-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в параграф

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.11.2010
Записей: 6791
Комментариев: 381
Написано: 7362


Наследники Светлейшего князя Таврического. Часть 2

Вторник, 05 Февраля 2013 г. 22:22 + в цитатник
Цитата сообщения Антонина_Николаевна Наследники Светлейшего князя Таврического. Часть 2

Читайте ранее: Часть 1

Художник Миропольский Л. С. - Браницкая Александра Васильевна (графиня) 1780. Государственный Русский музей.

Александра Васильевна ЭНГЕЛЬГАРДТ (Браницкая) (род. 1754 ум.1838). Муж Франциск Ксаверий Браницкий (1731-1819) Гетман великий коронный Речи Посполитой. Сын каштеляна брацлавского Петра Браницкого и Мелании Терезы Шембек. Один из лидеров генерал от инфантерии на царской службе (1795). В русских документах фигурирует как Ксаверий Петрович Браницкий.

В 1775 году двор приехал в Москву, и Потёмкин представил племянницу ко двору, которой было 21 год, выхлопотал для неё звание фрейлины и забрал в Петербург.

Вместе со своими сёстрами Варварой и Екатериной и невесткой Екатериной Самойловой входили в «гарем» Потёмкина-Таврического, чьё наличие очень шокировало иностранных посланников. «Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам, - писал на родину французский посланник Корберон, - даст вам понятие о состоянии нравов в России». Сохранившаяся переписка, которую можно найти в публикациях историка Саймона Монтефиоре, свидетельствует об истинности этих слухов.

Всех своих протеже Потемкин выгодно выдал замуж и вывел в свет, все они стали фрейлинами Екатерины, которую к тому моменту с Григорием Александровичем связывала уже только дружба, все были ею обласканы и одарены. Не стала исключением и Александра. Говорят, ей Екатерина благоволила больше всех.

Все племянницы Потёмкина, счастливо выданные замуж и ставшие матерями многочисленных семейств, боготворили и обожали дядюшку до конца жизни. Изнёженная и вечно полусонная Екатерина сменила сестру Александру на посту «официальной фаворитки», но именно Александра, отличаясь деятельным характером, на всю жизнь осталась другом и преданной помощницей светлейшего князя.

Она заслужила особое внимание Екатерины II, 24 ноября 1777 года была пожалована в камер-фрейлины, вошла в интимный кружок Императрицы и сделалась её доверенным лицом, практически членом семьи. Видимо, именно она в 1779 году выдала императрице измену её тогдашнего фаворита Римского-Корсакова с Прасковьей Брюс, что, как и задумывал Потёмкин, привело к падению их обоих.

Иоганн Баптист Лампи. Граф Франциск Ксаверий Браницкий, с двумя сыновьями, один из них умер в молодости). Портрет 1790 года.

Когда Потёмкин задумал выдать девушку замуж, его выбор пал на особого претендента - графа Ксаверия Браницкого, коронного гетмана польского. Этот брак был выгоден и Потёмкину, и Браницкому.

Фрейлиной Санечка стала в 21 год, в 27 лет была выдана замуж за Браницкого, которому к тому времени уже стукнуло 50. Судя по всему, несмотря на разницу в возрасте, брак был вполне счастливым: Александра родила мужу троих сыновей и троих дочерей. Для нее это была неплохая партия - Энгельгардты не были ни знатными, ни богатыми, на момент замужества Сашенька была явным «перестарком» по тем временам, а Браницкий относился к очень «шляхетной» фамилии и был одним из приближенных императрицы и ее фаворита и, что совсем не является помехой семейному счастью и нежной любви, был сказочно богат. Да и, судя по количеству отпрысков, «старичок» еще долго был хоть куда.

Свадьба состоялась 12 ноября 1781 года, новобрачная была пожалована в статс-дамы. Брак отвечал политическим реалиям того времени

Браницкий происходил из старинного польского рода герба «Корчак» червонорусского происхождения; отец его был каштеляном брацлавским и оставил сыну весьма большое состояние, которое, однако, почти все было растрачено сыном в молодые годы.

Браницкий получил тщательное европейское образование, которое впоследствии дополнил путешествиями, имел богатые дарования и быстро сделался любимцем двора и кумиром польской молодежи. Однако, он рано уже начал искать счастья в чужих землях: сперва он служил в рядах французского войска, действовавшего против Пруссии, потом в Курляндии, при дворе молодого герцога Карла, с которым особенно сблизился, и которого сопровождал в Семилетней войне.

Когда состояние Браницкого истощилось, он хотел ехать в Париж и снова искать счастья при французском дворе, но герцогу Карлу удалось выхлопотать для него место при посольстве в Петербурге, где в то время польским послом был Станислав Понятовский, будущий польский король. С этого времени Браницкий, благодаря сильному покровительству Понятовского, стал быстро возвышаться: 18 февраля 1757 г. он произведён в полковники, а в 1762 г. сделан генерал-адъютантом короля. В это же время Браницкий успел снискать расположение русской великой княгини Екатерины Алексеевны, что впоследствии имело сильное влияние на всю его судьбу. 1 января 1763 года награждён орденом Св. Александра Невского.

Екатерина ІІ желала стабильного мира с Польшей и поддерживала браки между русскими дворянами и польской шляхтой. За Александрой гетман Браницкий получил приличное приданое — 600 000 рублей серебром и крупные земельные владения. Екатерина ІІ подарила супругам на свадьбу Юсуповский дворец на Мойке в Петербурге (тогда ещё Шуваловский). Доход К. Браницкого от одной только Белой Церкви приносил 750 000 золотых, вместе с другими имениями (Ставище, Рокитное, Лысянка и другими) доход составлял приблизительно 2 миллиона.

Белая Церковь 1712 году город снова возвращается в состав Польши. В 1774 году последний польский король Станислав Август передает город в дар коронному гетману Франциску-Ксаверию Браницкому.

Город Белая Церковь - одно из старейших городов Киивськой Руси. Город основан в 1032 году великим князем Ярославом Мудрым. Древняя и первое название города - Юрьев.

С 1362-го года, в польско-литовской хронике фигурирует название - Белая Церковь. Однозначной версии о происхождении названия Белая Церковь нет. Одни исторические записи повествуют о церкви, которая была сооружена с неотесанных березовых колод, другие записи - о руинах каменной церкви, которые являются наиболее правдоподобными. Есть еще версии по происхождению названия Белая Церковь, но они больше относятся к фольклорному варианту, нежели к историческому.

После второго раздела Польши в 1793 становится частью Российской империи. В XIX веке Белая Церковь фактически являлась городским поселением, однако в административном отношении числилась местечком Васильковского уезда Киевской губернии.

В 1806-м году Браницкие подписали договор с еврейской общиной, которой дали разрешение на поселение и строительство в городе. Евреи принесли в Белую Церковь большую торговлю и ремесло. Город стал узлом важных транспортных путей, через него проходили многочисленные правительственные, военные, почтовые эстафеты и купеческие караваны.

В 1765 году здесь проживало 1457 евреев, в 1774 - 615, в 1778 - 674. Еврейское население в зависимости от политической обстановки мигрировало. Так, по переписи 1784 г. Белая Церковь являлась самым густонаселенным евреями местом Киевщины. Здесь проживало около 1000 евреев. Великий коронный гетман, польский граф Франциск-Ксаверий Браницкий (фактический глава города) заключил 15 октября 1806 года договор с еврейской общиной, который благодаря аренде и кредитованию расширил их права в сфере строительства и торговли. Вокруг отстроенных Браницким торговых рядов образовалось еврейское поселение. Всё это значительно увеличило в Белую Церковь приток евреев: уже в 1821 году из 6480 горожан 1733 были евреи. Большинство которых представляло торговый, ремесленный и мастеровой люд. А к 1847 году согласно переписи их число составило 6 665 человек, а количество еврейских жилищ - 608. Согласно данным за 1897г. количество евреев в городе составило уже более 52,9% от общего населения и достигло количества 18 720 человек.

Во времена Бриницких было построено три синагоги, здания которых в настоящее время используются торговыми предприятиями и образовательными учреждениями.

До 1774 года Белая Церковь "варилась" в котле смут и восстаний, венцом которых стала Колиивщина. За подавление Колиивщины польский коронный гетман - граф Ксаверий Браницкий - в 1774 году получил в подарок одно из богатейших в Польше Белоцерковское староство, а в 1793 году город окончательно присоединили к России. На долгое время (до ХХ столетия) Белоцерковщина стала вотчиной семьи Браницких.

"Белая Церковь и "Александрия" были настоящим феодальным герцогством с двором, с огромным количеством людей, которые питались вокруг двора, с большими конюшнями породистых коней, с охотами, на которые съезжалась вся аристократия Юго-Западного края" - вот что писал про времена Браницких в Белой Церкви Николай Бердяев в своем "Самопознании".

Браницкие имели неоднозначное влияние на свою главную резиденцию. Они сделали Белую Церковь провинциальным городом, который потерял административное значение для государства. По указу Екатерины ІІ и не без "указки" Браницких замок был разрушен, Белоцерковское староство ликвидировали, уездный центр перенесли в Васильков, город из казенной собственности перешел в частную.

Зиму Браницкие проводили при дворе Екатерины ІІ в Петербурге, а летом переезжали в свои имения на Украине, чаще всего в Белую Церковь. В 1784 году А. В. Браницкая получила это имение в подарок от мужа и начала приводить его в порядок. По характеру графиня была волевой, целеустремлённой женщиной, которая умела самостоятельно решать вопросы управления имением, она была очень экономной хозяйкой. Парки европейских столиц, где она неоднократно бывала, вдохновили Александру Браницкую на создание не менее изысканного парка в своей главной резиденции. Сначала она была намерена выстроить парк в Шкаровском лесу (в 10 км на юг от Белой Церкви), но со временем, детальнее ознакомившись с окружающей местностью, остановилась на участке древней дубравы в западном направлении, в 3 км от Белой Церкви, в урочище Гаек. Название парка дала в свою честь - «Александрия».

В 1791 году умер князь Григорий Потёмкин. После его смерти графиня, при поддержке Екатерины ІІ получила большую часть наследства князя. Учитывая ту роль, которую сыграл в её жизни Г. Потёмкин, Браницкая решила посвятить строительство будущего парка его памяти, а также выстроить в парке его мавзолей. Проект мавзолея выполнил в 1795 году известный архитектор Иван Старов, автор Таврического дворца Г.Потёмкина в Петербурге . Мавзолей должен был стать доминантой всей новой композиции парка «Александрия». Он должен был рассказывать о жизни и величии князя Г. Потёмкина (но из-за Павла I проект не был осуществлен).



На монумент, воздвигнутый графинею Браницкой  в местечке Белой Церкви князю Потёмкину-Таврическому:
Таврида и Эвксинский флот
Вещают его заслуге.
Здесь благодарность слезы льет
По дяде, по отце, по друге.

(Державин, 1795)

После смерти Екатерины ІІ, русский трон унаследовал Павел І, который крайне отрицательно относился ко всему, что было связано с именем князя Таврического. Браницких перестали принимать при дворе, за ними был установлен негласный надзор. По этой причине графиня была вынуждена отказаться от строительства мавзолея. Вместо него, опираясь на композиционные части проекта И.Старова, было построено несколько других сооружений. Для строительства парка из Европы были приглашены специалисты по садово-парковому искусству.

В Белой Церкви находится:

• живописный парковый комплекс «Александрия» (200 гектаров), который был заложен в 1793 году графиней Александрой Браницкой, - заповедник ботанического сада АН Украины
• классический римско-католический костел Св. Иоанна Крестителя (1812 год), который расположен на Замковой горе там, где находилась «белая церковь», давшая название городу.
• Склады, конец XVIII - начало XIX века (бульвар 50-летия Победы, 62);
• Ансамбль сооружений почтовой станции, 1825—1831 годы (бульвар 50-летия Победы, 41 и 45);
• Торговые ряды (БРУМ), 1809-1814 годы. (Торговая пл.);Зимний дворец, 1796 год (бульвар 50-летия Победы, 7);
• Дом Дворянских собраний, 30-е годы XIX века (бульвар 50-летия Победы, 5); (в 2002 году здание полностью сгорело, скорее всего поджог, сейчас пустое место огороженное забором)
• Николаевская церковь, 1706-1852 годы (ул. Гагарина, 10);
• Свято-Преображенский Кафедральный собор, 1833-1839 годы (ул. Гагарина, 10);
• Церковь святой Марии Магдалины, XVIII век (ул. Школьная, 11/16)


Склады Браницких.

Большая хоральная синагога.

Синагога купцов. Конец XIX века.


В конце XIX века это была самая большая гимназия на Украине. И все это построено во времена Браницких и стоит до сих пор.


 Набережная Мойки, дом 94. Дворец Юсуповых.

Юсуповский дворец в Петербурге.Юсуповский дворец.

В 1795 году Екатерина II выкупила усадьбу в казну и подарила её племяннице Потёмкина графине А. В. Браницкой, в то время её близкой подруге:<

Купленный по воле нашей у наследников покойного действительно тайного советника графа А.А.Шувалова дом в Санкт - Петербурге, на Мойке лежащий, пожаловали Мы нашей статс-даме графине Браницкой в вечное потомственное владение, повелевая тот дом отдать ей со всеми уборами...

В 1830 году дворец был приобретён Борисом Николаевичем Юсуповым за 250 тысяч рублей ассигнациями у предшествующей хозяйки преклонного возраста «со всеми к тому принадлежностями, какие на лицо находятся». С тех пор до 1917 года дворцом владели пять поколений князей Юсуповых. Дворец стал известен как «дворец Юсуповых», хотя и был только одним из 57 дворцов в России, которые им принадлежали.
Richard Brompton. Александра Браницкая. 1781г

После свадьбы Александра Васильевна не порвала связей с русским двором, проводила зимы в Петербурге, а на лето уезжала в поместья мужа в южной России. Принимала активное участие в делах супруга, хлопоча за него при дворе, брала поставки для русских войск на выгодных условиях (благодаря покровительству дяди). В Белой Церкви был устроен и конный завод - армия постоянно нуждалась в обновлении, в «ремонте» лошадей. Работа по их разведению была у Браницких налажена настолько успешно, что завод славился по всей России и в XIX в. Обладала колоссальным состоянием (по её словам, к концу жизни оно доходило до 28 миллионов), отличалась широкой благотворительностью. Потемкин не раз посещал Белую Церковь, чтобы отдохнуть в обществе родных.

А.В.Браницкая с детьми.

В мае 1788 г. она посетила дядюшку в Елисаветграде, но неожиданно заболела настолько тяжело, что боялись за ее жизнь. Потемкин сообщал Екатерине 19 мая: «У нас Александра Васильевна отошла было на тот свет, но вдруг и неожиданно Бог помог». В том же году вместе с сестрой Екатериной навещала дядюшку, осаждавшего Очаков. Р. М. Цебриков записал в своем дневнике 25 сентября: «Ввечеру лишь только прибыли из Белой Церкви графини Браницкая и Скавронская, то как будто для них турки начали на наши батареи с жаром палить, препятствуя нам работать».


В 1787 году вместе с той же сестрой находилась в свите императрицы, отправившейся в путешествие в Тавриду навестить Потемкина. 20 мая получила от неё орден Святой Екатерины.


Императрица очень тепло к ней относилась, во время своих приездов в столицу Александра Васильевна останавливалась прямо во дворце.

Зимний дворец

Потёмкин умер на её руках в 1791 году: заболев, он вызвал её в Яссы, и она неотлучно находилась у его постели. Секретарь Потемкина, Безбородко, рассказывал о сцене, разыгравшейся на его глазах, когда князь умер: «Графиня Браницкая, бросаясь на него, старалась уверить себя и всех, что он еще жив, старалась дыханием своим согреть охладевшие уста…».

После воцарения Павла удалилась в поместье Белая Церковь. Новый император крайне отрицательно относился ко всему, что было связано с именем князя Таврического. Браницких перестали принимать при дворе, за ними был установлен негласный надзор. Там и прожила до самой кончины, не вернувшись ко двору после коронации Александра I. Сохранился до наших дней разбитый ею прекрасный парк Александрия.

Романтичные руины парка Александрия.

Дендрологический парк "Александрия" заложен в 1793 г. коронным гетманом Франциском-Ксаверием Браницким и назван в честь его жены Александры. Парк Белой Церкви считался одним из лучших в Европе. План разработал французский паркостроитель Мюффо. Парк занимает более 200 га, имеет 25 водоемов, насчитывает 2500 видов растений, в т.ч. из Южной Америки, Китая и Японии: красный дуб, тюльпановое дерево, магнолия Кобус, рододендрон японский и др. Основу планировки составляет Большая поляна, от которой на 20 км разбегается сеть аллей, украшенных парковой архитектурой и скульптурой: "Романтические руины", "Китайский мостик", источник "Лев" и др. Колоннада "Эхо" обладает уникальной акустикой: слово, сказанное шепотом в одном конце колоннады, слышно в противоположном. По легенде, под "Ротондой" похоронен кн. Потемкин-Таврический. Летний дворец, царский и танцевальный павильоны уничтожены в советский период.

"Александрия" (парк Браницких в Белой церкви)


Зимний дворец Браницких.

Тем не менее, при дворе её не забывали: в 1807 году две её дочери, София и Елизавета, получили звание фрейлин, а она сама 1 января 1824 - обер-гофмейстерины. По делам благотворительности общалась с императрицей Марией Фёдоровной - в 1821 году предоставила ей 400 тыс. рублей на содержание 7 пансионерок в училище ордена св. Екатерины.

18 мая 1792 года была объявлена в Польше декларация императрицы о том, что она берет под свое покровительство вновь образовавшуюся конфедерацию, и русская армия вступила в Польшу. Скоро польские войска были разбиты, приверженцы конституции разогнаны, король присоединился к конфедерации, конституция была уничтожена и восстановился старый порядок.

После этого Браницкий участвовал в Гродненском сейме, где немало помогал русскому послу Сиверсу, а после второго раздела, когда все его обширные поместья отошли к России, сложил с себя звание гетмана и перешел на русскую службу. Здесь ему пожалован был чин генерал-аншефа, но он не остался жить при дворе и уехал в свое поместье Белую Церковь, где, выйдя 2 ноября 1798 г. в отставку с переименованием в генералы от инфантерии, доживал свой век вдали от двора, занимаясь воспитанием детей и своим обширным хозяйством. Умер в 1819г. Похоронен Браницкий в костёле в Белой Церкви.

Костел Иоанна Крестителя

В 1828 году в местечке Ольшаны, Киевской губернии умирает брат Александры Васильевны Энгельгардт Василий Васильевич и переходит во   владение родовое село Потемкиных и Энгельгардтов Чижово. С присущей ей деловитостью и энергией, в память о Потёмкине, она переустраивает усадьбу в Чижеве. Закладывается новый парк, устанавливает там своеобразный музей Светлейшему - небольшое квадратное здание с колоннами, где находились картины, отражающие жизнь и значимые эпизоды из жизни Светлейшего, а также бронзовый барельеф Потёмкина. Кроме этого крестьянам сельца Чижево была обещана воля, господские постройки, земли (2700 дес. Земли) и угодья с озёрами на вечное их пользование с условием: вносить Чижевским крестьянам 142 рубля 85 копеек серебром ежегодно на содержание Чижевского храма. Полную свободу получили также крестьяне д. Залужье, Дальнего, Задерихи и Труханово. Волю бабушки выполнил её внук - Владислав Браницкий в 1858 году.

Но, получив землю и волю, крестьяне сельца Чижево предались усиленно основному русскому пороку - питию и не только забыли платить деньги на содержание храма, но и запустили свои хозяйства, « демократические» веяния приобретали, пока, большой минус. К тому же свободу крестьяне восприняли своеобразно; участились случаи грабежей, растаскивания и продажи господского имущества. Таким образом исчез в небытие музей Потёмкина со всеми историческими ценными экспонатами. Порядок в имении своих предков попыталась навести дочь А.В.Браницкая - графиня Елизавета Воронцова. Она и возбудила через доверенное лицо ходатайство о принятии властям мер об исполнении крестьянам завещания матери. В смоленской гражданской палате был составлен акт, по которому крестьянам сельца Чижево предписывалось неукоснительно выполнять завещание их госпожи графини Браницкой.

Интересна выдержка из копии акта гражданской палаты, где Чижевские крестьяне обязуются неукоснительно исполнять свой долг: «исполняя священную волю покойной помещицы нашей, мы, дворовые людиикрестьяне,кроме платежа,подлежащего вказну денежных оброков, обязываемся навечные времена ежегодно взносить по 142 рубля 85 копеек серебром в пользу церкви села Чижево».

Данное обязательство местными крестьянами неукоснительно исполнялось до известных событий 1917 года.
В своем завещании Александра Васильевна, обер-гофмейстерина при Николае I; пожертвовала 200 000 рублей на выкуп должников из тюрем и около 300 000 рублей с тем, чтобы проценты с этого последнего капитала ежегодно употреблялись на поддержание благосостояния крестьян, водворенных, в числе 97 000, в бывших ее 217 имениях. В 1875 г. накопившиеся к тому времени проценты (около 600 000 рублей) переданы в виде основного капитала сельскому банку гр. Браницкой, учрежденному в м. Белой Церкви, Киевской губернии, а из нарастающих вновь ежегодно процентов половина предназначена для учреждения в этих селениях ссудосберегательных товариществ.

Александра Браницкая была похоронена 15 августа 1839 года в своем имении Белая Церковь, в неосвященном приделе Александра Невского Преображенского собора, не дожив до завершения строительства.


Детство и молодость дети провели в богатом имении родителей в Белой Церкви.

Воспитание детей для Александры Браницкой было главным делом в жизни. Все пятеро получили превосходное домашнее образование и довольно долго находились под её опекой, особенно дочери. По собственному опыту она знала, что чем дольше девицы будут находиться вдали от соблазнов столичной и придворной жизни, тем для них будет лучше.

В 1807 году Елизавета вместе с сестрой Софьей была пожалована во фрейлины. Вскоре Софья вышла замуж за офицера польских войск Артура Потоцкого, Елизавета же продолжала жить при строгой матери в имении. Густав Олизар вспоминал, как в своё время Ксаверий Браницкий жаловался, что нет хороших женихов для младшей дочери:

Ухаживает за ней Потоцкий, но у меня обе старшие дочери за Потоцкими, и, пожалуй, скажут, что отдал своё семейство этому дому в собственность. Однако мне желательно, чтобы и третья дочь моя пошла поскорее за поляка, ибо по смерти моей жена распорядится иначе.

Александра Васильевна не торопилась выдавать младшую дочь замуж. Елизавета до 26 лет почти безвыездно жила с родителями в Белой Церкви, хотя уже более десяти лет числилась фрейлиной. В начале 1819 года графиня Браницкая вместе с дочерью отправилась в длительное путешествие по Европе, прежде всего в Париж. Эта поездка стала решающей в её судьбе.

Два сына и три дочери:

1. Екатерина Потоцкая (1782-1820), названа в честь императрицы Екатерины II. В 1 браке с 1806 года за князем К.Сангушко (ум.1808);
2 брак с 1813 года - Потоцкий, Станислав Станиславович
2. Владислав Ксаверьевич (1783-1843)
3. Александр Браницкий (1783- после 1798)
4. София Потоцкая (1790-1879), жена А. С. Потоцкого (1787-1832)
5. Елисавета Ксаверьевна Воронцова (1792-1881), была замужем за графом, а потом князем и генерал-фельдмаршалом Михаилом Семеновичем Воронцовым.

Дочь Екатерина

Екатерина Ксаверьевна Браницкая (Сангушко, Потоцкая)

1-й муж Сангушко Константин князь р. после 1778.  В войну 1812 г.Значился в Л.-гв. Семеновском полку.

2-муж  граф Потоцкий Станислав Станиславович (1782-1831).Российский военачальник эпохи наполеоновских войн, генерал-майор, генерал-адъютант, тайный советник.<

Граф Потоцкий Станислав Станиславович (1782-1831).


Был женат с 1813 года на Екатерине Ксаверьевне Сангушко (1781-1820), урождённой графине Браницкой, Но жизнь Екатерины Ксаверьевны оказалась короткой: заболев, она скончалась в Варшаве в 1820 году. Оставила мужу двух дочерей, двое сыновей умерли ещё в детстве.

• Екатерина (1814-1854).
• Александра (1818-1897), с 1839 года жена А. Потоцкого.

Сын Владислав Ксаверьевич Браницкий.(1783-1843) - польский аристократ из рода Браницких, русский командир эпохи наполеоновских войн, генерал-майор, обер-шенк и сенатор, утверждён был в графском достоинстве высочайшим указом 18 июля 1839 году.


Был женат с 1813 года на Розе Станиславовне Потоцкой (1780-1862), сестре С.С.Потоцкого. У них было четыре сына и три дочери:

• Ксаверий (1812-1879), видный представитель радикального крыла польской эмиграции в Париже, во время Крымской войны пытался организовать польский легион для борьбы с Россией.
• Александр (1821-1877)
• Константин (1824-1884)
• Владислав-Михаил (1826-1884), камер-юнкер, служил по выборам дворянства в России, умер в Париже.
• Елизавета (1820-1876), в первом браке за графом Сигизмундом Красинским, во втором - за графом Людвигом Красинским; • Софья (1821-1886), замужем за князем Одескальки;
• Екатерина (1825-1907), замужем за графом Адамом Потоцким.

Сын  Александр (1783 - после 1798) - умер после падения с лошади

Дочь София

                                             А.С.Потоцкий

Дочь Елизавета
 
Джордж Хейтер. Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урождённая Браницкая 1839 г.

Светлейшая княгиня Елизаве́та Ксаве́рьевна Воронцо́ва, урождённая Браницкая (8 [19] сентября 1792, - 15 [27] апреля 1880, Одесса) - статс-дама, почётная попечительница при управлении женскими учебными заведениями, фрейлина, кавалерственная дама ордена Св. Екатерины; адресат многих стихов А. С. Пушкина; жена Новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова;


Джордж Доу. Портрет Михаила Семёновича Воронцова. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Михаи́л Семёнович Воронцо́в (1782-1856) - российский государственный деятель, светлейший князь (1845), генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант; почётный член Императорской Санкт-Петербургской Академии наук (1826); новороссийский и бессарабский генерал-губернатор (1823-1844). Способствовал хозяйственному развитию края, строительству Одессы и других городов. В 1844-1854 наместник на Кавказе. Сын Семёна Романовича Воронцова и Екатерины Алексеевны, урождённой Сенявиной. Крестный сын императрицы Екатерины II.

Дети:

• Катерина (1820-1820)
• Александра (17.05.1821 - 22.09.1830)
• Александр
• Семён (1823-1882)
• София
• Михаил.

****

Василий Васильевич Энгельгардт (род.1755 ум.1828)


Племянник князя Потёмкина, действительный тайный советник, сенатор.

Сын ротмистра смоленской шляхетии Василия Андреевича из рода Энгельгардтов от брака с Марфой Александровной Потемкиной, родной сестрой князя Таврического. Родной брат знаменитых сестёр Энгельгардт - Варвары, Екатерины, Александры и Татьяны.

В 1774 Энгельгардт принят на службу к Потемкину. Во время рус.-тур. войны 1787-91 в чине генерал-майора командовал кавалерией в корпусе Украинской армии; генерал-поручик (5 февр. 1790). Неоднократно сопровождал дядю в его поездках, занимался вопросами управления его многочисленных имений. После воцарения имп. Павла I назначен шефом лейб-кирасирского Ее величества полка (17 нояб. 1796- 9 дек. 1797), затем сенатором (9 дек. 1797). Состоял рыцарем и командором Ордена Св. Иоанна Иерусалимского, среди 5 избранных лиц готовил правила приема в рус. православное приорство ордена. 4 сент. 1800 уволен от службы.


Во  время русско-турецкой войны (1787-1791 гг.) командовал кавалерией армии П.А. Румянцева. В 1800 г. вышел в отставку, возглавлял  губернское земское войско. После смерти Г.А. Потемкина-Таврического Э.  получил большую часть его наследства, в том числе имение Чижево.

О заслугах Энгельгардта перед Отечеством и дворянством губернии говорит тот факт, что его парадный портрет (написан в 1808 г.) украшал зал дворянского собрания в Смоленске вплоть до 1917 г.


Войска Г.В.Потемкина под Очаковом.

В 1804 Энгельгардт владел имениями в Смоленской, Калужской, Тульской, Ярославской, Костромской, Киевской, Херсонской и Екатеринославской губерниях (160 тыс. десятин земли, до 10 тыс. душ крепостных крестьян). Среди прочих владел имениями Ляличи в Черниговской губ. В 1780 - 1790 годы, в период достаточно прочного положения при дворе, Завадовским было осуществлено строительство в Ляличах, одно время называемых им Екатерининдаром, одного из грандиознейших усадебных комплексов того времени. Об этом роскошном сооружении известно следующее: Усадебный комплекс был построен по проекту выдающегося зодчего Джакомо Кваренги и представлял собой изумительный по красоте и гармонии ансамбль, здания которого, выдержанные в стиле зрелого классицизма, органически вписывались в окружающий пейзаж.


Усадебный комплекс, обнесенный высокой кирпичной стеной, имел размеры 1343 на 1180 метров в квадрате. В 1790-95 гг. был возведен трехэтажный дом-дворец, многочисленные хозяйственные помещения, в 1793-97 гг. построена церковь Екатерины, разбит парк с английским садом, созданы три озера с живописными островами.

Дворец имел более трехсот комнат. На первом этаже размещались вестибюль, гардероб, приемные, кабинет владельца и служебные помещения, на втором- столовая, гостиные и парадные залы, на третьем- жилые помещения членов семьи П.В.Завадовского. Поражало изящество внутренней отделки, для которой были использованы ценные породы дерева и камня, зеркала. С большим мастерством и вкусом помещения дворца украшали художественная лепка, мрамор и бронза. После смерти графа П.В.Завадовского  Ляличский дворец от его сына переходит семейству Энгельгард.

Покровское в Смоленской губ. (возможный автор проекта дворца И.Е. Старое) усадьба дворцового типа была создана в 1785-1786 гг. светл. кн. Г.А. Потёмкиным-Таврическим (1739-1791) и предназначалась для приёма императрицы Екатерины II, так и не приехавшей сюда.

Этот эффектный дворец украшал усадьбу Покровское в Пореченском уезде Смоленской губернии.

Имение принадлежало родственникам светлейшего князя Потемкина Энгельгардтам. Ничего не известно о том, когда точно и кем была отстроена эта изысканная вилла с купольным бельведером наверху - для любования окрестностями. В архитектуре дома узнаются черты любимого идеала классицистов - прославденной виллы Ротонда Палладио. Внутри была череда залов с утонченным лепным и живописным декором. Усадьба окончательно погибла в середине ХХ века.

Одна из комнат дома в Покровском.

Большая гостиная в Покровском была отделана в помпейском вкусе.

Живопись в алькове малой гостиной имитировала прозрачную беседку, окруженную деревьями романтического парка.

Остались фундаменты дворца, построенного по проекту арх. И.Е. Старова и разрушенного в 1923 г.; остатки липового парка (частично порослевого из старых пней).

По другую сторону дороги за р. Половьей находятся подвалы и фундаменты Преображенской церкви 1790 г., сооружённой губернским предводителем дворянства надворным советником Н.Б. Потёмкиным, и утраченной в 1942 г.

В.В.Энгельгардт имел репутацию хорошего хозяина и всегда отзывчивого к нуждам своих крестьян помещика, который в то же время строго преследовал их за воровство и пьянство. 8 1791 в родовом селе Чижове Духовщинского уезда построил вместо деревянной новую каменную церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Первоначально похоронен в Ольшанах, 13 марта 1829 перезахоронен рядом с родителями в алтарной части церкви Покрова Богородицы в с. Чижове в присутствии смоленского епископа Иосифа. Награжден орденами Св. Владимира 2-й ст. (1789) и 1-й ст. (1793), Св. Александра Невского (1791), Св. Георгия 4-й ст. (1802) и др.


Был холост. Василий Энгельгардт, племянник князя Потёмкина-Таврического, - в одном из заграничных походов влюбился в послушницу католического монастыря Марию Осиповну  Забелла, (ум. в 1813) из польск. дворянской семьи, выкрал красавицу и нажил с нею пятерых внебрачных детей. И хотя "воспитанники" В.В. Энгельгардта получили прекрасное образование, всё же, будучи незаконнорождёнными, не могли не чувствовать свою второсортность. Мария Осиповна  впоследствии вышла замуж за И.А. Глинку - дядю композитора М.И. Глинки. Трем воспитанникам и двум воспитанницам Энгельгардта императорским указом от 9 мая 1801 пожаловано дворянство, фамилия Энгельгардт и все права законных детей.

  Дети В.В.Энгельгардта:

Андрей Васильевич (24 ноября 1785-1834), полковник (1812), участник Отечественной войны 1812 и заграничных походов рус. армии 1813-14 (старший адъютант при П.И. Багратионе, П.П. Коновницыне, в 1813 при М.Б. Барклае де Толли), публицист, с 1812 был женат на Марфе Александровне, урожденной Потемкиной (1797- 10 января 1860);

Андрей Васильевич Энгельгардт (1785-1834), внучатый племянник светлейшего князя Г.А.Потемкина-Таврического, был участником всех военных кампаний первой четверти ХIХ в.

Энгельгардт начал службу в 1802 г. в С.Петербургском драгунском полку, а через два года, по личной просьбе своего свойственника (мужа двоюродной сестры) Петра Ивановича Багратиона, был переведен в гвардейский егерский батальон, а затем в егерский полк.

Свои приключения на службе и любовные похождения во время Ганноверского похода 1805-1806 гг. и Прусской кампании 1807 г. А.В.Энгельгардт описал в "Памятных заметках русского офицера", опубликованных без указания имени автора в "Русском архиве" в 1895 году.

В сражении при с. Лиомиттен 24 мая 1807 г. Энгельгардт был тяжело ранен в ногу, он сумел, несмотря на боль, добраться до селения Лаунау и попытался поднять караул против французов. Из-за начавшейся гангрены Андрей Васильевич сам вырезал себе омертвевшие участки кожи, впоследствии раненую ногу пришлось ампутировать.

Однако А.В.Энгельгардт не оставил службы, он воевал в русско-турецкую войну 1811 г., когда проявив отчаянную храбрость в сражении при Рущуке и Журже, был награжден Георгием 4-го класса и золотой шпагой "За храбрость".

В Отечественную войны 1812 г. по поручению Смоленского дворянства Андрей Васильевич ездил в Дриссу к Александру I за одобрением государя на создание в губернии ополчения.

В 1812 году, будучи старшим адъютантом П.И.Багратиона, участвовал в сражении под Смоленском 4 августа, под Семёновским, при Бородине, "где посылаем был в самые опаснейшие места с... приказаниями и развозил оные с отличными мужеством и быстротою", за что удостоился ордена Св. Анны 2 степени.

После гибели П.И.Багратиона А.В.Энгельгардт был старшим адъютантом при генерале П.П.Коновницыне, получив за отличие в боях при Тарутине и Малоярославце чин полковника.

Во время заграничных походов русской армии Андрей Васильевич находился офицером по особым поручениям при М.Б.Барклае-де-Толли, а затем под началом М.И.Платова. В отставку А.В.Энгельгардт вышел лишь в 1814 г.

На портрете А.В.Энгельгардт изображен в мундире фрачного покроя с эполетами полковника и при орденах: ордене св. Анны 2-й ст. с алмазами, прусским орденом "За достоинство", св. Георгия 4-го класса, св. Владимира 4-ой степени и двумя памятными медалями.

Будучи в отставке А.В.Энгельгардт жил с семьей в Смоленске. Из-за своего резкого нрава и "обостренного чувства справедливости" Андрей Васильевич не раз вступал в тяжбы с местными помещиками. В 1822 г. защищая честь жены, он предложил дворянам обидчикам на выбор дуэль или наказание розгами, те избрали последнее. Последующее разбирательство дошло до государя, и по Высочайшему повелению А.В.Энгельгардт был подвергнут домашнему аресту, а затем негласному надзору полиции.

В начале 1812 года уездный поречский судья Александр Потёмкин выдал пятнадцатилетнюю дочь Машу замуж за соседа по имению Андрея Васильевича Энгельгардта, своего дальнего родственника, внучатого племянника Г.А. Потёмкина. Мало того, что муж был старше Марии Потёмкиной на двенадцать лет (хотя в то время такой возрастной разрыв - дело обычное), имел он значительный физический дефект: во время военных действий потерял ногу. Ко всему прочему славился своим вспыльчивым характером, настолько безудержным, что позднее его даже освидетельствовали на предмет вменяемости. Теперь трудно судить, в чём причина, скажем так, не всегда адекватного поведения этого человека. После смерти в 1834 году А.В. Энгельгардта его жена вскоре выходит замуж за полковника Павла Александровича Шупинского. От первого брака у неё оставалось четверо сыновей (две дочери умерли в младенчестве). Один из них - штаб-ротмистр Александр Андреевич Энгельгардт и его дочь Александра Андреевича Екатерина стала женой обер-прокурора Святейшего синода К.П. Победоносцева.

ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ЭНГЕЛЬГАРДТ 14.06.1785-20.10.1837, Санкт-Петербург. Участник заграничных походов. В 1816 офицер Литовской гв.  Известный острослов, отст. полковник, богач, карточный игрок, владелец дома на Невском пр. с концертным залом (ныне д. 30). Петербургский приятель Пушкина. Похоронен на Смоленском лютеранском кладбище. Жена КУСОВНИКОВА ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА 1796-1853.

Василий Васильевич дружил с А. С. Пушкиным, П.А. Вяземским, М.И. Глинкой, устроитель музыкальных вечеров и маскарадов, отставной полковник, богач, карточный игрок, владелец дома на Невском пр. с концертным залом (ныне д. 30). Общался с Пушкиным в петербургских литературных и театральных кругах . Поэт ценил Энгельгардта за то, что тот «охотно играл в карты» и «очень удачно играл словами».

(В. В. ЭНГЕЛЬГАРДТУ)

Я ускользнул от Эскулапа
Худой, обритый - но живой;
Его мучительная лапа
Не тяготеет надо мной.
Здоровье, легкий друг Приапа,
И сон, и сладостный покой,
Как прежде, посетили снова
Мой угол тесный и простой.
Утешь и ты полубольного!
Он жаждет видеться с тобой,
С тобой, счастливый беззаконник,
Ленивый Пинда гражданин,
Свободы, Вакха верный сын,
Венеры набожный поклонник
И наслаждений властелин!
От суеты столицы праздной,
От хладных прелестей Невы,
От вредной сплетницы молвы,
От скуки, столь разнообразной,
Меня зовут холмы, луга,
Тенисты клены огорода,
Пустынной речки берега
И деревенская свобода.
Дай руку мне. Приеду я
В начале мрачном сентября:
С тобою пить мы будем снова,
Открытым сердцем говоря
Насчет глупца, вельможи злого,
Насчет холопа записного,
Насчет небесного царя,
А иногда насчет земного.

В 1759-61 годах зодчий Франческо Бартоломео Растрелли возвёл на этом месте двухэтажный дворец в стиле барокко. Сначала он был особняком генерала Вильбоа, а затем фельдмаршала Голицына. Наследники князя сдали дом французскому антрепренёру Лиону, и в это время здесь проводились популярные в Петербурге балы и маскарады.

Следующим владельцем дом стал купец-миллионер Кусовников.

Дом, начиная с И.Лиона, всегда и жил такой "общественной жизнью". Ничего не изменилось и после того, как Ольга Михайловна в 1828 году вышла замуж за барона-миллионера Василия Васильевича Энгельгардта. В 1829-1832 годах дом был перестроен. По проекту П.П.Жако надстроили один этаж, изменили не только фасад, но и планировку особняка. Среди новых помещений особо выделялся концертный зал с прекрасной акустикой. Энгельгардт продолжал устраивать здесь музыкальные вечера и балы-маскарады. Василий Васильевич был известным меценатом, дружил с А. С. Пушкиным, В. А. Жуковским, М. И. Глинкой, П. А. Вяземским, А. И. Тургеневым, не редко посещавшими увеселительные мероприятия в этом доме. Сами Энгельгардты здесь не жили.  С маскарадами вначале было сложно, т. к. публика не шла - боялась. Все наладилось лишь после того, как один из маскарадов посетил император Николай I со своим братом великим князем Михаилом Павловичем, герцогом Вюртембергским и принцем Альбертом Прусским. Особняк Энгельгардта вошёл в историю русской литературы. События драмы М. Ю. Лермонтова "Маскарад" происходят именно здесь. С 1835 года мода на маскарады прошла.

С тех пор дом Энгельгардта продолжил своё существование как центр музыкальной жизни Санкт-Петербурга. Здесь выступали лучшие пианисты России и Европы, среди которых был Ф. Лист. На сцене концертного зала выступали Рихард Вагнер, Иоганн Штраус. В середине XIX века госпожа Энгельгардт стала устраивать здесь не только симфонические вечера. Всё чаще в этом особняке проводились цыганские концерты, выставки иллюзионистов.

Дети:

Василий Васильевич Энгельгардт [Энгельгардты] р. 1816 ум. 1868
Софья Васильевна Энгельгардт (Ханыкова) [Энгельгардты] р. 1824 ум. 1877
Михаил Васильевич Энгельгардт [Энгельгардты] р. 1824 ум. 1872
Екатерина Васильевна Энгельгардт (Ольхина) [Энгельгардты]

Александра Васильевна (1783 - 1808), была замужем за штабс-капитаном Иваном Богдановичем Краевским (ок. 1765-после 1818);

 

Павел Васильевич (26 января 1798 - 30 декабря 1849), полковник (1832), с 25 янв. 1825 был женат на баронессе Софье Григорьевне, урожденной Энгельгардт (из лифляндской ветви рода) (1804 - 10 октября 1875), его крепостным был Т.Г. Шевченко;

 


Портрет Лампи.

Как получил большое наследство от отца Павел Энгельгардт, так и спустил его. Потому что был азартным картежником. Он, словно алкоголик, не мог своевременно остановиться. Расскажу о Павле Энгельгардте немного подробнее.

Родился Павел Васильевич 5.02.1798. А уже в 1805 году "Государь император высочайше повелеть соизволил действительного тайного советника Энгельгардта сына Павла определить ко двору его императорского величества пажом с отпуском в дом родителей к окончания наукам". А 23.03.1818 он заканчивает пажеский корпус и записывается прапорщиком в Казанский драгунский полк, но не прослужив и года, переводится в лейб-гвардейский Уланскому полк с "переименованием в корнеты". Еще через 2 года, продолжая считаться в Уланском полку, назначается третьим адъютантом к другу-однополчанину отца, а теперь Виленскому генерал-губернатору Александру Михайловичу Римскому-Корсакову. В 1822 году его делают поручиком, а в 1823 году красавец-поручик знакомится на балу с юной 18-летней красавицей - баронессой Софией Энгельгардт, дочерью генерал-лейтенанта Герхарда Готгардта Энгельгардта, курляндского барона, героя 1812 года, дальнего родственника…

Они были лучшей парой на этом балу. Молодой поручик и прекрасная паненка. Он сразу же влюбился у нее. Даже записал в свой личный альбом латынью: "София, или смерть!" Как видите, не такой уже муреной или свиньей в пантофлях, как назвал его Брюллов, был Павел Энгельгардт. Был он в юности и романтиком. Был и завоевателем. Потому что на прекрасную Софию имел виды старший из сыновей князя Мещерского. Но, к счастью Павла, старый князь Иван Сергеевич Мещерский посылает в 1824 году своих сыновей в Париж. Божественная Софи осталась без титулованного почитателя (он со временем женится на княжне Голициной). Вы не забудьте, что в те годы девушка после 20 лет уже считалась старой девой. Недаром же бальзаковский возраст - 30 лет. Поэтому, когда Павел Васильевич сделал предложение Софи, она позволила ему обратиться к родителям для решения их судьбы. Родители с удовольствием дали согласие - как не как, тоже Энгельгардт, да еще и не только потомок богатея, но и красавец!

25.10.1825 Павел пишет рапорт Римскому-Корсакову о своем намерении жениться на Софии. 16.11. получает разрешение. Свадьбу сыграли в Ольшанском имении Энгельгардтов. Вероятно, малышом Тарас видел ту свадьбу, ведь вспоминает о ней в "Прогулке с удовольствием и не без морали". Через надлежащее время у Энгельгардтов появилась на свет доченька София, в июле 1828 - сын Василий, а в ноябре 1829, уже во время Тарасовой службы - сын Григорий. Всего же за 10 лет София родила 7 детей - 4 сына и 3 дочери.

ЭНГЕЛЬГАРДТ Софья Григорьевна, урожд. баронесса Энгельгардт петербургская знакомая Пушкина, приятельница М. И. Глинки, посвятившего ей романс «Как сладко с тобою мне быть» (1840). О знакомстве Пушкина с Э. рассказал Н. К. Гирс в своих воспоминаниях (2-я пол. 1830-х гг.) . Софья Григорьевна окончила Смольный институт для благородных девиц, знала несколько иностранных языков, очень любила музыку, пела и играла на фортепьяно. В их доме часто бывал Михаил Иванович Глинка, который приходился семейству Энгельгардтов дальним родственником.

М.И.Глинка писал: «Я часто бывал у Павла Васильевича Энгельгардта; жена его, женщина приятной наружности и ещё молодая, часто приглашала меня, - пишет также Михаил Иванович Глинка. - После болезни присылали за мной карету, обитую внутри мехом, а сверху того шубки, чтобы меня более окутать. Софья Григорьевна любила музыку, я написал для неё романс «Как сладко с тобою мне быть», слова П. П. Рындина, часто игрывал ей отрывки из новой моей оперы, в особенности сцену: «Людмила в замке Черномора». У Павла Васильевича жила двоюродная сестра моя Софья Ивановна Нольде с детками. И так мне там было очень хорошо, за обедом хозяйка сажала меня возле себя с дамами, угощали меня сами барыни, а шуткам, россказням и конца не было».


Зал в поместье Энгельгардтов Покровское.

В 1828 году умер старый Василий Васильевич Энгельгардт, так и не получив разрешения на бракосочетание с гражданской женой, польской княжной, которую когда-то похитил из девичьего монастыря и с которой нажил троих сыновей и двух дочерей. Поместья разделили между наследниками. Ольшанский куст сел достался Павлу Васильевичу Энгельгардту, самому молодому из братьев. Служил он в гвардии. Дослужился лишь до штаб-ротмистра. Звание меньшее, чем у управителя Ольшанского куста имений Дмитренко. Сразу по получении наследства его назначили адъютантом друга его отца, 75-летнего виленского генерал-губернатора графа О.Н. Римского-Корсакова.И вот осенью 1829 года в Вильно из Ольшан выехал обоз телег, с которым ехал и комнатный живописец Тарас Шевченко. Казачком ехал его приятель, 10-летний Иван Нечипоренко.Тарас же был комнатным художником и выполнял отдельные поручения  пани. Именно госпоже, баронессе Софии Григорьевне Энгельгардт, и обязан Тарас тем светлым, что вынес он из детства.

Баронесса воспитывалась в семье с масонскими взглядами на равенство людей, следовательно, в отличие от мужа, видела в Тарасе не быдло, а человека. Это она научила его читать и писать по-русски. Она даже разрешила гувернантке-француженке обучить его французскому. Но с отъездом в Вильно закончилось Тарасово детство. Детство, которое навсегда заложило в нем любовь к украинской земле.

Уже в преклонном возрасте В. П. Энгельгардт (сын Павла Васильевича) вспоминает о раннем детстве: «Моему отцу досталось по наследству село Покровское Смоленской губернии Поречского уезда с Потёмкинским дворцом. Помню смутно из раннего детства: большую залу в два света с колоннами и молельню с большим серебряным старинным чудотворным образом Божией Матери. У отца там был крепостной оркестр с капельмейстером Кареллем, в последствии учителем музыки в Училище правоведения, любимцем нашего принца Ольденбургского. В училище он давал мне уроки на виолончели и баловал фруктами. Инструменты, в числе которых, наверное, были редкие скрипки, перевезены из Покровского в Петербург и сложены на чердаке, где их и забыли и они улетучились».

Дети:

Василий Павлович Энгельгардт 1828 - 1914.

Екатерина Васильевна (17 мая 1798 - 17 декабря 1818), была замужем за генерал-майором Никанором Михайловичем Свечиным (3 июля 1772 - 13 февраля 1849).
Воспитанница сенатора В. В. Энгельгардта, получившая его фамилию, жена ген.-майора Н. М. Свечина, военного губернатора Петербурга.

(1798-1818,†СПб.,Ал.-Нев.Лавра,Лазаревск.кл-ще)


Портрет Н. М. Свечина мастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург).

Деревня Дубровка расположена на высоком холме, и отсюда видно далеко окрест. В небольшом парке у старинного особняка сохранились пруды, погреб, шумят деревья. Стены развалившегося здания с колоннами помнят, конечно, помещиков Свечиных, один из которых прославил Спировские края своим мужеством и отвагой.

У церкви, расположенной в той же деревне, небольшой луг. Здесь нашел свой последний приют герой Отечественной войны 1812 г. На постаменте из кирпича - памятник из черного мрамора. На нем написано: «Никанор Михайлович Свечин, генерал-лейтенант. Родился 3 июля 1772 года. Скончался 13 февраля 1849 года».

Увековечен наш земляк и в знаменитой военной галерее Зимнего дворца, пропуском в которую могли служить только генеральское звание и особое отличие в боях Отечественной войны 1812 г. Н.М. Свечин воевал и в Финляндии в 1809 г. В 1812 г. командовал батальоном лейб-гвардии Преображенского полка. Произведен в генерал-майоры за отличие под Кульмой.

Дом в Дубровке

От брака с внучатой племянницей князя Потёмкина (узаконенной дочерью В.В.Энгельгардта) имел дочь Марию, выданную за князя Николая Андреевича Оболенского. Внук Свечина - князь Н.Н.Оболенский, генерал-адъютант.

Продолжение следует...
Рубрики:  история/История земли русской



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку