-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Вячеслав_1963

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 24.10.2011
Записей: 336
Комментариев: 353
Написано: 1255


Датировка трактатов Диогена Лаэртского и Секста Эмпирика в контексте греческой литературы эпохи «второй софистики»

Воскресенье, 18 Марта 2018 г. 22:19 + в цитатник

Тихонов, Вячеслав Анатольевич

Датировка трактатов Диогена Лаэртского и Секста Эмпирика в контексте греческой литературы эпохи «второй софистики»

Литература



1. Афиней. Пир мудрецов. В 2-х т. – М., 2004–2010.
2. Беседы Эпиктета. – М., 1997.
3. Властелины Рима. – СПб., 2001.
4. Геллий, А. Аттические ночи. В 2-х тт. – СПб., 2007–2008.
5. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречении знаменитых философов. – М., 1986.
6. Лосев, А. Ф. Диоген Лаэрций – историк античной философии. – М., 1981.
7. Лосев, А. Ф. Культурно-историческое значение античного скептицизма и деятельность Секста Эмпирика // Секст Эмпирик. Соч. В 2-х т. – М., 1975–1976. – С. 5–60.
8. Лукиан Самосатский. Сочинения. В 2-х т. – СПб., 2001.
9. Павсаний. Описание Эллады. В 2-х т. – СПб., 1996.
10. Полиэн. Стратегемы. – СПб., 2002.
11. Секст Эмпирик. Соч. В 2-х т. – М., 1975–1976.
12. Тацит, К. Соч. в 2-х т. – СПб., 1993.
13. Филострат, Ф. Жизнь Аполлония Тианского. – М., 1985.
14. Целлер, Э. Очерк истории греческой философии. – СПб., 1996.
15. http://remacle.org/bloodwolf/erudits/photius/enesimede.htm [=Photius. Bibl. 212].

До сих пор точно не установлена дата написания трактата Диогена Лаэртского по истории греческой философии. Яркие недостатки этой научной работы с точки зрения строгой критики 18-19 вв. требовали отнести её к как можно более поздней эпохи античности, когда, по мнению этих слишком строгих гиперкритиков, вообще вся греческая литература пребывала в упадке. Поскольку Диоген ничего не говорит о столь влиятельном направлении в философии, как неоплатонизм, постольку традиционно дату создания трактат относят к кануну возникновения неоплатонизма, появившегося в середине 3 в.

Нижняя датировка трактата Диогена обычно базируется на упоминании им Секста Эмпирика. Кроме этого, Диоген упоминает биографии Плутарха и Эпиктета, умерших при Адриане, примерно в 120-е гг. Дата жизни и деятельности самого Секста Эмпирика плохо обоснована. Самым поздним называемым Секстом деятелем является император Тиберий, умерший в 37 г., однако, понятно, что грек мог носить римское имя «Секст» только в достаточно позднее время, вряд ли ранее конца 1–2 в., когда появились такие греки с римскими именами как Лукиан, Аппиан, Арриан, Гален, не говоря уж о плохо датируемом романисте Лонге. Можно, таким образом, отнести Секста Эмпирика не только к концу 2 и к началу 3 в., как это обычно делается, но и к началу 2 в.

Датировка труда Секста Эмпирика примерно 120-и гг., временем известности Эпиктета и Плутарха, доказывается сведениями, которые приводят о Сексте Эмпирике сам Диоген Лаэртский, при сопоставлении этих сведений с информацией Фотия и Тацита. Диоген сообщает, что Секст Эмпирик был восьмым главой возрождённого на рубеже эр философского движения скептиков-пирронистов после Энесидема, если считать Энесидема первым главой направления. Фотий в своей заметке об Энесидеме (Фотий. Библиотека. 212) упоминает, что соответствующий труд Энесидема был посвящён Луцию Туберону. Тацит приводит сведения о единственном известном знатном римлянине по имени Луций Туберон, датируя его жизнь примерно в 25 г. до н. э. – 24 г. н. э.

В период 1-130 гг. вполне помещаются правления всех семи глав скептического пирронистского направления греческой философии, упоминаемых Диогеном Лаэртским, – период нахождения каждого из этих философов во главе скептического направления занимает примерно по 15-20 лет. Можно вполне достоверно предположить, что главой скептическо-пирронистского философского направления Секст Эмпирик был примерно в 110-130 гг. Тогда главы скептического направления начиная с Энесидема до Секста Эмпирика хронологически могут быть приблизительно определены следующим образом: преемником Энесидема после его смерти примерно в 25 г. стал, согласно Диогену Лаэртскому, Зевксипп Кносский (был во главе скептиков примерно в 25–40 гг.), далее – Зевксид Кривоногий примерно в 40–60 гг., потом – Антиох Лаодикейский-на-Лике (примерно 60–75 гг.), Менодот Эмпирик Никомедийский (примерно 75–95 гг.), Геродот Тарсский (примерно 95–110 гг.). После Секста Эмпирика главой скептиков стал Сатурнин Эмпирик Кифен (примерно 130–145 гг.). О последующих главах скептиков Диоген Лаэртский ничего не сообщает, очевидно, по причине его смерти около 145 г. Опираясь на эту примерную дату смерти Диогена можно примерно определить время его рождения – 75–85 гг.

Любопытно, что начиная с 75 г. почти все главы скептиков были врачами эмпирической школы (три из четырёх, кроме учителя Секста Эмпирика Геродота Тарсского). В свете этого становится понятной поразительная устойчивость скептической философской традиции в 25–145 гг. – философы-скептики одновременно были врачами, а учитывая, что современники Секста Эмпирика философы Плутарх, Эпиктет и сам Диоген Лаэртский были достаточно приближены ко двору императоров, то, возможно, здесь речь идёт о придворных врачах-эмпириках, одновременно составлявших придворную корпорацию философов-скептиков. Длительность существования этой врачебно-философской корпорации может объясняться официальным покровительством императоров.

Опираясь на упоминание Секстом Эмпириком в своих сохранившихся трудах последнего из исторических деятелей императора Тиберия (правил в 14–37 гг.), современника Энесидема, можно сделать вывод, что содержание скептических трудов Секста Эмпирика мало отличалось от трудов основателя скептической корпорации Энесидема, тем более, что названия трудов Энесидема и Секста Эмпирика схожи (в обоих случаях упоминается основатель античного скептицизма Пиррон). Скорее всего, труды, ныне приписываемые Сексту Эмпирику, на самом деле являются каноническим текстом лекций по скептицизму, составленных когда-то Энесидемом, и дошедших с тех времён до Секста Эмпирика и до нас только с незначительными изменениями. Все главы скептической корпорации, начиная с Энесидема, читали эти лекции в своей школе.

Принимая дату смерти Секста Эмпирика за 130 г. можно предположить, что родился он примерно в 60–70 гг.     

А. Ф. Лосев, автор русского перевода главного труда Секста Эмпирика и предисловия к его трудам, подробно не разбирает вопрос о датировке труда Секста, отсылая читателя к труду Э Целлера. Э. Целлер в своей истории греческой философии не решается на раннюю датировку Секста, хотя и откровенно замечает, что периоды главенства  над скептическим направлением глав этого направления при традиционной поздней датировке Секста концом 2 – началом 3 вв. становятся невероятно длинными, то есть маловероятными. Эта поздняя датировка Секста всегда была очень плохо обоснована. Довод Э. Целлера, что Секст Эмпирик, как врач-философ («эмпирик» - прозвище врачей одного из направлений в медицине того времени), непременно должен жить после Галена, ещё одного врача-философа, про которого точно известно, что он умер в начале 3 в., вряд ли можно принимать в качестве серьёзного аргумента – участие врачей в философских движениях вряд ли всегда необходимо возводить только к Галену, вполне могли быть врачи-философы и до Галена, тем более, что как философ Гален вовсе не был скептиком как Секст Эмпирик.

До сих пор при попытках датировки Диогена Лаэртского не использовался тот культурный контекст, в котором существовал Диоген. Эпоха после Плутарха, Эпиктета и Секста Эмпирика до возникновения неоплатонизма, до кризиса 3 в. – это эпоха так называемой «второй софистики», греческого Возрождения, когда после сильного упадка греческой литературы возобновилось достаточно успешное развитие греческой беллетристики, науки, философии. Наиболее известные и влиятельные писатели «второй софистики» из тех, чьи труды дошли до нашего времени, – Плутарх, Лукиан, Афиней, Павсаний, Полиэн, романисты Лонг, Гелиодор, Ахилл Татий, Ксенофонт Эфесский, историки Аппиан, Арриан, Филострат, учёные Гален, Птолемей, Диофант, философы Эпиктет, Секст Эмпирик, Александр Афродисийский, римляне, писавшие по-гречески – Марк Аврелий, Элиан. Романист Харитон и еврейский историк, писавший по-гречески, Иосиф Флавий работали в самом начале «второй софистики» - в конце 1 в.

Из историков и философов «второй софистики» особо выделяется группа создателей новых жанров – создатель жанра сравнительных жизнеописаний, патриарх «второй софистики» Плутарх, автор сатирических пародийных философских диалогов Лукиан, автор гигантского полупародийного, полуучёного диалога-пира Афиней, создатель объёмного историко-религиозного путеводителя по Элладе Павсаний, автор сборника примеров военных хитростей Полиэн. Эти авторы не просто создали значительные и интересные тексты, они были создателями именно новых жанров греческой беллетристической и учёной литературы. Хотя и историки Аппиан и Арриан, учёные Птолемей и Диофант проявили не меньше таланта в своих трудах, однако, никаких особенных жанровых новинок эти деятели «второй софистики» не представили. По форме их труды – традиционные работы в традиционных жанрах учёных трактатов.

Всех этих лидеров «второй софистики», кроме Плутарха и Эпиктета, - Лукиана, Афинея, Павсания, Полиэна – объединяет время их деятельности, эпоха правления императора-философа и покровителя греческой культуры Марка Аврелия и период после его правления. Все эти авторы упоминают императора Марка, а часто и его соправителя Луция Вера – например, Лукиан восхваляет красоту жены Вера, Полиэн посвящает свой труд восточным походам императоров-соправителей, Павсаний и Афиней ограничиваются простыми упоминаниями Марка Аврелия. Плутарх и Эпиктет не упоминают императора Марка в своих трудах только потому, что эти писатели умерли до начала его правления. Нет сомнения, что если бы Плутарх и Эпиктет дожили бы до правления Марка, то непременно упомянули бы его в своих философских сочинениях и лекциях.

Такой всеобщий энтузиазм лидеров «второй софистики» вокруг императора-философа заставляет предположить, что и Диоген Лаэртский непременно упомянул бы Марка Аврелия, если бы дожил до его правления. Однако, никаких упоминаний Марка в труде Диогена нет. Отсюда можно предположить, что Диоген Лаэртский, как Плутарх и Эпиктет, умер раньше 161 г., когда Марк стал императором и раньше 180 г., когда после смерти Марка был обнаружен его философский дневник, известный с тех пор единственный философский труд Марка Аврелия.

Можно заключить, что Диоген Лаэртский создавал свою историю философов между временем Плутарха, умершего в 120-х гг., Секста Эмпирика, писавшего примерно в 115–130 гг., Эпиктета, который не пережил императора Адриана, умершего в 138 г., и правлением Марка Аврелия в 161-180 гг. Наиболее вероятная дата труда Диогена – 130-150-е гг., эпоха правления императора Антонина Пия. С Антонином Пием Диогена сближает ещё одна особенность его труда – посвящение его книги. Это посвящение позволяет ещё более сузить датировку труда Диогена Лаэртского.  

Труд Диогена посвящён некоей, не названной по имени любительнице Платона. В культуре «второй софистики» есть ещё одно произведение, посвящённое не названной по имени женщине. Это – «Изображения» Лукиана. Известно, что эта похвала посвящена жене императора Луция Вера, соправителя Марка Аврелия в 161-169 гг. Судя по трудам Лукиана и Диогена Лаэртского до династии Северов в античной литературе называть имя знатной женщины в посвящении литературного произведения, очевидно, считалось неприличным, тем более, если речь шла о жене императора.

Наиболее вероятно, что именно поэтому и Диоген Лаэртский не назвал имя той женщины, которой он посвятил свой труд по истории философии, переполненный, между прочим, не очень-то приличными анекдотами. Женой императора Антонина Пия, ставшего соправителем Адриана в 135 г. и после смерти Адриана правившего самостоятельно в 138-161 гг., была Фаустина Старшая, про которую известно, что она сочетала в себе мудрость и некоторое легкомыслие. Именно такой характер и носит труд Диогена Лаэртского, в нём сочетается мудрость и легкомыслие, изложение важнейших и умнейших философских концепций с неприличными анекдотами.

Можно даже предположить, что и слух о сочетании в характере Фаустины Старшей мудрости и легкомыслия пошёл именно после этого посвящения труда Диогена Лаэртского. Фаустина Младшая умерла в 140 г., следовательно, именно на 135-140 гг. приходится посвящение Диогена Лаэртского своего труда анонимной женщине-любительнице Платона. Этот период и следует признать наиболее вероятной датой окончания книги Диогена.

Требование анонимности знатной женщины, которой посвящается литературное произведение, в Римской империи перестало соблюдаться уже при династии Северов. Флавий Филострат в начале 3 в. свою биографию философа-пифагорейца Аполлония Тианского открыто посвятил императрице Юлии Домне. И это является ещё одним, правда, второстепенным датирующим фактором для труда Диогена Лаэртского.

Книга Диогена написана в специфической манере, вошедшей в моду в середине 2 в. и очень характерной для «второй софистики», - в стиле «пёстрого» рассказа, когда серьёзный и потенциально скучный и слишком сложный текст разбавляется занимательными историями и излагается небольшими относительно автономными кусочками. До нас дошли, кроме книги Диогена Лаэртского, следующие античные книги 2-5 вв., написанные «пёстро»: «Аттические ночи» Авла Геллия, «Пёстрая история» Клавдия Элиана, «Строматы» Климента Александрийского, «Эклоги» Иоанна Стобея и «Сатурналии» Макробия, не говоря уже о несохранившихся, но известных нам только по названиям и кратким упоминаниям и цитатам. При этом труды Авла Геллия и Макробия написаны на латыни, то есть пёстрый стиль быстро проник и в римскую литературу.

Первым по времени из этих трудов на сегодня, без учёта моей новой датировки труда Диогена, считались латиноязычные «Аттические ночи» Авла Геллия, однако, вряд ли такое существенное обогащение литературной техники, как пёстрый стиль, было изобретено именно в римской литературе. Греки почти не знали римскую литературу и ничего оттуда не заимствовали, тогда, как римская литература большей частью есть литература заимствований из греческой литературной теории и практики. Наиболее вероятно, что не Диоген заимствовал пёстрый стиль из неизвестного ему Авла Геллия, а Авл Геллий подражал в пестроте Диогену. Труд Авла Геллия достаточно надёжно датируется 140-и гг., что ещё раз подтверждает нашу датировку Диогена Лаэртского 135-140 гг.

Ещё один косвенный признак, подтверждающий такую датировку, – более подробное сопоставление анонимного посвящения «Изображений» Лукиана жене соправителя Марка Аврелия Луция Вера с посвящением Диогеном анонимке. Луций Вер (правил в 161-169 гг.), очевидно, всегда считался младшим соправителем при Марке Аврелии. Антонин Пий был младшим соправителем Адриана в 135-138 гг.

Если предположить, что посвящения Лукиана и Диогена строго придерживаются одинаковых правил, то получается, что Диоген, так же как в будущем и Лукиан, посвятил свой труд не жене главного правителя империи Сабине (очевидно, такое посвящение считалось уже и совсем недопустимым, даже и анонимное), а именно жене младшего соправителя Адриана Антонина легкомысленной Фаустине Старшей, интересовавшейся, кроме легкомысленных фривольностей, ещё и философией. В этом случае наша датировка труда Диогена Лаэртского суживается до 135-138 гг., именно в этот период Фаустина Старшая была женой младшего императора-соправителя.

Вообще, вряд ли посвящение труда знатному лицу, тем более анонимное посвящение женщине из императорской фамилии, могло быть отдано на произвол автора. Вероятно, Диоген писал свой труд по заказу Фаустины Старшей и, составляя окончательно своё посвящение, обратился лично или через посредников к самому императору или обоим императорам-соправителям за разрешением такого посвящения.

Такое разрешение было дано только для жены младшего соправителя, тем более, что жена старшего соправителя Адриана Сабина умерла в 136 г. Если учесть, что последние два года своей жизни и своего правления – 136-138 гг. – Адриан был вдовцом, то уже не было при императорском дворе другой императрицы, которой можно было посвятить подобный труд, кроме Фаустины Старшей. Марк Аврелий, получив в период своего соправительства с Луцием Вером такой же запрос от Лукиана, разрешил, возможно, помня случай с трудом Диогена Лаэртского, посвящение только жене младшего соправителя, а не своей жене. Если предположить, что посвящение Фаустине Старшей произошло, когда она осталась единственной императрицей при двух императорах-соправителях, то это суживает датировку труда Диогена Лаэртского до времени вдовства Адриана, то есть до периода 136-138 гг.   

Сопоставление истории философии Диогена Лаэртского с литературными трудами его эпохи – эпохи «второй софистики» - позволило выяснить, что книга Диогена была написана до императора Марка и анонимность женщины, которой посвящена книга, имеет параллель с анонимностью посвящения диалога Лукиана «Изображения» жене Луция Вера. Более правильная датировка упоминаемого Диогеном Секста Эмпирика позволяет удревнить время Диогена по сравнению с традиционной датировкой. Сопоставление пестроты стиля Диогена Лаэртского с подобным же приёмом римского писателя Авла Геллия, написавшего свой труд в 140-е гг., подтверждает датировку книги Диогена эпохой императора Антонина Пия, возможно даже и периодом соправительства Адриана и Антонина Пия в 135-138 гг. или ещё более точно периодом вдовства Адриана в 136-138 гг.

Попутно с датировкой Диогена Лаэртского (примерно 75/85–145 гг.) удалось уточнить даты жизни Секста Эмпирика, старшего современника Диогена Лаэртского, и датировку всей скептической традиции в 25–145 гг.        

Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку