-–убрики

 -÷итатник

’ристос и ѕилат в живописи - (0)

—уд и поругание. Ѕрюллов  арл ѕавлович. √олова ’риста в терновом венце. 1849 » отвели ≈го...

Ќиколай »ванович  ульбин - военный врач, художник авангарда - (0)

ƒќ “ќ–-ј¬јЌ√ј–ƒ»—“ Ќ» ќЋј… »¬јЌќ¬»„  ”Ћ№Ѕ»Ќ (1868-1917) ѕасха у футуристов в мастерской художн...

¬олков ≈фим ≈фимович (1844 -1920) - (0)

«абытые имена.’удожник  ¬олков ≈.≈.   ¬ќЋ ќ¬  ≈‘»ћ ≈‘»ћќ¬»„ ...

ћихаил ѕетрович ÷ыбасов (1904-1967) - (0)

Ђћј—“≈–ј јЌјЋ»“»„≈— ќ√ќ »— ”——“¬јї ћ»’ј»Ћ ÷џЅј—ќ¬ ћ.ѕ. ÷ыбасов (1904-1967) ÷веты ¬остока (ѕорт...

¬ан √ог. јукционы - (0)

 артину ¬ан √ога продадут во ‘ранции впервые за 20 лет. ∆енщины в дюнах за починкой с...

 - нопки рейтинга Ђяндекс.блогиї

 -¬сегда под рукой

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в “омаовс€нка

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 20.04.2011
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 51444

 о дню рождени€ ѕетра яковлевича „аадаева

—уббота, 07 »юн€ 2014 г. 14:44 + в цитатник

ќсип Ёмильевич ћандельштам (1891, ¬аршава - 1938, пересыльный лагерь под ¬ладивостоком). 
–усский поэт, прозаик, переводчик, эссеист. 
–одилс€ в семье купца-кожевника. ¬ 1907 окончил одну из лучших ѕетербургских школ - “енишевское училище. —лушал лекции на словесном факультетте —орбонны в ѕариже и в √ейдельбергском университете; жил в √ермании, Ўвейцарии, »талии.

¬ 1911 - 1917 занималс€ на историко-филологическом факультете ѕетербургского университета. ”влекалс€ поэзией, музыкой, театром. ¬ошел в круг литераторов-акмеистов  √умилева, јхматовой,   узмина.

  ћандельштам был потр€сен примером „аадаева - русского человека, и притом человека пушкинской эпохи, то есть самой органичной эпохи русской культуры, избравшего католическую идею единства. ћандельштам угадывает в чаадаевой мысли освобождающий парадокс, родственный тем парадоксам, без которых не мог жить он сам; не вопреки своему русскому естеству, а благодар€ ему, ведомый русским духовным странничеством.

—тать€ ќсипа ћандельштама "ѕетр „аадаев" 

ѕЄтр яковлевич „аадаев в 1820-е годыI

   —лед, оставленный „аадаевым в сознании русского общества, — такой глубокий и неизгладимый, что невольно возникает вопрос: уж не алмазом ли проведен он по стеклу? Ёто тем более замечательно, что „аадаев не был де€телем: профессиональным писателем или трибуном. ѕо всему своему складу он был «частный» человек, что называетс€ «privatier». Ќо, как бы сознава€, что его личность не принадлежит ему, а должна перейти в потомство, он относилс€ к ней с некоторым смирением: что бы он ни делал — казалось, что он служил, св€щеннодействовал.

ѕЄтр яковлевич „аадаев в 1820-е годы

 

  ¬се те свойства, которых была лишена русска€ жизнь, о которых она даже не подозревала, как нарочно соедин€лись в личности „аадаева: огромна€ внутренн€€ дисциплина, высокий интеллектуализм, нравственна€ архитектоника и холод маски, медали, которым окружает себ€ человек, сознава€, что в веках он — только форма, и заранее подготовл€€ слепок дл€ своего бессмерти€.

  ≈ще более необычным дл€ –оссии был дуализм „аадаева, €сное им различение материи и духа. ¬ младенческой стране, стране полуживой материи и полумертвого духа, седа€ антиноми€ косной глыбы и организующей идеи была почти неизвестна. –осси€, в глазах „аадаева, принадлежала еще вс€ целиком к неорганизованному миру. ќн сам был плоть от плоти этой –оссии и посмотрел на себ€ как на сырой материал. –езультаты получились удивительные. »де€ организовала его личность, не только ум, дала этой личности строй, архитектуру, подчинила ее себе всю без остатка и, в награду за абсолютное подчинение, подарила ей абсолютную свободу.

  √лубока€ гармони€, почти сли€ние нравственного и умственного элемента придают личности „аадаева особую устойчивость. “рудно сказать — где кончаетс€ умственна€ и где начинаетс€ нравственна€ личность „аадаева, до такой степени они близ€тс€ к полному сли€нию. —ильнейша€ потребность ума была дл€ него в то же врем€ и величайшей нравственной необходимостью.

  я говорю о потребности единства, определ€ющей строй избранных умов.

  «ќ чем же мы станем беседовать? — спрашивал он ѕушкина в одном из своих писем. — ” мен€, вы знаете, всего одна иде€, и если бы ненароком в моем мозгу оказались еще какие-нибудь идеи, они, конечно, тотчас прилепились бы к той одной: удобно ли это дл€ вас?»

  „то же такое прославленный «ум» „аадаева, этот «гордый» ум, почтительно воспетый ѕушкиным, освистанный задорным языковым, как не сли€ние нравственного и умственного начала — сли€ние, которое столь характерно дл€ „аадаева и в направлении которого совершалс€ рост его личности.

  — этой глубокой, неискоренимой потребностью единства, высшего исторического синтеза родилс€ „аадаев в –оссии. ”роженец равнины захотел дышать воздухом альпийских вершин и, как мы увидим, нашел его в своей груди.

II

  Ќа «ападе есть единство! — тех пор, как эти слова вспыхнули в сознании „аадаева, он уже не принадлежал себе и навеки оторвалс€ от «домашних» людей и интересов. ” него хватило мужества сказать –оссии в глаза страшную правду, — что она отрезана от всемирного единства, отлучена от истории, этого «воспитани€ народов Ѕогом».

  ƒело в том, что понимание ѕетром „аадаевым истории исключает возможность вс€кого вступлени€ на исторический путь. ¬ духе этого понимани€, на историческом пути можно находитьс€ только ранее вс€кого начала. »стори€ — это лестница »акова, по которой ангелы сход€т с неба на землю. —в€щенной должна она называтьс€ на основании преемственности духа благодати, который в ней живет. ѕоэтому „аадаев и словом не обмолвилс€ о «ћоскве — третьем –име». ¬ этой идее он мог увидеть только чахлую выдумку киевских монахов. ћало одной готовности, мало доброго желани€, чтобы начать историю. ≈е вообще немыслимо начать. Ќе хватает преемственности, единства. ≈динства не создать, не выдумать, ему не научитьс€. √де нет его, там в лучшем случае — «прогресс», а не истори€, механическое движение часовой стрелки, а не св€щенна€ св€зь и смена событий.

   ак очарованный, смотрел „аадаев в одну точку — туда, где это единство стало плотью, бережно хранимой, завещаемой из поколени€ в поколение. «Ќо папа! папа! Ќу что же? –азве и он — не просто иде€, не чиста€ абстракци€? ¬згл€ните на этого старца, несомого в своем паланкине под балдахином, в своей тройной короне, теперь так же, как тыс€чу лет назад, точно ничего в мире не изменилось: поистине, где здесь человек? Ќе всемогущий ли это символ времени, — не того, которое идет, а того, которое неподвижно, чрез которое все проходит, но которое само стоит невозмутимо и в котором и посредством которого все совершаетс€?»

III

  » вот, в августе 1825 года, в приморской деревушке близ Ѕрайтона по€вилс€ иностранец, соедин€вший в своей осанке торжественность епископа с безукоризненной корректностью светского человека.

  Ёто был „аадаев, бежавший из –оссии на случайном корабле, с такой поспешностью, как если бы ему грозила опасность, однако без внешнего принуждени€, но с твердым намерением — никогда больше не возвращатьс€.

  Ѕольной, мнительный, причудливый пациент иностранных докторов, никогда не знавший другого общени€ с людьми, кроме чисто интеллектуального, скрыва€ даже от близких страшное см€тение духа, он пришел увидеть свой «апад, царство истории и величи€, родину духа, воплощенного в церкви и архитектуре. Ёто странное путешествие, зан€вшее два года жизни „аадаева, о которых мы знаем очень мало, больше похоже на томление в пустыне, чем на паломничество, а потом ћосква, дерев€нный флигель-особн€к, «јпологи€ сумасшедшего» и долгие размеренные годы проповеди в «аглицком» клубе.

  »ли „аадаев устал? »ли его готическа€ мысль смирилась и перестала возносить к небу свои стрельчатые башни? Ќет, „аадаев не смирилс€, хот€ врем€ своим тупым напильником коснулось и его мысли.

  ќ, наследство мыслител€! ƒрагоценные клочки! ‘рагменты, которые обрываютс€ как раз там, где больше всего хочетс€ продолжени€, грандиозные вступлени€, о которых не знаешь — что это: начертанный план или уже само его осуществление? Ќапрасно добросовестный исследователь вздыхает об утраченном, о недостающих звень€х: их и не было, они никогда не выпадали.

  ‘рагментарна€ форма «‘илософических ѕисем» внутренне обоснована, так же как и присущий им характер обширного введени€.

  „тобы пон€ть форму и дух «‘илософических ѕисем», нужно представить себе, что –осси€ служит дл€ них огромным и страшным фоном. «и€ние пустоты между написанными известными отрывками — это отсутствующа€ мысль о –оссии.

  Ћучше не касатьс€ «јпологии».  онечно, не здесь сказал „аадаев то, что он думал о –оссии.

  », как безнадежна€ плоска€ равнина, развиваетс€ последний, незаконченный период «јпологии», это унылое, широковещательное и, вместе, ничего не обещающее начало, после того как уже столько было сказано: «≈сть один факт, который властно господствует над нашим историческим движением, который красной нитью проходит через всю нашу историю, который содержит в себе, так сказать, всю ее философию, который про€вл€етс€ во все эпохи нашей общественной жизни и определ€ет их характер... Ёто — факт географический»...

  »з «‘илософических ѕисем» можно только узнать, что –осси€ была причиной мысли „аадаева. „то он думал о –оссии — остаетс€ тайной. Ќачертав прекрасные слова: «истина дороже родины», „аадаев не раскрыл их вещего смысла. Ќо разве не удивительное зрелище эта «истина», котора€ со всех сторон, как неким хаосом, окружена чуждой и странной «родиной»?

  ѕопробуем про€вить «‘илософические ѕисьма», как негативную пластинку. ћожет быть, те места, которые просветлеют, окажутс€ именно о –оссии.



IV

  ≈сть велика€ слав€нска€ мечта о прекращении в западном значении слова, как ее понимал „аадаев. Ёто — мечта о всеобщем духовном разоружении, после которого наступит некоторое состо€ние, именуемое «миром». ћечта о духовном разоружении так завладела нашим домашним кругозором, что р€довой русский интеллигент иначе и не представл€ет себе конечной цели прогресса, как в виде этого неисторического «мира». ≈ще недавно сам “олстой обращалс€ к человечеству с призывом прекратить лживую и ненужную комедию истории и начать «просто» жить. ¬ «простоте» — искушение идеи «мира»:

жалкий человек...
„его он хочет?.. Ќебо €сно, 
ѕод небом места много всем.

  Ќавеки упраздн€ютс€, за ненадобностью, земные и небесные иерархии. ÷ерковь, государство, право исчезают из сознани€, как нелепые химеры, которыми человек от нечего делать, по глупости, населил «простой», «Ѕожий» мир, и наконец остаютс€ наедине, без докучных посредников, двое — человек и вселенна€:

ѕротив неба, на земле, 
∆ил старик в одном селе...

  ћысль „аадаева — строгий перпендикул€р, восставленный к традиционному русскому мышлению. ќн бежал, как чумы, этого бесформенного ра€.

  Ќекоторые историки увидели в колонизации, в стремлении расселитьс€ возможно вольготнее на возможно больших пространствах — господствующую тенденцию русской истории.

  ¬ могучем стремлении населить внешний мир иде€ми, ценност€ми и образами, в стремлении, которое уже столько веков составл€ет мучение и счастие «апада и ввергнуло его народы в лабиринт истории, где они блуждают до сих пор, — можно усмотреть параллель этой внешней колонизации.

  “ам, в лесу социальной церкви, где готическа€ хво€ не пропускает другого света, кроме света идеи, укрывалась и созревала главна€ мысль „аадаева, его нема€ мысль о –оссии.

  «апад „аадаева нисколько не похож на расчищенные дорожки цивилизации. ќн, в полном смысле слова, открыл свой «апад. ѕоистине, в эти дебри культуры еще не ступала нога человека.



V

   ћысль „аадаева, национальна€ в своих истоках, национальна и там, где вливаетс€ в –им. “олько русский человек мог открыть этот «апад, который сгущеннее, конкретнее самого исторического «апада. „аадаев именно по праву русского человека вступил на св€щенную почву традиции, с которой он не был св€зан преемственностью. “уда, где все — необходимость, где каждый камень, покрытый патиной времени, дремлет, замурованный в своде, „аадаев принес нравственную свободу, дар русской земли, лучший цветок, ею взращенный. Ёта свобода стоит величи€, застывшего в архитектурных формах, она равноценна всему, что создал «апад в области материальной культуры, и € вижу, как папа, «этот старец, несомый в своем паланкине под балдахином, в своей тройной короне», приподн€лс€, чтобы приветствовать ее.

  Ћучше всего характеризовать мысль „аадаева как национально-синтетическую. —интетическа€ народность не склон€ет головы перед фактом национального самосознани€, а возноситс€ над ним в суверенной личности, самобытной, а потому национальной.

  —овременники изумл€лись гордости „аадаева, а сам он верил в свое избранничество. Ќа нем почила гиератическа€ торжественность, и даже дети чувствовали значительность его присутстви€, хот€ он ни в чем не отступал от общеприн€того. ќн ощущал себ€ избранником и сосудом истинной народности, но народ уже был ему не суди€!

   ака€ разительна€ противоположность национализму, этому нищенству духа, который непрерывно апеллирует к чудовищному судилищу толпы!

  ” –оссии нашелс€ дл€ „аадаева только один дар: нравственна€ свобода, свобода выбора. Ќикогда на «ападе она не осуществл€лась в таком величии, в такой чистоте и полноте. „аадаев прин€л ее, как св€щенный посох, и пошел в –им.

  я думаю, что страна и народ уже оправдали себ€, если они создали хоть одного совершенно свободного человека, который пожелал и сумел воспользоватьс€ своей свободой.

   огда Ѕорис √одунов, предвосхища€ мысль ѕетра, отправил за границу русских молодых людей, ни один из них не вернулс€. ќни не вернулись по той простой причине, что нет пути обратно от быти€ к небытию, что в душной ћоскве задохнулись бы вкусившие бессмертной весны неумирающего –има.

  Ќо ведь и первые голуби не вернулись обратно в ковчег.

  „аадаев был первым русским, в самом деле, идейно, побывавшим на «ападе и нашедшим дорогу обратно. —овременники это инстинктивно чувствовали и страшно ценили присутствие среди них „аадаева.

  Ќа него могли показывать с суеверным уважением, как некогда на ƒанта: «Ётот был там, он видел — и вернулс€».

  ј сколькие из нас духовно эмигрировали на «апад! —колько среди нас — живущих в бессознательном раздвоении, чье тело здесь, а душа осталась там!

  „аадаев знаменует собой новое, углубленное понимание народности как высшего расцвета личности и — –оссии как источника абсолютной нравственной свободы.

  Ќаделив нас внутренней свободой, –осси€ предоставл€ет нам выбор, и те, кто сделал этот выбор, — насто€щие русские люди, куда бы они ни примкнули. Ќо горе тем, кто, покружив около родного гнезда, малодушно возвращаетс€ обратно!

rvb.ruћандельштам…/vol_2/01prose/0636.htm

–убрики:  ѕисатели и книги/19 век
ћыслители
ћетки:  

ѕроцитировано 2 раз
ѕонравилось: 2 пользовател€м



egulumbek   обратитьс€ по имени —уббота, 07 »юн€ 2014 г. 15:08 (ссылка)
ќчень интересно! —пасибо!
ј вот как наш безумец в своЄ врем€ высказалс€ по поводу тогдашнего " рымнаш!" :
"ѕозволительно, думаю €, вс€кому истинному русскому, искренне люб€щему свое отечество,
в этот решающий час слегка досадовать на тех, кто вли€нием своим, пр€мым или косвенным,
толкнул его на гибельную войну, кто не учЄл его нравственных и материальных ресурсов и свои теории прин€л за
истинную политику страны, свои незавершенные изыскани€ --- за подлинное национальное чувство, кто,
наконец, преждевременно запев победные гимны, ввЄл в заблуждение общественное мнение, когда еще не поздно
остановитьс€ на том скользком пути, по которому увлекло страну легкомыслие или бездарность.
ѕозволительно, думаю €, пред лицом наших бедствий не раздел€ть стремлений разнузданного патриотизма, который привел страну на край бездны, который думает выпутатьс€, упорству€ в своих иллюзи€х, не жела€ признавать
отча€нного положени€, им же созданного."
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
ѕерейти к дневнику

—уббота, 07 »юн€ 2014 г. 16:43ссылка
¬ысказывание замечательное, но €, Ёрнст √алимович, не смею философию „аадаева прив€зывать к конкретной ситуации, так как и ситуаци€ и философи€ „аадаева мне не вполне €сны
 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку