-Рубрики

 -Цитатник

Роберт Эннинг Белл (1863-1933). - (0)

ХУДОЖНИК РОБЕРТ ЭННИНГ БЕЛЛ / ROBERT ANNING BELL (1863-1933) - ПОСЛЕДНИЙ НАСЛЕДНИК ПРЕРАФАЭЛИТОВ ...

А что мне нужно? Может, просто быть... - (0)

"...я бы пришла на эту Землю снова." Вашему вниманию несколько стихотворений, светлых и лир...

Джеймс Сметэм (1821-1889) - (0)

ХУДОЖНИК ДЖЕЙМС СМЕТЭМ / JAMES SMETHAM - ЕЩЕ ОДИН ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ПРЕРАФАЭЛИТОВ Джеймс Сметэм (18...

Летние травы - (0)

В.Д. Поленов. Лопухи. 1870 Между кольями забора серого Солнце длинные лу...

Земля псковская - (0)

  Пожалуй, за пределами российских столиц трудно найти...

 -Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Всегда под рукой

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Томаовсянка

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.04.2011
Записей:
Комментариев:
Написано: 52288


Сергей Васильевич Рахманинов. Романсы Оп. 34

Суббота, 01 Апреля 2017 г. 18:10 + в цитатник

 

Фотография композитора РахманиноваГоды жизни Сергея Васильевича Рахманинова совпали с периодом величайших исторических потрясений, сказавшихся и на его собственном жизненном и творческом пути, одновременно блистательном и трагическом. Он был свидетелем двух мировых войн и трёх русских революций. Он приветствовал крушение русского самодержавия, но не принял Октябрь. Прожив почти половину жизни за рубежом, Рахманинов до конца дней чувствовал себя русским человеком.

Сергей Васильевич Рахманинов родился 1 апреля 1873 года в усадьбе Семёново Старорусского уезда Новгородской губернии в дворянской семье. Отец и дед Сергея были музыкально одаренными людьми, отец прекрасно музицировал, а дед писал романсы и фортепианные пьесы.

Интерес Сергея к музыке обнаружился в раннем детстве, первым его учителем стала мать. А свою бабушку он благодарил за приобщение к этому высокому искусству.

«За сильнейшие музыкальные впечатления я должен благодарить свою бабушку», – вспоминал позже композитор. Бабушка Софья Александровна Бутакова регулярно посещала службы в храме, и часто брала внука с собой.

Благодаря такому воспитанию Сергей проникся красотой духовной музыки. Особенно мальчику запомнился перезвон новгородского Софийского собора:

«Звонари были артистами, четыре ноты складывались во вновь и вновь повторяющуюся тему... Несколько лет спустя я сочинил сюиту для двух фортепиано — мне вновь запел колокол Софийского собора».В годы учения в Московской консерватории большие успехи Сергея по классу фортепиано выделяли его среди прочих учеников, гимназию он окончил с золотой медалью.

Первый же самостоятельный концерт в 1892 году показал, что Рахманинов — крупнейшая фигура в современном музыкальном мире. Слушателям казалось, что он не знает никаких трудностей, его игра была совершенной.



Романсы, ор. 34 написаны летом 1912 года (Из четырнадцати романсов, входящих в состав данного цикла, только один — «Не может быть!» — был написан раньше, в 1910, под впечатлением смерти  Комиссаржевской. Вокализ написан в 1915 году и включен в эту серию позже.), обращает на себя внимание прежде всего выбором текстов. Среди них сравнительно немного стихотворений чисто лирического характера. В романсах этого опуса преобладают суровые драматические образы, сосредоточенные философские размышления о смысле жизни, о долге и призвании художника. С ними контрастируют тонкие пейзажные зарисовки, пленяющие изысканностью средств музыкальной звукописи.

В цикле использованы стихи разных поэтов — от Пушкина и Тютчева до Бальмонта. Особенно показателен интерес композитора к пушкинской поэзии. Три «пушкинских» романса из этого цикла — «Муза», «Буря» и «Арион» — служат образцом его высокой артистической зрелости, стремления к пластической стройности и законченности воплощения (до этого [Рахманинов только однажды обратился в своем камерно-вокальном творчестве к Пушкину, написав на его стихи юношеский романс «Не пой, красавица, при мне»).



Муза

В младенчестве моем она меня любила
И семиствольную цевницу мне вручила;
Она внимала мне с улыбкой, и слегка
По звонким скважинам пустого тростника
Уже наигрывал я слабыми перстами
И гимны важные, внушенные богами,
И песни мирные фригийских пастухов.
С утра до вечера в немой тени дубов
Прилежно я внимал урокам девы тайной;
И, радуя меня наградою случайной,
Откинув локоны от милого чела,
Сама из рук моих свирель она брала:
Тростник был оживлен божественным дыханьем
И сердце наполнял святым очарованьем.

   Романс «Муза» служит как бы прологом ко всему циклу. Характеризуя стихотворение Пушкина, положенное в основу этого романса, Белинский писал, что поэт пользуется в нем шестистопным ямбом, ставшим уже известным стандартом в «антологической» поэзии, «словно дорогим паросским мрамором, для чудных изваяний, видимых слухом».

Романс посвящен Мариэтте Шагинян, помогавшай композитору в подборе текстов для данного цикла. Шагинян необыкновенная личность, которой было суждено сыграть значительную роль в создании лучших рахманиновских романсов… Именно ей Рахманинов посвятил романс «Муза». Последняя встреча Рахманинова и Шагинян произошла сто лет назад – весной 1917-го года. Впоследствии их пути разошлись. Мариэтта Шагинян осталась в России, прожила долгую и насыщенную жизнь, став известным литератором, одной из первых советских писательниц-фантастов,  от юношеского романа остались её воспоминания, письма самого Рахманинова и его гениальная музыка.



Рахманинов очень бережно отнесся к поэтической форме текста. Отдельные строки разделены в вокальной партии короткими цезурами, не разрывающими мелодической линии, но придающими музыкальной декламации большую гибкость и пластичность. Античный строй образов подчеркнут простотой и строгостью фактуры, диатоничностью гармонии, хотя музыка романса лишена намеренной стилизации. В ней нет той «эллинской» ясности настроения, которой проникнуты стихи Пушкина. Рахманинов транспонирует их содержание в иную, более родственную ему «эмоциональную тональность», придавая музыкальному воплощению текста характер сдержанной, затаенной элегической грусти (Метнер, который написал годом позже музыку на те же слова, по-видимому сознательно «полемизировал» с Рахманиновым в трактовке пушкинского текста. Его романс «Муза», поставленный во главе вокального цикла на стихи А. С. Пушкина ор. 29 (1913) и также посвященный Шагинян, выдержан в светлых дифирамбических тонах, заканчиваясь восторженными, ликующими юбиляциями. Нельзя признать, однако, его более удачным и лучше передающим поэтический строй оригинала.).



 

Мелодическая фигура типа свирельного наигрыша, на котором построена фортепианная партия в первой половине романса и в заключительных его тактах, напоминает скорее о близком сердцу композитора меланхолическом русском пейзаже, нежели о буколических образах античности. Сочетание ясной диатоники с напряженными хроматическими последованиями в гармонии придает звучанию музыки оттенок острой субъективной экспрессии.

Во второй половине романса из отдельных мелодических фраз, сопровождаемых непрерывным поступательным ритмическим движением, постепенно развивается типично рахманиновская плавная, широкая мелодия, протяженность которой достигает двух октав. Этот мелодический образ подсказан строками пушкинского стихотворения: «Тростник был оживлен божественным дыханьем и сердце наполнял святым очарованьем».

Серия сообщений "Рахманинов":
Часть 1 - Фильм о Рахманинове
Часть 2 - Рахманинов: Истоки...Звуки колоколов
...
Часть 47 - Фортепианные концерты Сергея Рахманинова
Часть 48 - Началось восстановление усадьбы Сергея Рахманинова «Онег»
Часть 49 - Сергей Васильевич Рахманинов. Романсы Оп. 34
Часть 50 - Рахманинов. Фантазия (Сюита No. 1) для двух фортепиано

Метки:  

Процитировано 2 раз
Понравилось: 8 пользователям



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку