встал, решительно отодвинул от себя героя и принялся собирать вместе все предметы своего одеяния.

— С чего ты взял?— все еще изумленно таращась на него, спросил Поттер.

— С того и взял,— кратко и с какой-то детской обидой промолвил Снейп, намереваясь натянуть штаны.

Тут уж Поттер не выдержал и психанул. Вспоминая потом поттеровские психи, Снейп говорил себе, что это нужно использовать с умом и не злоупотреблять.

В одно движение развернув его к себе спиной и, с позволения сказать, нагнув, Поттер вошел в него резким болезненным движением и замер всего на мгновение. Потом принялся вколачиваться в него так, что Снейп, уцепившийся за спинку кресла при каждом толчке едва не влетал головой в комод, стоявший рядом с креслом.

— Я… тебе… покажу… родственные… чувства,— приговарил Герой магической Британии при этом и весьма удачно попадал по простате.

Столько адреналина в последний раз Снейп получал лишь в очереди за непростительными на собраниях Пожирателей. Он никак не мог предположить, что Поттер будет способен вызвать в нем такие эмоции. Тут уж никакой опекой над ребенком и не пахло. А когда тот довольно грубо дернул его за волосы и укусил в шею, Снейп со спокойной совестью кончил на дорогую темно-коричневую обивку. Поттер последовал его примеру, а потом потянул назад и вместе с ним упал на кровать.

— Может, я мазохист какой?— задумчиво разглядывая потолок, произнес зельевар.

— Ты только намекни,— попросил Поттер, собственнически его обнимая,— можем кляп, там, или наручники использовать. Северус, я вполне серьезно обо всех твоих вечерах говорил. И утра тоже к этому списку добавь. Может, я и тороплю события, но давай придем к какому-то общему знаменателю.

— По-моему, мы к нему только что пришли,— высвобождаясь из-под руки Поттера и натягивая на себя простыню, пробормотал Снейп.

Он подождал, пока Поттер, довольно сопя, устроится рядом с ним, и закончил предложение:

— И, ради Мерлина, не буди меня завтра ни свет, ни заря, даже если в тебя прилетит третья Авада.

Без заголовка

Понедельник, 26 Января 2015 г. 12:19 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мое мнение.

На дневнике у мухомурчонок замечательная юмористическая зарисовка.Смеялась долго,а когда не смеялась улыбалась.Стоит заглянуть и насладиться авторским юмором и может даже особо смелым представить себя на месте Гарри. Автор утопил в "страсти без страхов и сомнений… "


http://sykt1203.diary.ru/p200804227.htm
6bno4cpb0kq9 (573x281, 44Kb)

Без заголовка

Пятница, 23 Января 2015 г. 14:51 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Я же не специально…
Автор: Naisica
Бета: Hope82
Перинг: можно сказать СС/ГП
Рейтинг: G
Саммари: кое-кто сделал кое-что и теперь вот отдувается.


- Ну не сердись, - виновато сказал Гарри.

- Я и не сержусь, мистер, - сквозь зубы прошипел Снейп. - Сказано отрабатывать, значит, делай, что говорят!

- Ну, я не хотел, - Гарри попытался изобразить на лице раскаяние - не получилось.

- Меня это не волнует.

Парень вздохнул и подошёл ближе:

- Нет, ну я, честное слово, не хотел тебя обидеть, просто так вышло… - он положил руку на локоть профессора. - Я же не думал, что ты такой… чувствительный.

Снейп, слушая это, при последнем слове сморщился так, как будто бы его заставили целый лимон съесть:

- Во-первых, никакой я не чувствительный, а, во-вторых, может быть, ты сделаешь мне одолжение, и НЕ будешь лезть в МОЮ личную жизнь?

- Да я, в общем-то, как бы это сказать… сам твоя личная жизнь в каком-то смысле... - попытался пошутить молодой человек, за что моментально получил подзатыльник.

- Ай! - он возмущенно посмотрел на Снейпа. - А это за что?

- За всё хорошее, - отрезал Северус. - Всё, иди, тебя уже Филч ждёт.

- У-у-у-у, Филч,- Гарри тяжело вздохнул. - Я что ТАК тебе помешал?..

Снейп скрестил руки на груди:

- Что бы ты сказал, если бы я ворвался к тебе в комнату без разрешения?

- В общем, ты обычно так и делаешь…

- Я сначала стучу!

- Ага, и через секунду уже стоишь рядом со мной! Никакого личного пространства!

- Ах, тебе ещё личное пространство нужно! Ну, уж извини, мальчик, я такой, какой есть, и меняться не собираюсь.

- Ну да, в сорок-то с лишним лет… - буркнул Гарри, за что получил ещё один подзатыльник.

- Я, между прочим, всё ещё кого угодно за пояс заткнуть могу!

- Угу, не сомневаюсь, - сказал Гарри, потирая затылок и косясь на Снейпа.

- И прекрати из себя невинность разыгрывать, я тебя как облупленного знаю. Что бы ты сам сказал, если бы я помешал тебе таким же образом, как ты мне?

- Э-э-э… - Гарри понял, что переспорить Северуса ему не удастся. - Ну, можно я хотя бы у тебя взыскание отработаю? Не честно заставлять меня мыть всю лестницу из-за того, что я застукал тебя с…

- Гарри!

- Молчу-молчу.

- Ладно, можешь и у меня отрабатывать, но если я замечу, что ты…

- Да не буду я больше таскать у тебя эти кроличьи лапки! Я просто Малфоя испугать хотел - у него кроликофобия, вот я и...

- Всё равно, мистер, держись подальше от моего стола. Знаю я тебя, гнусное отродье, весь в папочку, не иначе.

- Да ну?

- А ты сомневался?

Гарри вздохнул и сел за первую парту. Посидев там где-то с две минуты без дела, он возмущенно посмотрел на Снейпа:

- А что делать-то?

- Медитировать.

- Папа!

- Пообещай, что больше не будешь срывать мне свидания.

- Да больно надо, - бросил Гарри

- Обещай!

Он поднял правую руку:

- Честное Грифиндорское.

Снейп фыркнул:

- Иди уже, шпион великий, в следующий раз, когда решишь проверить, не собираюсь ли я тебе мачеху навязать, спроси лучше у меня, а не вбегай в комнату с криком: "А я тут метлу забыл!".

- Ну а что, неплохая же идея была?

Снейп скрестил руки на груди и усмехнулся:

- Да, неплохая…

Без заголовка

Пятница, 23 Января 2015 г. 14:40 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Невероятно, но факт
Автор: AThousandSuns
Пэйринг: Гарри Поттер, Северус Снейп
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Философия, Повседневность, Учебные заведения
8.01.2013

Гарри Поттер снова прятался за одной из статуй, коих в Хогвартсе было несчетное множество. Уже которую ночь подряд он хотел узнать тайну человека небезразличного для него.
Однажды, прогуливаясь по темным переходам замка под мантией невидимкой, он заметил знакомую тень вдалеке от замка. Приглядевшись, он узнал Северуса Снейпа который целеустремленно шел к Запретному лесу. Что показалось странным, зельевар старался идти в тени, избегая яркого лунного света. Походило на то, что он стремился быть незамеченным. Но зачем ему прятаться ведь он преподаватель зелий и вполне возможно, что есть ингредиент, который собирают именно в это время. Но все, же это было странно, и деятельная натура гриффиндорца требовала выяснить причины.
Несколько раз он пытался выследить неуловимого шпиона, но каждый раз тот ускользал от него в лучших традициях своего факультета. И вот сегодня он после тщательной подготовки наложения, нескольких маскирующих заклинаний поджидал свою “жертву”. Сегодня он намерен выяснить, что же скрывает Северус ото всей школы.
И вот после еще пяти минут ожидания он увидел уже ставший привычным силуэт директора. На территории школы стояла тишина лишь изредка прерываемая стрекотом насекомых или шорохом мелких животных. До кромки запретного леса Гарри добрался не замеченным. Уже хорошо, но впереди самое сложное в рощу деревьев не проникает свет, и нет ничего проще, чем споткнуться о корень или зацепиться мантией за ветку. Осторожно следуя за профессором, юноша старался не отставать от него, заблудиться в лесу не входило в его планы.
Осторожно перебираясь через поваленное дерево Гарри, подняв голову, понял, что потерял из виду профессора. Стараясь не паниковать, он прошел чуть вперед и услышал звук похожий на лошадиное фырканье. Пройдя на звук, он увидел профессора, но то, что он делал, не соответствовало его образу. Точнее абсолютно противоречило слухам о Ужасе Хогвартса.
Директор Хогвартса сидел на земле, а возле него положив голову мужчине на колени, лежал единорог. Удивлению Гарри не было предела. Он даже подумать не мог, что такое существо как единорог, может подпустить к себе Северуса Снейпа. Это было не реально, но свершилось как факт.
- Ну, вот и все малыш. А ты упрямился, - мягко пожурил мужчина животное осторожно погладив того по гриве. И убрав голову с колен, аккуратно встал и отошел в сторону. Только теперь Поттер смог заметить перебинтованную рану на боку животного. Это было шокирующее. Северус Снейп, лечащий животных поздно ночью в темном лесу.
Тем временем Северус убрал склянки из-под зелий и на прощание, потрепав единорога по голове, ушел из леса. Гарри словно во сне следовал за человеком, о котором оказывается, никто ничего не знает. И в ночной тишине он пообещал себе, что сделает хоть что-нибудь, чтобы это исправить.

не нашла с единорогом...олень тоже ничего
дн 9c2e28f431145c6dc691c42de64cbb46 (640x483, 330Kb)

Без заголовка

Пятница, 23 Января 2015 г. 14:27 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Поттер, протри свои розовые очки!
Автор: Анри1
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Фэнтези, AU, Учебные заведения

Утром за завтраком на стол Гриффиндора спикировала небольшая сова в красивом ошейнике. Потоптавшись между тарелок с пирожками и сосисками, она приблизилась к руке Гарри Поттера. Студенты переглянулись - Гарри редко получал почту. Он неуверенно протянул руку к сове, но она пробралась на руку Поттеру и протянула лапку с привязанным маленьким розовым конвертиком почти к лицу национального героя.
Рон от удивления открыл рот, и... полупережеванная пища вывалилась, не встречая заслона на пути. "Фу!" - послышалось от многих увидевших это передернувшихся студентов.

- Рон, закрой рот! - Гермиона была на страже. - Гарри, от кого письмо? Гарри, дай его мне, я проверю его на проклятья! Гарри!
Но герой только чуть дернул рукавом. Он был занят. Думал.
Потому что как только он притронулся к конвертику, на нем появилась надпись: "Поттер, сделай вид, что письмо от какой-нибудь девочки из Шармбатона, а то всю конспирацию мне порушишь! Ну же! Улыбнись и включи мозги!"
Решившись, Поттер неуверенно улыбнулся. А подумав, что кто-то просто решил подшутить над ним, еще и покраснел от стыда. Что было как раз кстати.

- Гарри, от кого письмо? Гарри! - Гермиона не унималась.
- Гермиона, что с тобой? - Поттер наконец-то обратил внимание на подругу.
- Гарри, от кого письмо?
- Гермиона, в чем дело?
- Скажи мне, от кого письмо! Я вижу надпись, но не понимаю, что там написано! Чары на письме настроены наверняка только на тебя! Дай его сюда! - Грейнджер требовательно протянула руку за письмом.
- Может, ты успокоишься? Гермиона, я не понимаю - ты кричишь громче Рона. Что с тобой? - Гарри, зажав отвязанный конвертик в руке, даже не подумал протянуть его Гермионе. С той точно происходило что-то непонятное.

- Гарри Джеймс Поттер! Отдай мне письмо! - Гермиона вскочила из-за стола. Теперь уже не только гриффиндорцы, но и представители других факультетов смотрели на представление, разыгранное Грейнджер.
- По-о-тти, твоя нечистокровная подружка ревнует тебя к какой-то девочке, решившей написать тебе письмецо с признаниями в любви? Надеюсь, письмо с сердечками? Кстати, а Уизел одобряет ваши отношения? Я думал, что это он с ней крутит... Надо же, а Грейнджер не дура, прилипла именно к Золотому мальчику, и плотно - вон как нападает, готова письмо из руки выдрать! - не узнать раздавшийся в тишине зала голос было невозможно. Малфой никогда не упускал возможности уколоть Поттера. А уж если под раздачу могли попасть и Рон с Гермионой...

- Заткнись, хорек!.. – Рона бесил один взгляд на блондина.
Гермиона моргнула, оглядела Большой зал – практически все студенты и преподаватели смотрели на неё. Ей стало неудобно. Прошептав: «Извините», она села на свое место. И дальше девушка смотрела только в свою тарелку, не поднимая взгляд. Хмыкнув, Поттер решил, что с него довольно, лучше он прочитает письмо где-нибудь в пустом коридоре.

Гарри встал, одернул мантию, повесил на плечо сумку с учебниками и пошел к выходу из зала. Рон, еще не успевший позавтракать, дернулся было за ним, но сосиски смотрелись так аппетитно… Вздохнув, Уизли решил позаботиться о собственном желудке. Намеки на отношения Гарри и Гермионы он пропустил мимо ушей, так как практически никогда не вслушивался в завуалированные оскорбления и пренебрежительные оценки ненавистного аристократа. Грейнджер все также неподвижно сидела над тарелкой.

А Поттер, поплутав по коридорам школы, устроился на одном из широких подоконников и наконец-то выпустил из рук письмо. Положенное на подоконник, оно вдруг начало расти. И немного погодя приняло нормальные для письма размеры. Гарри разглядывал письмо и не мог решиться его открыть. Подумав, что слова Гермионы про проклятья не такая уж и неправда, он взмахнул палочкой над конвертом и прошептал выученные после Турнира Трех Волшебников чары определения проклятий для корреспонденций. Ему пришлось их выучить после многочисленных писем, кричалок и посылок, приходивших на его имя тогда.

Чары ничего не показали, и Гарри открыл конверт. Кроме письма, там было и несколько колдографий Парижа. Гарри узнал город по видневшейся на всех фотографиях Эйфелевой башне. Виды города были красивы, но ничего не объясняли. Герой взялся за письмо. Читая, он все больше впадал в шоковое состояние. Письмо было от Малфоя. Начиналось оно так: «Поттер, протри свои розовые очки! А лучше вообще их выбрось! Мне, как чистокровному волшебнику и представителю старинной волшебной семьи Малфой, противно смотреть, как ты себя приниженно ведешь.

Ты что, не понимаешь, что тебя используют? Все твои друзья, хотя их не так уж и много, не правда ли? Всего двое! А почему? Может, потому что ходят за тобой, как охрана? И никого не подпускают к тебе, даже студентов с твоего факультета? Ты чистокровный волшебник! Возьмись, наконец-то, за ум! Да хоть Кодекс своего Рода почитай! Может, это тебя встряхнет! И не вздумай спрашивать у заучки, где тебе Кодекс Рода брать, а то с тебя станется. И побежит наша стукачка за очередной кучкой… долек лимонных.
Кодекс Рода обычно в банке в сейфе лежит, если у Рода нет Главы. Ты ведь пока не принял ни Род Поттеров, ни Блеков? Смойся тихонько в банк и обратись к своему поверенному. Выспроси про вступление в Род, по Кодекс. И проверься, наконец, на зелья Подчинения! А то ходишь как дурак под Империо, слушая указания «друзей».

Так, теперь главное – я НАДЕЮСЬ, что ты избавишь наш мир от Лорда. Очень надеюсь. И даже помогу тебе в этом, но не открыто, а через письма – запоминай! – «от знакомой девочки из Шармбатона, с которой познакомился на Турнире, но не думал, что она напишет. Классная девчонка, наверное, я буду с ней переписываться. Нет, не спрашивайте её имя! Вы же мне не все про свои сердечные дела рассказываете, вот и я не буду, и не настаивайте, а то поругаемся. И мнение директора мне в этом вопросе не указ, я же не говорю ему, с кем ему встречаться и переписываться!»

Запомнил, что тебе говорить твоим тюремщикам и контролеру? И не вздумай обижаться на мое письмо – любезностей я тебе не обещаю, только помощь.
Будешь в Лондоне, зайди в хорошую магическую аптеку, попроси проверить глаза, вдруг возьмутся сварить тебе индивидуальное зелье для лечения глаз? Но это дорого. Хотя счет из аптеки гоблины все равно оплатят - из твоего сейфа, так как это касается здоровья Наследника.

На этом пока все. Фотки можешь «засветить» перед друзьями. Письмо сожги прямо сейчас. Следующее письмо я пришлю тебе послезавтра, с той же совой. Как отвяжешь такой же идиотский розовый конвертик, привяжи к лапке свой ответ, и смущенно улыбайся на вопросы. Говори, что это не их дело, кто тебе пишет. Чмоки-чмоки, мой герой!»

Поттер, придя в себя после прочтения письма, посидел немного, раздумывая над содержанием. Было как-то необычно думать, что Малфой за ним наблюдает не только с целью высмеять и оскорбить. И он верил в то, что Гарри справится с Лордом Судеб. Это вдохновляло. Гарри хмыкнул и перечитал письмо еще раз, а затем сжег, спрятав колдографии во внутренний карман мантии.

- Что, Малфой, значит, Кодекс почитать? Не позорить чистокровных? Ну-ну… - парень поправил на переносице старые круглые очки… уже с позапрошлого лета с простыми стеклами, и, насвистывая про себя мотив услышанного в Париже этим летом популярного маггловского шлягера, дважды Лорд старинных темных магических Родов направился на сдвоенный урок Зельеварения в очередной раз изображать из себя идиота-неумеху. Что было очень трудно, имея за спиной полученные этим летом во Франции Мастерство по Зельеварению, Чарам, Артефакторике и Ментальной магии.

Кричер мог быть действительно невыносим, и Хроноворот ему в помощь, заразе ушастой…
дн tumblr_mu7dd7eWoR1rn3wi6o1_500 (500x335, 82Kb)

Без заголовка

Пятница, 23 Января 2015 г. 07:38 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Эволюция женского образа в веках




Без заголовка

Понедельник, 19 Января 2015 г. 21:09 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мое чтиво.

Объясните мне, профессор
Авторы: H. D. Henscher , Минами Ритсу
Беты: Nhi, H. D. Henscher
Персонажи: Поттер/Снейп
Жанр: юмор
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: персонажи принадлежат Джоан Роулинг



читать дальше

Без заголовка

Понедельник, 19 Января 2015 г. 13:13 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Гарри, будь же смелее!
Автор: Аморэ
Пейринг: СС/ГП

Солнце рано прокралось в их спальню. Никакие тучи и занавески, все эти естественные и наколдованные заслоны, не помешали ему сегодня проникнуть в комнату и разметить яркими полосами тренированное тело спящего человека…
Северус некоторое время лежит и, приподнявшись на локте, смотрит, как солнце своими лучами ласкает своего собрата – золотого ловца квиддича, «солнышко» сборной Англии.

Одна полоса в тени – смуглое тело, упругое, налитое своей молодостью; вторая полоска – раскрашенная солнцем, сияющая кожа с золотыми волосками, нежная и утренняя. И снова чередуются – смуглая и золотая. Теплая и горячая.
Северус прерывисто вздыхает и переворачивается на спину. Снова вздыхает, быстро гладит себя, но одергивает руку и вновь разворачивается к спящему.

Самая широкая полоса, словно победной перевязью, пересекает грудь любимого.Та вздымается во сне уверенно и ровно, сильно и бесшумно. Два беззащитных сосочка – вот все, в чем слабость этого мужественного тела.
А сила – вот она, в бицепсах, пока не перекатывающихся, не напрягшихся, не волнующих, а спящих в преддверии новых тренировок и полетов, сила – в ямочке на упрямом подбородке, в складочке меж широких бровей. И, конечно, мужская – вон она, солнце смутилось и обошло своей лаской холмик на простыни.

Северус не выдерживает и вновь прикасается к себе.
У них проблема! А Гарри, вечно жертвующий собой герой, не видит этого. Он определил всё один лишь раз так, как ему показалось правильным, и теперь этот Хогвартс-экспресс никак не сместить с неверного пути.

Колдун помнит, как тщеславие его, человеческое, профессорское, было полностью удовлетворено словами:
«Северус, у меня нет никаких сомнений, какую роль ты мне отведешь. Можешь, что угодно думать про меня и делать со мной, только оставь меня рядом». И теперь этот роскошный мужчина по ночам дрожит в его руках, стонет под ним и с удовольствием принимает те ласки, которые Северус не прочь ощутить сам…
С одной стороны это хорошо, конечно, пусть уважает. Снейп вполне справляется со своими обязательствами. Повышенными. Но как теперь свергнуться с пьедестала и попросить… поменяться ролями?
Ну как?

Мужчина смотрит на поджарый живот любовника и вспоминает, какие сильные мышцы на нем определяются во время секса...
Как теперь сказать, что он хочет попробовать снизу? Почувствовать на себе всю мощь этого небольшого, но уверенного тела.
Ведь мало того, он не раз предпринимал и попытки: то Гарри сверху посадит, то намекнет ему прямым текстом: «Погладь меня ВЕЗДЕ!» И Поттер сам не против активной роли, он явно справится! Занимался же он чем-то три года с рыжей Уизли? Да так, что она до сих пор топит своими письмами их камин...
Но чертов золотой мальчик даже мысли не допускает, что Снейп хочет и может уступать! А немного грубой силы и даже боли не помешало бы. Приветствовалось бы, прямо скажем.
Но он не может прямо сказать. Гордость не позволяет.

Гарри низко стонет во сне и его пальцы под простынею пробираются к своему обделенному солнцем органу. Северус сжимает зубы. Он отворачивается, но решительно придвигается спиной вплотную к своему супругу и перекидывает руку того через себя, будя засоню и недвусмысленно намекая трением тел на утро любви. Как еще может он - профессор, ученый, человек старше кое-кого в несколько в два раза - открыто попросить о таком? Должна же их поза хоть что-то сказать Поттеру? Когда-нибудь уже?

Теперь солнышко охватывает и греет лучами двух людей: одного молодого, пробуждающегося, и второго – человека в возрасте, который теперь изображает из себя крепко спящего…
дн harry (700x600, 248Kb)

Без заголовка

Понедельник, 19 Января 2015 г. 13:11 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Вы ушли с бала
Автор: Аморэ
Рейтинг: R
Пейринг: снарри
Просто диалог СС/ГП. По мотивам ее же коллажа.

- Вы ушли с бала, сэр.

- Я делаю обход. Все преподаватели в Большом зале, очень неосмотрительно с их стороны.

- Обход с фужером шампанского?

- Вы всё время меня в чем-то подозреваете, безумный мальчишка! Думаете, я спрятал здесь своих дружков-Пожирателей и иду с ними чокаться?

- Нет. Я хотел сказать, что завтра уезжаю.

- Чтобы это сказать, надо было гнаться за мной по всем лестницам?

- Вы рады, что я уезжаю?

- Вы получили образование и уезжаете. Это было известно заранее.

- Там на Балу все пьяные...

- Поэтому я и ушел оттуда.

- Декан тоже немало выпила. И знаете? Она сказала, что пусть ее съест хвосторога, если профессор Снейп не...

- Продолжайте.

- Если профессор Снейп…

- Что вы всё мямлите? Вы тоже пьяны?

- Нет. Я вообще не пью.

- Так что же сказала профессор в пьяном откровении от радости, что вы наконец-то ее покидаете?

- Что пусть ее съест хвосторога, если профессор Снейп не влюблен…

- Очень интересно.

- … в Гарри Поттера.

- Так и сказала?

- Так и сказала.

- Несчастная.

- Макгонагалл?

- Хвосторога, разумеется. Как бы не подавилась.

- Как нам спасти моего декана, сэр?

- Налейте ей Антипохмельного.

- Смешно, да? Действительно смешно - одно слово пьяного, а человек… Надеется.

- Не понял. Какой человек и на что надеется? Вы хоть одну фразу можете закончить до конца, а не тянуть книззла за хвост, Поттер?

- Человек надеется, что декан не ошиблась. Вернее, он точно знает, что до сих пор Минерва Макгонагалл никогда не говорила голословно. Человек вдруг вспомнил, как странно профессор Снейп иногда смотрит на Гарри Поттера. Оборачивается на него в коридорах. И на тренировки гриффиндорцев приходит. Что только ему одному эссе не отдает. Коллекционирует, наверно. Шарф бордово-полосатый тоже пропал в подземельях. Человек узнал, что Чу Чанг сварила приворотное на Поттера и добавила в его сок. А кубок возьми и взорвись, помните? Человек видел, что вы смотрели, как он взрывался. Именно за минуту до того, как кубок это сделал, а не после, когда уже все посмотрели. Тогда вы как раз отвернулись…

- Я вообще не имею привычки смотреть на стол Гриффиндора!

- У вас именно привычка уже.

- Глупости.

- Мистер Снейп, может, не будем отдавать Макгонагалл в лапы хвостороге?

- Вы гриффиндорец, вам и меч в руки.

- Меч? Ах, меч… Я беру меч, сэр. Рассказать, что ещё знает этот человек?.. Что Гарри Поттер сам ловит взгляды профессора Зельеварения, и то, что он настолько повзрослел, что ему мало взглядов. Поттер знает теперь, чего хочет, и что если Минерва сказала правду, то у него сердце разорвется от радости.

- …Вы сводите меня с ума… Какое сердце? Какой человек? В конце концов, почему вы таскаетесь весь вечер с этим фужером, если не пьете?

- Потому что я еще никогда не пил. Это будет мой первый раз. Я не знаю, как оно будет. И не хочу пить с кем попало. Только с вами. Поймите, первый раз важен…

- Важен? О-о… Вы про шампанское?

- Н-не только…

- Поттер… Вы держите фужер неправильно! Надо держать за ножку, напиток же раскалился у вас в ладони, как вулканическая лава! И вообще… Поднимитесь на ступеньку. Вы итак ростом не удались, а так мне и вовсе неудобно разговаривать.

- Но там нет места – на ней стоите вы! Или... Ну, хорошо, поднимусь.

- …

- У вас блестят глаза, сэр.

- Всего лишь лунный свет…

- И губы…

- Это шампанское.

- Я попробую его? С них...

- Ты ненормальный.

- Пусть. Не отталкивайте меня.

- Ненормаль... Послу... Да, к Мерлину же!

- Профессор, тссс... тише! Пивза я не видел в зале. И осторожнее - мы раздавим фужеры.

- К боггарту их.

- К боггарту… Завтра я уеду.

- И уедешь?

- Нет. Да… Мне же надо учиться дальше. Но вы же откроете камин, сэр?

- Повтори: «Ты откроешь камин, Северус?»

- Северус?!

- Повтори!

- С е в е р у с…

- А если я тебя сейчас приглашу в свои комнаты.... Ты пойдешь?

- Пойду. Надо же где-то выпить это шампанское.

- До конца?

- До самого донышка... Профессор, вы улыбаетесь?

- Тебе показалось.
яяяяя3a06b76c132a (640x427, 19Kb)

Без заголовка

Понедельник, 19 Января 2015 г. 13:05 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Роковая встреча

Автор:Гуляющая в ночи
Бета: Diamond
Жанр: Romance
Размер: драббл
Отказ: Всё принадлежит Дж. К. Роулинг.


Профессор зельеварения Северус Снейп проснулся посреди ночи и, поняв, что читать дальше

Без заголовка

Пятница, 16 Января 2015 г. 10:23 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Автор:Трегги Ди

Как рассказать тебе, чтобы ты поверил? Дела в порядке, утром встаю и живу день, ночью засыпаю, и тем проживаю ночь. Выкинул старый хлам, освободил шкафы, а полки на кухне забил едой, на случай, если придут гости. Хожу на работу, пишу письма, улыбаюсь людям, когда это необходимо. Думал даже завести собаку, но испугался, что убью ее однажды от одиночества. Люди совершают странные вещи от одиночества; вот вчера, представляешь, я сел в ночной автобус и не хотел выходить, проехал по центру Лондона, а потом – по окраине, а потом уже места за окном стали совсем незнакомыми, но я не хотел выходить, и все ехал, ехал, ехал…

Но в целом, порядок; я вырастил абрикосовое дерево на подоконнике, помнишь, мы ели с тобой абрикосы, а косточки скидывали в старый горшок? Оно выросло само, с самой чуточкой магии, но я закрыл его шторой – может, уже и засохло, а может, живет. Все говорят, я какой-то потерянный, знаешь, у меня всегда ужасно получалось лгать – видимо, потому что я не должен – но я отвечаю, что все в порядке, или даже, что все хорошо. У меня дома шесть сортов варенья, и я выкинул все твои бумажки, письма, черновики и записки, которые ты прятал в книгах, ты заставлял меня читать ужасно скучные книги, и я читал, чтобы найти между страниц обрывок пергамента с твоим четким почерком. Но теперь с этим все; я все это выкинул, я уже не помню твоего запаха, не помню твоего имени и лица, не помню, какие у тебя тяжелые ноги, если ты их складываешь на меня поверх одеяла, и как ты смущенно поднимаешь брови, если поцеловать твой шершавый локоть.

И я бы не узнал тебя на улице, я очень старался не узнать, но ты посмотрел на меня и замедлил шаг, как мог ты замедлить шаг? Ты был весь в черном, как обычно, и твой нос покраснел на морозе, и под мышкой у тебя был сверток; шуршащий пакет, бумажный пакет с теплым свежим хлебом. Я на секунду так разозлился на тебя: как можешь ты есть, и ходить за покупками, и встречаться мне, и спрашивать, как мои дела.

У меня-то все хорошо; я молодой и почти красивый, преуспевающий – ну, ты читал в журнале, как там меня назвали, что-то про секс-символ, и у меня действительно волосатая грудь, это правда. А ты бледный до синевы, опять не спишь ночами, я думаю, и пьешь много кофе, и слишком много язвишь, тебе это вредно, а окружающим – почти смертельно. Но меня это мало касается, я совсем тебя не помню, совсем о тебе не думаю, просто ты – как реклама на развороте, всегда немного не в фокусе, на краю сознания, неуклонно, настойчиво, неизбежно.

Я недавно подхватил пневмонию и чуть не умер; две недели пролежал в больнице, очень боялся, что ты не придешь, и ты не пришел. Я чуть не умер, но когда мне было так плохо, я мог думать только о том, что умру, а ты не узнаешь. Откуда тебе узнать? В газетах об этом не напишут, в газетах я неуязвимый, молодой и красивый, с волосатой грудью, подающий надежды, бессмертный, вполне возможно. Ты даже и не узнаешь, кто тебе расскажет? Мои друзья не станут тебя искать, да и писем ты не читаешь.

Ты прости, у меня была пневмония, и я думал про всякие глупости.

Но теперь – теперь уже все в порядке, и как здорово, что ты спросил, а я не рассказал.

Все в порядке; вот и все, что тебе надо знать, и ты киваешь, как будто это правильный ответ – хотя не может быть такого. И я киваю тоже, и мы киваем друг другу, как два идиота, на всеми ветрами продуваемой улице, и у тебя хлеб под мышкой, а у меня шесть сортов варенья в кухонном шкафу, и ты бормочешь: «Ладно, что ж», а я соглашаюсь: «Да», а ты уточняешь: «Значит, у тебя все хорошо?», и я улыбаюсь: «Да, да, я в полном порядке», и ты выдыхаешь: «Хорошо», и снова киваешь, а потом разворачиваешься и уходишь, а я тоже ухожу, но в другую сторону.

И в этот момент я начинаю потихоньку умирать, только теперь, это пока выносимо, но набирает скорость, может занять час или несколько лет, но с этого момента я знаю точно, что уже не выживу, не в этот раз, когда ты кивнул и отвернулся. И я иду вниз по улице, вдоль витрин и дальше, до перекрестка, и через дорогу, и снова по тротуару, глядя перед собой, думая, что же теперь делать, а потом кто-то берет меня за плечо, и толкает к стене, и разворачивает. Это же ты, ты, и ты смотришь на меня, как будто слепой, и сжимаешь в кулаке отворот моей мантии, и где-то потерял хлеб, и твои волосы встопорщены, будто ты бежал против ветра, а твой голос не громче всплеска, когда ты шипишь мне в лицо:

«Не верю».

Без заголовка

Пятница, 16 Января 2015 г. 10:16 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Почему?
Автор: Пухоспинка
Бета: Алисия
Рейтинг: PG
Пейринг: ЛМ/СС
Жанр: Роман
Саммари: Лучше поздно, чем никогда.
14.04.2009

Это был период взросления. Я активно пересматривал взгляды на людей и мир, окружавший меня. Мир казался смешным и простым до икоты, а люди – нелепыми марионетками.
Самым нелепым был ты. Худой мальчишка, диким зверьком пробирающийся через гостиную Слизерина в спальню, мелькающий в Большом зале грязной головенкой, вызывал желание засмеяться, дать шутливого подзатыльника и накормить. Предварительно отмыв, конечно.
Так я научился защищать.
Ты вырос в не менее нелепого молодого человека. Я тогда ощущал себя исключительно взрослым и опытным, отец начал доверять мне ведение дел в Поместье. Я начал познавать неизвестную доселе силу денег и власти – имя и связи отца ничто по сравнению с тем упоением, которое накатывает тяжелой волной, когда ты держишь в руках чью-то судьбу.
Тогда мне казалось, что я оседлал саму жизнь. Со снисходительной усмешкой смотрел на вечерние забавы «молодежи», прожигал надменным взглядом мелких служащих Министерства. Я был Малфоем.
А ты был собой. Дикая кровь, бешеный темперамент, ненависть к миру. О, как ты ненавидел – я купался в лучах этой ненависти, ее можно было черпать горстями и швырять в лицо врагам.
И меня ненавидел больше других. За свои дрожащие пальцы, сухие губы, колотящееся сердце. И ненавидел себя. За то же самое. Идиот.
Какой же идиот. Вспыльчивый и замкнутый, с бледной кожей, похожей на лунный свет, черными прядями, которыми ты отгораживался от мира.
Я откидывал их назад, хватал тебя за подбородок и смотрел в глаза, наливающиеся черной злобой с каждым нажатием твердых пальцев.
Так я научился покорять.

Я много раз уходил, но всегда возвращался.
И повзрослел, когда понял, что не представляю жизни без твоего плеча. Можно долго бежать от самого себя, но я Малфой. Когда пришло время посмотреть правде в глаза, я это сделал. Глаза у правды оказались черные.
Ты меня спрашивал – почему?
Когда я осторожно укладывал тебя на широкую кровать.
Когда делал крестным своего сына.
Когда прикрывал тебя перед Лордом.

Почему я сейчас стою, вглядываясь в темные мутные окошки магловской развалюхи? Они мертвы, сердце сжимается от ужаса неминуемой потери и глухо колотится в горло – я чувствую, как изламывается маска спокойствия на моем лице.
Пусть опять спросит – почему? Пусть выплюнет в лицо презрение, боль от предательства и ненависть. Пусть он там будет. Живой.
На белом покрывале рождественского снежка выделяются только мои следы. Британская погода опять преподнесла сюрприз, запорошив мокрый и неприветливый Лондон белой пушистой сыпью.
Я уверенно ступаю на широкое крыльцо, и оно натужно скрипит под моими шагами.
Скользит под пальцами, затянутыми в черную кожу, латунная ручка. Я дергаю дверь, она не поддается. Дрожь от пальцев распространяется по всему телу. Алохомора звенит в воздухе, неподатливый замок тихо щелкает.
В доме пахнет сыростью и болью.
Я оглядываю пустую прихожую. Бедность и горе впитались в эти стены. Запах безнадежности и тоски вызывает во мне глухое желание завыть.
Я знаю, что ты меня ждал так долго, как мог. А потом перестал. Ты просто принял мое отсутствие как должное и задыхался от одиночества и боли. Прости дурака. Не смог раньше.
Если ты здесь.
Если только ты здесь.

Тихо шепчу «Люмос». Безупречная чистота и порядок. Прикрываю глаза – легкий налет чар, опутывающих дом, отражается на внутренней стороне века.
Ты все продумал, Северус. Все. Кроме того, что я не приду.
Тишину рвет легкий скрип полов, и я накладываю заклинание тишины, широко, размашисто шагая к приоткрытой двери в спальню.
Почему в доме, поцелуй меня смертофалд, так холодно и темно? И почему это жилище такое мертвое, Северус?
Я проскальзываю в спальню. В мутное окно едва падает свет далекого фонаря, сквозняк чуть колышет цветную занавеску. Тишина пригибает к полу.
Все же есть у меня характер и выдержка.
Они не дали мне взвыть по-волчьи, броситься на стены хлипкой хибары, разнести в пыль одним заклинанием, выметая разом и сырость, и боль, и горечь – оставив после себя очищение грядущего года.

С Рождеством, Северус.
Я осторожно подхожу к неудобной угловатой кровати, опускаюсь на колени и обнимаю плечи, сжавшиеся от холода под тонким одеялом. Глажу непослушные черные волосы, целую зажившие бугры шрамов на горле.
Твое теплое дыхание касается моей щеки и замирает. Ты вздрагиваешь, каменеешь – и через мгновенье расслабляешься в моих руках. А я опускаю голову тебе на грудь и шепчу холодно и отстраненно:
- Ты жив.
Малфои не плачут.
Во мне медленно разжимается тугая стальная пружина, и я, наконец, могу дышать. Впервые за много месяцев я вздыхаю глубоко и свободно.
Ты судорожно сглатываешь, в черных глазах, таких тусклых спросонья, разгорается антрацитовое пламя. Ты шевелишь губами в немом вопросе.
- Потому что Малфои любят единожды
дн 98813906_large_96974164_76659898 (699x393, 9Kb)

Без заголовка

Пятница, 16 Января 2015 г. 09:29 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Драббл.

Извращенец.
Автор:Anti_tox
28.02.2010

Грохот двери о стену. Разъяренное пыхтение, скрип диванных пружин. Растерянный взгляд Гермионы.

- Гарри?

Запутанные в темных волосах пальцы. Сдвинутые к переносице брови, перекошенные очки.

- Гарри, что стряслось? – действительно встревоженный взгляд медовых глаз.

- Этот… этот… - полный ярости шепот, - хорек! Этот гад слизеринский! Змеюка подколодная, скотина серебристо-зеленая, урод белобрысый! Аристократ паршивый! Я так и знал! Я знал, что нельзя ему доверять! Он просто бесчувственная сволочь! Малфой недоделанный… нет.. недоношенный… нет.. невыносимый! Как… как он мог?!

- Гарри! – перепуганный взгляд, - что он сделал? Мне позвать Рона?

- Нет! – истерические нотки в голосе, - Я не смогу смотреть кому-то в глаза после такого!

Полуобморочное состояние. Заплетающийся язык.

- Мерлин, Гарри.. Гарри, да скажи же ты наконец, что этот изувер с тобой сотворил?!

- Он… он… - сдавленный всхлип.

- О Боже! – крепкие объятия, - Не волнуйся. Мы все переживем. Я уверена, ты сильный – ты со всем справишься, что бы это ни было.

Благодарный взгляд из-под челки.

- А теперь рассказывай, что произошло.

Закрытое руками лицо, глухой от напряжения голос.

- Пока я спал… он.. он привязал меня к кровати…

Изумленный выдох, зажатый ладонью рот.

- … корабельными веревками...

Полушепот:

- гарри…

- … завязал мне глаза… - напряженные плечи, чуть подрагивающие от волнения пальцы, - заткнул рот стрингами…

Пораженное «как он мог?!»

- … сел между моих разведенных бедер, положил правую ногу себе на плечо…

Малиновые от смущения щеки.

Горящие гневом глаза.

- … вторую ногу взял в руку…

- Гарри, только не волнуйся… мы.. мы заявим куда надо.. ваш брак аннулируют…

Злое шипение:

- Этот извращенец сделал мне педикюр!
0_5ba09_9813b71a_L (349x375, 26Kb)

Без заголовка

Понедельник, 12 Января 2015 г. 14:43 + в цитатник
Это цитата сообщения Nabrilin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Арт.


7Ebyw_gsccw (700x525, 50Kb)


Поиск сообщений в Путник_С
Страницы: 6 5 [4] 3 2 1 Календарь