-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Леди_Нефрит

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.08.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 35

Я смею всё, что можно человеку,
Кто смеет больше - тот не человек.

Сон

Вторник, 22 Февраля 2011 г. 13:02 + в цитатник
В колонках играет - Catharsis - Into Oblivion
 (402x600, 48Kb)
Вот на землю опускается ночь,
Внемли мне, о королевская дочь.
Я закрыла тебе двери в твой Рай
Пуст, разрушен, уничтожен твой край.
Только плачет тихо небо грозой,
Только молча попрощалась с землёй,
Упади же в черноту бытия!
Этот мир, увы, не принял тебя.
Предо мной склонись же гордой главой.
Я - Судьба твоя, советник я твой.
Королевной ты когда-то была,
Но теперь ты одинока сама.
Позови меня по имени. Кровь
Уж не смоют ни тоска ни любовь.
Безнадёгой назови ты меня.
Подчиняйся! Ты отныне моя!
В твои сны вхожу я каждую ночь.
Ты погибла, королевская дочь!
Моя сеть уже давно сплетена,
От итога ты не так далека:
Вот обрыв! И лишь один только шаг
Отделяет нас. Ступи наугад!
Молча внемли колыбельной моей,
Делай шаг же, королевна! Смелей!
Вот и всё. И вновь победа моя.
Не увидеть тебе нового дня.
Погибают все в объятиях моих.
Я безлика, но прекрасен мой лик.
Нет спасения от меня. Я как рок,
От сетей моих никто не уйдёт.

Метки:  

Ведьма

Воскресенье, 20 Февраля 2011 г. 22:42 + в цитатник
Взмах руки - и вот разверзлась гроза.
Страшный танец ведьма пляшет в леу,
Пляшет ведьма на пороге огня,
Пляшет ведьма насылая беду.

Смелый пламень обнимал её стан,
А в глазах её бездонных лишь тьма,
Пляшет ведьма проклиная обман,
Пляшет ведьма, не жалея себя.

Она мстит за причинённое зло,
Тихий шёпот вдруг срывается в крик,
Она миру мстит за гибель его,
На щеке слеза алмазом блестит.

За предательство, за ночи без сна,
Искалеченные тело и дух!
И вот небо рвёт на части гроза,
Пляшет ведьма, насылая недуг.

Обессилев, опускалась в золу.
Нет, не спрятаться такой от судьбы,
Пляшет ведьма, насылая Чуму,
Пляшет ведьма, пляшет дочь Сатаны.

Плачет ведьма, и от боли кричит,
Раны маками горят на руках.
Спит в земле любимый. Мёртвым сном спит.
Вслед за ним ты не уйдёшь на закат.

Плачет ведьма. Дым закрое её
От людей и от людской суеты.
Ты и душу отдала б за него,
Плачет ведьма. Не уйти от судьбы.

Метки:  

Ты

Суббота, 15 Января 2011 г. 17:57 + в цитатник
Останови свой безразличный взгляд
На тихо догорающем огне,
Что всё ещё так теплится во мне,
Отказываясь просто умирать.

Ты не гаси мой призрачный огонь,
Его с тобой нам хватит на двоих.
И я засну в объятиях твоих,
И я забуду муку, страх и боль.

Не замерзай, останься на земле,
Твоя рука согреется в моей,
Вдвоём нам будет лучше теплей,
И большего, поверь, не надо мне.

Не оставляй меня на божий суд,
Ведь без тебя его мне не пройти,
Прошу, меня немного подожди,
И вместе мы пойдём в далёкий путь.

Не умирай, мне без тебя не жить,
Пускай любовь и не нужна тебе,
Ты любишь холод, не горишь в огне,
Но я сумею за двоих любить.

Метки:  

Про Осень

Понедельник, 25 Октября 2010 г. 13:50 + в цитатник
Упала грозами на землю
И молнией разверзла бездну,
Бедой врывалась, сея страх,
Та, что прекраснее восхода,
Что лик наследует от Бога,
Надежды превращая в прах,
Та, что, танцуя над могилой,
В миг всё живое погубила,
И душу втаптывала в грязь.
Она деревья обнажила,
На счастье вето наложила,
Благословение и напасть!
Всё по местам она расставит
И душу сильную отравит,
В ответ попросит лишь одно:
ни сердце, всё ещё живое,
Ни злато звонкое такое,
Она возьмёт твоё тепло,
И путь продолжит виновато,
И листья обращая в злато,
Уходит поступью простой.
Хозяйка Осень - вот ей имя,
В нём страх и смерть сплелись отныне,
И серый дождь и снег с грозой.

Метки:  

Чёрные Менестрели

Понедельник, 20 Сентября 2010 г. 10:32 + в цитатник
Мы бродим по миру, торгуя остатками дара,
Мы ходим по свету, меняя стихи на тепло,
Мы продали души. По жилам струится отрава.
А в песнях нет правды, в стихах - смертоносное зло.

Мы продали сердце в таверне, за кружечку эля,
Мы отдали сказки в обмен на кошель серебра.
Так бродят по миру служители зла - менестрели,
И плакала лютня, звеня, надрывалась струна.

Мы предали память, смешав подвиг доблестный с грязью,
Забыли кто мы, и зачем в руки лютня дана...
Любви не познавшие, мы упиваемся страстью.
И холодно струны бездушные гладит рука.

Холодные песни написаны грязной душою.
Нас больше не манит вперед убегающий путь.
Сердца менестрелей покрытые черной смолою...
И проданный дар менестрелям уже не вернуть...

Метки:  

Холодно

Среда, 15 Сентября 2010 г. 07:47 + в цитатник
Как-то холодно стало, не потому что погода портится... Потому что все вокруг как-то разом взяли и уехали... кто-куда... Холодно, потому что не скажешь теперь: "Слушай, а пошли, бахнем по шампанскому? Ну или по винищу?" Холодно, потому что никто не заявится к тебе домой просто так, потому что приспичело... без предупреждения... Зима уже наступила, просто я ещё не до конца поняла это.

Сон о Боге

Понедельник, 13 Сентября 2010 г. 11:36 + в цитатник
Мне снится огонь… всё здание охвачено огнём, а я стою, и огонь не обжигает меня. Но так было недолго. Словно очнувшись от дрёмы, я почувствовала жар, боль… и запах горелой плоти…Я знала, никто не спасся. Огонь губителен даже для вампира. Я ещё жива, но это ненадолго. Кровь заливает мне глаза, от едкого дыма я уже не могу дышать… ничего не видя, чувствуя нестерпимую боль… Я уже чувствую приближение смерти, вижу её, слышу её сердцебиение… нет, это не смерть…
Человек, охваченный жадным пламенем. Но человек идёт вперёд, а огонь не обжигает его. Он идёт ко мне и протягивает мне руку. Я хватаюсь за неё и чувствую, как жар отступает. Рядом с ним не было огня. Он сиял каким-то непонятным бледным зеленоватым светом, и огонь отступал. За его спиной я видела огромные чёрные крылья. Он словно закрывал меня ими, но они были покорёжены, изранены и перебиты. И хотя кровь не текла из них… я знала, ему нестерпимо больно нести эти крылья за своей спиной. Ему тяжело и больно, но плечи широко расправлены, и он гордо держит голову. Он несёт свои чёрные крылья, наплевав на боль, наплевав на всё, чем ему приходилось платить за это. Он знает - только так он мог защитить меня, а значит, он был способен перетерпеть эту боль, эту муку. Он шёл, держа мою руку в совей. А я слышала, как начинает нарушаться его сердцебиение. Что-то происходило с ним, но он всё также уверенно шёл вперёд. Он заводит меня в маленькую комнату. Тут огня нет, тут стоит карета, запряжённая четвёркой лошадей, но это было недолго. Огонь ворвался в помещение и лошади заволновались, начали бить копытами по земле, фыркать, рваться вперёд, но воля чудовищной силы удерживала их на месте. Огонь неумолимо подбирается к нам, жадно съедая всё на своём пути. Человек смотрит на меня, и мне становится горько. Из его глаз текли красные слёзы, и столько боли было в них. Огонь не тронул его, но он сгорал изнутри. Человек не дал мне насмотреться на него. Он быстро затолкал меня в карету.
-Как… как имя твоё? – Успела я спросить.
-Норд. Меня зовут Норд, Фрида. Забудь то, что ты увидела здесь. Забудь меня. И живи. Живи, Фрида!
С этими словами он ударил первую лошадь по крупу. Лошади сорвались с места, он позволил им нести карету вперёд. Я запомнила только алые слёзы и его грустные глаза, когда его фигуру объял осмелевший пламень. Он горел. Не было того зеленоватого света, отгоняющего жар, не было спасительных чёрных крылий за спиной. Я зажмурилась. Моя одежда была испачкана кровью. Только тут я поняла… это была его кровь. Он потратил слишком много сил, чтобы спасти меня, кроме того, он был ранен. Мне хочется остановить лошадей. Остановить и вернуться за ним. Он не должен был погибнуть там. Но лошади не останавливались, потому что его воля всё ещё управляла ими. Я смотрю на его полыхающую фигуру. Мне больно, но я не могу отвести взгляд. Его статная чёрная фигура, охваченная огнём, как волшебство, как рок, как целая жизнь.
Вот что отпечаталось в моей памяти... и ещё эти бездонные грустные глаза… Он не успел мне сказать так многого, он не дал мне насмотреться на него, и он умер ради меня. Я чувствую, карета тоже охвачена огнём. Ну и пусть! Я не хочу жить! Всё что у меня было, я потеряла. У меня не осталось семьи, не осталось дома… и нет друга. Жёлтые язычки проникают внутрь кареты и тянутся ко мне. Я не стану спасаться. Подождите меня! Я сейчас вас догоню! Подождите же! Обернитесь!!! Призрачные руки выталкивают меня из кареты за секунду до того, как она разбилась о дерево. Лошади в испуге продолжили дикий бег, а охваченная огнём карета, разбившись на тысячи огненных осколков, упала на меня. Ну и пусть. Мне терять нечего.
Я вижу рядом человека, охваченного огнём. Огонь падает с него. Значит, он всё-таки выжил. Он жив! А значит и мне есть ради чего жить! Я могу жить ради него! Огненный человек вытаскивает меня из-под обломков, а потом – тьма. Я словно родилась заново. Я забыла всех, кто умер той страшной ночью. Я забыла боль, забыла огонь, забыла запах гари и сожжённой плоти. Я забыла моего огненного человека. Я забыла всё. И нарекла своего спасителя… ДЕМОНОМ, даже не подозревая, что всё это время вампирий Бог ходил рядом со мной, оберегал меня...

Ведьма Сумрака

Четверг, 02 Сентября 2010 г. 13:32 + в цитатник
Серебряный волос свернулся змеёй...
Внимай мне, о путник Не бойся, постой!
Я - сумрака ведьма и дочерь зимы,
Смелее ступай во владения мои.
Отбрось все сомнения, и слушай меня,
Давай, собирайся, садись на коня!
Я буду стоять на границе теней
Я буду манить тебя песней своей.
Ослепнет душа, не спасёт тебя Бог
Когда через мой переступишь порог -
Холодные своды богатой тюрьмы...
Теперь же тебе путь назад не найти.
Ты мёрзнешь... и сердце надрывно стучит
Душа, надорвавшись от боли, кричит,
Но царственный холод поможет тебе.
Покой обретёшь ты в моей стороне.
Забудешь о солнце, забудешь рассвет,
Ты в холод и тьму теперь будешь одет,
Но что это? Ты изменился в лице...
Тебе одиноко в просторном дворце?
Причина в другом? Закрываешь глаза
Бесстрастная смерть забирает тебя.
И мне не удастся тебя разбудить.
Я пела тебе чтоб сюда заманить,
Но тёплое сердце не вынесло льда
И в храме моём поселилась тоска.
Не будешь меня ты по имени звать,
Холодные губы мои целовать.
Хрустальные слёзы... я снова одна...
Вовек не увянет моя красота.
Вовек не увидеть мне солнечный свет,
Вовек не проснётся во мне человек.
И снова одна на границе стою
И новому путнику песню пою.
И новый герой мне навстречу идёт...
Он скоро замёрзнет и тоже умрёт...
Я - сумрака ведьма и дочерь зимы...
Не быть мне желанной... не знать мне любви!

Метки:  

Увядшие Розы

Воскресенье, 29 Августа 2010 г. 15:38 + в цитатник
Мне странновидеть увядшие розы -
Цветы, не преданные забвению.
Они сегодня дарят слёзы,
Хотя вчера дарили прощение.

Как быстро увяла их хрупкая нежность,
Их тихая гордость и выжить стремление...
Они вчера дарили верность,
Ну а сегодня дарят презрение.

За эти цветы, обагрённые кровью,
Одни платят жизнью, другие же – медью…
Ещё вчера они пахли любовью...
Ну а сегодня... запахли Смертью...

Метки:  

О Смертных Грехах

Воскресенье, 29 Августа 2010 г. 15:38 + в цитатник
Чёрные всадники вышли из моря,
Сея раздор, голод, бедствие, горе,
Чёрные кони летят по земле,
Чёрные души держат в седле,
Чёрные губы твердят приговор,
Чёрная месса под сводами гор.

Вышли на землю из Бездны грехи...
Первыми Лень вместе с Похотью шли,
Зависть и Гнев шли за ними вослед,
Свой урожай собирая из бед.
Чревоугодие, Алчность, Гордыня
Счастье во Зло обращают отныне.

Гибнут надежды на этой земле,
Души сгорают в грехах, как в огне.
Вера, любовь превращаются в бред...
Гибнет Эпоха. Спасения нет!..

Метки:  

Мёртвые Вороны

Воскресенье, 29 Августа 2010 г. 15:21 + в цитатник
Мы – чёрные птицы, мы - вещие вороны,
Защитники воинов, погибших в бою.
Летим по приказу Богов во все стороны,
Иль ввысь, к облакам, или к самому дну.
А мы предвещали победу и счастье.
Хотели людей уберечь и спасти,
Но люди забыли под чьей они властью
И против Богов обнажили мечи.
Где наши законы свирепого края?!
Изменников яд разливался, как мёд
Священные Норны завыли, вскричали:
"Запуталась нить! Что нас в будущем ждёт?"
Мы – чёрные вороны. Злы и жестоки
Грядущие дни. Смолк Правителя глас,
Исчезли валькирии, сгинули Боги,
Но мы ещё живы и помним приказ.
На ломаных крыльях мы в небо взлетим
И гимн пропоём всем ушедшим Богам.
На НАШЕЙ земле нету места другим,
Особый почёт здесь другим божествам!
Седеем... у нас переломаны крылья...
Мы гибнем... нас некому больше спасать.
Легенде, увы, уж не сделаться былью,
Ведь легче не помнить, иль просто не знать.
Мы -вещие вороны, чёрные птицы,
Мы те, кто хранит самый Древний Закон!
Не сможем... не сможем мы с этим смириться!
Нет, мы не отступим, забудьте о том!
Разбитую веру в когтях сохраним,
Убитую память в сердцах унесём.
Ведь нет на земле этой места чужим?
Не сможем так просто забыть обо всём.
Мы – чёрные вороны… мёртвые птицы…
И алая кровь обагрила траву…
Хотели с неправдою жизни сразиться,
Но все мы попали в предательства тьму…
Мы – вещие птицы… и нас звали вороны…

Метки:  

Письмо Слабого Человека

Пятница, 27 Августа 2010 г. 16:37 + в цитатник
Здравствуй, Лилит.
Прости, что не написал тебе раньше. Прости. Просто не мог найти в себе силы сказать тебе.... рассказать о тебе... ведь ты была выше слов. Я знаю, всего лишь твой сосед и хороший друг. Помню, как ты сказала мне однажды: "Хочу так же через много лет пить с тобой чай и говорить о наших проблемах и удачах... о моём муже и детях". Я был бы счастлив, Лилит, но болезнь моя неизлечима. Прости за то, что врал. Прости за ложные надежды, прости, Лилит. Я решился написать тебе только сейчас, когда понял ,что увидеть тебя мне уже не судьба. Ты вернёшься от своей матушки на следующей неделе... К тому времени я буду уже мёртв. Я всегда восхищался тобой, Лилит. Твоей внутренней силой, тому, как даже в самый тяжёлый миг своей жизни ты находила в себе силы улыбаться. Прекрасна моя Лилит. Ты была моим другом детства. Но я ненавидел тебя. За то, что ты мне не предназначена, за то, что улыбаешься мне и мучаешь меня своей добротой. Да, я слабый, умолишённый человек.... но я таков. Прощай моя ненавистная Лилит, прощай навсегда. Живи... и будь счастлива. Знаю, ты найдёшь в себе силы не плакать. Ты мне сказала: "Слёзы - это слабость. Самые глубокие наши переживания проходят без слёз. Тихо, но очень больно". Так и есть. Я каждый день умирал рядом с тобой. Каждый день ты потихоньку убивала меня. Прости мне это, Лилит. прости мне мою слабость ,мою низость и мою ненависть. Но я не попрошу у тебя прощения за мою любовь. Только в этом я был всё время прав. Любовь не может быть грехом! Прощай, моя Лилит.

Люблю и ненавижу,

Твой Я.

Ворон

Пятница, 27 Августа 2010 г. 07:10 + в цитатник
Снег падал огромными пушистыми хлопьями на землю. Снежинки кружились, вальсировали, в ритм древней, самозабвенной музыке, известной только им одним. Небо было затянуто тяжёлыми свинцовыми тучами, где-то далеко завыла собака. Тут же послышался ответный вой. А она смотрела на пасмурное небо из-за своей проклятой решётки, вдыхая морозный воздух. Закрывала глаза и слушала вьюгу, слушала, как танцуют снежинки за решёткой, хотела танцевать вместе с ними. Кружиться, лететь над землёй. Но она никогда не сможет даже встать. Кости на её ногах превратились в кровавое крошево. Её красивые сильные ноги были изуродованы, уничтожены. Но даже тогда она не унывала. С надеждой смотрела за окно и улыбалась своим мыслям. Чёрный ворон садится на окно с другой стороны решётки. Она тянет к странному гостю свои корявые руки. Хочет прикоснуться к его траурным перьям, к его тихому величию, к его свободе, хочет стать им, взлететь, взмыть в небо на двух чёрных крыльях, но ворон улетает. И она опускает руки, скорее похожие на безвольные плети. Тяжело вздыхает. Она уже давно не дышала воздухом свободы.
Случайно оказавшись на границе между двумя враждующими странами, она попала в эту тюрьму. Потом, она рассказала мне, сразу после своей свадьбы она оказалась в этом вонючем сыром помещении. Её муж сумел спастись, и мысль об этом грела её, давала ей силы сопротивляться, жить дальше. Видимо, она действительно любила его, потому что когда говорила о нём… столько нежности было в каждом её слове, столько любви. Она словно снова была рядом с ним, снова была свободной. Она называла его своим Вороном. Но когда рассказ заканчивался, она возвращалась сюда, в эту проклятую тюремную камеру. Реальность медленно убивала её, тоска по её любимому губила в ней всё живое. И хотя она продолжала улыбаться, всё больше и больше горечи появлялось в её улыбке. Год прошёл с тех пор, как она очутилась здесь. И сегодня я понял, никогда ей отсюда не выйти. Никогда не взглянуть на это хмурое северное небо свободно! Никогда не увидеть своего Ворона! Мне было страшно наблюдать за тем, как медленно она превращалась в живой труп. Бедняга. Жертва чудовищной ошибки. Святая Инквизиция добралась до неё. Я служил сторожем в этой тюрьме уже пять лет, но никогда я не видел, чтобы Инквизиторы так зверствовали! Я помню, как она появилась здесь впервые. Зверёныш с блестящими глазами, дикими повадками, сильным характером. Я помню, как яростно она вырывалась из рук солдата, который тащил её в камеру. Она свирепо цеплялась за жизнь, за свою правду! Она сумела вырваться из рук вояки… сражалась, пыталась отстоять свою свободу! Но могла ли она?

Они кинули перед ней труп ребёнка.
-Ты! Ты это сделала! Ведьма!
Она только отвернулась и заплакала. Она плакала, прижимая мёртвое дитя к своей груди и шептала:
-За что?! Да за что же?! Дитя-то за что?!
Она прижимала ребёнка к себе, пытаясь согреть его мёртвое тело. Казалось, она была готова отдать полжизни только ради того, чтобы дитя было живо.
Они поняли, им не сломить её просто так. И они начали медленно, день за днём умертвлять её гордый дух, её волю, они начали усмирять её характер. Я видел, как она менялась. С каждым днём становилась всё страшнее, всё безобразнее, всё беспомощней. Погас и огонь в её звериных глазах. Всё тело было покрыто страшными струпьями, язвами. Её красивые, сильные руки… она никогда не сможет ими воспользоваться... они безвольными плетями лежали на её коленях. Она безразлично смотрела в это тяжёлое небо. Теперь она даже не мечтала о свободе. Всё, о чём она ещё могла мечтать – это смерть. Она молила Бога о смерти, но Всевышний не слышал её.
-Когда же они тебя освободят? – Спросил я её. Я не надеялся, что она меня услышит, но она услышала.
-Они не смогут убить меня просто так. Я королевских кровей. Они чувствуют это… и боятся.

Я не хотел, чтобы она умирала. Я так привык к её добрым глазам, к её нежному голосу… Я подошёл к решётке, она повернулась ко мне. В глазах не было жизни, не было вообще ничего кроме ужасной усталости, которая лежала на её плечах. Эта молодая, девушка, которой ещё жить да жить устала от жизни… и ждала, всем сердцем звала Старуху с косой.
-Расскажи мне о нём ещё.
Я знаю… разговоры о Вороне будили в ней то неугасимое пламя жизни, жажду жить, стремление сражаться. Она улыбнулась.
-Он как отражение меня самой и полная моя противоположность. Но я знаю, я принадлежу только ему, а он только мне. Мы не сможем умереть по отдельности. Если я умру, умрёт и он. Мы всегда созвучны друг другу, всегда рядом. Тот большой ворон, что каждый день садится на моё окно… это его птица. Мой муж сильный и добрый. Когда я увидела его впервые… он был похож на Ворона. Сильный, мудрый, в своём чёрном одеянии выглядел он поистине величественно. Но со мной…он был очень нежен со мной. Всё его величие исчезало, когда я была рядом. Он потом сказал мне, что рядом со мной он сам становится ребёнком. Он учится жить заново рядом со мной. Для всех его образ, его имя было синонимом Величия, но только не для меня. Для меня он был нежным и добрым. Он всегда защищал меня, всегда укрывал меня своими крыльями от всей злости мира, от козней. А ещё он свободен. Он дышит свободой, и только ею живёт. Мой Ворон… жаль, что мы не Боги. Знаешь, порой я завидую людям, которые видят его сейчас, когда я здесь. Они могут смотреть на него, они могут его видеть, а я наслаждаюсь лишь мыслью, что сейчас смотрю на одно с ним небо, хоть его и нет рядом. Мы – одна единая песнь, написанная Творцом. Так тесно переплелись наши голоса, что стали одним единым голосом. Но я устала ждать его. Я больше не могу. И мне страшно от этой мысли… ведь я знаю… моя смерть означает его неминуемую гибель.

Дверь тюрьмы резко распахнулась, впуская холодный морозный воздух в это затхлое помещение. На пороге стоит высокий молодой человек в одежде начальника караула. Чёрные буйные волосы лежат на его плечах, а его иссиня-чёрные внимательные глаза… когда-то она смотрела на меня так же… его глаза сверкали в темноте каким-то звероватым блеском. Я знал темнота нисколько не смущала странного гостя, он мог видеть даже там, где не могли видеть Боги. Он прекрасно видел в темноте, ему было без разницы день, ночь… он был зверем. А потому все пять чувств у него были на пределе возможностей. Незнакомец напоминал мне смутно кого-то… зверя? Нет, пожалуй, нет. Ворона! Он был похож на Ворона! Я отошёл, впуская высокого гостя. Что забыл он тут? Зачем ему понадобилось спускаться в это подземелье? Я понял ответ, когда человек подошёл к камере, где сидела она. Стальная решётка громко стукнула о стены тюрьмы, тут же в подземелье влетел огромный ворон. Он сделал небольшой круг по маленькому помещению, и уселся на плечо незнакомца. Я наблюдал, не в силах сказать и слова. Величие и сила, которыми дышал этот человек, наводили ужас, благоговейный страх.
- Прости что так долго, Маленькая.
Я подошёл поближе. Девушка, которую он назвал Маленькой, плакала и тянула к нему свои перебитые руки, изуродованные гнойными ранами. Человек подошёл и аккуратно взял её на руки.
-Я боялась, Ворон! Я жить не хотела! Прости! Прости меня, Ворон! Я молила Его о Смерти! Ворон! Прости мне эту слабость! Я забыла… забыла, что нужна тебе!
-Не плачь, Маленькая. Я был всё это время рядом. Но спасти тебя так просто не мог. Теперь мы уйдём из этой Богом проклятой земли! Маленькая! Родная моя, любимая… прости, что так долго…
Я не мог дать им уйти. Ведь иначе меня казнят на рассвете, так я подумал бы ещё несколько месяцев назад. Но что значит теперь моя жизнь? По сравнению с их счастьем? Я смотрел на них, на большую птицу на плече мужчины. Мне хотелось идти за ними, хотелось покинуть эту землю вместе с ними. Мне хотелось греться об их счастье.
-Если хочешь идти, так иди. Рядом с нами идти тебе никто не запретит.
Мужчина смотрел на меня. Его глаза горели в темноте, горели неестественно, дико! Но мне не было страшно. Я отбросил свои сомнения, я пошёл за ними, чтобы вместе вдохнуть этот воздух свободы, ощутить дикие порывы ветра, быть таким же как они!
Я ушёл, оставив там своё оружие. Ушёл нисколько, не сожалея о своём выборе. Я шёл за ними и ощущал счастье, которое переполняло меня. Это было сильнее чем просто свобода… Это была сама жизнь! Он бережно держал её на руках, он боялся, что лишнее движение вызовет боль в её переломанных руках и ногах. Я грелся об их любовь и их нежность. О Боги! Я был счастлив!

-Что же они с тобой сделали, Маленькая?! Что они сделали с твоими руками?! С твоим телом?!
-Это не важно, Ворон. Я быстро встану на ноги, я быстро поправлюсь.
-Никогда не думал, что с нами может произойти что-то подобное.
-Теперь всё это не имеет значения. Давай оставим этот период нашей жизни там, в подземельях тюрьмы. Отныне мы свободны, Ворон! Отныне - свободны!
На улице было тихо, а с неба падал снег. Вьюга утихла, и только слабый ветерок изредка поднимал в воздух упавшие на землю снежинки. Ворон закутал своё сокровище в шерстяной плед и уверенным шагом пошёл дальше, изредка поглядывая на меня. Маленькая заснула на его руках, а он, казалось, вовсе не замечал её веса. Я чувствовал, как за моей спиной расправляются крылья, как я неумело начал делать первые взмахи, как я летел рядом с ними. Король не догонит нас. А если и догонит… то что он может? Забрать нашу свободу он сможет лишь забрав наши жизни. Вот какую правду я понял.

Мне снился сон… страшный сон… Утром на городской площади были обезглавлены трое. Их мёртвые тела изредка подрагивали при очередном сильном порыве ветра. Площадь быстро опустела. Никто не хотел смотреть на мертвецов. И только огромная чёрная птица с траурным криком летала над страшным местом казни. Огромный ворон не мог покинуть этого места. Он кричал, надрывая своё птичье горло, но хозяйка никогда не назовёт его по имени, а хозяин никогда не проведёт своими руками по его чёрным траурным перьям. Только через сутки ворон улетел с места казни. Он понёс их души Высшим Богам. У Викингов этот Мир назывался Валгаллой, у христиан Раем... Мы были этими повешенными?

Судьба настигла. Приговор читали спешно, потому что они боялись. Они боялись нас. А особенно сильно они боялись Ворона. У палача впервые задрожали руки, я видел это. А Ворон стоял, широко расправив плечи, не замечая этого гомона, замешательства, страха вокруг себя. Такой была и она в день своей казни. Она смеялась, и им было жутко от её звонкого доброго смеха. Ворон тоже улыбался, держа её на руках. Я уже успел попрощаться с жизнью, с солнцем… с небом… со свободой… Но палач колебался. Когда приговор прочли, им дали последнее слово.
- Внимай мне, Король! – Голос Ворона звучал уверенно и громко. – Возможно, тебе нет дела до твоей страны. Но с моей смертью она погрузится в Хаос. Потому что старый Мир… твой Мир падёт! Ты слишком стар, чтобы вести свой народ. Я не проклинаю тебя. Нет! Ты сам себя проклял, и сам подписал себе смертный приговор! Ты и твой народ идёте разными путями. И если люди на этой площади не стадо, ведомое бараном, они решат для себя всё сегодня же! Прощай, Король! Мне жаль тебя!
Поднялся гомон, но когда заговорила она … все снова смолкли, внимая её дивному голосу.
-Охота на ведьм была давно запрещена, и последнюю ведьму уже давно сожгли на костре. Но ты назвал меня Ведьмой. Знай же, король, я не ведьма, я просто человек! Но я стану твоим проклятием! Проклятием, которое ты сам на себя навлёк! Я - дочь Севера! И ты не властен надо мной! Твоя страна погрязнет в Грехе и Пороке. Вы сами создаёте Ад на этой некогда чудесной земле!
Палач не смог поднять топор, он смертельно боялся Ворона. Он смотрел в глаза этим двум крылатым людям, и я кожей ощутил, как заходится от страха его сердце. Не он прочитал смертный приговор. Это они только что прочитали смертный приговор Королю и всей его стране. Не они стали жертвами Эпохи, ведь в них было слишком много величия, чтобы кто-либо осмелился обвинить их. Это Король и его Народ стали ошибками, жертвами этого Мира.

Палач знал, им было всё едино. Он смертельно боялся их, но приговор прочтён. Он поднял топор четыре раза. Первого человека королевских кровей он не смог убить сразу. Он дважды вознёс топор над головой Ворона. Они умерли. Все трое… Девушка умерла легко и быстро, так и не выпустив из своей руки руку своего любимого. Палач знал, они были на много счастливее его самого. Ведь они умерли свободными, ведь они любили друг друга.

После казни их тела пытались разнять. Но даже тогда они не разжали рук. Их бросили в яму, где обычно закапывали всех преступников, и тут же забросали землёй. Они боялись. Они всё ещё боялись. Даже когда Ворон и Маленькая были уже мертвы, их боялись. Только чёрный ворон, огромная страшная птица, ещё долго кружил над эшафотом. Птицу пытались прогнать, но ворон лишь смеялся в ответ своим рваным страшным смехом. Никто не знает когда улетела птица, но она улетела, и люди успокоились.

После их смерти всё произошло именно так, как предсказали Ворон и Маленькая. В стране вспыхнул бунт. Ночами Король стал видеть Маленькую на эшафоте, её взгляд не давал Королю покоя и он сошёл с ума, а потом, неделю спустя, умер. Страна погрязла в Грехе, Ненависти и Разврате. И каждый знал, всё это произошло, потому что никто не остановил палача. Никто не позволил двум свободным спасти обречённый на гибель мир. Они ненавидели друг друга. Все, до последнего. И сами превратили свой Мир в Ад.

Маленькая и Ворон. Они стали легендой, которую знали все, но о которой боялись говорить вслух. Мир, пропахший Развратом и Жадностью, ставший Миром Греха должен был пасть. И он пал. А они стояли на обломках некогда Великой Империи, прижимаясь друг к другу и не разжимая рук.

Метки:  

Так говорит Заратустра

Пятница, 27 Августа 2010 г. 07:03 + в цитатник
«Возносите сердца ваши, братья мои, выше, всё выше! И не забывайте также и ног! Возносите также и ноги ваши, вы, хорошие танцоры, а ещё лучше: стойте на голове!

Этот венец смеющегося, этот венец из роз: я сам возложил на себя этот венец, я сам признал священным свой смех. Никого другого не нашёл я теперь достаточно сильным для этого.

Заратустра-танцор, Заратустра лёгкий, машущий крыльями, готовый лететь, манящий всех птиц, готовый и проворный, блаженно-легко-готовый:

Заратустра, вещий словом, Заратустра, вещий смехом, не нетерпеливый, не безусловный, любящий прыжки и вперёд, и в сторону; я сам возложил на себя этот венец!

Этот венец смеющегося, этот венец из роз: вам, братья мои, кидаю я этот венец! Смех признал я священным; о высшие люди, научитесь же у меня - смеяться!»

Метки:  

Дневник Леди_Нефрит

Четверг, 26 Августа 2010 г. 10:58 + в цитатник
Я - это я.... и никто другой. Безнадёжный романтик и надёжный друг.
 (266x598, 23Kb)


Поиск сообщений в Леди_Нефрит
Страницы: [1] Календарь