-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Тай_Вэрден

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 153

Без заголовка

Среда, 13 Октября 2010 г. 02:27 + в цитатник
Название – ЛиСТик
Автор - Тай Вэрден aka Лорг
Фэндом – ориджинал
Состояние : закончен
Заявка: Хочу оридж вот по этой картинке:
Тяжела ты жизнь народа кэттар. Думаете, если мы от людей отличаемся наличием кошачьих ген, то это как-то помогает в нашей семейной или личной жизни? Да ничерта подобного. Проблемы-то у всех одинаковы.
(из дневника Тиккара Асториуса)


Линнар.
-Сендж, подъем.
-Еще пять минут.
-Се-е-е-ендж, - насмешливо так тяну я. – Если немедленно не встанешь, я съем все булочки. Нет, не так. Я с них всю корицу оближу.
Эта угроза действует незамедлительно. Слышится легкий шорох, Сендж, помахивая хвостом, влетает на кухню со звонким воплем:
-Линнар, ты просто зверь.
-Мяа-а-а-ау, - насмешливо тяну я, пытаясь не засмеяться в голос.
Мой бедный братишка настолько боялся, что останется без обожаемой своей корицы, что на кухню влетел в крайне забавном виде. Одно ухо вывернуто со сна, хвост взъерошен, волосы, которые он упрямо отказывается подстричь, едва не дыбом стоят. А учитывая, что шевелюру он отрастил аж до пояса…
Я не выдерживаю и смеюсь.
-Сендж… - он ловит в зеркале свое отражение и начинает приглаживать ладонями волосы.
Отражение корчит рожицы, постепенно из клубка Хаоса превращаясь в более-менее упорядоченное.
-А сколько времени?
-Восемь.
Сендж вздыхает, сползая на пол. Тянут руку. Я безропотно вкладываю в нее чашку чая. Процедура, изученная до мелочей. Разбудить брата, напоить чаем. И все, можно самому отправляться на дежурство.
-Ты сегодня придешь пораньше? – безнадежно спрашивает Сендж. – Нет, не так. Ты вообще сегодня придешь?
-Я постараюсь.
Он чуть подергивает хвостом. Я внимательно смотрю на него. Красивый у меня младший брат. Редкой среди нашего народа полностью антрацитовой масти. Длиннющий аккуратный хвост, зеленые глаза, чистые, без привычной дымчатости, которая с достижением совершеннолетия накрывает наши взоры, а ведь ему уже двадцать четыре.
-На мне цветы расцвели? – ворчит он.
-Ешь булочки, я специально для тебя их испек.
-Я оставлю тебе несколько, - грустно говорит он. – Придешь с работы и вместе съедим.
Я не выдерживаю, сажусь на корточки перед ним. Провожу ладонью по щеке.
-Сенни, ну пойми ты, что не от меня зависит, когда я вернусь. И мы это давно обговаривали.
-Да, я помню. Ну ладно. Иди уже.
-Ты тоже допоздна не задерживайся.
Я выхожу. Не оборачиваясь, чтоб не натолкнуться на зеленый взгляд.
Сендж
-Конечно, - сообщаю я в закрывающуюся дверь.
И встаю с пола, направляясь в душевую и пытаясь сосредоточиться на сегодняшней работе. Чтоб надеть такого. Сегодня пятница, значит, снова могут бросить куда угодно. Наверное, все же джинсы, кроссовки. И позаимствую-ка я у Линнара футболку. Хорошо, что мы практически одного телосложения и роста. Ну, брат, конечно, чуть выше и в плечах шире, но это исключительно потому, что я в детстве болел много.
А он со мной сидел всегда рядом, пропуская свою учебу. Я до сих пор не знаю, каким чудом он сумел закончить школу и курсы. Но все же он выходил маленького котенка-брата. Я рассматриваю отражение в кафеле. Жаль, что мы с ним совсем не похожи. Я черный, он – рыжий в полоску. У меня темные волосы, у него каштановые. У меня глаза зеленые, а у него темно-медовые с крапинками.
Но я что-то замечтался. И завспоминался. Пора на работу, а то шеф точно консервную банку к хвосту привяжет. И заставит бегать по всем кабинетам и собирать в эту самую банку скрепки для степлера. Куда они в моем кабинете деваются – тайна века, мистика просто. Вроде куплю коробку скоб. И через полчаса их нет.
Потоки теплого воздуха из сушки быстро приводят меня во вполне приличный вид. Я быстро расчесываюсь, проглаживаю хвост. И бегу одеваться – так и думал, выпал из графика сбора.
В комнате Линнара, как всегда, пахнет металлом, спиртом и шоколадом. Металлом – от оружия. Спиртом – от промывки ран, чер-р-р-рт, он что, снова явился подстреленный-подранный? Нет, точно буду этого героя раздевать на месте, стоит ему только переступить порог дома. Ну, а шоколад… Я беру начатую плитку, откусываю от нее кусок. И рассматриваю комнату. Чистая. Из мебели только кровать, шкаф и стол. Я здесь редко бываю. Когда Линнар и я дома, мы сидим в гостиной, спим там же вповалку на диване. Когда меня нет, он живет у себя, но редко, я по командировкам уже больше полугода не мотался.
На столе стоит фотография. Мы обнимаемся, глядя в объектив. Редкий кадр – смеющийся Линнар. Я мечтательно улыбаюсь. И взгляд падает на ярко-зеленый стикер. «РАБОТА, СЕНДЖ!»
Стоп. Я сюда пришел за футболкой.
-Где, где, где, - бормочу я, рассматривая полки.
Наконец, вытаскиваю черную ткань без рисунков и надписей, Линнар другие и не носит. Облачаюсь в нее. И мчусь одеваться. Опазды-ы-ы-ваю. Шеф меня точно убьет.
Тиккар
Это очень больно – когда тебе разрезают кошачье ухо осколком стекла от бутылки. И при этом нельзя даже заплакать, потому что тогда будет еще больнее.
-Какой котеночек, - глумливо тянет один из издевающихся.
Я молчу, сжимаясь в комок. И искренне надеюсь, что совершится чудо. Да, я еще не разучился надеяться. Хотя пора бы уже.
Наверное, я зря сбежал из приюта в свое время. Там, конечно, тоже порой попадало от более старших воспитанников, но хотя бы кормили. Иногда. Странно, но мысль о том, что те застенки, из которых я чудом вырвался, спрятавшись в мусорном баке, вполне терпимы, посещает меня только тогда, когда снова ловит какая-нибудь компания с целью поиздеваться. И чем им всем настолько не нравится безобидный кэттар? Хорошо, что наш народ умеет раны заживлять раза в четыре быстрее, чем люди. А то я бы однажды точно умер от потери крови во время очередной встречи с кучкой пьяных подонков.
Но, впрочем, как посмотреть. Иногда я думаю, что в приюте лучше, чем на улице. Иногда я радуюсь, что сбежал. И что искать меня точно не станут. Было бы нормальное заведение, подняли бы на уши всю полицию, чтобы меня отыскать и вернуть. Хотя нет, не так. Было б нормальное заведение, я б оттуда не сбежал. А так вот уже полгода шарахаюсь от каждого полицейского.
-Ну что, котеночек?
Я сжимаюсь в комок. Может, им надоест уже издеваться?
-Чтобы такого с тобой сделать, чтоб ты нас запомнил надолго?
У кэттар хорошая память вообще-то. Я тебя и так запомню, урод.
-Давайте ему хвостик отрежем.
Ой, а это вот серьезно. Ну и где полиция, когда нужна ее помощь? Хоть бы кто заглянул в переулок. Компания с гоготом начинает окружать меня.
И в переулок врывается внезапно чья-то тень. Я краем глаза вижу длинный полосатый хвост, огненно-рыжий в темную полоску; белые кроссовки, забрызганные грязью – мчался сюда прямо по лужам, видимо.
-Ты еще кто?
Сердце у меня подпрыгивает от ожидания чуда. Я зажмуриваюсь – ну пожалуйста, пусть он сейчас не пробормочет: «Да нет, ничего» и не уйдет. Их ведь всего пятеро. Ну спаси меня от них, спаси меня. И я как волшебную музыку, слушаю божественный голос:
-Детектив Линнар, полиция Северного округа, всем отойти от мальчика.
Линнар
Что меня в этот переулок побудило сунуться, я так и не понял… Однако, как выяснилось, не зря побудило.
-Детектив Линнар, полиция Северного округа, всем отойти от мальчика.
Компания сыпанула прочь. На земле остался сидеть мелкий кэттар. Не в смысле того, что он был мелким физически. Подростком он был.
-Спасибо, - тихонько пробормотал он.
-Вставай, уходим, - отрывисто бросил я.
Гипнотическое влияние слова «полиция» это хорошо, но когда эти подонки сообразят, что я-то один, а вот их пятеро, придется плохо всем. Я, конечно, намного быстрее и изворотливее человека, но проверять, чего стоит реакция кэттар против ножей и «розочек» совершенно не хочется.
Хорошо хоть мелкий быстро сообразил то же самое, что и я. Вскочил. Охнул, припадая на ногу. Но ко мне подхромал быстро.
-Идти сможешь?
-Я все смогу.
Переулок мы покидали так, словно за нами компания гналась полным составом. Стоило выйти на более-менее оживленную улицу, как котенок всхлипнул:
-Больше не могу, нога болит.
-Что с ногой?
-Ударился.
Я задумался. Стоило отвести его в больницу. Осмотреть. Потеки крови на шее меня пугали.
-Только не надо в больницу, - тихонько попросил он.
-Как тебя зовут?
-Тиккар.
-Значит так, Тиккар. Я с тобой повозиться и рад бы, но у меня работа. Так что…
-А возьми меня с собой? – тихонько попросил он.
-Ли-и-и-и-ин!
Я повернулся. Сэндж радостно так подскакал к нам.
-Привет. Ой, что это с твоим спутником?
-Так, ты почему не на работе?
-Обеденный перерыв, - брат махнул хвостом на свою редакцию.
Надо же, я даже и не заметил, что мы около места его работы. Тиккар тихонько сопел, вцепившись в мою руку.
-Так это кто?
-Тиккар. Возьми его с собой, что ли.
-Он у нас жить будет?
Котенок дышать перестал, кажется. Я посмотрел на его неверящие глаза. На брата.
-По крайней мере, ты перестанешь жаловаться на одиночество.
Они подпрыгнули оба.
-Я буду вас жить?
-Ой, как здорово. Пойдем. Я – Сэндж. А это – Линнар, - затараторил брат.
Тиккара, кажется, совсем деморализовало его напористой речью, оттренированной годами журналистики. По крайней мере, он позволил взять себя за руку. И увести.
Сэндж
Ну прекрасно...
-Тиккар, значит? – спрашиваю я, чтобы хоть что-то сказать.
А то эта тишина меня напрягает. Тонкая лапка котеныша в руке дрожит.
-Да.
В редакции его мигом окружают, начинают отмывать, кормить. И щебетать, не переставая:
-А кто ты? Ой, какой хорошенький. Чей ты, котенок?
-Наш, - поспешил сообщить я.
Дело в том, что у народа кэттар сильно развито чувство взаимовыручки и спасения сородичей. Мы не люди, не бросаем в беде друг дружку, так что котенка в дом возьмет любой, к кому он захочет пойти.
Тиккар, кажется, постепенно начинает оттаивать. И верить, что его уличная жизнь закончена.
-Пойдем, - тянет его Ирэна за руку.
-Куда? – пугается он.
-Умываться, - смеется моя коллега.
А котенок симпатичный. Беленький. Глаза раскосые, с загадочной поволокой, темно-оранжевые. Породистый.
Я начинаю перебирать бумаги, пытаясь сосредоточиться на том, что теперь надо сделать в первую очередь. Подать заявление на выплату социальной помощи для найденыша, это само собой. А что еще… Ну, купить ему вещи.
-А из какого приюта вы его взяли?
-Да ты посмотри, в каком его состоянии привели. Какой приют. Скорее, уж, от кого ты его отбил?
-Линнар, - хмуро сообщаю я.
Все вопросы сразу сворачиваются. В доме повешенного не говорят о веревке, а в присутствии Сэнджа Картиуса не говорят о детективе Линнаре, негласный закон редакции.
Умытый Тиккар выглядит действительно очаровательно.
-Иди домой, - соблаговоляет отпустить меня шеф.
Я вздыхаю. Киваю.
-Идем, Тиккар. Посмотришь, где будешь жить.
Котенок молча хватает меня за руку. Я успокаивающе обнимаю его хвостом за пояс. Так мы и уходим.
Тиккар
Прошло уже три месяца, как я попал в дом братьев Картиус. Мне все время кажется, что это какой-то сон. Сказочный сон.
Конечно, больше времени я провожу с Сэнджем. Линнар действительно очень часто не приходит домой ночевать. Мы его видим где-то раза два в неделю. Однако он всегда очень мил. И он правда любит своего брата. В смысле, он его братской любовью любит.
А я вот Сэнджа люблю отнюдь не как родственник. Спим мы с ним. По-моему, Линнар о чем-то догадывается, он же детектив.
-Сэнни, а как думаешь, в какой момент он нас пропалил?
Сэндж задумчиво смотрит на меня:
-Дай подумать… Может, когда увидел у тебя на шее засосы? Или когда заметил царапины у меня на спине?
-А может, когда явился домой, а вы на диване в гостиной сексом трахались? – спрашивает от косяка Линнар.
Ой…
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку