-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Мартын_Лютый

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.05.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 3648


Бог Сын и герменевтика: краткий экскурс в историю Реформации

Понедельник, 16 Апреля 2018 г. 18:39 + в цитатник
 
Бог Сын и герменевтика: краткий экскурс в историю Реформации
Дэвид Скэйр
 
I. Герменевтика в целом
 
A. Навык христологии
 
В своей книге Evangelical Interpretation: Perspectives on Hermeneutical Issues («Евангелическое толкование: подходы к проблемам герменевтики») евангелический богослов, специалист по Новому Завету Миллард Эриксон пишет:
 
Зачастую люди, которые наиболее эффективно применяют на практике тот или иной навык, не могут объяснить, как это у них получается. Они либо приходят к этому умению интуитивным путем, словно музыканты, играющие «на слух», либо настолько усвоили методику, что уже не осознают отдельные действия, словно опытные водители за рулем… 
 
Аналогичным образом, многие наиболее значимые богословы в истории Церкви не оставили сочинений о методике богословствования. Они просто богословствовали, согласуя свои слова с насущными проблемами и образом мышления своего времени.
 
В качестве примера Эриксон ссылается на Августина и Мартина Лютера1. Справедливость его слов очевидна. Уроки танцев сами по себе не сделают человека великим танцором, также как уроки фортепьяно не сделают его великим пианистом. Герменевтика требует методологии, но в конечном счете это навык, основанный на вере толкователя, находящегося в контексте конкретной церкви2. В лютеранском контексте интуиция веры носит христологический характер.
 
 
B. Крах гуманизма
 
Все лютеранские богословы от Лютера до Пипера настаивали на этом, утверждая, что страдания (Anfechtung; tentatio) являются неотъемлемой частью богословской задачи3. Богословие, и в особенности герменевтика, берет начало и обретает цель в контексте христианской жизни, оно не определяется предписаниями (Законом), но постигается посредством христологии (Евангелия). Христология — не какая-то абстрактная богословская дисциплина; это участие в страданиях Христа через которые обретается истинное познание Бога (богословие). Толкователь может инстинктивно избегать этой ответственности, стремясь в спокойную гавань точно сформулированной науки, но страны приятного нейтралитета ему не найти никогда. Эразм, давший Реформации греческий текст Нового Завета, дистанцировался от конфликта, порожденного лютеранской Реформацией. Он умер изгоем и после смерти был отлучен от церкви; его заклеймили как еретика, а его книги запретили читать4. Как специалист по текстологии и лингвистике Лютер был на втором месте — или даже на третьем, если принять в расчет Кальвина, — но в Писаниях он нашел Христа.
 
C. Метод и его ограничения
 
Любые заявления в том духе, что богословие, а вместе с ним и толкование Библии представляют собой абстрактные науки, которые усваиваются, и успех которых измеряется применением принципов и правил, сомнительны. Применение одних и тех же принципов может дать множество противоречащих друг другу результатов. Эразм, Лютер, Кальвин — все они были знатоками экзегезы, и из них Лютер был наименее систематичен. Чисто научный подход был бы возможен, если бы Библию можно было изучать с абсолютно нейтральных религиозных, философских или литературных позиций. Гуманистическая попытка это сделать потерпела неудачу. Даже при изучении нерелигиозных текстов литературная нейтральность недостижима. Шекспироведы и специалисты по американской Конституции в своих областях далеко не единодушны. Объективная литературная герменевтика остается столь же иллюзорной, как Камелот. Семинар Иисуса при всех своих громогласных претензиях на научную объективность на поверку оказывается увлекательной ярмаркой, на которой каждый ученый торгует вразнос своими идеями. Выявлять аутентичные слова Иисуса с помощью голосования среди специалистов — не более научный подход, чем формулировать лютеранское вероучение с помощью голосования среди лютеран. Подобные предприятия представляют собой неудачные попытки использовать социологию в целях, для которых она не предназначена. В конечном счете, научная экзегеза терпит неудачу, поскольку исходит из предположения, что хотя бы толика объективности возможна. Содержание и цель Библии (Закон и Евангелие) не позволяют ни одному читателю роскошь нейтральной, научной объективности. Вера или неверие человека вовлекают его в процесс толкования на самом глубинном уровне бытия, поскольку ему не дает покоя видимое противоречие в Боге, Который его постоянно то отвергает (Закон), то принимает (Евангелие). Тот, кто говорит, что якобы отыскал нейтральную точку зрения, пребывает в заблуждении. Разница между «профессиональной» экзегезой и личным изучением Библии, которую вдалбливают в головы семинаристам и пасторам, озадачивает и имеет мало общего с мышлением Лютера, поскольку от задачи подвизаться за веру не освобожден никто.
 
D. Незапланированные открытия: сокровища древности
 
Даже в границах какого-то одного религиозного сообщества было бы нескромно утверждать, что один человек (даже Лютер), один метод или один комментарий исчерпал всю глубину смысла Писания, и ничего нового узнать уже нельзя. Библейские комментарии по справедливости никогда не следует считать исчерпывающими, хотя на практике к ним часто относятся именно так. Толкователи — такие же бойцы герменевтического фронта, как и все мы. Лютер и другие реформаторы подходили к толкованию Писания по-разному. Лютер сравнивал толкования Писания с хождением по лесу. Можно избрать любое направление, и, даже проходя знакомой тропинкой, увидеть то, на что не обращал внимания прежде5. Посещение ботанического сада, где на каждом дереве развешаны таблички, может быть полезно для новоначальных, но ему не сравниться с чистой радостью познания нового. Отцы протоптали через лес тропинки, но мы можем сойти с исхоженных путей. Зачастую к собственному огорчению мы обнаруживаем, что в местах, где, как нам казалось, еще не ступала нога человека, уже побывали наши предки. Но даже с этом случае мы, словно дети, испытываем радость первооткрывателя. Мы можем держаться за руку отцов, но изучение карты не может заменить собой любования красотами. Кому-то Лондон кажется знакомым до оскомины, но кто-то другой с удовольствием открывает его для себя6.
 
Если мы верим, что Писание — божественная книга, ее страницы втянут нас в диалог. Здесь наш ограниченный ум стремится отыскать радость веры, явленной бесконечным Богом на кресте. Но право на поиски, конечно, не оправдывает безбашенных экзегетов, прокладывающих себе путь через чащу бензопилами. Это всего лишь виза, позволяющая нам отправиться туда, где люди уже побывали, и увидеть что-то ранее незамеченное. Толкование Библии — не бесконечное перетасовывание одной и той же колоды карт. Скорее, толкователя поглощает текст, который он стремится усвоить. Ему никогда в полной мере не охватить умом то, что объемлет его целиком.
 
E. Писание как достояние Церкви
 
Те, кто находит в Писании лишь осуждение себе, переиначивают их или откладывают в сторону, тех же, кто находит в нем искупление, Писание влечет в церковь. Дух Святой, вдохновивший Писание — тот же самый Дух, Который помог Христу принести вечную жертву, и который приводит читателя к Христу как содержанию Писания. Писание принадлежит Церкви. Христос приходит к нам в Писании и соединяется с нашим бытием в Таинствах. Обычай помещать Евангелие на алтарь — глубокий символ церковной и христологической природы Писания. Богодухновенность без христологии превращает милосердный призыв в правила и предписания. Библия служит и действует в Церкви и для Церкви, пробуждая и утверждая веру во Христа, с Которым мы встречаемся в Таинствах.
 
F. Определение границ
 
Задача, отраженная в названии этой статьи — «Бог-Сын и герменевтика», — была бы неприемлема для Гельмута Кёстера, который оспаривает существование различий между светскими и священными текстами. Евангелие от Фомы имеет такой же вес, как Евангелие от Иоанна. Цицерон, Сократ, Филон, Иисус и Павел равны. Стены, разделяющие университет и семинарию, воздвигнуты искусственно7. Для лютеран же принцип, отраженный в названии «Бог-Сын и герменевтика» самоочевиден. Устраните Христа, и закон станет функциональным герменевтическим ключом. И тогда смысл последнего Божьего Слова сведется к тому, что нам надлежит делать, а не к тому, что Он уже сделал. Закон и Евангелие поменяются местами.
 
II. Иоганн Бугенхаген и Псалтирь 
  
А. В поисках руководства
 
Оставляя за толкователем право блуждать в дебрях, не будучи облаянным окружающими, следует помнить, что эти дебри все же являются собственностью Церкви. Подобно играющим детям, нам не следует уходить так далеко, чтобы потерять из виду свет в окнах дома. Лютеранские вероисповедные книги говорят, что наши дома находятся в Кесарии, Константинополе, Милане, Гиппоне и Риме8. И, конечно же, нам светит огонь Виттенберга.
 
В. Роль Бугенхагена в Реформации
 
В журнале Lutheran Theological Journal за май 1992 года была опубликована статья Мориса Шилда о подходе Иоганна Бугенхагена к толкованию Псалтири9. Живи он в другом месте или в другое время, возможно, Бугенхаген обрел бы славу, на которую не могут претендовать живущие в тени гиганта (в нашем случае Лютера). Образ его увековечил Лука Кранах-младший на алтаре церкви св. Марии в Виттенберге, где Бугенхаген служил пастором, где он делил кафедру с Лютером, и где был погребен. На левой панели алтаря изображен Меланхтон, крестящий младенца погружением. На нижней панели мы видим проповедующего Лютера. Между реформатором и прихожанами, в числе которых — его жена и сын, возвышается Распятие. Эта алтарная картина сама по себе является отражением темы наших размышлений: «Бог Сын и герменевтика». Подобно св. Павлу, Лютер был намерен не проповедовать ничего, кроме Христа и притом распятого, и рассматривал все свое богословие через призму христологии. На центральной панели изображены Лютер, Бугенхаген и другие реформаторы, собравшиеся для Евхаристии, причем Иисус изображен в виде закланного Агнца, лежащего на столе. Пасха, установление Евхаристии, участие реформаторов — все события, охватывающие период три тысячи лет, соединены на одном холсте. Тайны новозаветного обетования, новозаветного искупления и Евхаристии сливаются в единую реальность. Художник на одном-единственном холсте может исповедать тайны, для описания которых богословам понадобятся целые тома. На правой панели алтаря изображен один Бугенхаген, он стоит и держит в руках ключи своего служения: один — чтобы объявлять прощение кающемуся грешнику, и другой — чтобы отлучать упорствующих во грехе. На алтарных картинах мы видим триумвират Реформации: Меланхтона, Лютера и Бугенхагена. Мы видим суть и содержание лютеранского богословия: Крещение, проповедь, Евхаристию и пасторское служение, символом которого служат ключи в руке Бугенхагена. Лютер был душой Реформации, Меланхтон сформулировал структуру вероисповеданий, а Бугенхаген выполнял функции episcopus — прививал идеи Реформацию германским и датским церквям и занимался их литургическим преобразованием10.
 
В 1517-1521 годах Бугенхаген уже читал лекции о Псалтири в монастыре Белбук в Померании — области, в честь которой он взял себе латинское имя Померанус11. В марте 1521 года он уже был в Виттенберге. 2 апреля того же года Лютер ушел в Вормс и оставался в изгнании в замке Вартбург до следующей весны. В 1518 году в одном из писем Бугенхаген упоминает имя Лютера. Исследователи полагают, что в 1520 году он тоже пережил духовное озарение, прочитав трактат «О вавилонском пленении Церкви»12. В отсутствие Лютера Бугенхаген продолжил читать померанским монахам лекции о Псалтири. Он не успел еще дойти до 15-го псалма, а в комнате уже негде было яблоку упасть, и явившийся без приглашения Меланхтон предложил перенести лекции в помещения университета (с ноября 1521 по март 1523 года)13. В 1523 году Бугенхаген стал пастором церкви св. Марии, а в 1533 — доктором богословия и профессором университета14. В 1537 он третьим из сорока трех богословов — после Лютера и Йустуса Йонаса — поставил свою подпись под Шмалькальденскими артикулами. В отсутствие Лютера Бугенхаген противился Карштадту, а после смерти реформатора выступал против интеримов15. Скончался он в 1558 году в возрасте 72 лет, сохранив замечательную и безусловную верность лютеранским вероисповеданиям. Лютер оказал на Бугенхагена большое влияние — он был самоучкой, но тоже хорошо знал, что такое измученная душа, ищущая спасения. Лютер был ему отцом, но он сам был для Лютера Beichvater и episcopus.
 
С. Толкование Бугенхагена и предисловие Лютера
 
Труд Бугенхагена Librum Psalmorum Interpretatio был настолько важен, что по возвращении Лютер настоял на его публикации, и они с Меланхтоном написали предисловия к первому изданию 1524 года16. С 1513 по 1515 год Лютер читал лекции по Псалтири17, а в 1525 году написал еще один комментарий к этой книге18. Мартину Буцеру реформатор писал, что Бугенхаген «попал в точку» со своим толкованием на Псалтирь, и убеждал издать его на немецком языке, что и было сделано в январе 1526 года19. К 1679 году латинский текст толкования Бугенхагена выдержал 16 изданий. Он заложил основание экзегетической мысли Реформации. В своем предисловии Лютер писал: «К этому числу [избранных] по воле нашего Бога и Отца принадлежит и Иоганн Бугенхаген, епископ Виттенбергский [Pomeranus episcopus ecclesiae Wittembergen], благодаря чьим дарам эта Псалтирь [hoc Psalterium] открывается тебе, дорогой читатель, Духом Христа, Который есть Ключ Давида». Христос, по мнению Лютера, является герменевтическим ключом, и Бугенхаген по милости Божьей этот ключ нашел. В глазах Лютера Бугенхаген — «первый в мире, кто достоин именоваться толкователем Псалтири» (huc Pomeranu primu in orbe psalterii interpres). Меланхтон в своем предисловии отозвался о комментариях Бугенхагена так: Mercuriales statuae vias indicant20.
 
D. Христос, ключ для Лютера и Бугенхагена
 
Толкование Бугенхагена отличается от Лютеровского, но и два Лютеровских комментария отличаются друг от друга. Даже Лютер не ходил через лес одним и тем же путем, однако и он, и Бугенхаген нашли Христа21. Лютер утверждает:
 
Следует считать, что каждое пророчество и каждый пророк говорят о Христе Господе, если только очевидный смысл текста не указывает на то, что речь идет о ком-то другом. Ибо Сам Он говорит так: «Исследуйте Писания… они свидетельствуют обо Мне» (Ин. 5:39). В противном случае ищущие наверняка не найдут того, что ищут. Поэтому-то некоторые и объясняют множество псалмов не пророчески, а исторически, следуя мнению некоторых иудейских раввинов, занимающихся фальсификациями и изобретающих суетные иудейские идеи. И это неудивительно — ведь они далеки от Христа (то есть от истины). А «мы имеем ум Христов», говорит апостол (1 Кор. 2:16)22.
 
Суть подхода Бугенхагена к толкованию Писаний тонко понял Ганс Герман Гольфельдер, отразив его в заглавиях своих монографий, посвященных толкованиям Бугенхагена на послания Павла (Solus Christus)23 и на Псалтирь (Tentatio et Consolatio)24. Первая книга излагает собственные богословские идеи Лютера25, а вторая описывает дилемму Лютера о том, что Бог одновременно осуждает и принимает христианина26. Эта двойственность, отторжение и принятие, описывает не только чувства, которые испытывает христианин при встрече с Богом, но и опыт Самого Христа как Того, Кого Бог ради нас сделал грехом (в смерти), и Кого Он объявил невиновным и праведным (в воскресении). Характерное для лютеран учение о Законе и Евангелии является по сути своей христологическим; Христос по Собственному опыту знает — причем гораздо глубже, чем мы, — что именно переживает всякий христианин, когда Бог его отвергает (в Законе), а затем принимает (в Евангелии). Название Tentatio et Consolatio ничуть не менее христологично, чем Solus Christus. Вопль оставленного Богом (Пс. 21:2) звучит из уст Христа и верующих в Него.
 
Е. Christus Qui Clavis David
 
Шильд, как и прочие исследователи, отмечает, что толкование Бугенхагена не является модернистским27. Тем не менее, он уделяет внимание экзегетическим и текстологическим нюансам28. Шильд отзывается об этом сочинении как о «духовно назидательном трудне, в котором он [Бугенхаген] утверждает, что смысл Псалтири раскрывается Духом Христа, Который есть „ключ Давида“, о чем Лютер с радостью упоминает в своем предисловии»29. Повторяя сказанное в предисловии к лекциям по Псалтири, которые он читал с 1513 по 1515 год, Лютер ссылается на девять библейских текстов — в том числе Откровение 3:7, где Иисус назван ключом Давида, и Псалом 39:8: «В свитке книжном написано о Мне»30. Толкуя Библию, Бугенхаген и Лютер начали с Христа и вернулись к Нему31. Христос — герменевтический ключ32. В реформатской и евангелической герменевтике эта роль отводится Духу33. В учениях об оправдании, освящении, служении (в том числе наше категорическое неприятие рукоположения женщин), Таинствах, Личности и деле Христа лютеране расходятся с другими конфессиями не благодаря вдохновению свыше, а по причине христологической герменевтики34.
 
F. Confessio Autoris
 
Библейская герменевтика невозможна без веры, потому что Христос посредством библейского текста воздействует на толкователя. Составленное Бугенхагеном толкование на Псалтирь представляло собой его духовную автобиографию, confessio autoris. При этом он был весьма сведущ в лингвистике и испытал на себе влияние гуманистов Фабера Стапуленсиса и Эразма Роттердамского, которым был лично знаком35. Он подготовил три перевода Псалтири с иврита на латынь36. Будучи ученым мужем, он сравнил еврейский текст с Сепутагинтой и Вульгатой, а потом и с немецким переводом Лютера. Он писал и читал лекции на латыни. Для него христологическая герменевтика не была заменой недостаточного знания языков. Его христологические выводы едва ли можно объяснить только правильным применением лингвистических и научных методов. Эразма, видевшего источник христианской жизни в Писании, Бугенхаген считал своим злым гением и относился к его взглядам как к своим priores errores37. Подобно Лютеру, Бугенхаген признается, что обратился от человеческой праведности, которую искал под влиянием папства и Эразма, к праведности во Христе. Полемика Лютера с Эразмом (особенно в трактате «О рабстве воли») получила гораздо большую известность, но реформатор никогда не испытывал на себе очарование гуманизма в такой степени, как Бугенхаген.
 
Текст втягивал Бугенхагена в себя и рассказывал ему о Давиде, о Христе и о нем самом. С помощью Николая Лиринского Бугенхаген избегал чрезмерно аллегорических толкований Августина, однако не вполне разделял и приверженность Николая census literalis, избрав промежуточную позицию38. Стремление Бугенхагена понять, что рассказывают псалмы о псалмопевце, о Христе и о нем самом, не приводит к появлению трех разных смысловых уровней, поскольку он использует христологию как ключ к исследованию всех трех аспектов. Христос участвует в жизни и смерти верующих, а они участвуют в Его жизни и смерти — взаимное вменение и соучастие. Пиетизм оторвал освящение от оправдания и утратил христологическую перспективу. Когда освящение стали рассматривать как сознательное нравственное достижение, было положено начало отделению этики от Бога и религии, которое произошло в Эпоху Просвещения. Бугенхаген остро сознавал, что он — грешник, и не задумывался о собственных успехах на поприще нравственности. Христология придает уникальность лютеранской герменевтике так же, как и лютеранскому пониманию освящения. «Христос сделался для нас освящением»39.
 
G. Peccatum Reliquum
 
В понимании и Лютера, и Бугенхагена, прошлое никогда не изглаживается полностью, но возвращается, чтобы досаждать человеку40. Здоровое дерево, о котором говорится в 1-м псалме, временами приносит гнилые плоды. «Ибо есть в святых peccatum reliquum, который, однако, не вменяется им ради веры»41. Бугенхаген видит себя и среди праведных, и среди порочных из 1-го псалма. Когда он внушал другим собственные заблуждения относительно (папской) праведности по делам, Бог явил ему Свою милость и вернул его к жизни. «Бог умилосердился над человеческим заблуждением [и] вернул апостольские времена и проповедь Своего Евангелия по Духу Христову»42. Грешники — это мы, а не кто-то другой. Враги Бога — это мы. Бугенхаген признавался:
 
Некогда моя жизнь оскорбляла Бога, теперь же я сделался соблазном для людей — особенно тех, для кого Евангелие Христово является большим преткновением, чем я. За перемену в своей судьбе я всегда буду благодарить Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа, умоляя Его даровать мне Духа Святого, благодаря Которому я обрету способность размышлять над Его законом [lege, Писаниями] день и ночь, дабы при утешении от Духа я смог избежать соблазна учений антихристовых и с любовью сносить грехи и сумасбродства более немощных братьев моих, многим из которых я и сам чрезмерно привержен43.
 
Даже в спасении Бугенхаген считает себя грешником — тем самым он олицетворяет классический лютеранский принцип simul iustus et peccator. Только благодать Божья освобождает христианина от греха, чтобы он смог помочь другим людям, проявляющим те же несовершенства, которые в избытке присутствуют у него самого. Читая Псалом 1, Бугенхаген видит себя не в роли зрителя, подбадривающего праведников и освистывающего грешников, как это делает в своих комментариях Кальвин44, но ощущает себя сразу по обе стороны, причем не сторонним наблюдателем, а участником. Помогая другим избавиться от грехов, он обнаруживает, что эти грехи — всего лишь отражение его собственного, еще худшего состояния45. Бугенхаген чувствует себя таким же измученным, как Давид: сначала Бог его отверг, потом его осудили люди (подчас по неведомым ему причинам), и в конце концов Бог его принял. Великий реформатор видел собственное отражение в том, что писал о себе Бугенхаген. Бугенхаген «попал в точку»46. Он помнит Эразма, видевшего в Законе praecepta lex47 и тем самым предвосхитившего мысль Кальвина о том, что Закон с его предписаниями и запретами вновь возвращается в жизнь в христианина. «Изучение закона» означает, что «мы служим Богу должным образом, когда повинуемся Его Закону»48. В понимании Бугенхагена Тора (Писание) — это verbum Dei или evangelium Christi49.
 
H. Христос, а затем человек, пребывающий во Христе
 
Сколько бы новых подробностей ни открывали нам непрестанные «поиски исторического Иисуса», их едва ли можно считать христологией, поскольку их цель — изучить Его как историческую личность вне всякой связи с Богом, человечеством или читателем библейских текстов50. Карл Браатен называет такой подход «Иисусологией». Лютер пишет то же самое, осуждая раввинистическую экзегезу51. Христология же, напротив, исходит из того, что Иисус являет нам Бога и представляет нас перед Богом. В Нем мы видим Бога, а в Нем Бог видит нас. Иисус находится по обе стороны богословского уравнения. Во Христе есть и божественное, и человеческое — ожидать меньшего от халкидонской христологии нельзя. Кроме того, Христос является основанием герменевтики Бугенхагена. Толкование Библии начинается с Него и возвращается к Нему.
 
Размышляя над словом «блажен» в Псалме 1, Бугенхаген соотносит его с Заповедями блаженства: «Блаженны нищие духом. Блаженны милостивые. Блаженны изгнанные за правду [propter iustitiam]. Блаженны вы, когда будут поносить вас». Далее он вспоминает 17-ю главу Книги пророка Иеремии: «Проклят человек, который надеется на человека… Благословен человек, который надеется на Господа». Еврейский текст он сравнивает с Септуагинтой и Вульгатой. В греческом варианте глагол стоит в единственном числе, в еврейском — во множественном, а в латинском использована фраза beatitudines viro sunt. В еврейском тексте, отмечает Бугенхаген, множественное и единственное число переходят друг в друга. Сначала он отождествляет «блаженного мужа» с Христом, а потом с человеком, пребывающим во Христе: Beatus vir, qui hic describit, primu est Christus Dominus propter nos homo factus, deinde quilibet homo qui est in Christo52. Лютер в своих лекциях 1512 года рассматривал beatus vir в христологическом ключе: «В Первом псалме о Христе буквально говорится следующее»53. Бугенхаген сделал еще один шаг и связал эту фразу с верующими Ветхого и Нового Заветов. Христологическая герменевтика носит церковный характер:
 
Говоря так [человек, который пребывает во Христе], не думайте, что мы исключаем из этого числа верующих, умерших до воплощения Христа; ибо во Христе пребывают все, кто ждал пришествия Семени жены, Которое должно сокрушить голову змея (Бытие 3), и Семени Авраамова, в котором должны благословиться все племена земные (Бытие 22). Христос… изображен как цель, о чем говорится во 2-й главе Евангелия от Луки54.
 
Истолковав фразу «блажен муж» сначала применительно к Христу, а потом к Церкви, поскольку она пребывает «во Христе», Бугенхаген далее прилагает ее к самому себе как истолкователю псалма: «Ибо тот, кто не считает себя единым с Христом, никогда не поймет Псалтирь»55
 
I. Christus Summum Sacramentum
 
Еще одной особенностью герменевтики Бугенхагена является его сакраментальный подход к толкованию Псалтири. «Чашу» из 22-го псалма он связывает с Евхаристией, а также с «пищей» и «памятью» из Пс. 110:4-5. Ссылается он и на 6-ю главу Евангелия от Иоанна. Хотя Вечеря Господня в понимании Бугенхагена является sacramentum в собственном смысле, она все же указывает на Христа, Который является summum sacramentum56. Подобно тому, как Бугенхаген христологически подходит к собственной дилемме, он может говорить о Христе сакраментально, предваряя таким образом VII и VIII артикулы Формулы Согласия.
 
J. «Цвинглианское» искажение и Буцер
 
Бугенхаген следовал средневековому обычаю и вкладывал евхаристический смысл в Псалом 110:4-5: «Памятными соделал Он чудеса Свои»57. Его комментарий был опубликован накануне цвинглианского отрицания телесного присутствия Христа в Вечере Господней и был сформулирован не совсем таким образом, который стал привычным для последующих поколений лютеран. Буцер, которого Лютер просил перевести книгу, воспользовался этой возможностью, отмечает Шильд, и «прочел тексты Бугенхагена так, словно они допускали цвиглианское отрицание реального присутствия (!), и в своем вольном переводе взял на себя смелость соответствующим образом их переписать»58. Translator traditor est!59 Буцер не был знаком с рядом трактатов, которые Бугенхаген написал в 1525 году во время разногласий с Карлштадтом, — об иконоборчестве, адресованным Томасу Мору, и «против нового заблуждения относительно Таинства Тела и Крови Иисуса Христа», адресованным одному священнослужителю из Бреслау60. И Лютер, и Бугенхаген были возмущены изменениями Буцера и опубликовали возражения по этому поводу. В ответ Буцер в 1527 году сослался на то, что знал всех обстоятельств, и в в 1528 году Бугенхаген объявил о разрешении конфликта. Переписка между Буцером и Бугенхагеном стала первым шагом в споре Лютера и Цвингли относительно Вечери Господней — по вопросу, который навсегда разделил протестантов. Бугенхаген со своей христологической и сакраментальной герменевтикой первым выступил против отрицания реального присутствия. Лютер, увидев, что Буцер пытается выставить автора цвинглианином, выступил в защиту Бугенхагена и добился, чтобы его предисловие осталось в книге.
 
К. Христологическая герменевтика как инклюзивная экзегеза
 
Бугенхаген не был периферийной фигурой Реформации. Он считал Лютера своим отцом, но для самого Лютера он был епископом (episcopus), исповедником (beichtvater) и более близким другом, чем Меланхтон и Юстус Йонас. Отправляясь на встречу с папским легатом, Лютер сказал Бугенхагену: Da fahren der deutsche Papst und Kardinal Pomeranus61. Лютер был папой, а Бугенхаген — его легатом. Commentarius Pomeranii — это окно, позволяющее заглянуть в одно из главных сердец Реформации, которое билось в унисон с сердцем Лютера. Дойдя до упоминаний о «Давиде» (например, в 131-м псалме) в отличие от «Сына Давидова», Он увидел в Иисусе истинного «Давида»62, и Шильд говорит о толковании Бугенхагена следующее: «Чем ближе Христос к Давиду, тем ближе Господь к нашим искушениям, страданиям и греху»63. Христологическая герменевтика не ставит нас перед необходимостью разделять Христа и верующих. Христология, история и автобиография (освящение) — все это разные углы зрения на одну и ту же реальность. Времена Израиля, Христа и Церкви не разрываются. Как мы помним, в алтарной росписи Кранаха реформаторы сидят с воскресшим Христом за одним причастным столом, на котором лежит пасхальный агнец, символизирующий Христа. Христос присутствует в обеих частях уравнения. На еще одной картине в церкви св. Марии Бугенхаген помещен в сцене крещения Иисуса Иоанном, что напоминает о крещальном гимне Лютера: «На Иордан пришел Христос Господь». Теперь Бугенхаген тоже оказывается в уравнении. Крещение Христа — его крещение. Герменевтика Бугенхагена — это классическая лютеранская герменевтика уже в силу ее христологичности.
 
Смерть Лютера стала для Бугенхагена трагедией, а церковь была ослаблена компромисной позицией его друзей. Когда войска императора Карла V захватили Виттенберг, Бугенхаген остался в городе. В 1556 году он обратился к саксонским пасторам с последним епископским посланием, а в 1557 году произнес последнюю проповедь. До самой кончина в ночь на 20 апреля 1558 года уже ослепший реформатор ежедневно посещал богослужения в церкви. Его веру прекрасно характеризует фраза из его же комментария, которую приводит Шильд: «Христос не был бы Царем, если бы Он потерпел поражение в Своих святых»65.
 
Сноски
 
1. Erickson, Millard J. Evangelical Interpretation (Grand Rapids,Michigan: Baker Book House, 1993), pp. 80-81.
2. Lex orandi lex credendi.
3. См. Buehler, Paul. Die Anfechtungen bei Martin Luther (Zurich: Zwingli Verlag, 1942); Pieper, Francis. Christian Dogmatics (St. Louis: Concordia Publishing House, 1950), pp. 188-189; Scaer, David P. The Concept of Anfechtungen in Luther's Thought // Concordia Theological Quarterly, 47:1 (January 1983), pp. 15-30.
4. Manchester, William. A World Lit Only By Fire (Boston: Little-Brown, 1992), p. 186.
5. Oberman, Heiko A. Luther: Man between God and the Devil (New Haven: Yale University, 1989), p. 166.
6. Oberman, pp. 166. Лютер, доктор богословия с 34-летним стажем, имеющий богатый опыт экзегезы и перевода, признавался, что «он был ошеломлен глубиной и богатством Писаний, которые ни одному человеку никогда не исчерпать за одну жизнь».
7. Карл Браатен утверждает, что Кестер высказал эти соображения на собрании лютеранских профессоров во время встречи Американской академии религии и Общества библейской литературы в 1990 году в Новом Орлеане. Braaten, Karl. A Chalcedonian Hermeneutic // Pro Ecclesia, 3:1 (Winter 1994), pp. 18-19.
 
«Канон [по мнению Кестера] был результатом сознательной попытки исключить из раннего периода христианской истории определенные голоса: еретиков, маркионитов, гностиков, иудеохристиан, возможно, и женщин… Кестер был сторонником возвращения к подходу с точки зрения „истории религий“, в соответствии с которым „раннее христианство — лишь одна из нескольких религий, пропагандировавших эллинистический образ мысли“».
 
8. Аугсбургское Исповедание XXI: «…это учение очевидно основано на Священном Писании и не противоречит и противостоит учению вселенской христианской Церкви или даже Римской церкви…»
9. Schild, Maurice. Approaches to Bugenhagen's Psalms Commentary (1524) // Lutheran Theological Journal, 26:1 (May 1992), pp. 63-71.
10. Bergsma, Johannes H. Die Reform der Messliturgie durch Johannes Bugenhagen (Kevelaer: Butzon and Bercker, 1956).
11. Биографические сведения о Бугенхагене взяты из Bergsma, pp. 1-35.
12. Bergsma, p. 7.
13. Geisenhof, Georg. Bibliotheca Bugenhagania (Nieukoop: B. de Graaf, 1963), pp. 3-4.
14. В 1522 году Бугенхагена уже называли «доктором».
15. Bergsma, pp. 30-31.
16. Bugenhagen, Johannes. Librum Psalmorum Interpretatio (Nuremberg: Jo. Petrejus, [August] 1524). Прямые ссылки на труд Бугенхагена приводятся по микрофильмированной книге, имеющейся в библиотеке Богословской семинарии «Конкордия» в Форт-Уэйне, которая представляет собой копию 4-го переиздания (первое было напечатано в Базеле в 1524 году).
17. Luther, Martin. First Lectures on the Psalms, vol. 1: Psalms 1-75 (Saint Louis: Concordia Publishing House, 1974), p. x. Этот первый том лекций по псалмам не был написан как толкование, но был составлен из заметок, оставленных Лютером на полях его Псалтири.
18. Лютер читал лекции о псалмах на латыни в 1525 году. В собственноручно написанном предисловии к немецкому переводу лекций, сделанному Стефаном Родтом, Лютер пишет о том, что поездка в Вормс не позволила ему вовремя закончить работу над этим толкованием, и что в его отсутствие этим занимался «Иоганн Поммер».
19. Schild, p. 64.
20. Вдоль древних римских дорог стояли указатели, с помощью которых торговцы определяли расстояние.
21. Подробное, но доступно написанное исследование христологической экзегезы Лютера можно найти в монографии Oberman, pp 151-175 (глава называется «Революционный прорыв»).
 
«В Библии содержится лишь одна истина, но она имеет решающее значение: „что Иисус Христос, наш Бог и Господь, умер за наши грехи и воскрес для нашего оправдания“» (p. 171).
 
22. Luther. First Lectures on the Psalms, p. 7. В качестве недавнего исследования о роли христологии в мышлении Мартина Лютера можно обратиться к статье Ebeling, Gerhard. The Beginnings of Luther's Hermeneutics // Lutheran Quarterly 7:2 (Summer 1993), pp. 129-158; 7:3 (Autumn 1993), pp. 315-337; 7:4 (Winter 1993), pp. 451-468.
23. Holfelder, Hans Hermann. Solus Christus (Tübingen: J. C. B. Mohr, 1981).
24. Holfelder, Hans Hermann. Tentatio et Consolatio (Berlin: DeGruyter, 1974).
25. Обратите внимание на пояснение, опубликованное в Lutheran Synod Quarterly (December 1992), pp. 90-91: «Ибо, когда Лютер делал акцент на принципе solus Christus, это означало, по Вашему очень удачному выражению, что оправдание и труд Христа как Умилостивителя и Искупителя неразрывны связаны друг с другом; содержание всего Писания христоцентрично; следовательно, центром христианского учения должен быть Христос (Писание и все богословие в церкви преследуют сотериологическую цель)».
26. Holfelder. Tentatio, p. 167.
27. Schild, p. 65.
28. Holfelder. Tentatio, pp. 96-97.
29. Schild, p. 65.
30. Luther. First Lectures on the Psalms, p. 6. Это не случайное замечание, а мысль, принципиально важная для богословия Лютера. В своих Лекциях по Посланию к римлянам он пишет, «что все Писание, если смотреть вглубь, повсюду говорит лишь о Христе, даже при том, что на первый взгляд оно может звучать несколько иначе… Поэтому он [св. Павел] также говорит, что Христос есть конец Закона (ст. 4), словно бы говоря, что все Писание обретает смысл во Христе».
31. Лютер явно следовал христологическому подходу к истолкованию Библии раньше, чем Бугенхаген. Академическое исследование христологической герменевтики Лютера можно найти в статье Герхарда Эбелинга, упомянутой в сноске 22.
32. Кеннет Пол Веше пишет о христологическом толковании Писаний Игнатием Антиохийским: Wesche, Kenneth Paul. St. Ignatius of Antioch: The Criterion of
Orthodoxy and the Marks of Catholicity // Pro Ecclesia, 3:1 (Winter 1994). В конце I столетия иудействующие использовали подход, которым ныне пользуются фундаменталисты, — они настаивали, что каждое учение должно опираться на конкретный библейский текст. Их девизом было: «То, чего я не нахожу в Писаниях [в Ветхом Завете], я не приму в Евангелии [в том, что мы сегодня называем Новым Заветом]». Когда иудействующие сочли библейские ссылки, предложенные Игнатием, неприемлемыми, епископ Антиохийский ответил: «Для меня Писания [archeia, т. е. Ветхий Завет] — это Иисус Христос; священные Писания — Его крест и смерть, Его воскресение и вера, которая приходит через Него».
33. Пример рассмотрения этого вопроса в современном евангелическом богословии можно найти в Erickson, pp. 33-54. Эриксон полемизирует с теми единоверцами, которые считают, что просвещение Святого Духа сообщает новую информацию. Он не думает, что Дух дает озарения вне конкретного метода (p. 52), но не рассматривает эти озарения как христологические по своей сути, что характерно для лютеранского богословия.
34. Формула согласия VII и VIII.
35. Holfelder. Tentatio, pp. 3-4, 112-119.
36. Geisenhof, p. 4.
37. Holfelder. Tentatio, pp. 111-112.
38. Holfelder. Tentatio, p. 92.
39. «От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением, чтобы было как написано: „хвалящийся хвались Господом“» (1 Кор. 1:30-31).
40. Schild, p. 66.
41. Schild, p. 66.
42. Holfelder. Tentatio, pp. 202-203. «Dum interim fidei rationem, per quam illa omnia praestanda sunt, ignorabam, donec ex alto miseratus hominum errores deus apostolica tempora et praedicationem sui evangelii secundum spiritum Christi nobis revocavit».
43. Holfelder. Tentatio, p. 203.
44. Calvin, John. Commentary on the Book of the Psalms (Grand Rapids, Michigan: Eerdmans Publishing Company, 1949), 1:7.
45. Holfelder. Tentatio, p. 203: «ipse multa nimiaque circumdatus sum infirmitate».
46. Schild, p. 64.
47. Holfelder. Tentatio, p. 13.
48. Calvin. Commentary on the Psalms, p. 4.
49. Bugenhagen. Commentarius, p. 3.
50. См. Sheler, Jeffery L. Who Was Jesus? // U.S. News and World Report (December
20, 1993), 115 (24), pp. 58-66.
51. Luther. First Lectures on the Psalms, p. 7.
52. Bugenhagen. Commentarius, p. 2.
53. Luther. First Lectures on the Psalms, p. 11.
54. Bugenhagen. Commentarius, p. 2. В своих первых лекциях по Псалтири Лютер рассматривал текст буквально, аллегорически и тропологически (Luther. First Lectures on the Psalms, p. 7). В тех случаях, когда буквальное прочтение указывает на Давида, Лютер видит в тексте Христа. Поэтому первый стих в его понимании разъясняет человеческую природу Христа (Там же, p. 10). Аллегорически речь идет о церкви, а тропологически (с нравственной точки зрения) — о конфликте между внутренним и внешним человеком, о духовном и плотском. Во второй серии лекций по Псалтири Лютер отказался от этого метода и сосредоточился на рассуждениях о том, как сказанное относится к христианину. Бугенхаген не пользовался видоизмененным средневековым подходом, но сделал христологию всеобъемлющей категорией, которая в первую очередь связана с Иисусом, во вторую — с Давидом, а в третью — с ним самим.
55. Bugenhagen. Commentarius, p. 2.
56. Schild, p. 67.
57. Schild, p. 67.
58. Schild, p. 68.
59. Эта латинская фраза означает, что переводчик вкладывает в перевод собственные мысли, то есть получившийся перевод на самом деле отличается от оригинала. В случае Буцера изменение текста, судя по всему, было сознательным.
60. Bergsma, p. 15.
61. Bergsma, pp. 16-17.
62. Schild, p. 69.
63. Schild, p. 69.
64. Holfelder. Tentatio, pp. 202-203.
65. Schild, pp. 70-71.
 
(с) Concordia Theological Quarterly, 59 (1995) No. 1-2:49-66.
Рубрики:  Статьи
Метки:  



tanywkun   обратиться по имени Пятница, 18 Мая 2018 г. 21:02 (ссылка)
+
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку