-Цитатник

Павел Дмитриевич Шмаров (1874-1950). - (0)

Работы до эмиграции.Анализ стиля. -ч.4. Крестный ход 1898 Несколько работ художника...

О Сергее Судейкине - (0)

  Судейкин Сергей Юрьевич (1882, Санкт-Петербург — 1946, Найак, штат Нью-Йорк,...

Памяти Елены Образцовой - (0)

В Мариинском театре пройдет вечер памяти Елены Образцовой В Мариинском театре пройде...

Шильдер Андрей Николаевич (1861-1919). - (0)

Зимние пейзажи. Зимние лесные пейзажи стали настолько каноническими, что сегодня ручьи и п...

Легендарная балерина Тамара Туманова - (0)

Черная жемчужина русского балета: как эмигрантка из Тифлиса покорила Ла Скала, Ковент-Гарден и Голли...

 -Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Всегда под рукой

 -Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Томаовсянка

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.04.2011
Записей: 8233
Комментариев: 30225
Написано: 50329

Воспоминания о великом Ландау

Вторник, 22 Января 2013 г. 12:19 + в цитатник

Лев Ландау - один из крупнейших физиков современности, академик, лауреат Нобелевской премии, создатель научной школы теоретической физики. О нем и при жизни ходили легенды. Его понятия о любви и браке были весьма нетривиальны. Своим самым выдающимся созданием он считал «теорию счастья».
22 января 1908 года в семье бакинского инженера-нефтяника Давида Ландау, занимавшей фешенебельную квартиру с видом на море, случилось прибавление - супруга инженера разрешилась от бремени вторым ребенком. Малыша в честь деда назвали Львом.

  Родители уделяли много внимания воспитанию детей. К ним приходили учителя музыки, рисования, ритмики, у них была гувернантка-франзуженка. Читать и писать Льва научила мама, когда ему было четыре года. И тогда же у него проявилась явная любовь к арифметике: он ничего на свете не желал знать, кроме чисел. «Иди гулять!» - выпроваживали его из дома, и он забирался в сарай и там углем писал на досках свои бесконечные примеры. 

  Лев был упрямым, своенравным, независимым ребенком. Его пичкали кашей, а он смотрел на нее с отвращением. Отец требовалиграть на рояле, чинно гулять по дорожкам сада, не пачкаться углем в сарае, изменить ужасный почерк, а все это вызывало в сыне противодействие. В ту пору у Льва и возникло чувство отчуждения к отцу, сохранившееся на всю жизнь.

  В гимназии Лев шел первым по точным наукам. В 12 лет он научился дифференцировать, в 13 - интегрировать. Однако гимназию закрыли. Год Лев сидел дома, что беспокоило родителей: сын и раньше почти не готовил уроков, а теперь мог окончательно разлениться. Они допекали подростка наставлениями, но зашли слишком далеко: в тринадцать лет Лев решил, что жизнь не удалась и надо кончать самоубийством. Не известно, чем бы все обернулось, не попадись ему роман Стендаля «Красное и черное», который произвел в душе мальчишки переворот: уж если герой романа Жюльен Сорель, которому выпала нелегкая судьба, сумел ее изменить, сумеет и он. 

Ландау начал работать над собой. Например, для развития памяти учил стихи. Вскоре он мог навсегда запомнить текст, прочитав его два-три раза. Это касалось и прозы, и формул. Ему было достаточно просмотреть учебник геометрии, чтобы пойти и сдать экзамен. 

Родители определили его в коммерческое училище и Лев сразу стал учеником предпоследнего класса. В четырнадцать лет он был зачислен на физико-математический факультет Бакинского университета. Однажды на лекции Лев задал вопрос профессору Лукину. Тот долго думал, что ответить. В аудитории стало тихо. Лукин попросил Ландау подойти к доске, формулами обосновать правомерность вопроса. Когда Ландау исписал доску своими выводами, Лукин улыбнулся: «Поздравляю, молодой человек. Вы нашли оригинальное решение». С этого дня профессор, встречая Ландау, здоровался с ним за руку. 

ландау1 (700x525, 115Kb)

В 1924 году Ландау перевелся в Ленинградский университет, где он занимаясь по восемнадцать часов в сутки, дозанимался до потери сна. Мама - Любовь Вениаминовна приехала в Ленинград. Увидев сына, она пришла в ужас: щеки втянуты, лицо бледное, о еде вспоминает, когда магазины уже закрыты. До самых холодов ходит в сандалиях и белых парусиновых брюках.

У Ландау появились интересные друзья - члены кружка, которые собирались вечерами, писали скетчи, придумывали шарады и даже издавали свой рукописный журнал «Физические бессмыслицы». Душой компании был Дау - так его стали называть однокурсники (а позже и физики всех стран). Эти парни увлекались живописью и поэзией. Дау по-прежнему запоминал стихи сходу и читал их вслух. Он блистал остроумием и находчивостью.

  В девятнадцать лет Ландау закончил университет и поступил в аспирантуру. Его имя приобретало известность, иностранные физики приглашали Дау за границу на свои семинары. Посланный по путевке Наркомпроса на стажировку, он посетил Берлин, Геттинген, Лейпциг, Копенгаген, Кембридж, Цюрих, перезнакомился с лучшими физиками своего времени: Эйнштейном, Бором, Резерфордом... Там же, за границей, Ландау опубликовал ставший классическим труд - «Диамагнетизм металлов». И хотя знаменитые физики приглашали его работать в Англию, Данию, Швейцарию, Германию, он через два года вернулся на родину. И первое, что сделал, - сдал государству неизрасходованные деньги (немалую, надо заметить, сумму!) вместе с отчетом о поездке. Он, по сути, сэкономил их, поскольку был убежден, что не имеет права тратить рабоче-крестьянские средства. Говорят, Дау не позволял себе даже ходить в кино. Единственное, что купил - вечное перо и к нему флакон чернил. По пути домой, в вагоне, взялся за какие-то расчеты, открыл чернила, и пробка затерялась. Когда приехал в Ленинград, решил флакон без пробки положить в карман брюк, поэтому и выходил из вагона медленно и осторожно, чем напугал маму: она решила, что Лев болен.


  Когда Ландау появился в Ленинградском физико-техническом институте, все говорили об открытии академика Иоффе, сулившем миллионы рублей экономии, аспирант Ландау ни мог не заинтересоваться открытием. Расчеты Ландау показали теоретическую необоснованность открытия Иоффе. Тот смертельно обиделся. Дау пришлось уйти. Его пригласили в Харьковский университет. Там Ландау занимался не только наукой и преподаванием, но и воспитанием. Он призывал студентов читать Лермонтова, Гоголя, Толстого, вбирать в себя богатство русской речи. Ибо считал, что человеку никогда не тронуть ничьей души, если речь его сера и скучна. Студенты слушали Ландау с восторгом. Его высказывания становились крылатыми. На его лекции приходили с других факультетов, приезжали из других институтов. Ученики, почти ровесники, боготворили его. За пять лет, проведенных в Харькове, Дау удалось создать один из лучших мировых центров физики. Да и ему самому была присвоена степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации. В 27 лет - звание профессора. Он много и увлеченно работал. Только за 1936 год Ландау закончил семь научных трудов. 

  Однажды Дау пришел на университетский бал и увидел белокурую сероглазую фею, выпускницу химического факультета Кору Дробанцеву. Он не отходил от нее весь вечер, танцевал только с ней, боясь, что ее уведут. Пошел провожать, искренне восхищался ее красотой, твердил, что настоящая красота - редкий и очень ценный дар природы: «Красота больше чем талант».

  Лев настойчиво ухаживал за Корой: осыпал ее цветами, стихами, остротами. Кора трепетно ждала, что после многочисленных пылких объяснений в любви он скажет наконец: «Будь моей женой!» Но оказалось, что женитьба - «лавочка мелкой торговли»- несовместима с его понятием великой любви. Ландау был убежден, что жениться можно только по глупости. Или из каких-либо мелко-бытовых (или материальных) соображений, на которые он был совершенно не способен и хотел, чтобы Кора оставалась мечтой, феей. Хотя «свободная любовь» была чужда Коре, обаяние Ландау, его чистота, напор и молодость одержали победу.

 Тем временем у физика возник конфликт с ректором университета из-за методов преподавания. Ландау высказался по этому поводу довольно резко. Ректор обиделся, и Ландау был уволен. Вскоре академик П.Л. Капица предложил ему возглавить теоретический отдел Института физических проблем в Москве. Новая работа захватила его, но он тосковал по Коре. Их роман продолжался в письмах, изредка они виделись.

В ночь на 28 апреля 1938 года Ландау был арестован по подозрению в шпионаже, вредительстве и составлении антисталинской листовки. Директор института академик П.Л. Капица написал Сталину, Берии, обратился к Молотову, известил иностранных физиков об опасности, нависшей над Ландау. Откликнулся знаменитый Нильс Бор - прислал письмо Сталину. В итоге арестант был освобожден на поруки П.Л. Капицы. Но год в камере не прошел бесследно для здоровья: Ландау голодал: основой тюремного рациона была каша, а он ненавидел ее с детства. Он так ослаб, что к концу заключения уже не ходил, плохо видел, страдал от нарушения обмена веществ.

  Осенью 1940 года Кора переехала в столицу. Они заключили «брачный пакт о ненападении». Условием этого пакта была личная человеческая свобода. Дау говорил: «Пока все мои разговоры о любовницах носят, к сожалению, только теоретический характер. Ты на моем пути встретилась такая, ну просто женское совершенство!

  В 1946 году Ландау избрали действительным членом Академии наук СССР. Ему была присуждена Государственная премия за работы по теории фазовых переходов и теории сверхтекучести. А за три месяца до избрания в Академию у Ландау родился сын Игорь. После получения своей первой Государственной премии Ландау твердо придерживался правила: часть премии (не меньше половины!) раздавать нуждающимся. Он щедро помогал многим. До конца жизни Лев Давидович содержал несколько семей репрессированных физиков.

 7 января 1962 года на Дмитровском шоссе столкнулись машины. Их окружила толпа. Из виска и уха мертвенно бледного пассажира «Волги» - Ландау - сочилась кровь, лицо землистого цвета. Диагноз: «Множественные ушибы мозга, ушибленно-рваная рана в лобно-височной области, перелом свода и основания черепа, сдавлена грудная клетка, повреждено легкое, сломано семь ребер, перелом таза. Шок». Врачи совершили подвиг, вырвав Ландау у смерти.

Когда весть об аварии облетела физиков, они начали собираться в больнице. Ученики, ученики его учеников превратились в диспетчеров, курьеров, шоферов, дежурных, переводчиков, санитаров. Они стремились сделать все, что в силах, для спасения Дау. Основная тяжесть легла на плечи жены.

В больнице академика Ландау застали две большие награды: Королевская академия наук Швеции присудила Нобелевскую премию за революционные теории в области квантовой физики и Ленинская премия за цикл книг по теоретической физике, по которым учатся физики всех стран мира.

 

 

 

 

 

 

 

Лев Ландау в 1968 году

Врачи смогли продлить жизнь Ландау на шесть лет. 1 апреля 1968 года великому физику стало плохо. Он понимал, что умирает, и умирал в полном сознании. 

Последние его слова:

«Я неплохо прожил жизнь. Мне всегда все удавалось».

  Ландау  вывел  формулу  счастья,  отличающуюся  гениальной  простотой.  Для счастья необходимо: работа, любовь, общение с людьми. Гениальный физик-теоретик считал самым выдающимся созданием «теорию счастья». Вот она: надо активно стремиться к счастью, быть искренним, любить жизнь и всегда наслаждаться ею.

 privatelife.ru2003/cg03/n5/4.html



Из "Страничек воспоминаний о Ландау" профессора Ю. Румера

  В читальном зале библиотеки Ленинградского университета стоит восемнадцатилетний мальчик с прядью чёрных волос, спускающейся на высокий, красивый лоб. Он только что получил последний выпуск «Annalen der Physik». Здесь он обнаруживает первую статью Шрёдингера по квантовой механике «Квантование как проблема собственных значений». Мальчик не отдаёт себе отчёта в том, что наступает звёздная минута его жизни и что этот момент предопределит всё его будущее.

Он не всё понимает в прочитанной статье. (Как он рассказывал впоследствии, тогда он ещё не вполне ясно представлял себе, что такое вариационное исчисление, хотя и перерешал все примеры в задачнике Веры Шифф по дифференциальному и интегральному исчислению.)

Но он всё же «продирается» через эту статью, которая, по его, признанию, произвела на него столь же ошеломляющее впечатление, как и первое знакомство с теорией относительности.

За первой статьей Шрёдингера следует вторая. Вскоре мальчик узнаёт о том, что наряду с волновой механикой Шрёдингера в Гёттингене развивается матричная механика, исходящая из совершенно других идей, казалось бы, в корне противоположных идеям Шрёдингера.

Окончательно вопрос проясняется, когда в руки этого мальчика попадает статья Шрёдингера об эквивалентности обеих механик — волновой и матричной. И мальчик понимает, что нашёл свой путь в жизни.

Обычно будущий учёный узнаёт о своей науке из уст другого учёного — более опытного и старшего, — своего учителя, Ландау не мог ни у кого учиться квантовой механике. Не потому, что не было хороших учителей, а потому, что самой квантовой механики тогда ещё не существовало. Он до всего должен был доходить сам. Ландау не любил традиционное изображение учёного, стоящего на стремянке у верхней полки своей библиотеки. Он говорил: «Из толстых книг нельзя узнать ничего нового. Толстые книги — это кладбища, где погребены идеи прошлого».

В период своего своеобразного обучения Ландау выработал метод, сохранившийся у него на всю жизнь. Он проглатывал огромное количество научных журналов. Но в каждой статье определял только постановку задачи и затем смотрел в конец статьи, чтобы узнать результат. Промежуток не читал, утверждая: «Мне нужно узнать от автора, что он делает; как делать, я сам знаю лучше».

В Харькове около 1936 года стала возникать школа Ландау. Появились первые ученики. Своеобразие возникавшей школы заключалось в том, что учениками Ландау были его однолетки или люди моложе его лишь на несколько лет. Все ученики были «на ты» друг с другом и с учителем. Когда они собирались вместе, то эти собрания напоминали по духу собрания способных студентов, готовящих свои дипломные работы, а не семинары у знаменитого на весь мир учёного.

Очень часто ученики вступали в спор с учителем. Иногда Ландау терпеливо опровергал мнение какого-нибудь из своих ретивых оппонентов, а иногда заканчивал спор вопросом: «Кто кого обучает: ты меня или я тебя? Не моё дело искать ошибки в твоих рассуждениях. Укажи мне лучше ошибки в моих».

Будущая школа физиков уверенно развивалась, становилась на ноги. К Ландау устремилось много молодых людей различных способностей и различных вкусов. Неизбежно возникла необходимость научиться сортировать желающих и отбирать тех из них, которые смогли бы стать теоретиками-профессионалами.

Ландау считал, что заниматься теоретической физикой без предварительных глубоких и прочных знаний бессмысленно. Но изучать физику, по мысли Ландау, значило прежде всего уметь выбирать, что стоит и чего не стоит изучать.

«Жизнь человека, — говорил Ландау, — слишком коротка, чтобы браться за безнадёжные проблемы; память ограниченна, и чем больше научного сора будет засорять твою голову, тем меньше останется места для великих мыслей» (он говорил это с улыбкой).

В тесном кругу учеников происходил отбор материала по механике, электродинамике, теории относительности, статистической физике и квантовой механике, который необходимо знать человеку, пытающемуся плодотворно работать в области теоретической физики. Так возник теорминимум. Ландау принял зачёт по теорминимуму от своих первых учеников. А затем уже они сами принимали зачёты от людей, желающих вступить в школу Ландау. Многие из выдающихся ныне учёных на всю жизнь запомнили, как они сдавали эти экзамены.

Что же представлял собой теорминимум? Очень продуманную и скупо составленную программу по теоретической физике с подробным указанием литературы — книг, параграфов из них и журнальных статей.

Когда Ландау почувствовал в себе дар выдающегося педагога (здесь, по-моему, ему не было равных), когда его школа стала завоёвывать авторитет в научном мире, и притом далеко за пределами нашей страны, возникла мысль изложить теоретическую физику в виде единого курса, чтобы по нему можно было изучать не только теорминимум, но и более глубоко — современную теоретическую физику.

Говоря о курсе теоретической физики, задуманном Ландау, нельзя не подчеркнуть важности вклада, который внёс в осуществление этого замысла Е. М. Лифшиц — один из первых учеников Ландау. Безусловно, все согласятся с тем, что без Евгения Михайловича такой курс не появился бы. Он привнёс в создаваемый курс много новых научных идей, он затратил на него много самоотверженного труда, добиваясь ясности и точности изложения.

К сожалению, это замечательное творение не было закончено при жизни Льва Давидовича. Но его ученики во главе с ЕЛифшицем достойно продолжают дело учителя. Чувствуются вкусы, идеи и почерк Ландау.

Нильс Бор и Лев Ландау на празднике Архимеда

  Огромную роль в научной жизни и педагогической практике школы Ландау играл ландауский семинар. В четверг к 11 часам дня в Институт физических проблем собирались видные физики из всех институтов Москвы. Вход на семинар был совершенно свободный и никем не контролировался. В первом ряду усаживался Ландау и его ближайшие сотрудники, которые главным образом и участвовали в дискуссии. Остальные ряды прислушивались.

Докладчики и предполагаемые темы докладов (как правило, они посвящались статьям в последних выпусках научных журналов) утверждались самим Ландау. Каждый докладчик должен был сформулировать постановку задачи, данную автором обсуждаемой работы, и привести решение, полученное автором. Особенно Ландау ценил докладчиков, предлагающих  отличный от излагаемого метод решения. Часто после того, как формулировалась постановка задачи и излагался окончательный результат, Ландау после короткого размышления объявлял: «Эта статья — сплошная патология. Не стоит терять на неё время». И доклад безжалостно снимался.

Семинар преследовал двойную цель: во-первых, учебную: он приучал молодых, начинающих физиков формулировать свои мысли в той логически безупречной форме, которая удовлетворяла Ландау (что само по себе было нелегко). Во-вторых, научную: семинар позволял Ландау и его ближайшим сотрудникам узнавать об идеях, содержащихся в последних выпусках научных журналов, получая их в достаточно обработанном для понимания виде. Наибольшую пользу от этой системы получал сам Ландау.

Перву заграничную командировку Ландау провёл в Копенгагене у Бора, в Цюрихе у Паули и в Кембридже у Резерфорда. В противоположность легенде он никогда не встречался с Эйнштейном и никогда не бывал в Гёттингене.

Меня познакомил с ним в Берлине в самом конце 1929 года на коллоквиуме по теоретической физике Павел Сигизмундович Эренфест.

  Ландау с сожалением сказал мне: «Как все хорошие девушки уже разобраны и замужем, так и все хорошие задачи решены. И вряд ли я найду  что-нибудь  достойное среди оставшихся». Но он нашёл. В январе 1930 года, будучи у Паули в Цюрихе, он обнаружил последнюю, по его словам, из хороших задач: квантование движения электронов в постоянном магнитном поле. Решил он эту задачу весной — в Кембридже, у Резерфорда. Так в истории физики наряду с парамагнетизмом Паули появился диамагнетизм Ландау.

Это была удачная находка, потому что в знаменитой диссертации Бора было строго показано, что классическое рассмотрение не даёт вклада электронов в диамагнетизм металлов. Этой работой Ландау закрепился в ряду могучих физиков эпохи бури и натиска и присвоил себе в своей классификации учёных второй класс. Первый класс в ней занимали Бор, Шрёдингер, Гейзенберг, Дирак и (впоследствии) Ферми, Эйнштейну он отводил высший — половинный — класс.

ega-math.narod.ruLandau/YBR.htm

  В 1972 году советским астрономом Людмилой Черных был открыт астероид 2142, который в честь Льва Давидовича назвали его именем.

Также на Луне есть кратер Ландау, названный в честь учёного: 
- Ландау (англ. Landau) — кратер на обратной стороне Луны. 
- Кратер имеет сглаженный вал, не имеет террас, вал, много горок на дне, цепочку, неровный характер дна, лаву на дне, не имеет лучевой системы, находится на материке.

Лев Давидович Ландау. На Луне есть кратер Ландау

На Луне есть кратер Ландау

Рубрики:  Учёные и открытия
Метки:  

Процитировано 1 раз
Понравилось: 2 пользователям



repman   обратиться по имени Вторник, 22 Января 2013 г. 13:36 (ссылка)
Ответить С цитатой В цитатник
Anushka_M   обратиться по имени Вторник, 22 Января 2013 г. 21:31 (ссылка)
Спасибо Томара!!!Очень интересно!!!
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Среда, 23 Января 2013 г. 10:15ссылка
Спасибо, Аннушка, за отклик
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку