-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Анатоль_01

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.11.2002
Записей: 7008
Комментариев: 84678
Написано: 91458


О бедном Рошале замолвите слово

Пятница, 11 Ноября 2016 г. 20:54 + в цитатник
Вчера читал дискуссии на шахматном сайте, посвященные персоне Александра Борисовича Рошаля. Если кто не знает - был такой главный редактор журнала "64 - Шахматное обозрение", летописец А. Карпова, агент КГБ и прочая, прочая, прочая.
Вот, например, один из комментариев в отношении этого человека: http://chess-news.ru/node/21939#comment-24759
Ну, и там дальнейшая дискуссия тоже о нем. Читаем ее отдельные выдержки:

Яков Зусманович (шахматный историк):

О работе Рошаля на КГБ и его деятельности по отношению ко многих персонажам шахматного мира я знаю не из книги "КГБ играет в шахматы". Я все-таки живу на Западе, и у меня полно материалов, которые дают четкое представление о деятельности этого человека во времена СССР. У меня есть личные письма Виктора Корчного, есть материалы Эдуарда Штейна, Ленни Кавалларо, Джеймса Шредера, Тони Сэйди и многих других американских и европейских исследователей и историков.
"Мы знаем где его искать", - сказал Рошаль об Игоре Корчном, скрывавшемся от властей. Нравится Вам это "мы"? Есть Лариса Вольперт и, ныне покойный профессор Павел Рейфман, а есть Рошаль и карповская кодла.
Я жил в СССР, общался с диссидентами и отказниками, прекрасно знал, что происходит в стране. Быть сыном репрессированного экономиста и отсидевшей долгие годы зэчки, но при этом служить палачам и мучителям родителей - это ли не величайшая подлость, это ли не величайшее злодейство.
...Да, Рошаль спас "64". И что? Это обеляет все его предыдущие поступки?
Еще раз повторю: я надеюсь, Рошаль в аду. Насчет же меня выяснится, когда придет мое время.


Иноземцев:

Cогласен с Яковом! Судя по делам и речам, это был умный энергичный подонок, продавший душу дьяволу! Возможно, его мучительная болезнь была дана ему в искупление.

Валерий Салов, известный гроссмейстер:

Напротив, президенту ВСИ ( Всемирного совета игроков - Валерию Салову, мое примечание)
случалось даже выслушивать от А.Б. угрозы физической расправы – угрозы, продиктованные именно неприятием нашей демократической платформы и борьбы с читерством в шахматах.

Ну, и достаточно. Там еще есть очень негативные комментарии по поводу нашего "героя". Однако они носят какой-то общий, неконкретный характер (единственное исключение - пример Салова, которому Рошаль угрожал физической расправой; смех, да и только, зная этого исключительного труса, конечно же, он "расправлялся" бы чужими руками).



Вы скажете - зачем так вспоминать уже почившего журналиста? О покойном либо хорошо, либо ничего?
Эта мысль уже звучала на страницах Чессньюс, однако на нее было резонно замечено, что о Гитлере и Сталине тоже надо только хорошее? Тем более, что про Рошаля уже снова поют дифирамбы на нынешних страницах сайта. Хотя бы здесь: http://www.chess-news.ru/node/22234
Гена Сосонко накатал огромную статью. И видите - ни единого комментария. Гробовое молчание. Интересно - почему? Скорее всего - не хотят поддакивать. Слишком многим людям нагадил. Бедный Рошаль. Но пора бы перейти к конкретности. Замолвить за него, "гусара", слово. Я много лет хранил молчание по поводу тех причин, которые способствовали тому, что я в своем романе "Французская защита" вывел его образ под очень грубым псевдонимом "Сношаль".

Рассказываю.
Немного подробностей моего прихода в журнал "64-Шахматное обозрение" летом 1988 года. После окончания Высшей школы тренеров. Там я оказался по желанию замечательного человека Леонида Залмановича Гвоздева, который в то время тянул на себе всю основную работу по изданию журнала. Я написал во время учебы с десяток статей в "64" и все они прошли на ура. Особенно удался материал про дебютные новинки, который был моей дипломной работой. Анонс статьи в виде огромного рисунка был поставлен на первую страницу обложки. Сама идея была оригинальной, недаром профессор Малкин, который преподавал у нас в Высшей школе тренеров, сказал: "Это тема докторской диссертации". Ну, в общем, уговорил Гвоздев Рошаля взять меня, и пришел я в "64" на должность редактора с окладом в 130 рублев в месяц. Хотя как тренер в спортивной школе Калининграда получал значительно больше.

Атмосфера, нравы и порядки в редакции меня поначалу удивили. Но потом привык. Рабочий день начинался с того, что Рошаль собирал творческий коллектив у себя в кабинете и, павлином расправив грудь, начинал длинные речи. Они быстро сводились к критике трудовой деятельности сотрудника по фамилии Каржавин. Тот вел в журнале рубрику приколов и разных безделиц на шахматные темы, имел всегда болезненный вид и вообще производил впечатление не совсем здорового, адекватного человека. Вот фото из одного такого собрания, еще до моего прихода в редакцию. Видите - почти все стоят, даже Карпов, а наш павлин сидит и втолковывает свои незыблемые истины. Каржавин стоит второй справа, левее от него - Наталья Полянская, о которой пойдет речь немногим позднее.



В ответ на критику Каржавин странным голосом начинал защищаться, отбиваться и даже переходить в нападение на Александр Борисыча. Рошаль распалялся и орал. Всё громче и громче. Каржавин сопротивлялся в ответ петушиным дискантом. Все отворачивались и прыскали в кулачки. Я первое время был в акуйе, потом тоже начинал смеяться. Бой Рошаль - Каржавин заканчивался нокаутом обоих противников, все по приказу главного редактора расходились по рабочим местам, а на место "груши для битья" приглашалась полусумасшедшая Люба, высокая и страшная дама неопределенного возраста и неопределенных занятий в редакции. Мы уходили по коридору под страшные звуки начальственного голоса и бабские стенания Любы, что она "ни в чем не виновата".

Отношения с Рошалем в то время у меня были ровные. Я работал на совесть, редактировал чужие статьи, писал свои, в общем, обычная рутина. Зарплаты в то время катастрофически не хватало. Моя молодая жена Марина тоже трудилась на одном закрытом предприятии, но у нее оклад был еще меньше.
В редакции мы сидели в комнате втроем - я, Наталья Полянская и Леня Марголис, мой друг. Запомнился один эпизод, связанный с неожиданным скандалом. Почему-то однажды Рошаль начал выбирать своей очередной мишенью Леню - спокойного и уравновешенного человека, прекрасного редактора, великолепного стилиста. За то, что Леня поддерживает Гвоздева и якобы вместе с ним плетет интриги за спиной шефа. Однажды Рошаль зашел в нашу комнату и в очередной раз наорал на Леню. И тут случилось чудо - Леня в ответ тоже оглушительно рявкнул на Борисыча:
- Не смейте мне хамить!! Никогда!!!
Рошаль от неожиданности икнул и согнулся вопросительным знаком. Потом побагровел, колобком выкатился прочь. С этого момента Леня и Рошаль долго не разговаривали, и главред вообще не показывался в нашу комнату. Общался со мной и Полянской, стоя в соседней комнате, не заходя на порог. Я понял - когда трусу дается отпор, то он боится даже показаться на глаза.

Так примерно продолжалось до тех пор, пока весной 1990 года я по приглашению знакомой из Стокгольма не выехал в Швецию. Вместе с женой, в счет своего отпуска. Там я сыграл в турнире, не очень успешно. И решил ехать на следующий опен - в Мальмё, где разыгрывались хорошие призы. Марину отправил домой, моя знакомая Катрин позвонила в Мальмё своим хорошим знакомым и те согласились приютить меня на время соревнования. Мой результат был ошеломляющий - чистое второе место и приз в районе 1500 долларов США.
Счастливый, я приехал домой, и тут меня поджидали неожиданные сюрпризы. В редакции по-разному восприняли мой успех. Гвоздев, Полянская, Леня Марголис и другие от души поздравили меня, помню еще, как мастер Бухтин на полном серьезе произнес: "Так ты теперь богатый человек!" Удивил тогда, если честно.
Рошаль пригласил меня в кабинет и сладким тоном предложил мне понижение в должности. Типа, вы теперь как бы оторванный ломоть, будете, наверное, ездить в Европу и зарабатывать такие хорошие деньги. Давайте - вы будете не просто редактором, а младшим редактором! А на ваше место мы поставим Вадика Островского, молодого, растущего журналиста. Ну, подумаешь, зарплата снизится со 130 до 110 рублей. Вам теперь это нестрашно, с таким то гонораром из Мальмё.
Ну каково, а? Уважаемый читатель. Однако это лишь верхушка айсберга. Причина не только в том, что Борисыч с какой-то болезненной ревностью относился к тем, кто помимо его поехал "за кордон". Тем более, в капстрану. Основная причина была в другом. О ней я узнал спустя 15 лет.
Жена рассказала.

Когда я был в Мальмё, Александр ибн наш Борисович стал ежедневно названивать ей по телефону с очень неожиданным предложением разделить с ним, половым гигантом, постель. Скромно так, со вкусом. И часто повторял, что "вы даже не представляете, от чего вы отказываетесь!" Марина вежливо посылала полового гиганта на три буквы.
В Стокгольме я написал заявление в редакцию, чтобы продлить отпуск за свой счет, отдал бумагу Марине и та, наконец, после таких звонков поехала в редакцию с этим заявлением. Рошаль был с ней необычайно сладок, пел дифирамбы насчет ее внешности, снова говорил о своей необычайности в постели, но жена встала и пошла на выход. Вдогонку ей Рошаль крикнул:
- Знайте, что положение вашего мужа в редакции зависит от вашего расположения ко мне!

И вот, "расположение" Марины привело к тому, что мне предложили добровольно понизиться в должности и зарплате. Я мог упереться рогом, отказаться, и ничего бы Рошаль не смог сделать. Согласно трудовому законодательству. Но я с улыбкой пожал плечами и согласился. Почему? Потому что я уже знал, что не буду работать в редакции за эти гроши, и кроме поездок в Европу у меня в активе уже открытый кооператив, который приносил гораздо большие дивиденты.

Когда я спросил жену: "Почему ты мне всё не рассказал тогда, а лишь сейчас, спустя 15 лет?". Марина ответила: "Я то тебя хорошо знаю. Если бы рассказала тогда, ты бы пришел в его кабинет и расквасил ему морду. А у него связи в КГБ, тебя бы посадили".
Надо сказать, что об охочести шефа до женского полу в редакции ходили легенды. Пожилая и очень умная машинистка Клавдия Ивановна, которая рассказывала о том, как сопровождала поезд с захваченным в плен под Сталинградом фельдмаршалом Паулюсом, так коротко характеризовала в этом отношении шефа "64": "Негде пробы ставить!" Вся редакция знала, что его любовницей является техред по имени Маша (имя изменено).

Лето и осень 1990 года принесли Александр ибн Борисычу новые удары в отношениях со мною. Я снова ездил в Швецию, в Мальмё и Борас, и дважды в Париж. В Париже меня пригласили играть за команду в первенстве Франции, с гарантированным гонораром за каждую партию. Это был удар ниже пояса, и Рошаль предложил мне уйти с должности младшего редактора за штат. То есть уволиться по собственному желанию. Я снова улыбнулся, пожал плечами и написал заявление. Пожалуйста! Счастливо оставаться! Спасибо за всё и всего доброго!

Однако, Алик (как мило звали его друзья) не захотел "счастливо оставаться". Он хотел мстить. И внезапно ему предоставился удивительный и замечательный случай. А именно - скандал на опен турнире в пригороде Парижа Торси. Расскажу тем, кто не в курсе. Он состоялся весной 1991 года, когда я еще не имел официального рейтинга ФИДЕ, и поэтому решил сыграть там в большой группе B, где участвовали то ли две, то ли три сотни таких же безрейтинговых граждан. Я заплатил турнирный взнос и на свою беду начал кромсать французов без всякой жалости. В четвертом туре случился первый громкий скандаль: игрок по фамилии Моллимард, просрочив время в проигранной позиции, устроил истерику на весь зал, крича, что, мол, эти русские выигрывают всё тут и нет на них управы! Вокруг столика собралось примерно полторы сотни зрителей, все наблюдали за моей реакцией. Я спокойно написал на бланке соответствующий результат, расписался, и подвинул его к беснующемуся французу со словами:
- Подписывай, Дуремар, хватит истерить!
Дуремар подписал капитуляцию, зрители разошлись. Однако все закончилось печально для меня. После семи туров я шел со 100% результатом, в восьмом решил обеспечить чистое первое место, предложив сопернику ничью. Тот благодарно тряс мою руку: согласен! 7,5 из 8 перед последним туром. Однако на следующий день меня ждал "сюрприз": флажок России на первом столике отсутствовал, а на доске объявлений висела "малява" организаторов. О моей дисквалификации. Я полностью привел ее в романе "Французская защита". Там была чистейшая ложь в виде информации, что я играл зимой 1991-го кроме Капелла-ла-Гранде еще в опен турнире в Исси-ле-Молино (`Issy -les-Moulineaux) "выдал на гора" результат, равный рейтингу 2400, а так же в Руане (Rouan), где мой удар пришелся на отметку 2440 пунктов. Я и был бы рад так сыграть, уважаемые читатели! 2440 тогда это примерно как сейчас 2600. Однако, к сожалению, к тому времени не успел еще побывать в этих двух замечательных местечках, Руане и Исси ле Молино.
А вот в Капелла-ла-Гранде в феврале 1991 года играл, уже не отвертеться. И там закончил с уровнем 2390.
Есть документальное доказательство, разве можно спорить?



Поэтому, когда я попросил у организаторов Торси эту "маляву", да еще с печатью-штемпелем и подписями, мне решительно отказали. Потому как понимали, мерзавцы, что их могут засудить за откровенную ложь.
И в своем объяснении мне сказали так: "Вы имели юридическое право играть в этом турнире, но не имели морального".
Каково, а? Моралисты хреновы! А фальсифицировать объяснение, свою писульку, дабы участники турнира прониклись и поддержали дисквалификацию - морально? Я снял ее с доски объявлений и взял себе на память. Пригодилась, когда начал писать роман. И в этот же день выяснилось, что организаторы решили просто сэкономить за мой счет - первый приз в 8 тысяч франков никому не был присужден! Гроссмейстер Евгений Свешников и мой хороший знакомый русский эмигрант Василий Петрович Лубков пытались заступиться за меня во время закрытия, обращались к мэру Торси, но безрезультатно.
Позже, когда я давал интервью французскому шахматному журналу, мне объяснили, что я стопроцентно мог их засудить за такое. И они выпустили в свет это интервью, статью, в которой описали всё как есть. То есть в мою пользу.

Однако, уважаемый читатель, вернемся к нашим баранам, то бишь к Александр ибн Борисычу. Разве мог он упустить такой шанс "отмстить" за пережитое? Нет, граждане и гражданки! Такие шансы не упускаются. Хотя кто я ему? Никакой не гроссмейстер или там выдающийся тренер. Никакой не конкурент, как Юрий Львович Авербах из журнала "Шахматы в СССР", которого он регулярно поливал грязью. Ему в ответ прилетел сокрушительный бумеранг в виде статьи журналиста Васильева, но это, так сказать, рабочий момент. Отряхнулся, пошел дальше "мстить".

И наш герой выдал на гора маленькую такую заметку в своем журнале о подлейшем поступке советского шахматиста на Торси-опен, так нагло обманувшего доверчивых французов. Для того, чтобы уколоть меня побольнее, Рошаль придумал такую фразу "некто Журавлев".
Нихрена себе "некто"! А кто же тогда написал в "64" два или три десятка статей и еще больше разных заметок? Но это еще не всё.
Как сообщила мне Наталья Полянская, это был второй или даже третий, сильно урезанный вариант статейки.
Которая превратилась в заметку. Когда Рошаль собрал по своему обыкновению всех в кабинете и зачитал первоначальный вариант, Наталья пришла в ужас. Она единственная, кто резко протестовал против такого "подхода" и сказала буквально следующее:
- Вы что - с ума сошли??! Он же работал у нас в редакции три с лишним года! И ничего плохого никому не сделал! Зачем такая грязь!?

Увы, она не знала о моем главном грехе, отказе моей жены от притязаний Алика. Однако, после такой возмущенной и справедливой реплики Полянской Алик струхнул и резко почикал статейку. Но "некто" - оставил.
Естественно, когда я увидел в "64" заметочку, то приехал в редакцию к Александр ибн Борисычу поинтересоваться насчет того, "пошто такая немилость то, дражайший"?
"Дражайший" явно забздел, принялся нести ересь про то, что на моем примере могут теперь плохо относиться к нашим игрокам в Европе, таким как, например, Вадик Островский, который тоже хочет ехать покорять там спортивные вершины.
Если бы в тот момент я знал об его словах и звонках в отношении Марины, не миновать бы Борисычу минимум фингала под глазом. Вот почему он так явно бздел, что я даже удивился. Но я не знал, и аудиенция прошла без нарушений уголовного кодекса.

Прошло время. Я в 1996-м отошел от шахмат, надоело постоянно мотаться в Париж, хотя мне очень нравилось играть за клуб имени Потемкина, там была прекрасная атмосфера. С теплом вспоминаю таких людей, как Евгений Александрович Савостьянов, Жорж Хиршманн, Василий Петрович Лубков, а так же игроков команды, французов. Я играл на первой доске, на которой за этот клуб когда-то выступал легендарный Александр Алехин. Играл неплохо, за несколько сезонов проиграл всего одну партию чемпиону Польши Пытелю. Но время меняет привязанности и привычки, поэтому я закрыл шахматные страницы моей жизни.

Но вот однажды, в конце 2005-го меня увлекла идея написать художественный роман про читерство в шахматах. Сюжет созрел очень быстро, в ходе работы много раз возникали все новые и новые идеи и ответвления. И как же я мог забыть про случай в Торси, а тем более про дорогого Александра Борисовича? Никак не мог забыть. Ведь без него не обходилось ни одно крупное соревнование, особенно в нашей стране. Поэтому, чтобы читателям было ясно, что он из себя представляет, герой был выведен под псевдонимом полового гиганта. Честно сказать, я не раз жалел, что это сделал. И Леня Марголис, мой друг, сказал, что "это грубо".
Поэтому во втором издании романа переделал псевдоним. В нейтральный. Алик Шальман. Но все равно опытный читатель, шахматист, сразу узнает героя.
Но вот какое дело. Мне однажды попенял на столь грубый псевдоним один из его учеников. Известный продавец шахматных книг. Мол, как же это вы так могли? Я только открыл рот, чтобы объяснить, но собеседник перебил меня, типа никакие причины не могли заставить вас так поступить! И жена Рошаля была возмущена моей книгой! Ну ну. Теперь, может узнает причины. Потом я увидел некролог продавца книг на счет Рошаля и все понял. Там были так ярко описаны все его замечательные качества, что хоть бери и вместо кладбища заноси в Мавзолей к Ильичу. Не знаю, читал ли Рошаль мой роман, вышедший летом 2006 года, ведь помер Борисыч в мае 2007-го? Мне как-то всё равно.

Поэтому, увидев такие споры на сайте нью чесс об этом персонаже, я вспомнил подробности наших отношений, вспомнил вот этого его ученика и решил написать данный текст. Чисто конкретные вещи. А не абстрактные типа "предал память репрессивных отца и матери, пошел в услужение к их палачам". Чего об этом говорить то? Что он должен был - взять и смотаться в молодости за кордон? Или взять метлу дворника? Он и делал то, что хотел и умел. И вообще был хороший человек. Но с отдельными недостатками.
Как и все мы.
Рубрики:  Мои жизненные истории
Избранные записи
О шахматах



Cherry_LG   обратиться по имени Воскресенье, 13 Ноября 2016 г. 22:23 (ссылка)
Значит, если покопаться дома в подборке «64…», то можно найти статьи Журавлёва – здорово! Второе цветное фото - всегда думала, что это Влад Листьев, удивительное сходство:) Все редакторы были членами партии, следовательно, выполняли действующие установки – в стране не допускалось лично зарабатывать деньги в спорте, тем более, за границей.
Ответить С цитатой В цитатник
Анатоль_01   обратиться по имени Воскресенье, 13 Ноября 2016 г. 23:09 (ссылка)
Cherry_LG, Если есть подборка с 1987 по 1991 гг - то найдешь.
Насчет сходства - верно заметила.) Есть у меня дома другие фото 90-х, на них еще сильнее это видно. Однажды в поезде какие-о чудаки на полном серьезе просили автограф типа от Листьева.

Да, я грубо нарушал установки Партии, понимаешь, запрыгнул за красные флажки и поддался разлагающей идеологии капиталистического общества.
Ответить С цитатой В цитатник
Cherry_LG   обратиться по имени Вторник, 15 Ноября 2016 г. 00:11 (ссылка)

Ответ на комментарий Анатоль_01

А я думала, что Влад Листьев твой кумир, поэтому и ставишь аватаром:)
Ответить С цитатой В цитатник
Анатоль_01   обратиться по имени Вторник, 15 Ноября 2016 г. 13:13 (ссылка)

Ответ на комментарий Cherry_LG

Срочно посмотрел свои аватары. ) Если честно, не вижу в них особого сходства.
Ответить С цитатой В цитатник
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку