-Цитатник

Купленный за 172 000 долларов портрет может стоить миллионы - (0)

Купленный за 172 000 долларов портрет может стоить миллионы Открыта новая картина РембрантаПочему...

ЭРМИТАЖ.ГОЛЛАНДСКАЯ ЖИВОПИСЬ XVII—XVIII ВЕКОВ.Малые голландцы(2) - (0)

ЭРМИТАЖ.ГОЛЛАНДСКАЯ ЖИВОПИСЬ XVII—XVIII ВЕКОВ.Малые голландцы(2)   Шатровый зал ...

Замки Бельгии:Стеркхоф - (0)

Замки Бельгии:Стеркхоф В XVI веке жил в Антверпене могущественный род Стер...

Дом князя Оболенского на Новинском бульваре - (0)

Дом князя Оболенского на Новинском бульваре На Новинском бульваре стоит ореставрированный в совет...

Замки Бельгии: Спонтин. - (0)

Замки Бельгии: Спонтин. Спонтин (Spontin)- это деревня на реке Бок (Bocq), расположе...

 -Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Муромлена

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 08.10.2010
Записей: 2860
Комментариев: 2475
Написано: 6202


Бакунины. Александр Михайлович - создатель "прямухинской идиллии"

Понедельник, 02 Июня 2014 г. 20:22 + в цитатник

1.1.3.4. Александр Михайлович Бакунин (1768—1854) — младший сын Михаила Васильевича Бакунина — тверской помещик, поэт и публицист. Статский советник. Был новоторжским уездным и тверским губернским предводителем дворянства. Владелец имения Прямухино, где в гостях у него бывали известные деятели русской культуры В. Г. Белинский, Н. В. Станкевич, Т. Н. Грановский и многие другие. Отец известного русского революционера, одного из идеологов народничества — Михаила Бакунина.

4000579_408pxAlm (408x599, 53Kb)
Портрет Александра Михайловича Бакунина, oтец Михайлa Бакунина. (circa 1820)

Александр Михайлович Бакунин родился в селе Прямухино Новоторжского уезда Тверской губернии Российской империи в семье тверского помещика Михаила Васильевича Бакунина 17 (29) октября 1768 года.

В 1781 году Александр Михайлович Бакунин по протекции своего дяди Петра Васильевича Бакунина («меньшо́го») был направлен в Италию, где он начал службу актуариусом при канцелярии русского посланника в Турине. В Италии он окончил факультет натуральной истории Туринского университета. По другим сведениям Падуанского университета

В 1789 году он после окончания университета защитил на факультете натуральной философии диссертацию по гельминтологии и получил учёную степень доктора философии. Экземпляр этой диссертации долгое время хранился в семейной библиотеке в Прямухино.
В июле 1789 года за свои научные заслуги Александр Михайлович Бакунин был избран членом-корреспондентом Туринской королевской академии наук.

В 1789 году он служил в Париже, где своими глазами мог наблюдать, как он позже писал сам, «кровавые неудобства перехода верховной власти в руки людей, не обладающих другими качествами, кроме свободомыслия». Эти впечатления молодости на всю жизнь сделали его консерватором и противником любых социальных потрясений. Он придерживался консервативных политических взглядов, в частности, по словам знавших его людей считал, что «посильное поддержание власти и существующих законов есть путь всякого честного и просвещённого человека, а всенародное участие в управлении страной есть мечта, навеянная нам микроскопическими республиками Древней Греции». Однако, при этом, по словам знавшего его В. Г. Белинского он был «одним из тех людей, благословенных Богом при рождении, которые родятся со всем, что составляет высшего духовного человека». Благодаря своим личным, человеческим качествам, ему удалось позже в своём имении Прямухино создать атмосферу, пронизанную любовью и поэзией, и благоприятную для философских размышлений и вольнодумства.

Во время службы в Италии он познакомился и подружился с Н. А. Львовым, в литературном кружке которого в Петербурге он позже принимал активное участие.

В марте 1790 году он по настойчивой просьбе родителей вернулся в Россию, 14 июля 1790 года уволился со службы и 31 марта 1791 года вышел в отставку в чине надворного советника. Некоторое время после отставки Александр Михайлович жил в Петербурге, где был активным членом литературного кружка своего давнего знакомого, а к тому моменту и родственника — Н. А. Львова.

4000579_476pxLevickij_Lvov_1789 (476x599, 38Kb)
Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735–1822)  Портрет Николая Александровича Львова (1789 (1780-е ?), Государственный Русский музей, Санкт-Петербург)

Н.А. Львов был с давних пор знаком с семейством Бакуниных, проживавшим в столице, – ещё в 1774 году Ю.Ф. Соймонов познакомил его с Петром Васильевичем Бакуниным-Меньшим. Львов часто бывал у него. На черновиках некоторых его стихотворений, написанных в то время, стоят адресные пометки: «на даче Бакунина», «у Бакунина… на скорую руку», а с 1776 года он вообще переезжает в дом Бакуниных на жительство. В этом гостеприимном доме часто устраивались домашние спектакли. Главные женские роли в них непременно исполняли сёстры Дьяковы – дочери обер-прокурора сената Андрея Афанасьевича Дьякова и жены его – Авдотьи Петровны (урождённая княжна Мышецкая), сестры жены Михаила Васильевича Бакунина. Трое из сестёр Дьяковых и стали жёнами членов литературного кружка: Александра – женой В.В. Капниста, Мария – женой Н.А. Львова, а Дарья – второй женой Г.Р. Державина. Итак, трое главных участников кружка были женаты на двоюродных сёстрах Александра Михайловича Бакунина.
В кружок этот в разное время также входили Ф.П. Львов, М.Н. Муравьёв, А.С. Хвостов, И.И. Дмитриев, И.И. Хемницер, А.Н. Оленин, Н.М. Карамзин. Члены кружка занимались поэтическим творчеством, живо откликались на события исторического и семейного характера и присылали свои произведения друг другу. До наших дней дошла тетрадь стихотворений Александра Михайловича Бакунина, подаренная Н.А. Львову 24 января 1799 года в Черенчицах (имение Львова в Новоторжском уезде Тверской губернии). Большинство его стихов этого времени адресовано двум дворовым девушкам, жившим в имении Львова, – Лизе и Даше, бывшим объектом поклонения не только А.М. Бакунина, – им посвящал стихи Г.Р. Державин, их рисовал художник В.Л. Боровиковский.

Прелестно стихотворение  «Утро»:

Звёзды на небе чуть блещут,
Ждут весёлых дней царя,
Сквозь листов, кои трепещут,
Видна утрення заря;
Проснись, Лиза! Голосистой
Уже петел возглосил,
И зефир росой душистой
Твои кудри окропил.
Уже небо голубеет,
Аромат цветы лиют,
На ключе туман белеет,
Птички хором все поют:
«День прекрасной, возвратися,
Освети лицо полей!
Лиза, милая, проснися,
Из цветов вязанку свей…»

Интересно, что при занесении этих стихов в начале 1810-х годов в альбом своей жены он предусмотрительно заменил обращение «проснись, Лиза» на «проснись, Варя». Некоторые стихотворения Александра Михайловича Бакунина были высоко оценены друзьями. На рукописи его идиллии «Жатва», также адресованной одной из дворовых девушек Львова, – на этот раз Даше, сохранились восторженные пометки В.В. Капниста, а Г.Р. Державин в 1814 году послал это стихотворение В.И. Панаеву как образец идиллии:  

Заплети волнисту косу,
Платье лёгкое надень;
Серп возьми, а мне дай косу:
Даша! В поле встретим день…

В 1791 году А. М. Бакунин поселился в родовом имении Прямухино Новоторжского уезда Тверской губернии. Здесь он стал лично заниматься запущенным хозяйством имения. По состоянию на март 1791 года долги Бакуниных достигали пятидесяти трёх тысяч рублей

В январе 1797 года после вступления на престол императора Павла I Александр Михайлович Бакунин был вызван в Санкт-Петербург. Ему был присвоен чин Коллежского советника, и он был определён («Почти невольно», как он сам писал позже.) на службу советником в организованное Павлом I гатчинское городовое правление. Здесь он руководил работами по сооружению на речке Колпанка каскада прудов в парке «Сильвия», которые спроектировал Н. А. Львов. Однако 14 ноября 1797 года он по настоянию матери снова подал в отставку, чтобы вернуться и поселиться «с больным отцом, матерью и незамужними сёстрами …», как он писал позже в своем дневнике, окончательно в Прямухино. В Прямухино он активно занялся восстановлением экономики своего хозяйства. Интересно, что в этот период, в свободное от хозяйственных забот время им был написан философский трактат, в предисловии к которому он на основании анализа отечественной истории доказывал, что времена славы и могущества России всегда были связаны с вольным положением её народа, а «рабство» её крестьян, которое многим тогда казалось естественным и традиционным, является следствием не обузданного законом корыстолюбия вельмож.

Он активно занимался реформированием своего хозяйства. В самом начале своей реформаторской деятельности в своем хозяйстве им был составлен проект договора с крестьянами, который по его замыслу должен был явиться основой, проводимых в его хозяйстве реформ. Однако, этот проект остался только проектом. Большинство задуманным им в хозяйстве новшеств так и остались на бумаге. Однако его энергичные усилия все-таки давали результаты. Так например к 1804 году долг его семьи сократился на двадцать тысяч рублей, однако дальнейшая его женитьба и рождение детей не позволило ему это сделать, и даже пришлось опять занимать в долг.

В это же время Александр Михайлович активно занимался строительством нового жилого дома в своей усадьбе. Для производства кирпича недалеко от Прямухино имелся кирпичный завод, сырьём для которого являлись залежи глины, имеющиеся в окрестностях Прямухино. До 1810 года было построено два отдельно стоящих флигиля, которые позже были объединены в единое строение. В 1808 году было начато строительство новой каменной церкви, которое было в основном построено к 1826 году. Много А. М. Бакунин занимался и парковым строительством в своей усадьбе, облагораживанием усадебного парка, доставшегося Бакуниным ещё от прежнего владельцев — Шишковых. Именно Александр Михайлович придал своему парку живописность и красоту, которая так восхищала позже многих его гостей, и которая была названа Белинским «премухинской гармонией». Им были устроены в парке живописные каскады прудов, чему способствовало несколько ключей, имевшихся на территории усадьбы. Старая рига была им переоборудована под турецкую баню. На левом берегу реки Осуги им было устроено несколько купален.

В 1806 году Александр Михайлович Бакунин был избран новоторжским уездным и тверским губернским предводителем дворянства. Он сыграл, по-видимому, немаловажную роль своими советами Михаилу Муравьеву при переформировании «Союза Спасения» в «Союз Благоденствия» в 1818 году (Михаил Муравьёв был главным инициатором в этой перестройке тайного общества на более мирный лад, по типу Tugendbund’a)

В 1810 году он влюбился в восемнадцатилетнюю Варвару Александровну Муравьёву, которая жила в имении своего отчима — Павла Марковича Полторацкого, родственника Бакуниных, в Баховкино, в 30 километрах от Прямухино. Родная сестра Александра Михайловича — Татьяна была замужем (с 1803 года) за Александром Марковичем Полторацким, который был братом Павла Марковича.

4000579_423pxBakunina_by_Kiprensky (423x600, 60Kb)
О. Кипренский (1782–1836). Варвара Александровна Бакунина, ур. Муравьева (1792-1864) (1811)
Варвара Александровна Бакунина (1792—1864) была троюродной сестрой декабристов Никиты Муравьёва, Артамона Муравьёва, Сергея Муравьёва-Апостола и Матвея Муравьёва-Апостола. Она была на 24 года младше своего мужа.

«…В девятый день, кажется, после родов  , начал Кипренский рисовать карандашом портрет Вариньки, который не очень ему удался – Варинька ещё так была слаба, что, слушая Лоди, который разыгрался на фортепиано, сделалось ей дурно».
Только после того как Варвара Александровна полностью оправилась после родов, она вместе с Александром Михайловичем была приглашена на обед в Каминный зал Путевого дворца и представлена их высочествам – великой княгине Екатерине Павловне и принцу Георгу Ольденбургскому. «Не помню, тогда же или после великая княгиня сказала Вареньке между прочим, что Кипренский в портрете ей не польстил», – пишет Бакунин.

Александр Михайлович Бакунин, по описанию одного знакомого, встретившего его в Торжке, был «близорук, неловок, не слишком опрятен, имел чёрные волосы и сросшиеся брови, был добр, знающ, умён и… писал стихи».
Не рассчитывая на успех в сватовстве, Александр Михайлович уже собрался покончить жизнь самоубийством, но сестра Татьяна взялась всё уладить, и вскоре Варвара приняла предложение Бакунина – 3 июня 1810 года состоялась их помолвка, а 16 октября, накануне дня рождения Александра Михайловича, состоялось венчание в прямухинской домовой церкви.

Сохранилось воспоминание А.П. Керн о первых днях супружеской жизни Бакуниных: «Я его (Александра Михайловича) помню, когда он после свадьбы приезжал в Берново, и мы любовались детьми   умению его жить и любить свою жену. Она была молодая, весёлая, резвая девушка: он – серьёзный, степенный человек, и, однако, на них было приятно смотреть. Я помню их сидящими дружно рядом, когда он её кругом обнимет своими длинными руками, и в выражении её лица видно было, как она довольна этой любовью и покровительством. Иногда она его положит на полу и прыгает через него, как резвый котёнок. Его положение тогда не было ни странно, ни смешно. И тут являлись с любовью покоряющая сила и доброта – идеал доброты! Помню ещё раз бальный вечер; они сошлись в нашей общей комнате с маминькой; он лежал на её кровати, она, в белом воздушном платье, прилегла подле него, и как он, шутя, уверял её, что кольцо, надетое на его палец, не скинется, врастет в него; она беспокоилась, снимала его, велела подать воды, мыла, а он улыбался и, наконец, успокоил её, что это была шутка».

После бракосочетания супруги на некоторое время поселились в Твери, где Александр Михайлович был вхож в салон Великой княгини Екатерины Павловны. В этом салоне он общался со многими известными людьми своего времени, например, со знаменитым русским историком, историографом и писателем Николаем Карамзиным.

Вот что пишет Бакунин  : «Познакомился я в Твери с профессором Булле, человеком, учёностью своей весьма известным. Однажды при нём показывали какую-то монету Карамзину. Её высочество   спросила Карамзина о значении надписи латинской. Он искусно замял этот вопрос. Булле привёз эту монету ко мне, с другими. Варинька, помнится, спросила меня о надписи, которую я перевёл ей, хотя очень плохо латынь знаю. Булле не удержался и сказал: «Но вы знаете более нашего историографа». Карамзин в великом был уважении у Их Высочеств, барился, а жена его пуще его. Со мной был учтив, но только я и виделся с ним раз у губернатора, а другой случилось обедать вместе у Их Высочеств. Я спросил его мнения о начале имени русов и рода наших князей. Он решительно отвечал мне, что шведы и пр. Великая княгиня подошла: «Историограф и дилетант привели одни и те же исторические факты, о которых мы говорим, о происхождении русов и их государей. Вы согласны с этим?» – «Нет, мадам, у меня абсолютно другое мнение. Тут Карамзин говорил, что древле римляне обладали следом – а теперь очередь немцев. Я приметил, что следы обладания татарского и пр. сохранились поныне в России, а следов немецкого обладания вовсе нет.» Великая княгиня, улыбаясь, от нас отошла. За столом Карамзин рассказывал об Аристотеле, строителе Успенского собора. Я дивился, как можно высказывать то, что всем известно и со всеми обстоятельствами давно в описании Левшина Успенского собора напечатано. Великая княгиня говорила мне, «что у меня много фабрик и что я много знаю о земледелии». Но как я ни на то, ни на другое не согласился, то она продолжала: «Но я знаю, что вы много хорошего делаете в деревне, хотя вы и с этим не согласны». Я отвечал: «Это покушение на репутацию, мадам.» Иные уверяли, будто я, сказав это, посмотрел на Карамзина, но я, право, не имел сего намерения. Карамзин читал по вечерам свою Историю Их Высочествам. Я не могу судить о ней. Потому, что никогда на сих вечерах не был. Тут приглашались только самые знатные или близкие Их Высочествам люди.»
Великая княгиня Екатерина Павловна благоволила к А.М. Бакунину, ему предлагалось место попечителя Казанского университета или гофмейстера великокняжеского двора, однако Александр Михайлович, равнодушный к почестям и блеску придворной и светской жизни, отказался от них.  

В Твери Варвара Александровна брала уроки игры на фортопьяно и уроки рисования у знаменитого живописца О. А. Кипренского.

4000579_425pxVarvara_A__Bakunin (425x599, 66Kb)
Varvara A. Bakunin (born Muraviov), mother of Mikhail Bakunin. (ca. 1820)

Во время Отечественной войны в 1812 году Александр Михайлович и Варвара Александровна решили не покидать Прямухино. Но основной заботой А. М. Бакунина с женой было воспитание детей. Он сам занимался образованием своих детей: преподавал им иностранные языки, математику и другие естественные науки, а Варвара Александровна учила их музыке. В доме в Прямухино была прекрасная библиотека, собранная Александром Михайловичем, так что его дети имели возможность познакомиться с произведениями лучших представителей мировой литературы того времени. Одним из главных принципов в воспитании детей Александр Михайлович считал общение с природой, для чего устраивались прогулки по парку и живописным окрестностям. В ноябре 1834 года семья Бакуниных впервые в полном составе уехала на зиму на жительство в Тверь.

С начала 30-х годов XIX века Александр Михайлович Бакунин был попечителем тверской гимназии.

Александр Михайлович и Варвара Александровна, были очень плодовитыми. В их семье было 11 детей (пять дочерей и шесть сыновей):

Новая страница жизни в Прямухине начинается в 1835 году, когда после учёбы в артиллерийском училище и года военной службы старший сын Михаил, направленный в служебную командировку в Тверь, приехал в родное имение и, сказавшись больным, решил бросить военную службу и заняться более достойным делом.

На протяжении 1830-х и 40-х годов Прямухино по приглашению Александра Михайловича посещали многие выдающиеся представители русского общества того времени — молодые философы, литераторы и учёные. Все побывавшие здесь буквально боготворили и обитателей усадьбы, и атмосферу, царившую здесь; все отмечали, что, попав в Прямухино, не просто прикасались к царившей здесь душевной гармонии, а сливались с ней всем сердцем. Например, известный русский писатель И. И. Лажечников, директор мужской гимназии в Твери, в которой учились сыновья Бакуниных после посещения Прямухино написал об имении Бакуниных в самых превосходных выражениях.

4000579_800pxBakunin_Pryamukhino (700x437, 244Kb)
House of Bakunins birth in Pryamukhino. (circa 1860)

С середины 1830-х годов Александр Михайлович Бакунин стал слепнуть и не мог больше заниматься хозяйственными делами. В 1842 году в имение приехал, выйдя в отставку сын Николай, который и взял на себя все заботы по хозяйству. В 1845 году он окончательно ослеп.

В начале октября 1851 года Александра Михайловича постиг ещё один удар: шеф жандармов граф А.Ф. Орлов личным письмом уведомил его о том, что сын его, государственный преступник Михаил Бакунин, находится в Петропавловской крепости.

В конце марта 1852 года Александр Михайлович сильно заболел, а 6 декабря 1854 года он скончался.

Похоронен Александр Михайлович Бакунин в семейной усыпальнице под алтареём церкви в Прямухино. Владелицей Прямухина после смерти Александра Михайловича Бакунина стала Варвара Александровна с сыновьями.

В апреле 1864 года скончалась и Варвара Александровна. Согласно «Удостоверению на право наследования от 8 декабря 1865 г.», имение унаследовали: «штабс-капитан Николай, губернский секретарь Павел, поручик Александр, коллежский секретарь Алексей и девица Татьяна Александровна Бакунины». Хозяйствовали братья по очереди.
По воспоминаниям Н.Т. Кропоткиной, «все братья Бакунины были горевые хозяева, даже, как кажется, и дедушка Николай, который слыл в семье самым практичным; о том, что надо заниматься хозяйством, говорили много, и хозяйству уделялось большое значение, но чисто теоретически… Дедушка  , когда хозяйничать приходилось ему, иногда ещё ездил в поле, Александр Александрович, когда очередь хозяйничать была его, сводил всё хозяйство к выслушиванию отчетов приказчика и тому, чтобы все попадавшие к нему деньги запирать в стол и никоим образом не давать их на хозяйственные надобности, особенно на ремонт построек. Обычно великодушный и отнюдь не скупой человек – своему сыну Мише он безо всяких разговоров давал по тысяче рублей сразу, – во время своего хозяйничанья делался страшно скупым и готов был сидеть целый вечер и заставлять сидеть и других, разыскивая по счетам какой-нибудь двугривенный. Расположение прямухинских полей он совсем не знал, а представить себе Александра Александровича на скотном дворе или в конюшне было окончательно невозможно. Павел Александрович во время своего хозяйничания только одно, кажется, сделал – велел зачем-то вырыть колодец под домом, у которого гнили полы, – всё же остальное время он проводил в теплице, разводя орхидеи.
Немудрёное хозяйство шло само по себе, был старый приказчик, который вёл его по старинке, на большом тёмном дворе по колено в грязи стояли коровёнки тосканской породы, лошади разводились свои, мелкие, ничуть не лучше крестьянских, пахали сохами, а старые берёзовые рощи стояли нетронутыми и валились от старости. И всё же было молоко, мясо и основные продукты для незатейливого обихода усадьбы».  

Всего Александр Михайлович с женой воспитали 6 сыновей и 5 дочерей (младшая дочь Софья умерла ребенком):

1.1.3.4.1. Любовь Александровна (1811—1838) была невестой Н. В. Станкевича; о ней сохранились (в архиве Бакуниных) трогательные воспоминания в письмах Белинского к ее брату Михаилу Александровичу Бакунину, после ее смерти; умерла от чахотки.

4000579_Ljubow_Bakunin (382x555, 81Kb)
Ljubov Bakunin (1811-1838), sister of Mikhail Bakunin.(circa 1840)

Предметом сильного увлечения (Станкевича) стала Любовь Бакунина. Эта девушка, как и другие сестры Мишеля, не отличалась внешней красотой, но спокойствие и грация, свойственные ей, по свидетельству Белинского, и особое душевное обаяние привлекали к ней.

Познакомившись с ней у Бееров, Станкевич захотел побывать в Премухине.

4000579_440pxStankevich (440x599, 45Kb)
Николай Владимирович Станкевич (1813—1840), общественный деятель, философ, литератор (1830-е) Акварель Беккер 

Имение Бакуниных к этому времени стало притягательным центром для многих молодых людей. Образованные, прекрасно воспитанные, милые и неглупые молодые девушки придавали премухинскому дому аромат изящества и интеллектуализма.

Вот как отзывались о Бакуниных современники: «Это замечательное семейство, состоявшее из нескольких сестер и братьев, — писал И. И. Панаев, — принадлежало к исключительным, небывалым явлениям русской жизни. Оно имело полуфилософский, полумистический немецкий колорит»

«Бескорыстно любуешься этими девушками, — писал Н. В. Станкевич, — как прекрасными созданиями божьими, смотришь, слушаешь, хочешь схватить и навсегда при себе удержать эти ангельские лица, чтобы глядеть на них, когда тяжело на душе… еще хочешь… не другого какого-нибудь чувства… хочешь уважения от них, чтобы они не смешивали тебя с толпою ничтожных людей…»

В конце октября 1835 года поездка в Премухино, о которой уже несколько месяцев мечтал Станкевич, состоялась. Любовь Александровна, хотя в душе и отвечала взаимностью молодому философу, была с ним крайне сдержанна и ничем не выдала своих чувств. Глубоко разочарованный в своих надеждах, Станкевич в то же время получил неожиданное утешение. Он подружился с Мишелем (находившимся в те дни в Премухине).

----Эта юная девушка, исполненная, по словам Анненкова, «кроткой прелести», прожила недолгую жизнь. Ее любовь к Станкевичу, завершившаяся их обручением, не принесла ей счастья. Став женихом девушки, которую он, как казалось ему, любил, Станкевич начал сомневаться в полноте своего чувства к ней. «Я надеялся сделаться счастливым, счастливым безгранично, — писал он Неверову, — и думал получить это счастье внешним образом. Любовь — ведь это род религии, которая должна наполнить каждое мгновение, каждую точку жизни». Но такого с ним не произошло. Измученный сомнениями и тяжелой болезнью, он уехал сначала на Кавказ, а потом осенью 1837 года за границу. Болезнь (туберкулез легких) Любаши развивалась стремительно, но письма Станкевича поддерживали ее. «Тотчас получила письмо ваше, — писала она 2 декабря 1838 года, — так весело, так светло сделалось на душе. Оно придало мне сил, здоровья — это лучшее лекарство». Но лекарство это приходило все реже и реже. «Когда-то я получу от вас письмо? — писала она незадолго до смерти. — Бог знает, что я передумала в эти два месяца вашего молчания».

Наталья Михайловна Пирумова. Бакунин

1.1.3.4.2. Варвара Александровна (1812—1866), с 1835 года супруга поручика Николая Николаевича Дьякова (1812—1852), с 1838 по 1843 года жила отдельно от мужа за границей, была влюблена в Н. В. Станкевича. На ее руках умер Станкевич. Переписка ее, в высшей степени интересная, отчасти сохранилась в семейном архиве Бакуниных;

4000579_Warwara_Bakunin (393x553, 98Kb)
Varvara Bakunin (1812-1856), sister of Mikhail Bakunin.(circa 1840)

4000579_BAKU15 (321x350, 12Kb)
В. А. Бакунина, сестра М. А. Бакунина

М.Бакунин противится браку своей сестры Варвары с Н. Н. Дьяковым, а затем делает все возможное, чтобы развести ее с мужем, так как считает этого доброго, но в общем ограниченного человека неподходящей партией для такой одаренной натуры, как его сестра. Он пытается руководить сердечной жизнью и других своих сестер, особенно Татьяны, которую любит более остальных.

Наталья Михайловна Пирумова. Бакунин

1.1.3.4.3. Михаил Александрович Бакунин (1814—1876) — сын Александра Михайловича Бакунина — русский мыслитель, революционер, анархист, панславист, один из идеологов народничества. Михаил Александрович (1814—1876), был женат на Анастасии Ксаверьевне Квятовской

1.1.3.4.4. Татьяна Александровна (1815—1871) была центральным членом семьи и пользовалась наибольшим расположением всех братьев и сестер. Она была очень дружна также с Белинским, впоследствии же с И. С. Тургеневым и композитором Серовым; замужем не была.

4000579__1_1 (340x335, 61Kb)
Бакунина Татьяна Александровна (1850's)

4000579_420PX1 (420x599, 214Kb)
Бакунина Татьяна Александровна (1850's) Author Eudoxia Bakunina

Первым, с кем сблизился Бакунин в Берлине, был Иван Сергеевич Тургенев. ...Весной 1840 г. Тургенев отправился в Россию. Там он познакомился с другими членами семьи Бакуниных, подружился с братьями и влюбился в Татьяну. Роман этот, как и другие романы сестер Мишеля с его друзьями, был неудачен. Возможно, по рассказам Мишеля о его любимой сестре Тургенев создал себе придуманный образ, который некоторое время оставался в его воображении и после знакомства с оригиналом. Татьяна вскоре поняла характер увлечения Тургенева и предложила ему «вечную дружбу». Спустя некоторое время появился рассказ Тургенева «Андрей Колосов», где нашел свое отражение этот «философский роман», а затем в 1848 году в другом рассказе, «Татьяна Борисовна и ее племянник», писатель зло и насмешливо изобразил и свое увлечение и его героиню — «добрейшее существо, но исковерканное, натянутое и восторженное».

Наталья Михайловна Пирумова. Бакунин

1.1.3.4.5. Александра Александровна (1816—1882), вызвавшая сильную любовь к себе Белинского, продолжавшуюся три года, но не увенчавшуюся взаимностью; затем она была в 1839 — 40-х годах невестой Василия Боткина, но не вышла за него замуж, вследствие сопротивления родителей, и с 1844 года супруга помещика Гавриила Петровича Вульфа (1807—1861).

4000579_Aleksandra_Bakunin (395x555, 130Kb)
Alexandra Bakunin (1816-1882), sister of Mikhail Bakunin.(circa 1840)

Слухи о сестрах Мишеля, да и обо всем этом замечательном семействе, волновали Белинского, не бывавшего еще в подобном женском обществе.

Вскоре после знакомства Мишель, собираясь в Премухино, пригласил туда и Белинского. «От этого приглашения… у меня потемнело в глазах и земля загорелась под ногами. Но я не умел представить себя в этом обществе, в этой святой и таинственной атмосфере»

4000579__1_1 (484x479, 78Kb)
Портет В. Г. Белинского. Акварель А. П. Брюллова с оригинала К. А. Горбунова. 1838

В конце лета 1836 года Белинский, наконец, решился посетить обетованную землю Премухина. Станкевич был доволен. «Я уверен, — писал он Неверову, — что эта поездка будет иметь на него благодетельное влияние… Как смягчает душу эта чистая сфера кроткой, христианской семейной жизни!.. Семейство Бакуниных — идеал семейства. Можешь себе представить, как оно должно действовать на душу, которая не чужда искры божьей! Нам надо туда ездить исправляться»

Станкевич был прав. «Премухинская гармония», по свидетельству самого Белинского, стала главной причиной его душевного пробуждения. «Я ощутил себя в новой сфере, увидел себя в новом мире, окрест меня все дышало гармонией и блаженством, и эта гармония и блаженство частию проникали в мою душу. Я увидел осуществление моих понятий о женщине: опыт утвердил мою веру».

Сестры Мишеля очаровали Белинского, но особенно он увлекся младшей — Александрой. И хотя впоследствии он признался в том, что чувство это было призрачным и скорее надуманным, чем идущим от сердца, но в то время он был увлечен, и это обстоятельство еще больше увеличивало его скованность в непривычной для него обстановке.

Чувство такта не было сильной стороной Мишеля. В обществе он позволял себе намеки на отношения своего друга к Александре. «Но самые лютые мои минуты были, — писал впоследствии Белинский Бакунину, — когда ты читал с ними по-немецки: тут уже не лихорадку, но целый ад ощущал я в себе, особенно когда ты имел армейскую неделикатность еще подтрунивать надо мной при всех, нимало не догадываясь о состоянии моей души»

Но, несмотря на все эти обстоятельства, трехмесячное пребывание Белинского в доме Бакуниных имело большое значение для его развития.

.....Боткин стал частым гостем в Премухине. Вскоре у него завязался роман с сестрой Мишеля — Александрой. Любовь, казалось, была взаимной, но Бакунины не давали согласия на этот брак и пока просили Боткина подождать год. Василий Петрович «страдал», писал отчаянные и «страшные», по словам Т. Н. Грановского, письма невесте, а тем временем весело проводил время в кругу московских друзей.

Наталья Михайловна Пирумова. Бакунин

1.1.3.4.6. Николай Александрович (1818—1901), штабс-капитан, русский общественный деятель, участник подготовки и проведения крестьянской реформы 1861 г.. Мировой судья Устюжского судебного округа. В первом браке был женат на Анне Петровне Ушаковой, во втором на Софье Алексеевне Соколовой.

Либерально настроенные братья Бакунина Николай и Алексей — один член губернского присутствия, другой уездный предводитель дворянства — в числе 13 дворян подписали заявление губернскому по крестьянским делам присутствию, что присоединяются к принятому ранее постановлению губернского дворянского собрания, требующего немедленного выкупа крестьянских наделов и созыва «собрания выборных от всего народа без различия сословий». За эту акцию они были преданы суду Сената и заключены в Петропавловскую крепость.

«Жаль Бакуниных, — писал по этому поводу М. С. Корсаков своей матери 8 апреля 1862 года, — умные люди, могли бы, кажется, избегнуть этих неприятностей, надо помогать царю поправить то, что, оказывается, непрактично сделано, а не вооружать против, а своими открытыми протестами они сделали последнее»

1.1.3.4.7. Илья Александрович (1819—1900), Подпоручик, владелец им. Дядино. Был женат (с 1856, Митава) на Елизавете Альбертовне Шлиппенбах ((ЛИЛИ) АЛЬБЕРТИНА ПАУЛИНА ШАРЛОТТА АМАЛИЯ ШЛИППЕНБАХ) (1834-1911).

Илья Александрович Бакунин, тогда еще офицер, служил в Риге. Свадьбу отпраздновали пышно, опять-таки в имении Шлиппенбахов.

Общественно-политическая жизнь накануне крестьянской реформы била, что называется, ключом. Ей утоляли жажду деятельности братья Николай, Павел, Алексей и Александр. Один Илья держался в стороне от политики. Он стремился к тихой семейной жизни на радость его супруги Елизаветы Шлиппенбах, ныне ставшей Бакуниной. Он дружил с Николаем Николаевичем Ге, и тоже тяготел к живописи. Воспитывал четверых детей. Среди них - дочь, названную в честь жены Елизаветой. С точки зрения страстей политических в семье царила Божья благодать.  

1.1.3.4.7.1. Алексей Ильич Бакунин (1874–1945) родился в сельце Дядине, в имении своего отца помещика Ильи Александровича Бакунина, в двадцати верстах от родового гнезда Бакуниных – села Прямухино Новоторжского уезда Тверской губернии. Мать -  Елизавета Альбертовна, урожденная остзейская баронесса Шлиппенбах – была образованной женщиной. В их доме в Дядине часто проходили увеселительные семейные праздничные застолья, танцы, обязательные рождественские карнавалы. Все мероприятия носили больше европейский характер (сказывалось «остзейское» воспитание хозяйки дома и то, что одна из сестер Алексея вышла замуж за английского консула).

4000579_Bezimyannii4 (150x150, 41Kb)
Алексей Ильич Бакунин 

В молодые годы Алексей был душой всякой компании, его необыкновенная фантазия, подкреплённая чтением приключенческих рассказов и романов, давала пищу его многочисленным рассказам, в которых переплетались правда и вымысел. Многих поражала и его необыкновенная способность быстро ориентироваться в любом вопросе, обсуждаемом в обществе: даже если предмет беседы был ему неизвестен проходило полчаса, и он на равных включался в разговор, высказывая своё мнение и увлекая других.

После окончания гимназии в Твери в 1896 году Алексей поступил в Московский университет на медицинский факультет. Будучи студентом, он в конце 1898-го – начале 1899 года в должности врача сопровождал переселявшихся в Канаду духоборов.

Начиная с медицинского осмотра при погрузке, два врача (вторым был англичанин Мерсер) работали не покладая рук, организовав на пароходе настоящий госпиталь. У некоторых переселенцев была скарлатина, после жестокого шторма многие заболели морской болезнью, два человека – пятилетний мальчик и женщина – в пути умерли.

11 февраля 1899 года: Алеша вернулся из Америки».

Очень активное участие в деле духоборов принял Л.Н. Толстой, следивший за всеми этапами их переселения. Вернувшись из Канады, Бакунин посетил Толстого. Он «весь под влиянием духоборов, необыкновенных людей 25-го столетия» – записал Л.Н. Толстой после их встречи. В мае 1900 года Алексей  работал «на голоде» в Бессарабской губернии.

Во время учебы в Московском университете Бакунин участвовал в студенческих волнениях, за что в 1899 году был исключён из университета и выслан из Москвы сначала в Тверь, а затем в Дядино под негласный надзор полиции. 17 августа  он получил в канцелярии тверского губернатора заграничный паспорт, а 7 октября выехал для получения медицинского образования в Бреславле.

В августе 1900 года Бакунин возвратился из-за границы и некоторое время исполнял обязанности врача при больнице товарищества Кувшинова, совмещая врачебную деятельность с общественной деятельностью в земстве.

В 1902 году А.И. Бакунин женился на Эмилии Николаевне Лопатиной, которая в 1901 году закончила медицинский факультет в Женеве и получила звание доктора медицины. Он в этом же году выдержал государственные экзамены при Казанском университете и получил право на врачебную практику в России. Бакунины вместе начали работать в новоторжской земской больнице, она – «докторицей, получая 120 рублей в месяц», а он сначала замещает доктора А.Д. Берштейна, затем становится штатным врачом, а через некоторое время – заведующим хирургическим отделением.

Когда в 1906 году Санкт-Петербургским издателем И. Балашовым была предпринята попытка выпуска полного собрания сочинений его дяди Михаила Бакунина, Алексей Ильич выступил в качестве редактора. Были подготовлены и изданы два тома, которые, однако, сразу же были конфискованы полицией.

В Торжке вместе с врачом Николаем Николаевичем Циргом, с которым он был дружен, Бакунин намеревался издавать газету «Голос из Торжка», но не получил разрешения. На выборах во II Государственную думу в 1907 году Бакунин был избран депутатом от Тверской губернии по списку кадетской партии, за открытое участие в которой в 1908 году подвергся судебному преследованию. Вскоре после этого Алексей Ильич поселился в Москве и вместе с женой работал в частной клинике М.Н. Макеева.

В октябре-декабре 1912 года доктор Бакунин был делегирован Петербургским славянским благотворительным обществом в Софию для развёртывания хирургического госпиталя, а в предвоенные годы читал лекции на Московских фельдшерских курсах.

С 1914-го по 1917 год А.И. Бакунин был главным врачом госпиталя на тысячу коек, открытого в Москве городским кредитным обществом. Кроме того, он непосредственно возглавлял и хирургическое отделение этого госпиталя. Под его началом работали 42 врача, 24 фельдшера, 100 штатных сестёр милосердия, 110 сиделок, 41 санитар и 100 добровольных сестёр милосердия. Только с 29 сентября 1914 года по 1 ноября 1916 года через госпиталь прошли 8155 раненых, из которых 362 умерли.

В 1917 году, разделившись с Макеевым, Бакунины открыли свою собственную клинику на Остоженке, 19. Кстати, до сих пор в этом здании располагается медицинское учреждение – кожно-венерологический диспансер.

После февральской революции 1917 года, с мая по июль, Алексей Ильич был товарищем министра государственного призрения (по отделу раненых и инвалидов) во Временном правительстве, а после октябрьского большевистского переворота Бакунин, оставаясь военнообязанным врачом, некоторое время работал в хирургических госпиталях Москвы. В 1919 году был арестован и на короткое время заключён в Бутырскую тюрьму. После освобождения он продолжил врачебную практику в собственной клинике.

Когда в 1925 году тяжело заболел преследуемый советской властью Святейший патриарх Тихон и его не могли устроить ни в одну больницу Москвы, Бакунины предложили поместить его у себя в клинике. 13 января патриарх по настоянию врачей переехал на Остоженку. Но и здесь его не оставили в покое – 21 марта прямо в лечебнице состоялся его допрос.

"Патриарх Тихон, – писал А.И. Бакунин в интервью «Вечерней Москве», – поступил в нашу лечебницу 13 января 1925 года с хроническим воспалением почек и перерождением мышцы сердца (миокардит). Кроме того, ещё до поступления в лечебницу у него было несколько приступов грудной жабы." Немного поправившись, патриарх продолжал праздничные и воскресные службы, которые сильно утомляли его. Вскоре он скончался в лечебнице.

После того как в 1925 году Бакуниным было категорически отказано в продлении контракта на аренду помещения, занимаемого лечебницей, они вынуждены были эмигрировать вместе с двумя дочерьми, Татьяной и Натальей.  30 марта 1926 года громадная толпа народа: родные, друзья, знакомые и товарищи по работе -  пришли на перрон Александровского (ныне Белорусского) вокзала, чтобы проводить семью врачей, заслуживших всеобщее уважение.

Несколько месяцев они прожили в Италии, затем перебрались во Францию. Поселилась семья недалеко от Парижа – в Сент-Женевьев де Буа.  Эмилия Николаевна стала постоянным врачом в Русском доме, а Алексей Ильич,  которому так и не удалось найти во Франции работу по специальности,  с 1927-го по 1935 год работал сельским врачом в Югославии, а потом в том же Русском доме был врачом-консультантом. Дружил с  известным протоиереем Борисом Старком, жившим тогда во Франции. В 1937 году до Эмилии Николаевны дошло известие, что Алексей Ильич очень серьезно болен. Она поехала к нему и буквально вырвала его «из этой сербской дыры», и привезла в Сент-Женевьев-де-Буа. Вскоре Алексей Бакунин поправился и буквально ожил  окруженный заботой любящей семьи.

Его старшая дочь Татьяна – автор нескольких книг о русских масонах и составитель биографий русских писателей, живших во Франции, была замужем  за известным писателем Михаилом Андреевичем Осоргиным. Работала Татьяна Алексеевна в Национальной библиотеке Франции, преподавала.

Когда началась Вторая Мировая война, семьи Осоргиных и Бакуниных вынуждены были бежать из Парижа в июне 1940 года и поселиться в небольшом городке Шабри. А в августе они вернулись в оккупированную зону и Бакунины снова поселились в Сент-Женевьев-де-Буа.

Умер Алексей Ильич уже после окончания Второй Мировой войны в 1945 году и похоронен на кладбище русской эмиграции в Сент-Женевьев де Буа.

1.1.3.4.8. Павел Александрович (1820—1900), Новоторжский уездный предводитель дворянства, философ и литератор, автор нескольких работ, с 1889 года жил в Крыму. С 1861 года был женат на своей троюродной сестре Наталье Семеновне Карсаковой (1827—1915).

1.1.3.4.9. Александр Александрович (1821—1908), поручик, участник обороны Севастополя во время Крымской войны. Был гласным Новоторжского уездного и Тверского губернского земств, затем мировым судьей. В первом браке был женат на Елизавете Васильевне Марковой-Виноградской, во втором на Елизавете Александровне Львовой (1853—1926). 

Александр, вслед за сестрой Татьяной, привлек внимание Тургенева. Александр, будучи в Италии, примкнул к освободительному движению Гарибальди. Вернувшись домой, он подробно рассказывал о своем волонтерстве родным и друзьям. В это время в Прямухине гостил Тургенев. Так Александр стал прообразом Рудина в известном романе. 

1.1.3.4.10. Алексей Александрович (1823—1882), русский общественный деятель, участник подготовки и проведения крестьянской реформы 1861 г.. в 1860-1862 гг. новоторжский уездный предводитель дворянства, музыкант, ботаник. С 1876 года был женат на Марии Николаевне Мордвиновой (1854—1923), внучке Идалии Полетики.

Ее мать - Елизавета Александровна Полетика (1832—1854) — единственная дочь Идалии Григорьевны Полетики и Александра Михайловича Полетики. Вошла в историю как «спасительница» Н. Н. Пушкиной от Дантеса

4000579_467PX1 (467x600, 37Kb)
В.И.Гау. Портрет Елизаветы Александровны Полетики (1832-1854) (1849, Государственный музей А.С.Пушкина)
В январе 1837 года Идалия Полетика отправила Н. Н. Пушкиной приглашение посетить её. Наталья Николаевна не смогла отказать своей троюродной сестре и приехала.
Вместо хозяйки дома её встретил Ж. Дантес. Он вынул пистолет и грозил тут же застрелиться, если Наталья Николаевна не отдастся ему. По её словам, она не знала, куда деваться от его настояний, ломала руки и стала говорить как можно громче. От неизбежного скандала спасла несчастную женщину маленькая дочь Идалии — Елизавета, вбежавшая в гостиную в поисках какой то своей игрушки, и Пушкина бросилась к ней. Воротясь домой, она всё рассказала мужу. Это происшествие послужило последним толчком к вызову Пушкиным Дантеса-Геккерена.
В 1850 году 18-летняя Елизавета Александровна Полетика стала женой Николая Александровича Мордвинова (1827—1884), сына управляющего делами III Отделения, члена кружка петрашевцев, тайного корреспондента А. И. Герцена. Позже Н. А. Мордвинов был чиновником особых поручений VIII класса хозяйственного департамента Министерства внутренних дел.
Счастливое замужество Елизаветы Александровны продолжалось недолго. Она умерла в самом расцвете красоты и молодости вскоре после родов из-за сумасбродного, мстительного самолюбия своей матери, вторгавшейся в её жизнь и устраивающей дочери страшные сцены, невзирая на её состояние.

Дети:

1.1.3.4.10.1. Екатерина Алексеевна Бакунина (1877—1921), окончила гимназию в Москве, муж — Пётр Николаевич Цирг (ум. 1925).

1.1.3.4.10.2. Михаил Алексеевич Бакунин (1880—1962), последний владелец имения Прямухино, поручик, после 1920 года эмигрировал в Бельгию, где и умер. Жена — с 1909 года — Софья Марковна Любощинская (1889—1979), племянница жены В. И. Вернадского

1.1.3.4.11. Софья Александровна (1824—1826)

Ссылки:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%BA%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%BD,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

http://www.shlippenbah.narod.ru/k1part1-10.htm

http://bakunina-fond.ru/?p=1239

Серия сообщений "Бакунины":
Часть 1 - Бакунины. История рода. Василий Михайлович Бакунин, его дети и внуки
Часть 2 - Бакунины. Павел Петрович и его потомки. Екатерина Павловна Бакунина - юношеская любовь Пушкина
...
Часть 6 - Бакунины. Михаил Михайлович и его потомки. Бакунины и Голенищевы-Кутузовы
Часть 7 - Бакунины. Сестра милосердия Екатерина Михайловна Бакунина
Часть 8 - Бакунины. Александр Михайлович - создатель "прямухинской идиллии"
Часть 9 - Бакунины. Анархист Михаил Александрович Бакунин (1814—1876)

Метки:  

Процитировано 1 раз
Понравилось: 2 пользователям



TimOlya   обратиться по имени Среда, 04 Июня 2014 г. 01:00 (ссылка)
Спасибо Леночка за очередной интересный пост !
Пусть в твоем доме царит лад, в сердце – молодость, а на душе – спокойствие!
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Среда, 04 Июня 2014 г. 05:44ссылка
Оля, спасибо за отзыв и за добрые слова
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку