-Цитатник

Роберт Эннинг Белл (1863-1933). - (0)

ХУДОЖНИК РОБЕРТ ЭННИНГ БЕЛЛ / ROBERT ANNING BELL (1863-1933) - ПОСЛЕДНИЙ НАСЛЕДНИК ПРЕРАФАЭЛИТОВ ...

А что мне нужно? Может, просто быть... - (0)

"...я бы пришла на эту Землю снова." Вашему вниманию несколько стихотворений, светлых и лир...

Джеймс Сметэм (1821-1889) - (0)

ХУДОЖНИК ДЖЕЙМС СМЕТЭМ / JAMES SMETHAM - ЕЩЕ ОДИН ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ПРЕРАФАЭЛИТОВ Джеймс Сметэм (18...

Летние травы - (0)

В.Д. Поленов. Лопухи. 1870 Между кольями забора серого Солнце длинные лу...

Земля псковская - (0)

  Пожалуй, за пределами российских столиц трудно найти...

 -Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Всегда под рукой

 -Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Томаовсянка

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.04.2011
Записей:
Комментариев:
Написано: 52310


Михаил Шемякин: Петербург гибнет на моих глазах

Понедельник, 26 Мая 2014 г. 11:21 + в цитатник

  В канун очередного Дня рождения Петербурга известный живописец, график и скульптор, театральный художник Михаил Шемякин поделился с OK-inform мыслями о сохранении петербургской архитектуры, планами создания исторических улиц и предположениями относительно того, сколько жить Северной столице

- Петербург называют городом-памятником или памятником под открытым небом. Как вы считаете, удастся ли сохранить этот статус в будущем?

- Мы видим разрушенные останки памятника, который введем в анналы истории. Все это - преступления, которые совершила Валентина Матвиенко и власть имущие до нее. Въезд в Невский проспект - сплошная надстройка. Часто я останавливаюсь в Толстовском доме, к которому бизнесмен Калманович взял, да надстроил крышу. Но потом его убили. Видимо, «мадам» заплатили деньги, и разрешение дали. Невский изуродован! Петербург гибнет на моих глазах. Бороться за сохранение сложно, ведь власть у людей, которые взбесились от запаха денег. За деньги продается все! Мне кажется, если понадобятся кости Ленина, и их вынесут. Бесстыдство дошло до какого-то босховского варианта. Жалко, конечно, но что мы можем сделать? Помню, как Марголис (петербургский архитектор Александр Марголис - прим. OK-inform) протестовал из-за сноса Преображенских конюшен. Его избили в тот же вечер, у него сотрясение мозга. Людей, которые борются за деньги, ничто уже не останавливает.

Что им город? Наш любимый Ленинград-Петербург? Прошелся я недавно по Апраксину двору, ужаснулся. Как надо было довести Петербург до такого позорного состояния - запущенного и откровенно загаженного? А ведь это центр, рядом Невский, не говорю уже о многих других улицах. 

Я предлагал сделать историческими улицы, прилегающие к Невскому проспекту, например, как это сделано в Америке - люди оказываются на них и словно попадают в XIX век. Там люди могли бы ходить в старом облачении, ездили бы кареты... Людям за это платили бы, и они создали атмосферу. Я предложил сделать такое же в Петербурге. Воссоздать старую рекламу... Чтоб человек шагнул на такую улицу и увидел людей в сюртуках, выпил кофе и посмотрел старинные журналы.

Но лучше власти сделают очередной безумный проект, куда можно вложить деньги, а на самом деле - изуродовать территорию и наворовать. Это гораздо выгоднее, чем восстановить старый Петербург. Хотя для туристов такие улицы стали бы подарком.

Венеция за это держится. Там нет ни нефти, ни алмазов, зато на туристах Венеция зарабатывает около 20 или 30 млн евро в год. Казалось бы, крошечный городок. Если бы к Петербургу бережно относились, он приносил бы колоссальную пользу жителям. Но ведь люди, которые управляют и разрушают, имеют не так много мозгов. Украсть - не создать. Если Господь Бог не поможет охранять Петербург, то городу «быть пусту». Это не значит, что без людей, а без интеллектуальной жизни. Иначе будут ходить ряженые казачки с алюминиевыми орденами среди изуродованных домов, заменять петербургские живые декорации. Все это грустно и печально. Попахивает Кафкой.

- Может ли общественность вмешаться в ситуацию?

- Не забывайте, что коренных жителей этого города, к сожалению, осталось мало. Все погибали на войне и в блокаду. Мало людей, у которых подлинная любовь к городу, но найти можно, они, возможно, и будут отстаивать интересы города. Петербург уже не относится к старинным городам, какие я, например, наблюдаю во Франции, где живу. Во французских городах люди живут поколениями - попробуйте что-то переменить и тронуть. Это их дом! Когда я приезжаю в Россию, то не чувствую, что люди ощущают себя дома.



СО ВРЕМЕН РИМСКОЙ ИМПЕРИИ БЫЛО ПОНЯТНО, ЧТО НЕОБРАЗОВАННЫМ И БЕДНЫМ ЛЮДОМ БЫЛО ЛЕГКО УПРАВЛЯТЬ…

Поэтому политические и псевдопатриотические настроения в обществе настораживают. Из России уехали миллионы толковых людей, которые могли бы жить здесь. Я встретился с академиком Сагдеевым в Вашингтоне, где, например, работает 2 тысячи молодых русских ученых. Они уехали не за «длинным рублем», а потому что здесь нет денег на дальнейшее развитие их идей. Им потребовалось уехать, чтоб работать и творить. Наука, искусство, литература - в загоне.

Если брать коммунистический режим, то там-то люди были поумнее. Они понимали, что искусство - это идеологический фронт. В какой-то мере предвосхитили фразу академика Лихачева о том, что если у нации нет культуры, ее существование бессмысленно. Сегодняшнее правительство полностью игнорирует эту идею. По крайней мере, в их головах эти мысли не роятся. Наоборот: как сказал Фурсенко в одном из интервью, «не очень нам нужно много образованных людей». Со времен Римской Империи было понятно, что необразованным и бедным людом было легко управлять…

Сегодня, на этом взрыве псевдопатриотизма, мы видим, как легко можно настроить людей, которые находятся в бедственном положении, будто становимся лучше и кого-то защищаем. Это опасное явление. Я вырос в стране «квасного патриотизма». На этой идее строились лагеря, аресты, расстрелы, разделение семей и т. д. К сожалению, у человека очень короткая память, особенно у российского. Мы забываем, что уже все прошли, пережили, и когда начинают навязывать, меня это пугает.

- Как Вы считаете, имеют ли памятники политическую актуальность?

- Я был одним из первых, кто написал письмо в Министерство культуры о защите памятников советского строя, потому что было много уродливых и безобразных памятников, но портреты того же Ленина, Дзержинского делали замечательные скульпторы. Не важно, кого они изображали. У меня на стене портрет Дзержинского, и меня постоянно спрашивают, мол, почему он у вас висит?» Это «Железный Феликс», который прославился жестокостью. Я говорю: если бы он был жив, то сотни тысяч беспризорных детей сегодня не ютились бы в трубах и не вели бы такой образ жизни при том, что другие захлебываются в своем богатстве. Поэтому портрет Феликса Сигизмундовича висит у меня как живой укор.

- Как возникает идея памятника? Кто должен принимать решение об установке?

- Мы столько понаставили памятников в порывах патриотического ража, что знаю, только Лениных здесь было 90 или 190. Это были заказы. Бездарные художники тоже лепили Лениных. Сказать что-то вроде «без этого обойдемся» грозило тюрьмой. Поэтому памятники и «внедрялись»! Работали комбинаты, люди зарабатывали деньги. Все шумело и гудело.



У МЕНЯ ОТНОШЕНИЕ К ПАМЯТНИКАМ ПРОСТОЕ - ЕСЛИ ХОРОШИЕ, ПУСТЬ СТОЯТ

Вот сняли памятник Дзержинскому на Лубянке, и площадь фактически «обезглавлена». Памятник выполнен талантливым мастером, работа колоссальная. Сейчас он уныло «торчит» во дворе художественного зала… Когда спрашивают мое мнение о восстановлении памятника Дзержинскому на старом месте, я говорю «за», как это ни странно, ведь у меня много репрессированных. Не страшно восстановить памятник Дзержинскому там, где он был, а страшно восстановить тот жестокий режим, возвращаться к нему и думать о нем как о благости для российского народа. Это страшнее! Поэтому у меня отношение к памятникам простое - если хорошие, пусть стоят. Вот памятник Карлу Марксу. Замечательный же - Левы Кербеля, с которым мы дружили, но не сходились по идеологическим мотивам, и не могли сойтись. Тем не менее, он сказал, что Карл Маркс - глыба. Если читать биографию Маркса, то не таким уж марксистом он был. Так что хорошим памятникам - «да», плохим - «нет». Но, к сожалению, сейчас больше плохих.

- Говорят, памятник надо заслужить…

- Если Ленина назвать злодеем, то памятник он все равно заслужил. Изображают же дьявола на иконах.

- А если говорить о современных деятелях политики, искусства - кому бы вы поставили памятник?

- Мне сложно сказать. Из политических, пожалуй, никому. Или поставил бы такой, что он вряд ли кому-то понравился. Но памятники будут, вы подождите. Я у Зураба Церетели увидел такие 10-метровые портреты Путина, отлитые в бронзе, где-то он (Путин) в костюме каратиста… В одном движении, в другом. Не за горами то время, когда они будут вставать по всей великой России.

- То есть на место Ленина придет Путин?

- Или их поставят рядом. Сейчас это все разговоры. Памятники - не столь важная проблема на сегодня, куда важнее образование, и чтобы мы не скатились обратно в тот бред, из которого выбирались в свое время.

- Как вообще рождается памятник?

- Зарождалась у нас идея памятника диссидентам - гениальная! И сколько лет мы бьемся, чтобы в скверике, где собирались Бродский, Довлатов, установить его. Великолепный проект - большой рельеф на стене с площадкой, где должны быть выступления. Идея принята на «ура», но денег-то у казны нет - все разворовано. Если нужно чушь какую-нибудь сделать, отпустят на это миллиарды. А на памятник диссидентам - да кому они нужны? Это наша память, эти диссиденты, как выяснилось, прокладывали дорогу этому ворью. Сидели в психушках, лагерях… Нас «гнобили» и гноили, в наручниках высылали из страны, а пользуется этим всякая шваль и мерзость.

Года четыре не можем собрать деньги. Не такие они большие для страны и для города, но никто из миллиардеров не выложит. Лучше очередную виллу купят на Лазурном берегу.

 (548x368, 32Kb)

Скульптор Шемякин. Открыта 28 мая 2003. Материал: бронза. Композиция, установленная на берегу Финского залива, представляет Петра I и его супругу Екатерину I на прогулке.

- В то же время на Арку Победы в Красном селе собирать деньги все же начали. Получается, было бы у власти желание?

- Это совсем другое. Чтобы поднять патриотический дух, со стороны власти все будет делаться. Возьмите бездарнейший фильм «Сталинград» Бондарчука - это же развесистая «клюква» в американском духе. Я читал интервью, он говорит, что получил звонок из Голливуда, где ему сказали «ты участвуешь в игре». Какой игре? Ты создаешь «клюкву» - бегут горящие солдаты, это не тот Сталинград, который был. Сталинград по-настоящему страшнее. И чтоб это показать, надо обладать другим духом.

- Заказ на патриотизм сейчас есть?

- И будет! «Квасной патриотизм» сейчас заливается денежным потоком. Я уверен, будет еще много всего. Скоро НЕпатриотам будут сворачивать шеи. Меня за то, что я привожу интересные выставки и пытаюсь образовывать молодых и не очень художников, объявят пятой колонной. А пятая колонна - это те, кто разворовал деньги людей и которые опускают эту страну до состояния нищеты, злобы, безнадежности.

Наверное, американцы создали особый порошок - подержал доллары в руках, и у тебя появляется болезнь, словно проказа. Украл миллиард - надо два, украл два - надо три. Еще и еще! Всегда мало! Это же какая-то истерия?! А народ-то в довольно паршивом положении. Бросаются миллиарды на Олимпиаду, а ветераны лежат замерзают в бараках, и соседи пытаются их согреть. Для чего они пережили войну - чтобы так умирать? А ведь есть те, кто живет в худших условиях. В это время мы трубим о достижениях. Поэтому я и говорю, что при советской власти народ не был доведен до такого состояния.
http://ok-inform.ru/pozitsiya-chelovek/13655-mikha...burgu-perecherknuli-dengi.html

 (300x400, 226Kb)

  Михаил Шемякин принадлежит к так называемым self-made man – человек, который сделал себя сам. Будучи выдворенным из Советского Союза, не так уж известный, хотя и выставлявшийся на Западе, он практически начал все с нуля, сумел сделать себе имя и войти в историю мирового искусства. К своим 59 годам стал обладателем нескольких почетных докторских степеней, в том числе Университета Сан-Франциско (США) и Академии искусств Европы (Франция) и членом Нью-Йоркской академии наук, получил Государственную премию РФ 1993, Президентскую премию 1997 и премию "Петрополь" 2001.
"Я считаю, что добился многого, потому что фактически в одиночку борюсь с очень мощной художественной мафией, которая управляет в Америке, а через Америку диктует цены во всем мире, – признается Шемякин. – Это "Сотби", "Кристи", крупные галереи, это Лео Кастелли – гениальный психолог, который мог продавать за колоссальные деньги воздух и довел ситуацию "голого короля" до полного совершенства.

  Художественная мафия вкладывает огромные деньги в рекламу, появляются статьи ведущих критиков, создается имя – и готово: богатый американец, обладающий совершенно иной психологией, чем европейцы, идет в модную галерею, где ему вдувают банку с дерьмом, или старый башмак, или фразу. Например, фраза "Трава помята", из которой Лео Кастелли сделал просто библейское событие, была продана за 320 тысяч долларов! Это было давно, сегодня цифры можно умножать на три.

  Американцы должны покупать, если они богаты. Обязаны. У меня нет критики американского общества, я там живу и понимаю: они пытаются создать и создают свои традиции, аристократию, определенные правила игры. Французу, например, наплевать, что пишет критика – плохо, хорошо или ничего, – ему нравится, он идет и покупает это. В Америке самое страшное – умолчание. Если написали плохо – это уже хорошо, а если появились хвалебные отзывы, считается, что художник состоялся. Галереи сами ставят цены, сами выкупают, теряя проценты, но коллекционер через несколько лет смотрит: картина стоила 300 тысяч, потом была продана за 500, потом еще дороже, значит, пора в нее вкладывать деньги. Это простая, четкая игра. Но нам, россиянам, до нее еще плыть и плыть".

Метки:  
Понравилось: 3 пользователям



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку