-–убрики

 -÷итатник

Ѕогданов-Ѕельский Ќиколай ѕетрович. - (0)

’удожник Ѕогданов-Ѕельский Ќиколай ѕетрович. „асть- 7. Ќиколай ѕетрович Ѕогданов-Ѕель...

ян —тен - (0)

ћаурицхЄйс открыл картину голландского живописца «олотого века яна —тена. ќсме€ние —амсо...

«арубин ¬иктор »ванович (1866-1928 - (0)

ѕейзаж с рыбаками. 1906  ’олст, масло. 102 x 142 см     √осудар...

 расавица эустома - лизиантус - ирландска€ роза - техасский колокольчик - (2)

 расавица эустома Ёустома (лат. Eustoma), также называема€ лизиантус (лат. Lisianthus Ц горьк...

–усска€ музыка "ƒо √линки" - (0)

»з истории музыкальной культуры –оссии.: какой она была? ѕетровска€ Ёпоха положила начало раз...

 - нопки рейтинга Ђяндекс.блогиї

 -¬сегда под рукой

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в “омаовс€нка

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 20.04.2011
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 50603

 орней „уковский о Ћеониде јндрееве

„етверг, 12 »юн€ 2014 г. 14:14 + в цитатник

√рупповой фотоснимок участников литературного объединени€ «—реды». ѕервый р€д: Ћеонид јндреев, ‘едор Ўал€пин, »ван Ѕунин, Ќиколай “елешов,  онстантин ѕ€тницкий. ¬торой р€д: —киталец (—. √. ѕетров), ћаксим √орький. 1902

 орней „уковский рассказывал о Ћеониде јндрееве...

ќн любил огромное.

  ¬ огромном кабинете, на огромном письменном столе сто€ла у него огромна€ чернильница. Ќо в чернильнице не было чернил. Ќапрасно вы совали туда огромное перо. „ернила высохли.
  - ”же три мес€ца ничего не пишу, - говорил Ћеонид јндреев. -  роме "–улевого", ничего не читаю...
  "–улевой" - журнал дл€ мор€ков. ¬он на конце стола последний номер этого журнала; на обложке нарисована €хта.
  јндреев ходит по огромному своему кабинету и говорит о морском - о брамсел€х, €кор€х, парусах. —егодн€ он мор€к, морской волк. ƒаже походка стала у него морска€. ќн курит не папиросу, а трубку. ”сы сбрил, ше€ открыта по-матросски. Ћицо загорелое. Ќа гвозде висит морской бинокль.  


¬ы пробуете заговорить о другом. ќн слушает только из вежливости.
- «автра утром идем на "—авве", а покуда...
"—авва" - его моторна€ €хта. ќн говорит об авари€х, подводных камн€х и мел€х.
Ќочь. „етыре часа. ¬ы сидите на диване и слушаете, а он ходит и говорит монологи.
ќн всегда говорит монологи. –ечь его ритмична и текуча.
»ногда он останавливаетс€, наливает себе стакан крепчайшего, черного, холодного ча€, выпивает его залпом, как рюмку водки, лихорадочно глотает карамельку и снова говорит, говорит... √оворит о боге, о смерти, о том, что все мор€ки вер€т в бога, что, окруженные безднами, они всю жизнь ощущают близость смерти; еженощно созерца€ звезды, они станов€тс€ поэтами и мудрецами. ≈сли б они могли выразить то, что они ощущают, когда где-нибудь в »ндийском океане сто€т на вахте под огромными звездами, они затмили бы Ўекспира и  анта...
Ќо вот наконец он устал. ћонолог прерываетс€ длинными паузами. ѕоходка становитс€ в€лой. ѕоловина шестого. ќн выпивает еще два стакана, берет свечку и уходит к себе:
- «автра утром идем на "—авве".
¬ам постлано р€дом в башне. ¬ы ложитесь, но не можете заснуть. ¬ы думаете: как он устал! ¬едь в эту ночь он прошел по своему кабинету не меньше восемнадцати верст, и если бы записать, что он говорил в эту ночь, вышла бы не маленька€ книга.  ака€ безумна€ трата сил!
”тром на баркасе "’амо-идол" мы отправл€емс€ в море. » откуда јндреев достал эту кожаную рыбачью норвежскую шапку? “акие шапки € видал лишь на картинках в журнале "¬округ света". » высокие непромокаемые сапоги, совсем как у кинематографических пиратов. ƒайте ему в руки гарпун - великолепный китобой из ƒжека Ћондона.
¬от и €хта. ¬от и садовник јбрам, он же —тепаныч, загримированный боцманом. ƒо позднего вечера мы носимс€ по ‘инскому заливу, и € не перестаю восхищатьс€ гениальным актером, который уже двадцать четыре часа играет - без публики, дл€ самого себ€ - столь новую и трудную роль.  ак он набивает трубку, как он сплевывает, как он взгл€дывает на игрушечный компас! ќн чувствует себ€ капитаном какого-то океанского судна. Ўироко расставив могучие ноги, он сосредоточенно и молчаливо смотрит вдаль; отрывисто звучит его команда. Ќа пассажиров никакого внимани€: какой же капитан океанского судна разговаривает со своими пассажирами!..
   огда через несколько мес€цев вы снова приезжали к нему, оказывалось, что он - живописец.
” него длинные волнистые волосы, небольша€ бородка эстета. Ќа нем бархатна€ черна€ куртка. ≈го кабинет преображен в мастерскую. ќн плодовит, как –убенс: не расстаетс€ с кист€ми весь день. ¬ы ходите из комнаты в комнату, он показывает вам свои золотистые, зеленовато-желтые картины. ¬от сцена из "∆изни „еловека". ¬от портрет »вана Ѕелоусова. ¬от больша€ византийска€ икона, изображающа€ с наивным кощунством »уду »скариотского и ’риста. ќба похожи как близнецы, у обоих над головами общий венчик.

  ¬сю ночь он ходит по огромному своему кабинету и говорит о ¬еласкесе, ƒюрере, ¬рубеле. ¬ы сидите на диване и слушаете. ¬незапно он прищуривает глаз, отступает назад, окидывает вас взором живописца, потом зовет жену и говорит:
- јн€, посмотри, кака€ светотень!..
¬ы пробуете заговорить о другом, но он слушает только из вежливости. «автра вернисаж в јкадемии художеств, вчера приезжал к нему –епин, послезавтра он едет к √аллену... ¬ы хотите спросить: "ј что же €хта?", но домашние делают вам знаки: не спрашивайте. ”влекшись какой-нибудь вещью, јндреев может говорить лишь о ней, все прежние его увлечени€ станов€тс€ ему ненавистны. ќн не любит, если ему напоминают о них.

 огда он играет художника, он забывает свою прежнюю роль мор€ка; вообще он никогда не возвращаетс€ к своим прежним рол€м, как бы блистательно они ни были сыграны.

ј потом цветна€ фотографи€.
 азалось, что не один человек, а кака€-то фабрика, работающа€ безостановочно, в несколько смен, изготови
ла все эти неисчислимые груды больших и маленьких фотографических снимков, которые были свалены у него в кабинете, хранились в особых лар€х и коробках, висели на окнах, загромождали столы. Ќе было такого угла в его даче, который он не сн€л бы по нескольку раз. »ные снимки удавались ему превосходно - например, весенние пейзажи. Ќе верилось, что это фотографи€, - столько в них было левитановской элегической музыки.
¬ течение мес€ца он сделал тыс€чи снимков, словно выполн€€ какой-то колоссальный заказ, и, когда вы приходили к нему, он заставл€л ва

с рассматривать все эти тыс€чи, простодушно уверенный, что и дл€ вас они источник блаженства. ќн не мог вообразить, что есть люди, дл€ которых эти стеклышки неинтересны. ќн трогательно упрашивал каждого зан€тьс€ цветной фотографией.
Ќочью, шага€ по огромному своему кабинету, он говорил монологи о великом Ћюмьере, изобретателе цветной фотографии, о серной кислоте и поташе... ¬ы сидели на диване и
слушали.
  ÷ела€ полоса его жизни была окрашена любовью к граммофонам - не любовью, а бешеной страстью. ќн как бы заболел граммофонами, и нужно было несколько мес€цев, чтобы он излечилс€ от этой болезни.
я помню, как в  уоккале он увлекс€ игрой в городки.

- ћы больше не можем играть, - говорили утомленные партнеры. - “емно, ничего не видно!
- ѕринесите фонари! - кричал он, - —тавьте фонари возле чушек!
- Ќо ведь мы разобьем фонари.
- Ќе беда!


ѕервый же удар, сделанный —ергеевым-÷енским, великим мастером этой русской национальной игры, угодил в фонарь, а не в чушку. ‘онарь - вдребезги, но јндреев кричал:
- —корее зажигайте другой!
Ёто незнание меры было его главной чертой.  амин у него в кабинете был величиной с ворота, а самый кабинет точно площадь. ≈го дом в деревне ¬аммельсуу высилс€ над всеми домами: каждое бревно стопудовое, фундамент - циклопические гранитные глыбы.
ѕомню, незадолго до войны он показал мне чертеж какого-то грандиозного здани€.
- „то это за дом? - спросил €.
- Ёто не дом, это стол, - отвечал Ћеонид јндреев.
ќказалось, что он заказал архитектору ќлю проект многоэтажного стола: обыкновенный письменный стол был ему тесен и мал.
“акое т€готение к огромному, великолепному, пышному сказывалось у него на каждом шагу. √иперболическому стилю его книг соответствовал гиперболический стиль его жизни. Ќедаром –епин называл его "герцог Ћоренцо". ∆ить бы ему в раззолоченном замке, гул€ть по роскошным коврам в сопровождении блистательной свиты. Ёто было ему к лицу, он словно рожден был дл€ этого.  ак величаво он €вл€лс€ гост€м на широкой, торжественной лестнице, ведущей из кабинета в столовую! ≈сли бы в ту пору где-нибудь гр€нула музыка, это не показалось бы странным.
≈го дом был всегда многолюден: гости, родные, обширна€ дворн€ и дети, множество детей, и своих и чужих, - его темперамент требовал жизни широкой и щедрой.
≈го красивое, смуглое, точеное, декоративное лицо, стройна€, немного тучна€ фигура, сановита€, легка€ поступь - все это гармонировало с той ролью величавого герцога, которую в последнее врем€ он так превосходно играл. «десь была его коронна€ роль, с нею он органически сросс€. Ўествовать бы ему во главе какой-нибудь пышной процессии, при свете факелов, под звон колоколов.

* * *

Ќо его огромный камин поглощал неимоверное количество дров, и все же в кабинете сто€ла така€ люта€ стужа, что туда было страшно войти.
 ирпичи т€желого камина так надавили на тыс€чепудовые балки, что потолок обвалилс€ и в столовой было невозможно обедать.
√игантска€ водопроводна€ машина, доставл€вша€ из „ерной речки воду, испортилась, кажетс€, в первый же мес€ц и торчала, как заржавленный скелет, словно хваста€ своею бесполезностью, пока ее не отдали на слом.
“енистые большие деревь€, которые со страстным увлечением каждую осень сажал Ћеонид Ќиколаевич, пыта€сь окружить свою усадьбу живописным садом - или парком, - каждую зиму почти всегда вымерзали, оставл€€ пустырь пустырем.
«имн€€ жизнь в финской деревне убога, неуютна, мертва. —нег, тишина, даже волки не воют. ‘инска€ деревн€ не дл€ герцогов.
» вообще эта помпезна€ жизнь казалась иногда декорацией.  азалось, что там, за кулисами, пр€четс€ что-то другое.
¬ монументальность его дома не верилось. —реди скудной природы на убогой земле дом казалс€ призрачным, зыбким видением, которое через минуту исчезнет.
- “ы думаешь, это гранит, - говорил пь€ный  уприн, сто€ перед фасадом огромного дома. - ¬решь! Ёто не гранит, а картон. ƒунь на него - он повалитс€.
—колько ни дул  уприн, гранит не хотел валитьс€; и все же в этих шутливых словах слышалась правда: действительно, во всем, что окружало и отражало јндреева, было что-то декоративное, театральное. ¬с€ обстановка в его доме казалась иногда бутафорской; и самый дом - в норвежском стиле, с башней - казалс€ вымыслом талантливого режиссера.  остюмы јндреева шли к нему, как к оперному тенору,- костюмы художника, спортсмена, мор€ка.
ќн носил их, как нос€т костюмы на сцене.
Ќе знаю почему, вс€кий раз, как € уезжал от него, € испытывал не восхищение, а жалость. ћне казалось, что кто-то обижает его. ѕочему он барахтаетс€ в ‘инском заливе, если ему по плечу океан? ћожно ли такую чрезмерную душу тратить на граммофоны? ¬чера он всю ночь говорил о войне, восемь часов подр€д шагал по своему кабинету и декламировал великолепный монолог о цеппелинах, десантах, -кровавых австрийских пол€х. ѕочему же он сам не поедет туда? ѕочему он сидит у себ€ в пустоте, ничего не вид€, не зна€, и говорит в пустоту, перед случайным, заезжим соседом? ≈сли бы ту энергию, которую он тратил на ночные хождени€ по огромному своему кабинету - или хоть половину ее, - он употребил на другое, он был бы величайшим путешественником, он обошел бы всю землю, он затмил бы Ћивингстона и —тэнли. ≈го энергический мозг жаждал непрерывной работы, эта безостановочна€ мельница требовала дл€ своих жерновов нового и нового зерна, но зерна почти не было, не было живых впечатлений - и огромные жернова с бешеной силой, с грохотом вертелись впустую, зр€, вымалыва€ не муку, а пыль.

ƒа и откуда было вз€тьс€ зерну? ¬ своей ‘инл€ндии јндреев жил, как в пустыне. ¬ы уезжали куда-нибудь в дальние страны, летали на самолетах, сражались и, возвратившись, с изумлением видели, что он все так же шагает по своему кабинету, продолжает тот же монолог, начатый около года назад. » его огромный кабинет казалс€ в тот вечер очень маленьким и его речь захолустной. Ќе жалко ли, что художник, такой восприимчивый, с такими жадными и зоркими глазами, не видит ничего, кроме снега, сидит в четырех стенах и слушает завывание ветра? ¬ то врем€ как его любимые  иплинги, Ћондоны, ”эллсы колесили по четырем континентам, он жил в пустоте, в пустыне, без вс€кого внешнего материала дл€ творчества, и нужно изумл€тьс€ могучести его поэтических сил, которые и в пустоте не исс€кли.

  ѕисанию Ћеонид јндреев отдавалс€ с такой же чрезмерной стремительностью, как и всему остальному, - до полного истощени€ сил. Ѕывали мес€цы, когда он ничего не писал, а потом вдруг с неверо€тной скоростью продиктует в несколько ночей огромную трагедию или повесть. Ўагает по ковру, пьет черный чай и четко декламирует; пишуща€ машинка стучит как безумна€, но все же еле поспевает за ним. ѕериоды, диктуемые им, были подчинены музыкальному ритму, который нес его на себе, как волна. Ѕез этого ритма, почти стихотворного, он не писал даже писем.
  ќн не просто сочин€л свои пьесы и повести, - он был охвачен ими, как пожаром. ќн становилс€ на врем€ мань€ком, не видел ничего, кроме них; как бы малы они ни были, он придавал им грандиозные размеры, насыща€ их гигантскими образами, ибо в творчестве, как в жизни, был чрезмерен; недаром любимые слова в его книгах - "огромный", "необыкновенный", "чудовищный".  ажда€ тема становилась у него колоссальной, гораздо больше его самого, и застилала перед ним всю вселенную.
  » поразительно: когда он создавал своего Ћейзера, евре€ из пьесы "јнатэма", он даже в частных разговорах, за чаем, невольно сбивалс€ на библейскую мелодию речи. ќн и сам становилс€ на врем€ евреем.  огда же он писал "—ашку ∆егулева", в его голосе слышались волжские залихватские ноты. ќн невольно перенимал у своих персонажей их голос и манеры, весь их душевный тон, перевоплощалс€ в них, как актер. ѕомню, однажды вечером он удивил мен€ бесшабашной веселостью. ќказалось, что он только что написал ÷ыганка, удалого орловца из "ѕовести о семи повешенных". »зобража€ ÷ыганка, он и сам превратилс€ в него и по инерции оставалс€ ÷ыганком до утра - те же слова, те же интонации, жесты.
 √ерцогом Ћоренцо он сделалс€, когда писал свои "„ерные маски", мор€ком - когда писал "ќкеан".
  ѕоэтому о нем существует столько разноречивых суждений. ќдни говорили: он чванный. ƒругие: он душа нараспашку. »ной, приезжа€ к нему, заставал его в роли "—аввы". »ной натыкалс€ на студента из комедии "ƒни нашей жизни". »ной - на пирата ’орре. » каждый думал, что это јндреев. «абывали, что перед ними художник, который носит дес€тки личин, который искренне, с беззаветной убежденностью считает каждую свою личину лицом.
  Ѕыло очень много јндреевых, и каждый был насто€щий.

Ќекоторых јндреевых € не любил, но тот, который был московским студентом, мне нравилс€. ¬друг он становилс€ мальчишески проказлив и смешлив, сорил остротами, часто плохими, но по-домашнему милыми, сочин€л нескладные вирши. ¬ одну такую озорную минуту, жела€ посме€тьс€ над московским писателем “., который был необыкновенно учтив, он на рассвете позвонил к нему по телефону.
-  то говорит? - спрашивает учтивый писатель спросонь€.
- Ѕоборыкин! - отвечает јндреев.
- Ёто вы, ѕетр ƒмитриевич?
- я, - отвечает јндреев др€хлым, боборыкинским голосом.
- „ем могу служить? - спрашивает учтивый писатель.
- ” мен€ к вам просьба, - шамкает јндреев в телефон. - ƒело в том, что в это воскресенье € женюсь... Ќадеюсь, вы окажете мне честь, будете моим шафером.

- — радостью! - восклицает учтивый писатель, не сме€ из учтивости прийти в изумление по поводу свадьбы восьмидес€тилетнего старца, к тому же обладавшего женой.
Ётот вкус к озорству и мальчишеству про€вл€лс€ у Ћеонида јндреева даже в поздние, предсмертные годы. ѕомню, однажды вечером он подговорил человек двадцать друзей и знакомых позвонить с утра по такому-то номеру, а когда к телефону подойдет абонент, самым сладким голосом спросить у него:
- ƒрюнечка, скажите, пожалуйста, видели вы бани  аракаллы?
"ƒрюнечка" был его з€ть, петербургский архитектор јндрей јндреевич ќль. ќн только что воротилс€ из –има, куда ездил дл€ изучени€ античного зодчества, но, по его же признанию, не успел погл€деть на знаменитые развалины  аракалловых бань.
”знав об этом, Ћеонид Ќиколаевич и придумал дл€ него такую телефонную казнь. ѕосле второго же звонка бедный ќль начал свирепо ругатьс€, после п€того исчерпал все ругательства и только с остервенением р€вкал, €ростно швыр€€ телефонную трубку.
ќчень забавно рассказывал Ћеонид Ќиколаевич о временах своего студенчества, когда он с трехрублевкой в кармане совершал "кругосветные плавани€" по московским переулкам и улицам, заход€ во все кабаки и трактиры и в каждом выпива€ по рюмке. ќб€зательное условие этого плавани€ - не пропустить ни одного заведени€ и благополучно вернутьс€ в свою исходную гавань.
- —перва все шло у мен€ хорошо. я плыл на всех парусах. Ќо в середине пути вс€кий раз натыкалс€ на мель. Ѕеда в том, что в одном переулке две пивные помещались визави, дверь в дверь. ¬с€кий раз, когда € выходил из второй двери, мен€ брало сомнение, был ли € в первой, и так как € человек добросовестный, € два часа ходил между двум€ заведени€ми, пока не погибал окончательно.
—вою дачу јндреев называл "¬илла јванс" (она была построена на деньги, вз€тые авансом у издател€). ѕро одного критика выразилс€: "»уда из “ериок" (вместо "»скариот"). ѕро одну нашу знакомую даму, любовники которой были брать€ми: "братска€ могила".
Ќо часто эта веселость была, как и все у јндреева, чрезмерна€, имела характер припадка, от нее вам становилось не по себе, и вы радовались, когда она наконец проходила.
ѕосле этого припадка веселости он становилс€ мрачен и чаще всего начинал монологи о смерти. “о была его любима€ тема. —лово "смерть" он произносил особенно - очень выпукло и чувственно: смерть, как некоторые сластолюбцы - слово женщина. “ут у јндреева был великий талант: он умел бо€тьс€ смерти, как никто. Ѕо€тьс€ смерти - дело нелегкое; многие пробуют, но у них ничего не выходит; јндрееву оно удавалось отлично; тут было истинное его призвание: испытывать смертельный, отча€нный ужас. Ётот ужас чувствуетс€ во всех его книгах, и € думаю, что именно от этого ужаса он спасалс€, хвата€сь за цветную фотографию, за граммофоны, за живопись. ≈му нужно было хоть чем-нибудь загородитьс€ от тошнотворных приливов отча€ни€. ¬ страшные послереволюционные годы (1907-1910), когда в –оссии свирепствовала эпидеми€ самоубийств, јндреев против воли стал вождем и апостолом уход€щих из жизни. ќни чу€ли в нем своего. ѕомню, он показывал мне целую коллекцию предсмертных записок, адресованных ему самоубийцами. ќчевидно, у тех установилс€ обычай: прежде чем покончить с собой, послать письмо Ћеониду јндрееву.
»ногда это казалось особенно странным. »ногда, гл€д€ на него, как он хоз€йским, уверенным шагом гул€ет у себ€ во дворе, среди барских конюшен и служб, в сопровождении “юхи, великолепного пса, или как в бархатной куртке он позирует перед заезжим фотографом, вы не верили, чтобы этот человек мог носить в себе трагическое чувство вечности, небыти€, хаоса, мировой пустоты. Ќо в том-то и заключалась основна€ черта его писательской личности, что он - плохо ли, хорошо ли - всегда в своих книгах касалс€ извечных вопросов, трансцендентных, метафизических тем. ƒругие темы не волновали его. “а литературна€ группа, среди которой он случайно оказалс€ в начале своего писательского поприща, - Ѕунин, ¬ересаев, „ириков, “елешов, √усев-ќренбургский, —ерафимович, —киталец, - была внутренне чужда Ћеониду јндрееву. “о были бытописатели, волнуемые вопросами реальной действительности, а он среди них был единственный трагик, и весь его экстатический, эффектный, чисто театральный талант, влекущийс€ к грандиозным, преувеличенным формам, был лучше всего приспособлен дл€ метафизико-трагических тем.
Ѕрат о брате.

—тать€ јндре€ јндреева о своем брате по€вилась в омской "белой" газете "≈дина€ –осси€" в 1919 году. ≈е отыскал исследователь творчества Ћеонида јндреева, ныне умерший ¬адим „уваков.

ѕоэт јндрей ¬олховской приходитс€ родным братом известному писателю Ћеониду јндрееву.  огда 12 сент€бр€ 1919 года Ћеонид јндреев умер на дача на территории ‘инл€ндии, его брат јндрей јндреев воевал в армии  олчака. 
”знав о смерти брата, јндрей јндреев впервые раскрыл дл€ читател€ свое родство с великим писателем. јндрей јндреев был расстрел€н красноармейцами в 1920 году. “очна€ дата гибели неизвестна. 
¬место венка

»сполн€€ просьбу редакции - написать несколько слов о брате моем, ныне умершем писателе Ћеониде Ќиколаевиче јндрееве, - € далек от мысли касатьс€ его литературного наследи€. Ёто дело критики. ¬ этом отношении € могу только сказать, что все его произведени€ €вл€ютс€ не более как слабым отблеском, невн€тным эхом тех внутренних бурь, которые волновали его живую, вечно м€тущуюс€ душу.

¬ годы, предшествовавшие войне, глубоко изменилось миросозерцание писател€. Ёто новое отношение к жизни €вилось не вдруг, оно было результатом всех его страстных исканий, оно €вилось, когда пройден им был и посильно, дл€ себ€, освещен весь трагический мрак смутного, временного, полного страданий и противоречий, земного предельного быти€.
"—мерти не существует" - вот то новое, что могло в дальнейшем стать основою его будущих произведений.
ћне пам€тен момент, когда впервые он сказал себе это новое.
ћы были на море, в шхерах. Ѕыло солнечное утро и обновленным, светлым, безгранично радостным казалс€ мир. “ихо колыхалс€ на €коре, на голубой утренней волне, мотор. ћеханик уехал на берег, на остров, и € один сидел на кокпите, ожида€ пробуждени€ брата. ќн вышел из каюты особенно радостным и с особым, свойственным ему вниманием стал смотреть в си€ющее море.
- Ёто удивительно, - сказал он, наконец, отрыва€сь, - € проснулс€ со словами: "» поэтому смерти не существует". —мотрю на море и чувствую то же самое: и поэтому смерти не существует. —на же припомнить не могу, помню только всю силу, всю неопровержимость того, что привело мен€ к этой фразе...
¬ дальнейшем он посто€нно в разговорах возвращалс€ к этому новому и сме€лс€ над тем €рлыком "пессимиста", который навесила на него критика. Ќо, сме€сь, в то же врем€ переживал своеобразную драму художника, о которой сам он говорил так: 
- я пишу уже п€тнадцать лет.  ак с классной доски, на которой много писалось, невозможно стереть следы мела, так невозможно и мне, в новых работах, стереть следы того, что было написано раньше. ћен€ продолжают именовать пессимистом - определение, которое звучит теперь уже дл€ мен€ впустую, - и они как будто бы и правы. Ќо - одновременно и не правы, так как весь вопрос сводитс€ здесь исключительно к закону косности, победить который - задача, сто€ща€ теперь передо мною...
јндреев умер, и тыс€чи верст отдал€ют нас от того гроба, в который положен он на чужбине. » разрозненное, разрушенное революционной грозою, не в силах общество отдать усопшему последней дани...
∆естокое одиночество в жизни - вот то, что было уделом Ћеонида јндреева. ќно было тем "роковым", что лежит, по слову Ќекрасова, в судьбе русского писател€, оно убивало его, как убивала "рокова€" нищета ƒостоевского, как "рокова€" чахотка убивала Ќадсона. —идевшие по своим политическим и литературным 

€чейкам, смотревшие по своим "направлени€м", замкнутые в стенах своих "школ", де€тели искусства и политики, надев на себ€ правоверные шоры, не рисковали приближатьс€ в них к писателю - слишком беспокойному, слишком независимому, слишком беспощадному ко вс€кой нарочитой узости и усыпл€ющему доктринерству. » если нужно было, в силу партийных соображений, молчать о писателе - молчали скопом, всем "направлением", всею "школою", и если нужно было на него напасть - скопом же и нападали.
...ѕоздний но€брьский вечер. ¬ глухом осеннем ненастье, среди темных сп€щих финских лачуг, гор€ огн€ми, возвышаетс€ исполином над морем "а
ндреевска€" дача.  огда-то, когда строилась она, когда выстроилась, и плотник в восторге пробежал, балансиру€, по карнизу семисаженной башни - какое было торжество, "как пышно" было, "как богато"! –ассчитанные на приезжающих комнаты, рассчитанные на гостей лодки и лыжи, огромный кабинет, огромна€ столова€... Ќо что-то тихо, что-то 

слишком уж тихо в огромном доме. ”же мес€цы не переступала чужа€ нога порога андреевского дома...
"ѕриезжай, необходимо", - телеграфирует мне писатель в ћ
оскву и, когда приезжаю €, находит еще силы в себе шутить. Ќо кака€ невесела€ и страшна€ шутка!

- я было думал, - шутит он, - нан€ть какого-нибудь финна, пусть вечер сидит, все-таки - не один...
Ќо, конечно, не брат, не мать и не жена могли дать писателю той атмосферы, которою дышат таланты. я помню эти долгие вечера вдвоем, в огромном кабинете. я сижу и слушаю, а он говорит, и все то, что и как он говорит, вызывает во мне дикое изумление: почему € один, почему нет вокруг огромной аудитории, жадно лов€щей откровени€ богатой мысли?
 ”влека€сь импровизацией, углублением темы, он забывалс€. ј ночью, когда расходились, € слушал торопливую беготню и хлопанье дверей: то начиналс€ очередной сердечный припадок...
ћы всегда чувствовали себ€ миллионерами. ћы никогда не щадили наших талантов. “олько над гробом, только над свежевырытою могилой привыкли мы задумыватьс€ над потерей, над смыслом постигшей нас утраты. «д
есь, впервые, критически вгл€дываемс€ мы в свое отношение к человеку при жизни...
  ¬ихрем огромных событий разметана русска€ общественность.

Ќыне, после жестоких испытаний, она возрождаетс€ под новым знаком - под знаком понимани€ и признани€ ценности всего и вс€кого нашего национального досто€ни€. » это в горький час утраты дает надежду и уверенность в том, что навсегда исчезнет из жизни наших людей, мысли и сердца то роковое, что вечно делало их жизненный путь крестным путем на √олгофу...


Ћеонид јЌƒ–≈≈¬

chtoby-pomnili.compage.php?id=322

–аньше: —еребр€ный век. Ћеонид Ќиколаевич јндреев (1871 - 1919)

—ери€ сообщений "Ћеонид јндреев":
„асть 1 - —еребр€ный век. Ћеонид Ќиколаевич јндреев (1871 - 1919)
„асть 2 - ѕам€ти Ћеонида јндреева. ¬оспоминани€ внучки »рины –ыжковой
„асть 3 - Ѕорис  онстантинович «айцев. "Ћеонид јндреев"
„асть 4 -  орней „уковский о Ћеониде јндрееве
„асть 5 -  о дню рождени€ Ћеонида Ќиколаевича јндреева (1871 - 1919)
„асть 6 -   145-летию Ћеонида јндреева (1871-1919)
„асть 7 - ѕам€ти Ћеонида јндреева
„асть 8 - 2 но€бр€ родилс€ ƒаниил јндреев (1906 - 1959)

ћетки:  
ѕонравилось: 2 пользовател€м



Svetlana-k   обратитьс€ по имени „етверг, 12 »юн€ 2014 г. 23:22 (ссылка)
—пасибо, “амара!
— интересом была погружена в чтение. »нтересный и незаур€дный человек...
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
ѕерейти к дневнику

ѕ€тница, 13 »юн€ 2014 г. 22:12ссылка
я очень люблю, —вета, читать, как один хороший писатель говорит о другом прекрасном...
 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку