-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Тай_Вэрден

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 155


Без заголовка

Среда, 13 Октября 2010 г. 02:27 + в цитатник
Название – На личном фронте оттепель
Автор - Тай Вэрден aka Лорг
Фэндом – ориджинал
Состояние : закончен
Заявка: Так воть: школьники. Один - наглая, красивая, самовлюбленная дрянь. Его, как обычно, все обожают, а он всех имеет ... в виду. Но это не просто так, а потому что у него какая-то там глубокая душевная травма. Но тут появляется ГГ - спаситель. Ну и дальше - стандарт: любовь-морковь.
От автора: слово "школьники" рассеянный больной некромант пропалил поздно. Получились студенты. Несмертельно?
-Марк, пойдем сегодня…
-Марк, ты не мог бы помочь мне с домашним заданием?
-Марк, ты не мог бы сделать…
-Марк, Марк, Марк…
Голоса разлетаются, словно набегающие волны о подножье скалы. А я только высокомерно ухмыляюсь и цежу сквозь зубы:
-Не хочу никуда идти. Сама делай. Нет, не мог. Не хочу.
Так смешно наблюдать за тем, как они вьются вокруг, эти милые и наивные до зубовного скрежета девочки. Все, как одна, в самых лучших парадных мантиях, накрашенные и пахнущие самыми лучшими ароматами, которые только может придумать кафедра парфюмерии на отделении алхимии. Интересно, сколько им пришлось выложить за помощь Венди. Или Гленды. Или кого они там еще уговорили.
Постепенно на миленьких, но глупых личиках начинает проявляться замешательство. И губки, накрашенные яркой помадой, уже дрожат. Еще чуть-чуть и я просто утону в море этих слез.
Я поспешно сбегаю. Просто хватаю свои конспекты по исторической монстрологии, бормочу заклинание. И телепортируюсь к двери общежития, не забывая сохранять на лице надменную улыбку. Боги, она, кажется, уже к губам приросла.
Навстречу мне попадается Кристиан, третьекурсник Западной академии Искусства Погодного Управления. Долоросский университет боевой, общей, лекарственной и околостихийной магии почему-то свято так блюдет принцип «Поделись рубашкою своей, может быть, она еще вернется», так что в нашем общежитии дружно так красуются студенты нескольких академий разом. Ладно-ладно, не нескольких перегнул палку, признаю. Только этой… Но свое название она оправдывает на все сто процентов.
Так вот, мне навстречу попался Кристиан. Нелепый в своей вечной клетчатой рубашке и каких-то полинялых джинсах, некрасивый: очки на пол-лица со стеклами толщиной с карандаш, тощий какой-то, волосы вечно встрепаны.
-Как нынче с погодой, предсказатель? – шутливо интересуюсь я.
-На западном фронте без перемен, - в том же шутливом тоне отзывается он. – В столовой возможны осадки в виде капустных котлет. В коридорах наблюдается грозовой фронт.
-Мисс Маккарди?
Он кивает.
-Идем куда-нибудь, поедим нормально в кафе, - я морщусь, капустные котлеты меня совсем не вдохновляют, хоть я и обучаюсь на друида, но не страдаю ни любовью к животным, ни вегетарианством.
-У меня еще уроки не сделаны.
-Пошли, заучка, - я бесцеремонно хватаю его за руку и тащу к выходу.
Кристиан неуверенно улыбается, перебирая ногами.
Наверное, этот смешной и нелепый парень – единственный, с кем я могу хоть иногда позволить себе лишиться части облика самоуверенной красивой сволочи и бездушной скотины. В смысле, как иногда напевает Джерард:
- Мы все так горды и прекрасны.
Мы все благородны и стойки.
Пока лишь походкой страстной
Мы движемся к барной стойке.
Мы пафосны(просто невмерно),
Шикарны и очень гламурны.
Пока мы оленем северным
Не мчимся блевать до урны.
Так что даже мне сложно было сохранять маску сволочного цинизма, выворачиваясь наизнанку в каких-то кустах. А Кристиан поддерживал меня за плечи. И молчал. Даже намека на улыбку себе не позволил.
-А куда пойдем?
-Сейчас посмотрим, - я вытаскиваю из кармана солнцезащитные очки, цепляю на нос.
Мы проходим мимо витрины. Кристиан начинает усиленно интересоваться лежащими внутри хрустальными шарами. Я обреченно застываю рядом. Это надолго, уж я это знаю по своему опыту. И пока что от нечего делать я рассматриваю отражение. Вернее, наши два. Нескладный вихрастый погодник и друид. Вот уж истинно, любимое дитя Природы. От нее мне достались: высокий рост, «эльфийское» телосложение, золотистые волосы и зеленые глаза. От окружающих – прозвище Эленди. И постоянные подколки на тему того, а не сделать ли мне операцию на уши, чтоб уж точно походить на своих далеких предков.
Но я с радостью бы променял всю эту красоту на счастье. Говорят, что эльфы в любви с другими расами были неудачливы, мол, люди западали на красоту, не видя души. Ну что я могу сказать, именно так со мной и случилось однажды.
-Мар, идем?
Кристиан так забавно сглатывает последнюю букву моего имени. Однако мне нравится. Только он умеет называть меня по имени так, что я не начинаю презрительно морщиться. А еще он никогда и ничего не просит. Ни помощи с учебой, ни прогулок. А еще он меня не любит. И это такое счастье, что его просто не передать словами. Ну вот представьте, что вся ваша жизнь – пустыня. Каждый влюбленный пустой взгляд – лишний луч солнца. Тени нет. И тут вы наползаете на родник, восхитительно прекрасный чистый родник. И он холодный.
-Идем.
Небольшое летнее кафе. Я осматриваю пронизанную лучами площадку. И морщусь.
-Давай лучше возьмем что-нибудь и пойдем на обрыве посидим.
Кристиан кивает. Он мне не возражает на мои предложения в большинстве случаев. Но меня это в нем не раздражает, потому что я знаю, что в случае, если меня совсем уж занесет, он меня одернет, как умеет только он, мягко, непреклонно.
-Что ты хочешь? И мне то же.
Он осматривает ассортимент. Выбирает что-то. Я расплачиваюсь, даже не глядя, что там такое послужит моим завтраком.
-А что ты сегодня такой взвинченный?
-Снова второй курс атакует.
Он смеется, взахлеб и негромко.
-Пытаются соблазнить оголенными коленями, а когда ничего не получается, плачут и кидают в тебя пудреницами?
-Ну, кидаться в меня содержимым своих бездонных косметичек они еще не научились.
-А почему ты тогда весь в пудре? – невинно спрашивает Кристиан.
Я начинаю осматривать себя. Действительно, весь в мелком серебре. Остается только поднять голову. Так и есть, в воздухе тают маленькие феечки. Кристиан умеет таких вызывать, исключительно для того, чтоб они украсили серебряной или золотой пылью что-нибудь.
-Вылизывать меня сам будешь, - ворчу я.
Кристиан приподнимается на цыпочки. И проводит языком по моей щеке. Пока я стою, весь опешивший, он начинает отплевываться:
-Это невкусно. Это вообще несъедобно.
Остается только посмеяться. Однако теплое дыхание Кристиана на щеке мне понравилось. Нет, только не это. Второго раза не будет.
Мы сидим уже на обрыве, болтая ногами, смотрим на закат, потягивая сок из пакетиков. Кристиан мне что-то рассказывает про погодные приметы, про свою учебу. Я, как всегда, не слушаю, улыбаясь. Вернее, слушаю его голос, что-то бубнящий монотонно. И думаю о своем.
-…я тебя люблю…бу-бу-бу.
-Что?
-Ага, - торжествующе хохочет Кристиан. – Значит, ты все-таки слушаешь.
-Придурок, - я перевожу дух.
Он беспечно ухмыляется.
-А что ты так дернулся-то?
Я несколько мгновений смотрю на него. Потом машу рукой:
-Несчастная первая любовь.
-Расскажешь? – тихо спрашивает Кристиан.
-Мне тогда было четырнадцать лет. Ему – семнадцать. Очаровательнейший парень…
Я смотрю на Кристиана, как он отнесется к такому признанию. Погодник стоит около меня на коленях. И внимательно слушает.
-У нас была любовь. Вернее, я думал, что у нас была любовь. Тогда это все казалось крайне красивым – прогулки, поцелуи. Секс. Вот после секса и выяснилось, что ему нафиг не сдался…
-А что потом было?
Я смотрю в закатное небо. Молча поднимаю рукав рубашки. Шрамы уже почти затерлись, если внимательно не присмотреться – не заметишь. Провожу пальцем по ним.
-Он даже не пришел в больницу. Вернее, мне принесли букет цветов. Я тогда радовался… Когда вышел, узнал, что он никаких цветов не посылал. Меня спасло от повторного резания вен только то, что я был в состоянии полнейшей апатии и даже было лень покончить с собой.
-А цветы тебе хоть понравились?
-Я выжил только потому, что мне их принесли.
Кристиан кивает.
-И все? А потом что?
-А потом он вместе с семьей уехал куда-то в другой город. Я даже не знаю, где сейчас Стивен.
Как ни странно, мне становится намного легче после того, как я все же рассказываю Кристиану все.
-И ты теперь всегда дергаешься от фразы про любовь?
-Ну, была еще парочка случаев такого же рода, только тогда я был умнее. И повернул все так, что не мной попользовались, а я. Бросил первым после ночи секса.
С реки начинает тянуть ветром. Я вздрагиваю.
-Холодает. Пойдем домой?
-Пойдем.
В общежитии, которое мы оба называем домом, мы расстаемся. Кристиан уходит в левое крыло, отведенное для их академии, а я поднимаюсь в свою комнату на третий этаж.
Конспекты, конспекты, конспекты… Вот единственное, что я никак не могу заставить себя сделать нормально. Ну какой прок в перечитывании кучи старых и пыльных книжек со всяческими заумными речами и добросовестном переписывании этих самых заумных речей? Брррр, гадость… Глаза слипаются уже.
Конспекты я решил доделать после. А сейчас хоть немного перед занятиями отоспаться. Хорошо, что завтра только лекции, можно будет не особо напрягать бедный больной мозг.
Однако жизнь не могла мне не подкинуть небольшую подлянку на сон грядущий – за стеной кто-то принялся упоенно мучить кошку. Потом еще и терзать заживо стадо свиней.
С комнатой мне не повезло. Жил-то я, конечно, один, безо всяких соседей. Только потому, что за стенкой постоянно настраивал скрипки Мелод. Подрабатывал он таким образом. В остальных помещениях его не слышали, защита от шума стояла хорошая. И только в моей комнате воспринималось все четко, какая-то фонодыра, пробитая связующими… и бла-бла-бла… В общем, примерно раз в неделю житья мне не было. Тогда я обычно затыкал уши, совал голову под подушку, мысленно расчленял Мелода на несколько частей с упоенным цинизмом… Однако сегодня мне в голову что-то стукнуло одной мыслью. А что, если я внаглую напрошусь к Кристиану? На одну ночь. Мы оба худощавые довольно, кровати в общежитии широкие.
Сказано-сделано. И через пару минут я уже шагал к крылу погодников.
-Ммм? – сонный и встрепанный Кристиан открывает дверь.
Я полюбовался на него. Без очков он выглядит куда как лучше. По крайней мере, глаза у него красивые, очень.
-Мар?
-Можно, я посплю сегодня где-нибудь на коврике? – умоляюще тяну я.
Он озадаченно кивает. И отходит от двери, пропуская меня.
-А что случилось?
-Мелод снова свои скрипки приволок.
Разговариваем мы вполголоса, чтобы не разбудить его соседа. Хм. А соседа-то и нет.
-А где твой сожитель?
Кристиан фыркает:
-Ушел, но обещал вернуться.
Я раздеваюсь, складывая вещи на стул, поверх книг Кристиана. Он почему-то смущенно краснеет. И ныряет поспешно в постель.
-Хм…
Я укладываюсь рядом. Действительно, места хватает вполне обоим.
-А можно тебя обнять? – шепчет Кристиан.
-А?
-Так удобнее просто будет обоим.
-Ну, обними…
Действительно, удобнее. И Кристиан такой теплый. И… Возбужденный? О-оу, Эленди, вот и еще одна жертва твоей красоты. Как же не хочется портить дружбу сексом, эх. Однако Кристиан молчит, не делая никаких попыток начать приставать. И обнимает вполне целомудренно.
-Хочешь меня? – спрашиваю я.
Он краснеет. Это мне даже свет включать не надо, чтобы увидеть.
-Д-да. Но ты не в-волнуйся, я п-приставать не намерен…
А мне почему-то начинает казаться, что, если я сейчас хоть что-то предприму. То утром я не только смогу смотреть ему в глаза. Но и даже предложу повторить это.
-А я намерен.
-Чт-т-то?
-Прогноз погоды меняется, предсказатель. На личном фронте оттепель.
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку