-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ИноМодератор

 -Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 08.11.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 6791


Самый кремлевский «либерал»

Воскресенье, 28 Февраля 2010 г. 13:19 + в цитатник
 (131x36, 0Kb)Оуэн Мэтьюс, Анна Немцова ("Newsweek", США)



О том, в какую страну превратилась Россия, свидетельствует один красноречивый факт: двухминутный юмористический ролик на «кремлевскую» тему способен произвести настоящий политический фурор. Да, именно так: когда в январе по государственному Первому каналу показали коротенький мультфильм, где премьер Владимир Путин и президент Дмитрий Медведев отплясывали на Красной площади, исполняя дуэтом частушки на тему главных событий 2009 года, в стане либералов наступил настоящий праздник. После многолетних политических репрессий, жесткого контроля над СМИ и официально поощряемого культа личности Путина они усмотрели в этом легкомысленном мультике доказательство того, что при Медведеве ситуация в стране наконец начинает меняться.

Более того, еще до демонстрации ролика молодой президент посвятил целый ряд выступлений критике прогнившей российской бюрократии и неэффективной экономики. Он пообещал, в частности, сократить госаппарат, реформировать коррумпированную судебную систему, упростить нормы регулирования и перевести ряд услуг, оказываемых государством, в электронную форму. Он говорил о необходимости преодолеть зависимость народного хозяйства от сырьевого экспорта и создать в России «экономику знаний». Кроме того, недавно Медведев уволил 10000 милиционеров и 16 высокопоставленных чиновников МВД, а также потребовал от полиции прекратить терроризировать частный бизнес. Ультранационалистическим молодежным движениям приказано помалкивать, а правозащитников, которых Путин всячески третировал, теперь принимают в Кремле как почетных гостей. Вместе взятые, эти шаги создают ощущение, что в воздухе «запахло весной». «На мой взгляд, президент Медведев искренне стремится либерализовать систему», - полагает Кирилл Кабанов, глава неправительственной организации Национальный антикоррупционный комитет.

Если бы так! На деле же за два года пребывания Медведева в должности мы слышали много разговоров о радикальных преобразованиях, но сами реформы носили лишь поверхностный характер. Причина в том, что в реальности - как и в телевизионном мультике - в путинско-медведевском дуэте первую скрипку по-прежнему играет премьер. Он - главный в их «тандеме», и даже обращается к моложавому Медведеву на «ты», как старший к младшему; президент же называет премьера уважительно, на «вы». В том, что у Медведева хватает отличных идей, сомневаться не приходится. Но цель всех этих благих начинаний - «косметический ремонт», наведение либерального глянца на путинскую авторитарную систему. По сути Медведев остается лояльным членом путинской команды, и играет четко отведенную ему роль: реформировать ветшающую российскую экономику и не допустить социального брожения, гарантируя в то же время, что реальная власть останется в руках Путина и его окружения - бывших сотрудников КГБ, так называемых «силовиков». На деле медведевские реформы не только не подрывают созданную Путиным систему, но укрепляют ее. Анализируя нынешнюю ситуацию в России, Запад допускает традиционную ошибку: он неверно истолковывает действия Кремля, ища в них признаки знакомого конфликта между либералами и консерваторами. На самом же деле «либералы» во главе с Медведевым не противостоят силовикам, а служат им.

Союзники Медведева - например, Александр Будберг из Института современного развития (этот аналитический центр находится в особом фаворе у Кремля) настаивают: Медведев всерьез намерен реформировать коррумпированные институты, например, судебную систему и полицию. Проблема, однако, заключается в том, что почтение президента к своему наставнику Путину - по словам Будберга, Медведев испытывает к нему почти сыновнюю преданность - резко ограничивает круг возможных преобразований. Одно из очевидных табу - масштабные деловые интересы Федеральной службы безопасности (ФСБ): путинской альма-матер и в конечной итоге основы его власти. Неприкосновенно также и право путинского окружения заниматься личным бизнесом: речь идет о чиновниках высшего звена, контролирующих гигантские госкорпорации вроде «Газпрома» и «Роснефти», а также предприятия военной промышленности. В основе всего этого, впрочем, лежит главное табу - на существование любых самостоятельных институтов, например, независимой прокуратуры, прессы или политических партий, способных бросить вызов этим частным империям или расследовать их деятельность.

Кроме того, многие западные наблюдатели явно переоценили радикальность прошлогоднего выступления Медведева, в котором он приказал полицейским и другим чиновникам прекратить «кошмарить» частные компании. Очевидно, эта речь стала реакцией на выводы независимого доклада, подготовленного по указанию Кремля, где была нарисована мрачная картина повсеместного вымогательства со стороны власть имущих. Даже по официальным данным коррупция в госаппарате поглощает до трети российского ВВП, и Медведев, как говорят, был возмущен, ознакомившись с докладом. Однако неправительственная организация «Бизнес-солидарность», защищающая жертв подобных преступлений, сообщает, что за год, прошедший после медведевского выступления, случаев шантажа со стороны полицейских стало даже больше. Сама глава этой НПО Яна Яковлева провела восемь месяцев в тюрьме по явно сфабрикованным обвинениям. Судя по всему, роль Медведева состояла в том, чтобы произнести «нужные слова», продемонстрировав реакцию на возмущение общественности коррупцией в рядах полиции и чиновничества, но не меняя механизма самой системы.

Еще более вопиющим примером разрыва между медведевской концепцией «очищения» рядов полиции и неприглядной действительностью стало дело Сергея Магнитского - адвоката, пытавшегося разоблачить налоговую аферу на сумму в 500 миллионов долларов, организованную, судя по всему, мошенниками из налоговой полиции, имевшими связи в ФСБ. Магнитского бросили за решетку те самые полицейские, которых он обвинял: проведя почти год в предварительном заключении, юрист в ноябре прошлого года скончался в самой страшной из московских тюрем от панкреонекроза. Медведев публично выразил возмущение этой историей и пообещал: полетят головы. Но вместо волны арестов в высших эшелонах полиции, налоговой службы и ФСБ, - все эти органы фигурировали в документах, собранных Магнитским - дело ограничилось лишь увольнением нескольких чиновников низкого ранга; под суд не попал никто. Даже последняя медведевская «чистка» в МВД на деле не столь радикальна, как кажется: она в основном коснулась руководства правоохранительными органами, а не «паршивых овец», патрулирующих улицы. По словам специалиста по российским элитам Ольги Крыштановской, работавшей в свое время на Кремль, из этого четко следует: при всей своей риторике Медведев не пытается «сломать хребет машине» чиновничье-полицейского всевластья, созданной Путиным.

Еще одна важная причина, по которой возлагать особые надежды на медведевскую либерализацию не стоит, связана с кадрами, подобранными президентом для ее осуществления. Приглядевшись, мы видим - это те же люди, что при Путине «закручивали гайки», демонтировали демократию и ограничивали свободу слова. Пример номер один в этой связи - Владислав Сурков, возглавлявший делегацию видных активистов гражданского общества, направленную недавно Кремлем в Вашингтон. В американской столице они откровенно рассказывали о всепроникающей коррупции в России и спрашивали у коллег из США совета, как побороть это зло. Кроме того, Сурков опубликовал в газетах серию статей, излагая новую либеральную концепцию Кремля, и делая акцент на медведевской идее создания в стране «экономики знаний». Однако всего пять лет назад именно он выступил автором ряда глубоко антилебиральных концепций, например, «суверенной демократии» - системы, существующей в России по сей день, и требующей от всех партий поддерживать президента ради «блага страны». Кроме того, именно Сурков создал ксенофобское молодежное движение «Наши». Неудивительно, что российские правозащитники восприняли его новую роль скептически. «До сих пор не могу поверить, что я сидела за одним столом с Сурковым и другими людьми Путина, обсуждая проблему коррупции в России», - рассказывает о поездке в Вашингтон Елена Панфилова, глава российского филиала Transparency International. Очевидно, Сурков остается одним из главных идеологов Кремля: просто сегодня «линия партии», которую он пропагандирует, внешне приобрела чуть более либеральную направленность, чем при Путине.

По мнению Крыштановской инициативы Медведева не только не бросают вызов Путину, но и представляют собой элементы тщательно разработанного плана под названием «Россия 2020», подготовленного путинской командой еще в 2005 году. На первом этапе, который реализовал сам Путин, его власть стала неоспоримой за счет Установления Кремлем контроля над всеми СМИ и политическими партиями. Второй этап, реализуемый сейчас, предусматривает управляемую «либерализацию сверху» - в частности, расширение свободы слова, более дружественную позицию в отношении Запада и приглашение либеральных критиков власти в Кремль в качестве советников. Как выразился Владимир Плигин, замглавы созданной Кремлем партии «Единая Россия», «Медведев проводит демократизацию нашей политической системы, не допуская при этом ослабления государства».

Однако возникает вопрос: если Путин и его команда по-прежнему твердо контролируют власть, зачем им вообще нужны либералы вроде Медведева? Ответ, судя по всему, состоит в том, что прежняя «договоренность» Кремля с российским народом - вы даете нам карт-бланш в политике, а мы обеспечим вам богатую (или по крайней мере комфортную) жизнь - в последнее время оказалась под угрозой из-за рецессии и падения нефтяных цен. Вот два характерных признака сегодняшнего времени: покупательная способность рубля по сравнению с 2008 годом снизилась почти на треть; правительство планирует отказаться от субсидирования коммунальных услуг. Столь болезненные изменения вынуждают власть обратиться к новой, либеральной парадигме, чтобы погасить вспышки общественного недовольства. Недавние акции протеста - например, демонстрация с участием 12000 человек в Калининграде против повышения местных налогов - настораживают путинское окружение. Премьер и его советники надеются, что некоторое «ослабление гаек» в сфере свободы слова и создание видимости того, что власть чутко реагирует на чаяния людей, помогут успокоить избирателей.

Но если во внутренней политике либерализм Медведева носит косметический характер, то у других стран мира, или по крайней мере соседей России, есть основания вздохнуть с облегчением. Во внешней политике на смену путинской воинственности - от газовых войн с Украиной до реальной войны с Грузией - пришла более примирительная тональность. Медведев подчеркнуто не стал злорадствовать в связи с победой на недавних украинских выборах Виктора Януковича - кандидата, которого Россия активно поддерживала в 2004 году. Москва даже возобновила воздушное и железнодорожное сообщение с Грузией - прежним заклятым врагом. Однако «мягкость» внешнеполитического курса Медведева имеет свои границы. Как и в те времена, когда президентом был Путин, Москва по-прежнему заявляет о своем праве, как выразился в прошлом году Медведев, на сферу «привилегированных интересов» в ближнем зарубежье, и все так же настороженно относится к американскому влиянию в бывших советских республиках.

Реальный потенциал Медведева связан с экономикой. Никто сегодня не отрицает, что России необходимо срочно реформировать разладившееся народное хозяйство. И здесь он действительно «жмет на нужные кнопки»: поощряет развитие малого бизнеса за счет упрощения регулирования и предоставления займов предпринимателям, поддерживает ВУЗовскую науку и предписывает исследовательским центрам искать зарубежных партнеров и инвесторов, финансирует общенациональные конкурсы молодых талантливых изобретателей. Это позволяет объяснить, почему в последних выступлениях Медведев делает акцент на диверсификации российского народного хозяйства и преодоление сырьевой зависимости, а также его усилия по стимулированию «экономики знаний» за счет увеличения финансирования научных исследований.

Впрочем, высокопоставленные чиновники нуждаются в людях вроде Медведева и по другой причине, абсолютно циничного свойства: чтобы сохранить деньги, которые они награбили за десять лет пребывания у власти. С тех пор, как Путин стал президентом в 2000 году, чиновники, по оценкам, ежегодно присваивали от 200 до 300 миллиардов долларов, рассказывает Панфилова из российского отделения Transparency International. Чтобы сохранить эти нажитые неправедным путем состояния, российским клептократам нужны гарантии, что будущие поколения лидеров не попытаются привлечь их к суду, а власти других стран не станут лезть в их дела. «Все деньги кремлевских обитателей размещены за рубежом, и силовики понимают: чтобы обеспечить себе и своим капиталам относительную безопасность, им следует дружить с Америкой», - считает Панфилова. Наилучший способ избежать недоброжелательного внимания - возглавить, или по крайней мере поддерживать, процесс реформ; по крайней мере так они полагают.

Медведев и Путин действительно разные люди - по стилю поведения, образу мысли и биографии. Медведев, к примеру, ведет блог, а Путин вообще не пользуется компьютером. Но по одному из важнейших вопросов у них нет ни малейших расхождений: необходимо любой ценой не допустить, чтобы кто-то извне мог бросить вызов системе. Результатом этого становится непрерывная пиар-кампания и публично озвучиваемые реформаторские инициативы Медведева, обеспечивающие двум лидерам, по данным независимого Левада-центра, рейтинги поддержки на уровне 75% (Медведев) и 78% (Путин) - потрясающие цифры для руководителей страны, переживающей рецессию. Они в совершенстве освоили искусство действовать в тандеме, где Медведев позиционируется как талантливый молодой «генератор идей», а Путин - как проверенный ветеран-практик, умеющий «заставить все колеса крутиться». Но если Медведев развивает интернет, ведет блог и говорит о свободе слова, это не значит, что он готов хоть на дюйм реально ослабить вожжи. Конечно, он позволит СМИ и парламенту действовать свободнее - но пределы этой свободы определять будет по-прежнему Кремль.

Тем не менее идеи Медведева уже несут в себе определенный риск - поскольку свобода слова, даже ограниченная, способна поднять опасную волну негодования. Путинские стратеги учли роковую ошибку Михаила Горбачева, позволившего «выскочкам»-демократам дискредитировать правящую элиту в прессе, а затем и сместить ее через механизм выборов. Чтобы избежать такой же участи, Кремль держит СМИ под твердым контролем (пусть даже сейчас это означает и периодическое» добро» на тщательно дозированное «инакомыслие») и делает все, чтобы реальная политическая власть по-прежнему оставалась под его эгидой. Именно этой логикой было продиктовано назначение Медведевым лидера оппозиции Никиты Белых губернатором одного из регионов, а также создание новой псевдоппозиционной либеральной партии, которым, по слухам, занимается сейчас Кремль.

Для самого Медведева риск заключается в том, что, если предложенные им реформы не приведут к серьезным переменам, гнев общественности обрушится на него. И в этом смысле самой серьезной проблемой останется коррупция, поскольку с этим злом все граждане России сталкиваются на каждом шагу. По результатом опроса, проведенного недавно Gallup, 93% россиян считают: государство недостаточно активно борется с коррупцией. В то же время Медведев не может победить это явление, не затронув интересов Путина и клики высшего чиновничества, которые привели его к власти. «Как они могут бороться с механизмом, который сами и создали?» - задает риторический вопрос Панфилова. Ответ очевиден: не могут, конечно. Как показал опыт множества стран, коррумпированная система не в состоянии «самореформироваться»: для этого необходимо, чтобы внешние институты - свободная пресса, независимое следствие, оппозиционные политики - пробились в ее состав и осуществили необходимые перемены.

Таким образом, со временем Медведеву, возможно, труднее будет вести свое «наступление улыбок». Пока что, однако, читая рассуждения о том, намерен ли Путин снова баллотироваться в президенты (конституция позволяет ему сделать это в 2012 году), помните об одном: какой именно пост он занимает, на самом деле не так уж важно. Контролируемая, по сути авторитарная система, созданная Путиным, сохранится - и останутся люди, которых он назначил ею управлять. Медведев - один из них. И хотя по манере поведения он несомненно отличается от своего сурового наставника, цель у обоих одна: уберечь Россию от потрясений, хаоса и неопределенности, которыми, по их мнению, обернулся недолгий эксперимент с демократией и свободой слова в ельцинскую эпоху. Сейчас ее место занял тщательно срежиссированный политический танец, имеющий с реальной демократией не больше общего, чем «Лебединое озеро» с реальным птичьим заповедником. И самое важное, о чем здесь следует помнить: как и в том новогоднем юмористическом ролике, все российские лидеры танцуют под одну мелодию.

Источник: "Голос России".









_______________________________________________________
Братья по крови ("Le Monde", Франция)
Конец путинской модели не за горами? ("The Washington Post", США)
Медведев о политике, кризисе и "философии" ("Paris Match", Франция)
Трагедия Медведева ("Newsweek", США)
Может ли Медведев пойти по стопам Горбачева? ("Los Angeles Times", США)
У Кремля все под контролем ("The Financial Times", Великобритания)
Медведев против Путина? В Кремль возвращается тайна ("The Christian Science Monitor", США)
Ну а все-таки, кто в России главный? ("The New York Times", США)
Россия Медведева ("Le Figaro", Франция)
Кто контролирует Россию? ("The New York Times", США)
В ожидании путинской реставрации ("The Times", Великобритания)
Путин против Медведева ("The Financial Times", Великобритания)
Россия о двух лицах ("The Washington Post", США)
Путин до 2024 года? ("The Times", Великобритания)
Медведев перед лицом новой российской реальности ("The Guardian", Великобритания)
Рубрики:  Россия
Метки:  



ORION1   обратиться по имени РУССКИЕ НЕ САКСЫ. Воскресенье, 28 Февраля 2010 г. 22:04 (ссылка)
Конечно же, коррупция это извечный бич любой государственной системы и эффективного способа борьбы с ней не придумал еще никто, кроме китайцев, разумеется.
Перефразируя "дедушку" Мюллера из "Семнадцать мгновений весны" - "нет ничего вечного, кроме КОРРУПЦИИ и сыска".

Россия находится на историческом изломе и для нее "либерализация" равносильна хаосу.

Риторический вопрос: почему автократы Медведев и Путин имеют рейтинг популярности 75 и 78 соответственно, а самый киевский "либерал" за 5 лет всего только 5% ?

Если бы авторы статьи поинтересовались историей России со времен Киевской Руси, то с удивлением обнаружили бы, что сильным Российское государство было только при сильных Великих князьях, а позже - царях и приходило в упадок, когда власть самодержца становилась слабой.

Так погибла Киевская Русь (междуусобицы), пала царская Россия при слабом царе государственной Думе, так рухнула советская империя при "демократах" Горбачеве и Ельцине.

Менталитет русского человека таков, что без царя-батюшки он никуда ни шагу. И здесь Путин, как государственник, на правильном пути ибо "демократия" и "либерализация" наносное и чуждое русскому человеку.

Поэтому Путин и является обладателем такого высокого рейтинга.

(Добавил ссылку к себе в дневник)

Ответить С цитатой В цитатник
Torifan   обратиться по имени Суббота, 06 Марта 2010 г. 20:39 (ссылка)
Собака гавкает - караван идёт...
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку