-Метки

акафист актеры актрисы артисты божья матерь великая отечественная война великий пост видео видеомолитва воспоминания города дети документальный фильм донбас духовная музыка духовная поэзия европа женщины живопись животные житие святых жития святых здоровье иконы интервью история история любви история монастырей и храмов история россии караоке картины кино клип клипы композиторы королевские семьи крещение кулинария литературоведение личности личность любимая музыка любопытные факты мелодрамы монастыри москва музеи народная медицина николай чудотворец новомученики новости новости православия олимпиада патриарх кирилл певцы песни о любви писатели подвижники поздравления полезное политика поломничество портреты поэты православие православная публицистика православное видео православные клипы православные праздники праздники преподобный природа проза проповеди проповедь публицистика путешествие путешествия путин пушкин рассказ ретрофотографии романовы романсы россия русская поэзия сериалы советы стихи о жизни судьбы сша трагедия украина ученые фото фоторепортаж франция художники чудотворные иконы юмор

 -Рубрики

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Белогорский мужской  монастырь
Белогорский мужской монастырь
15:44 08.08.2011
Фотографий: 19
Посмотреть все фотографии серии Савва-Сторожевский монастырь
Савва-Сторожевский монастырь
18:21 14.03.2010
Фотографий: 17
Посмотреть все фотографии серии иконы божьей матери
иконы божьей матери
17:46 14.03.2010
Фотографий: 56

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в татьяна_магаева

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 02.12.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 20778

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ  В МОЙ ДНЕВНИЧОК! НАДЕЮСЬ ВАМ У МЕНЯ ПОНРАВИТСЯ!


Опасные курорты!

Среда, 10 Февраля 2010 г. 20:36 + в цитатник

По итогам новогодних каникул оказалось, что больше всего российских туристов пострадало в таких популярных странах, как Египет, Таиланд и Италия. Около 40% всех отдыхающих по тем или иным причинам испытали проблемы со здоровьем и обратились за помощью к медикам, - таковы данные российских страховых компаний. 

Согласно отчету компании РОСНО, наибольшее число обращений зафиксировано из Египта - чуть менее 40% от общего числа. Но втором месте - Таиланд. Также значительное количество вызовов поступило от туристов, отдыхающих на горнолыжных европейских курортах: Австрия, Финляндия, Швейцария. 11 пострадавших были эвакуированы на родину. 

За помощью в период новогодних каникул обратились 874 туриста, что является очень высоким показателем по сравнению с обычными днями туристического сезона, когда в сутки поступает порядка 40 обращений, пишет РИА Новости. 

"Наибольшее число жалоб в этом году в дни новогодних каникул было связано с травмами, различными простудными заболеваниями и отравлениями", - подчеркнул заместитель директора Департамента страхования путешественников РОСНО Александр Шваб.

В то же время, по статистике компании "Росгосстрах", чаще всего проблемы со здоровьем возникали у туристов в Италии. Помощь медиков в праздники понадобилась 35% российских туристов. 10% россиян обратились к врачу в Германии, столько же - в Финляндии и Таиланде, а 7% путешественников жаловались на здоровье в США и Франции. "Медицинская поддержка потребовалась также туристам, отдыхавшим на Мальдивах, в Швейцарии, Нидерландах, Испании, Турции, Доминиканской Республике", - сообщил представитель страховой компании, уточняя, что 25% страховых случаев составили переломы, ушибы и растяжения при катании на горных лыжах и сноубордах. Остальные путешественники обращались к врачу по поводу простудных, желудочно-кишечных, сердечно-сосудистых заболеваний и аллергии

Рубрики:  трагическое

Метки:  

Православие в Голливуде

Среда, 10 Февраля 2010 г. 20:14 + в цитатник
Это цитата сообщения режиссер [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Русский священник окормляет сотрудников киностудий Голливуда


 
Настоятель Спасо-Преображенского собора в Лос-Анджелесе протоиерей Александр Лебедев уже почти 30 лет окормляет актеров и сотрудников мировой "фабрики грез".

"Многие из нашего прихода работают на киностудиях - это и режиссеры, и актеры. И раньше в нашем приходе также было много актеров, которые принимали активное участие в церковной жизни. Моими прихожанками были такие известные актрисы, как Натали Вуд, Сандра Ди. Также я был хорошо знаком с Юлом Бринером, который был прихожанином православного храма в Нью-Йорке", - рассказал отец Александр во вторник корреспонденту "Интерфакс-Религия".

По его словам, сегодня православие исповедуют несколько голливудских звезд, в том числе актриса Дженнифер Энистон. Активным попечителем Свято-Софийского храма Лос-Анджелеса (Константинопольский патриархат) является Том Хэнкс, также православный христианин.

Как отметил отец Александр, многие американцы принимают православие после женитьбы на гречанках или русских. К таковым принадлежит, по его словам, знаменитый бейсболист Алекс Родригес.

Прихожанами отца Александра являются также русские актеры и режиссеры, проживающие в Голливуде. Священник рассказал, как активный член его приходской общины актер Павел Лычников не так давно пригласил его освятить один из кинопавильонов накануне съемок нового фильма.

Православная вера, как отметил собеседник агентства, побуждает некоторых голливудских актеров вести менее богемный образ жизни, отказываться от соблазнов.

"Конечно, мы стараемся помогать им сдерживаться. Чтобы женщины, участвуя в фильмах, соблюдали бы какие-то приличия, целомудрие. И иногда есть возможность повлиять на их выбор в пользу сценариев более морального характера", - сказал отец Александр.




Метки:  

ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРАМ В ЦЕНТРЕ ПАРИЖА

Среда, 10 Февраля 2010 г. 20:05 + в цитатник
Это цитата сообщения режиссер [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРАМ В ЦЕНТРЕ ПАРИЖА



В центре Парижа будет возведен русский православный храм

В центре Парижа будет возведен русский православный храм
 

8 февраля 2010 года французские власти объявили о том, что Российская Федерация выиграла конкурс на покупку участка земли, расположенного в седьмом округе Парижа на берегу Сены, недалеко от Эйфелевой башни.

В настоящее время на этом месте находится здание французской национальной метеослужбы Meteo France. По информации Управления делами Президента Российской Федерации, после того, как метеослужба переедет в новое здание, здесь будет построен духовно-культурный центр. Частью комплекса станет православный храм, сообщает Первый канал.

Пожелание о строительстве храма Русской Православной Церкви в Париже высказывал еще Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в беседе с Президентом Франции Николя Саркози во время своего визита в эту страну в 2007 году.


Метки:  

Годовщины свадьбы!

Среда, 10 Февраля 2010 г. 19:52 + в цитатник
Это цитата сообщения Эльфика_с_крыльями [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Вот уж, действительно, интересно! А вы знаете?









Годовщины свадьбы





 




































 


 


 


 


Вся информция взята ОТСЮДА 


Все ссылки КЛИКАБЕЛЬНЫ:)))

Рубрики:  это интересно

Метки:  

Китайские пейзажы

Среда, 10 Февраля 2010 г. 15:32 + в цитатник
Это цитата сообщения Crys_tal [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Китай. Потрясающе красивые места!




Читать далее
Рубрики:  культура/картинная галерея
путешествия и поломничечкие поездки

Метки:  

Парижский ноктюрн

Среда, 10 Февраля 2010 г. 15:22 + в цитатник
Это цитата сообщения Kailash [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Рубрики:  путешествия и поломничечкие поездки
фотовыставка

Метки:  

А.С. Пушкин. Повесть " Метель"

Среда, 10 Февраля 2010 г. 15:19 + в цитатник
Это цитата сообщения teanika [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





МЕТЕЛЬ

 

Кони мчатся по буграм,
Топчут снег глубокой...
Вот в сторонке божий храм
Виден одинокой.
 

. . . . . . .

Вдруг метелица кругом;
Снег валит клоками;
Черный вран, свистя крылом,
Вьется над санями;
Вещий стон гласит печаль!
Кони торопливы
Чутко смотрят в темну даль,
Воздымая гривы...

Жуковский.

В конце 1811 года, в эпоху нам достопамятную, жил в своем поместье Ненарадове добрый Гаврила Гаврилович Р**. Он славился во всей округе гостеприимством и радушием; соседи поминутно ездили к нему поесть, попить, поиграть по пяти копеек в бостон с его женою, а некоторые для того, чтоб поглядеть на дочку их, Марью Гавриловну, стройную, бледную и семнадцатилетнюю девицу. Она считалась богатой невестою, и многие прочили ее за себя или за сыновей.

Марья Гавриловна была воспитана на французских романах, и, следственно, была влюблена. Предмет, избранный ею, был бедный армейский прапорщик, находившийся в отпуску в своей деревне. Само по себе разумеется, что молодой человек пылал равною страстию и что родители его любезной, заметя их взаимную склонность, запретили дочери о нем и думать, а его принимали хуже, нежели отставного заседателя.

Наши любовники были в переписке, и всякий день видались наедине в сосновой роще или у старой часовни. Там они клялися друг другу в вечной любви, сетовали на судьбу и делали различные предположения. Переписываясь и разговаривая таким образом, они (что весьма естественно) дошли до следующего рассуждения: если мы друг без друга дышать не можем, а воля жестоких родителей препятствует нашему благополучию, то нельзя ли нам будет обойтись без нее? Разумеется, что эта счастливая мысль пришла сперва в голову молодому человеку и что она весьма понравилась романическому воображению Марьи Гавриловны.

 

Читать далее...
Рубрики:  проза

Метки:  

Разный Париж

Среда, 10 Февраля 2010 г. 15:02 + в цитатник
Это цитата сообщения Kailash [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Собрано по тэгу на одном из зарубежных фотосайтов. Как интересно видеть Париж не праздничный, а будничный. В необычных ракурсах.

разный париж

Читать далее...
Рубрики:  путешествия и поломничечкие поездки
фотовыставка

Метки:  

Как православному относиться к занятиям спортом?

Среда, 10 Февраля 2010 г. 14:51 + в цитатник
Это цитата сообщения dabu [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Опасный спорт



Как православному относиться к занятиям спортом? Может ли христианин быть профессиональным спортсменом? Какую опасность таит в себе спорт? С этими вопросами в преддверии зимней олимпиады журнал "Фома" обратился к священнику Сергию Поперечному, настоятелю храма Святого пророка Илии в селе Барково Пушкинского района Московской области, мастеру спорта международного класса по греко-римской борьбе, двукратному чемпиону России, обладателю Кубка мира.

Автор: священник Сергий Поперечный.
Статья полностью: http://www.foma.ru/article/index.php?news=4105.

Метки:  

Мамы в дикой природе

Среда, 10 Февраля 2010 г. 14:45 + в цитатник
Это цитата сообщения igorinna [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мамы в дикой природе



Мама - первое существо в жизни каждого. В том числе и в жизни представителей фауны. Как трогательно наблюдать за опекой матери над своими детенышами. В этом выпуске собраны лучшие снимки матерей и их детенышей, сделанные самыми разными фотографами - как профессионалами, так и любителями.

Читать далее...
Рубрики:  природа/животные

Метки:  

Если тело съест и духовную пищу, что останется душе?

Среда, 10 Февраля 2010 г. 14:37 + в цитатник
Это цитата сообщения protvladimir [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Год со святителем Николаем (Велимировичем).
10 февраля
Православие.Ru / Интернет-журнал, 10 февраля 2010 г.
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/33967.htm

О церковном блеске

Вы недоумеваете, почему Православная Церковь позволяет такой блеск и роскошь в храмах: драгоценные иконы, серебряные лампадки, золотые потиры, парчовые облачения и другие дорогостоящие предметы. Потому что хочет этим убогим земным сиянием напомнить нам о вечном небесном сиянии; чтобы отвлечь людей хотя бы ненадолго от их земного убожества и напомнить о другом мире, о небесной родине, о Царстве вечной радости и блаженства; чтобы показать им, насколько это возможно на земле, зримым и символическим образом те благолепие и богатство, которыми изобилует духовный мир и которыми должна изобиловать душа христианина, заключенная в тело, так же, как это сияние заключено внутри каменных стен храма.

Но все это только общее напоминание. Между тем каждый из церковных предметов сообразно со своей формой, цветом, рисунком имеет в православной традиции свое особое значение. Вместе и отдельно символически они выражают учение Христа о пути ко спасению, обетования Христа или какую-то из тайн Царства Небесного.

Вы бы хотели все это превратить в хлеб и съесть! Съедим, и что тогда? Если тело съест и духовную пищу, что останется душе? Разве вы не слышали, что безбожники в России все превратили в хлеб и съели и все-таки голодают, и так голодают, как не голодали со времен Аскольда и Дира? Не хлебом единым жив человек, но и духовной пищей. А все предметы в святом храме предназначены в пищу духовную человеческим душам.

Метки:  

Дни масленицы

Среда, 10 Февраля 2010 г. 14:28 + в цитатник
Это цитата сообщения режиссер [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





«Православный христианин должен очень аккуратно проводить дни Масленицы»

 


Иерей Алексий Мороз напоминает, что смысл этой недели в подготовке к Великому посту …

«Совершенно четко и ясно, что Масляная неделя является неделей непосредственной подготовки к Великому посту. В этом её смысл и назначение. В это время люди должны готовиться к переходу к постной жизни, которая заключается не только в том, что мы чего-то не едим, а более в том, что мы все силы нашей души направляем на молитву, на покаяние, на внутреннее изменение себя. Вот в чем суть поста, и Масленица как раз служит подготовкой к нему», - сказал в интервью «Русской линии» руководитель Епархиального амбулаторно-консультационного центра "Воскресение", кандидат педагогических наук иерей Алексий Мороз.

«В это время уже в среду и пятницу идет пост до полудня, люди начинают творить молитву Ефрема Сирина, начинают входить в Великий пост - чтобы он не начался неожиданно, надо подвести к нему человека. Необходимо подвести тело и душу, чтобы человек органично вошел в покаянные дни Великого поста», - отметил священник.
Читать далее...
Рубрики:  Православие/проповеди

Метки:  

ТОЛЕРАНТНОСТЬ ПРОТИВ ИСТИНЫ

Среда, 10 Февраля 2010 г. 14:17 + в цитатник
Это цитата сообщения режиссер [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Протоиерей Александр Шаргунов: «Толерантность собирает своих сторонников на последний бой против истины"


Известный пастырь считает, что глобальная идеология толерантности ведет к повторению жестоких гонений на Церковь времен Римской империи …

протоиерей Александр Шаргунов«После крушения великих идеологий минувшего века толерантность стала идеологией, превосходящей идеологию. Превосходящей саму человеческую мысль. Превознося на все лады тех, кто поклоняется этому новому идолу, новая идеология обретает право и власть беспощадно судить всех, кто противится ей», - отметил в своем выступлении на международной богословской конференции в Кишиневе «Испытание веры - между толерантностью и любовью» известный московский пастырь протоиерей Александр Шаргунов, сообщает сайт общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества».

«Толерантность в сегодняшнем мире означает, что вера - строго частное дело, но подчинение общепринятому - обязательно. По сути - это торжество того, что было во времена жестоких гонений на Церковь в Римской империи. Положи зернышко ладана перед статуей императора, и ты свободен. Иди и веруй, во что хочешь - во Христа или в антихриста», - заметил священник.
Читать далее...

Метки:  

С БОГОМ НАС РАЗДЕЛЯЕТ ЛОЖЬ

Среда, 10 Февраля 2010 г. 14:05 + в цитатник
Это цитата сообщения режиссер [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Год со святителем Николаем (Велимировичем).


С Богом нас разделяет ложь

С Богом нас разделяет ложь, и только ложь. Сказать, что с Богом нас разделяет истина, то же самое, что сказать, что с Богом нас разделяет Бог.

Ложные мысли, ложные слова, ложные чувства, ложные желания — вот совокупность лжи, ведущая нас к небытию, иллюзиям и богоотречению. С этой дороги нет возврата без тяжелого жизненного потрясения, пока человек, ослепнув, подобно Савлу, не падет на землю и пока Бог не поднимет его из пыли и немощи и не вернет ему зрение.

Астрология — слепой фатализм

Астрологи составили гороскоп вашей судьбы и предсказали ваше будущее. Берегитесь астрологии: это звездогадание представляет собой слепой фатализм. По христианскому учению, человек выше звезд. Покаянием и молитвой человек может изменить свою судьбу к лучшему.

Метки:  

2 Царства

Среда, 10 Февраля 2010 г. 13:43 + в цитатник
Это цитата сообщения режиссер [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Год со святителем Феофаном Затворником. 

Царство Христово и царство мира сего

Есть на земле благодатное Царство Христово, это — Церковь, спасаемая в Господе, предмет благословений Божиих и цель желания всех людей, истинно понимающих свое назначение.

Есть и другое царство на той же земле, царство князя века сего, воздвигнутое и поддерживаемое злорадною злобою исконного врага нашего спасения, влекущее человека в обман, прельщение и пагубу.

Все мы, живущие на земле, неизбежно состоим под влиянием обоих этих царств и склоняемся то к тому, то к другому, то стоим между ними, как бы в нерешимости — к какой стороне пристать и куда склониться?

Какие законы в Царстве Христовом? Христос, истинный Бог наш, определительно сказал: «Делай так и так, и будешь Мне угоден, и спасешься. Отвергнись себя, будь нищ духом, кроток, миролюбив, чист сердцем, терпелив, люби правду, плачь о грехах своих, пребывай в благоговении предо Мною день и ночь, желай добра и благотвори ближним своим и все заповеди Мои исполняй верно, не жалея себя». Видите, как все это ясно и определенно, да не только определенно, но и запечатлено навсегда неприкосновенною неизменяемостью: как написано, так и будет до скончания века. И всякий вступающий в Царство Христово знает наверное, что должно ему делать; не ожидает он никаких изменений в законоположениях Царства, потому и идет путем его благонадежно, в полной уверенности, что несомненно достигнет того, чего ищет.


Рубрики:  Православие/мысли и высказывания святых и старцев

Метки:  

Мультик

Среда, 10 Февраля 2010 г. 01:19 + в цитатник
Это цитата сообщения Koloshenka [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Замечательный мультфильм






Рубрики:  детское

Метки:  

Императорский фарфоровый завод(265 лет)

Среда, 10 Февраля 2010 г. 01:03 + в цитатник
Это цитата сообщения Koloshenka [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]







Императорский фарфоровый завод — явление уникальное. Его продукция – художественный фарфор – лидирует в России по времени своего возникновения, качеству и по значительности вклада в российскую и мировую культуру.

Изделия завода своими лучшими образцами декоративно-прикладного искусства завоевывали высокие награды на международных выставках в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Брюсселе, Вене. Они представлены в собраниях крупнейших музеев мира и в частных коллекциях. За право обладать ими борются на престижных международных аукционах «Сотбис» и «Кристи».

Художественное реноме императорского фарфора значительно возросло после того, как коллекция заводского музея, которая включает образцы продукции завода с середины XVIII века до современных работ художников, перешла под патронат Государственного Эрмитажа, а музей, оставаясь на заводе, стал филиалом мировой сокровищницы культуры.

Императорский фарфоровый завод — один из немногих сохранившихся заводов, которому удалось пережить катаклизмы революций и войн, целые исторические эпохи, и при этом на протяжении почти трех веков постоянно создавать «фарфоровую летопись» Северной Пальмиры и всей России.

1744 - ГОД ОСНОВАНИЯ

 (460x600, 30Kb)

>>>>>>>
Рубрики:  культура

Метки:  

Вьетнам

Среда, 10 Февраля 2010 г. 00:55 + в цитатник
Это цитата сообщения Somers [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Photographer Andre Torres. Vietnam



Фотограф Andre Torres Сайт из Америки. Еще сайт с фотографиями Сайт

Вьетнам. Как много и как мало мы знаем о нём.. Многогранность Вьетнама, поистине бесконечна. Это одна из развивающихся стран мира и в то же время, это самая древняя территория обитания человека. По некоторым данным, люди обосновались на востоке Индокитайского полуострова 300.000 лет назад.
Замечательный климат, позволяет получать по три урожая в год, а природа вечнозелёных лесов, одна из самых разнообразных в мире. Очертания Вьетнама, протянувшегося с севера на юг, иногда сравнивают с двумя корзинами на коромысле, и конечно эти корзины наполнены рисом.
Здесь с большим аппетитом едят крыс, собак и змей, мозги козлов и баранов.
По количеству блюд местная кухня вряд ли уступит китайской.
Вьетнам - страна кустарей. В городах сосредоточено огромное количество мастерских, где производят шелк, изделия из мрамора, дерева. Тут много мелких ателье и парикмахерских, работающих под открытым небом. Часто в штате предприятия состоит всего один работник. На мелком и среднем бизнесе держится вся многоукладная экономика.
С началом вьетнамской государственности связано много различных легенд. Считается, что первопредками вьетнамцев были Государь Дракон Лак Лонг Куан и фея Эу Ко (Матушка-Супруга), которая родила 100 сыновей. Одна половина детей поселилась в горах, другая - в долинах. Четыре тысячи лет назад на престол взошел один из сыновей дракона, Хунг Выонг. Он назвал страну Ванлангом, Страной Татуированных Людей. Последующие династии давали Вьетнаму иные названия, например Ау-Лак, что значит "Королевство дракона и птицы".

Фотопутешествие по Вьетнаму
Рубрики:  путешествия и поломничечкие поездки
фотовыставка

Метки:  

Новодевичий монастырь перейдет в полную собственность РПЦ

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 23:34 + в цитатник
Это цитата сообщения ma_zaika [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]




 

Читайте ma_zaika
news
mazaika
Назад в церковЬ

 

Новодевичий монастырь будет передан Русской православной церкви

 

Сегодня монастырь частично находится в ведении РПЦ, а частично принадлежит Государственному историческому музею, в ведении музейных работников находится Смоленский собор и многие из корпусов. Этой осенью музей потеряет права на памятник архитектуры.

ДалеЕ >>
Рубрики:  путешествия и поломничечкие поездки/Монастыри России

Метки:  

Иоанн Крестьянкин.Умирание

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 23:24 + в цитатник

Умирание

           2 0 0 5 – 2 0 0 6

2 декабря 2004 года отец Иоанн среди ночи позвал меня и попросил пободрствовать с ним в молитве: «Трудно тебе будет пережить, если ты найдешь меня утром уже отшедшим». На мой вопрос: «А что, вы уже получили о том извещение?» – уклончиво ответил: «Я реку своей жизни уже переплыл и сегодня это увидел». И попросил утром причастить его.

Время неумолимо подтачивало телесную храмину отца Иоанна. 5 февраля 2005 года в одно мгновение без всякой видимой причины во время молитвы мертвенная бледность, как саван, покрыла его. Тяжелые капли холодного пота промочили подрясник. Я отчаянно вскрикнула: «Что же вы, умирать собрались?» Слабая тень жизни скользнула по лицу батюшки, и он едва слышно прошептал: «Нет, нет, еще немного поживу».

Ровно год, день за днем, отец Иоанн готовился к своему исходу, готовил и нас – к разлуке. С начала июня он стал разрешаться от уз плоти, и сам свидетельствовал о том, что еще было сокрыто от понимания окружающих: «Сил нет, и уже не будет, возврата нет, и теперь идем только вперед, к Царству Небесному».

8 июля с 11 часов ночи Господь попустил ему пережить сильную душевную тугу. Батюшка скорбел, томился, вздыхал. Всю ночь, не сомкнув глаз, он призывал Спасителя и Матерь Божию. Когда томление становилось нестерпимым, он просил помазывать его елеем от Гроба Господня и кропить крещенской водой. Под утро благодать Божия рассеяла тугу, и страдание отступило. На лице водворился покой и безвременье вечности. Наслаждаясь блаженным миром, отец Иоанн шептал слова благодарности: «Слава Богу, удостоил Господь меня поболеть и в келии посидеть. Час призыва в вечность мне не ведом, но близ при дверех есть*».

29 ноября в два часа дня батюшка вдруг в восторге запел: «Исаие ликуй, Дева име во чреве…» – и повторил этот тропарь несколько раз. Присутствовавшая в келии медсестра присоединилась к его пению. Лицо отца Иоанна светилось неземным светом. Тихо и отрешенно он произнес:
– Приходила.
– Кто?
– Царица Небесная приходила.
И умолк.
На следующий день батюшка обратился ко мне: «Танечка, я уже устал, мне тяжело быть здесь, отпусти меня». Помолчал. И медленно с расстановкой добавил: «Все. Подлечиваться прекратили… Не делаем ни-че-го».

С 18 декабря отец Иоанн причащался ежедневно. Он был сосредоточен, безраздельно пребывая в молитве. Вечером, на всенощной под праздник святителя Николая, батюшка возглавлял службу в келии и с особым вниманием вслушивался в канон. Сам он от чтения устранился, а возгласы делал с большим сердечным чувством, будто сознавая, что это его последнее служение.

Через десять дней, 28 декабря, стало очевидно, что жизнь уходит. Именно в тот день пришел из типографии заказ – аудиодиски батюшкиных проповедей, объединенных под названием «Блажени мертвии, умирающии о Господе». И чья-то рука, подчинившись заглянувшей в будущее мысли, вывела на коробках решительный приговор: «Поминальный набор».

Батюшка подержал в руках альбом и, отдавая, сказал: «Спрячьте пока, скоро он вам пригодится». Первой в этом альбоме была проповедь о жертвенном подвиге новомучеников и исповедников Российских.

С 30 на 31 декабря в 3 часа 30 минут ночи отец Иоанн пришел в совершенное изнеможение и, собравшись с силами, громко, но спокойно произнес трижды: «Я умираю». Стали читать отходную. Дожили до утра.

После Причастия пришли в келию братский духовник и прискорбные братья монашествующие. Пропели канон на исход души. Отец Иоанн ни на что не реагировал, и все стали с ним прощаться. Прощание продлилось до обеда. После обеда, вспомнив о любимом празднике батюшки, братья снова собрались у его смертного одра, чтобы последний раз пропеть ему Пасху.

При пении пасхального канона лицо батюшки изменилось. То ли дорогие священные слова коснулись его живительной силой, то ли низошло на него осенение благодати, но он просветлел от внутреннего розового света, стершего мертвенную бледность. Так в последние минуты земной жизни, когда душа готова была выйти из обветшавшего тела, Дух Божий остановил разлучение. Бог излил на отходящую душу и остающееся тело благодатную жизнь. По окончании пения пасхальных стихир в ответ на возглас: «Христос Воскресе!» – все услышали тихий и сбивчивый шепот умирающего: «Во-исти-ну Воск-ресе!» По втором возгласе: «Христос Воскресе!» – отец Иоанн с усилием приподнял руку, перекрестился и уже яснее произнес: «Воистину Воскресе!» И особенно очевидным для всех собравшихся в келии сверхъ-естественное могущественное действие в отце Иоанне Божьего Духа стало, когда на третий возглас он уже своими обычными интонациями тихо, но радостно подтвердил свидетельство о Воскресшем Христе: «Воистину Воскресе Христос!» – и твердо перекрестился.

С этого момента жизнь видимо стала возвращаться к батюшке. И именно это новое его состояние собирало к его одру братьев. Вечером, после окончания уставных мо-настырских служб они стекались к нему в келию. Рассаживались, где только могли, на полу у кровати, в возглавии, у ног. При свете горящей свечи поочередно читали Псалтирь и, только прочитав до конца, расходились. Днем же читали Евангелие.

Причащали отца Иоанна ежедневно, а с 3 января он уже сам смог делать возгласы и произносить исповедание веры: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос…»

Братья просили и плакали о продлении жизни старца, но сам он, заглянув в глаза смерти и увидев за ней «вожделенный край небесной лазури», уже желал разрешиться и быть со Христом. Об этом он молил и просил.

Я же заглядывала в завтрашний день и задавала себе вопрос: «А доживем ли мы до Рождества?» Проникнув в мои думы, батюшка тихо и задумчиво, глядя куда-то поверх меня, произнес: «Рождество, Крещение, а потом…» И замолк.

В предпразднство Рождества Христова снова, как во дни здравия, услаждались любимыми трипеснцами.

5 января после Причастия батюшка внезапно изменился в лице и, обращаясь к кому-то, зримому только ему, дважды умиленно попросил: «Господи, возьми меня скорее отсюда».

На следующий день просьба-моление повторилась вновь: «Разреши меня скорее, Господи».

В сам праздник Рождества Христова, под утро, перед Причастием, вероятно получив благословение на свои прошения, он с силой воскликнул: «С миром изыдем! – И, немного помолчав, окончил молитву: – О имени Господнем».

После праздника отец Иоанн на вид окреп и стал подниматься за трапезу к столу. Но 25 января он явил тайное знание о дне своего исхода. «Еще одну недельку потерпим, – и, отвечая на какие-то свои внутренние переживания и мысли, добавил: – “…А вечно лишь Солнце Любви».

День 4 февраля прошел обычно. Утром, причащаясь, старец сам делал возгласы, сам прочитал: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…» Ничем не насторожил нас батюшка, только несколько раз спрашивал, который час.

Вечером у батюшки в келии служили всенощное бдение новомученикам и исповедникам Российским. И впервые за этой службой старец был не служащим, но только молящимся.
Утром, 5 февраля, готовился к Причастию. Спозаранку его облачили: белый подрясник, праздничная епитрахиль.

Истощение сил прикрылось сонной истомой. Померила давление, и оно, не выдав тайных приготовлений батюшки, было нормальным. Прочитали канон Святой Троице восьмого гласа воскресной полунощницы.

Все происходило в полном молчании. На вопрос, будем ли причащаться, – безгласный кивок головы. Причастился, запил. Отец Филарет прочитал: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…» – и ушел на позднюю Литургию.

Батюшка прикрыл глаза и слегка повернулся направо.

Половина десятого. Через пятнадцать минут ударил колокол к службе, праздничный звон наполнил келию. И в этот момент я поняла, увидела, что батюшка не откроет больше глаз.

Он ушел. Таинство смерти свершилось. В божественной тихости, под благовест, закончил отец Иоанн свое земное поприще. Посидела, еще не веря случившемуся. Протянула руку к пульсу, и он подтвердил то, чему не хотелось верить. Батюшка перешел порог земной жизни тихо, неприметно.

С 28 декабря по 5 февраля продолжался батюшкин сорокоуст. 31 декабря он отдал смерти дань страдания всех земнородных. И ожив, Божиим велением, последние сорок дней жил жизнью будущего века. И не было уже у его смертного одра той щемящей боли, которая поразила всех при первом известии о его приближающемся исходе.

Теперь сам его переход в новую жизнь известил, что «пасхальный батюшка» ушел в радость Пасхи. Труды его, его любовь и вера, испытанная многими скорбями, пошли пред ним в вечность, ходатайствуя о нем. И его молитвы об оставшихся на этой бренной земле, однажды поселившись в его любвеобильном сердце, не могут пресечься, но продолжаются теперь перед Престолом Божиим.

Последний свой путь по монастырю, от келии до храма, отец Иоанн прошествовал во гробе с открытым лицом и высоко поднятым над гробом крестом в руках.

Сорок дней по отшествии отца Иоанна братья собирались в его келии, продолжая с ним молитвенное общение. Пели канон по усопшему, утешались воспоминаниями о нем. И чувствовалось, что он рядом, что он слышит наши малые труды и видит нашу любовь к нему.
Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие; и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их *.

Рубрики:  Православие/Подвижники и старцы

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Иоанн Крестьянкин.Последние годы.

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 23:20 + в цитатник


Последние годы
Записки келейницы

         2 0 0 0  –  2 0 0 5

Отец Иоанн долго сопротивлялся надвигающейся немощи. Вплоть до 1999 года распорядок его мало чем отличался от уставной монастырской жизни. Он молился в храме, служил на праздники Литургию, принимал посетителей, по послушанию говорил проповеди, отвечал на письма. Живо радовался сакраментальному ведению отца благочинного, благословившего его говорить такие проповеди, из которых в итоге составился годичный круг поучений на большие праздники. Видя эту внешнюю сторону жизни батюшки, мы забывали о том, что ему 89 лет, и то, что он делает, уже выше человеческих возможностей. В 1999 году последний раз вдохновенно прозвучало в церкви на Пасху огласительное слово Иоанна Златоуста, прочитанное батюшкой, и его ликующее неземной радостью «Христос Воскресе!»

Начиная с 2000 года отец Иоанн часто говорил о своем двойном гражданстве, о том, что он уже больше гражданин неба, чем земли. О том же свидетельствовал он и своей жизнью. А в свой 90-летний юбилей первый раз во всеуслышание объявил: «Душа уже тоскует по небу и его любит больше, чем землю».

По мере того как приступали к батюшке старческие немощи, обнажая угасание жизненных сил, ощутимо для всех общавшихся с ним являлась крепость его духа и сила Божия, живущая в этом ветшающем человеке. Но подготовка его к переходу в мир иной началась задолго до этого времени.

О постоянной памяти смертной свидетельствовала последняя страничка молитвослова отца Иоанна. На нее был приклеен бумажный кармашек, потрепанный и много раз переклеенный, в котором находилась бумажная иконка великомученицы Варвары. К иконке была прикреплена полоска бумаги, с выведенными батюшкиной рукой словами: «Которая много значит в моей жизни». На обратной стороне написана молитва святой великомученице: просьба предстательствовать о мирной христианской кончине. Под ней та же просьба, обращенная к Матери Божией. Судя по ветхости и затертости страницы, молитвы читались ежедневно.

В 1972 году у нас с батюшкой состоялся такой разговор. Мне в руки попал старообрядческий канонник. Листы с каноном на исход души были зачитаны до черноты. Мое сердце растеплилось от вида этой книги и от молитвенных слов, обращенных к Матери Божией, и я иногда начала почитывать понравившийся канон. Приехав в очередной раз в Печоры, я решила взять у батюшки благословение на систематическое чтение: «Можно ли мне читать этот канон?» Батюшка удивленно и внимательно посмотрел на меня и ответил: «Канон на исход души читать хорошо. Ведь мы, как родились, так и идем к смерти каждый день. Читай о себе, конечно, не обо мне же будешь молиться». Но, помолчав в раздумии, добавил: «А впрочем, и меня поминай, когда будешь читать, а то мне-то теперь еще некогда».

Но пришло время, и отец Иоанн попросил начитать ему канон на исход души на аудиокассету. Когда он его слушал, неизвестно, но кассета эта все время находилась у него под рукой. Позднее, во время болезни, когда я стала у батюшки хожалкой, он частенько просил присоединить к вечерним молитвам и чтение канона на исход души.

Помнил ли он его на память, не знаю, только иногда говорил, что «наши-то старцы знали его наизусть и его благодатной силой готовили себя к исходу в мир иной». Но бывало и такое, если я во время чтения вдруг замолкала, батюшка подхватывал слова и прочитывал наизусть несколько тропарей сам.

В 1978 году, возвращаясь из очередной поездки на приход, где его благословили совершить погребение усопшего собрата, он вдруг сказал: «А я сегодня себя отпевал». На вопрос: «Не рано ли?» Он, глядя куда-то вдаль, прозревая будущее, ответил: «Когда меня-то хоронить будут, заспешат все. А тут уж как хорошо-то. Неспешно, ничего не упуская, под благоговейное пение старушек. Тихо, скромно и очень молитвенно». На этом отпевании батюшка молился о двоих, об усопшем и о себе.

10 февраля 2003 года проходило освидетельствование мощей старца Симеона (Желнина). Батюшка ликовал: «Дал Бог видеть и слышать земных ангелов». Отец Иоанн бывал в Псково-Печерском монастыре еще при жизни этого старца, служил с ним, беседовал, приезжал на его погребение. И вот теперь иеросхимонаху Симеону пришло время оставить место упокоения и снова выйти на служение людям, теперь уже как святому молитвеннику о них. Раки же на принятие мощей не оказалось. Зато было известно, что в келии отца Иоанна стоит дубовый гроб – подарок, сделанный для него руками братьев монашествующих и самим батюшкой освященный. Гроб стоял так, что всегда был в поле зрения отца Иоанна.

На просьбу отца наместника отдать гроб святому старцу Симеону, батюшка, не задумываясь, ответил доброй готовностью. Но выразил пожелание, чтобы ко дню канонизации старца Симеона ему была бы сделана такая же рака, как у преподобного Серафима Саровского. Это было исполнено, и сразу после канонизации святой преподобный Симеон Псково-Печерский возвратил батюшке его домовину уже обжитой. Отец Иоанн принял вернувшийся гроб как благословение святого и попросил не менять внутри обивку, а только застелить ее сверху белыми пеленами. Ровно через три года отец Иоанн обрел для себя место покоя в этом гробе и в той самой пещере, где сорок три года покоились мощи старца Симеона.

В письмах этих лет отец Иоанн нередко касался темы близкого своего перехода из временной жизни в вечность. «У Господа все на своем месте и в свое время. И все это называется – жизнь в Боге. И смерть в Боге – это тоже жизнь в Боге. Это новый этап все той же жизни, который начался для нас рождением в земной мир и Крещением в мир небесный. Смерть же – переход в тот мир, в который мы родились Крещением».

В 2005 году в одном из последних писем поведал: «Возраст приступил ко мне во всей своей силе, и я радуюсь, что вечность близь, но еще по инерции перебираю и дела житейские и помню памятью сердца всех, кому трудно дышится, где горе слышится».

28 февраля 2001 года утром батюшка не мог встать и рассказал о случившемся с ним. «Ночью время остановилось и приступили ко мне со своими истязаниями мытники-бесы. Они били меня насмерть. Сколько времени я сопротивлялся им молитвой, сказать не могу. Время стояло на месте. Только на рассвете сила вражья отступила. И Господь утешил меня».
Так начался его переход в сокровенную жизнь. И не было в нем в связи с этими переменами ни горечи, ни сожаления. Мирно покорный судьбам Божиим всю свою жизнь, он и теперь без смущения преклонил главу перед определением Божиим. Но крепкий силой духа он делал уступки возрасту помаленьку. «Пора, пора мне по моему-то возрасту уже на покой, но жизнь все не отпускает, вот и приходится приспосабливаться и к ее требованиям, и к своим возможностям одновременно», – писал он.

Перестав бывать в храме, батюшка не пресек ни молитвенного делания, ни служения, ни общения. Свой новый образ жизни он объяснял так: «Благодарим Господа, мы теперь келиоты». Для отца Иоанна очень важно было молиться вместе со всей Церковью, чувствовать себя в ее лоне. Под праздники и в субботу в келии служилась всенощная, а утром обедница, и он возглавлял.
В Великий пост батюшка молился по уставу Церкви. До 2001 года при чтении молитвы преподобного Ефрема Сирина он еще делал земные поклоны, а после болезни вместо трех поклонов кланялся один раз, опираясь на кресло. Чтение Псалтири батюшка распределил так, что на первой неделе мы с ним вдвоем полностью ее прочитывали. Великий Покаянный канон Андрея Критского мы всегда читали вдвоем до последнего года его жизни. На пятой неделе поста старец проникновенным пением взывал к Спасителю: «Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя».

На Страстной неделе ризничный приносил ему в келию большое напрестольное Евангелие, и в Великий Четверток он сам прочитывал двенадцать Евангелий. Только в 2005 году батюшка уступил это чтение отцу Филарету. Незабываемы великие дни Страстной седмицы, когда пред Гробом Господним – украшенной цветами келейной плащаницей Спасителя, читал канон «Плачь Божией Матери» и плакал вместе с Ней отец Иоанн пред своим Спасителем.

Участие батюшки в пасхальных монастырских службах было непременным, хоть и невидимым. Он сосредоточенно готовился к священным минутам, облачаясь в сияющее светом и белизной облачение, хлопотал обо всем необходимом: доставались иконы, свечи, Последование Святой Пасхи. Все было продумано до мелочей, чтобы ничем не омрачилась служба. На видном месте водворялась красная пасхальная епитрахиль, готовая заявить о свершившемся Воскресении Христовом.

В 11 часов батюшка в благоговейном молчании садился к окну, устремив взор на Успенский собор. Я тихо читала канон «Волною морскою».

Когда появлялся фонарь – предшественник крестного хода, батюшка едва слышно начинал петь: «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех…»

А дальше все шло, как положено по уставу. И это был третий крестный ход в монастыре с участием всего двух людей и третья заутреня, не значащаяся в расписании.

В изнеможении к концу службы отец Иоанн засыпал. Но когда вдали у Михайловского собора начинал звучать пасхальный тропарь и братия шествовала со службы, он просыпался, просыпался непременно и присоединял свой голос к их пению. Христосовался и снова счастливый и умиротворенный засыпал. Он был в Церкви, он был со всей Церковью, он праздновал Воскресение Христово. Слава Богу!

Благоговение к службе и к святым Божиим праздникам он пронес через всю жизнь и сохранил до последнего часа. С давних пор, еще будучи священником и служа на приходах, отец Иоанн с любовью заботился об убранстве храма к церковным праздникам. Став «келиотом», батюшка перенес это в свою келию, которая в праздничные дни становилась церковью.

Тонкий аромат праздника приходил с приготовлениями к предстоящему служению задолго до начала моления. Темный гипюр на аналоях и черная епитрахиль приносили с собой напряженную тишину Великого поста. Исключительная радость Пасхи наполняла келию весельем, и пасхальный лик отца Иоанна светился Праздником праздников. Березовые ветви, зеленое облачение возвещали живительную силу Святой Троицы. В предпразднство Рождества Христова появлялся вертеп из еловых ветвей с блистающей в них вифлеемской звездой. На большие праздники после келейной службы отец Иоанн с заметным волнением ждал прихода братьев-клирошан, которые завершали его уединенное моление церковным пением.

Последние годы жизни отца Иоанна были весьма отрадны для насельников монастыря. Они получили возможность ближе общаться с батюшкой. Раньше у них на пути часто оказывались приезжие посетители, которым в день отъезда отказа в приеме не было. Теперь же, когда поток паломников иссяк, братья могли прийти к отцу Иоанну и во время его келейной службы, и вечером перед сном. Повод навестить батюшку находился тотчас, когда появлялось стремление его повидать. То надо было взять у него Дароносицу, то принести благословенный хлеб, а то и просто посидеть с ним рядом, прикоснуться к нему, услышать ласковое: «А… Варушонок пришел. Слава Богу, Проша пожаловал». Он благословлял посетителя – «деточку свою» и что-то говорил ему. И, как потом многие из братьев свидетельствовали, он отвечал на незаданный ему вопрос, таившийся в душе. Батюшка был с братией ласков, как будто восполняя недоданную ранее любовь. Изнемогая от непосильной уже нагрузки, он приговаривал самому себе: «Вот, вот, умирать собираешься, а пшеничку-то сей, сей, пригодится». И он сеял до последнего дня.

Начиная с 2000 года, в последний, сокровенный период жизни батюшки, я, не надеясь на свою память, стала вести дневниковые записи. Кратко, бытийно, не осмысливая виденное.

Скоро бывшие рядом с отцом Иоанном стали невольными свидетелями тех утешений, которыми ободрял и вознаграждал его Господь.

Днем была видимая всем старческая жизнь. А ночью – жизнь в другом мире, где он продолжал быть смиренным седмичным иеромонахом. Ночные службы стали для него утешением, это была жизнь, одушевленная небесным величием и силой. Днем же – видимое для всех волевое усилие над немощью плоти, подвиг, чтобы петь славу Богу.

То он среди ночи вслух кого-то исповедовал, то служил Литургию и, воздевая руки, во весь голос возглашал: «Горe имеем сердца… имамы ко Господу… благодарим Господа…» – то вел прием посетителей.

Утром можно было услышать неожиданное признание в том, что ночь он провел в Царстве Небесном. Так однажды на обычное в последние годы утреннее приветствие, «Хрис-тос Воскресе», он в каком-то недоумении посмотрел на меня и спросил: «А где мы?» Я отвечала вопросом на вопрос: «Я в келии отца Иоанна, а вы где?» – «А я в Царстве Небесном», – отвечал он. Вид батюшки в такие моменты не допускал сомнений в истинности его слов.

Иногда с надмирных высот он видел дела земли, а утром начинал скорбеть и тосковать о виденном. Он говорил о государствах, где совсем угасал дух христианский.

26 августа 2003 года ночью отец Иоанн трижды очень громко воскликнул: «Мир гибнет! Мир гибнет! Мир гибнет!»

6 сентября 2003 года в три часа ночи отец Иоанн окликнул меня и, когда я подошла, сделал возглас сильным и бодрым голосом: «Благословение Господа над Россией, над святой Православной нашей Церковью, над народом Божиим и над нами». Это было несомненное утверждение. Он говорил Духом. И это был глас Божий. Потом он благословил на четыре стороны, благословил и меня, после чего отпустил.

Что он зрел и что открывалось ему в ночных бдениях, оставалось для нас тайной.

В 2001 году «пасхальный батюшка» – так звали его насельники обители, последний раз в своей жизни отслужил пасхальную заутреню и Литургию в храме. Но милость Божия посещала его пасхальными ночными службами и позднее и независимо от церковного календаря.
Так, 29 декабря 2000 года он служил ночью пасхальную службу у себя, в небесной обители. И утром не смог скрыть исключительности своего состояния, встретив меня пасхальным приветствием: «Христос Воскресе!» Продолжая жить чувствованиями и переживаниями прошедшей ночи, он поведал о неземной благодати, когда ликовало все: и небо, и земля, и все, все, кто сподобился быть на этой божественной службе. «Радость-то какая, радость-то! Христос Воскресе!» – повторял и повторял батюшка.

Именно с этого дня первыми словами, которые он произносил утром, пробудившись от сна, стали: «Христос Воскресе!»

В час ночи 25 ноября 2004 года в келии внезапно раздалось пение. Во весь голос, собрав все силы, отец Иоанн пел стихиру «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити». Старательно делая ударение на словах «чистым сердцем», он выводил мелодию и, окончив, снова и снова с тем же воодушевлением начинал пение этой стихиры.

Я долго слушала, боясь помешать его службе. Когда же подошла к нему, увидела, что он спит и во сне продолжает петь вдохновенную пасхальную песнь.

Через несколько дней после этой заутрени, 29 ноября, опять же ночью, отец Иоанн вдохновлялся великим прокимном «Кто Бог велий, яко Бог наш. Ты еси Бог творяй чудеса Един».
Он начинал пение высоким мальчишеским фальцетом, но не выдерживал до конца и «творяй чудеса» пел уже со старческой хрипотцой, кончая слово «Един» шепотом. Замолкал на время, во что-то вслушиваясь, и снова начинал свое соло высоко и вдохновенно, пока силы не покидали его.

То, что среди дня батюшка тщательно контролировал и скрывал, ночью, неподвластное ему, прорывалось. Становилась очевидной его благодатная жизнь в ином мире.

3 апреля 2005 года. Рано утром я подошла к кровати отца Иоанна. Он, видимо, был в сонном забытьи, но почему-то очень бледный. Я, забеспокоившись, решила сделать ему укол. Тихонько спросила:
– Благословите, могу ли я уколоть вас?
Он ответил тотчас, будто не спал:
– Нет, подожди, подожди, потом.
– Где вы?
Краткий ответ:
– В церкви.
– А что? У вас пассия?
Он поспешно проговорил:
– Нет, нет, Литургия. И я возглавляю.
Я села поблизости ждать окончания его службы.

После таких ночных служб утром на предложение начать молитвенное правило можно было услышать протест: «Нет, нет, я не могу с тобой сегодня молиться, надо же мне отдохнуть, я ведь только со службы пришел».

Но обычно, если я дерзала спросить его о том, что открывалось мне ночью, он скороговоркой отвечал: «Служил, служил. А ты как знаешь?» И тут же переводил разговор на другую тему, а чаще просто уклонялся от ответа.

Иногда среди ночи отец Иоанн совершал исповедь, вслух читал разрешительную молитву и осенял невидимого исповедника крестным знамением. Очевидно, людей на исповеди у него, как всегда, было много, он трудился всю ночь и, не уложившись в ночное время, просыпался со словами молит-вы о кающихся: «Свят, Свят, Свят еси Господи, Боже наш, помилуй ны, падшее создание Твое, имени ради Святаго Твоего».

11 июня 2004 года. Ночь. 3 часа 30 минут. Я слышу, как отец Иоанн вслух беседует с каким-то священником, называя его отцом Михаилом. Он задает ему вопросы, касающиеся богослужебной практики. Батюшка разговаривает бодрым голосом десятилетней давности. Ответов я не слышу. Когда отец Иоанн попрощался с посетителем, я подошла к его кровати. Батюшка не вдруг возвратился в земное бытие. Увидев меня, он заволновался: «А матушка-то, матушка где? Позови ее». И я ответила, что они со отцом Михаилом уже ушли.

Но ночные служения не исключали отца Иоанна из жизни и дел дневных. Как и в прежние годы, батюшка участвовал в разрешении неразрешимых вопросов, устранял недоразумения, не допускал совершить ошибку. При сомнительных обстоятельствах отец Иоанн являл удивительную твердость своих убеждений, отвечал четко и ясно. Но, давая понять, что сам он не одобряет намерений вопрошающего, всегда оставлял выбор за его свободной волей.

Смирение, которым он обладал с ранней молодости, теперь являлось в отце Иоанне детской простотой. И ему было хорошо жить, и с ним было хорошо. Просто и надежно.

С некоторого времени в батюшке появилась особенность, приводившая меня в трепет. Иногда, давая ответ на вопрос посетителя, он становился торжественным и вдохновенным и заканчивал ответ словами с особым ударением на них: «Иди, скажи: Учитель сказал!»

В этот момент невольно возникал вопрос: «Кто он?» Всегда такой потаенный, простой и скромный, и вдруг дерзновенный порыв. Все произносимое ранее обретало при этом высоту и глубину неудобозримую: «Учитель сказал!» И уже не было в ответе батюшки отца Иоанна, но была только воля Божия, выраженная человеческим языком.

В 2002 году, 1 февраля, отец Иоанн заболел. Он смотрел потемневшими от внутреннего напряжения глазами и не мог говорить. Его единоборство с молчанием длилось пять часов. Но когда в келию вошел доктор, батюшка вдруг произнес: «А что тут у вас за переполох?»

Началось лечение. Болезнь, поддерживаемая возрастом, отступала медленно. Он не жаловался на недомогание, лишь изредка можно было услышать: «Где ж моя былая удаль?» Но на первой неделе Великого поста батюшка, еще очень и очень слабый, все же читал Великий Покаянный канон, и в этом чтении стало видно, как в болезни ослабли узы его души и тела, и душа получила свободу в Духе, скрыть которую было невозможно.

Монастырское священноначалие, принимая во внимание возраст отца Иоанна, решило озадачить близких к нему людей сбором воспоминаний о его жизни. Но все, к кому обращались с просьбой заняться этим делом, отвечали отказом, зная отношение отца Иоанна к прославителям и прославительницам и понимая, что сам-то он не одобрит этого начинания. И тогда отец наместник и братский духовник обратились к самому батюшке. Отец Иоанн встретил пришедших протестом: «Какие еще воспоминания? О ком это?» Разговор состоялся длительный, аргументы отец наместник привел убедительные: «Писать будут непременно, но именно те, кто мало что знает, но много выдумает. И тогда измышлениям о жизни отца Иоанна не противопоставится правда. Да и возможность злонамеренно использовать его имя не исключена». Отец Иоанн задумался, помолчал и, перекрестившись, благословил на этот труд, но сказал: «Только акафистов мне не пишите». Предложение подключить к работе профессионала-писателя отверг решительно: «Нет, нет, сами пишите, кто был рядом, кто видел меня, и кого знал я».

Дорожа оживающими воспоминаниями и радуясь им, батюшка, однако, не мог скрыть пришедшей к нему тревоги. Его смущала мысль о несвоевременности их появления. Смиренному и деликатному, отцу Иоанну было больно сознавать, что он привлекает к себе внимание. Он удрученно вздыхал, выдавая томившее его переживание: «О ком вспоминать? О человеке, подошедшем к последнему рубежу?»

А сбор воспоминаний тем временем продолжался. Люди, благодарные Господу за дар духовной помощи, полученной через отца Иоанна, откликнулись не только тем, что стали записывать впечатления от общения с ним. В изобилии потекло в келию то, что казалось безвозвратно ушедшим. С катушек старых магнитофонов зазвучал голос батюшки – начало его служения в монастыре. На аудиокассетах ожили его проповеди 1980–1990-х годов, и всем стало ясно: благовестническое служение батюшки продолжится.

К 60-летию священнической хиротонии отцу Иоанну преподнесли в подарок первый аудиоальбом с его проповедями «От избытка сердца уста глаголют». Он слушал его с радостью и живым интересом. Ознакомившись с предложенным планом и последовательностью издания сохранившихся записей, батюшка сказал: «Молчание – тайна будущего века, и я уже ухожу в молчание. Но если кому-то будет польза от того, что говорилось мною ранее, то да благословит вас Господь на дело сие, но не нам, не нам, но имени Твоему даждь славу*. Покажите наше время, жизнь Церкви и дух Ее соборности».

Это благословение было получено за три месяца до того, как ему предстояло переступить порог вечности.

                                   Окончание следует....
Рубрики:  Православие/Подвижники и старцы

Метки:  
Цитата сообщения Варфоломей_С

Мой любимый романс

Цитата

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 23:06 + в цитатник
Просмотреть видео
744 просмотров
Дмитрий Певцов - Романс

Рубрики:  музыка для души

Метки:  
Комментарии (0)

О.Луганцев."12 тайных слов Любви"

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 22:52 + в цитатник

Двенадцать тайных слов Любви




Воланда вызвали во дворец. Извещение передал высокий гвардеец с пренебрежительной улыбкой, по виду – вылитый галакт. После казни безумного мечтателя Набу, маленького бунта лучшего агента Хенрика Воланд ожидал чего-то подобного – его, хотя и не последнего вельможу от департамента внутренних планетарных дел, заслушают с докладом об изменениях в столице. Но теперь его вызывала лично Королева… и он не знал, к чему готовиться… по идее, его должны были наградить… но он умел читать по лицам… и этот щёголь в высоких ботфортах и с непропорционально высокой треуголке казался вестником чего угодно, но только не наград.




Его везли как арестованного. Неужели до Единственной дошла история с похищением мальчика с вокзала? Нет, об этом никто не мог знать. И хотя мальчишка сбежал, соорудив верёвку из простыней, но вряд ли вселенским интересны его предпочтения…



Однако Воланд, гроза бунтовщиков, ужас официантов, смирнёхонько сидел сзади в окружении двух галактических гвардейцев, сохраняющих непроницаемое лицо.

- Королева очень недовольна, - шёпотом предупредил его мажордом двора её Величества Маргариты Единственной. – Постарайтесь не разгневать её ещё больше, ни в чём ей не прекословьте.



Это уж совсем излишне! Как будто можно прекословить Маргарите, Королеве Вселенной! Однако он понимающе кивнул – среди вселенских ему, планетарному вельможе, становилось не по себе, слишком крошечным он сам себе казался. Внутри мельтешили разнообразные страхи – как это так, его, обычного управителя постоялого двора в Солнечной Системе, вызвали, минуя лунных, солнечных, звёздных и галактических начальников… Прямо апокалипсис какой-то!



Его ввели в ослепительный грандиозный зал. Стены, потолки, полы – всё блистало золотом и серебром, в люстрах драгоценнейшие камни. Дворец залит волшебным светом, в воздухе мириады бабочек и стрекоз вышивают кружева мыслей…



Он, конечно, подозревал, что вселенские власти обладают неслыханной мощью, не чета его, но чтобы они жили в таких дворцах… колени Воланда сами собой подкашивались… очевидно, он не первый терял дар речи и испытывал онемение на пороге такого величественного зала – поскольку его тут же бесцеремонно подхватили двое провожатых и буквально пронесли через зал к трону, где почти швырнули к ногам Величайшей. Он споткнулся и замер, не смея поднять головы.



На сверкающем звёздами троне, окружённая мощнейшей свитой, восседала сама Королева Маргарита. Её корона меняла цвета в зависимости от игры миллионов бриллиантов. Изумрудные глаза повелительницы посмотрели на него с презрением, как на червяка, случайно удостоенного чести посетить пиршество высших птиц, где его склюют просто ради разнообразия. Воланд был подавлен, потрясён, уничтожен. Он скрючился на полу, хотя ещё не знал, в чём его вина.



Стоящий рядом с троном Королевы советник громко, не стесняясь Воланда, произнёс:

- Ваше величество! Управляющий планеты доставлен по вашему приказу. Разрешите ему говорить?

- Этот червяк и есть мой наместник на Земле? Пусть расскажет о том, кого он казнил три дня назад, - сказала Маргарита, и в голосе её прозвучала скрытая угроза.



- Ваше величество! – пролепетал Воланд, неумело встав на колени. – По вашему распоряжению мы занимались поисками сказочника Набу, который учил людей улыбаться. Мы разыскали его – выдала ученица.

- Какая беспримерная верность гражданскому долгу! – саркастично отметила Королева, но глаза её метали молнии, и Воланду почему-то впервые стало так страшно, как будто он не великий маг, а простой мальчишка, которого будут пороть, и пороть прилюдно, прямо тут, на мраморном полу, на смех всей этой вселенской свиты. - Надеюсь, ей заплатили за услуги.



- Да, за всё заплачено, - торопливо заверил Воланд, хотя внутри усомнился - можно ли чем-то оплатить за предательство. - Следствие добыло все улики. Набу, называемый ещё «Мастер», смущал народ – сочинял песни, рассказывал сказки, читал запрещённую литературу. Согласно уложения от 1332-го года, за подобные преступления наказанием может быть только квалифицированная казнь.

- Квалифицированная? – переспросила Королева, чуть повернув голову к вельможе у трона.



- Квалифицированная, то есть с применением всех пыток, Ваше Величество, - услужливо пояснил советник.

- Сказочника, который написал мои любимые сказки, что мне читала в детстве няня… подвергнут жестоким пыткам и убит? – Маргарита на мгновение переменилась в лице, и вместо повелительницы в троне оказалась маленькая девочка, любящая сказки... но только на мгновение... она вернулась в разговор... ещё более гневная. – Продолжай!



- Ваше величество! Я только исполнял уложение, - Воланд докладывал, а сам думал, что ждёт теперь его. - Мы арестовали Набу. Он во всём сознался – он действительно автор всех сказок и всех песен на планете. Ни одно из его произведений не прошло регистрацию. Поэтому это незаконная литература и запрещённые песни. Двадцать четвёртого апреля состоялся суд. Виновный приговорён к смерти двенадцатью способами с применением всех мер устрашения. Утром двадцать седьмого апреля приговор приведён в исполнение.



- Разве я повелевала убивать его, когда приказывала найти? - крикнула Королева так, что все люстры зазвенели, и мотыльки сложили крылышки и упали, а стрекозы... затрепетали на месте. - Почему... вы признали его сказки незаконными? Не лучше ли было просто провести их регистрацию и разрешить? - в голосе Королевы звенела невиданная мощь всех галактик, и Воланд ужаснулся этому чувству - как же он оказывается слаб перед такой силищей... действительно, просто червяк да и только!



- Он не обращался, Ва...Ва... Ваше Велиество, - он уже почти заикался, тот, чьё имя приводило в трепет всех на планете! - Кроме того, эти сказки признаны опасными для общественного устройства. Люди, читающие эти сказки, перестают подчиняться. Они становятся слишком свободными, а это недопустимо. Мы действовали строго по уложению, - закончил Воланд и вжал голову в плечи.



Он почему-то вспомнил Хенрика… агент заразился этими сказками и уже казнён… он улыбался в последний день, и как ему сообщили, даже с удовольствием мыл свою камеру смертников, насвистывая радостную песенку… А вот он, Воланд, не свободен… стоит ему сказать дерзость Королеве, и всё… вселенские разотрут в такой мелкий порошочек, что миллионы лет не соберёшь по астероидным полям. А что может быть важнее жизни, пусть мелкой, бестолковой, но собственной?

Королева задумалась, как только туча может задуматься перед последней грозой. Все замерли, боясь проронить хотя бы слово.



Она воспитана на сказках Набу, её няня ещё в детстве читала маленькой Маргарите о дальних странах, о неизведанных мирах, о любви и красоте, о том, что все созданы для счастья… И вот теперь она, воспитанная свободной на сказках Мастера, впервые почувствовала себя несвободной, рабой обстоятельств и своей власти… ведь она Королева… она не может спасти свою детскую Любовь... не может сейчас же встать с трона и бежать к Сказочнику, которого она ни разу не видела… не может... но почему? Разве она не довольно насытилась этой властью? Разве эти её детские мечты и не есть для неё самое важное, самое дорогое?



- Где находится тело Мастера? – cпросила она, и в голосе её была такая запредельная тоска, что Воланда пронзило мыслью – вселенские власти почему-то оплакивают Сказочника, которые своими сказками подрывал устои их вселенской власти! В мире что-то случилось… сначала этот улыбающийся Набу… потом спятивший Хенрик… а теперь и… Единственная? Нет, он, Воланд, не допустит… а что он может… хотя… разве он не мыслил когда-то сам... подняться и достигнуть если уж не высоты вселенской мощи... то хотя бы...

- Останки после казней находятся в морге…



- Останки? Вы что, рвали его на части? – Маргарита со слезами представила эту картину, и внутри всё клокотало от бессилия и гнева. – Ваш палач не сошёл с ума от того, что ему пришлось произвести?

- Он уволился, теперь у нас новый палач, - дрогнул голос Воланда, который и сам не мог без тошноты вспоминать, что им привелось устроить утром двадцать седьмого.



- Понятно. Я хочу его видеть, - сказала Королева и встала с трона, что было неслыханным нарушением протокола. – Я оставляю вас – мне нужно проститься со Сказочником.

- Ваше Величество! – вскрикнул советник. – Но как же Вселенная? Кто будет ею управлять?



- А вот он и будет! – повелела Королева Маргарита, указывая огненным перстом на распластавшегося по полу Воланда. – Этот знает уложение и вполне справится. Встань! Займи моё место и правь! – приказала Королева, а сама без свиты пошла к выходу.



Воланд оторопел. Перед ним свободный трон, и его назначили преемником. И он, повинуясь приказу, механически приподнявшись, воровато оглянулся на уходящую Маргариту. Она уходила, гордо расправив плечи, но во всей её фигуре угадывалось колоссальное горе, постигшее всех. И пока она воплощением скорби уплывала по залу, казалось, из него уносился свет, люстры мутнели, пол каменел, и блёстки потолка и стен затуманились. Нет больше Маргариты во Вселенной! Правь, Воланд! Не это ли было твоей тайной мечтой?



И он на дрожащих ногах встал, сделал несколько гибельных шагов и присел на чужой трон, который вдруг показался ему не троном вовсе, а простым стулом на чужих поминках.



Но вот беда – вселенская свита почему-то разбрелась, кто куда, никто не стал ему служить, как будто они, высшие вселенские, признали решение Королевы уйти, но не признали его решение принять эту скорбную ношу. В их глазах он оставался лишь пешкой... палачом... выскочкой... кем угодно, но только не достойным вселенской власти.



И он остался совсем один, в огромном зале Вселенной… в том троне, о котором ещё вчера не мог и мечтать… Кого же он убил? Он растерянно оглядел свои владения, и поневоле вселенские знания хлынули тоненькой струйкой в его воспалённый мозг… и вдруг Воланд понял то, что он совершил… он, раб уложений и инструкций… он, владыка над рабами, но и сам раб… вдруг понял, почему улыбался Хенрик… и почему он уже никогда не сможет улыбаться.

Выбравший жизнь правитель на час горько заплакал на троне, который он получил как будто в наказание. Нужна ли ему такая жизнь? Об этом ли он мечтал?



… В тёмной накидке с капюшоном Маргарита беспрепятственно прошла в морг. Она уже не Королева, кончилась её вселенская власть, но у неё осталась лишь возможность проникать в любую точку пространства и времени, ведь из центра можно дойти до любой окраины. И она явилась на последнюю черту, за которой от неё скрылся Неведомый.



Смотритель морга без каких-либо прелюдий выдвинул ржавый ящик, где хранились останки. Железо под её взглядом плавилось и превращалось в хрусталь, и там, за прозрачными стенками гроба, она увидела Мастера, точнее, то, что от него осталось.

Марго смотрела на окровавленные куски тела… всё, что сохранилось после двенадцати казней и квалифицированных пыток… и плакала... как маленькая девочка, жалеющая и котёнка... и бабушку... и себя.



Внутрь проникла острая боль, как будто вонзился меч, и неумолимая рука Рока проворачивает этот меч, и сердце сочится кровью. Она вдруг осознала, что она любила только того, кто писал все сказки её детства… добрые… наивные… чудесные… И она заливалась потоками, склонившись над его телом. Каждая её слезинка была волшебной, и в том месте, где она роняла эту капельку чистой любви, мёртвые ткани соединялись, клеточка по клеточке.



Она омыла Мастера с ног до головы слезами, и вот перед нею уже он целый… удивительно прекрасный... спящий... сложнее всего было собрать сердце - зачем он раздал своё сердце по кусочкам? Разве они, убившие его, каждый по своему, достойны такой муки?



Маргарита громко молчала… и её молчание нависло над всеми… и боль пронзила каждое существо... из каждой лачуги, из каждого дома… посыльные… почтовые служащие… а то и сами… дети… взрослые… приносили в морг маленький кровоточащий кусочек…. от живого сердца Сказочника… и только когда последний кусочек был принесён… сердце соединилось вновь… и Маргарита даже не удивилась, как такое крохотное сердце смогло разорваться на такую бездну кусочков… а они, его дети, столпились на улице и ожидали чуда... которого не может быть, это не та сказка.



Волшебница нежно погладила сердце… и вложила в грудь Мастеру… но он не ожил… да и как ожить, если он давно уже покинул эту Вселенную, устремившись куда-то в Иное… может быть, он ушёл за новыми сказками… и вот-вот вернётся? Была ли эта казнь или её не было вовсе? Может быть, всё это только сказка, где даже озверение палаческой руки всего лишь страшненький аттракцион и не более того?



Тело соединилось, но на одежде… по-прежнему не смылись пятна крови… и как их смыть, его кровь, если он омыл кровью всю Вселенную?

Она чувствовала, что ничего не может больше сделать, ведь былая власть вселенская оказывается бессильной перед этим заливающим всё сверху донизу молчанием, самым громовым молчанием космоса. И когда она совсем отчаялась его вернуть… откуда-то извне… из-за неведомой черты… с улицы... послышалась сначала робко, потом всё громче… почти детская песенка… только очень грустная… Марго прислушалась:

Мелодия простая…
Но только сердце знает,
Тайну любви моё сердце уже не хранит…

Она стала подпевать, последними силами... но Мастер не просыпался… только ей грезилось, что он уже и не умер вовсе, а только спит, и его нельзя будить слишком рано.



Неожиданно в морг через двенадцать исполинских дверей вошли тени… они замерли вокруг Маргариты… и у каждой из теней в руках золотая чаша, наполненная до краёв… не то кровью, не то слезами… а может быть, просто дождевой водой из бочки в тюремном дворе.

Марго уже не могла говорить – как будто её язык спутан болью, и только мысленно она смогла спросить у теней:

- Кто вы?

- Мы его Смерти, - ответили двенадцать теней.



- Зачем вы пришли?

- Мы принесли тебе его двенадцать слов, что он сказал каждой из нас для тебя.

- Отдайте мне все его слова!

- Испей наши чаши, и ты возьмёшь его слова в себя, - ответили тени.

Перед Марго появился кубок в форме черепа, и каждая из Смертей подходила и выливала свою чашу в этот кубок.



И когда кубок наполнился, Маргарита… выпила его до последней капли… Как только она осушила кубок, он превратился в волшебный кулон в виде слезы на золотой цепочке…

Марго погладила кулон своей нежной ладонью матери, потерявшей единственное дитя, затем надела на себя это украшение, самое чудесное из всех украшений Вселенной… ей неодолимо захотелось уснуть…ведь она так устала... в мире ей уже ничто не дорого... только за черту... туда, куда ушёл он... стремилось её любящее сердце...



Единственная легла на ложе рядом с Мастером… взяла его за руку, такую холодную… но родную… и ей стало удивительно спокойно на сердце, как будто она странствовала вечность, а теперь дома… среди своих… и рядом её любимый… не видевший её никогда… но подаривший ей все сказки мира… все детские песенки… и все двенадцать слов… одной на всех Любви.



 
Рубрики:  проза

Метки:  

Малое стадо

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 22:47 + в цитатник
Это цитата сообщения муринъ [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





 (260x406, 22Kb)
Спросил отчаявшийся ученик старца: "Скажи, авва, почему христиан по названию вокруг много, а тех, кто носит в себе Христа, почти нет?"
Старец отвечал вопросами: "Сколько жило на земле людей в то время, когда пришел к нам Спаситель? - миллионы, а он выбрал один маленький народ.
Сколько жителей было тогда по переписи в Иудее? - сотни тысяч, а тех, кто слышал Господа - всего несколько тысяч человек.
Сколько человек выбрал Христос для поповеди? - семь десятков, из них двенадцать были верными Его спутниками.
А сколько из двенадцати дошло с Ним до самого конца, до Голгофы? - один, Иоанн.
Так и во все времена: жителей планеты Земля миллиарды, а слышавших слово Божие - значительно меньше. Тех, кто называет себя христианами, много, а тех, кто истинно знает Христа - единицы на целый век. И блажен, кто встретил на пути, имеющего в себе Духа Святаго. Тот увидит верный путь..."

Метки:  

10 февраля - черный день России

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 22:36 + в цитатник
Это цитата сообщения тримонциум [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Александр Сергеевич Пушкин

(06.06.1799 - 10.02.1837)


 (163x157, 6Kb)

Волненьем жизни утомленный,

Оставя заблуждений путь,

Я сердцем алчу отдохнуть.



 (699x470, 93Kb)

Весной 1831 г., после женитьбы на Наталье Николаевне Гончаровой, Пушкин приехал в Петербург из Москвы с намерением обосноваться надолго и, действительно, прожил там до дня своей гибели.

27 января 1837 г. произошла роковая дуэль с Дантесом.

 (600x376, 37Kb)

702 (614x409, 54 Kb)

Кабинет поэта

 (400x241, 36Kb)
кушетка Натальи Николаевны, за дверью кабинет умирающего супруга...
Через двое суток Пушкин скончался.

ib2715 (479x450, 43 Kb)
Отпевание поэта состоялось 1 февраля в Конюшенской церкви.

А 3-го гроб с телом Пушкина был отправлен в Святогорский монастырь. Сопровождали его друг поэта А.И. Тургенев, дядька Никита Козлов и жандарм.

 (699x500, 110Kb)
дворик на Мойке 12

 (699x464, 108Kb)
Рубрики:  культура

Метки:  

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ АННЫ САМОХИНОЙ

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 22:24 + в цитатник
Это цитата сообщения ЕЖИЧКА [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





08_02_2010_10_02_48_anna-samohina (320x500, 75 Kb)
Анну Самохину по праву называли одной из самых красивых звезд российского кино. Зрители знают актрису по ролям в фильмах "Воры в законе", "Царская охота", "Узник замка Иф", "Черный ворон" и многим другим. Эту прекрасную женщину, умную и доброжелательную, любили многие.
О последних днях Анны и о том, как стойко она боролась со страшной болезнью, "Экспресс газете" рассказал бывший супруг актрисы и отец ее дочери Саши питерский актер Александр Самохин.
Александр рассказал, что Аня стоически переносила страдания. Боли у нее были страшные и не помогали даже сильнейшие обезболивающие. Но она вела себя достойно. Узнав диагноз, даже бровью не повела. "Семи смертям не бывать, а одной не миновать", - сказала тогда Анна.
Вначале она лежала в платной клинике, где только один курс химиотерапии стоит 130 тыс рублей, а нужно было сделать их минимум пять.
"Мы очень любим вас как актрису - говорили Анне доктора, - но наш бюджет не предусматривает бесплатного лечения. Помочь мы вам все равно уже не можем, тогда зачем вам здесь оставаться?"
СМОТРЕТЬ ДАЛЕЕ...=
Рубрики:  трагическое

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Китайская традиция деформации ступней.

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 22:14 + в цитатник
Это цитата сообщения КруговертЪ [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





О том что китайцы довольно странные люди многие люди знают и без меня, доказательств на этот счёт более чем достаточно, это и еда собак, и различных жучков, и тухлых яиц, о которых я уже писал в этом блоге. Однако особо известны в мире такие проявления китайского наследия - как китайские пытки, они особо изощрённые, наносят огромный урон психике и здоровью истязуемого. Впрочем сегодня пойдёт речь не о пытке, а о представлениях древних китайцев о женской красоте, хотя по сути это одно и тоже что и пытка. Китайцы издревне считают, что красоту женщины определяет размер её стопы, и чем он меньше, тем женщина красивее. Естественно в настоящее время в современном Китае другие тенденции на установку новых стандартов красоты, однако наследие прошлого просто шокирует. Если вы особо впечатлительный человек - не смотрите содержимое поста, ибо вы возненавидите всех китайцев, особенно мужчин.

ещё историческая сводка+6 фото

Рубрики:  это интересно

Метки:  

Покаяние в сердце каждого

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 21:49 + в цитатник
Это цитата сообщения protvladimir [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]






– Самое главное покаяние перед Царской Семьей – не повторять лжи о ней, говорить о ней правду, не лгать на Церковь, не вести к расколу своей собственной Церкви, не клеветать на историю своей страны! Искажена не только истина о Николае II, вы представляете, что делается с историей Великой Отечественной войны – потоки лжи, клеветы, «Германия великая страна», «Сталин и Гитлер одно и то же». Это такая же идеологическая война с Россией, как война против памяти Николая II. Мы должны совершить церковное покаяние своих грехов, если выступали против Царя, гадости какие-то повторяли, клеветали на него – это понятно, это личное покаяние при таинстве Исповеди. Но в первую очередь наше покаяние как народа должно быть в том, чтобы почитать Царскую Семью. Пусть для православных это будет Царь-Мученик, для буддистов – «белый царь», для неверующих – глава государства, которого ты должен уважать. К сожалению, этого нет, и в первую очередь покаяние должно заключаться в этом. Потому что сейчас есть очень большая опасность, определенные сектанты, которые подменяют понятие почитания Царской Семьи внутрицерковным расколом – вот это недопустимо. Нельзя использовать светлое имя Царской Семьи в неправедных целях…

Полностью текст здесь:http://media.tv-soyuz.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=850&Itemid=42

Метки:  

Лили Элси

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 20:43 + в цитатник
Это цитата сообщения Anna_Livia [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





У меня так бывает: увидев какое-нибудь лицо на фотографии, которое чем-то привлекло меня, начинаю искать информацию об этом человеке... Прекрасное лицо Лили Элси сразу привлекло меня. Очень понравилось (возможно, это странно прозвучит) абсолютное отсутствие пошлости в ее лице. Оно одновременно и красивое, и умное, и сексуальное, а это редкое сочетание.

 (461x698, 94Kb)
more
Рубрики:  культура

Метки:  
Цитата сообщения zemik

Анну Самохину похоронят рядом со свекровью

Цитата

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 20:41 + в цитатник
Просмотреть видео
5114 просмотров




Родные актрисы Анны Самохиной решили похоронить ее рядом с могилой свекрови.

Мать первого мужа актрисы - Александра Николаевна Самохина умерла год назад, от онкологического заболевания.

- Мама будет похоронена рядом с бабушкой, на Смоленском кладбище, - говорит дочь актрисы Александра.

Дочь Анны Самохиной приняла решение похоронить ее в открытом гробу. Несмотря на то что в конце жизни Анна Владленовна всячески избегала контактов с близкими, опасаясь, что ее увидят больной и слабой, Александра Самохина намерена попрощаться с матерью по всем православным традициям. По словам сотрудников морга при городской больнице № 2, увидев маму в гробу, Александра сказала, что, даже невзирая на перенесенные страдания, она выглядит очень умиротворенной.

Анна Самохина

- Мама умерла с улыбкой на лице, - говорит Александра Самохина. – Когда я увидела ее, поняла, что она умерла умиротворенной. Это единственное, что как-то поддерживает силы во мне.

Александра вместе с отцом и родными приняла решение хоронить Анну Владленовну в открытом гробу, по всем православным традициям.

- Насколько мне известно, Анну Самохину похоронят в открытом гробу, - сообщил Life News дежурный санитар морга Александр Елькин. - Сейчас мы готовим тело умершей к завтрашним похоронам. Они начнутся в 14.00.

По церковным обычаям считается, что, если человек умирает с улыбкой на лице, это значит - перед смертью он видел ангелов и обязательно попадет в рай.

- Вообще, о таком не принято говорить, - говорит отец Александр из церкви Смоленской иконы Божией Матери. – Точно можно сказать, что это очень хороший знак, значит, человек ушел из жизни со счастливой душой.

- Кремировать тело актрисы не будут, место на кладбище уже выбрано, - говорит мастер по захоронениям Смоленского кладбища Владимир Филиппов. - Насчет того, будут ее хоронить в открытом или закрытом гробу - пока решения не принято.

В понедельник дочь Анны Самохиной призналась, что в свои последние дни жизни актриса отказалась от общения с близкими, потому что не хотела, чтобы кто-то видел ее больной. Одна из самых красивых женщин российского кино не могла смириться с тем плачевным состоянием, до которого ее довел тяжелый недуг. Незадолго до смерти Анна Владленовна попросила Александру не устраивать после ее кончины никаких прощальных церемоний, кроме обычного отпевания в церкви.

Рубрики:  трагическое

Метки:  
Комментарии (0)

Феофан Затворник"Мысли на каждый день"

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 19:32 + в цитатник

"И ныне еще говорит Господь: обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании. Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши и обратитесь к Господу Богу вашему; ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив. Вострубите трубою, назначьте пост и объявите торжественное собрание. . . пусть выйдет жених из чертога своего и невеста из своей горницы. . . да плачут священники, служители Господни, и говорят: "пощади, Господи, народ Твой" (Иоиль. 2, 12-17). Кто слышит ныне глас этот, раздающийся в церкви? Если бы с неба на площадях раздался громовой голос: "пощадите, люди, себя самих, да пощадит и вас Господь", может быть кто-нибудь и услышал бы его и очнулся от упоения утехами, похотями и вином. Священники не перестают взывать: "пощади Господи"! Но от Господа верно исходит грозный ответ: "не пощажу, ибо нет ищущих пощады". Все спиною стоят к Господу, отвратились от Него и забыли Его.

Рубрики:  Православие/мысли и высказывания святых и старцев

Метки:  

А.С.Пушкин.Поэтическое переложение молитвы Ефрема Сирина

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 18:54 + в цитатник

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольных бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! Дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

Рубрики:  лирика

Метки:  

Молитва Ефрема Сирина

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 18:49 + в цитатник


Молитва Ефрема Сирина

 
Господи и Владыко живота моего!
Дух праздности, уныния, любоначалия
и празднословия не даждь ми.
Земной поклон
 
Дух же целомудрия, смиренномудрия,
терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.
Земной поклон
 
Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя
прегрешения и не осуждати брата моего,
яко благословен еси во веки веков
Аминь.
 
Земной поклон

Боже, очисти мя, грешную (грешного).
12 раз с поясными поклонами

И ещё раз всю молитву полностью
с одним земным поклоном в конце


Увеличить
 


О молитве Ефрема Сирина
Эта молитва, принадлежащая по преданию преподобному Ефрему Сирину, особенно выделяется среди всех песнопений и молитв Великого поста. Ее наиболее часто читают в храме и вся Церковь преклоняет колени перед Владыкой и Господом в усердном молении.
Прежде чем идти к цели, надо ее себе уяснить, надо понять и то, что же нам мешает вступить на путь обращения к Богу.

Основной наш недуг - праздность. Это и наша лень, небрежность, нерадение. Мы привыкли считать, что это, хотя и грех, но не очень страшный. Кажется, стоит захотеть - и всё будет, как надо. Вся беда в том, что чем дальше, тем меньше желания и сил повернуть все по-другому. Странная лень тянет вниз, пропадает всякое желание себя приневолить, заставить вопреки всему сдвинуться с мертвой точки. Кажется, это уже невозможно, а раз так, то чего же и стараться?
Праздность - не просто один из грехов, а корень всех грехов, потому что отравляет духовную энергию у самых ее истоков. Плод праздности - уныние, в котором все учителя духовной жизни видят величайшую опасность для души. Тот, кто попал в плен уныния, видит всё только плохим и всех - только плохими. Хорошее берется под сомнение; где не видно явных изъянов, там подозреваются тайные; где только бы радоваться добру, там развивается недоверие, подозрительность, мнительность. Словом, власть уныния - власть диавола, власть его лжи. Это его стихия и он лжет человеку и о Боге (вроде того, что за все грехи Бог не простит), и о мире. Это от него наползает в душу мрак. Уныние - самоубийство души, и находящийся в этой тьме не способен видеть свет и стремиться к нему.
Любоначалие - это любовь к власти. Как ни странно, но именно праздность, лень и уныние наполняют жизнь любоначалием. Лень и уныние извращают наше отношение к жизни, опустошают нам душу, лишают жизнь смысла. Но ведь на этом нельзя успокоиться! Не получая правильного направления и должного питания, душа стремится восполнить недостающее за счет других. Не направленная к Богу душа стремится поставить в центре своё "я" (не имея других ценностей и даже не имея о них понятия) и заставить других подчиниться этому "я". Если Бог не Господь для меня и не Владыка мне, то я буду сам себе господином и всех людей неизбежно буду рассматривать только с точки зрения полезности для меня, удобства, выгоды. Уже не может быть и речи о каком-то отношении к другим, кроме желания подчинить себе, заставить считаться с собой, а если не выходит - то хотя бы тем или другим способом заявить о себе. Кто не способен командовать и властвовать, тот может ранить других безразличием, равнодушием, презрением, неуважением, неблагодарностью.
Наконец, празднословие. Высший дар - дар слова - дал Бог человеку. Но слово не только спасает, оно и убивает. Выражает правду и являет ложь. Открывает Бога и приближает диавола. Когда слово перестает соответствовать своему предназначению, оно становится подкреплением духа праздности, уныния и любоначалия. Жизнь тогда превращается в ад.
Вот это - преграда на пути к Богу, которую надо убрать. Но только Бог может это сделать. Поэтому первая часть этой молитвы - крик из глубины души о своей беспомощности. Потом мольба о том, что так необходимо на том же пути к Богу.

Целомудрие! Эту добродетель понимают как целостность человеческой природы. Эта добродетель противоположна праздности. При праздности рассеяно всё - силы, мысли; всё изломано, всё неясно, всё без конца и начала. Противоположность праздности - собранность, целеустремленность; целомудренный человек сумеет направить свои силы к ясно видимой им цели и знает ценность всего. Если говорят о целомудрии в сфере личных отношений, то потому, что именно здесь ярче всего видны изломанность, неопределенность, бессилие восстановить истинную иерархию ценностей, подчинить высшие духовные стремления Богу, а душевные движения - духовным.
Чудесный плод целомудрия - смирение. Это, прежде всего, победа правды в нас самих. Только смиренные могут жить по правде, видеть все, как есть, видеть Божие величие, доброту и любовь ко всем.
За смирением, естественно, следует терпение. "Падший" человек нетерпелив, так как не видя самого себя, он скор на суд и осуждение других. Он не видит, не способен видеть все в истинном свете, да и не допускает мысли, что он не может чего-то понять, потому считает единственно верным свое мнение. Терпение - божественная добродетель.
Чем больше мы приближаемся к Богу, тем терпеливее становимся. Он нас терпит не потому, что снисходительно к нам относится, а потому, что видит всё, что мы не можем видеть ни в себе, ни в других по духовной своей слепоте.
Наконец, плод и венец всех подвигов - любовь. Такая любовь, какую один Бог может дать. Даже малейшее приближенис к ней проверяется способностью видеть свои грехи - это первое, и не осуждать других - второе. Одно без другого - бессмысленно. Видеть грехи и даже каяться в них - мало. Кто не умеет не осуждать, тот не застрахован от самого лютого врага - гордости. Она умеет прятаться под видом ложного благочестия, сосуществовать рядом с подвигами, не боится поста. В конце концов, против нее направлено все - и целомудрие, и смирение, и терпение, и любовь. Когда это вместе объединится в душе в единое целое и вызовет самое искреннее сочувствие к согрешающему, а никак не осуждение другого, тогда твердыня адова - гордость - даст трещину. Победить ее до конца один Бог сможет в нас, но от нас требуется усилие и мы являем его, молясь молитвой преподобного Ефрема Сирина. Молитву объединить с жизнью и жизнь с молитвой поможет искреннее проникновение в богатство духовного опыта, открытого нам Церковью уже в одной этой молитве, которую с земными поклонами повторяет весь народ во всех храмах Божиих. Аминь.
Из сборника "Весна постная..."



Метки:  

Преподобный Ефрем Сирин о покаянии

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 18:37 + в цитатник
wco.ru/biblio/books/otechnik6/Main.htm

Очень полезно почитать в дни Великого Поста!

Рубрики:  Православие/проповеди

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Слово преподобного Ефрема Сирина о посте

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 18:30 + в цитатник

Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2). Настало теперь время, в которое приемлются молитвы и моления.

Царствие Божие близко теперь ко всякому, кто служит Богу в правде; потому что настали дни чистого поста для того, кто действительно в чистоте постится.

Итак, возлюбленные, будем содержать пост сей с ревностию и с чистым сердцем; потому что он сладостен и приятен для провождающих дни сии свято. Сей святой пост употребим на брань с диаволом; потому что без поста и молитвы никто не может победить лукавого. Сей пост употребим, возлюбленные, чтобы просить и молить милосердия у Всеблагого и Милосердого, Который не отвергает просящего. Сей пост, возлюбленные, отверзает дверь небесную, потому что подъемлет нас с земли и возносит на высоту.

Сей пост, возлюбленные, радует Ангелов и Хранителей наших, потому что посредством поста и молитвы делаемся их сродниками. Сему посту радуется и Христос Господь наш, если только постимся с любовию, надеждою и верою.

Посту сему, возлюбленные, радуются святые пророки, о нем ликуют апостолы и мученики; потому что все они с неутомимой ревностию подвизались в посте.

Сей пост, возлюбленные, содержал и кроткий Моисей и им-то творил чудеса, за него удостоен видеть Бога. Сей пост, возлюбленные, соблюдал и Илия и удостоился за то на огненной колеснице вознестись на небо. Сей пост, возлюбленные, сохранял достолюбезный юноша Даниил и был за то прославлен, заградил уста львов. В сем посте, возлюбленные, с святою ревностию подвизались три отрока, вверженные в печь, и угасили силу огненную.

Сей пост, возлюбленные, соблюдали святые пророки, по сороку дней проводя без хлеба и воды.

И апостолы, ученики Господа нашего и проповедники веры, содержали сей святой пост, хотя переходили с места на место. Сам Спаситель наш содержал пост и научил нас, как должны мы поститься, вести брань с лукавым и одолевать сатану.

Итак, возлюбленные, будем и мы содержать пост сей ревностно, как научены Господом нашим, чтобы некогда иметь нам часть в Царстве Его.

Да содержат же святой пост сей преимущественно иереи, в чистоте, непорочно, свято, без всякой скверны. Да содержат его также строже прочих диаконы и да служат Богу свято, ратоборствуя с лукавым. Да содержат сей пост и все старцы, облекаясь в сетование о прежних своих грехах и беззакониях. Да содержат сей святой пост мужья вместе с своими женами, храня себя чистыми от всяких обольщений, какие непрестанно вымышляет лукавый. Да содержат пост сей и девы, чтобы им, когда паки приидет Господь наш во славе, войти с Ним вместе в брачный чертог. Да содержат святой пост сей и родители и да просят при сем детям своим Божия милосердия. И юность, возлюбленные, да содержит пост сей; потому что ей надобно мужественно сражаться с человекоубийцею диаволом. Даже и дети, как самые малые, так и более взрослые, да содержат совокупно святой пост сей, иные до трех, а иные до шести и до девяти часов. Вся Церковь и все ее чада, всякого состояния и чина, да постятся и с горячею любовию да просят и умоляют Бога. Да постятся и молятся в сие время поста богатые и да уделяют милостыни сиротам, бедствующим и нищим. Да постятся и молятся в сей святой пост нищие, умоляя Спасителя нашего, чтобы удовлетворил их нуждам. Да постятся и молятся Христу во время поста сего сироты, взывая к Богу, чтобы стал для них Отцом и Господом. Много да постятся вдовы, умоляя Христа, чтобы вместо мужей Он пропитал и охранял их во вдовстве.

С помощию сего святого поста человек возносится на небо и воспаряет в рай, если только постится в совершенной чистоте. Сим святым постом человек прославляет Бога, и всякому, кто ревностно соблюдает пост, отверзает Он дверь милосердия.

Сей святой пост содержала Ниневия, подвигнутая проповедию Ионы; и люди и скоты постились сорок дней. Сим святым постом прославились патриархи, пророки, праведные и все благочестивые. Святому посту сему учили апостолы, ученики Сына Божия, и привели народы от заблуждения к истине. Сим святым постом благословенные и победоносные мученики укрепляли тела свои, идя на меч, огонь и всякие мучения. О как велик ты, день поста! Блажен, кто проводит тебя, как должно. Всякий, кто подчиняется тебе, на крыльях возносится на небо. Но кто, постясь, ненавидит брата своего, тот пред Богом то же, что предающийся объядению; потому что он исполнен обмана и ненависти и утратил любовь нашего Господа. Кто постится и гневается и таит в сердце своем вражду, тот ненавидит Бога, и спасение далеко от него.

О как прекрасна ты, молитва! Блажен, кто ревностно упражняется в молитве; к нему, если только он чист от всякого обмана, не приблизится лукавый. Но обрати внимание на то, что Спаситель наш сказал чистому стаду учеников Своих, когда учил их молитве: Отче наш, Иже еси на небесех; Он учит нас молиться: остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим (Мф. 6, 9, 12). Итак, смотри – Господь не прощает того, кто не прощает брата своего. Смотри, как прекрасна молитва, которой ученики Христовы научились у истинного Пастыря для ратоборства с лукавым. Итак, у кого в сердце есть лживость, ненависть и осуждение, тот пусть очистит прежде душу свою, и тогда уже приходит, и постится, и молится. Кто к брату своему расположен враждебно, ненавидит его и ругается над ним, тот примирись сперва с братом и прости его,– тогда уже может он приближаться ко Господу. Кто хочет предстать Богу, тот должен наперед оставить брату долг его; такового только пост и молитва угодны Богу. Что пользы принесет нам вся молитва, если не простим должникам нашим? Человек, ты сын персти! Смотри же, чему научил тебя Господь твой, не пренебрегай слова Господня, чтобы и Господь не отвергся от тебя и не осудил тебя. Оставь мне долги и грехи мои, как я оставляю оскорбившему меня. Прости меня, как я прощаю; приими меня, как и я принимаю. Если ты, человек, не прощаешь всякого согрешившего против тебя, то не утруждай себя постом и молитвою. Если брату своему, на которого за что-нибудь прогневан, не оставляешь долга его, то совершенно напрасно постишься и молишься,– Бог не примет тебя. Для чего умерщвляешь тело свое постом, томишь душу свою голодом и жаждою, если не приемлешь с любовию брата своего, против которого во внутренности своей имеешь гнев и ненависть? Ни молитва твоя, ни пост твой нимало не помогут тебе, пока не сделаешься совершенным в любви и уповании веры. Кто питает в себе гнев, вражду, ненависть и раздор, тот враг Божий, тот друг лукавому сатане! О, как превосходны, братия мои, и любовь, и пост, и молитва, и милосердие к нищим, бедствующим, сиротам и вдовам! Господь наш в Евангелии Своем ублажил нищих, если только они чисты от всего худого, от блуда и всякого срама.

Преломи хлеб свой и дай нищим. Ты даешь не свое; Бог для того дал тебе в избытке, чтобы и ты подавал другим. Достаточно с тебя насущного хлеба, как научен ты в молитве; поэтому не собирай себе соломы для огня и мучения. Смотри, Господь твой обещал тебе, что если подаешь нищим, то в сем еще веке воздаст Он тебе во сто, в шестьдесят и тридцать крат, а в будущем веке наградит вечною жизнию. Блажен, кто преломляет хлеб свой и дает его нищим,– о нем радуется Христос и воздаст ему Царством Небесным. Блажен, кто одевает нагих,– он облечен будет в ризу Царствия и возвеселится некогда в светлом чертоге. Блажен разумеваяй на нища, говорит Давид, потому что в день лют избавит его Господь (Пс. 40, 1), то есть в последний день спасет его и избавит от геенны, и мучения, и от червя поядающего и неумирающего. Обрати только внимание на то, что Спаситель наш говорит в Божественном Своем Евангелии: приидите, благословеннии Отца Моего, приимите в обладание свое блаженство, жизнь и утехи; взалкахся бо, и дасте Ми ясти; возжадахся, и напоисте Мя… странен бех, и введосте Мя… в темнице бех, и приидосте ко Мне (Мф. 25, 34–36). Тогда праведные, стоящие одесную нашего Спасителя, скажут в ответ: Господи, когда Тя видехом алчуща, или жаждуща, или нища и напитахом? Когда Тя видехом нага или боляща и приидохом к Тебе? Когда Тя видехом странна и в темнице и введохом? (ср.: Мф. 25, 37–39). И скажет Христос праведникам, стоящим одесную Его: "Аминь глаголю вам, понеже сотвористе братиям сим меньшим, Мне сотвористе. Приидите, наследуйте Царство, сыны света, стоящие одесную Меня (Мф. 25, 40, 34)". Смотрите, братия мои, чтобы не сделаться нам добычею огня и мучений. Горе тому, кто ввержен будет в геенну; потому что мучение его продолжится век и веки веков. Но также вечно и блаженство; а потому ревностно, братия мои, соблюдайте пост и приносите истинное покаяние. Да не будет никакой нечистоты в телах ваших и никакого греха в членах ваших. Смотрите, братия мои, никто из вас да не срамит себя непотребством; потому что никаким грехом не гнушается так Бог, как непотребством. Смотрите, братия мои, да не будут слышимы у вас зловония и укоризны, но вместо них возносите хвалу и славословие Богу. Смотрите, братия мои, да не господствуют у вас гордость и надменность, но вместо сего облекитесь в смирение и кротость. Смотрите, братия мои, никто из вас да не возлюбит татьбы, потому что таковой, куда бы ни пришел и где бы ни оставался, отовсюду изгоняет благословение. Совершенно удалите от себя прелюбодейства и лжесвидетельства; потому что в ров погибели ввергают они тех, которые делаются в них виновными. Смотрите, братия мои, никто из вас да не клянется именем Всевышнего Бога, потому что в уста, сотворенные для славословия Божия, не должна входить клятва. Поступайте, как научил Господь наш: буди слово ваше: ей, ей; ни, ни (Мф. 5, 37). Сын Божий, по благости Своей, указал нам путь жизни, чтобы по оному восходили мы в Царство делами правды. Поэтому будем ревностно приносить покаяние, пока не достигли еще оного века. Возлюбим пост, молитву и благотворительность к бедным и возлюбим взаимно друг друга; потому что любы есть исполнение закона (Рим. 13, 10). Все преходит, братия мои; только дела наши будут сопровождать нас. Посему приготовим себе напутие для странствия, которого никто не минует. Хвала Божию Слову, нас ради вочеловечившемуся и по преизбыточествующей любви Своей претерпевшему страдания за род наш! Величание Отцу, пославшему Слово! Аллилуия Духу Святому! Хвала Тебе, досточествуемая, Божественная и вечная Троица, а нам щедроты Твои на всякое время!

Аминь.

Рубрики:  Православие/проповеди

Метки:  

Преподобный Ефрем Сирин

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 18:20 + в цитатник

Преподобный Ефрем Сирин
Преподобный Ефрем Сирин
Преподобный Антоний Великий
Преподобный Антоний Великий

Преподобный Ефрем Сирин, учитель покаяния, родился в начале IV века (год его рождения точно неизвестен) в городе Низибии (Месопотамии) в христианской семье бедных земледельцев. Родители воспитали сына в благочестии. Но, отличаясь с детства вспыльчивым, раздражительным характером, он в юности часто ссорился, совершал необдуманные поступки, даже сомневался в Промысле Божием, пока не получил от Господа вразумление, направившее его на путь покаяния и спасения. Однажды его несправедливо обвинили в краже овец и посадили в темницу. В ней он услышал во сне голос, призывавший его к покаянию и исправлению жизни. Он был оправдан и освобожден.

В Ефреме пробудилось глубокое покаяние. Юноша удалился в окрестные горы и стал отшельником. Такой род христианского подвижничества был введен в Низибии учеником преподобного Антония Великого египетским пустынником Евгением.

Иаков Низибийский
Иаков Низибийский

Среди отшельников особенно выделялся знаменитый аскет, проповедник христианства и обличитель ариан епископ Низибийской Церкви святой Иаков (память 13 января). Преподобный Ефрем стал одним из его учеников. Под благодатным руководством святителя преподобный Ефрем стяжал христианскую кротость, смирение, покорность Промыслу Божию, дающую силу безропотно переносить различные искушения. Святитель Иаков знал высокие достоинства своего ученика и использовал их на благо Церкви - поручал ему читать проповеди, обучать детей в училище, взял его с собой на I Вселенский Собор в Никее (325 г.). Преподобный Ефрем 14 лет был в послушании у святителя Иакова до его кончины.

После взятия Низибии персами в 363 году преподобный Ефрем покинул пустыню и поселился в монастыре близ города Едессы. Здесь он увидел много великих подвижников, проводивших жизнь в молитвах и псалмопении. Пещеры были их единственным убежищем, питались они одними растениями. Особенно он сблизился с подвижником Иулианом(память 18 октября), который был с ним одного покаянного духа. Преподобный Ефрем сочетал с подвижническими трудами непрестанное изучение Слова Божия, почерпая в нем для своей души умиление и мудрость. Господь дал ему дар учительства, к нему начали приходить люди, ждавшие услышать его наставления, которые особенно действовали на души потому, что он начинал их с обличений себя. Преподобный и устно и письменно учил всех покаянию, вере и благочестию, обличал арианскую ересь, волновавшую тогда христианское общество. Язычники, слушая проповеди преподобного, обращались в христианство.

Рождество Христово
Рождество Христово

Немало потрудился он и в истолковании Священного Писания - объяснении Пятикнижия Моисея. Им написано много молитв и песнопений, обогативших церковное Богослужение. Известны молитвы к Пресвятой Троице, Сыну Божию, Пресвятой Богородице. Он написал для своей Церкви песнопения на дни двунадесятых Господних праздников (Рождество ХристовоКрещение), Воскресение, погребальные песнопения. Его покаянная молитва "Господи и Владыко живота моего..." читается Великим постом и призывает христиан к духовному обновлению. Церковь с древних времен высоко ценила труды преподобного Ефрема: его творения читались в некоторых церквах на собраниях верных после Священного Писания. И ныне по Уставу Церкви некоторые его поучения положено читать в дни поста. Между пророками святой Давид, по преимуществу, псалмопевец; между святыми отцами Церкви преподобный Ефрем Сирин - по преимуществу молитвенник. Духовная опытность сделала его наставником иноков и помощником едесских пастырей. Преподобный Ефрем писал по-сирийски, но его творения очень рано были переведены на греческий и армянский языки, а с греческого - на латинский и славянский.

В многочисленных творениях преподобного встречаются цельные картины жизни сирийских подвижников, главное место в которой занимала молитва и затем труд на общую братскую пользу, послушания. Воззрения на смысл жизни у всех сирийских аскетов были одинаковы. Конечной целью своих подвигов иноки считали Богообщение и вселение Божественной благодати в душу подвижника, настоящая жизнь была для них временем плача, поста и трудов.

Преподобный Ефрем Сирин
Преподобный Ефрем Сирин

"Если Сын Божий в тебе, то и царство Его в тебе. Вот царство Божие - внутри тебя, грешник. Войди в самого себя, ищи усерднее и без труда найдешь его. Вне тебя - смерть, и дверь к ней - грех. Войди в себя, пребывай в сердце своем, ибо там - Бог". Непрестанное духовное трезвение, развитие блага в душе человека дает ему возможность воспринять труд как блаженство, и самопринуждение как святость. Воздаяние предначинается в земной жизни человека, подготавливается степенью ее духовного усовершения. Кто на земле взрастил себе крылья, говорит преподобный Ефрем, тот там воспаряет в горняя; кто здесь очистит ум свой - тот там узрит славу Божию; в какой мере каждый возлюбит Бога - в той мере насытится любовью Его. Человек, очистивший себя и стяжавший благодать Духа Святого еще здесь, на земле, предвкушает Царство Небесное. Стяжать жизнь вечную, по учению преподобного Ефрема, не значит перейти из одной области бытия в другую, а значит обрести "небесное" духовное состояние. Вечная жизнь не даруется человеку односторонним произволением Божиим, но, как зерно, постепенно произрастает в нем чрез подвиг, труды и борения.

Богоявление
Богоявление

Залог обожения в нас - Крещение Христово, главный двигатель жизни христианской - покаяние. Преподобный Ефрем Сирин был великий учитель покаяния. Прощение грехов в таинстве Покаяния, по его учению, это не внешнее оправдание, не забвение грехов, а полное уничтожение их. Слезы покаяния смывают и сжигают грех. И еще - они животворят, преображают греховное естество, дают силу "ходить путем заповедей Господних", укрепляясь упованием на Бога. В огненной купели Покаяния, писал преподобный, "сам себя переплавляешь ты, грешник, сам себя воскрешаешь из мертвых".

Василий Кесарийский и Каппадокийский
Василий Кесарийский и Каппадокийский

Преподобный Ефрем, по своему смирению считая себя ниже и хуже всех, в конце своей жизни отправился в Египет, чтобы увидеть подвиги великих пустынников. Он был принят там как желанный гость и сам получил большое утешение от общения с ними. На возвратном пути он посетил в Кесарии Каппадокийской святителя Василия Великого(память 1 января), который пожелал посвятить его во пресвитера, но преподобный счел себя недостойным иерейства и, по настоянию святителя, принял лишь сан диакона, в котором пребывал до смерти. Впоследствии святитель Василий Великий приглашал преподобного Ефрема на кафедру епископа, но святой представился юродивым, чтобы отклонить от себя эту честь, по смирению считая себя недостойным ее.

По возвращении в свою Едесскую пустынь преподобный Ефрем хотел конец жизни провести в уединении. Но Промысл Божий еще раз вызвал его на служение ближним. Жители Едессы страдали от свирепствовавшего голода. Сильным словом преподобный побудил богатых оказывать помощь неимущим. На приношения верующих он построил богадельню для нищих и больных. Затем преподобный удалился в пещеру под Едессой, где и остался до конца своей жизни
Рубрики:  жития святых

Метки:  


Процитировано 1 раз

Индусский фестиваль Кумбха Мела (Kumbh Mela)

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 17:54 + в цитатник
Это цитата сообщения ma_zaika [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Читайте ma_zaika
news
mazaika
Фестиваль Кумбха МелА

 

Индусский фестиваль Кумбха Мела (Kumbh Mela), Джайпур, Индия, 9 февраля 2010 года.

Участники процессии просят милостыню.

 

Фестиваль, который отмечается каждые три года, и вращается среди четырех индийских священных городов должен привлечь более 10 миллионов человек.

ДалеЕ >>
Рубрики:  Праздники и фестивали народов мира

Метки:  

Достоевский.Афоризмы

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 17:47 + в цитатник
Это цитата сообщения -KRASOTA- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Афоризмы Ф. М. Достоевского



Афоризмы
 (604x18, 0Kb)
Безмерное самолюбие и самомнение не есть признак чувства собственного достоинства.
Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека.
Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!
Письменный стол Ф. М. Достоевского
000037 (700x535, 88 Kb)
Фантазия есть природная сила в человеке... Не давая ей утоления, или умертвишь ее, или обратно — дашь ей развиться именно чрезмерно (что вредно).
Человек — целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.
Что такое талант? Талант есть способность сказать или выразить хорошо там, где бездарность скажет и выразит дурно.
 (604x18, 0Kb)
>>>>>>>
Рубрики:  культура

Метки:  

Гонки на упряжках в маскарадных костюмах

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 16:59 + в цитатник
Это цитата сообщения ma_zaika [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Читайте ma_zaika
news
mazaika
Костюмированные гонкИ

 

Гонки на упряжках в маскарадных костюмах в Obecnice, Чехия,

 

В Чешской республики можно было увидеть множество странно одетых людей, принимающих участие в гонках на упряжках в Obecnice.

ДалеЕ >>
Рубрики:  Праздники и фестивали народов мира

Метки:  

Незнакомая женщина

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 16:53 + в цитатник
Это цитата сообщения Варфоломей_С [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Я тебе - незнакомая женщина.
Улыбаясь смотрю с экрана!
Мной тебе ничего не обещано -
Без лукавства и без обмана.

Ты приходишь не каждый вечер,
Только встречи - обоим желанны...
Ты кладёшь мне руки на плечи -
Виртуально и...заэкранно...

Я тебя ощущаю порою -
Губы, нос, подбородок, шея...
Мне приятно с тобой - не скрою...
Я хочу сказать... Я сумею!

А пока на твоей страничке
Я читаю о том, что обещано
Счастье мне! Непременно! Лично!
Вот и всё.
Незнакомая женщина...



(c)
Рубрики:  лирика

Метки:  

Завет

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 16:37 + в цитатник
Это цитата сообщения protvladimir [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Редьярд Киплинг
Завет (Перевод - М. Л. Лозинского )

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово.
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
Но карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!
Редьярд Киплинг

http://versos.ru/allautors/verso.html?id=18
Рубрики:  лирика

Метки:  

Красная шапочка в живописи

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 16:26 + в цитатник
Это цитата сообщения KYKOLNIK [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В продолжении темы

Прослушать запись Скачать файл

 

 

Edward Frederick Brewtnall

 

 William M. Spittle

 

Harriet Backer  «Little Red Riding Hood» 1872

ещё +11 «шапочек» :) 
Рубрики:  культура/картинная галерея
детское

Метки:  

Дворцы Петербурга

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 13:56 + в цитатник
Это цитата сообщения -KRASOTA- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Дворцы Санкт-Петербурга



Аничков дворец. Акварель В.С.Садовникова. 1862
 (698x421, 73Kb)
>>>>>>>
Рубрики:  культура/картинная галерея

Метки:  

Чего не изрекал преподобный Серафим

Вторник, 09 Февраля 2010 г. 01:18 + в цитатник
Это цитата сообщения protvladimir [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Не буди ми лгати на святаго..святитель Димитрий Ростовский.



Александр Стрижев



К вопросу о псевдоцерковном мифотворчестве

В последнее время в ряде изданий появились подборки пророческих высказываний подвижников благочестия, в частности, великого Саровского старца преподобного Серафима. Поток подобных пророчеств особенно захлестнул читателей накануне празднования 100-летия канонизации батюшки Серафима.

Известно, что Саровский Чудотворец обладал великим даром пророчества. Эти пророчества относятся как к судьбе Дивеевской обители, так и к грядущим судьбам России. Многие из них собраны в труде митрополита Серафима (Чичагова) «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» (1896, 1903) и в книгах Сергея Александровича Нилуса «Великое в малом» (1903, 1905), «На берегу Божией реки» (том 2, Сан-Франциско, 1969). Однако отыскиваются и новые тексты, существенно дополняющие собрание пророчеств Преподобного.

Одной из последних находок явились два документа, обнаруженные в бумагах священника Павла Флоренского. При рассмотрении их оказалось, что попали они к о. Павлу, возможно, не без помощи С.А. Нилуса (1862–1929), близко знавшего Елену Ивановну Мотовилову (†1910), вдову «служки Серафимова», Николая Александровича Мотовилова (1808–1879), благодетеля Дивеевской обители. Н.А. Мотовилов (человек, мягко говоря, не без странностей, ныне широко известен среди православных как собеседник Преподобного, доверившего ему сокровенные мысли о цели христианской жизни), оставил многочисленные записки, в которых излагал содержание бесед и высказываний старца Серафима. Недавно к этому корпусу текстов добавилась еще и переписка Мотовилова с императорами Николаем I и Александром II (опубликована мною в книге «Служка Божией Матери и Серафимов». М., 1996). В переписке также имеются предречения Преподобного о грядущих российских и всемирных событиях.
Читать далее...
Рубрики:  Православие/проповеди

Метки:  

Никон Рождественкий

Понедельник, 08 Февраля 2010 г. 23:45 + в цитатник
Это цитата сообщения protvladimir [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]






Никон Рождественский - великий святитель XX века

(1851-1918)

http://www.turism.de/rodnik/nikon.shtml

Имя архиепископа Никона (Рождественского) постепенно в его творениях возвращается к русским людям: уже переиздана его замечательная книга "Меч обоюдоострый", в православной периодике появляются перепечатки его статей. Великое имя снова прочно входит в наш читательский обиход.
Естественно, о человеке такого масштаба, как владыка Никон, можно было бы рассказывать много, и все равно всего не пересказать, потому как жизнь его была поистине подвижнической, насыщенной событиями ярчайшими. Начну с его детства.
В Подмосковье есть село Чашниково -- совсем, можно сказать, неизвестное село. Оно памятно разве тем, что в нем 4 апреля 1851 года в семье дьячка родился будущий архиепископ Никон. Семья у дьячка была многодетной -- двадцать два ребенка!
В миру архиепископ Никон был Николаем Ивановичем Рождественским. Его отец, Иван Андреевич, скромный сельский дьячок, ничем особенным не выделялся на фоне тогдашней жизни. Мать, Ольга Ивановна, была, как говорил впоследствии сам владыка, "Христова крестоносица" -- она несла большой и тяжелый крест по воспитанию огромного числа своих детей. Жила семья в чрезвычайно бедных, стесненных условиях, так что можно представить тот груз забот, который лежал на плечах этой сельской женщины.
Вот как впоследствии сам будущий владыка описывал свое детство:
Читать далее...
Рубрики:  Православие/Подвижники и старцы

Метки:  

Иоанн Крестьянкин.В монастыре.

Понедельник, 08 Февраля 2010 г. 23:27 + в цитатник

Монастырь 

           1 9 6 7 - 2 0 0 6

В Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь отец Иоанн приехал 5 марта 1967 года, в день памяти преподобномученика Корнилия, вдвоем со своим академическим другом, епископом Питиримом (Нечаевым). От станции до монастыря друзья шли пешком. Монастырь встретил их праздничным звоном «во вся тяжкая». Начиналась Божественная Литургия. Помолившись за службой, батюшка остался у раки святого игумена монастыря. Он приклонил в молитве главу к его мощам, испрашивая благословение на жительство в монастыре.

С радостным, легким настроем пошел он затем к наместнику архимандриту Алипию [1], ощущая в чувстве сердца, что благословение преподобномученика Корнилия уже получено. С самым теплым участием и братской любовью встретил наместник отца Иоанна и, не откладывая, тут же повел его в братский корпус. Они поднялись на второй этаж. Послушник открыл запертую на ключ дверь, и наместник ввел батюшку в небольшую узенькую комнату с одним окном. Переступив порог келии, батюшка замер. Он бывал в этой комнате раньше, когда еще вопрос об уходе в монастырь для него не стоял. Как-то в легком сне-полудреме он увидел себя в узкой комнате с одним окном, а под потолком реял необыкновенной красоты ангел. Воздушная белая вуаль прикрывала его грудь и слегка колыхалась от движения крыльев. И отец Иоанн услышал определение о себе. С ласковой улыбкой ангел произнес: «Всю жизнь будешь мотаться». Отец Иоанн очнулся. Видение взволновало его, сердце свидетельствовало о божественном происхождении виденного. И вот теперь именно эта комната и оказалась его келией, напоминая об определенном свыше предлежащем пути: «Всю жизнь будешь мотаться».

Нет, отец Иоанн никогда не предавался мечтаниям в отношении монашеской жизни. Он, еще будучи в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, любя преподобного Сергия и подвиг жизни этого святого, выписал для себя слова его завещания: «Уготовайте душу свою не на покой и беспечалие, но на многие скорби и лишения». Они-то, скорби и лишения, были отцу Иоанну знакомы, с детства он видел их воплощение в жизни, сам вкусил их горечь и в них обрел сладость божественных утешений. Но вот слово «мотаться», да еще на монашеском пути, мало что говорило ему в тот час.

За годы священнослужения отец Иоанн достаточно глубоко познакомился с писаниями святых отцов. У него собралось множество святоотеческих книг, которые существенно пополнили монастырскую библиотеку. Духовные чада, зная о любви отца Иоанна к книгам, находили для него редчайшие для того времени дореволюционные издания. По ним изучал батюшка грамоту монашеской жизни, но и в них не находилось объяснения слову «мотаться».

Отец наместник вывел отца Иоанна из задумчивости, благословил нового насельника и, уходя, произнес на прощание: «Вот из этой келии тебя и выносить будут».

Дольше предаваться думам отцу Иоанну было некогда, предстояло обустраивать келию. Работа по наведению порядка много времени не заняла. Он взял себе в келию то, что когда-то называлось мебелью, но за ветхостью и ненадобностью было выкинуто в сарай. Обгорелый книжный шкаф притулился около печки. Три колченогих этажерки, диванчик, лечь на который во весь рост не представлялось возможным, узенькая железная кровать с панцирной сеткой, на которую тут же был водружен деревянный щит, и одностворчатый одежный шкаф, видавший на своем веку не одного хозяина. Старый кухонный стол со снятыми дверками занял центральное место у окна. Но этот убогий вид сохранялся недолго. Вскоре келия преобразилась: убожество сокрылось под сияющим белизной облачением.

Заняли свои места иконы. На этажерках встали рукописные тетради, скопившие в себе ответы на насущные вопросы по богослужебной практике и духовничеству. На стенах разместились фотографии дорогих, проведших его по жизни, людей.

В келии стало светло и празднично. Такой она сохранялась до последних дней жизни отца Иоанна.

Иконы были самые разные и по стилю, и по времени написания, и по мастерству. Но всех их объединяло одно: каждая икона имела свою личную предысторию и пришла к батюшке не его произволением, но водимая невидимой рукой Промысла Божия.

Большая центральная икона Спаситель с Чашей была написана в живописной манере старой больной монахиней. Из ее уже холодеющих рук получил отец Иоанн эту икону на молитвенную память.

Две боковые иконы: Моление на камне преподобного Серафима Саровского и Матерь Божия «Умиление», письма сестер Серафимо-Дивеевского монастыря, укрылись под кров батюшкиного дома от гонителей. Иконы жили в ожидании, когда можно будет вернуться в родную обитель. И, слава Богу, дождались этого светлого дня. Батюшка проводил святыни во вновь открывшийся монастырь.

Древняя икона святого апостола Иоанна Богослова – благословение духовного отца, архимандрита Серафима (Роман-цова), при постриге.

Семейная домашняя икона Матерь Божия «Знамение» – благословение мамы, была особенно дорога батюшке. С ней были связаны тяжелые, но впечатляющие события детства.

Трудности жизни поставили маму, Елисавету Иларионовну, перед необходимостью продать скупщикам кое-какие вещи. В дом пришли торговые люди, но ничего, кроме иконы «Знамение» Матери Божией, не привлекло их внимания. Ваня видел, как заволновалась мамочка, прижимая икону к груди. Проплакав всю ночь, мама в смятении помыслов заснула только под утро. И увидела в легком сновидении свой маленький домик и над ним Матерь Божию, покидающую его. Мама проснулась с твердым решением икону не отдавать. И сколько ни ходили покупатели, мама оставалась непреклонной. А Матерь Божия Сама помогла семье прожить этот бедственный период. Позднее этой же иконой мама благословила Ваню, вступавшего в самостоятельную жизнь. А впоследствии батюшка, навсегда запечатлевший в своем сознании материнское благословение, скажет: «И трепетная материнская рука осеняет крестным знамением повзрослевшее чадо, благословляя на выбор жизненного пути, и дрожащий от волнения материнский голос с чувством произносит: “Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа”, освящая неведомые пути предлежащей ему жизни».

Так отец Иоанн мог рассказывать о каждом образе и даже о бумажных иконках, если его спрашивали. Они все пришли в его жизнь через чьи-то дорогие ему руки.

Первым монашеским послушанием отца Иоанна стало несение череды седмичного священника. И очень, очень скоро смысл слова «мотаться» раскрылся самой жизнью. Частые поездки по сельским приходам стали уделом батюшки. А в его келии в постоянное напоминание о том, что Богом определено ему такое житие, появился под потолком слепок ангела. И всякий раз, когда, уставший, он падал в изнеможении, в сознании ободряюще звучали вещие слова: «Всю жизнь будешь мотаться».

Так свыше определился монашеский путь отца Иоанна Крестьянкина и монашеское его делание.

За порогом монастыря он оставил ту активную внешнюю деятельность, которая поглощала много сил и времени в миру. Теперь он надеялся устремиться к главному: к Богу, к молитве. Но так хотел человек, а монаху Бог определил путь, в котором для своих желаний и хотений оставалось сил и времени еще меньше, чем на приходе. Год отец Иоанн жил сокровенно от многих своих духовных чад. Он не отвечал даже на письма собратьев по служению, пока однажды к нему не пришел отец наместник, держа в руках конверт. В письме давний друг отца Иоанна, отец Виктор Шиповальников, спрашивал отца Алипия: «Куда вы девали нашего Ванечку?»

По благословению отца наместника письменное общение было восстановлено. Тогда отец Иоанн не подозревал, что настанет время, когда ему придется получать поток писем, и оставить их без ответов ему не позволит его пастырская совесть. И чем больше он будет отвечать, тем обширнее потечет этот поток.

Уроки внутреннего монашеского делания, полученные отцом Иоанном еще в Глинской пустыни, позволили ему органично войти в строй жизни Псково-Печерского монастыря. Да и сам монастырь – удел Матери Божией – с его святыми пещерами, братия, с их сердечной простотой, искренним смирением и живой верой в Промысл Божий, открыли новому насельнику иной мир, мир иноческой жизни. Он нашел здесь то, о чем тосковала и болезновала душа в годы странничества в миру. Тишина пещер ощутимо воспринималась единым вздохом молитвы насельников обители с XV века и доныне. Всё и все здесь свидетельствовали о жизни Духа.

О своем монашеском бытии батюшка говорил еще меньше, чем о всей прошлой жизни. Да и что было говорить? С пяти часов утра на ногах, как и все. И всё в его жизни, как у всех насельников. И это было действительно так. Сокровенное же стало недоступно человеческому вниманию и любопытству. Только Господь и духовник внимали его внутреннему деланию. О нем можно только догадываться по плодам, вызревавшим в тех, кто прибегал к его духовному руководству. Завеса сокровенной жизни вдруг в беседе пред кем-то приоткрывалась, но ровно настолько, чтобы почерпнуть оттуда необходимый жизненный урок, который увозил с собой собеседник батюшки. И опять все было, как у всех, и он был, как все.

Очень недолго пришлось отцу Иоанну побыть в молитвенном уединении. Прошло немногим более года, и потянулись в монастырь паломники с тех приходов, где он когда-то служил. Не остались безучастны к нему и печеряне. А пришло такое время, когда поехали в монастырь паломники и со всего света. Батюшка пошучивал: «Недаром мы на Международной улице живем, вот и мы, насельники, стали международными».

Сразу по окончании Литургии начинался прием. В алтаре решались вопросы с приезжим духовенством, на клиросе ждали своей череды присные, приехавшие с батюшками, в храме ожидали местные прихожане и приезжие паломники. Батюшка выходил из храма в окружении множества людей, когда время подходило к обеду. Но и на улице подбегали запоздалые вопрошатели и любопытные, чье внимание привлекала собравшаяся толпа. И любопытные, полюбопытствовав, обретали в центре толпы сначала внимательного слушателя, а в будущем и духовного отца.

Прикоснувшись однажды к феномену Божественной любви, явленному в отце Иоанне, люди возвращались к нему, чтобы опять и опять почувствовать близость Божию, открывшуюся им в общении с батюшкой.

Очень скоро за отцом Иоанном закрепилась меткая характеристика «скорый поезд со всеми остановками». Ходил он очень своеобразно, не ходил, а скользил, как светлый луч, неуловимо, плавно и быстро. Если он был ограничен во времени каким-то послушанием и пробегал мимо протянутых к нему за благословением рук, то тогда пастырская совесть его не была спокойна. И, пробежав, он частенько так же быстро возвращался и скороговоркой спрашивал: «Ну, что у тебя там?» А поскольку ждать объяснений, с чем подошел человек, было некогда, батюшка начинал сразу отвечать на незаданный ему вопрос. В эти минуты он, сам того не желая, выдавал свое сакраментальное ведение о человеке и его жизни.

Добравшись до своей келии только со звоном колокола к обеду, он буквально сбрасывал клобук и мантию и убегал. После обеда путь от трапезной до келии длился не менее часа, и опять в толпе. А в келии его уже ждали посетители, на вечер же назначался прием отъезжающих в этот день. И так еже-дневно. Не день, не месяц, а из года в год, пока Господь давал силы. В своей феноменальной памяти батюшка долго-долго хранил имена тех, кто к нему обращался, и обо всех молился.

Молился ночью, а сколько спал – об этом умалчивал. Он умалчивал о себе, но советы в отношении продолжительности ночного отдыха были определенными. Монашествующим батюшка рекомендовал придерживаться правила преподобного Серафима Саровского – спать семь часов: три часа до полуночи с девяти до двенадцати и один час после полуночи (часы до полуночи идут за два часа). У самого же у него частенько прием посетителей продолжался далеко за полночь.

Утром, если не было праздника, после братского молебна батюшка вставал к жертвеннику, и, по его свидетельству, толпы людей, старые и молодые, юные и младенцы, тесня друг друга, проходили перед ним. Шли семьями, соединяясь в большие группы по городам и весям, шли и те, кто только вчера попросил его молитвенной помощи в своих скорбях, и те, с кем не прерывалось общение многие годы. Батюшке не нужны были записки, он воочию видел тех, о ком воссылал свои моления и прошения Богу, вынимал и вынимал частички о всех. Он поспешал, как и проходящие перед ним, чтобы всех помянуть до Херувимской песни, омыть их грехи в Чаше Жизни и тем помочь, облегчить тяготы и скорби.

Позднее, когда силы стали убывать, батюшка свидетельствовал: «Вот я на службы теперь хожу редко, больше дома молюсь, но и в этом много ценного, никто не отвлекает меня от молитвы посторонними разговорами. Ну а как поминать начну, тут уж вся келия наполняется людьми: и живущими, и отшедшими, и все живы, и все толпятся и спешат, напоминая о себе и своих родных».

Люди, чувствуя реальную помощь Божию по молитвам отца Иоанна, оставались около него навсегда, получая уроки о жизни в Боге и о Божьей любви, которая обильно изливалась на них через батюшку.

Первые восемь лет пребывания в монастыре, при наместнике отце Алипии, батюшка определял такими словами: «Страх Божий и любовь к Богу были путеводителями насельников в  жизни». Давлению извне, которое осуществляла богоборческая власть, противостояла братия монастыря вместе со своим наместником. Собранные в обитель по зову Божию, все они прошли сквозь тяжкие жизненные испытания кто войной, кто заточением и изгнанием, а некоторые в буквальном смысле скитались по горам и ущельям земли*. И все они, подобно древним отцам, мужеством веры побеждали неверие и творили правду, с терпением проходили предлежащее им поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса**. Многие из насельников зримо являли плоды праведности. Схиархимандрит Пимен [2], архимандрит Иероним[3], архимандрит Серафим [4], иеродиакон Анатолий [5] светили миру своей верой, терпением и кротостью. Наместник архимандрит Алипий, по определению святого старца Симеона, «глазастый, зубастый и когтястый», стоял на страже монастыря и монашеской жизни. Молитвами братии, мужеством и неустрашимостью отца наместника монастырь выстоял в лютую годину новых гонений, в начале 1960-х. Господь связал занесенную над монастырем карающую руку безбожников.

Уполномоченный по делам религий не мог войти в монастырь, не прочитав уставной молитвы: вратарник, старец монах Аввакум[6], был непреклонен. А отец Алипий, пряча улыбку в усы, оправдывался перед рассерженным начальством: «Ну, что я с этими дураками сделаю?» Он любил этих старых, умудренных свыше монахов, и сам следовал их мудрой простоте, обезоруживающей гордыню.

Отец Иоанн благоговел перед братией монастыря и видел в них уже здесь, на земле, небесных жителей. Часто в беседах с посетителями приводил назидательные примеры из их жизни, показывая, как здесь сейчас зримо совершается подвиг спасения, и ничто не мешает людям жить в Боге.

Вскоре после прихода в обитель отец Иоанн серьезно заболел, силы покинули его, он пожелтел и таял на глазах. Его пособоровали и причащали ежедневно, но улучшения не наступало. Монастырь молился о болящем. В один из самых критических дней навестить батюшку пришел отец наместник. Ударив посохом по полу и пристально вглядываясь в больного, он произнес: «Ты что, отец Иоанн, умирать собрался? Нет, дорогой, ты нам еще нужен. Нет, нет, не умрешь. Поживешь, потрудишься».

А вечером батюшка уловил за дверью келии какое-то движение. В дверь легонько постучали, и он, собрав все силы, ответил: «Войдите». Прошло некоторое время, пока искали ключ, пока неумело орудовали им в замочной скважине. Наконец открылась дверь, и батюшка увидел большой образ Царицы Небесной, входящий в его келию. Это была икона «Взыскание погибших». Батюшка был потрясен. Больше он ничего и никого не видел от избытка переполнивших его чувств.

Позднее отцу Иоанну объяснили, что икону привезли ему в дар из Касимова. Она из разоренного женского монастыря была спрятана в домике монахини, которая ежедневно прочитывала перед ней акафист. Умирая, монахиня завещала икону Матери Божией «Взыскание погибших» [7] отцу Иоанну.

Всё вместе – посещение Царицы Небесной и со властью сказанное слово отца наместника – возымело действие. Больной начал поправляться и скоро был уже в строю.

А икона Матери Божией «Взыскание погибших» ознаменовала свой приход в монастырь еще одним чудом.

Под праздник в честь этого образа, 17 февраля, в Сретенском храме была торжественная служба. Икона Матери Божией стояла в центре храма. Служба завершалась, уже читали Первый час, когда из-под пола в храм начали врываться клубы дыма. Внизу, под Сретенским храмом, хранились бочки с краской, и тлевшие промасленные тряпки воспламенились. Случись это даже на полчаса позднее, когда все ушли бы из храма, пожар был бы неминуем. Так Матерь Божия спасла обитель от беды.

Жизнь шла заведенным в монастыре порядком, время отсчитывало седмицы. После недели служб начиналась неделя исповеди, потом молебнов, потом панихид. Общение с кающимися на исповеди органично переходило к молебнам – к общению со святыми и испрашиванию их предстательства за живых. Потом, что полюбилось особенно, молились в пещерах об усопших. И Божия благодать стирала здесь грань земной и небесной жизни. Молящиеся буквально бегали за порхающим с кадилом по пещерам батюшкой, и каждый ощущал рядом с собой своих родных и близких, отшедших в вечность.

Каждое свое служение отец Иоанн непременно предварял беседой, касаясь в ней и дневного Евангелия, и апостольского послания. Но самое главное и удивительное в этих кратких беседах было то, что в них батюшка отвечал на вопросы, которые таились в душах стоящих перед ним людей.

В 1970 году серьезно заболел братский духовник монастыря Божий старец архимандрит Афиноген [8], ему шел восемьдесят девятый год. Отец наместник решил облегчить его подвиг и назначить духовником отца Иоанна. Но тут случилось непредвиденное, обычно послушный батюшка решительно и категорично отказался принять на себя это послушание. Отец Алипий пытался его уговаривать, но «нашла коса на камень». Не мог отец Иоанн при живом и таком опытном духовнике заступить на его место. И тогда отец наместник прибег к наказанию ослушника. Он лишил отца Иоанна всех послушаний вообще, заявив: «Отца Иоанна ничем не нагружать, пусть только в трапезную ходит».

И потекли дни душевного томления, оказалось очень тяжело выйти из колеи общей монастырской жизни, чувствовать свою отчужденность от общего дела. А народ все ехал и ехал и искал встреч со своим духовником-наставником. Потихоньку батюшка стал выходить к приезжим. И не раз из окна дома наместника раздавался зычный голос отца Алипия: «А куда это Иван пошел?» Но постепенно интонации голоса менялись, извещая о прощении провинившегося. Отец Афиноген тем временем поправился и вернулся к своим духовническим обязанностям. Только почаще стал он благословлять отца Иоанна провести братскую исповедь, и тот с любовью шел исполнить благословение отца Афиногена, который до конца своих дней оставался братским духовником. А отец Иоанн продолжал нести свое основное послушание седьмичного иеромонаха.

В 1970 году, на праздник Святой Пасхи, отца Иоанна возвели в сан игумена. Батюшка, искренне смущенный своим недостоинством, говорил: «Нет, нет, не истолкла меня еще жизнь, чтобы мне достойно золотой крест на персях носить». А в 1973-м, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, надели на него митру, возведя в сан архимандрита. Прочитали над главой его молитву, а у него одна дума: «Господи, что я с этим делать буду?» Совсем дух его оробел, как он объяснял: «Дали-то не по заслугам, а выходить кому-то надо, вот и нужен я стал как архимандрит. И надели на меня митру, как на болванку, а ведь положено только через  сорок лет, и то по особым заслугам».

Он возвращался памятью сердца в детство и видел единственную на весь город митру на главе почтенного орловского протоиерея, отца Владимира Сахарова. И склонял 65-летний архимандрит Иоанн свою главу, отягченную думами о «терновом венце» – о митре, ведь она только это и значила для него, только в этом и был, и есть ее смысл. И горько сетовал он, видя современное, совсем иное отношение к награде: «Раньше и на камилавочку с почтением смотрели, а теперь скуфья-то вроде шапки». И как искренне радовался батюшка наградам собратий, также искренне сетовал о своем недостоинстве.

С самого начала пребывания отца Иоанна в монастыре за ним закрепилось еще одно послушание. Частенько в престольные праздники сельских приходов и храмов Пскова его отправляли туда служить с владыкой Иоанном (Разумовым), а иногда и самостоятельно. Он ехал в любое время года, в любую погоду, ехал с радостью, ощущая реальную близость того святого, чью память празднует Церковь в этот день.

С момента получения указа о поездке в келии батюшки поднимался переполох – сборы. Все необходимое для службы он брал с собой, собирал подарки певчим. Непременно покупались цветы к праздничной иконе. Никто и никогда не слышал от отца Иоанна слов неудовольствия или ропота, хотя поездки бывали и трудные.

Однажды ему пришлось выезжать с прихода на тракторе, с мешком из-под картошки на голове. Непогода разыгралась такая, что никакой транспорт не мог проехать по раскисшей дороге. А в монастырь нужно было вернуться без задержки. В деревне оказался трактор, но комсомолец-тракторист, добродушный парень, опасался выговора за пособничество попам, и его долго пришлось упрашивать. Согласившись помочь, он и поставил условие: замаскировать батюшку под мешок картошки. Проделали в мешке отверстия для глаз и для носа, чтобы не задохнуться, и поехали. Поездка завершилась благополучно. А батюшка с юмором вспоминал, что если в молодости его называли «чурбан с глазами», то под старость он буквально стал «мешком картошки».

В 1978 году, в четверг, на первой неделе Великого поста, батюшку благословили ехать в Пюхтицы на монашеский постриг. А в Печоры в это благодатное время собралось много его духовных чад. Обычно в первую неделю Великого поста батюшка совершал пространную общую исповедь, как он говорил: «Водил говеющих в баньку». Исповедь завершалась в пятницу, когда каждый на свое покаяние получал разрешительную молитву. После такой исповеди чувствовался духовный подъем, легкость и умиротворенность души. Но на сей раз собравшиеся лишались этой ожидаемой духовной поддержки. Батюшка утешал опечаленных: «Молитесь, чтобы меня не задержали и чтобы к вашему отъезду я вернулся». Исповедоваться же благословил без него: «Вот времена нынче настали. Девицы юношам исповедоваться будут. Но причащайтесь, меня не ждите», – сказал он, прощаясь. Возвратился батюшка из поездки в воскресенье совершенно больным, но, превозмогая болезнь, отъезжающих проводил.

Поездка же в Пюхтицы оказалась очень напряженной. Еще дома батюшка чувствовал некоторое недомогание, добравшись до монастыря, он расхворался окончательно, поднялась высокая температура. Но болеть было не время. Надо было исповедовать монастырского священника, готовившегося к постригу, а также и послушниц, подклоняющих свои главы «объятиям Отчим». После исповеди – беседа о монашестве, о предлежащем им узком, но спасительном и радостном пути под кровом Божиим. По окончании этой беседы, не успев отдохнуть, он услышал кроткий стук в дверь келии и ласковый, но настоятельный голос матушки игумении: «Батюшка, вы не устали, надо бы вот еще то-то и то-то сделать». И уже далеко за полночь пожелал беседы-исповеди владыка Алексий [9].

Болезнь не была запрограммирована в этой поездке. И батюшка выдержал всё. Но когда он вернулся домой, ему надолго пришлось отдавать дань болезни.

Последняя в жизни отца Иоанна поездка, на приход в Горомулино, была тоже запоминающейся. За два дня, что ему пришлось там служить, проливной дождь превратил местность в сплошное болото. О том, чтобы за батюшкой пришла машина, и речи быть не могло. Нашли тарантас на высоких колесах, соорудили на нем нечто, похожее на возвышающуюся лавку, и на нее водворили почтенного пассажира с чемоданом. Лошадка на ощупь медленно стала пробираться сквозь это разливанное бездорожье. Ехали долго, и, когда наконец добрались до проезжей дороги, где ждала машина, возница и седок были насквозь мокрые и сплошь покрытые грязью. А лет отцу Иоанну тогда было уже немало, ему шел 76-й год.

Навык же подчинять свою волю воле Божьей помогал ему выдерживать всяческие испытания и мирствовать душой во всех жизненных ситуациях и невзгодах. Богослужения, совершаемые отцом Иоанном, своим благоговением, красотой и духовностью приближали людей к Богу, влекли души к небу. И если в обитель не могли приехать верующие с дальних приходов, то Богу было угодно, чтобы к ним ехал Его посланец – благоговейный служитель и привозил с собой радость праздника и чувство живого богообщения. Все приходы, на которые батюшка приезжал служить, остались в памяти его сердца незабвенными. Ведь он был очевидцем того, как свет Христов озарял унылую среду вымирающих сел и деревень.

Поездки на приходы продолжались до 1986 года и прекратились с уходом на покой владыки Иоанна, да и по возрасту батюшке стало уже трудновато трястись по дорогам.

И еще одна обязанность долгие годы была возложена на отца Иоанна. Ежегодно он ездил в Москву на прием к Патриарху за миром для епархии. Эту поездку, как правило, приурочивали к его месячному лечебному отпуску. А лечение было своеобразное. Свою душу батюшка питал поклонением дорогим с молодости московским святыням. Он обходил все действующие церкви, был у Илии Обыденного, поклонялся Иверской иконе Матери Божией в Сокольниках, «Нечаянной Радости» в храме Воскресения Словущего, «Споручнице грешных» в храме святителя Николая в Хамовниках и, конечно, молился в храме Рождества Христова в Измайлове – своей духовной колыбели. Непременно бывал в Лавре у преподобного Сергия, служил панихиды у дорогих могил – Святейшего Патриарха Алексия I и митрополита Николая.

Трудовой день в отпуске был у отца Иоанна намного напряженнее, чем монастырские будни. Весть о приезде его в Москву быстро облетала город. И начинались встречи, приемы, беседы. Эти поездки в Москву продолжались до 1984 года, когда уставший до последнего предела организм потребовал о себе некоторого попечения. Тогда началось уединение в лесу. Письма догоняли батюшку и там, но на природе, в храме Отца Небесного, в уединении молиться о всех требующих помощи и утешения было еще легче.

В одну из своих последних поездок в Москву у отца Иоанна состоялась в Переделкине беседа с Патриархом Пименом (Извековым) [10], и из уст Святейшего он услышал со властью сказанные слова, которые определяли курс церковного корабля на будущее, – это были слова-завещание. Оставшись один, батюшка записал для себя эту беседу. На скрижали сердца слова легли, как компас, которым он проверял правильность ориентации в нынешнее смутное время.

Завещание звучало так:

1. Русская Православная Церковь неукоснительно должна сохранять старый стиль – юлианский календарь, по которому она преемственно молится уже тысячелетие.

2. Россия, как зеницу ока, призвана хранить завещанное нам нашими святыми предками Православие во всей чистоте. Христос – наш путь, истина и жизнь*. Без Христа не будет России.

3. Свято хранить церковно-славянский язык молитвенного обращения к Богу.

4. Церковь зиждется на семи столпах – семи Вселенских Соборах. Грядущий восьмой Собор страшит многих, но да не смущаемся этим, а только несомненно веруем Богу. И если будет на новом соборе что-либо несогласное с семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе его постановления не принять.

Святейший Патриарх Пимен год из года принимал отца Иоанна как посланца полюбившейся ему навсегда Псково-Печерской обители, живо интересовался ее жизнью, ее старцами, которых он помнил еще с тех времен, когда сам был ее насельником. Став же во главе Русской Церкви, он не раз говорил батюшке, что в тайниках своей души носит печаль по монашеской жизни, с ее простотой и простодушием, сквозь которые зрится незамутненный образ Христов.

До 1975 года монастырская жизнь, направляемая сильными молитвами Божиих старцев и твердой рукой отца Алипия, текла для монастыря без особых потрясений. Лихорадило внешних врагов, тех, кто не хотел мириться с живучестью монастырского корабля.

Трудно было поступить в монастырь, государственный аппарат просеивал каждого кандидата, но те, кто умудрялся просочиться сквозь эти игольные уши бюрократических препон, оказывались в теплице с особым климатом и уходом. Молодежь видела возросших на ниве Божией людей силы и духа. Было у кого учиться живой вере, было где приклонить главу, низлагаемую вражьими помыслами. Поросль льнула к старцам. Еще жива была память о только что отшедших в мир иной валаамских старцах-исповедниках [11]. Сердца насельников обители, согретые их любовью, умы, напитавшиеся их рассказами о Божием пути в жизни и их сакраментальным ведением о нем, очевидное для всех их живое общение с миром потусторонним – все было школой духовной жизни.

Но духоносные старцы были уже ветхими и один за другим начали покидать земное поприще, а подрастающее поколение еще не успело созреть настолько, чтобы восполнять эти утраты.

Смертью отца Алипия, в 1975 году, завершился очень значительный период в жизни монастыря. Этот воин Христов, пробиваясь сквозь общие для всех в то время препоны, сумел возродить к жизни не только храмы и стены обители, но и вдохнуть истинно Божий Дух во многих людей. Он умел вызвать к жизни где-то глубоко и потаенно тлеющие искры веры.

С уходом отца Алипия началась в монастыре видимая смена поколений. Очень, очень скоро вслед за ним пошли в вечные обители те, кто составлял духовное ядро монастыря. Земной ангел и небесный человек архимандрит Афиноген (в схиме Агапий); схиархимандрит Пимен-пустынножитель, 31 год подвизавшийся на горах Кавказа, с сияющим неземным светом ликом и юношеским чистым тенором, до последнего дыхания славящий Господа; архимандрит Иеро-ним, согревающий простотой, искренностью и любовью. И многие, многие другие, те, кто скорбями приобрел в жизни многостороннюю опытность и как похвалу опытности – страх Божий, дарующий благодать и вразумление на все, от малого до великого.

На этом воспоминания отца Иоанна заканчивались.

Но жизнь продолжалась. Мы видели то, что он делал, и слышали то, что он говорил.

С приходом в монастырь нового наместника и нового поколения желающих «вкусить жития монашеского», мир начал вторгаться в монастырскую жизнь и теснить ее и изнутри, и извне.

Внешнее давление от власть придержащих опять принимал на себя наместник. Внутреннее же нестроение и дух мира несли с собой вновь приходящие послушники, а их было большинство. Батюшка, в это время ставший братским духовником, только грустно покачивал головой: «Кого мир народил, тем и Бог наградил». Не прошедшие жизненных испытаний трудом и скорбями, изнеженные мирскими соблазнами и вольностями, они высоко ценили свой «подвиг» – уход из мира. Многие, за редким исключением, не понимали, что сделали только первый шаг к иноческой жизни и надо начинать внимательно учиться и усердно трудиться. Внешне твердо и непреклонно осудившие мирское прошлое, по внутреннему своему состоянию они оставались малодушными пред необходимостью самоотречения и пред всякой скорбью и теснотой.

Не начав еще быть и послушниками, они уже осуждали и монашество. Батюшка скорбел. Сам приняв Промысл Божий единственным путеводителем по жизни, глубоко прочувствовав, что все Богом посылаемое или попускаемое неизменно призвано вести человека ко спасению, он говорил об этом и всем к нему приходящим. Он являл эту свою никем и ничем непоколебимую веру во всех обстоятельствах и обстояниях жизни монастырской. Он неизменно хранил мирность помыслов и ровность настроений. А верность заветам Христа, основанная на подлинной христианской любви и к правым, и к виноватым, была очевидна для всех.

Отец Иоанн постоянно напоминал своим духовным чадам, что начальствующие, как золото, испытываются в горниле, а мы с вами, как серебро. Но среднее поколение, заставшее еще монахов старой школы и невольно делая сравнение, не приняло нового молодого наместника, не прошедшего монашеского искуса, возжелало самостоятельности и ушло на приходы.

Вера же и верность молодых послушников испытывалась необходимостью самоотречения, и часто, очень часто страсти, вскормленные на распутиях жизни, побеждали и гнали их вспять за стены монастыря. Животворный страх Божий, созидающий жизнь, уступил страху человеческому, а с ним ожило человекоугодие и лукавство. Трудно приходилось начальствующим и не менее трудно и скорбно послушникам. Мирской бунтарский дух не давал главе подклониться под иго послушания. А батюшка, зря в корень всего происходящего, говорил: «Любви совсем не осталось в мире. Любовь – мать, а благодарность – ее дитя. Вот и благодарности тоже нет». И сколько раз он лил слезы над головами отступивших от своей первой любви к Богу и к монашеству. Сломленный своеволием и самомнением монах тоже скорбно вздыхал, но изменить ничего не мог, не хотел. Батюшка же в очередной и последний раз давал уходящему назидание любовью: «Вот и ты шесть лет топтал эту землю, политую слезами и освященную молитвами праведников и кровью преподобномученика Корнилия. Всего ты достиг и никакой благодарности ни Матери Божией, ни праведникам, ни архиерею, который тебя рукополагал, ни другим. Пришел ты через Царские врата, а уходишь через хозяйственный двор. Зачем?» И горький вздох во след выдавал глубину батюшкиных переживаний: «А ведь ты мне был вручен».

Значило же это, что отцовство батюшки, Богом ему благословенное, и материнские чувства о чаде скорбью и болью будут жить в его сердце. Он сам часто говорил о себе, что он и отец, и мать в одном лице, но мать даже больше. Проходило время, и отец Иоанн получал покаянные письма от бег-лецов, и опять многочисленные вопросы: как жить в обступивших со всех сторон бедах. Для батюшки это были верные известия о том, что Промысл Божий не оставил чадо его, что Господь вразумляет и врачует и ведет блудных сынов к покаянию. Батюшка молился и писал ответные письма: «Надо потерпеть свою немощь, чтобы действовала Сила Божия, и все было в жизни промыслительно Его силой. Своеволием мы уже вторглись в Промысл Божий о нас, и теперь Господь показывает в нашей жизни не Свою силу и могущество, но попускает вполне раскрыться нашей не-мощи. Потерпи, чадо, епитимия Божия со временем уврачует душу и безвременье пройдет».

Когда батюшку искушали, называя старцем, он живо этому противился. Сохранилась дословная запись его разговора на эту тему, происшедшего на Успенской площади.

«Старцев сейчас нет. Все умерли – все там (кивок вправо на пещеры). К ним и обратиться надо, они и помогут. Не надо путать старца и старика. И старички есть разные, кому 80 лет, кому 70, как мне, кому 60, есть старики и молодые. Но старцы – это Божие благословение людям. И у нас нет старцев больше. Бегает по монастырю старик, а мы за ним. И время ныне такое: “Двуногих тварей миллионы, мы все глядим в Наполеоны”. А нам надо усвоить, что все мы есть существенная ненужность и никому, кроме Бога, не нужны. Он пришел и страдал за нас, за меня, за тебя. А мы ищем виноватых: евреи виноваты, правительство виновато, наместник виноват. Примите, ядите, сие есть Тело Мое – из-за меня Он был распят. Пийте – сия есть Кровь Моя* – из-за меня Он ее пролил. И я во всем участник. Зовет, зовет нас Господь к покаянию, восчувствовать меру своей вины в нестроениях жизни». И кто-то из присутствовавших, быть может, нашел в этих словах ответы и на свои незаданные вопросы.

И как часто, оценив бесценный Божий дар батюшкиной помощи, к нему обращались с вопросом: «За что мне такая милость, такое утешение?» В эти моменты касания Божией любви ко многим приходило глубокое осознание своего убожества и греховности, приходило покаяние. А ответ Батюшки всегда был один: «Не за что, но единственно по любви Божией к нам, немощным и грешным. Так любите Бога и вы, пока хоть нашей скудной человеческой любовью, и Божия любовь восполнит нашу скудость и расширит душу и сердце. И Бог будет всё и во всём».

А приблизившись к пределу своей земной жизни восьмидесятилетний старец опять и опять как завещание будет повторять нам разумение великой тайны жизни: «…И тайна эта – Любовь! Полюбите, и вы будете радоваться с другими и за других. Полюбите ближнего! И вы полюбите Христа. Полюбите обидчика и врага! И двери радости распахнутся для вас. И Воскресший Христос сретит вашу воскресшую в любви душу. Полюбите любовь и живы будете Воскресшим в страдании любви Спасителем…» Эти слова скажет человек, опытно познавший силу любви, ею прошедший сквозь жизненные испытания и в ней обретший полноту жизни в Боге.

А еще позднее, когда старческие немощи, как мучители к мученику, приступят к нему, отец Иоанн опять же найдет опору для себя в ней – в любви, в Боге. Он скажет: «Божественная любовь, поселившаяся в маленьком, слабом человеческом сердце, сделает его великим и сильным, и безбоязненным пред всем злом обезумевшего отступлением от Бога мира. И сила Божия в нас все препобедит…» И сила Божия уже совершенно зримо и реально побеждала в нем законы естества. Батюшка молился как прежде, и плоды его молитв вкушали те, кто прибегал к его помощи.


  • [1] Архимандрит Алипий (Воронов Иван Михайлович) родился в 1914 г. в деревне Торчиха Московской губернии, в бедной крестьянской семье. В 1927 г. переехал в Москву, где окончил среднюю школу в 1931 г. С 1933 г. трудился на строительстве метро и одновременно учился в художественной студии при Московском союзе художников. После службы в армии окончил в 1941 г. художественную студию при ВЦСПС. С 1942 по 1945 г. – на фронте. По окончании войны была организована выставка его фронтовых работ и он был принят в члены Союза художников. С 1948 г. работал в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре художником-реставратором. В феврале 1950 г. вступил в число братии Лавры, а в августе наместником архимандритом Иоанном (Разумовым) пострижен в монашество с именем Алипий в честь прп. Алипия иконописца Печерского. В сентябре того же года рукоположен во иеродиакона, а на Покров Божией Матери – во иеромонаха и назначен ризничим монастыря. В 1953 г. возведен в сан игумена. Руководил художниками и мастерами по реставрационно-восстановительным работам в Лавре. В 1959 г. назначен наместником Псково-Печерского монастыря. В 1961 г. возведен в сан архимандрита. Много потрудился над восстановлением монастырских построек, разрушенных войной, над реставрацией монастырских храмов. Управлял монастырем до самой своей кончины 27 февраля 1975 г. 
     
  • [2] Схиархимандрит Пимен (Гавриленко Иван Петрович) родился 23 сентября 1883 г. в Черниговской губернии, в крестьянской семье. В 1901 г. поступил в Глинскую пустынь. С 1911 г. проходил послушание в Юрьевом монастыре Новгорода. В том же году пострижен в мантию с именем Иоасаф. В 1913 г. рукоположен во иеродиакона, а в 1916 г. – во иеромонаха. С 1919 г. пустынножительствовал в горах Кавказа. В 1951 г. пострижен в схиму с именем Пимен. Вскоре определен на служение в кафедральный собор города Сухуми. В 1953 г. возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем собора. В 1958 г. поступил в число братии Псково-Печерского монастыря. Много лет был духовником обители. Скончался 17 мая 1976 г. 
     
  • [3] Архимандрит Иероним (Тихомиров Иван Матвеевич) родился в 1905 г. в деревне Мишуткино Псковской губернии, в многодетной крестьянской семье. До 1917 г. учился в церковно-приходской школе. С 1927 по 1930 г. служил в армии. С начала финской войны, в 1939 г., снова призван в армию, прошел всю Великую Отечественную войну, был тяжело ранен. После войны начал работать на Кировском заводе в Ленинграде, но в 1946 г. поступил в число братии Псково-Печерского монастыря, где в то время были послушниками друзья его детства, о. Анатолий и о. Паисий (Семеновы). В декабре 1947 г. пострижен в мантию, вскоре рукоположен во иеродиакона, а в 1950 г. – во иеромонаха. С 1948 г. в течение более 30 лет исполнял послушание келаря. В 1960 г. возведен в сан игумена, в 1975 г. – в сан архимандрита. Скончался 9 октября 1979 г. 
     
  • [4] Архимандрит Серафим (Розенберг Аркадий Иванович) родился 19 июня 1909 г. в Санкт-Петербурге. Отец занимался торговлей и имел во владении земли в Псковской губернии, в Изборске. После революции семья переехала в Эстонию, где в 1928 г. Аркадий окончил гимназию и был призван на военную службу. С 1930 г. жил в Печорах и служил аптекарским учеником при больнице. В марте 1932 г. поступил в число братии Псково-Печерского монастыря. Вскоре был пострижен в монашество с именем Серафим, рукоположен во иеродиакона, а затем и во иеромонаха. Много лет исполнял послушание ризничего. Был удостоен сана архимандрита. Скончался 9 января 1994 г. 
     
  • [5] Иеродиакон Анатолий (Семенов Андрей Семенович) родился 1 октября 1905 г. в селе Варварино Псковской губернии, в крестьянской семье. В 1927 г. был призван в ряды Красной армии. По возвращении занимался земледелием. С 1939 г. – участник финской войны, был ранен, после лечения работал во Пскове. В 1943–1944 гг. жил в Литве, занимался земледелием, в 1944 г. был взят на фронт санитаром. В боях под Ригой осколком снаряда ему оторвало кисть левой руки. В 1945 г. он поступил в Псково-Печерский монастырь. В 1947 г. пострижен в монашество, в 1953 г. рукоположен во иеродиакона. С 1964 г. исполнял послушание уставщика братского хора. Скончался 26 апреля 1986 г. 
     
  • [6] Монах Аввакум, в схиме Феоктист (Коняев Иван Фомич), родился 26 августа 1898 г. в селе Пупки Рязанской губернии, в крестьянской семье. Окончил церковно-приходскую школу. Участник Великой Отечественной войны. В 1955 г. поступил в Псково-Печерский монастырь. В 1957 г. пострижен в мантию. В 1977 г. пострижен в схиму. В обители нес послушание привратника. Скончался в 1982 г. 
     
  • [7] Теперь эта икона находится в Сретенском храме Псково-Печерского монастыря. 
     
  • [8] Архимандрит Афиноген, в схиме Агапий (Агапов Василий Кузьмич) родился 24 января 1881 г. в деревне Карманово Тверской губернии, в крестьянской семье. В 1894 г. окончил земскую школу, уехал в Санкт-Петербург и поступил на работу в швейную мастерскую, принадлежавшую его дяде. В 1902 г. призван в армию. В 1903 г. принят в число послушников Воскресенского Макариевского монастыря близ города Любани Новгородской епархии. В 1908 г. пострижен в рясофор, а в 1911 г. – в мантию. В 1912 г. рукоположен во иеродиакона, а в 1917 г. – во иеромонаха. В 1924 г. арестован вместе с настоятелем и братией монастыря и заключен в Новгородскую тюрьму. По приговору выслан на три года в Осташков. Там добился разрешения жить в Нило-Столобенском монастыре. После освобождения возвратился в родной монастырь. В 1932 г. вновь арестован и отправлен в ленинградскую тюрьму «Кресты». Заключение отбывал на строительстве Беломорканала. В 1934 г. досрочно освобожден и выслан на жительство в город Малую Вишеру Ленинградской области, где прожил до начала Великой Отечественной войны. В августе 1941 г. он вновь приехал в город Любань, который вскоре был захвачен немцами. Так о. Афиноген оказался на оккупированной территории, где ему разрешили служить в открывшемся местном храме. Оттуда его перевели в город Тосно, а в 1943 г. он был вывезен немцами в Латвию и продан в качестве «рабочей силы». В 1944 г. оказался в Спасо-Преображенской пустыни под Ригой, а затем в Рижском Свято-Троицком монастыре. Там познакомился с монахами Псково-Печерского монастыря и в январе 1945 г. переехал в Печоры. В монастыре иеромонах Афиноген исполнял послушания казначея и ризничего. В 1947 г. возведен в сан игумена. С 1949 г. служил на острове Залит Псковской епархии. В 1960 г. назначен братским духовником Псково-Печерского монастыря и по благословению старца Симеона начал отчитывать одержимых нечистыми духами. Это послушание он исполнял до глубокой старости. В 1968 г. возведен в сан архимандрита. За несколько месяцев до кончины принял схиму. Скончался 24 июня 1979 г. 
     
  • [9] Митрополит Алексей (Ридигер Алексей Михайлович) – в 1961–1986 гг. возглавлял Талиннскую и Эстонскую епархию, затем Ленинградскую митро-полию. С 1990 г. Патриарх Московский и всея Руси. 
     
  • [10] Патриарх Пимен (Извеков Сергей Михайлович) родился в 1910 г. в городе Богородске Московской губернии, в семье служащего. В 1925 г. в Сретенском мужском монастыре в Москве был пострижен в рясофор с именем Платон. Регентовал в московских храмах. В 1927 г. в пустыни Святого Духа Свято-Троицкой Сергиевой Лавры пострижен в монашество. В 1930 г. рукоположен во иеродиакона, а через год – во иеромонаха. Служил в храмах Москвы, Мурома, Одессы. В 1947 г. возведен в сан игумена и переведен на служение в Ростов. С 1949 по 1953 г. – наместник Псково-Печерского монастыря, а с 1954 по 1957 г. – Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. В 1957 г. хиротонисан во епископа Балтского, но вскоре назначен епископом Дмитровским, викарием Московской епархии. С 1960 г. – управляющий делами Московской Патриархии в сане архиепископа. В 1961 г. возведен в сан митрополита. В 1971 г. Поместным Собором Русской Православной Церкви избран на Патриарший престол. Скончался Патриарх Пимен 3 мая 1990 г., погребен в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. 
     
  • [11] С 1957 г. в Псково-Печерском монастыре жили на покое старцы закрытого Валаамского Спасо-Преображенского монастыря: схиигумен Лука (Земсков), игумен Геннадий, иеросхимонах Михаил (Питкевич), иеросхимонах Иоанн, схимонах Николай (Монахов), схимонах Герман (Соколов), монах Сергий. 
              Продолжение следует...
Рубрики:  Православие/Подвижники и старцы

Метки:  

Иоанн Крестьянкин.10 лет на Рязанской земле

Понедельник, 08 Февраля 2010 г. 23:20 + в цитатник

10 лет на Рязанской земле

        1 9 5 7   –  1 9 6 7

Так обстоятельства жизни, в 1957 году, привели отца Иоанна Крестьянкина на Рязанскую землю.

Русь Рязанская… Какой обильный урожай святых, блаженных, праведников и исповедников она собрала в Божию житницу! И в то время, когда отец Иоанн приехал на Рязанщину, он еще застал в живых тех, кто был воспитан духовной энергией этих праведников, кто впитал их научение, кто продолжал ходить вослед их стезями правыми, не соблазняясь ничем внешним. В чувстве сердца они безошибочно распознавали, что есть добро и жизнь, а что зло и смерть.

Особенно остро ощущался этот Божий Дух в деревнях. Деревня продолжала оставаться уделом сельских тружениц, которые, несмотря на то что многие храмы были закрыты, не забыли ни молитв, ни благодатных переживаний Божией службы. А батюшка, вынужденный сокрыться от повторного заключения, попал в родную с детства стихию, где люди не умственно подходили к жизненно важным вопросам, но духом зрели основную правду или неправду жизни.

Отец Иоанн стал скромным сельским священником. Десять лет службы в Рязанской епархии, в приходских деревенских храмах, вот та благодатная почва, на которой расцвели его духовные дарования.

Батюшке исполнилось сорок семь лет. Вглядываясь во все происходящее и осмысливая уроки жизни, еще на нарах, в неволе, он ясно осознал, как жаждет народ Бога и Его правды и какое бедствие для русского человека быть без Бога. Там же он окончательно убедился, что власть любви над душой человека более могущественна, чем разумная, но холодная требовательность. А из своего детства он усвоил, что религиозность лучше и надежней всего поддерживается примером живущих живой верой. С таким сердечным расположением, уже умудренный суровыми испытаниями, вышел отец Иоанн на ниву Господню в Рязанской епархии.

Первый приход, куда его благословил Рязанский владыка Николай (Чуфаровский) [1], был недалеко от Рязани. Отец Иоанн стал вторым священником в селе Троица-Пеленица [2]. Настоятелем был игумен Дорофей [3]. Оба одиноких священника, монах и целибат, сразу нашли общий язык. Их жизнь походила на скитскую, а службы на монастырские.

С назначением нового священника жизнь Троицкого прихода заметно оживилась. Нашли полюбившегося батюшку его московские прихожане, потекли паломники из Питера и те, кто обрел его как духовника в заключении. Они ехали, нагруженные дарами для церкви, и везли свои умелые руки, ехали с желанием потрудиться и помочь. Их основным попечением стали труды по благоукрашению дома Божия.

Троицкий храм села Троица-Пеленица стоял на высоком берегу Оки, и весело бегущие по воде пароходы смотрели на унылую, казавшуюся безжизненной из-за своего запущенного вида, церковь. Прогнившая крыша, облупленные, подставленные всем ветрам стены говорили о том, что жизнь храма на исходе. А красота и радость Божьего мира с укором взирала на дом Божий, оставленный в небрежении. И укор этот не мог оставить равнодушными священников и прихожан, они горели желанием обновить и благоукрасить храм. Но по опыту батюшка уже знал, что делать надо все крайне быстро и, елико возможно, потаенно. Церковь хоть и была отделена от государства, но оно осуществляло над ней жесткий надзор.

За один сезон общими усилиями удалось привести в порядок стены и крышу. Со всех четырех сторон на церкви находились пустовавшие ниши для икон. А без икон церковь, хоть и нарядная после побелки, не возвещала о том, что в ней идет служба Божия, не светила живым маяком людям, блуждающим в житейской тьме. И снова молитва к Богу о помощи, о вразумлении. Снова поиски, думы...

Скоро появилась в деревне барышня-художница с этюдником через плечо. Днем она пописывала этюды красивых окрестностей, а ночью… Ночью, когда деревня засыпала, в храме художница, при закрытых дверях, при заставленных щитами окнах, писала большие иконы. И ни один луч света не потревожил спящих, не насторожил бдящих над храмом. В один из дней церковные ниши ожили. Из них смотрели на мир угодники Божии, призывая проходящих и проплывающих мимо церкви людей перекрестить лоб или хотя бы подумать о величии дел Божиих.

Весть о делах в Троице-Пеленице тотчас дошла до Рязани. Уполномоченный по делам религий метал громы и молнии. А священники прихода продолжали свою активную деятельность. По обоюдному согласию и желанию отец Дорофей и отец Иоанн решили упразднить церковный ящик и перестать брать мзду за церковные требы. Довольные собой и друг другом, довольные тем, что безраздельно служат Богу, они и не заметили, как стали предметом поклонения местных прихожан. Скоро приход их стал увеличиваться за счет приезжих из Рязани. В церкви появилась молодежь… А по народной мудрости «добрая слава лежит, а недобрая – бежит». Весть о «бессребрениках и усердных молитвенниках» потекла по епархии. Духовный урон скоро стал очевиден и им самим. А когда к троицким скитянам прибыла делегация от многодетного духовенства с укоризной: «Им-то что делать, и как не брать плату за требы, ведь детей-то кормить и растить надо», – пришлось призадуматься обоим батюшкам, как выйти из создавшегося положения. Но долго думать не пришлось. Уполномоченный, обеспокоенный и раздраженный оживлением жизни в Троицкой церкви, одним росчерком пера вывел священников из затруднительного положения. Отец Иоанн был переведен на новый приход, в село Летово [4].

Но два года служения в Троицкой церкви уже дали свои плоды. Люди вокруг зажили церковной жизнью, а храм преобразился чистотой и благолепием. Допущенная же ошибка легла в основу опыта крупицей рассуждения. И впоследствии часто приводил батюшка этот пример из своей жизни, как ревность не по разуму и верх безрассудства.

В декабре 1959 года отец Иоанн стал вторым священником церкви Космы и Дамиана в селе Летово. Настоятелем был отец Иоанн Смирнов (будущий епископ Глеб) [5]. В народе их звали Иван-большой и Иван-маленький. Два с половиной года провел батюшка на этом приходе. Это было время, когда с новой силой вспыхнуло богоборчество, церкви одна за другой готовились к закрытию. Сколько надо было иметь жизненной энергии, любви к храму, к службе Божией и к людям, чтобы после пережитых лет заключения все-таки противостать аду, вновь восставшему на дело Божие. И сколько надо было иметь веры и доверия Богу и мужества, чтобы быть тем, кем призван быть, чтобы нести свет Христов сквозь сгущающуюся тьму безбожия.

В Летово с еще большей силой и очевидностью оживилась церковная жизнь с приходом нового священника. Отец Иоанн сообщал каждой службе светлую праздничность и торжественность, которая пробуждала души и поднимала молитвенное настроение. А пение монахинь упраздненного Браиловского монастыря [6], приехавших жить в Летово, было ангелоподобным и производило поразительное впечатление, усугубляя общее молитвенное предстояние.

Особенно трогательны воспоминания батюшки о службах, посвященных Матери Божией. Непременно раз в неделю служили параклисис. Канон стройно и прочувственно пели монахини-клирошанки, а запев: «Радости приятелище, Тебе подобает радоватися единей» – подхватывал весь народ. После такой службы с неохотой расходились по домам, в чувстве сердца всем хотелось, чтобы это молитвенное единодушие не кончалось. Служба на Введение во храм Пресвятой Богородицы собирала много детей разных возрастов. Девочки приходили в храм в белых платьях с аккуратно заплетенными косичками. Нарядные и одушевленные ожиданием торжества, они создавали в храме особую атмосферу воздушной радости и прозрачности. Батюшка выстраивал их парами от праздничной иконы и по ступеням амвона до алтаря, в их руках возжигались свечи. Потом начиналась служба, и что это была за служба! Всеобщий духовный подъем, ощутимо овеянный Божией благодатью.

Служба Успения Матери Божией требовала особого приготовления, и в этом участвовал весь приход. Кто помоложе, украшали плащаницу, вокруг нее расставляли одиннадцать импровизированных ваз (молочные бутылки старанием прихожанок превращались в нарядные вазы), куда ставили спина к спине два белых гладиолуса. Эти цветы как бы предназначались апостолам, собравшимся к смертному одру Матери Божией. Между вазами мерцали зеленые лампады. Из Рязани непременно привозили большую пальмовую ветвь.

Все это благолепие переносило молящихся в то время, когда апостолы провожали Пресвятую Богородицу с земли в Царство Небесное. Служба проходила с большим внутренним подъемом. А когда все расходились, батюшка оставался один в притихшем храме и во мраке угаснувшего дня при мерцании лампад предстоял Матери Божией, Ее животворящему гробу, молился и пел сам то, что пела душа его.

В Летове у отца Иоанна появилось особое попечение о верующих тех окрестностей, где церкви были разрушены. На престольный праздник уже не существующего дома Божия батюшка отправлялся в ту деревню, к тем богомольцам, которые были лишены радости церковных служб. В каждой деревне, где некогда стоял храм, у отца Иоанна появились свои «уполномоченные по церковным делам». В основном это были старушки, которые готовили к приходу батюшки свою избу, а деревенских бабулек – к принятию Таинств, к службе.

Какими же благодатными были эти праздники, эти встречи с Божиими людьми. Старческие, испещренные морщинами лица, скудная претрудная жизнь. Но из-под белых платочков глядели на мир ясные глаза матерей и сестер, не утративших живой веры и живой молитвы к Богу, и часто это была молитва Иисусова.

К приходу священника в избе «уполномоченной» собирались богомолки. Большие тазы с песком были сплошь уставлены горящими восковыми свечами, почти все держали свои пасеки, ладан приносил батюшка. Служба начиналась с молебна покровителю существовавшего здесь некогда храма. Старческими дребезжащими голосами, но с большим воодушевлением пели все собравшиеся. После молебна совершали Исповедь, Соборование и Причастие, а завершали моление панихидой – так все на насущную потребу Божьего люда. А какие были исповеди! Свои детские проступки и шалости старицы омывали слезами.

Рассказы батюшки об этих благодатных службах исполнены благодарностью Богу, благодарностью дорогим рязанским простецам – деревенским женщинам, которых он учил и у которых учился сам. Умудренные суровой жизнью и ею получившие просвещение души, они нередко приоткрывали перед священником глубину своего восприятия всего происходящего, заглядывая далеко вперед. И вспоминал отец Иоанн их простую речь, исполненную прозрений.

Вот один из примеров, вошедший в сознание и память батюшки. Из дальней деревни за ним пришла безвозрастная старица: надо идти напутствовать умирающего. Морозное зимнее утро, тишина нарушалась лишь поскрипыванием снега под ногами. Бабуля, одетая в сильно поношенный овчинный тулуп, опиралась на сучковатую палку и бодро, молча шла впереди. Неожиданно она резко остановилась, ее посох уперся в примерзшие к дороге козьи шарики. Она покатала их посошком и, отвечая на какие-то свои мысли, изрекла: «Вот, отец Иоанн, на племя оставлять некого. Вырождаются люди». Не ожидая ответа, она пошла дальше, дав отцу Иоанну повод к глубокому размышлению. И нередко позднее, получив очередной живой пример несообразности человеческих поступков и проявлений, возвращался батюшка памятью к изречению бабки Авдотьи – так звали старицу, и сокрушенно качал головой.

Любовь отца Иоанна к рязанцам и их любовь к нему проторила им позднее совсем особую дорожку в Псково-Печерский монастырь, куда скрылся батюшка на монашеские труды. И дорожка эта не зарастала до конца дней отца Иоанна, хотя прошло более сорока пяти лет.

1961 год стал для Церкви годом напряженного противостояния. Уполномоченные по делам религий на местах усердствовали в выполнении директив, данных свыше. И враг рода человеческого, начавший через власть придержащих новый погром христианства, не отставал от правителей, вдохновляя на бесчинства по отношению к Церкви и к верующим. Снова животворящие Таинства Церкви для многих оказались недоступными, а верующая молодежь встала перед выбором: иметь благополучие во внешней жизни или идти вослед своим убеждениям. Чем активнее просыпались люди к духовной жизни, тем яростнее были нападки на них и от темных сил, и от их последователей. И опять вражия злоба, захлестнувшая Россию, разбивалась о тех, кто беззлобно, но твердо шел путем Христовым, веруя в Промысл Божий.

На приходе Косьмы и Дамиана радость и полнота жизни, насыщенной службами и духовным общением, время от времени омрачалась приражениями скорбей, болезненно ощутимых душой. Неусыпный надзор связывал руки. Студенческая молодежь, да и дальние паломники стали пробираться на приход, таясь от встречных, пережидали в лесочках и оврагах, которых вокруг Летова было великое множество. Но полноводный источник духовной жизни, забивший на приходе, оскудеть не мог. Получив очередную взбучку от уполномоченного и предупреждение от архиерея, на время принимали меры предосторожности, но ненадолго. Жизнь требовала живого отношения, а к батюшке шли и шли люди, шли за утешением, за наставлением, шли за молитвенной помощью и советом, шли вместе помолиться за богослужением. После служб и общения прихожане расходились воодушевленные, согретые общей молитвой и простой беседой с батюшкой о жизни, о Боге и о Его правде, а главное – уходили с решимостью жить по правде Божией.

К борьбе со священником и присмотром за ним подключили сельскую молодежь – комсомольцев. «Активисты» с безрассудной запальчивостью стали энергично досаждать приходской жизни. Рядом с церковью во время служб проходили теперь шумные гулянья, а над головами молящихся со звоном разбитого стекла летали бильярдные шары. Усмирять внуков взялись их собственные бабушки. Шум прекратился, но священники стали получать угрожающие, безобразные по форме и содержанию письма. Когда дело дошло до угроз физической расправы, пришлось батюшке перевязать этот архив красивой тесьмой и отправиться с ним к уполномоченному. Первое письмо, которое тот развернул, после обращения из слов, которых не терпит бумага и слух, гласило: «Знайте, толстопузому архиерею мы кишки выпустим, а ты, очкарик, не задавайся, тебя мы с кривой Авдотьей на одном столбе повесим», – и подпись: «Честное комсомольское».

Уполномоченный пробежал глазами несколько других подобных воззваний-угроз и равнодушно пожал плечами: «Это же анонимки». Но отец Иоанн не отступал: «Какие же анонимки, если на каждом письме стоит подпись государственной молодежной организации? “Честное комсомольское” – точный адрес исполнителей этой кампании». Последовал ответ: «Идите, разберемся». И разобрались, угрозы прекратились сразу.

Но враг рода человеческого не унимался, он перешел от угроз к делу. В ночь на 1 января 1961 года тени в масках и балахонах проникли в священнический дом, стоящий на отшибе, неподалеку от церкви. На хозяйственной половине, где обычно останавливались приезжие и жила старица Агриппина, было, кроме хозяйки, три человека: помощник батюшки во всяком строительном деле – москвич Алексей Козин [7], и еще двое паломников. Они не успели даже понять, что произошло, как оказались прикрученными электрическим проводом спина к спине. Прикручивая Алексея к Агриппине, разбойники увидели на плече его большой шрам – след войны, и, сочувственно запричитав над бывшим солдатом, немного ослабили ему узы, что потом позволило Алексею освободиться.

Дальше нежданные гости ушли на половину батюшки. После издевательств с требованием выдать ключи от церкви и деньги, и получив ответ, что ни того ни другого у него нет, рассвирепевшие посетители прикрутили его руки к ногам за спиной, затолкали в рот накидушку и устроили обыск-погром, сопровождаемый непристойной бранью и побоями связанного. Когда безрезультатные поиски окончились, был вынесен приговор – свидетеля убить. Насмехаясь над верой священника, его связанного бросили перед иконами «вымаливать себе рай». Лежа на боку, батюшка возвел глаза к образу Иоанна Богослова, стоящему в центре, и забылся в молитве. Сколько он молился, не помнил, а когда забрезжил рассвет, услышал движение в комнате. К нему припал Алексей, думая, что батюшка мертв, но, убедившись, что он живой, дрожащими руками начал раскручивать провод, впившийся в тело. Не сразу опомнившись, он освободил от тряпки рот батюшки. Вдвоем наскоро они привели в порядок разоренную комнату, благодаря Господа: Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде *.

А утром батюшка служил. И в храме все с удивлением отметили необычное начало службы. Батюшка начал службу благодарственным молебном и поминал ночных своих посетителей, имена коих «Ты, Господи, сам веси». И почти никто не понял, что он молился о разбойниках, которые не ведают, что творят **.

В этот же год отец Иоанн получил еще один тяжкий удар:  скончался митрополит Николай (Ярушевич), дорогой для батюшки человек. Отец Иоанн срочно выехал в Москву, чтобы проводить в путь всея земли архиерея, который рукополагал его во диакона, чьим духовно-отеческим отношением с благодарностью пользовался отец Иоанн все эти пятнадцать лет.

Ранней весной 1961 года, освободившись на несколько дней от дел на приходе, батюшка поехал в Пюхтицы [8] духовно подкрепиться. Паломничество было очень утешительным. Он послужил, насладился духовным общением и особенно встречей с блаженной старицей Екатериной [9]. Но когда он зашел к ней попрощаться перед отъездом, его ждала ошеломляющая неожиданность. Поток похабщины и нецензурной брани лился из ее уст, на лице играли отвратительные гримасы. Поговорить с ней оказалось совершенно невозможным. Батюшка видел, что старица в духе. Но смысл ее пророчества оставался сокровенным. Одно было несомненно, надо ждать какой-то беды.

И беда пришла. Перед любимым праздником Успения Матери Божией в Летове, в церковной сторожке, умирала старенькая схимница Браиловского монастыря. Умирала в полном сознании и в радости. Прощаясь со всеми собравшимися, она говорила каждому какие-то утешительные слова, но, когда дошла очередь до послушницы, певчей Марии, схимница вдруг обняла ее обеими руками, прижала к своей груди и прошептала: «А вот тебя-то я бы взяла с собой». На слова умирающей никто не обратил внимания. Вскоре таинство ее смерти совершилось.

И именно послушницу Марию отправили на почту, в другое село, чтобы телеграммами известить всех насельниц бывшего монастыря о смерти схимницы. К службе Мария должна была вернуться. Но ни ко всенощной, ни к Литургии на другой день в самый праздник, ни к вечеру послушница не пришла. Поиски привели в глубину леса, где лютой насильственной смертью прервалась ее жизнь.
Тяжелыми были похороны растерзанной сатанинской злобой послушницы, певуньи Марии. Скорбные вопли рвались к небу из каждой души. Как пережить эту наглую смерть, как не пороптать, склонив главу пред Божиим попущением, как не смутиться в вере и доверии Богу? По благословению матушки игумении снарядили в последний путь послушницу инокиней и отпевали монашеским чином. И плакали все о безгодно погубленной жизни, и черная туча этой беды надолго повисла над приходом.

Да, пророчества раскрывают свою тайну, только когда они совершаются. Так стали понятны батюшке и действия, и слова блаженной матушки Екатерины, которыми она провожала его из Пюхтиц. Божия старица явственно зрела, что через несколько месяцев придется пережить на приходе Косьмы и Дамиана в Летове.

Смирение же всему покорилось, смирение утешило, и всякий раз, когда боль оживала, смирение веянием своего тихого гласа вещало: «Так надо. Тако изволи Господь. Буди имя Господне благословенно отныне и до века».

И Господь Своею силой противопоставил вражию беззаконию чистейшую сердечную молитву многих людей, боль их сердец и вечную молитвенную память об инокине Марии-мученице.
А память сердца, сотканная бедой, до последних дней жизни батюшки несла к престолу Божию молитву. И не иссякла она, и время притупило боль, но излечить ее совсем не в силах было и оно.

В июне 1962 года батюшка получил новый приказ о переводе. Храм в селе Борец [10], куда получил назначение отец Иоанн, был посвящен Воскресению Христову. Храм-дворец, он мог быть украшением города, но волею прежних усердных богомольцев вырос в некогда большом селе, в наше время выродившемся в захолустную деревню, обреченную на вымирание. Вместе с деревней должен был исчезнуть и храм.

История возникновения храма обычна. Он строился тщанием богомольцев на средства хозяина поместья, и уже при закладке получил из его уст пророчество о своем будущем. Когда выборные от мира пришли бить челом помещику о помощи в постройке, тот произнес вещие слова: «Храм-то мы построим, но для кого? Знайте, ваши дети порога этого храма не переступят». Тогда слова эти были непонятны многим. Время прояснило их смысл.

Несмотря на свое ведение судьбы будущего храма, помещик не поскупился. «Дворей» из кирпича с огромными итальянскими окнами и с мраморным иконостасом органично вписался в красоту окружающей природы и ее одухотворил.

Ко времени назначения туда отца Иоанна все пришло в запустение. Содержать такой храм силами оставшихся в селе старушек не представлялось возможным, молодежи в округе не было. И вот пришел новый священник, без средств, без помощи, с одним только указом и с горячим желанием сделать все возможное, чтобы ожил дом Божий.

И опять со всех приходов, где служил раньше отец Иоанн, потекли в Борец люди-умельцы. Облачения шили труженицы в Рязани, в Москве, в Питере, готовое везли, собирая церковь в Борце к службе, как невесту Христову. Не было богослужебных книг, но молитва, усердие и любовь многих людей не оставались у Господа безответными. Сохраненные кем-то и когда-то книги из разрушенных церквей пришли в храм Воскресения Христова.

Самое трудное было привести в порядок здание церкви, на крыше которой росла молодая березка, а летний дождь потоками проливался на пол. Сгнившие рамы итальянских окон довершали эту грустную картину.

Купить необходимые для ремонта материалы было негде. Всё с большим риском приходилось везти из Москвы. Но верили Богу, молились и, доставая все необходимое, везли с молитвой. И приход, и его благодетели учились молиться. Иногда ситуации бывали самые критические. Предложил кто-то для бедствующей церкви кровельное железо. И сколько дум, и сомнений, и даже опасений вызвало это предложение. А вдруг провокация? Но надо покрыть церковь, надо защитить ее от разрушения стихией – крыша взывает о помощи. И опять думы и молитвы, обращенные к Господу. «Надо крыть. Бог поможет!» Срочно приехал из Москвы умелец на все руки Алексей Козин. Тайно, ночью, завезли в церковь железо, даже не интересуясь, откуда оно взялось, и работа закипела. Отец Иоанн с Алексеем, вдвоем, без сна и отдыха крыли крышу, но самым необычным образом – снаружи новой кровли видно не было. Через месяц появились представители органов с заявлением, что им известно о незаконно купленном железе. «Ищите», – был им ответ. И искали, но тщетно.

Тайну пропавшего железа батюшка рассказал много лет спустя. Он поделился своим опытом, когда встал вопрос о помощи одному храму. Оказывается, они с Алексеем подложили железо под старую кровлю, а Господь отвел глаза искателей, да они и не рискнули, даже налегке, подняться на чердак по сгнившей лестнице.

Единственное, с чем не удалось справиться батюшке в церкви Воскресения Христова, – это с холодом. Натопить «дворец» не было никакой возможности. Зимой, в морозы, руки священника прилипали к Чаше, а голова покрывалась волдырями.

Неизвестно, чем закончилось бы для него служение в этом храме, если бы не последовал очередной указ. Уполномоченный, раздраженный известиями о жизни храма в селе Борец, своей властью ссылал неугомонного священника туда, куда не могли приехать люди. Село Некрасовка [11] находилось в восьми километрах от районного центра. Самолет-кукурузник на восемь мест летал в Некрасовку из Ермиша один раз в день, и то не всегда, а только в хорошую погоду. Вот туда, в храм святителя Николая и назначили отца Иоанна Крестьянкина.

Впоследствии батюшка писал: «Я в своей жизни и служении сменил очень много приходов, но всё это было не по моей воле, а по воле архиерея. “На благо Церкви, для пользы дела” – такова была резолюция. За двенадцать лет шесть приходов. Так восстанавливались храмы. И ни одного человека, самого мне нужного, я не взял ни с одного прихода. Все оставались на своих местах. Но связь наша не только от этого не потерялась, но совсем наоборот».

Церковь в Некрасовке была готова к закрытию и, верно, сам святитель Николай усмотрел для нее деятельного батюшку.

Красота тех мест, где стоял храм, была необыкновенная. Леса и болота плотным кольцом обступали забытое село.

Как всегда, жизнь на новом приходе начал отец Иоанн с молебна покровителю храма. И опять два года напряженного труда: церковь поднимали в основном местные прихожане. По ночам волокли на себе из Ермиша необходимые для храма материалы. А духовные отношения священника и прихожан зарождались в соборной молитве, в общих трудах и заботах о церкви, закреплялись частым деловым общением и беседами.

Но, конечно же как и всякое дело Божие, восстановление Некрасовского храма проходило испытание искушениями. Обычные докучливые приходские нестроения помогал миновать мирный дух самого батюшки и его способность любить людей. А вот справляться с искушениями духовного характера нужно было учиться. Это отец Иоанн понял еще на первом своем приходе в селе Троица-Пеленица, когда пытался воплотить свою мечту о монашестве. В поисках помощи и духовного совета еще в 1957 году устремился он в известную своими старцами Глинскую пустынь [12].

Рождества Богородицы Глинская пустынь покоряла  паломников своим духовным миром и особенной молит-венной тишиной. Отец Иоанн глубоко восчувствовал традиции этого монастыря – ревностное хранение насельниками монашеских обетов и сосредоточение их внутренней жизни в Боге. Дух живой веры, смиренной простоты и искреннего братолюбия зримо сиял в духоносных отцах, старцах Глинской обители: настоятеле схиархимандрите Серафиме (Амелине) [13], схиигумене Андронике (Лукаше) [14] и в духовнике обители иеросхимонахе Серафиме (Романцове) [15]. Батюшка полюбил всех от настоятеля до послушника, но совершенно особые отношения сложились у него с отцом Серафимом (Романцовым), который взял на свое попечение приходского батюшку, лелеявшего в сердце мечту быть монахом. Это духовное родство, возникшее в 1957 году, продолжалось до самой кончины старца Серафима, которая последовала в 1976 году. А полученные от него уроки – живые знания науки из наук – руководили жизнью отца Иоанна до конца его дней.

Вид старца Серафима, его благоговение в службе, благоговение и в общении с людьми было явным воплощением святоотеческих традиций. Отец Серафим, которому в юности дано было Богом несколько лет жизни в силе духодвижной Иисусовой молитвы, дано как дар, как залог спасения, а потом отнято, всю оставшуюся жизнь сверхсильными трудами искал исчезнувшее сокровище. Обрел он сию милость Божию лишь на краткое время, пред своей кончиной, уже как оценку всей своей подвижнической жизни, как свидетельство, что спасение его совершилось. Очень скупой в рассказах о себе, отец Серафим сам засвидетельствовал об этом на смертном одре: «О чем я молился всю жизнь и чего искал, то открылось сейчас в моем сердце, моя душа исполнилась благодати настолько, что не могу ее даже вместить. Теперь я буду умирать».

В тесном духовном общении отец Серафим стал для отца Иоанна и духовником, и отцом. В один из приездов отца Иоанна в монастырь старец пришел к нему необычно для себя взволнованный. «Мне нужно тебе поисповедоваться», – попросил он и начал рассказ-исповедь. С Дальнего Востока приехала паломница с живой искренне простодушной верой. И то ли от усталости с дальней дороги, то ли от нервного напряжения или кознями врага рода человеческого случилось с ней непредвиденное. Она стояла в притворе храма, подавленная, в смятении помыслов, бичуя себя ими за свое недостоинство. Пройти мимо болезнующей души старец-духовник не мог. Выяснив причину горя и узнав, что обстоятельства жизни требуют ее отъезда из монастыря завтра же, он исповедовал паломницу и сам причастил ее, соединив со Христом. И вот теперь многоопытный старец-духовник пришел исповедовать свой грех любви, любви истинно Христовой, любви, запинающей вражьи козни, любви евангельской. И батюшка с благоговением прочитал молитвы над главой старца, благодаря Бога за духовную науку.

Отец Иоанн ездил в Глинскую пустынь каждый год до самого ее закрытия, в 1961 году, а потом навещал старца в Сухуми, где отец Серафим (Романцов) стал служить в кафедральном соборе. Приезжая к старцу в Сухуми, батюшка дорожил каждой минутой общения с ним. Он жил у него, сопровождал старца на службы утром и вечером, смотрел, слушал, углублялся чувствами в то, что открывалось ему в этом многогранном общении. Он впитывал благодать, исходящую от старца, чтобы жить ею до следующей встречи. Так продолжалось несколько лет. Трудясь на приходе без отдыха, отец Иоанн и в Сухуми продолжал жить той же напряженной жизнью. А в один из приездов старец вдруг совершенно неожиданно задал отцу Иоанну вопрос: «А что это ты к нам приехал?» Удивленный батюшка стал объяснять, что он в отпуске и приехал отдыхать. Вот тут-то и стал понятен вопрос старца: «Приехал отдыхать, а почему с утра и до вечера трудишься со мной в храме? Шагом марш на море». Как оказалось, отдых отцу Иоанну был предписан старцем в самое нужное время. Ослабленное многолетними напряженными трудами и переживаниями сердце было на грани инфаркта.

А когда на следующий год отец Иоанн приехал в Сухуми, то уже ни море, ни воздух, ни радость встречи с отцом Серафимом не могли вдохнуть в него жизненную энергию. Состояние его было таково, что старец засомневался, вернется ли он живым на свой приход. И тогда отец Серафим объявил тяжко болящему чаду, что он пострижет его в монашество и тем полностью предаст воле Божией. Под благовидным предлогом выпроводив из дома матушек-келейниц, монахинь Евфимию и Елисавету [16], отец Серафим сам совершил постриг. Это было 10 июля 1966 года, в день преподобного Сампсона странноприимца.

Позднее, оправдывая свое право на заботу о приходящих, батюшка скажет: «Постригли меня в день Сампсона странноприимца, вот я и странноприимец всю жизнь».

И не случайно отец Серафим дал при постриге отцу Иоанну имя апостола любви, евангелиста Иоанна Богослова. Старец видел, что и благостность, и строгость отца Иоанна истекали из одного источника – сердца, умеющего любить любовью Христовой. Провожая батюшку домой после пострига, отец Серафим настоятельно рекомендовал ему просить у Святейшего благословения на водворение в монастырь. Молитвы старца и постриг стали той животворящей силой, которая вернула больного к жизни. Он возвращался из Сухуми если не окрепшим, то явно оживотворенным.

За четыре месяца до этого отпуска, весной 1966 года, указом архиерея отец Иоанн был переведен из Некрасовки в небольшой городок Касимов [17]. Энергичная староста единственной, Никольской, церкви города сумела сломить сопротивление уполномоченного и добиться, чтобы настоятелем храма был назначен известный в епархии деятельный священник, отец Иоанн Крестьянкин. Год службы в Касимове прошел в трудах и тайной подготовке к изменению образа жизни. Продолжая трудиться на приходе, батюшка молился, чтобы Господь Сам управил его дальнейший путь.

Происшедшим в его жизни изменением он поделился со своим давним другом отцом Виктором Шиповальниковым [18], и тот категорично заявил, что если идти в монастырь, то сейчас, чтобы потрудиться, позднее будет уже достойно и праведно идти в дом престарелых.

А жизнь на городском приходе была еще более напряженной, чем на сельском. Душепопечительство потеснило хозяйские и строительные заботы, но и они не ушли из жизни совсем. Все требовало времени и сил. На праздники и в воскресные дни служили две Божественные Литургии. Храм был переполнен, а священников только двое, отец Иоанн и отец Владимир Правдолюбов [19]. Они чередовались: если раннюю служил батюшка, то за поздней он исповедовал и проповедовал, отец Владимир за ранней совершал требы, а за поздней служил.

Несколько раз батюшка выкраивал время и летал в Сухуми к старцу Серафиму, а от него в Москву к Святейшему Патриарху Алексию I. Личная встреча с Патриархом состоялась, и вопрос о его переводе в монастырь был решен. Домой, в Касимов, он возвращался с указом, подписанным Святейшим. Этим указом начинался новый, желанный, выстраданный многим терпением этап жизни. 

В дороге отец Иоанн не сомкнул глаз. Он ушел своими думами и чувствами в прошлое, вникая в пути Промысла Божия.

Память сердца воскресила детство. И вспомнил он о трех своих, тогда не осознанных, желаниях. Шестилетним пономарем ему частенько приходилось бывать в доме настоятеля, отца Николая Азбукина, и Ваня засматривался на большой портрет маститого священника в рясе, с крестом и в камилавке. Тогда мальчику не важно было знать, кто изображен на портрете, его восхищал сам вид почтенного священника. Но главное, он так желал для себя рясу, крест и камилавку на голову!

Второе желание было совсем недетским, он, сколько себя помнил, всегда стремился помочь скорбящим и обиженным. И всегда Господь собирал вокруг него людей, чающих утешения.
А третье желание, опять же неосознанно, определяло избираемый им путь жизни. Когда старшие шутливо предлагали мальчику выбирать себе девочку-невесту, мальчуган солидно и не по-детски серьезно отвечал: «Я монах…» Теперь и это должно было исполниться в полноте в стенах обители.

А память листала и листала страницы прожитой жизни: пять лет в Москве на службе Божией, пять лет – испытание верности в заключении, десять лет с народом Божиим в Рязани. Батюшка называл их «мои пятилетки». И ни одного дня не хотелось стереть, вычеркнуть из книги своей жизни, ибо все осознавалось, как милость и истина путей Господних. «Слава Тебе, Господи, за все во веки».

Батюшка не заметил, как доехал до дома. В Касимове его ждало извещение о вызове в епархию. Не отдохнув с дороги, он сразу поехал в Рязань. Владыка Борис [20], благословив отца Иоанна, безмолвно протянул ему новый указ о переводе на очередной приход.

За десять лет служения в Рязанской епархии таких указов было шесть. И только последний из них не пришлось осуществить. В 1967 году отец Иоанн, извинившись перед владыкой, показал ему другой указ, отменявший архиерейский, – это был указ Святейшего Патриарха Алексия I о назначении иеромонаха Иоанна (Крестьянкина) на служение в Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь.

Все указы о переводах звучали одинаково: «для пользы Церкви, для блага дела». И польза была очевидная. Храмы, готовящиеся к закрытию и обстоятельствами жизни и помощью богоборцев, с приходом нового священника оживали, обретали жизненную энергию на многие годы. Ни один храм, где послужил отец Иоанн, не закрылся и по сию пору. Оживали вокруг храма и души людей.
А отец Иоанн снова с одним своим чемоданом-саквояжем, вмещавшим весь его незамысловатый скарб, шел на новый приход. Там же, где он потрудился, все оставалось на своем месте в ожидании нового священника. Только плакали люди, успевшие за два года сродниться с ним и стать его духовными чадами в самом глубоком понимании этого Божьего родства. Всё и все оставались на своем месте, и только духовное родство не могло прерваться. Хоть раз в год спешили духовные чада к батюшке на новый приход, а потом и в монастырь, чтобы открыть ему в исповеди наболевшее, получить совет и утешение.

В Касимове, как и везде, известие об отъезде отца Иоанна болью отозвалось в каждом сердце. Да и батюшка, как ни вожделенно было для него будущее, присоединил к общей скорби и свою. Он расставался с людьми, родными по духу, ставшими его семьей. Последняя служба отца Иоанна в Касимове пришлась на Сретение Господне. Храм был переполнен, многие плакали. А отец Иоанн, прощаясь, утешал скорбящих: «Отходя от вас телесно, я не разлучаюсь с вами духовно. Я вам дорожку протопчу в Псково-Печерский монастырь».

И по слову отца Иоанна потекли во след его по этой дорожке все те, чья жизнь преобразилась по его молитве, кто обрел в жизни опору в Боге, кто, поверив в любовь Божию, явленную через священника, устремился своей жизнью к обретению этой любви.

А отец Иоанн, ушедший в монастырь от мира, привел его, этот мир, поруганный и страдающий, с собой и встал пред жертвенником Божиим с молитвой и копием в руке, чтобы омывать в Чаше Жизни его болезни.

  • [1] Архиепископ Николай (Чуфаровский Александр Матвеевич) родился 13 ноября 1884 г. в селе Чуфарово Ростовской области Ярославской губернии, в семье псаломщика. В 1908 г. окончил Ярославскую духовную семинарию и поступил на юридический факультет Варшавского университета. В 1910 г. рукоположен во иерея и приписан к Ростовскому собору. С 1915 г. служил полковым священником. В 1918 г. возведен в сан протоиерея и настоятельствовал в различных храмах Ярославской епархии. В 1944 г. пострижен в монашество и хиротонисан во епископа Полтавского и Кременчугского. До 1951 г. епископа Николая ежегодно переводили на разные кафедры. В марте 1951 г. назначен епископом Рязанским и Касимовским и на этой кафедре прослужил до ухода на покой в 1963 г. В 1959 г. возведен в сан архиепископа. Скончался 7 марта 1967 г. в Ярославле.
  • [2] Время основания Троицкого храма в селе Троица-Пеленицы (Ясаково) неизвестно, но в документах начала XVII в. упоминается Троицкий Переницкий мужской монастырь. К началу XVIII в. монастырь, видимо, был упразднен. Село и храм возникли на том месте, где по преданию была прибита речной волной икона Св. Троицы, лежащая на пелене. Храм очень большой, трехпрестольный. Главный престол в честь Св. Троицы, правый – в честь свт. Николая. Чтимый образ храма – икона Живоначальной Троицы с надписью: «Сему образу молился Дионисий старец Глушицкий». В этом храме о. Иоанн служил сначала с игуменом Дорофеем, а после его перевода с о. Иоанном Коссовым.
  • [3] Игумен Дорофей – настоятель Троицкой церкви в селе Троица-Пеленицы. Во время Великой Отечественной войны служил на флоте. По просьбе погибшего друга, тоже моряка, взял на воспитание его сына. После войны жил в Прибалтике, где восстанавливал храм, за это был арестован и сидел в тюрьме. Впоследствии служил в Калужской епархии, где тоже занимался восстановлением храма.
  • [4] Село Летово находится в Рыбновском районе Рязанской области, в трех-четырех километрах от районного центра.Село Летово находится в Рыбновском районе Рязанской области, в трех-четырех километрах от районного центра.
  • [5] Епископ Глеб (Смирнов Иван Иванович) родился 23 августа 1913 г. в городе Орехово-Зуево Московской губернии, в семье священника. В 1917 г. семья Смирновых переехала в Рязанскую губернию. В 1935 г. Иван Смирнов окончил курсы технических руководителей в Москве и до 1953 г. занимал административно-технические должности в Рязани и Рязанской области. В сентябре 1953 г. рукоположен во диакона, а в 1957 г. – во священника. Служил в храмах Рязани, а также в селах Михайлово и Летово Рязанской епархии. В 1965 г. возведен в сан протоиерея. С 1973 г. – настоятель кафедрального Борисоглебского собора в Рязани и секретарь Рязанского епархиального управления. В марте 1976 г. пострижен в монашество и в мае того же года хиротонисан во епископа Орловского и Брянского. В 1978 г. возведен в сан архиепископа. Скончался в 1987 г., погребен в селе Летове Рязанской области.
  • [6] Браиловский женский монастырь был основан в 1635 г. в Виннице с целью поддержки Православия на Брацлавщине. В 1845 г. переведен из Винницы в город Браилов. Наибольшего расцвета достиг к концу XIX в. В 1930-е гг. монастырь был закрыт. В годы Второй мировой войны территория Браилова находилась в зоне оккупации Румынии, и в 1942 г. монашеская жизнь в обители возобновилась. В 1962 г. Браиловский женский монастырь был вновь закрыт. Перед закрытием им управляла игумения Глафира. В 1989 г. Браиловский монастырь был возвращен Русской Православной Церкви и начал свое возрождение.
  • [7] Козин Алексей Степанович (10.03.1908 – 18.11.1977) до Великой Отечественной войны жил с семьей в Баку, работал слесарем, а потом бурильщиком на нефтяной скважине. В 1942–1945 гг. на фронте, несколько раз был ранен. После последнего тяжелого ранения в плечо и контузии одна рука до конца жизни оставалась почти недействующей. По окончании войны Алексей Степанович переехал в Москву, где в 1949 г. он и его супруга Пелагия Васильевна (18.10.1909 – 29.04.2003) познакомились с отцом Иоанном и с тех пор сохраняли с ним близкие отношения. Когда батюшка вернулся из заключения и служил в Рязанской епархии, семья Козиных помогала ему восстанавливать разрушенные храмы. Алексей Степанович, несмотря на свое увечье, был отличным столяром, плотником, кровельщиком, а Пелагия Васильевна шила церковные облачения и священническую одежду.
  • [8] Пюхтицкий Свято-Успенский женский монастырь был основан в Эстонии на месте явления Пресвятой Богородицы и обретения Ее образа Успения. На торжественном его открытии, в 1891 г., присутствовал св. прав. Иоанн Кронштадтский. Монастырь никогда не закрывался. С 1968 г. до настоящего времени обителью управляет игумения Варвара (Трофимова).
  • [9] Блаженная монахиня Екатерина (Малков-Панина Екатерина Васильевна) родилась 15 мая 1889 г. в Финляндии, в крепости Свеаборг, в семье военного инженера. В 1900 г. семья переехала в Гатчину, потом в Петербург. По окончании естественного факультета Бестужевских курсов, в 1912–1913 гг. работала в Энтомологическом обществе. В 1914 г. окончила курсы сестер милосердия и служила раненым воинам. В 1919 г. с родителями переселилась в Эстонию. 5 июля 1922 г. Екатерина поступила в число послушниц Пюхтицкого монастыря. Долгое время жила в Гефсиманском скиту. С 1942 по 1948 г. дохаживала престарелых родителей. Вернувшись в монастырь, жила в богадельне. Юродствовала, обладала даром прозорливости. 5 апреля 1966 г. пострижена в мантию с сохранением прежнего имени. Скончалась 5 мая 1968 г.
  • [10] Село Борец находится в Сараевском районе Рязанской области, в 30–40 км от районного центра. Храм Воскресения Христова трехпрестольный, с высокой колокольней. В период служения там отца Иоанна действовал только один придел.
  • [11] Село Некрасовка находится в Ермишском районе Рязанской области, в 60 км от железной дороги.
  • [12] Глинская Рождества Богородицы мужская пустынь была основана в XVI в. на месте явления чудотворного образа Рождества Пресвятой Богородицы. До революции относилась к Путивльскому уезду Курской губернии, ныне это село Сосновка Глуховского района Сумской области Украины. Наибольшего расцвета Глинская пустынь достигла в начале XIX в. В 1922 г. обитель была закрыта, монахов выслали, а церковные здания, хозяйственные постройки и большую часть стены разобрали на кирпич. В 1942 г. монастырь был возобновлен, в него возвратилась братия во главе с настоятелем архимандритом Нектарием. Обитель стала известна своими старцами, к которым приезжали паломники со всей России. В 1961 г. монастырь был снова закрыт. В нем разместился Сосновский психоневрологический интернат. В 1994 г. Глинская пустынь была возвращена Церкви, в настоящее время монастырь восстанавливается.
  • [13] Схиархимандрит Серафим (Амелин Симеон Дмитриевич) родился 21 июля 1874 г. в деревне Соломино Курской губернии. В 1893 г. поступил в Глинскую пустынь. В 1904 г. пострижен в мантию. В 1913 г. рукоположен во иеродиакона, в 1917 г. – во иеромонаха. После закрытия монастыря тайно принял схиму, жил в селе Ковенки Курской (впоследствии Сумской) области. С 1941 г. о. Серафим стал служить в Ильинском храме села Ковенки, который открыли после прихода немцев. В 1942 г. была открыта Глинская пустынь, и он вернулся в родную обитель. В мае 1943 г. был утвержден в должности настоятеля и возведен в сан игумена. В 1948 г. – в сан архимандрита. Скончался 18 октября 1958 г. и погребен возле алтаря храма. После вторичного закрытия обители был перезахоронен на общее братское кладбище.
  • [14] Схиархимандрит Андроник (Лукаш Алексей Андреевич) родился 12 февраля 1889 г. в селе Луппа Полтавской губернии. В 1905 г. поступил в Глинскую пустынь, в 1921 г. пострижен в монашество. После закрытия монастыря, в 1922 г., был рукоположен во иеродиакона и служил с епископом Павлином (Крошечкиным). В 1923 г. арестован и сослан на пять лет на Колыму. По амнистии вернулся из ссылки раньше срока и в 1926 г. рукоположен в сан иеромонаха. Через год во время тяжелой болезни келейно пострижен в схиму. В 1939 г. вторично арестован и осужден. В 1948 г. вернулся в Глинскую пустынь, был назначен благочинным и ризничим монастыря. После вторичного закрытия обители по приглашению митрополита Зиновия (Мажуги) переселился в Тбилиси. Служил в храме св. Александра Невского в Тбилисси. В 1963 г. был возведен в сан архимандрита. Скончался 21 марта 1974 г.
  • [15] Иеросхимонах Серафим (Романцов Иван Романович) родился 28 июня 1885 г. в деревне Воронок Крупецкой волости Курской губернии, в крестьянской семье. Окончил церковно-приходскую школу. В 1910 г. поступил в Глинскую пустынь. В 1914 г. призван в армию, в 1916 г. ранен и после выздоровления вернулся в обитель. В 1919 г. принял монашеский постриг с именем Ювеналий. В 1920 г. был рукоположен в сан иеродиакона. После закрытия Глинской пустыни поселился в Драндском Успенском монастыре Сухумской епархии. Там в 1926 г. был рукоположен во иеромонаха и вскоре пострижен в схиму с именем Серафим. С 1928 по 1930 г., после закрытия Драндского монастыря, о. Серафим жил в окрестностях Алма-Аты, работая сторожем на пасеке. В 1930 г. был арестован и отбывал срок на строительстве Беломорканала. После освобождения жил в Киргизии. 30 декабря 1947 г. вернулся в Глинскую пустынь и был назначен духовником обители. В 1960 г. был возведен в сан игумена. После вторичного закрытия обители переехал в Сухуми, где служил в кафедральном Благовещенском соборе. В 1975 г. возведен в сан архимандрита. Скончался 1 января 1976 г.
  • [16] Монахини Евфимия и Елисавета – келейницы схиархимандрита Серафима (Романцова), много лет проживали в Сухуми, в 1990-е гг. переехали в Россию. Скончались в Костромском Анастасьевском монастыре.
  • [17] Касимов – районный центр Рязанской области. Время основания касимовского храма свт. Николая неизвестно. В писцовых книгах в 1627 г. упоминается как Николаевский мужской монастырь. В 1701 г. на месте старой деревянной была возведена каменная церковь и освящена в 1705 г. В 1764 г. монастырь был упразднен, церковь обращена в приходскую. В 1941 г. храм свт. Николая был закрыт, а 10 марта 1943 г. в нем возобновились службы. Открывал храм протоиерей Сергий Анатолиевич Правдолюбов, который ныне канонизирован как священноисповедник.
  • [18] Протоиерей Виктор Георгиевич Шиповальников родился в 1915 г. В 1936 г. окончил техникум, в 1943 г. окончил Одесскую духовную семинарию и в ноябре того же года митрополитом Николаем (Ярушевичем) рукоположен во священника. Имеет многие церковные награды. В настоящее время на покое, проживает в поселке Кратово под Москвой.
  • [19] Протоиерей Владимир Сергеевич Правдолюбов родился 9 июня 1931 г. в Касимове в семье протоиерея Сергия Анатолиевича Правдолюбова. Высшее образование получил в 1948–1953 г. на механико-математическом отделении Московского государственного университета. С 1953 по 1956 г. преподавал в средней школе в Куйбышевской области. 29 мая 1957 г. рукоположен в сан диакона, на следующий день, в праздник Вознесения, – во иерея и назначен в Никольский храм Касимова. С 1967 г. – настоятель этого храма, впоследствии – почетный настоятель. С 1958 г. учился на заочном секторе Ленинградской духовной семинарии, по окончании которой поступил в Московскую Духовную Академию. В 1978 г. защитил диссертацию и получил степень кандидата богословия. В настоящее время – почетный гражданин города Касимова, имеет все церковные награды, включая митру.
  • [20] Епископ Борис (Скворцов Борис Гаврилович) родился 30 сентября 1895 г. в селе Стрешнево Рязанской губернии, в семье священника. В 1917 г. окончил Рязанскую духовную семинарию и в сентябре того же года рукоположен в сан диакона, а затем во священника. Около 50 лет священствовал в храмах города Рязани, был благочинным, членом епархиального совета. 16 февраля 1965 г. в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре пострижен в монашество и возведен в сан архимандрита. 21 февраля в Борисоглебском соборе Рязани хиротонисан во епископа Рязанского и Касимовского. Скончался 11 августа 1972 г., похоронен на Скорбященском кладбище города Рязани, у алтаря храма.
                                                         Продолжение следует...
Рубрики:  Православие/Подвижники и старцы

Метки:  

Акафист апостолу Иоанну Златоусту

Понедельник, 08 Февраля 2010 г. 23:11 + в цитатник

АКАФИСТ ИЖЕ ВО СВЯТЫХ ОТЦУ НАШЕМУ ИОАННУ, АРХИЕПИСКОПУ КОНСТАНТИНА ГРАДА, ЗЛАТОУСТОМУ

27 января/9 февраля - перенесение мощей (438);
30 января/12 февраля - собор трех вселенских учителей и святителей;
14/27 сентября - преставление (407);
13/26 ноября - день памяти.


Византия, кон. 14 - нач. 15 вв., Музеи Московского Кремля
Иоанн Златоуст, икона, Византия, кон. 14 - нач. 15 вв.
 
Кондак 1

Возбранный вождю Церкве Христовы, златословесный учителю Иоанне! От юности добродетельми украсився, добре потрудился еси, и за Имя Христово гонение претерпев, во изгнании житие скончал еси: сего ради на небесех сугубо прославлен еси, мудрый чина Церковнаго устроителю. Темже и мы умиленне чтим тя зовуще: Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Икос 1

Ангельский образ нося, во плоти аки безплотен пожил еси, Иоанне: во спасение бо братий многия труды подъемля, делы добрыми Отца Небеснаго прославил еси. Темже ти глаголем: Радуйся, Церкве Православныя украшение; Радуйся, родителей именитых чадо благословенное. Радуйся, еще во отрочестве от матере твоея любовию ко слову Божию напоенный; Радуйся, от юности разум игу Христову покоривый. Радуйся, Богови усердно послуживый; Радуйся, вселенныя учителю. Радуйся, христиан всех времен в молитвах наставниче; Радуйся, жития иноческаго в Цареграде обновителю. Радуйся, готфов и скифов просветителю; Радуйся, богоукрепленный правды ревнителю. Радуйся, вшедый в радость Господа твоего; Радуйся, усердный о нас предстателю. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 2

Видя Христос родителей твоих Секунда и Анфусы житие чистое, благоволи я прославити, и тя, Иоанне, има во утешение дарова; да вернии, добродетели твоя поминающе, превозносят чету праведную, тя израстившую, и, той ревнующе, поют Богови: Аллилуиа.

Икос 2

Разум учением умудривый, сердцем же во благочестии от младости воспитанный, радость и утешение был еси, Иоанне, матери твоей, егда супруга своего и дщере лишися. Темже приносим тебе хвалы сицевыя: Радуйся, отроком звездо благонравия; Радуйся, ангела хранителя увеселение. Радуйся, яко того николиже опечалил еси; Радуйся, присных любимиче. Радуйся, во учении преспевавый и тем мудрецы мира сего удививый; Радуйся, яко, еще ученик сый, Анфимиа богохульника посрамил и вразумил еси. Радуйся, угнетенных слезы горькия в судех узревый; Радуйся, от творящих беззакония уклонивыйся. Радуйся, пути незлобия спасительнаго взыскавый; Радуйся, по успении матере в пустыню заключивыйся. Радуйся, тамо за родители преставльшияся Богови усердно моливыйся; Радуйся, яко тии днесь, со Владычицею и святыми ликующе, от земнородных величаются и хвалятся. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 3

Силы, во еже словом и делом Христу работати стяжал еси, Иоанне, аки тезоименный ти Предтеча, в пустыни. Тамо бо, постом страсти плотския умертвив, молитвою дух окрилил еси и, яко воин, противу князя власти воздушныя во вся оружия Божия облеклся еси, со упованием поя Богу крепкому: Аллилуиа.

Икос 3

Имея власяницу и пояс усмен о чреслех, Крестителя Христова ревнителю, былием питался еси, Иоанне, в пустыни, из неяже, яко муж силы исполнь, изшел еси. Темже вопием ти: Радуйся, воздержанием Илии Пророку уподобивыйся; Радуйся, нищеты Христовы подражателю. Радуйся, целомудрием неможение телесе укрепивый; Радуйся, богомыслием уныние отгнавый. Радуйся, памятию всеведения Божия сердце непорочно соблюдый; Радуйся, бдением козни бесовския посрамивый. Радуйся, искушения сам победивый и иныя последи томужде научивый; Радуйся, в делании духовнем подвизающихся мудрый укрепителю. Радуйся, друга твоего Феодора от падения греховнаго удержавый; Радуйся, друга твоего епископа Василия во служении утвердивый. Радуйся, от мира изгнанным пристанища тихаго указателю; Радуйся, иноческаго жития защитниче. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 4

Бурю искушений новую победил еси, Иоанне, в пещере един вселився; болезни же ради из пустыни изшед во Антиохию, от святаго Мелетиа во диакона поставлен был еси и попечению о неимущих ревностно предался еси. Еже видяще, вернии радостно пояху Богови: Аллилуиа.

Икос 4

Слышав от верных о тебе речи хвалебныя, святый Флавиан по достоянию благодать священства низведе на тя, Иоанне. Темже людие антиохийстии веселяхуся и, труды твоя праведно чтуще, тако тя величаху: Радуйся, о себе попечение всякое отвергий; Радуйся, убогим покрове. Радуйся, теплое сирым прибежище; Радуйся, скорбей утолителю. Радуйся, о людских невежествиих печальниче; Радуйся, девственнаго жития сладкогласный ублажателю. Радуйся, многи иудеи просветивый; Радуйся, искавшия спасения правым учением оглашавый. Радуйся, житием твоим сего учения не посрамивый; Радуйся, благочестия светильниче. Радуйся, Апостолом единонравниче; Радуйся, яко праведно дадеся ти жребий пастырскаго о душах попечения. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 5

Боготочною кровию от вечныя смерти искупленныя соблюдая, егда сан священства приял еси, Иоанне, дело благовестника трезвяся добре сотворил еси, обличая, запрещая, умоляя со всяким долготерпением и учением и поя Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видя нестроения во граде, скорбя же о сем, покоя не познал еси, Иоанне, неверныя бо благовестием оглашал еси, верныя же таинствы церковными освящая и тайнам веры уча, достойно стяжал еси имя Златая уста, слышав от всех сицевая: Радуйся, пастырю добрый; Радуйся, святым крещением многа чада Церкви Христове породивый. Радуйся, помазанием мира печать дара Духа Святаго тем даровавый; Радуйся, святейшия трапезы предстоятелю умиленный. Радуйся, пищею нетления чада твоя питавый; Радуйся, покаянием сердец очистителю. Радуйся, супружеств о Господе сочетателю; Радуйся, елеа помазанием целителю. Радуйся, слова Божия неложный истолкователю; Радуйся, ересей мощный обличителю. Радуйся, глубокий кладязю истиннаго богословия; Радуйся, яко притяжал еси паствы сердца, любве к тебе исполненная. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 6

Проповедник покаяния наипаче явился еси, Иоанне, егда людие антиохийстии, царя подобие низвергше, гневу того достойно подпадоша. Божиим бо милосердием утешая, ко исправлению жития словесы твоими влекл еси вся, во еже сердцем чистым пети Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия Антиохия радостию, егда по словеси твоему беззакония своя оплакавши, царево прощение получи. Обаче скорбию омрачися вскоре, с тобою разлучаема: во архиепископа бо Царюграду призван был еси, Иоанне. Темже тебе вопием: Радуйся, аки Исаиа, скорбьми града отеческого поболевый; Радуйся, аки Иеремиа, злонравие людское оплакавый. Радуйся, аки Иезекииль, беззаконники ко обращению призывавый; Радуйся, молние, гордыню низложившая. Радуйся, громе, беззаконно жившия устрашивый; Радуйся, корыстолюбия обличителю. Радуйся, пагубу тщеславия показавый; Радуйся, студнаго еллинскаго многобожия посрамителю. Радуйся, смятенных сердец умирителю; Радуйся, споспешниче епископу Флавиану, старцу праведному. Радуйся, со пустынножители царския приставники на милость преклонивый; Радуйся, Ионе, Ниневию спасшему, равный. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 7

Хотя церковь Цареградскую, аки невесту Христову, достойно украсити, во благолепие вся привел еси, Иоанне. Всенощными бо бдении от сборищ арианских верныя отвратил еси и чин Божественныя литургии мудре устроил еси яко благовонное миро, источив молитвы, имиже назидающеся, о тебе Богови поем: Аллилуиа.

Икос 7

Новое знамение милости Божия бысть о тебе, святителю: молитвами бо твоими вернии всех времен, Богови беседующе, во спасение умудряются. Приими убо от нас сицевыя хвалы: Радуйся, аки Давид, словесы молитвенными Церковь Божию обогативый; Радуйся, аки брат Божий Иаков, чин Божественныя литургии написавый. Радуйся, в томже Великому Василию подражавый; Радуйся, Духа Святаго приятелище. Радуйся, тобою бо Дух Святый написа словеса спасительная; Радуйся, яко молитвами твоими, от сна воставше, Отца благодарим. Радуйся, яко твоими словесы, ко сну грядуще, от Духа Святаго прегрешений оставления просим; Радуйся, яко усты твоими Сына Божия умоляем, да не в суд причастие Божественных Тайн приимем. Радуйся, рабе Божий, уничиженныя на вечерю Христову глашаяй; Радуйся, проповедниче Распятаго на кресте за мирский живот и спасение. Радуйся, яко в слово твое, аки в ризы позлащены, тайны веры одеяшася; Радуйся, песнотворче и вития дивный. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 8

Странник во юдоли земней быв, смирения, воздержания и чистоты образ показал еси, Иоанне, житием во царствующем граде: тамо бо обители иноческия обновил и создал еси, и уставы жития монашескаго дал еси девам непорочным; от нихже, аки фимиам благовонный, вознесеся Богови песнь великая: Аллилуиа.

Икос 8

Всею душею Христови работая, человеком угождати не восхотел еси, Иоанне. Именитым бо вечери устрояти престав, убогим трапезы умножил еси, странноприимницы же и безмездныя врачебницы недужным создав, научил еси пети тебе: Радуйся, Николаа, святителя Мирликийскаго, соревнователю; Радуйся, стяжавый смирением высокая. Радуйся, приобретый нищетою богатая; Радуйся, сими добродетельми иноком образ бывый. Радуйся, гладных питателю; Радуйся, аки Авраам, странныя приимавый. Радуйся, безприютных сирот приятелище; Радуйся, безпомощных старцев и стариц попечителю. Радуйся, избытки своя неимущим расточивый; Радуйся, яко коемуждо в горестех, аки ангел утешитель, являлся еси. Радуйся, руки богатых на благодеяния отверзавый; Радуйся, яко о глубине милосердия твоего Мати Божия возрадовася. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 9

Всяк язык спасти хотя, проповедники Евангелия ко скифом, праотцем нашим, послал еси Иоанне, из Константина града, в немже храм во имя Апостола Павла создал еси готфом, да и тии, ересь ариеву отвергше, православными усты поют Богови: Аллилуиа.

Икос 9

Витии православия к неверным послав, к церквам верных, во Асии сущим, сам подвиглся еси, Иоанне, и тыя посещая, нерадивыя обличая, усердныя же похваляя, вся смотрительне устроил еси. Темже тя славим: Радуйся, православия светило; Радуйся, пастырю добрый, о заблуждших овцах попекийся. Радуйся, яко в земли скифстей днесь имя твое прославляется; Радуйся, яко во имя твое церкви Божия зде воздвизаются. Радуйся, служения апостольскаго причастниче; Радуйся, по словеси Апостола Петра стадо Божие пасый. Радуйся, не нуждею, но волею и по Бозе сие посещавый; Радуйся, мздоимства твердый искоренителю. Радуйся, правил церковных нелицеприятный блюстителю; Радуйся, ленивыя рабы праведно изгнавый. Радуйся, яко во благое трудившиися от тебе похвалишася и укрепишася; Радуйся, Церкве испытанный управителю. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 10

Спасению паствы твоея служити не престал еси Иоанне, от Асии в Царьград возвратився. Егда же царицы и именитых злонравное житие обличати безбоязненне начал еси, скорби многи приял еси; тобою бо обличаемии, не могуще абие яве заградити праведная уста твоя, тайно ковы деяху, во еже погубити тя, чисте Богови взывающа: Аллилуиа.

Икос 10

Стена невинно гонимым иноком явился еси, Иоанне: сего ради яве обнажися злоба велия, юже врази на тя имеяху. Льстивый бо Феофил со царицею нечестиво на соборищи оболга и низложи тя, не помянув трудов твоих во благо отечествия. Мы же сия благодарне воспоминаем, глаголюще: Радуйся, дивную любовь ко отечеству земному показавый; Радуйся, Царяграда от варварского нашествия свободителю. Радуйся, Гаины, грознаго вождя готфскаго, укротителю; Радуйся, милостей древних, церкви царьми дарованных, охранителю. Радуйся, Евтропию властному убежище церковное отъяти не попускавый; Радуйся, последи в сем убежищи тогожде Евтропия гонима спасый. Радуйся, ограждения ради Нитрийских иноков неправды соборища беззаконнаго кротце претерпевый; Радуйся, яко слово Писания: "Любы долготерпит",- на тебе оправдася. Радуйся, ополчатися за тя присным воспретивый; Радуйся, меча противу врагов неподъемый. Радуйся, властем повинувыйся и сего ради волею в руки воинов нощию предавыйся; Радуйся, из отечествия правды ради изгнанный. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 11

Пением радостным изменися вскоре плачь паствы твоея, доблий страдальче: во изгнание бо влекому ти, внезапу гром возгреме, молния возблиста и, ветром шумящим, земля поколебася. Яже видящи и трепещущи, царица раскаяся и честне тя возврати, смиренно вопиющи Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Светлую православия свещу, сугубо царица возненавиде тя вскоре, егда обличил еси ю, подобие свое близ храма поставльшую: сего ради, сторицею осужденный, в Кукузе, веси дальней и малей, заточен был еси, Иоанне. Приими убо от нас сицевыя хвалы: Радуйся, по словеси Иеремиину от юности ярем Божий подъемый; Радуйся, по глаголу Христову, руку делания на рало духовное возложивый. Радуйся, до конца вспять не отвративыйся; Радуйся, противу царицы злонравныя возгремевый. Радуйся, тою, аки Креститель Иродиадою, возненавиденный; Радуйся, от убийц незримо ангелом спасенный. Радуйся, в дому твоем любовию паствы твоея хранимый; Радуйся, клевретами неправедных судей уничиженный. Радуйся, в заточение со смирением безропотно шедый; Радуйся, верными оплаканный. Радуйся, за Господа распятаго изъязвленный и заушенный; Радуйся, яко мученицы со Предтечею на небесех о терпении твоем ликоваху. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 12

Благодать Божия и во изгнании соблюдаше тя, Иоанне, тамо бо, аки Павел святый во узах, финикияном и персом Евангелие возвещал еси, посланьми верныя утешая. И тако упасл еси Церковь даже до дне, воньже златая уста твоя изрекоша словеса последняя: слава Богу за вся! Душа же твоя на небеса пренесена бысть святыми ангелы, победне вопиющими: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще радостно, вернии пренесоша святыя мощи твоя, Иоанне, в Царьград, отнюдуже слава твоя пройде до последних земли и обыде всю вселенную, учащи всех пети тебе сице: Радуйся, странниче, во отечествие небесное вшедый; Радуйся, всех церквей молитвами напутствованный. Радуйся, на пути в Пифиунт дальний в Команех течение скончавый; Радуйся, яко кончину ти предрече священномученик Василиск. Радуйся, от сего услышавый: "Брате, заутра купно обрящемся"; Радуйся, Святых Тайн приятием к восхождению в рай укрепивыйся. Радуйся, яко душа твоя от многотруднаго телесе тихо разлучися; Радуйся, яко тление не прикоснуся костем твоим. Радуйся, яко на сих во храмех жертва безкровная днесь возносится; Радуйся, небесных высот обитателю, светом невечерним осиянный. Радуйся, яко со святыми Василием Великим и Григорием Богословом явлься, восхваляти тя купно со онеми вся научил еси; Радуйся, славо Церкве вселенския. Радуйся, святителю великий Иоанне Златоусте.

Кондак 13

О святителю великий Иоанне Златоусте! Призри с небесных высот на ны, долу поверженныя, и прием сие от любве нашея приносимое ти хваление, умоли Господа Бога, да излиет на ны благодать Свою, немощная врачующую, сущия во православии укрепит, отпадшия же от Церкве паки в лоно тоя приведет, благоутробием Своим оскудевающая восполняя, и всех сподобит с тобою и всеми святыми пети Ему во веки: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

МОЛИТВА ПЕРВАЯ

О святителю великий Иоанне Златоусте! Многая и различная дарования от Господа приял еси и, яко раб благий и верный, вся данныя тебе таланты добре умножил еси: сего ради воистину вселенский учитель был еси, яко всяк возраст и всяко звание от тебе поучается. Ты еси отроком - послушания образ, юным - целомудрия светило, мужем - трудолюбия наставник, старым - незлобия учитель, иноком - воздержания правило, молящимся - вождь от Бога вдохновенный, мудрости ищущим - ума просветитель, витиям доброглаголивым - слова живаго источник неисчерпаемый, благотворящим - милосердия звезда, начальствующим - правления мудраго образ, правды ревнителем - дерзновения вдохновитель, правды ради гонимым - терпения наставник: всем вся был еси, да всяко некия спасеши. Над всеми же сими стяжал еси любовь, яже есть соуз совершенства, и тою, яко силою Божественною, вся дарования во единем лице твоем во едино совокупил еси, и туюжде любовь, разделенная примиряющую, в толковании словес апостольских всем верным проповедал еси. Мы же грешнии, по единому кийждо свое дарование имуще, единения духа в союзе мира не имамы, бываем тщеславни, друг друга раздражающе, друг другу завидяще: сего ради дарования наша разделенная не в мир и спасение, но во вражду и осуждение нам являются. Темже к тебе, святителю Божий, припадаем, раздором обуреваеми, и в сокрушении сердца просим: молитвами твоими, отжени от сердец наших всяку гордость и зависть, нас разделяющия, да во мнозех удех едино тело церковное будет, да по словеси твоему молитвенному возлюбим друг друга и единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

МОЛИТВА ВТОРАЯ

О святителю великий Иоанне Златоусте! Многая и различная дарования от Господа приял еси и, яко раб благий и верный, вся данныя тебе таланты добре умножил еси, сего ради воистину вселенский учитель был еси, яко всяк возраст и всяко звание от тебе поучается. Мы же, грешнии (имена), по единому кийждо свое дарование имуще, единения духа в союзе мира не имамы, но бываем тщеславни, друг друга раздражающе, друг другу завидяще; сего ради дарования наша разделенная не в мир и спасение, но во вражду и осуждение нам являются. Темже к тебе, святителю Божий, припадаем, раздором обуреваеми, и в сокрушении сердца просим: молитвами твоими отжени от сердец наших всяку злобу, недоброжелательство, гордость и зависть, нас разделяющия, да во мнозех удех едино тело церковное невозбранно пребудем, да по словеси твоему молитвенному возлюбим друг друга и единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 8

Уст твоих якоже светлость огня возсиявши благодать, вселенную просвети: не сребролюбия мирови сокровища сниска, высоту нам смиренномудрия показа. Но твоими словесы наказуя, отче Иоанне Златоусте, моли Слова Христа Бога, спастися душам нашим.

Кондак, глас 6

От небес приял еси Божественную благодать и твоими устнами вся учиши покланятися в Троице Единому Богу, Иоанне Златоусте, всеблаженне преподобне, достойно хвалим тя: еси бо наставник, яко божественная являя. Величание Величаем тя, святителю отче Иоанне, и чтим святую память твою: ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

Рубрики:  акафисты и молитвы

Метки:  

Полное собрание творений Иоанна Златоуста

Понедельник, 08 Февраля 2010 г. 22:57 + в цитатник
pravoclavie.ru/index.php?op...&Itemid=41

В архиве собраны 12 томов творений Святителя Иоанна Златоуста. Иоанн Златоуст, является одним из трех учителей Православной Церкви, поэтому нет никакого смысла рассуждать о пользе данных книг. Не все нам может быть понятно, в творениях Святителя Иоанна, но многое, будет волне поддаваться нашему пониманию. Если вы хотите, чтобы проповедь любви Святителя Иоанна Златоуста дошла до вас, то вам стоит прочитать данные творения, пусть даже это и потратит много времени.

 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Святитель Иоанн Златоуст

Понедельник, 08 Февраля 2010 г. 22:44 + в цитатник
 (324x450, 46Kb)

Иоанн Златоуст - величайший из отцов Восточной церкви, один из трех ее "вселенских учителей". Родился около 344 г. в Антиохии, в богатой, блестящей семье. Антиохия - центр торговли между Востоком и Западом - была самым цветущим городом сирийского плоскогорья. Антиохия дала множество светил церкви. Она пошла во главе начального христианства. Здесь впервые создалось имя последователей новой религии. Здесь начал свою работу апостол Павел, отсюда вышел и Златоуст. Здесь провел свою жизнь и лучший ритор эпохи Ливаний. Антиохия дала многих известных схоластиков-адвокатов. Красноречие здесь культивировалось давно, имело спрос и ярких представителей. Златоуст был учеником и любимцем Ливания. Богословие он изучал у Диодора, впоследствии знаменитого епископа тарсийского и епископа Мелетия. В 369 г. Златоуст крестился и стал предаваться аскетическим подвигам сначала дома, а потом в пустыне. Страстный, неудержимый темперамент не давал ему ничего делать в половину. Только тяжелая болезнь заставила его прекратить это физиологическое "любомудрие". Он вернулся в мир, получил в 381 г. сан диакона, в 386 г. - сан пресвитера, и началась его слава. Ни прежде, ни после восточное церковное общество не видело такого витии. Как истинный художник, он трогает всех - образованных и простецов. В 397 г. он получил столичную кафедру. Он пришел сюда с глубоким опытом по части самоусовершенствования и со своей безмерной наивностью человека, совершенно не признающего никаких сделок и компромиссов в среде, которая вся соткана из этих сделок, интриг и подвохов. В эту отравленную среду явился великий человеколюбец-аскет, христианин в начальном смысле этого слова, бесстрастный борец, образованнейший человек эпохи, сливший в себе лучшее, что могли дать христианство и язычество. Нетрудно было предсказать Златоусту его участь. В Константинополе он стал идолом народа. И в то же время он сразу объявил войну всем - духовенству, монашеству, войну придворной камарилье, арианству, новацианству, войну епископату, богачам и самой императрице. Его почитателем был только пролетариат, бессильный в решительную минуту отстоять своего печальника. Этот ураган пронесся над дряхлеющим миром и напомнил в последний раз, что сила христианства в двух вещах: в безмерной любви к труждающимся и обремененным жизнью и в синтезе образования и веры. Весь Златоуст в этих двух заветах. Первым делом по приезде в столицу он распродал всю богатую обстановку, заведенную его богатым предшественником, а вырученные суммы употребил на приюты и госпитали. Никогда и ни в ком из отцов церкви богатство не встречало такого противника. "Корыстолюбивые богачи - это какие-то разбойники, засевшие при дороге, грабящие проходящих и зарывающие имущества других в своих кладовых". Богатые становятся псами, злее самих псов, и "как свиньи в грязи, они услаждаются, валяясь в нечистотах сребролюбия". Чем же заменить эту хищную погоню за богатством? Золотым веком. "Сначала Бог не сделал одного богатым, а другого бедным и, приведши людей, не показал одному многих сокровищ, а другого лишил этого приобретения, но всем предоставил для возделывания одну и ту же землю. Каким же образом, когда она составляет общее достояние, ты владеешь столькими-то и столькими участками, а ближний не имеет ни клочка земли?" Легко понять, что Златоусту трудно было искать приверженцев в зажиточных классах общества. Всемогущий Евтропий, переместивший его в столицу, скоро оказался в рядах его врагов. Горячий проповедник дошел, наконец, до трона. Императрица Евдоксия, веселая женщина, поклонница жизни и удовольствий, сорившая деньгами, не могла нравиться суровому антиохийскому выходцу. В проповедях с амвона о роскоши он не раз глазами давал понять слушателям, куда направляются стрелы его обличения. При одном случае он назвал императрицу Иезавелью. Златоуст пал. Его дело с самого начала было обречено на поражение. Соотношение сил борющихся сторон было слишком неблагоприятно. Кроме городской неорганизованной бедноты, ему никто не мог оказать поддержки. Его ближайшими сподвижниками должны были быть его собратья-епископы, белое духовенство и монахи. Но Златоуст перессорился с ними. Приезжавшие часто в столицу епископы не видели более ни хлебосольства, ни гостеприимства. Когда они попадали в неприятные положения, Иоанн был беспощаден. В 399 г. вследствие дошедших до него жалоб на злоупотребления среди азийских епископов Златоуст отправился в Ефес, где рукоположил своего диакона, которому верил. Кроме того, он низложил около пятнадцати епископов с других кафедр за провинности разного рода, а на всех прочих естественно навел страх. Белое духовенство также не могло питать к Златоусту добрых чувств. По свидетельству историка, он "начал обходиться с подчиненными суровее, чем следовало, и через это надеялся исправить жизнь подвластных ему клириков". Но самого страшного врага Златоуст приобрел себе в монашестве. Трудно быть более совершенным монахом, чем был Златоуст, и, однако, трудно представить себе разницу большую между ним и монахами обычного тогда типа на Востоке. Златоуст написал даже трактат в защиту пустынножительств, сам шесть лет в уединении расстраивал свое здоровье. И, однако, он был далек от отшельников по своему настроению и взглядам. Его кипучая натура не была создана для пустыни. Он понимал необходимость временного уединения, как ценил его и Христос. Но уединение постоянное есть саморазрушение, духовное убийство, неизбежное оскудение. Златоуст скоро постиг это. С другой стороны, пастырская деятельность заставляла Златоуста сталкиваться со следующим плачевным явлением. На призывы к возрождению и жизни по Евангелию паства отвечала ему доводом: "Это не наше дело, это хорошо для монахов". Христиане поделились на два класса - специалистов и дилетантов по части спасения. От последних нельзя требовать того, к чему призваны первые. Это значило признать христианство как закваску, которая должна переквасить все человечество не удавшимся. Для Златоуста это было богохульством. "Его идеалом была уже не пещера, где он жил отшельником, и даже не обитель, где он находился в общежитии, но первоначальное иерусалимское общество и город" - такой как Антиохия или Константинополь. Но в его представлении это был уже город христианский, населенный верующими, всецело послушными строгости нового закона, без отговорок выполняющими евангельские веления, - одним словом, истинными монахами в миру, подобными во всем, кроме брака, строжайшим отшельникам. Златоуст не хотел знать, что начальное христианство было глубоко аристократично в высшем смысле этого слова; он думал сделать его демократическим. Трудно представить положение более трагическое: Златоуст, как никто в его время, толковал Евангелие просто, реально, без аллегорических тонкостей лицемерного экзегесиса наших дней. И, однако, именно он оказался романтиком на епископской кафедре. Так безмерно далеко назад отодвинулась жизнь от начального христианства. При таком отношении к монашеству Златоуст считает подвигом не загнать человека в пустыню, а избавить его от бесцельного подвижничества. Легко понять, что сторонниками Златоуста не могли быть лица, смысл существования которых он стал зачеркивать. Монахи и решили в последнем счете судьбу этого единственного монаха, отрицавшего монашество. Масса монашества вербовалась из некультурных слоев; в пустыне она еще более дичала и понесла миру сюрпризы в роде антропоморфизма. Начинается дикий поход против настоящего христианского просвещения в лице его гениального представителя, Оригена. Интриганы и властолюбцы быстро оценили эту черную силу и оперлись на нее при достижении своих целей. Первым из них и самым выдающимся был Феофил Александрийский, смертельный и счастливый враг Златоуста. Столкновение произошло между ними при следующей обстановке. В Египте среди главной массы монахов-антропоморфистов оказались протестанты - братья Долгие-оригенисты. Феофил стал теснить их. Братья обратились за помощью к Златоусту. Последний не отказал им в поддержке. Феофил начал кампанию рассылкою посланий, в которых "явно порицал только сочинения Оригена". В то же время по его совету Епифаний Кипрский явился в Кнстантинополь, где выступил с осуждением книг Оригена и Иоанна, его сторонника. Когда это выступление не имело успеха, Феофил добился созыва собора против Златоуста. На собор в предместье Халкидона под Дубом в 403 году съехались епископы, большей частью враждебно настроенные против Иоанна, и даже такие, которых он лишил кафедр. Иоанн отказался предстать перед этим судилищем и был низложен за этот отказ. Народ пришел в волнение. Чтобы не дать повода для беспорядков, Иоанн тайно отдался в руки властей и был отправлен в ссылку. В столице послышался грозный ропот. Иоанна приказано было вернуть. Он не решался занять кафедру до пересмотра дела на соборе. Но возбужденный народ стал поносить царствующих особ и тем принудил его уступить, чем дано было оружие в руки его врагов. Между тем собор продолжал свои заседания и расправу с друзьями Златоуста. Его поведение вызвало кровавое столкновение между константинопольцами и александрийцами, во время которого многие были изранены и убиты. Феофил бежал в Александрию. Ссылка не изменила Иоанна. Когда на ипподроме была воздвигнута серебряная статуя императрицы, Иоанн произнес свою знаменитую проповедь, начинавшуюся словами: "Вновь Иродиада беснуется, вновь возмущается, вновь пляшет, вновь требует главы Иоанна на блюде". В столице снова собрался собор, который обвинил Иоанна за самовольное занятие кафедры после осуждения. Через два месяца, 10 июня 404 г., Иоанн отправился в ссылку. Во время волнений, связанных с этим отъездом, сгорели церковь и здание Сената. Репрессии раздавили движение. Иоанн был отправлен в Кукуз, в Малой Армении. Отсюда он вел обширную переписку с друзьями. Враги не забывали его и настояли на ссылке в Пициус, на кавказском берегу Черного моря. Но Иоанн умер по дороге туда в Команах 14 сентября 407 г. со словами на устах: "Слава Богу за все". - Литературное наследство Златоуста колоссально. Оно обнимает трактаты, письма и проповеди. Произведения первого рода принадлежат раннему антиохийскому периоду жизни Златоуста. Из них замечательны: "О девстве", "О священстве" и др. Из проповедей любимой формой Златоуста является "беседа". Большинство бесед сказано в Антиохии в 386 - 397 годах. В них дан комментарий на значительную часть Книги Бытия, на отделы Книги Царств, на 58 псалмов, на часть Книги пр. Исаии и др. Но особое внимание Златоуст отдает Новому Завету: Евангелию от Матфея он посвящает 90 бесед, Евангелию от Иоанна - 88, книге Деяний - 55, Посланию к римлянам - 32, к коринфянам - 44, к глатам - сборник, к ефесянам - 24, к филиппийцам - 15, колоссаям - 12, к фессалоникийцам - 1 - 2 - 16, к Тимофею 1 - 2 - 28, к Титу - 6, к Филимону - 3 и к евреям - 34. Шедевром из толкований к Ветхому Завету считаются беседы на псалмы, а к Новому Завету - беседы на Послание к римлянам. "Слова" на определенные темы говорились Златоустом по самым разнообразным поводам: 12 слов "Против аномеев", 8 "Против иудеев" догматико-полемического характера; праздничные, например, на 25 декабря, "О кресте и разбойнике" и пр.; похвальные слова в честь Иова, братьев Маккавеев и их матери, в честь Диодора, который еще был жив и присутствовал в храме, и др. Захватывающими и по форме, и по содержанию являются 21 беседа "О статуях" от 387 г. по случаю низвержения антиохийцами императорских статуй и два слова по делу Евтропия в январе 399 г. в Константинополе. Первое из них 17 января построено на жгучую тему: Евтропий низвергнутый и в смертельной опасности ищет убежища в церкви после того, как сам хлопотал об уничтожении права на это убежище для других. Письма (около 240) относятся почти без исключения ко времени его ссылки. Как чтило потомство Златоуста, доказывают сохранившиеся рукописи его произведений. Печатные каталоги насчитывают более 1900 манускриптов с его сочинениями. Кроме того, из него черпали без конца разные сборники, каталоги и пр. При всем том нельзя указать языка, на которой не переводились бы его творения. Наука в большом долгу перед Златоустом. Сочинения его не все изданы и не всегда с лучших рукописей. Более полное издание принадлежит Монфокону в Париже 1718 - 1738 г. в 13 томов. Оно перепечатано у Nigne, "Patrokogia", ser. gr., t. 47 - 64. Кое-что переиздано вновь. По наблюдениям Маттеи и епископа Порфирия , встречавшиеся ими рукописи дают текст многих произведений полнее и лучше изданного. Совсем не изучены переводы, особенно славянские. Их значение для критики текста огромно. Работа над Златоустом - долг по преимуществу русской науки. - См. Chr. Baur, "S. Jean Chrysostome et ses oeuvres dans l'histoire litteraire" (Лувен, 1907 - превосходная библиография); Bardenhewer, "Patrologia" (3-е изд., 1910); позднейшую литературу см. в дополнительном 23-м томе "Realencyklopadie fur protest. Theologie und Kirche" 1913 г. Творения Златоуста в русском переводе, изд. Петербургской Академией, т. 1 - 12 (СПб., 1898 - 1906). - Литература: Э. Пюэш (E. Puech) "Св. Иоанн Златоуст и нравы его времени" (СПб., 1897); Фаррар "Жизнь отцов и учителей церкви" (перевод Лопухина, СПб., 1902, т. II); М. Григоревский "Учение св. Иоанна Златоуста о браке" (Архангельск, 1902); С. Никольский "История церквей Антиохийской и Константинопольской за время св. Иоанна Златоуста по его творениям" (Ставрополь-Кавказский, 1905); И. Попов "Св. Иоанн Златоуст и его враги" ("Богословский Вестник", 1907, т. III); В. Гладков "Учение св. Иоанна Златоуста о пастырском служении" ("Православный Собеседник", 1898, т. I); профессор Экземплярский, статья в сборнике, посвященном Толстому, изд. "Путь" (автор за нее лишен кафедры); Е.Е. Голубинский "История русской церкви" (т. I, ч. 2, изд. 2-е); А.И. Соболевский "Переводная литература Московской Руси XIV - XVII веков" (СПб., 1903); Горский, Невоструев "Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки" (отд. 2, М., 1857 - 1862); профессор В. Экземплярский "Учение древней церкви о собственности и милостыне" (Киев, 1910); Зейпель "Хозяйственно-этические взгляды отцов церкви" (М., 1913).

Рубрики:  жития святых


Поиск сообщений в татьяна_магаева
Страницы: 152 ... 21 20 [19] 18 17 ..
.. 1 Календарь