-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Наталия_Кравченко

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.07.2011
Записей: 639
Комментариев: 1361
Написано: 2258



С тобою вечный день рожденья…

Понедельник, 29 Апреля 2019 г. 13:16 + в цитатник

 

 

Когда-то у меня было такое стихотворение:

 

Жизнь коротка, не ухватиться
за край, когда идёшь ко дну.
Не взвыть, как зверь, не взмыть, как птица,
не кануть рыбой в глубину.
Но знаю истину одну:

 

с тобою вечный День Рожденья,
и Рождество, и Новый год.
Спасенье ты моё, везенье
и исцеленье от невзгод.
С тобою нет плохих погод.

 

 

Прошли годы. Это 25-е апреля — день рождения Давида — я впервые отмечала без него. Мне говорили, что мёртвым отмечать дни рождения не принято, только день памяти. Ну а для меня он живой. И день памяти для меня каждый день. И день рождения его теперь — вечный…

 

ненаглядный мой

 

 

На дне рождения, на самом дне,
когда покинут все, кто были с нами,
нередко остаёмся мы одне
наедине с несбывшимися снами.

 

Идём, куда не зная, налегке,
и, получив за жизнь привычно неуд,
глазами что-то ищем вдалеке,
закинув в небо свой дырявый невод.

 

И там, витая в голубом ничто,
утратив всё, чего ты так алкала,
вдруг понимаешь: истина - не то,
что плещет на поверхности бокала.

 

На расстоянье зорче нам видней.
Любовь ценней в конце, а не в начале,
как всё, что затаилось в глубине,
на дне рожденья счастья и печали.

 

И там, с тобой одним наедине,
плести свой день из небыли и были
и постигать, что истина на дне,
на дне того, что мы взахлёб любили.

 

мы с Давидом на диване

 

 

Теперь с этой стены на меня смотрят его портреты.

 

 

 


Пусть озаряют облака твой путь лишь.
Пройдут года, века, а ты — пребудешь.

 

Пусть бури-штили захлебнутся в трансе,
а ты, мой Штирлиц, навсегда останься.

 

А ты, мой милый, будь везде и всюду.
Я буду здесь, я буду верить чуду,

 

что даже смерть не сгладит вечным глянцем 
твоих на сердце отпечатков пальцев.

 

Они пылают розы лепестками,
они плывут по небу облаками.

 

Пока их защищаю, как волчица,
то ничего со мною не случится.

 

Сначала хотела просто устроить себе день воспоминаний: слушать его чтение стихов, включать его любимую музыку, приготовить все его любимые блюда. И вспоминать, вспоминать… (Как Ариадна Эфрон, помню, вернувшись из лагеря, встречала свой первый Новый год в одиночестве: всё перемыла в доме, зажгла свечи и стала вспоминать: мать, отца, брата…) А потом подумала: ну почему одной? Ведь его столько людей знало, любило… Будем вспоминать вместе.
К этому дню я готовилась задолго. Отбирала из папки стихи, статьи, документы, которые будет интересно показать гостям. Я зачиталась своими письмами и его записками из 80-х, своими  и его стихами.

 

 

 

 

 

А вот этот экспромт был им написан в ответ на стихотворение одной поэтессы, которая писала о моих книжках, различая их по цвету переплёта.

 

 

 

 

 

Я покрывала поцелуями все эти поцелуи, поливая их слезами — какое счастье, что сохранила все эти записки!

 

«Ушёл за хлебом. Скоро буду, жди.
Целую». - Я нашла твою записку.
Ей двадцать лет исполнилось поди.
Теперь она подобна обелиску.

 

Не правда ли, всё будет хорошо?
Ты торопился, до дому бежал всё.
Ты за небесным хлебом отошёл
и там всего лишь чуть подзадержался.

 

Мы встретимся в Ничто и в Никогда
и превратим их в Здесь, Везде и Вечно.
И снова будем не-разлей-вода.
Я верю в это свято и беспечно.

 

 

 

 

Какие мы были тогда счастливые! Как он меня любил! Какой был умница, талантливый, добрый, пылкий, нежный! Как же щедро меня наградила им судьба! И он был со мной счастлив. Я просто умирала от любви и нежности над этим ворохом бумажек. Конечно, не всё можно показывать и читать. Но как хорошо, что я это перечитала. Я была счастлива, снова пережив ту жизнь.

Вот моя новогодняя открытка ему 1980-го года.

 

 

(Кстати, когда покупала ту открытку, выбрав её из множества других, я ещё не знала, что существует олень Давида, редчайший вид этого благородного сказочного создания: https://ru.wikipedia.org/wiki/Олень_Давида  Что это как не знак судьбы?)

 

 

В тот новогодний вечер у нас произошло решающее объяснение. Но как же труден и долог был путь к нашему общему счастью...

 

прощальное письмо бывшей жене

 

 

Обычная схема: сначала праздник,
романтика, будни уже потом.
А мы сначала в быту погрязли,
прежде чем обрели свой дом.

 

Как нас мурыжили по парткомам,
«личное дело», «поставить на вид»...
(Людям постарше сие знакомо,
а молодых вот весьма удивит).

 

Липкими сплетнями нас бомбили
и шепотками вослед  молвы,
а мы любили, а мы любили,
пока ещё робко, ещё на Вы.

 

Когда ж отсплетничали и отвяли -
год прошёл или полтора -
только тогда разгорелось въяве
пламя сдерживаемого костра.

 

И нам плевать было на анонимки,
на пересуды, зависть и грязь.
Какое счастье — идти в обнимку,
не озираясь и не таясь!

 

Я до сих пор не могу привыкнуть
к тому, что билось, рвалось и жглось.
И мы никогда не дадим погибнуть
тому, что убить им не удалось!

 

 

 

А вот такие поздравительные открытки я дарила ему в 80-х.

 

 

 

 

 

 

 

А это фото Давид сделал в конце 80-х в нашем лесу на Стрелке, где мы так часто гуляли.

 

 

 

Когда нас настигнет бедою,
пускай всё рассеется в дым -
ты помнишь меня молодою,
я помню тебя молодым.

 

И неба смущённый румянец
в преддверье заоблачных кар
напомнит щеки моей глянец
и рук твоих крепких загар. 

 

Пусть всё унесёт в круговерти
навеки — зови-не зови...
Но память всесильнее смерти.
Особенно память любви. 

 

 

 

 

 

Как хочется верить, что он меня видит, чувствует там, в своём далеке, что мы ещё встретимся. Ведь не может такая любовь уйти бесследно, в никуда. Где-то она должна остаться.

 

Но кто-то, верно, есть за облаками,
кто говорит: «живи, люби, дыши».
Весна нахлынет под лежачий камень,
и этот камень сдвинется с души.

 

Ворвётся ветер и развеет скверну,
больное обдувая и леча,
и жизнь очнётся мёртвою царевной
от поцелуя жаркого луча.

 

Мы вырвемся с тобой из душных комнат,
туда, где птицы, травы, дерева,
где каждый пень нас каждой клеткой помнит
и тихо шепчет юные слова.

 

Я вижу, как с тобою вдаль идём мы
тропою первых незабвенных встреч,
к груди прижавши мир новорождённый,
который надо как-то уберечь.

 


 


Мы с тобою ведь дети весны, ты — апреля, я — марта,
и любить нам сам Бог повелел, хоть в него и не верю.
А весна — это время расцвета, грозы и азарта,
и её не коснутся осенние грусть и потери.

 

Мы одной с тобой крови, одной кровеносной системы, -
это, верно, небесных хирургов сосудистых дело.
Закольцованы наши артерии, спаяны вены.
Умирай сколько хочешь — у нас теперь общее тело.

 

Во мне жизни так много, что хватит её на обоих.
Слышишь, как я живу для тебя? Как в тебя лишь живу я?
Нет тебя, нет меня, только есть лишь одно «мыстобою», -
то, что свёрстано намертво, хоть и на нитку живую! 

 

https://www.youtube.com/watch?v=kIO-aEDAH6E&list=PLrgDSzTXDpvNgYNR5vlK2mBaWc3k94X20&index=30&t=0s

 

 

 


Продолжение здесь


Понравилось: 3 пользователям



serafima52   обратиться по имени Понедельник, 29 Апреля 2019 г. 23:06 (ссылка)
Реальное счастье любви несказанной,
Полет поднебесный, в объятьях Жар птицы.
Волшебною былью, обоим желанной,
В след жизни восторгов, листаешь страницы.
(Серафима Марченко)
Как замечательно жили, дорожили друг другом! Любовь, единение душ, нежность, взаимопонимание, сердечность. Спасибо, Наталья. Счастья, в каждый новый день. Светлая память, любимому человеку!
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Понедельник, 29 Апреля 2019 г. 23:10ссылка
Спасибо большое, Серафима! И Вам счастья!
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку