-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Стиль-это_человек

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.06.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 622


Меценат М.А.Морозов и его дом (московские особняки)

Воскресенье, 31 Октября 2010 г. 11:39 + в цитатник
Цитата сообщения Leonsija Меценат М.А.Морозов и его дом (московские особняки)

Опять небольшое путешествие по Москве. На этот раз речь пойдет о доме, расположенном на углу Глазовского переулка и Смоленского бульвара (Смоленский бульвар, д.26/9).  Глазовский переулок Москвы. Назван по фамилии местной домовладелицы начала XIX века генерал-майорши Аграфены Глазовой. Старые названия: Несвицкий переулок (XVIII век), по фамилии местного домовладельца; и Струков переулок (XVIII век), тоже по фамилии местного домовладельца. В 1960-1993 годах назывался: улица Луначарского, в честь наркома просвещения А. В. Луначарского, который жил здесь. В конце прошлого столетия владельцем особняка в Глазовском переулке стал Михаил Абрамович Морозов, представитель знаменитейшей купеческой фамилии дореволюционной России. Вот об этом-то особняке - особняке М.А.Морозова и пойдет речь.

Нынешний особняк построен на фундаменте прежнего старого дома в 1877 году для чаеторговца К.С.Попова архитектором А.И.Резановым. К.С. Попов торговал ввозным чаем и прославился тем, что заложил первые отечественные чайные плантации на Кавказе. Но в 1890 году Попов продает особняк и он становится собственностью М.А.Морозова.

Особняк М.А.Морозова, фото начала 20 века.

Хозяйке дома Маргарите Кирилловне внутреннее убранство дома не нравилось, она находила его "причудливым и некрасиво отделанным", переделать, однако, не получилось. Маргарита Кирилловна Морозова, урожденная Мамонтова, слыла первой красавицей Москвы. Была женщиной неординарной, занималась благотворительностью, помогала Скрябину, Дягилеву. Серьезно увлекалась философией, всячески поддерживала русских мыслителей серебряного века: Бердяева, Флоренского, Булгакова, Розанова. В нее был влюблен Андрей Белый, посвятивший ей многие строки в "Кубке метелей" и поэме "Первое свидание".

 

Серов Валентин. Портрет Маргариты Морозовой 1910
( Днепропетровск, Художественный музей)

 

Дом выполнен в классическом стиле, а внутри, способен поразить самое богатое воображение. Египетская парадная, охраняемая сфинксами, орнаменты из таинственных знаков по стенам, самый настоящий саркофаг с мумией в прихожей, будто на машине времени переносят посетителя в минувшие тысячелетия. Открывая двери, переходя из зала в зал, путешествуешь по культурному наследию разных народов. Тут и античная Греция и пышный Восток. Даже не верится, что сложные узоры восточной гостиной, из которых состоит буквально каждый сантиметр стен и потолка выполнен руками русских мастеров, настолько неотличимо все от лучших образцов арабского декоративного искусства.

Серов Валентин. Портрет М.А.Морозова. 1902
(Государственная Третьяковская галерея, Москва)

Сам же хозяин особняка Михаил Абрамович Морозов  был купцом нового поколения – блестяще закончил историко-филологический факультет Московского университета, неплохо рисовал, сочинил и опубликовал роман, писал исторические исследования и публицистические эссе, испробовал себя в качестве университетского преподавателя. Массивный, элегантный, самодовольный, властный – таким он предстал на портрете Валентина Серова. Он объездил всю Европу, и в своих письмах колоритно, с присущей ему во всем оригинальностью описал природу и быт многих городов и курортов. 

Михаил Абрамович Морозов, фото начала 20 века

«Михаил Абрамович Морозов вообще был чрезвычайно характерной фигурой, – вспоминал С. П. Дягилев, – в его облике было что-то своеобразное и неотделимое от Москвы, он был очень яркой частицей ее быта, чуть-чуть экстравагантной, стихийной, но выразительной и заметной».

Был старостой Успенского собора Московского Кремля, собирал материалы по его истории, частично финансировал реставрационные работы. Жертвовал средства на поддержку Московской консерватории (был её казначеем), Строгановского художественно-промышленного училища, на создание в Москве на Девичьем поле Института имени Морозовых (для лечения страдающих опухолями) при Императорском Московском университете, на содержание приютов и больниц Ведомства учреждений императрицы Марии. Взял на себя расходы по созданию зала, посвящённого искусству Греции, в строившемся здании Музея изящных искусств императора Александра III. Страстный любитель драматического театра и балета, Морозов писал отзывы на театральные постановки и публиковал их в газетах.
В 1890-х гг. М.А.Морозов увлёкся коллекционированием. Первоначально приобретал полотна русских художников А.М. Васнецова и В.М. Васнецова, С.А. Виноградова, М.А. Врубеля, К.А. Коровина, И.И. Левитана, В.Г. Перова, В.А. Серова (портреты самого Морозова и его сына М.М. Морозова), К.А. Сомова. В его коллекции имелось также значительное собрание икон.

Морозов Михаил Абрамович  в своем кабинете в доме на Смоленском бульваре

Наиболее яркая часть коллекции - французская живопись, представленная работами Э. Дега, М. Дени, К. Коро, Э. Мане, К. Моне, О. Ренуара, П. Сезанна, А. Тулуз-Лотрека и др. Первым из российских коллекционеров Морозов оценил творчество П. Гогена, В. ван Гога, П. Боннара, познакомил с их работами московских любителей живописи, привлёк к ним внимание других коллекционеров — своего брата И.А. Морозова и С.И. Щукина. В начале 1900-х гг. его коллекция включала 83 произведения русской и западноевропейской живописи, 10 скульптур, свыше 60 икон. В собрании Морозова была египетская мумия в деревянном, раскрашенном саркофаге (приобретена в Каире в 1894), в 1896 Морозов передал её в дар Румянцевскому музею.

Во всем здесь, как и в характере хозяина, чувствовалось смешение нового и старого: собственная электростанция при усадьбе и толстый, с необъятной бородой, в русском кафтане кучер на тройке перед крыльцом, старообрядческие иконы на стенах по соседству с полотнами Поля Гогена и Клода Моне, лучшие французские вина и необъятных размеров русский самовар на одном столе. К двум часам дня, собирали Морозовы всю живописную Москву. Потчевали в доме художников, в благодарность за поставляемую ими пищу духовную, не менее живописно и артистично. Говядина а-ля Шатобриан, шесть закусок, два жарких: индейка, фаршированная каштанами, молодой вепрь с трюфелями и печенкой, ну там рыба, салаты, сладкие пирожки, фисташковое мороженое. Запивали розовым шампанским, пить классическое по утру, считалось моветон.  Умер Морозов рано, 33-лет, а коллекцию Маргарита Кирилловна в 1910 году передала в дар Третьяковке. Западноевропейская часть коллекции позднее попала в Эрмитаж и Пушкинский. Кстати говоря, греческий зал Цветаевского музея устраивался на деньги, пожертвованные Морозовым. Маргарита Кирилловна прожила, в отличие от мужа, долгую жизнь. Дом она продала еще до революции, от мужниного наследства отказалась в пользу детей, их у нее было четверо. Из России Морозова не уехала, хотя были времена, когда единственным безопасным для нее местом оставался склеп покойного мужа на Рогожском кладбище, в котором ей приходилось прятаться. Уезжать из России после революции она не захотела и вторую половину своей жизни прожила в глубокой бедности.

В 1910 году особняк был продан фабрикантам Ушаковым, а в 1918-м национализирован. 10 ноября 1918 года здесь состоялось торжественное открытие клуба имени Октябрьской революции, на котором выступал В.И.Ленин.  В начале 1920-х годов в особняке ютился начинающий писатель Ф.В.Гладков, написавший здесь свой знаменитый роман "Цемент". Потом был райком парти. После возврата частнособственнических идеалов, дом выкупили учредители, существовавшего до дефолта банка Российский Кредит.

Рубрики:  Москва



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку