-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Корпорация_миф

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 23.03.2008
Записей: 3
Комментариев: 0
Написано: 11


Еще один великолепный миф. часть2

Понедельник, 24 Марта 2008 г. 08:14 + в цитатник
- Конечно, - подтвердил я, слегка уязвленный.
- Хорошо.
- А что такое пуля?
Ааз закрыл глаза, словно борясь с какой-то внутренней смутой.
- Малыш, - произнес он, наконец, - существует приличный шанс, что это
партнерство сведет одного из нас с ума. Скорее всего, это буду я, если ты
не сможешь отделаться от тупоумных вопросов на каждом втором предложении.
- Но я же не понимаю и половины сказанного вами.
- Хмм. Вот что я тебе скажу. Попробуй накапливать вопросы и задавай
мне их все чохом раз в день. Лады?
- Я постараюсь.
- Отлично. Итак, вот как я рассматриваю ситуацию. Если Иштван
нанимает в убийцы бесов...
- А что такое бес?
- Малыш, ты дашь мне передохнуть?
- Извини, Ааз. Продолжай.
- Правильно. Ну, гмм... вот и случилось! - он обратил взор к небесам,
призывая их в свидетели. - Я не помню, о чем говорил!
- О бесах, - помог я.
- О! Верно. Ну, если он нанимает бесов и вооружает их нестандартным
оружием, это означает только одно - он снова принялся за свои старые
фокусы. Ну, а поскольку у меня нет моих способностей, я не могу убраться
отсюда и поднять тревогу. Но тут-то, малыш, и вступаешь в игру ты...
Малыш?
Он выжидающе посмотрел на меня. Я обнаружил, что не могу больше
сдерживать своего несчастья.
- Извини, Ааз, - сказал я тихим жалким голосом, в котором едва узнал
свой собственный. - Я не понимаю ни одного слова из всего сказанного
тобой.
Я вдруг понял, что вот-вот расплачусь и поспешно отвернулся, чтобы он
меня не увидел плачущим. Я сидел со струящимися по щекам слезами,
попеременно борясь с порывом вытереть их и гадая, почему меня заботит,
увидит меня демон в слезах или нет. Не знаю, долго ли я оставался в том же
положении, но к реальности меня вернула холодная мягкая рука на плече.
- Эй, малыш. Не казни себя, - голос Ааза был удивительно
сочувственным. - Не твоя вина, что Гаркин сквалыжничал со своими тайнами.
Никто и не ожидает, чтобы ты знал что-то, чему тебя никогда не учили,
поэтому тебе тоже нет причины ожидать этого.
- Просто я чувствую себя таким глупым, - сказал я, не оборачиваясь. -
Я не привык чувствовать себя глупым.
- Ты не глуп, малыш. Уж я-то знаю. Будь ты глуп, Гаркин не взял бы
тебя в ученики. Эта ситуация так занесла меня, что я забылся и попытался
говорить с учеником, словно он полный законный маг. А вот это как раз
глупо.
Я все еще не мог заставить себя ответить.
- Черт возьми, малыш, - он слегка встряхнул меня за плечо. - Прямо
сейчас ты владеешь магией больше, чем я.
- Но ты больше знаешь.
- Но не могу этим воспользоваться. Знаешь, малыш, у меня идея. Со
смертью старины Гаркина ты, в своем роде, отрезанный ломоть. Что ты
скажешь насчет того, чтобы временно записаться в ученики ко мне? Мы начнем
обучение с азов, словно ты учащийся, который ничего не знает. И мы будем
проходить шаг за шагом с самого начала. Ну, что ты скажешь?
Несмотря на свою мрачность, я испытал подъем духа. Как он выразился я
не глуп. Я способен узнать золотую возможность, когда увижу ее.
- Вот здорово! Это кажется великолепным, Ааз!
- Значит, заметано?
- Заметано, - ответил я и протянул руку.
- А это что такое? - прорычал он. - Разве моего слова тебе не
достаточно?
- Но ты же сказал...
- Совершенно верно. Ты теперь мой ученик, а я не пожимаю руки
ученикам направо-налево.
Я убрал руку. Мне пришло в голову, что этот союз будет не сплошь розы
и песни.
- Итак, как я говорил, вот что мы должны предпринять относительно
текущей ситуации...
- Но я же не получил еще никаких уроков!
- Совершенно верно. Вот твой первый урок. Когда обрисовывается
кризис, не трать зря энергии на пожелание обладать сведениями или умением,
которыми ты не обладаешь. Окапывайся и управляйся с ним, как сможешь, с
помощью того, что у тебя есть. А теперь заткнись, пока я введу тебя в курс
дела... ученик.
Я заткнулся и стал слушать. Он с минуту меня изучал, затем сделал
легкий удовлетворительный кивок, отхлебнул из жаровни и начал.
- Итак, Ты имеешь смутное представление о других измерениях, потому
что я ранее рассказывал тебе о них. Ты также знаешь по опыту из первых
рук, что маги могут открывать проходы в барьерах между этими измерениями.
Ну, разные маги используют эту возможность на разный лад. Некоторые из
них, вроде Гаркина, используют ее только для того, чтобы произвести
впечатление на деревенщину, вызвать демона, видения других миров и тому
подобные штуки. Но есть и другие, с мотивами не столь чистыми.
Он остановился отхлебнуть вина. Удивительное дело, я не испытывал ни
малейшего желания перебивать его вопросами.
- В разных измерениях технология прогрессировала с разной скоростью,
так же, как и магия. Некоторые маги используют это для собственной выгоды.
Они не циркачи, но они - контрабандисты, покупающие и продающие технологию
через барьеры ради прибыли и власти. Большинство изобретателей в любом
измерении на самом деле - скрытые маги.
Должно быть, я нахмурился, сам того не сознавая, но Ааз заметил это и
признал подмигиванием и ухмылкой.
- Я знаю, что ты думаешь, Скив. Все это кажется немного бесчестным и
беспринципным. На самом же деле они довольно этичная компания. У них есть
свой свод неписанных правил, называемый Кодекс Контрабандистов, и они
весьма точно соблюдают его.
- Кодекс Контрабандистов? - переспросил я, на миг забывшись. На этот
раз Ааз, кажется, не возражал.
- Он похож на Кодекс Наемников, но менее насильственный и более
выгодный. Во всяком случае, например, одна статья этого Кодекса гласит,
что нельзя приносить изобретение в измерение, если это изобретение
чересчур прогрессивно для этого измерения, вроде принесения управляемых
ракет в культуру длинного лука или лазеров в эпоху камня и пороха.
Я с величайшим трудом сохранил молчание.
- Как я уже сказал, большинство магов довольно близко придерживаются
Кодекса, но иногда на свет вылезает плохой маг. Это-то и приводит нас к
Иштвану.
При звуке этого имени я ощутил внезапный холодок. Может быть, было
что-то иное в том, как его произносил Ааз.
- Некоторые думают, что у него не все дома. Я лично считаю, что у
него там много лишнего магического барахла. Но какой бы ни была причина,
он помешался на том, что хочет править всеми измерениями. Он попробовал
провернуть это раньше, но мы вовремя прослышали про это и наша компания
собралась в бригаду, чтобы преподать ему урок хороших манер. Фактически, я
именно тогда и встретился с Гаркиным.
Он сделал жест жаровней и выплеснул на пол немного вина. Я уже начал
сомневаться в его трезвости, но его голос, когда он продолжил, казался
достаточно ровным.
- Я думал, что после последней взбучки, он бросил это дело. Мы даже
подарили ему несколько сувениров, чтобы он наверняка не забыл о ней. И тут
обнаруживается это дело. Если он нанимает помощников из других измерений и
вооружает их оружием развитой технологии, то, вероятно, он снова пытается
это сделать.
- Что сделать?
- Я же тебе сказал. Захватить власть над другими измерениями.
- Я знаю, но как? Я хочу сказать, как то, что он делает в этом
измерении, поможет ему править в других?
- Ах, это. Ну, каждое измерение обладает определенным количеством
энергии, которую можно канализировать и обратить в магию. Разные измерения
обладают разным количеством, и энергия каждого измерения распределяется
или разделяется магами этого измерения. Если он сможет взять под контроль
или убить всех других магов в этом измерении, то сможет использовать всю
магическую энергию для нападения на другое измерение. Если же он сможет
победить и там, у него будет энергия из двух измерений для нападения на
третье и так далее. Как видишь, чем дальше он продвигается в своих
замыслах, тем сильнее становится и тем труднее будет его остановить.
- Теперь я понимаю, - сказал я, искренне радуясь и наполняясь
энтузиазмом.
- Хорошо. Тогда ты понимаешь, почему мы должны остановить его.
Я перестал испытывать радость и энтузиазм.
- Мы? Ты имеешь в виду нас? Тебя и меня?
- Знаю, малыш, это не бог весть какие силы, но как я уже сказал, это
все, что у нас есть.
- Думаю, теперь и мне хочется выпить немного этого вина.
- Нет, малыш. Ты теперь тренируйся. Тебе понадобится для практики все
время, какое у тебя есть, если мы хотим остановить Иштвана. Чокнутый он
или нет, но когда дело доходит до магии, он молодец хоть куда.
- Ааз, - медленно произнес я, не отрывая глаз, - скажи мне правду. Ты
думаешь, есть шанс, если ты научишь меня магии, остановить его?
- Конечно, малыш. Я бы даже пытаться не стал, не будь у нас с тобой
шанса. Доверься мне.
Меня это не убедило, и, судя по звуку его голоса, Ааза тоже.



4

"Заботливое планирование - курс к
безопасному и быстрому путешествию".
Улисс

- Хмм... Ну, это не комбинезон, сшитый на заказ, но должно сойти.
Мы пытались облачить Ааза в наличествующую одежду, и он наблюдал
результат в найденное нами маленькое зеркальце, поворачивая его то так, то
этак, чтобы поймать по частям свое отражение.
- Может быть, если бы мы смогли найти какой-нибудь другой цвет, кроме
этого ужасного коричневого...
- Это все, что у нас есть.
- Ты уверен?
- Убежден. У меня две рубашки, и обе коричневые, одну носишь ты,
другую я.
- Хмм... - произнес он, внимательно изучая меня. - Может, я лучше
выглядел бы в светло-коричневом... а, ладно, мы можем поспорить об этом
позже.
Его внимание к своей внешности вызывало у меня любопытство. Я хочу
сказать, ведь он не мог планировать встретиться с кем-нибудь. Вид зеленого
чешуйчатого демона расстроил бы любого из местных, что бы он ни надел.
Однако, я считал, что в настоящее время лучше всего помалкивать и
подыгрывать ему в его стараниях.
На самом-то деле одежда подошла ему довольно неплохо. Из-за его
длинных рук рубашка была ему коротковата в рукавах, но не слишком, так как
я превосходил его ростом, и это сглаживало большую часть разницы. Нам
пришлось немного подрезать штанины для прикрытия его более коротких, чем у
людей, ног, но они, как и рубашка, сидели на нем не слишком плотно. Одежду
я первоначально сшил сам и она имела некоторую склонность к мешковатости,
по крайней мере, на мне. Портновское искусство - не мой конек.
Он также надел сапоги Гаркина, удивительно хорошо подошедшие ему. На
это я стал было робко возражать, пока он не указал, что Гаркину они больше
не нужны, а нам пригодятся. Прагматизм, так он это назвал. Ситуационная
этика. Он сказал, что она окажется весьма сподручной, если я всерьез
собираюсь стать магом.
- Эй, малыш! - прервал мои размышления голос Ааза. Он, казалось,
занимался рысканием по разным шкафам и сундукам избушки. - Неужели у вас
здесь ничего нет в смысле оружия?
- Оружия?
- Да, знаешь, вещички, что убили старину Гаркина. Мечи, ножи, луки и
тому подобное.
- Я знаю, что это такое, просто я не думал, что ты этим
заинтересуешься, вот и все.
- Почему бы и нет.
- Ну... я думал, ты сказал, что ты маг.
- Не будем опять заводить об э_т_о_м разговор, малыш. Кроме того,
какое это имеет отношение к оружию?
- Я просто никогда не знал ни одного мага, применяющего иное оружие,
кроме своих способностей.
- В самом деле? И сколько магов знал ты?
- Одного, - признался я.
- Восхитительно. Слушай, малыш, если старина Гаркин не хотел
пользоваться оружием, это его проблема. Я лично хочу. Гаркин, если ты
заметил, убит.
С подобной логикой спорить было трудно.
- Кроме того, - продолжил он, - неужели ты действительно хочешь
открыть огонь по Иштвану и его своре, не имея ничего за душой, кроме твоей
магии и моей ловкости?
- Я помогу тебе поискать.
Мы продолжили шарить в поисках оружия, но кроме убившего Гаркина
арбалета мало чего нашли. Один из сундуков выдал меч с рукоятью,
инкрустированной самоцветами, а на рабочем столе мы обнаружили два ножа,
один с белой рукоятью, другой - с черной. Помимо них в хижине не оказалось
ничего даже отдаленно напоминавшего боевую утварь. Ааз не испытывал
огромной радости.
- Просто не могу поверить. Меч с дрянным клинком, скверным балансом и
липовыми самоцветами и два ножа, не затачивавшихся с тех пор, как их
изготовили. Всякого, кто так содержит оружие, следует проткнуть насквозь.
- Его и проткнули.
- Достаточно верно. Ну, если это все что нам досталось, то именно
этим нам и придется воспользоваться.
Он повесил меч на бедро и заткнул за пояс нож с белой рукоятью. Я
подумал, что другой нож он отдаст мне, но вместо этого он нагнулся и
засунул его за голенище сапога.
- А я разве не получу нож?
- Ты умеешь им пользоваться?
- Ну...
Он возобновил свою работу. У меня под поясом рубахи имелся маленький
ножик, который я применял для снятия шкур с мелкой добычи. Даже на мой
неопытный взгляд он превосходил по качеству оба только что присвоенные
Аазом ножа.
- Ладно, малыш. Где старик хранил свои деньги?
Я показал ему. Один из камней в очаге вынимался, и за ним была
спрятана небольшая кожаная сумка. Он подозрительно уставился на монеты,
которые высыпал себе на ладонь.
- Проверь меня в этом, малыш. В этом измерении медь и серебро немного
стоит, верно?
- Ну, серебро в какой-то мере довольно ценно, но оно стоит не так
много как золото.
- Тогда на что этот цыплячий корм? Где настоящие деньги?
- У нас их никогда по-настоящему не было в больших количествах.
- Брось! Я еще не встречал ни одного мага, который бы не прятал
кубышку с монетами. То, что он их не тратил, еще не означает, что у него
их нет. А теперь подумай. Разве ты не видел здесь ничего такого из золота
или с драгоценными камнями?
- Ну есть несколько таких вещей, но они защищены заклятиями.
- Малыш, подумай минутку. Если бы ты был дряхлой развалиной, не
способной выбраться самостоятельно даже из бумажного пакета, как бы ты
защитил свои сокровища?
- Не знаю.
- Восхитительно. Я тебе объясню, пока мы собираем их.
В скором времени перед нами на столе лежала скромная куча добычи, к
большинству предметов которой я относился с трепетом. Там имелась золотая
статуэтка человека с головой льва, Три Жемчужины Краула, золотой амулет в
виде солнца с тремя отсутствующими лучами и кольцо с большим самоцветом,
снятое нами с руки Гаркина. Ааз взял солнечный амулет.
- Вот пример того, что я хочу сказать. Я полагаю, существует история
о том, что случилось с тремя недостающими лучами.
- Ну, - начал я, - было одно затерянное племя, поклонявшееся одной
огромной змеежабе...
- Пропусти это. Это старая уловка. Ты делаешь вот что: относишь свое
золото к ремесленнику и заказываешь изготовить что-нибудь со множеством
маленьких выступов, вроде пальцев или рук, - он поднял амулет повыше. -
Или солнечных лучей. Этим ты убиваешь сразу двух зайцев.
Во-первых, у тебя появляется нечто мистическое и сверхъестественное,
ты добавляешь к нему историю о привидениях, и никто к нему не смеет
прикоснуться. А во-вторых, оно имеет то преимущество, что если тебе
понадобиться немного готовых наличных, ты просто отламываешь луч или руку
и продаешь ее по цене золота. Вместо того того чтобы потерять свою
ценность, стоимость оставшегося предмета возрастает из-за его мистической
истории, странных обстоятельствах, при которых его разодрали на куски, -
чисто вымышленных, конечно.
Достаточно странно, но я ничуть не удивился. Я начал гадать, а было
ли правдой хоть что-нибудь, рассказанное мне Гаркиным.
- Значит, ни одна из этих вещей не обладает магическими свойствами
или заклятиями?
- Ну, я этого не говорил. Иногда натыкаешься на настоящий предмет, но
они обычно редки.
- Но как отличить настоящий от липового?
- Я так понимаю, что Гаркин не научил тебя видеть ауры? Ну, оно и
понятно. Вероятно, боялся, что ты возьмешь сокровища и сбежишь. Ладно,
малыш. Настало время для твоего первого урока. Ты когда-нибудь грезил? Ну,
знаешь, глядел просто на что-нибудь, давая своим мыслям бродить где
придется?
- Да. - Я кивнул.
- Отлично. Вот чего я от тебя хочу. Развались на стуле так, чтобы
твоя голова оказалась на уровне стола. Совершенно верно. Удобно?
Прекрасно. Теперь я хочу, чтобы ты посмотрел через стол на стену. Не
фокусируйся на ней, просто гляди на нее и давай своим мыслям бродить, где
придется.
Я сделал, как он сказал. Было трудно не фокусироваться на
определенной точке, поэтому я занялся отправкой своих мыслей бродить. О
чем думать? Ну, о чем я думал, когда чуть не зажег свечу? Ах, да. Я -
Скив, я могуч и моя мощь растет с каждым днем. Я улыбнулся про себя. С
помощью демона я скоро стану знающим магом. И это будет началом. Потом...
- Эй! - воскликнул я, выпрямляясь на стуле.
- Что ты увидел?
- Было... Ну, ничего, я полагаю.
- Малыш, не затрудняй мне работу. Что ты увидел?
- Ну, мне на секунду показалось, что я увидел вокруг кольца красное
сияние, но когда я посмотрел на него прямо, оно исчезло.
- Кольцо, да? Оно и понятно. Ну, вот и все. Остальное добро сгодится.
Он сгреб остальную добычу в мешок, оставив кольцо на столе.
- Что это было?
- Что? А, то что ты увидел? Это была аура. Ее имеет большинство
людей. И некоторые места, но она верный тест для проверки, истинно ли
магический какой-нибудь предмет. Голову даю на отсечение, что с помощью
именно этого кольца старина Гаркин и зажарил убийцу.
- Разве мы не возьмем его с собой?
- Ты знаешь, как обращаться с ним?
- Ну... нет.
- И я нет. Последнее, что нам надо, это таскать с собой кольцо,
испепеляющее огнем. Особенно, если мы не знаем, как активировать его.
Может быть, другие найдут его и обратят против себя.
Он заткнул мешок за пояс.
- Какие другие? - прицепился я.
- Хм? А, другие убийцы.
- Какие другие убийцы? - я пытался оставаться спокойным, но срывался.
- Все правильно. Ты же в первый раз спутался с ними, не так ли? Я бы
подумал, что Гаркин...
- Ааз, ты бы не мог просто объяснить мне?
- О, разумеется, малыш. Убийцы никогда не работают в одиночку. Вот
потому-то они никогда и не промахиваются. Они работают группами от двух до
восьми. Где-то в округе, вероятно, есть бригада поддержки. Представляя
себе уважение Иштвана к Гаркину, я бы предположил, что он не пошлет на
подобное задание меньше шести, а может быть, две бригады.
- Ты хочешь сказать, что все это время, когда ты валял тут дурака с
одеждой и мечами, на пути сюда находились убийцы?
- Расслабься, малыш. Это же бригада поддержки. Они будут ждать в
стороне и не тронутся самое ранее до завтра. Это профессиональная
вежливость. Они хотят предоставить этому жмурику место для маневра. Кроме
того, по традиции убийца, действительно осуществляющий операцию, получает
первый выбор любой случайной добычи, прежде чем появятся другие и поделят
все поровну. Это делают все, но считается вежливым не замечать, что часть
добычи прикарманена до официального дележа.
- А откуда ты так много знаешь об убийцах, Ааз?
- Гулял бывало с одной... замечательная девушка, но не умела держать
язык за зубами, даже в постели. Иногда я гадаю, а стережет ли
действительно любая профессия свои секреты действительно так крепко, как
они все утверждают.
- И что же случилось?
- С чем?
- С твоей знакомой?
- Не твое дело, малыш. - Ааз снова стал грубым. - Нас ждет работа.
- Что мы теперь будем делать?
- Ну, сперва мы закопаем беса. Может быть, это собьет других с нашего
следа. При хоть какой-нибудь удаче они подумают, что он хапнул всю добычу
и исчез. Такое случается не в первый раз.
- Нет, я имею в виду - после этого. Мы готовимся к путешествию, но
куда мы отправимся?
- Малыш, иногда ты вызываешь у меня беспокойство. Это даже не магия.
Это военная акция, диктуемая здравым смыслом. Во-первых, мы найдем
Иштвана. Во-вторых, оценим его силу. В-третьих, составим планы, и,
в-четвертых, приведем их в исполнение так же, как, будем надеяться, и
приговор Иштвану.
- Гмм... Ааз, нельзя ли на минуту вернуться к первому? Где мы
собираемся найти Иштвана?
Это остановило его.
- Разве ты не знаешь, где он обитает?
- До сегодняшнего дня я даже имени не слыхал его.
Долгое время мы молча сидели, уставясь друг на друга.



5

"Только постоянная и добросовестная тренировка в боевом
искусстве обеспечит долгую и счастливую жизнь".
Брюс Ли

- Думаю, я теперь вычислил это, малыш.
Заговорив, Ааз перестал затачивать меч и изучал режущую кромку
клинка. С тех пор. как началось наше путешествие, он хватался за каждую
возможность поработать над своим оружием. Даже когда мы просто
останавливались отдохнуть у ручья, он занимался обработкой их лезвий или
налаживанием баланса. Я чувствовал, что за последнюю неделю больше узнал
об оружии, просто наблюдая за его работой, чем за всю свою предыдущую
жизнь.
- Что вычислил?
- Почему люди в этом мире обучаются либо владением оружием, либо
магией, но не тем и другим.
- И почему же это?
- Ну, две причины я вижу просто сходу. Прежде всего, это дело
обуславливания рефлексов. Ты прореагируешь так, как тебя натренировали.
Если тебя тренировали владеть оружием, ты прореагируешь на кризис оружием,
если тебя тренировали владеть магией, ты прореагируешь магией. Проблема в
том, что если тебя обучали и тому, и другому, то ты заколеблешься, решая,
что использовать, и пока ты этим занят, тебя отколошматят. Поэтому, для
сохранения простоты Гаркин обучал тебя только магии. И вероятно, и его
самого только ей и обучали.
Я подумал об этом.
- Это имеет смысл. А какова другая причина?
Он усмехнулся.
- График обучения. Если то, что ты рассказывал о продолжительности
жизни в этом мире, обладает приблизительной точностью, и если ты хоть
какой-то образец того, как быстро обучаются люди в вашем мире, то у вас
есть время только на освоение либо одного, либо другого.
- Думаю, я предпочитаю первое объяснение.
Он фыркнул про себя и вернулся к заточке меча.
Одно время его шпильки беспокоили меня, но теперь я преодолевал их
одним махом. У него, кажется, вошло в привычку критиковать все в нашем
мире, особенно меня. После недели беспрестанной подверженности его уколам
единственное, что встревожило бы меня, так это то, что он перестал
жаловаться.
На самом деле я был весьма доволен своими успехами в магии. Под
руководством Ааза мои успехи возрастали с каждым днем. Одним, самым ценным
из усвоенных мной уроков, было черпание сил прямо из земли. Дело
заключалось в рассмотрении энергии как осязаемой силы и перекачивании
новой энергии вверх по одной ноге в мозг, одновременно выпуская истощенную
энергию по другой ноге обратно в землю. Я уже мог полностью перезарядиться
даже после целого дня тяжелого пути, просто постояв неподвижно несколько
минут с закрытыми глазами и производя энергетический обмен. На Ааза, как
всегда, это не произвело впечатления. По его словам, мне полагалось уметь
осуществлять энергетический обмен, пока мы шли, но я не позволял его
ворчанию приглушать мой энтузиазм. Я обучался, и куда быстрее, чем мне
могло присниться.
- Эй, малыш! Доставь мне кусочек дерева, а?
Я улыбнулся про себя и огляделся. Примерно в десяти футах от меня
лежала маленькая ветка высохшего дерева около двух футов длиной. Я лениво
вытянул палец и она отправилась в полет, мягко проплыв поляну и паря перед
Аазом.
- Неплохо, малыш, - признал он. А затем его меч сверкнул, как молния,
разрубив ветку надвое. Обе половинки упали на землю. Он подобрал один из
кусков и изучил место разруба.
- Хмм... Может быть, для этого меча есть еще надежда. Почему ты
позволил им упасть?
Последнее относилось ко мне.
- Не знаю. Может, ты поразил меня, когда взмахнул мечом.
- О, неужели?
Он вдруг бросил в меня палку. Я закричал и попытался отскочить, но
она болезненно стукнула меня в плечо.
- Эй! Для чего это?
- Назовем это предметным уроком. Ты знаешь, что можешь контролировать
эту палку, потому что ты это только что делал, когда доставлял ее ко мне.
Так зачем ты отскакивал? Почему ты не остановил ее магией?
- Я полагаю, это не пришло мне в голову. Ты же не дал мне время на
раздумье.
- Ладно, тогда раздумывай! На этот раз ты знаешь, что надвигается.
Он подобрал второй кусок дерева и ждал, зло усмехаясь, что с
заостренными зубами сделать легко. Я проигнорировал его, давая своему уму
успокоиться, а затем кивнул, показывая, что я готов.
Палка ударила меня прямо в грудь.
- У-у! - прокомментировал я.
- Вот в этом-то, мой юный друг и заключается разница между занятиями
в классе и в полевых условиях. Класс прекрасно подходит для того, чтобы
дать тебе понять, что ты можешь сделать разные вещи, но в
действительности, на практике тебе никогда не предоставят роскоши лениво
собрать свои силы, и у тебя редко будет неподвижная мишень.
- Скажи... э... Ааз. Если ты действительно пытаешься нарастить во мне
уверенность в себе, то как же получается, что ты всегда вышибаешь у меня
почву из-под ног всякий раз, когда я начинаю думать, что чего-то достиг?
Он встал и вложил меч в ножны.
- Уверенность в себе - чудесная вещь, малыш, но только, если она
оправдана. И в один прекрасный день мы рискнем жизнью одного или обоих из
нас, полагаясь на твои способности, и нам не будет от этого ничего
хорошего, если ты будешь заблуждаться. А теперь за работу!
- Гм... А у нас есть время?
- Расслабься, малыш. Бесы - народ цепкий, но путешествуют они
медленно.
Наша стратегия по выходе из хижины была простой. За отсутствием
определенного направления для нашего поиска, мы пойдем вдоль силовых линий
мира, пока либо не найдем Иштвана, либо обнаружим другого мага, который
сможет направить нас к нему.
Могут спросить, что такое силовые линии. Я спросил. Силовые линии,
как объяснил Ааз, это пути мира, по которым свободнее всего текут его
энергии. Во многих отношениях они похожи на магнитные линии.
Могут спросить, что такое магнитные линии. Я спросил. не буду
приводить ответ на это Ааза, но он не был объяснением.
Так или иначе, силовые линии - это и союзник и враг мага. Те, кто
хочет черпать энергию из этих линий, обычно строят жилища на одной из них
или поблизости. Это облегчает им перекачивание энергии. Но это также
облегчает нахождение магов их врагами.
По теории Ааза, Гаркина обнаружили именно поиском по силовым линиям.
Следовательно, логично было бы предположить, что мы найдем таким же
способом Иштвана.
Я конечно ничего не знал ни о силовых линиях, ни о том, как следовать
по ним, по крайней мере, пока Ааз не научил меня. Техника эта оказалась
несложной, что было к счастью, так как у меня и так хватало других забот с
усвоением всех других уроков Ааза, которыми он завалил меня.
Требовалось просто закрыть глаза и расслабиться, пытаясь представить
себе висящее в воздухе обоюдоострое копье, пылающее желто-красным цветом.
Интенсивность свечения указывала на близость силовой линии, направление
наконечника указывало течение энергии. Довольно похоже на стрелку компаса,
чем бы она там ни была.
Как только мы определили, что Гаркин, как и подозревал Ааз, открыл
свою лавочку прямо на силовой линии, и установили направление течения
энергии, мы столкнулись с новой проблемой. В какую сторону нам следовать
вдоль нее?
Решение было вдвойне важно, так как если Ааз прав, то на одном
направлении нас будет ждать бригада убийц-бесов, вполне вероятно, в том
самом направлении, куда нам нужно идти. Мы разрешили эту проблему,
двигаясь в течении одного дня перпендикулярно силовой линии, а потом два
дня параллельно ей в избранном направлении, а затем вернулись к линии,
прежде чем продолжить наше путешествие. Мы надеялись таким образом обойти
убийц.
Это сработало и не сработало.
Сработало в том смысле, что мы не наткнулись на засаду. И не
сработало в том смысле, что теперь они, кажется, шли по нашему следу, хотя
оставалось неясным, действительно ли они выслеживали нас или возвращались
вдоль силовой линии обратно к Иштвану.
- Я тебе который раз говорю, малыш, - настаивал Ааз, - это добрый
знак. Он означает, что мы выбрали нужное направление и что мы доберемся до
Иштвана, опередив доклад его наемных убийц.
- А что, если мы двигаемся не в том направлении? - спросил я. - Что,
если они на самом деле преследуют нас? Сколько мы будем путешествовать в
этом направлении, прежде чем сдадимся и повернем назад?
- Сколько, по-твоему, тебе требуется времени для достаточного
усвоения магии, чтобы устоять против стаи убийц-бесов, вооруженных в
других измерениях?
- Давай примемся за работу, - твердо сказал я.
Он огляделся и показал на искривленное плодовое дерево, усыпавшее
поляну своими паданцами.
- Ладно, вот что я от тебя хочу. Пялься на небо, созерцай свой пупок
или что угодно. А потом, когда я скомандую, используй свою силу, чтобы
схватить один из этих плодов и кинуть его мне.
Не знаю сколько часов мы потратили на эту муштру. Это трудней, чем
кажется, собирать все свои силы со стоячего старта. И как раз когда я уже
было подумал, что добился успеха и заслуживаю одобрения, Ааз сменил
тактику. Он завязывал разговор, преднамеренно отвлекая меня, а затем
прерывал меня в середине фразы своим сигналом. Нет нужды говорить, что я
терпел жалкий провал.
- Расслабься, малыш. Попробуй сделать так. Вместо того, чтобы каждый
раз собирать свои силы с нуля, создай внутри себя небольшое пространство и
храни там толику энергии. Просто сохраняй этот резерв в целости и
готовности, чтобы прикрыть себя, пока ты был занят зарядкой своих больших
пушек.
- А что такое пушка?
- Неважно. Просто нарасти этот резерв, и мы попробуем вновь.
С этим добавочным советом тренировка пошла значительно лучше.
Наконец, Ааз прервал практические занятия и поставил меня помогать ему
практиковаться с ножом. На самом деле эта задача доставила мне большое
удовольствие. Она влекла за собой использование моих сил для левитирования
- одного из плодов и отправки его летать вокруг поляны, пока Ааз не
всаживал в него нож. В качестве дополнительного упражнения я потом
извлекал нож и левитировал его обратно к нему для новой попытки.
Упражнение отличалось монотонностью, но я никогда не уставал от него.
Казалось почти сверхъестественным то, как сверкающий, делающий сальто
кусок стали бросался перехватить плод, когда Ааз практиковался сперва в
броске верхом, потом низом, и через спину.
- Останови его, Скив!
Крик Ааза вытряхнул меня из мечтательного состояния. Не раздумывая, я
мысленно потянулся... и нож остановился в воздухе! Я моргнул, но удержал
его там, плавающим в футе от плода, тоже висевшего на своем месте в
воздухе.
- Здрасьте! Вот это номер, Скив! Теперь есть в чем иметь уверенность.
- Я сумел! - произнес я, не веря собственным глазам.
- Ты безусловно, сумел! В один прекрасный день этот маленький
образчик магии спасет тебе жизнь.
Я по привычке левитировал нож обратно ему. Он выдернул его из
воздуха, и начал было засовывать его за пояс, но затем остановился, чуть
склонив голову набок.
- И самое время к тому же. Кто-то приближается.
- Откуда ты знаешь?
- Ничего особенного. Мой слух немного лучше, чем твой, вот и все. Без
паники. Это не бесы. Судя по звукам, это копытный зверь. Никакое дикое
животное не двигается так прямолинейно.
- Что ты имеешь в виду под словами: "в самое время"? Разве мы не
будем прятаться?
- На этот раз - нет, - улыбнулся мне он. - Ты быстро развиваешься.
Настало время научить тебя новому заклинанию. У нас есть несколько дней,
прежде чем этот неизвестный доберется сюда.
- Дней?
Ааз ускоренно приспосабливался к нашему измерению, но с единицами
времени у него все еще не ладилось.
- Перечисли мне опять эти измерения времени, - проворчал он.
- Секунды, минуты, часы...
- Минут! У нас есть еще несколько минут.
- Минут? Я не могу научиться новому заклинанию за несколько минут!
- Разумеется, сможешь. Оно легкое. Вот что потребуется тебе сделать.
Надо так замаскировать мои черты, чтобы они походили на человеческие.
- А как мне это сделать?
- Так же, как ты делаешь все остальное. Мысленно. Сперва закрой
глаза... Закрой их... Отлично! Теперь представь другое лицо.
Все, что мне пришло на ум, это лицо Гаркина. Поэтому я и представил
оба лица бок о бок.
- Теперь перемести новое лицо на мое... и наплавь или нарасти
необходимые черты. Как глину... просто сохраняй его в подсознании и открой
глаза.
Я посмотрел и почувствовал разочарование.
- Не сработало!
Он смотрелся в черное зеркало, вынутое им из поясной сумки.
- Разумеется, сработало.
- Но ты же не изменился!
- Нет, изменился. Ты этого не можешь увидеть, так как чары наложил
ты. Это иллюзия, а поскольку твой разум знает правду, тебя она не
обманывает, но любого другого обманет. Гаркин, а? Ну, это пока сойдет.
Его отождествление нового лица ошеломило меня.
- Ты действительно видишь лицо Гаркина?
- Разумеется. Хочешь взглянуть?
Он предложил мне зеркало и улыбнулся. Это была плохая шутка. Одно из
первых открытых нами обстоятельств, касающихся его сомнительного статуса в
этом мире, заключалось в том, что в то время, как он мог видеть себя в
зеркале, никто из нашего мира не мог. По крайней мере, я не мог.
Теперь я и сам услышал звуки приближающегося всадника.
- Ааз, ты уверен?
- Положись на меня, малыш. Нам не о чем с тобой беспокоиться.
Но я все равно беспокоился. Всадник теперь появился в поле зрения.
Это был высокий мускулистый мужчина, судя по виду, рыцарь. Это впечатление
подкреплялось везшим его массивным единорогом, нагруженным доспехами и
оружием.
- Эй, Ааз! А не стоит ли нам...
- Расслабься, малыш. Смотри сюда.
Он шагнул вперед, поднял руку.
- Здравствуй, незнакомец. Далеко ли отсюда до ближайшего города?
Рыцарь повернул своего единорога к нам. Он наполовину поднял руку в
приветствии, а затем вдруг напрягся. Нагнувшись вперед, он прищурился,
приглядываясь к Аазу, а затем в ужасе откинулся в седле.
- Клянусь богами! Демон!



6

"Внимание к деталям - пароль для сбора информации
у ничего не подозревающего свидетеля".
Инсп. Клузо

Ужас парализовал рыцаря ненадолго. Фактически он вообще не
парализовал его. Не успел он сделать свое открытие, как принялся
действовать. Достаточно странно, действия его заключались в том, что он
откинулся в седле и принялся лихорадочно шарить в одной из седельный
сумок. Поза, в лучшем случае ненадежная.
Очевидно, не я один заметил неустойчивость его позы. Ааз с криком
рванулся вперед, взмахнув руками перед мордой единорога. Единорог, будучи
разумным животным, встал на дыбы и понес, свалив рыцаря головой на землю.
- Клянусь богами! - взревел тот, пытаясь выпутаться из неизящной кучи
доспехов и оружия. - Я убивал людей и за меньшее!
Я решил, что если требуется избежать его угрозы, то мне следует лично
приложить руку к этому делу. Мысленно протянув руку, я схватил камень
величиной с кулак и с силой запустил им в незащищенный лоб. Рыцарь рухнул,
как зарезанный бычок.
Долгий миг мы с Аазом, переводя дыхание, разглядывали упавшего.
- Расслабься Скив! Это будет легко, Скив! Положись на меня, Скив!
Ого, Ааз, когда ты можешь, ты не мелочишься, не правда ли?
- Заткнись, малыш!
Он снова шарил в своей сумке.
- Не хочу затыкаться. Я хочу знать, что случилось с "верным"
заклинанием, которому ты научил меня?
- Я в некотором роде и сам теряюсь в догадках. - Он снова вынул
зеркало и вгляделся в него. - Вот что я тебе скажу. Проверь-ка его ауру и
посмотри, нет ли чего необычного.
- Заткнись, малыш! - передразнил его я. - Проверь ауру, малыш! Тебе
не кажется, что я был в некотором роде... Эй!
- Что такое?
- Его аура! Она своего рода красновато-желтая за исключением голубого
пятна у него на груди.
- Я так и думал! - Ааз одним прыжком пересек поляну и склонился над
лежащим, словно хищный зверь. - Посмотри-ка на это!
На шее рыцаря на ремешке висел грубый серебряный амулет, изображавший
саламандру с одним глазом в центре лба.
- Что это?
- Я не уверен, но у меня есть одно предчувствие. А теперь подыграй
мне в этом деле. Я хочу, чтобы ты снял формоисказительное заклинание.
- Какое заклинание?
- Брось, малыш. Очнись! Заклинание, изменяющее мое лицо.
- Именно это-то я и имею в виду. Какое заклинание?
- Слушая, малыш! Ты не пререкайся. Просто сделай это. Он скоро
очухается.
Я со вздохом закрыл глаза и занялся кажущейся бессмысленной задачей.
На этот раз дело пошло легче. Я вообразил лицо Гаркина, затем расплавил
черты до тех пор пока перед моим мысленным взором не предстало зло
глядящее на меня лицо Ааза. Я открыл глаза и посмотрел на Ааза. Он
выглядел как Ааз. Восхитительно.
- А теперь что?
Словно в ответ рыцарь застонал и сел. Он помотал головой, словно
прочищая ее, и открыл глаза. Взгляд его упал на Ааза, после чего он
моргнул, посмотрел опять, потянулся за мечом - только для того, чтобы
обнаружить его пропажу. Ааз ведь не терял времени, пока я снимал
заклинание.
Ааз заговорил первым.
- Расслабься, незнакомец. Дело обстоит не совсем так, как тебе
кажется.
Рыцарь вскочил на ноги и принял боевую стойку, сжав кулаки.
- Берегись, демон! - глухо провозгласил он. - Я не беззащитен!
- Да неужели? Назови пример. Но, как я уже сказал, расслабься. Прежде
всего, я не демон.
- Знай же, демон, что этот амулет дает мне способность видеть
насквозь любые заклинания и узреть тебя таким, какой ты есть на самом

 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку