-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в ‘ранц_–ецкий

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—ообщества

”частник сообществ (¬сего в списке: 1) –асскажи_свой_сон
„итатель сообществ (¬сего в списке: 1) “емы_дн€

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 13.12.2007
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 13

«аписи с меткой секрет

(и еще 16180 запис€м на сайте сопоставлена така€ метка)

ƒругие метки пользовател€ ↓

гомункул мечта об индии подписи к аллегорическим картинам секрет
 омментарии (0)

ќткрытый секрет нуждающимс€ в деньгах

ƒневник

ѕ€тница, 14 ƒекабр€ 2007 г. 05:31 + в цитатник
ќткрытый секрет нуждающимс€ в деньгах


ќ“ –џ“џ… —≈ –≈“ ¬ ѕќЋ№«” Ћёƒ≈…, Ќ”∆ƒјёў»’—я ¬ ƒ≈Ќ№√ј’ ¬≈—№ћј ¬ј∆Ќќ≈ ѕ–≈ƒ»—Ћќ¬»≈

Ќедостаток в деньгах есть болезнь, которою страдает более половины человеческого рода. ¬езде оный боретс€ с сим недугом, к излечению коего всегда прилагаемы были величайшие усили€. я думал оказать обществу важную услугу, предложив легчайший способ к обогащению, Ч тем более, что он не требует никакого пожертвовани€.

“е особы, которые не воспользуютс€ моими наставлени€ми дл€ поправлени€ их расстроенных обсто€тельств, должны отказатьс€ от всех средств, какие бы им ни предлагали.

ѕотомство!   тебе € обращаюсь и тебе посв€щаю это сочинение, малое размером, но великое своей целью!

√Ћј¬ј I

”далитесь, непросвещенные!

Ќе к вам обращу € слова мои. я открою таинства природы только достойным ученикам великого √ермеса. Ѕез сомнени€, это возбудит в вас ненависть и злобу; мне нет нужды; € не обращу внимани€ на ваши глупые насмешки. я давно привык к крику гусей и к карканью ворон. ≈сли хотите, читайте мое сочинение: вы от этого умнее не станете. ѕоймут мен€ лишь истинные сыны просвещени€; и пишу € только дл€ них.

ќ вы, коих искреннее и бескорыстное желание побуждает трудитьс€ над ‘илософским камнем, вы, которые в ученых изыскани€х питаете одно лишь желание Ч сделать неимущего достойным и помочь угнетенной добродетели, Ч примите из рук моих награду за ваше неутомимое трудолюбие и философский венец, вами заслуженный.

Ћюбезные читатели, начните с составлени€ нашей ртути Ч вы совершите половину дела. Ќе могу не признатьс€, что вам встретитс€ большое затруднение в сем первом составлении, которое, без сомнени€, наиболее трудное в нашей философской работе. Ќо вспомните и никогда не забывайте, что посто€нное старание не останавливаетс€ при встречающихс€ преп€тстви€х, но полагает необходимым преодолевать оные. —леду€ пут€ми природы, вы встретите те же преп€тстви€, какие встречаютс€ и ей самой в пор€дке ее действий, и вы, как она, преодолеете оные. Post laborem scientiam. ѕо окончании сего первого составлени€ забудьте труд, совершенный вами, ибо то, что остаетс€ вам сделать, столь маловажно, что оно совершитс€ со временем, и почти без труда. “ак дерево, произведши плоды, терпеливо ожидает того времени, когда они созреют на солнце. ќжида€ их зрелости, оно заботитс€ только о доставлении жизненного сока, который дл€ них столь необходим, что при недостатке в оном солнце сожгло бы их своими лучами.

 ак ни труден сей первый опыт, но мы бываем уверены в успешном исполнении оного, если поступаем со тщательностию, благоразумием и осторожностью. “от, кто следует по пут€м природы и не требует помощи от других, есть мудрец, успевающий во всех своих намерени€х, потому что он не представл€ет себе ничего, превышающего его силы. Ќапротив, тот, кто беспрестанно думает о преп€тстви€х, встречаемых со стороны природы, есть глупец, не имеющий успеха в своих предпри€ти€х, потому что он воображает выше сил своих. ќ вы, которые столь скромны, что не требуете от природы того, что она не в состо€нии даровать вам сама Ч вы заслуживаете участи€ в ее дарах, вы достойны ее щедрот. ¬нимайте моим словам, получайте мои наставлени€, пользуйтесь моими советами Ч и вы будете счастливы. ¬озьмите сырой ртути, сварите оную как следует, то есть летучее превратите в твердое, а твердое в летучее; тогда получите истинно философскую ртуть. Ќо в особенности не спешите работою: ускор€йте мед-ленностию, ибо на все потребно врем€. Ќаша обща€ мать природа располагает всеми своими произведени€ми по годовому течению солнца, которое всему истинный отец. ѕринимайте все необходимые предосторожности и ни о чем более не заботьтесь. »скусство делать камень содержит в себе более природной простоты, нежели искусственной хитрости. Ѕудьте чаще праздным зрителем, и в минуты этого бездействи€ занимайтесь только наблюдением снисхождени€, оказываемого природою искусству, и удивл€йтесь ее покорности воле сынов науки.

„то касаетс€ до употреблени€ огн€, то старайтесь, чтобы жар был соразмерен упругости ртути; если он слишком слаб, то она испортитс€, вместо того чтобы сваритьс€; если он слишком силен, то летучее превратитс€ в пары. “аким образом, в том и другом случае опыт ваш будет неудачен, и труд ваш останетс€ тщетным. »так, изучайте природу, проникайте в сокровеннейшие ее таинства, дабы приобрести познание о внутреннем огне; ибо именно это и составл€ет главное затруднение в искусстве.  огда степень огн€ будет вам известна, трудитесь смело и не бойтесь ошибки. Ќо кто мешает вам дл€ большей уверенности повесить термометр в вашей лаборатории? ѕринимающий всевозможные предосторожности бывает уверен, что он никогда не ошибетс€.

¬ы узнаете, что камень готов, когда ртуть, сперва почерневша€, а потом побелевша€, превратитс€, наконец, в оранжевую. ¬ы истолчете оную в порошок, который будете беречь сколько угодно, не опаса€сь его порчи, растворени€ или испарени€; и этот чудесный порошок будет вам полезен во всех ваших предпри€ти€х.

√Ћј¬ј II

 то хочет сделатьс€ знатоком в нашем искусстве, тот должен заблаговременно уметь считать, делать сметы и вычислени€. »ли, дл€ достижени€ больших успехов в нашей науке счислени€, должно начать с одного, как с начального числа, называемого вообще родовым числом, потому что от него происход€т все прочие.   сему начальному числу присовокупите второе Ч что производитс€ чрез сложение, Ч и тогда выйдет два. »з сих двух чисел произойдет третье, если употребите искусное преумножение. ќт сих трех отнимите один, с помощью вычитани€, и у вас останетс€ два, которые через разделение можете обратить в один. ѕотом, к этому одному, который у вас осталс€, приложите другой и продолжайте поступать таким образом до дев€ти раз, и вы, по исчислении, получите число дес€ть. ≈сли повторите это число три раза, то получите число сорок любимое число в нашем искусстве.

„исло дес€ть есть совершеннейшее, потому что бывает гранью, которою оканчиваетс€ вс€кое число! ƒошедши до сего числа, снова начинают счисление. »так, число дес€ть есть число совершенства.  ак число семь самое счастливое, так три Ч самое важное, а четыре Ч самое таинственное.

»з сказанного мною следует, что единица открываетс€ в двух, кончаетс€ внутри трех, откуда производитс€ наружу четвертое, с которого начинаетс€ размножение и обращение до бесконечности.

¬се, что представл€етс€ темным в сем основании, бывает пон€тно дл€ того, кто одарен всеми способност€ми, неразлучными со всеобщею наукою, и коего сердце вмещает все качества, необходимые дл€ достижени€ сей цели. Ёто основание, столь мудрое, спасительное и таинственное, что должно им руководствоватьс€ во всех действи€х; и если артист никогда не будет отступать от оного, то успеет во всех своих предпри€ти€х: небо благословит его намерени€, подаст успех в предпри€ти€х и ущедрит его труды. “от, кто стараетс€ приобрести богатство, чтобы употребл€ть оное на облегчение неимущей добродетели, увенчает свои намерени€, потому что он следует в точности божественной воле. ќт лучей солнца равно созревают как полезные, так и вредные плоды, потому что оно не одарено никаким разумением. Ќо нам даровал Ѕог способность к познанию добра и зла, к отличению добродетели от порока, и мы должны беспрестанно вспомоществовать первой и искорен€ть другой. ћы сделались бы вредными человеческому обществу, если бы не наказывали порочных, отказыва€ им в помощи, которую об€заны подавать добродетельным. ѕростирать непрестанно руку угнетенной невинности и неимущей добродетели и питать к порочному, и в особенности к неблагодарному, который, так сказать, есть порочный из порочных, питать, говорю €, к сему нарушителю общественного пор€дка одно только равнодушие и презрение, есть долг наш и непременна€ об€занность.

ќ вы, любезные питомцы мудрости! ¬ы ведаете, что с того времени, как мы получили полную волю помогать неимущей добродетели, небо не престает доставл€ть нам средств. ¬ам также известно, что мало людей, знающих нашу тайну; это показывает, что немногие обладают чистою и совершенною волею. ѕрирода двух родов Ч вещественна€ и духовна€; кажда€ из них имеет свою силу; сила вещественной природы известна в свете под именем силы крови. —ила духовной природы познаетс€ из силы разума. —частлив тот, кто согласует с кровью только то, что не противоречит разуму. ƒл€ него-то и сохранена эта тайна, и ему предоставлено разуметь науку о числах и таинство их сочетани€.

√Ћј¬ј III

ќдна есть матери€, из единства коей происход€т три царства: минеральное, растительное и животное. Ёто самое внушило ѕлатону сии таинственные слова: Ђ¬се идет от единицы, и все возвращаетс€ к единицеї.

»стинным философам, достойным сынам троекратно великого √ермеса, известна си€ матери€, единственна€ в своем начале и тро€ка€ в произведени€х. »м известно, что она рассе€на повсюду и встречаетс€ им на каждом шагу. »так, когда она нужна им дл€ философской работы, то они уверены, что найдут оную, так сказать, под рукою. Ќо что касаетс€ до прочих людей, то сии, вид€ материю, не узнают оной и прикасаютс€ к ней, не ощуща€, что это она. —коль много искателей! » сколь мало оною обладающих! —трасть к богатству, стремление к почест€м, и, вообще, все намерени€ совершенно человеческие, суть то же, что светильники, которые ослепл€ют людей и мешают им видеть истину, или непроницаемые покрывала, скрывающие от взоров перлы и алмазы, которые их окружают и которые они беспрестанно попирают своими ногами. —лепые смертные, хотите ли вы приобрести познание в нашей ‘илософии? ’отите ли посв€тить себ€ нашим св€щенным таинствам? ќтриньте гнусную и мздоимную корысть, беспрестанно вас терзающую; истребите гордость, наполн€ющую ваше сердце, и никогда не присваивайте одним себе преимущества, доставл€емые вам природою или фортуною. “огда мы подадим вам руку помощи, примем вас в общество и признаем вас за наших —обратий. ≈диный Ѕог есть общий ќтец всех человеков. »так, землю должно насел€ть одно семейство: все люди должны жить как родные. ј поскольку одни пороки преп€тствуют сему прекрасному союзу, то одним порочным и загражден вход в наше св€тилище, и к ним мы не чувствуем никакой жалости.

„то касаетс€ до вас, любезные питомцы здравой философии, подражайте нам; не обладайте никакою собственностью, но имейте все общее. Ёто есть единственное средство снискать любовь великого √ермеса. Ќо зачем побуждать вас к добродетели, когда вы и так шествуете под ее знаменами? ¬аше поведение беспорочно; и вы заслуживаете быть посв€щенными в наши таинства. Ѕудьте внимательны к словам моим, пользуйтесь оными Ч вы будете счастливы, а € буду вполне вознагражден.

»з трех царств изберите минеральное, остав€ животное и растительное непросвещенной черни. ћежду многочисленными минералами, производимыми природою, есть один, в коем заключаетс€ велика€ тайна. Ќемедленно ищите в самой глубине ее утробы тот сокровенный родник, который содержит воду, составл€ющую истинную философскую ртуть. ¬ода эта называетс€ плавкою стихий; в ней-то оные соедин€ютс€ и раствор€ютс€ природою и превращаютс€ в минералы.

¬ы узнаете эту таинственную воду по ее качествам: она ни тепла, ни холодна, ни суха, ни влажна; или, лучше сказать, она заключает все вместе, теплое, холодное, сухое и влажное. “ак, любезные мои соревнователи, она содержит в себе сии четыре противные свойства: греет, не ожига€; холодит, не оледен€€; орошает, не увлажн€€, и сушит, не производ€ жажды. Ќаконец, эта вода составл€ет воду философского мор€, по которому плавают сыны света, не страшась никакой опасности; но непросвещенные не вступают в оную, не подверга€сь кораблекрушению Ч достойное наказание за их дерзость!

»ме€ эту воду, или иначе Ч нашу ртуть, вы имеете единственное начало нашего камн€, так как из семи металлов вы имеете все, что вам нужно. Ќо прежде, нежели будете оною располагать, вы должны иметь также соль, или иначе рудник. » эта соль не есть ли минерал, заключающий в себе воду, о коей идет речь, и которую по этому самому называем в наших сочинени€х двуполою ¬енерою, то есть имеющую мужеский и женский пол. ѕоскольку она заключает и серу, и ртуть, то, как сера, тепловата и суховата, что прилично мужескому полу, и, как ртуть, холодна и влажна, что принадлежит женскому полу.

ƒостойные —ыны —вета, не забывайте никогда сих таинственных слов ѕлатона: Ђ¬се идет от единицы, | и все возвращаетс€ к единицеї; ибо в них заключаетс€ вс€ наша тайна.  ак матери€ делитс€ на три рода, минеральную, проз€баемую и животную, так и наша таинственна€ вода состоит из трех частей: тела, души и духа. »ли: составление нашего философского камн€ заключаетс€ единственно в том, чтобы сии начала были хорошо приготовлены: чтобы тело утончалось в духе, а дух укрепл€лс€ в теле, совокупл€€ с ним душу свою; сие то самое действие и производит крепость тела, тонкость и проницательность духа и силу души. ѕосле сего составлени€, простого по своему действию, но тро€кого по предмету, поскольку дело идет о происхождении тела, души и духа, Ч природа никогда не остаетс€ в покое, не достигши своей цели; посему наша матери€ немедленно истлевает, чтобы снова возродитьс€. »стление познаетс€ по черному, а возрождение по белому цвету, что называют, по подобию сих цветов, вороном и голубем. ≈сли присоедините к этому терпение и старание, то белый цвет сделаетс€ красным или оранжевым; тогда вы будете обладать всем, что только искусство наше заключает в себе драгоценнейшего. я ничего не замечу вам относительно употреблени€, приличного выгодам нашей тайны; ибо € убежден, что она навсегда останетс€ непроницаемою дл€ тех, которые питают корыстные намерени€. я скажу иначе: что если бы самое великое несчастие, могущее со мною случитьс€, и заставило мен€ переменить намерение, и € стал делать дл€ себ€ то, что должен делать только дл€ других, то сама матери€ воспротивилась бы моей работе, а природа Ч моим намерени€м.

√Ћј¬ј IV

ќдин писатель прошедшего столети€ думал, что латинское слово planeta, означающее на нашем €зыке планету, было таинственным именем, заключавшим тайну нашей осадки, привод€ в доказательство, что это название даетс€ семи металлам, как семи созвезди€м, обыкновенно называемым планетами; потому что, говорит он, —атурн, ёпитер, ћарс, —олнце, ¬енера, ћеркурий, Ћуна суть планеты, а также и металлы, и что слово planeta состоит из семи букв. јстрологи приписывали семи планетам не только те имена, какие философы употребл€ли дл€ названи€ семи металлов, но и самые буквы, изобретенные дл€ отличени€ оных. ќднако из сего не следует, что олово, например, есть планета, то есть непосто€нна€ и брод€жна€ вещь, которую означает латинское слово planeta. ћожно только сказать, что ёпитер есть слово, употребл€емое без различи€ как философами, так и астрологами; первыми Ч дл€ наименовани€ металла, обыкновенно называемого оловом; а другими Ч дл€ обозначени€ планеты, или будущего созвезди€, наход€щегос€ между —атурном и ћарсом. ≈сть еще другие общие названи€ металлов и планет. Ќо слово planeta не служит наименованием насто€щей и единственной вещи, необходимой дл€ нашего философского камн€.

—юда, непросвещенные любители не наук, но богатства, сюда; € сейчас открою вам это таинственное слово. ѕомните всегда это св€щенное слово, которое, если не доставит вам новых сокровищ, то, по крайней мере, не допустит вас до расточени€ обладаемых вами; может быть, оно даже побудит вас сделатьс€ достойными посв€щени€ в наши таинства. ≈сли мы слишком мудры, когда не награждаем тех, которые не заслуживают награды, то мы также весьма справедливы, когда не отказываем в помощи тем, которые достойны нашего внимани€. »так, слушайте, € назову это великое слово. ¬от оно: ћудрость.

“еперь, непросвещенные, слово вам известно. —делались ли вы от него ученее? Ќет, без сомнени€. Ќе то бывает с теми, которые, по чистоте своего намерени€ и непорочности нравов, приобрели некоторые познани€ в нашем искусстве; это счастливое слово, напротив, показывает им, чтобы они искали наш јзот, или философское сем€, только в минеральном царстве, в котором оный находитс€, а не в животном и растительном, где его совсем и не бывало. —окройтесь во мрак и оставьте нас спокойно трудитьс€ при свете.

ј вы, любезные —ыны ѕросвещени€, если не оскорбите ничем этого слова, то будете навсегда счастливы; вам не нужны более мои уроки; вы можете сами учить других.

√Ћј¬ј V

∆изнь кратковременна, говор€т обыкновенно в свете, но € нахожу ее весьма продолжительною дл€ блага людей. —колько есть особ, жалующихс€ на кратковременность жизни и, несмотр€ на это, скучающих три четверти времени? ∆изнь весьма кратковременна дл€ мысл€щих людей; она продолжительна дл€ тех, которые ни о чем не думают. ¬рем€ быстро утекает, когда у нас есть зан€ти€, и медленно, когда мы ничего не делаем. ∆изнь состоит единственно в действии. Ѕездейственность жизни ничем не отличаетс€ от смерти. ∆ить праздно не значит жить, но проз€бать. «аниматьс€ только дл€ себ€ Ч значит пользоватьс€ только половиною жизни. «аботитьс€ о благополучии всех людей Ч значит истинно жить и ощущать видимое. —коль мало в свете людей живущих, и сколь много таких, которые, вместо того чтобы жить, только проз€бают! Ѕогатые, утопающие в роскоши и ослепленные похвалами, расточаемыми пред ними льстецами, не знают, что такое жизнь. Ѕедные, обремененные нищетою и презрением, питаемым к ним прочими людьми, также не знают жизни. «анимающие средину между знатными и низкими, богатыми и бедными, часто не обраща€ внимани€ на окружающее их, равно не чувствуют оной.  то же живет, не проз€ба€? ‘илософы. “ак, одни только философы знают, что такое жизнь, и умеют оною пользоватьс€. Ѕудучи недовольны тем, что живут дл€ себ€, они живут еще дл€ других; и по примеру великого √ермеса, коего учениками они имеют славу быть и называтьс€, живут только дл€ блага человеческого общества. Ћаскают ли сих сильные или угрожают им, обожают ли их родные или гон€т, Ч они не перестают быть философами, то есть Ћюбител€ми ћудрости. ∆изнь представл€ет им более удовольствий, нежели времени дл€ благодетельствовани€ тем, которые это заслуживают; и они снисход€т только к тем, которые живут дл€ труда, а не к тем, которые труд€тс€ дл€ жизни.

√Ћј¬ј VI

≈сли бы мы хотели обнародовать тайну нашего ‘илософского камн€, то изъ€снились бы словами, пон€тными дл€ всех людей. Ќо как выгода общества есть единственна€ цель, к которой мы стремимс€, то мы и прин€ли все предосторожности, необходимые дл€ сокрыти€ от публики этой “айны “айн; и все написанное нами об оной касаетс€ только тех, которые по добродетели сделались достойными принимать участие в наших делах.  акое произошло бы волнение в свете, когда бы мы в простых словах изъ€снили искусство делать столько золота, сколько может пожелать ненасытна€ жадность!

∆елательно было бы, дл€ согласи€ и спокойстви€ людей, чтобы они никогда не знали золота или, по крайней мере, было бы оное дл€ них бесполезно; потому что этот металл, необходимый им, и во зло ими употребл€емый, бывает причиною всех бедствий, обремен€ющих человеческий род. »бо он составл€ет теперь все отличие человеческих состо€ний; производит различие между богатыми и бедными, господами и рабами, знатными и низкими, и бывает, наконец, пружиною фортуны и идолом сего света.

Ёто значило бы совершенно разрушить общество людей, утвержденное веками, Ѕожескими и человеческими законами; это значило бы ниспровергнуть все состо€ни€, а не сделать столь обыкновенным золото, которое содержит их и охран€ет их досто€ние. ¬ самом деле, столь великое и общее изобилие сделало бы всех людей равно богатыми или, скорее, равно бедными.  аждый захотел бы начальствовать, никто не захотел бы повиноватьс€ и тогда исчезла бы подчиненность.  аждый был бы об€зан обрабатывать землю дл€ своего собственного пропитани€ и принужден заниматьс€ разными промыслами дл€ поддержани€ жизни. Ёта принужденность и необходимость сделались бы еще ощутительнейшими в нашем климате, о котором можно сказать, что в оном человек не может жить одним хлебом и что одежда и другие пособи€, получаемые им от механических искусств, не менее необходимы дл€ его жизни, как и пища. ѕритом, как число злых и туне€дцев будет всегда превышать число добродетельных людей, которые живут только трудом своих рук и промышленностью, Ч сильнейшие стали бы притесн€ть слабейших, так что, довод€ других до несчасти€, они унизили бы самих себ€; таким образом, все пришло бы в беспор€док. »так, наше таинственное молчание и ‘илософскую неизвестность должно почитать необходимыми дл€ общей тишины и спокойстви€ всех людей, несмотр€ на то, что эта неизвестность навлекает на нас презрение, ненависть и клевету почти всех людей. ѕоскольку люди ничего так не желают, как пользоватьс€ долговременною и счастливою жизнью, и представл€ют философский камень единственным и непреложным дл€ сего средством, почита€ в то же врем€ эту неизвестность непреодолимою преградою, лишающею их возможности обладать столь великим богатством, Ч то они вопиют на сию неизвестность, коей мы причиною, и осыпают нас за то ругательствами и прокл€ти€ми. ќни называют нас обманщиками, лжецами, невеждами и сынами мрака; говор€т, что мы пользуемс€ этой неизвестностью как покровом и предлогом к сокрытию своего неведени€ и обмана.

≈сли бы мы писали о нашем знании с намерением сделать его €сным дл€ всех людей, то, конечно, сии упреки были бы справедливы. Ќо мы не намерены были сему следовать: напротив, мы откровенно объ€вл€ем, что нашей целью было писать только дл€ сынов просвещени€; то есть дл€ тех, которые чрез добродетель свою приобрели познание о нашей первой ртути; а что касаетс€ до других, то мы не только не хотели, но и не должны были писать иначе. »так, причина нашего обвинени€ заключаетс€ в том, что осуждающие нас не понимают наших слов и что мы писали не дл€ тех, которые не могут нас понимать. —праведливо ли было порицать человека, который, собрав законным образом богатства, спр€тал оные в безопасное место; оставил все сии богатства своим дет€м, будучи притом уверен, что они сделают из них полезное употребление? ћожно ли, говорю €, осуждать сего человека за то, что он завещал эти сокровища дет€м своим, исключив из наследства всех прочих людей?

¬от что имели мы в виду, когда писали о нашем знании, дл€ открыти€ и сообщени€ оного люд€м. ѕомощью небесной благости дойд€ до совершенного разумени€ тайны, мы хотели также сообщить оную только тем, которые равным образом уже сделали в ней открытие и могут нас понимать. “аким образом, что кажетс€ дл€ других неизвестностью и мраком, что ослепл€ет их, что вводит их в заблуждение и доводит до отча€ни€, бывает дл€ сынов любознани€ светилом, разгон€ющим все облака и открывающим наисокровеннейшие таинства; это бывает дл€ них источником утешени€ и предметом особенной радости: ибо они вместе наход€т удовольствие в познании науки самой полезной и высокой, но притом самой сокровенной и неизвестной, какую только мог изобрести ум человеческий и котора€ доставл€ет бесчисленные богатства, долговременную и благополучную жизнь Ч высочайшие блага, какие только можно пожелать в сем мире. ¬ то же врем€ они получают удовлетворение, вид€ себ€ непричастными ослеплению и заблуждению, в которые впадают иные люди, которые или не знают, или презирают столь редкое и драгоценное познание, или вотще ищут оного ложными пут€ми, употребл€€ и бесполезные средства, противные мудрости, служащей верным и единственным ма€ком, освещающим путь к оному.

√Ћј¬ј VII

я не могу лучше заключить сего трактата, как сообщив читател€м моим видение, которое € некогда имел; оно исполнено таинственности и, следовательно, заслуживает всего их внимани€. Ќекогда € жил в деревне, дабы наслаждатьс€ при€тност€ми сельской жизни, которые вкушают в прекрасное врем€ года. ќсобы, у которых € гостил, были весьма честными, но столь ограниченного ума, что, кроме съестных припасов, ни о чем более нельз€ было завести с ними разговора. ѕоскольку € уже давно знал их, то обращение хоз€ев нисколько мен€ не удивл€ло. ѕритом, отправл€€сь к ним, € не имел другого намерени€, кроме удовольстви€, доставл€емого уединением, которым € наслаждалс€ целую неделю.

Ќедалеко от их жилища, на скате холма, находилась густа€ роща, обтекаема€ ручьем, коего журчание, соединенное с тенью, невольно клонило ко сну. ¬ это прелестное место ходил € утром и вечером наслаждатьс€ свежим воздухом. ¬ последний раз, как был в оной, € заснул; и во врем€ сна мне представилось следующее видение.

я увидел у ног своих безобразную массу, котора€ не походила ни на землю, ни на камень, ни на дерево: € не мог изъ€снить, что такое было или чем могла быть эта масса, как она образовала волюм величиною с €йцо.  огда € толкнул оную, она откатилась от мен€ на несколько шагов. —тара€сь открыть, что это было, € стал рассматривать ее со всех сторон; глаза мои утомились и смешались; € их протер и продолжал свои наблюдени€. ћасса эта, представивша€с€ при первом взгл€де неопределенного цвета, показалась тогда такою черною, как гебен. ”дивленный столь внезапной переменой, € рассматривал со вниманием, что это такое; и отважилс€ вз€ть оную в руки, чтобы удобнее было видеть. Ѕоже мой!  ак € испугалс€, когда этот черный шарик вдруг упал на землю и превратилс€ в ужасного дракона. я хотел бежать, но ужас оковал мен€. ƒракон беспрестанно увеличивалс€ и, казалось, хотел броситьс€ на мен€; он исполнил бы свое намерение, если б его не предупредила молода€ девушка, ударив его по голове железным или стальным прутом. ”дар этот сделал дракона неподвижным, как будто сей был из мрамора или бронзы. Ёта неожиданна€ помощь мен€ ободрила; и € тотчас бросилс€ на колени пред моей защитницей. јх!  ак она была прекрасна! Ѕольшие голубые глаза си€ли кротостью; маленький ротик, рум€ные уста и зубы ослепительной белизны невольно плен€ли взоры; золотистые волосы упадали кудр€ми на полуоткрытую грудь; легкое белое платьице обрисовывало ее прелестный стан. ”поенный благодарностью и любовью к особе, столь неустрашимой и благодетельной, сколь прекрасной и юной, Ч ибо ей, казалось, не более четырнадцати лет, Ч € хотел изъ€вить ей свою благодарность и высказать ей все, что только внушало мне сердце; но €зык мой не мог произнести ни одного слова. Ќаконец, она подн€ла мен€ с ласкою, которую легче чувствовать, нежели изъ€снить, и сказала мне с кротостью, чтобы € ничего не бо€лс€, и что она сделает мен€ невредимым от нападени€ подобных врагов.

ѕосле сих слов она вынула одну из округлостей, образованных √раци€ми, и дала мне сосать молоко, во сто раз сладостнейшее, нежели нектар, которое сделало мен€ столь мужественным, что € не устрашилс€ бы самого ужасного дракона. ѕосле того она вручила мне острую шпагу, которую сначала € прин€л за железный прут, и приказала срубить голову чудовища, и не удивл€тьс€ различным его превращени€м; потом она исчезла. ќбодренный ее последними словами, € поспешил к дракону и срубил ему голову одним ударом острой шпаги. ѕо мере того как текла его кровь, он превращалс€ в множество змей, из коих одни ползали, а другие летали, которые, смотр€ на мен€, вдруг удал€лись и, казалось, страшились моего присутстви€. ≈сли € подходил к ним на шаг, то они отступали на два, Ч что повтор€л € несколько раз.

¬друг раздались за мною очаровательные звуки волынки, и € обратилс€ назад, чтобы увидеть того, кто играл так при€тно: это было тело дракона, превратившеес€ в маленького негра, вышиною в три фута. «а сим чудом следовало другое, и потом многие, таким же образом, как € упом€нул. √олова дракона лежавша€ на земле, прин€ла вид другого маленького негра, подобного первому, который стал играть на тамбурине. я слушал его с удовольствием, но вдруг вспомнил о зме€х, ибо музыка заставила их забыть. я обратил голову, чтобы посмотреть, что с ними сделалось. ќни были в прежнем положении и ожидали, без сомнени€, того времени, когда € посмотрю на них, чтобы превратитьс€ в куколок вышиною не более фута.

Ёто новое зрелище рассмешило мен€, в особенности, когда они стали прыгать и ломатьс€ под звуки упом€нутых мною инструментов, которые не переставали играть. ¬осхищенный этою пл€скою, € обратилс€ к двум музыкантам, чтобы аплодировать им, как они, подойд€ ко мне, испустили из своего рта черный и густой пар, коего нестерпимый запах так повредил мой мозг, что € не мог удержатьс€, чтобы не чихнуть.  огда € чихнул, из ноздрей моих вышло голубое плам€, которое тотчас обратило в пепел и музыкантов и пл€сунов. Ёто чихание возвратило мой мозг в прежнее состо€ние, и € продолжал размышл€ть обо всех виденных мною феноменах. ¬от, говорил € сам себе, куча пепла; что теперь делать? я начал разбрасывать оный шпагою туда и сюда, как увидел выход€щего из пепла голуб€ ослепительной белизны; казалось, что € ранил его шпагою: ибо из него текла кровь. ¬сего удивительнее дл€ мен€ было, что, по мере того как текла кровь, он уменьшалс€, так что весь изошел кровью. —моченный пепел сделалс€ оранжевым, и дерн, на котором он лежал, превратилс€ в золотую траву, которую € узнал по цвету и т€жести. ”дивленный и вместе восхищеный сим чудом, € тщательно собрал весь этот драгоценный порошок, которым наполнил свои карманы.

я сжал также золотую траву и наполнил оною шл€пу, котора€ от этого пот€желела. “аким образом нагруженный, или, лучше сказать, обремененный богатством, € пошел домой, дабы сложить там все свое имущество. Ќа дороге € повстречал четверых кресть€н, которые, увид€ мен€, несшего с трудом шл€пу, полюбопытствовали, что в ней было. ≈два взгл€нули они на мою жатву, как закричали изо всей силы:

Ч  араул, держите вора, он колдун!

Ч ¬ы ошибаетесь, Ч отвечал € хладнокровно, Ч € не вор и не колдун.

Ч  ак, Ч возразил один из них, положив с наглостью руку на мою шл€пу, так что она упала, Ч ты не колдун?

Ёто привело мен€ в сильную €рость, и €, не обраща€ внимани€ на то, что их было четверо против одного, начал с ними драку. я дал пощечину кресть€нину, уронившему мою шл€пу. –ука мо€, осыпанна€ сим чудесным порошком, который € собирал с таким усердием, превратила тело бедного мужика в насто€щее золото, Ч отчего он остолбенел. “оварищи его, устрашенные сим происшествием, побежали со всех ног в деревню с известием об этом чуде, и € один осталс€ с золотым человеком. я подошел к нему; рассматривал его с головы до ног, и сломал ему мизинец, чтобы совершенно уверитьс€ в его превращении и свойстве моего порошка.

я долго размышл€л о сем происшествии, столь необыкновенном и неверо€тном; и еще оставалс€ погруженным в мысли, как пришли ко мне все жители деревни, чтобы сообща напасть на мен€. ≈два успел € вз€ть порошок и бросить им в глаза. “е из кресть€н, в которых попал порошок, обратились в золотых. Ёто новое превращение собрало новых непри€телей, которые напали на мен€ с остервенением и бросили в мен€ такое множество камней, что € думал проститьс€ навеки с жизнью. Ёто привело мен€ в отча€нье, так что € подбежал к ним и бросал в них золотым порошком. ћною овладело такое бешенство, что € не думал о сбережении оного, и вскоре весь истратил. я пал бы непременно под их ударами, если бы, к моему счастью, не вселилс€ в них панический страх в ту самую минуту, когда € не мог более защищатьс€, Ч который обратил их в бегство, как стадо овец, завидевших волка. я также побежал, но в противную сторону от деревни, в которую решилс€ никогда не возвращатьс€.

—олнце закатилось, и мрак ночи покрывал землю, что облегчило мой побег; € шел, или лучше бежал, до тех пор, пока не достиг такого рассто€ни€, которое обезопасило мен€ от непри€телей. “огда € сел подле ржи, чтобы немного отдохнуть, ибо чрезвычайно устал.   довершению несчасть€, € был голоден и томилс€ несносною жаждою; и не мог помочь своему горю: все, что оставалось мне делать, было терпение и продолжение пути. я встал и отправилс€ далее. „ерез не которое врем€ € был остановлен четырьм€ разбойниками, которые бросились на мен€ прежде, нежели их приметил: они сн€ли с мен€ одежду и раздели мен€ до рубашки. ƒвое из них раздевали мен€, а другие складывали платье; что же касаетс€ до мен€, то € бы в таком испуге, что не мог произнести ни одного слова, и позвол€л делать, что им угодно.

Ч   черту, Ч сказала одна из женщин, наход€щихс€ в шайке, Ч этот молодой мужчина, кажетс€ мне нежного сложени€, надобно испытать его терпение.

Ч ѕусть будет по-твоему, Ч отвечала друга€. Ч ќб этом надобно уведомить наших при€телей, если они соглас€тс€ на это.

Ч — охотою, Ч сказали при€тели, Ч это будет дл€ нас весело, надобно же как-нибудь провести ночь.

“отчас они намазали все мое тело каким-то черным маслом, имевшим непри€тный запах, которое разм€гчило мои кости и сделало их гибкими как кожа. ѕосле того они свернули мен€ в комок так, что € был не толще большого м€чика; и они играли мной, как будто € был таким, в самом деле. ќдна бросала мен€ вверх, а друга€, поймав мен€, возвращала таким же образом своей подруге. ћужчины, бывшие до сего времени праздными зрител€ми, прин€ли участие в их игре; и как они были сильны и здоровы, то бросали мен€ с такою быстротою, что € несколько раз отпрыгивал от земли и откатывалс€ на большое рассто€ние. Ќаконец, уставши от игры, они держали совет, что со мною делать далее.

Ч Ћадно, Ч сказал один из них, Ч мы его здесь оставим.

Ч Ќет, Ч возразил другой, Ч надо бросить его в первый ров, который встретитс€ нам на дороге.

Ёто намерение они исполнили, отойд€ на сто шагов от прежнего места.  ака€-то старуха вз€ла мен€ на руки, вынесла из €мы и, положив на траву, намазала мен€ светлым маслом, имевшим при€тный запах, которое возвратило моим кост€м прежнюю крепость, а телу Ч прежнюю твердость. ѕервым моим попечением было принести благодарность моей благодетельнице; но ужас, произведенный во мне ее отвратительной фигурой, остановил мое намерение. ¬о всю свою жизнь не видал € ничего столь отвратительного. Ёто была женщина, ростом п€ть с половиною футов, которой кожа, присохша€ к кост€м, представл€ла совершенный скелет. Ѕелые волосы, некогда рыжие, украшали ее полуобнаженную голову; мрачные и впалые глаза выражали суровость.  ривой нос и сжатый подбородок, казалось, служили дл€ защиты отверсти€ ее рта, широкого и совершенно лишенного зубов. ќна была так зан€та местью к врагам моим, что не заметила ужаса, произведенного во мне ее фигурой. ѕробормотав какие-то волшебные слова, она воротила в одну минуту четырех воров и двух их подруг. ќреховым прутиком, который держала в левой руке, она прикоснулась к каждому из них по очереди и ввела в большой круг, прежде ею начертанный; потом велела им раздетьс€, что они сделали с быстротою молнии. ќна снова пробормотала несколько волшебных слов, из коих € услышал одно, состо€щее из семи букв, которое она произнесла €вственнее прочих; тотчас €вилось двенадцать арабов, вооруженных терновыми пруть€ми, которыми они начали хлыстать по голым плечам и спине виновных. ”дары их были столь сильны и часты, что кровь текла из тел ручь€ми.

Ч ƒовольно, Ч закричал € старухе, Ч сделайте милость, простите их, мне их жаль!

Ч  ак! Ч возразила удивленна€ колдунь€. Ч “ебе их жаль? –азве тебе неизвестно удовольствие мщени€?

Ч Ќет, Ч отвечал €, Ч никогда не хочу его знать; кто находит удовольствие в страдани€х других, есть чудовище в глазах моих.

Ч ѕродолжайте, Ч сказала она исполнител€м ее мщени€, Ч хорошенько. я хочу, чтобы они издохли под вашими ударами. ѕотом, обратившись ко мне и заметив, что € смотрю на нее с ужасом, вскричала хриплым голосом:

Ч  ак, € послушаюсь неблагодарного?

Ёти слова так поразили мен€, что € тотчас проснулс€ и долго не мог опомнитьс€ от ужаса.
 (150x112, 5Kb)

ћетки:  

 —траницы: [1]