-–убрики

 -ћетки

book covers brianne wills cats celebrities and kittens dmitriy trubin erin hunter flowers friedrich schiller grab grave henry rider haggard history files illustrators magazines paul gallico postcards simon tofield theodore dreiser tombe vintage vladimir nabokov white cats ƒостоевский ∆«Ћ азбука-классика александр агапьев александр галич анатолий €р-кравченко андрей вознесенский антологи€ сатиры и юмора афанасий фет белоснежка белые кошки библиотека "дн" библиотека болгарской литературы библиотека поэта библиотека сибирского романа биографии вадим кожевников валентин пикуль венедикт ерофеев виктор астафьев владимир войнович владимир максимов владимир набоков воспоминани€ гела гринева генри райдер хаггард даниил гранин даты джеймс боуэн дневники журналы золота€ летопись россии золотой фонд иллюстраторы историческа€ библиотека истори€ отечества истори€ эстетики календарь котоарт котоживопись котофото коты кошки лев толстой леонид насыров литературные пам€тники марианна гончарова мастера поэтического перевода мемуары михаил шолохов мыслители прошлого некрополь нобелевска€ преми€ обложки книг от руси к империи открытки пам€тники письма пол гэллико пути русского имперского сознани€ ретро роман-газета росси€ в мемуарах русска€ цивилизаци€ саймон тофилд сергей есенин сергей нилус собрание сочинений тайны истории теодор драйзер фото фотографы фридрих шиллер художники цветы человек и кошка эксклюзивна€ классика эрин хантер

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в ¬иктор_јлЄкин

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 14.08.2006
«аписей: 38947
 омментариев: 2416
Ќаписано: 43700

¬ыбрана рубрика ¬ладимир Ќабоков.


—оседние рубрики: ёрий “ын€нов(16), ёрий ƒомбровский(11), —игизмунд  ржижановский(14), —ергей ƒовлатов(89), Ќиколай «аболоцкий(21), ћихаил ѕришвин(29), ћихаил «ощенко(20), ћихаил Ѕулгаков(60), ћарк јлданов(13),  орней „уковский(32), »саак Ѕабель(18), »ль€ Ёренбург(36), ¬иктор Ўкловский(19), ¬ениамин  аверин(26), ¬енедикт ≈рофеев(20), ¬асилий –озанов(196), ¬арлам Ўаламов(24), ¬алентин  атаев(20), Ѕорис ѕильн€к(10), јндрей ѕлатонов(19), јндрей ¬ознесенский(43), јлександр √алич(19), јлександр јмфитеатров(15)

ƒругие рубрики в этом дневнике: „»—Ћ≈ЌЌ» (13662), ’”ƒќ∆Ќ» »(10454), ‘ќ“ќ(4047), ‘»Ћ№ћџ, —≈–»јЋџ(441), “≈ј“–(148), —”»÷»ƒ(350), —“–јЌџ(8856), —“»’»(1176), — ”Ћ№ѕ“”–ј(1640), —≈–≈Ѕ–яЌџ… ¬≈ (1104), —≈ћ»ѕјЋј“»Ќ— (82), –”—— »≈  Ћј——» »(2088), –≈Ћ»√»я(227), ѕ–»–ќƒј(361), ѕќ√ќ—“(3834), ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)(1604), ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (»)(1259), ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ(12356), ќ“ –џ“ », ћј– »(636), ЌќЅ≈Ћ≈¬— »≈ Ћј”–≈ј“џ(1699),  ќ“— ќ≈(14085), »—“ќ–»я, Ё“Ќќ√–ј‘»я(968), »—“ќ–» »(122), ∆”–ЌјЋџ(490), ∆»«Ќ№ ∆»¬ќ“Ќџ’(203), Ѕ»ќ√–ј‘»», ћ≈ћ”ј–џ(881), Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј(9327), јЌ“»„Ќќ—“№(151)
 омментарии (3)

¬ладимир Ќабоков. “рагеди€ господина ћорна. ѕьесы. Ћекции о драме

ƒневник

¬оскресенье, 20 јпрел€ 2008 г. 06:04 + в цитатник

¬ладимир Ќабоков. “рагеди€ господина ћорна. ѕьесы. Ћекции о драме. - —ѕб.: »здательский дом "јзбука-классика", 2008. - 640 с. + вклейка (8 с.)

Ётот импозантный том хоть сейчас в  нигу рекордов √иннеса - в сети около п€тидес€ти громко воп€щих анонсов: "¬ –оссии впервые опубликовано театральное наследие Ќабокова" или скромнее: "„асть литературного наследи€ Ќабокова вернулась на –одину".  нига набоковской драматургии рекорды бьет по части очковтирательной рекламы и может соревноватьс€ хоть с минаевскими "“hе “елки". ј ведь текстологически и комментаторски книга сработана отлично, достойнейшим пером (и даже тончайшими хирургическими инструментами), издательски выполнена превосходно, и потому болезненна€ сенсаци€ и шумиха ей только вред€т.

≈сли отбросить рекламный мусор, что же в действительности произошло впервые, то есть что переведено на русский €зык и впервые опубликовано в –оссии? ¬о-первых - американские лекции Ќабокова о театре "–емесло драматурга" и "“рагеди€ трагедии". ¬о-вторых - крупна€ драма "„еловек из ———–". ¬-третьих - рабочие материалы к пьесе "“рагеди€ господина ћорна". » наконец, в-четвертых - эссе сына писател€, ƒмитри€, - "Ќабоков и театр". ƒл€ исследователей - ощутимое пополнение, дл€ читател€ - воробьиный наперсток. ѕри€тно то, что драматурги€ собрана вместе, напечатаны драматические произведени€, созданные Ќабоковым в течение двадцати лет - с 1921 по 1942 год. Ќо и это не впервые, в 1990 году такое собрание уже выходило в издательстве "»скусство" - "ѕьесы" ¬ладимира Ќабокова (составление, вступительна€ стать€ и комментарии »в. “олстого). «атем тексты неоднократно перепечатывались в различных издани€х. ¬ сети были также опубликованы и американские лекции Ќабокова о театре (в переводе √ригори€ јросева).

¬ сухом остатке имеем новшество - "„еловек из ———–" (раньше у нас печаталс€ лишь фрагмент. - –ед.) и ƒмитрий Ќабоков. Ќегусто дл€ бурного ажиотажа. ≈сть еще в книге детективный сюжет экспрессивно-этического свойства, намеченный, но не про€вленный. «атаив дыхание, мы вынуждены ждать, поступит ли сын так же великодушно по отношению к человечеству, как ћакс Ѕрод, или послушно уничтожит то, что завещал отец? ћного ли, мало ли - узнаем когда-нибудь по трубным вопл€м рекламных видопл€совых.

http://www.russ.ru/krug_chteniya/net_proroka_bez_poroka

–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков

 омментарии (0)

¬ладимир Ќабоков

ƒневник

ѕонедельник, 19 Ќо€бр€ 2007 г. 17:00 + в цитатник

¬ладимир Ќабоков (¬. —иринъ). —обрание сочинений русского периода в п€ти томах –  —ѕб.: —импозиум
¬ладимир Ќабоков (¬. —иринъ). 1918–1925: –ассказы. Ќиколка ѕерсик. јн€ в —тране чудес. —тихотворени€. ƒраматические произведени€. Ёссе. –ецензии – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 825 с. 5000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков (¬. —иринъ). 1926–1930: ћашенька.  ороль, дама, валет. «ащита Ћужина. –ассказы. —тихотворени€.  ƒрама. Ёссе. –ецензии – —ѕб.: —импозиум, 2001 – 783 с. 5000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков (¬. —иринъ). 1930–1934: —огл€датай.  ѕодвиг.  амера обскура. ќтча€ние. –ассказы. —тихотворени€. Ёссе. –ецензии – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 840 с. 6000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков (¬. —иринъ). 1935–1937: ѕриглашение на казнь. ƒар. –ассказы. Ёссе – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 781 с. 6000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков (¬. —иринъ). 1938–1977: ¬олшебник. Solux Rex. ƒругие берега. –ассказы. —тихотворени€. ƒраматические произведени€. Ёссе. –ецензии – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 831 с. 6000 экз. (со)
 
¬ладимир Ќабоков. —обрание сочинений американского периода в п€ти томах  – »здание второе, исправленное – —ѕб.: —импозиум
¬ладимир Ќабоков. ѕодлинна€ жизнь —ебасть€на Ќайта. ѕод знаком незаконнорожденных. Ќиколай √оголь – —ѕб.: —импозиум, 2000  – 607 с. 5000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков. Ћолита. —мех в темноте  – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 671 с. 6000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков. ѕнин. –ассказы. Ѕледное плам€ – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 701 с. 5000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков. јда, или –адости страсти  – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 667 с. 6000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков.  ѕрозрачные вещи. —мотри на арлекинов! ѕам€ть, говори – —ѕб.: —импозиум, 1999 – 699 с. 7000 экз. (со)

¬ладимир Ќабоков. –ассказы. ѕриглашение на казнь. –оман. Ёссе, интервью, рецензии – ћ.:  нига, 1989 – 528 с., портр., илл. (Ћитературное наследие) 30000 экз.
¬ладимир Ќабоков. ѕьесы – ћ.: »скусство, 1990 – 287 с., портр. 100000 экз.
¬ладимир Ќабоков. Ћолита – ћ.: ’удожественна€ литература, 1991 – 415 с. 100000 экз. (о)
¬ладимир Ќабоков. –оманы – ћ.: ’удожественна€ литература, 1991 – 431 с. 100000 экз. (о)
¬ладимир Ќабоков. Ћекции по русской литературе. „ехов, ƒостоевский, √оголь, √орький, “олстой, “ургенев – ћ.: Ќезависима€ газета, 1996 – 438 с., портр. (со)
¬ладимир Ќабоков. Ћекции по зарубежной литературе. ќстен, ƒиккенс, ‘лобер, ƒжойс,  афка, ѕруст, —тивенсон – ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета, 1998 – 510 с., портр., илл. (—ери€ «Ћитературоведение») 7000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков.  омментарии к «≈вгению ќнегину» јлександра ѕушкина – ћ.: Ќѕ  «»нтелвак», 1999 – 1006 с., илл. 11600 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков. јда, или Ёротиада. —емейна€ хроника – ћ.: ј—“; ’арьков: ‘олио, 2000 – 601 с., портр. 5000 экз.
¬ладимир Ќабоков. —о дна коробки. –ассказы  – ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета, 2001 – 190 с. (—ери€ «Ѕеллетристика»)  5000 экз. (со)
¬ладимир Ќабоков. Ћекции о «ƒон  ихоте» – ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета, 2002 – 327 с., илл. (—ери€ «Ћитературоведение») 5000 экз.
Ќабоков о Ќабокове и прочем. »нтервью, рецензии, эссе – ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета, 2002 – 701 с., илл. (—ери€ «Ёссеистика») 6000 экз.
¬. ¬. Ќабоков. —тихотворени€ – —ѕб.: јкадемический проект, 2002 – 655 с., портр., илл. (Ќова€ Ѕиблиотека поэта) 3000 экз.

«инаида Ўаховска€. ¬ поисках Ќабокова. ќтражени€ – ћ.:  нига, 1991 – 317 с., портр. 100000 экз. – (¬ поисках Ќабокова – стр. 9–107)
Ѕорис Ќосик. ћир и ƒар ¬ладимира Ќабокова. ѕерва€ русска€ биографи€ – ћ.: »здательство «ѕенаты», 1995 – 552 с., илл. 21000 экз. (со)
∆ан Ѕло. Ќабоков – —ѕб.: –усско–Ѕалтийский информационный центр ЅЋ»÷, 2000 – 239 с., илл. (—ери€ «–усистика в мире». ‘ранци€) 3000 экз.
 лассик без ретуши. Ћитературный мир о творчестве ¬ладимира Ќабокова – ћ.: Ќовое литературное обозрение, 2000 – 687 с., илл. (Ќаучна€ библиотека) 3000 экз.
 арл ѕроффер.  лючи к «Ћолите» – —ѕб.: —импозиум, 2000 – 303 с. 3000 экз.
Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков. –усские годы. Ѕиографи€ – ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета; —ѕЅ.: »здательство «—импозиум», 2001 – 695 с., илл. (—ери€ «Ѕиографии») 5000 экз. (со)
јлексей «верев. Ќабоков – ћ.: ћолода€ гварди€, 2001 – 453 с., илл. (∆изнь замечательных людей) 5000 экз.
¬. ¬. Ќабоков: pro et contra. ћатериалы и исследовани€ о жизни и творчестве ¬. ¬. Ќабокова. јнтологи€. “ом 2 – —ѕб.: –’√», 2001 – 1060 с., портр. (—ери€ «–усский путь») 2000 экз.
Ќиколай јнастасьев. ¬ладимир Ќабоков. ќдинокий  ороль – ћ.: «јќ »здательство ÷ентрполиграф, 2002 – 525 с., илл. 5000 экз.
ћари€ ћаликова. ¬ Ќабоков. јвто–био–графи€ – —ѕб.: јкадемический проект, 2002 – 234 с., илл. 500 экз. (о)
—тейси Ўифф. ¬ера (ћиссис ¬ладимир Ќабоков) – ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета, 2002 – 615 с., илл. (—ери€ «Ѕиографии») 5000 экз.
Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков. јмериканские годы. Ѕиографи€ – ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета; —ѕЅ.: »здательство «—импозиум», 2004 – 927 с., илл. (—ери€ «Ѕиографии») 3000 экз. (со)
јлександр ƒолинин. »стинна€ жизнь писател€ —ирина. –аботы о Ќабокове – —ѕб.: јкадемический проект, 2004 – 397 с., портр. 1000 экз.
“омас ”рбан. Ќабоков в Ѕерлине – ћ.: јграф, 2004 – 235 с., илл. 1500 экз.

¬иктор ≈рофеев. ¬ лабиринте прокл€тых вопросов – ћ.: —оветский писатель, 1990 – 447 с., портр., илл. 20000 экз. – (¬ поисках потер€нного ра€ (–усский метароман ¬. Ќабокова) – стр. 162–204)
Ћюдмила —араскина. ƒостоевский в созвучи€х и прит€жени€х (от ѕушкина до —олженицына) – ћ.: –усский путь, 2006 – 605 с., илл. 3000 экз. – («ћне страстно хочетс€ ƒостоевского развенчать». Ќабоков, который сердитс€ и бранитс€ – стр. 418-460)

–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј/Ѕиблиографи€

 омментарии (1)

¬. ¬. Ќабоков. —тихотворени€ - 2002 (ЌЅѕ)

ƒневник

—уббота, 11 Ќо€бр€ 2006 г. 18:26 + в цитатник

http://supernew.ej.ru/045/life/litera/nabokov/index.html

¬ладимир Ќабоков. —тихотворени€ ≈лена —тафьева
є045, 18.11.2002


«¬ладимир ¬ладимирович Ќабоков (псевдонимы ¬ладимир —ирин, ¬асилий Ўишков) (1899—1977) — второстепенный русский поэт, переводчик, автор нескольких драм в стихах — родилс€ в ѕетербурге, в 1918 году эмигрировал, с 1940 года жил в јмерике, где писал по-английски, умер в Ўвейцарии...» — с такого эффектного пассажа составитель этого тома ћари€ ћаликова начинает свою вступительную статью ««абытый поэт» (название отсылает к английскому рассказу Ќабокова Forgotten Poet, герой которого — поэт второго р€да  онстантин ѕеров — литературна€ мистификаци€ и своего рода alter ego автора).

ѕоэт Ќабоков, в отличие от прославленного русско-американского прозаика Ќабокова, действительно не был избалован вниманием публики и исследователей. ¬от как выразил общее мнение эмигрантской критики √ерман ’охлов: «—тихи —ирина, при всей своей образности и технической отделанности, производ€т впечатление подкованной рифмами ритмической прозы. ¬ них много рассудочности, добросовестности, отчетливости и очень мало насто€щей поэтической полнозвучности».

ќдин из столпов модернистской прозы, Ќабоков всю жизнь писал подчеркнуто антимодернистские стихи. ¬иртуозно переводил англо€зычную поэзию.   своим поэтическим опытам он относилс€ серьезно и незадолго до смерти тщательно подготовил их итоговый свод. » вот перед нами самое полное из когда-либо издававшихс€ собраний стихов Ќабокова: сюда вошло все, за исключением драм в стихах, стихотворений из частных архивов и 47 стихотворений, на публикацию которых не дал разрешение сын Ќабокова. ≈сть также английский раздел.

Ќеудовлетворенные поэтические амбиции мэтра и их вли€ние на его блистательную прозаическую карьеру отметил »осиф Ѕродский, переводивший («ощуща€ отвращение» к тому, что делал) как-то по заказу стихотворение Ќабокова на английский: «именно потому, что Ќабоков несосто€вшийс€ поэт, — он замечательный прозаик. Ёто всегда так.  ак правило, прозаик без активного поэтического опыта склонен к многословию и велеречивости...»

 (389x593, 52Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (1)

Ќабоков ¬.¬. Pro et contra

ƒневник

—уббота, 28 ќкт€бр€ 2006 г. 18:54 + в цитатник

http://litcatalog.al.ru/personalii/korostelev/recense/nabokov.html

Ќабоков ¬.¬. Pro et contra
—ост. Ѕ.јверина, ћ.ћаликовой, ј.ƒолинина; комментарии ≈.Ѕелодубровского, √.Ћевинтона, ћ.ћаликовой, ¬.Ќовикова; библиогр. ћ.ћаликовой. - —ѕб.: –’√», 1997. - 974с. - (—ери€ "–усский путь"). - “ираж 3000 экз.
ј.—.ћул€рчик. –усска€ проза ¬ладимира Ќабокова. - ћ.: »здательство ћосковского университета, 1997. - 144 с. - “ираж 2000 экз.

¬сего лет дес€ть назад кто-то из местных острословов зло пошутил: "ќтечественное набоковедение притвор€етс€, что оно существует". —егодн€ такого уже не скажешь, хот€ времени прошло немного, да и положение дел не слишком изменилось. ќднако определенное количество статей, публикаций, жизнеописаний и монографий, написанных по-русски, добавилось к гигантской мировой библиотеке трудов о Ќабокове

ќтечественное набоковедение осмелело настолько, что сочло себ€ вправе подводить первые итоги своего существовани€. ¬о вс€ком случае, по€вление набоковского тома в серии "Pro et contra" можно рассматривать именно таким образом - как одну из первых ласточек близ€щегос€ столетнего юбиле€.

ќбещание второго тома не позвол€ет подойти к первому с традиционными претензи€ми к такого рода сборникам: "почему включено это, а не включено то" и так далее. —обственно говор€, обещанное продолжение не позвол€ет даже порассуждать, насколько полно и адекватно рецензируемое издание представл€ет главные событи€ в мировом набоковедении. ќстаетс€ говорить только о самих особенност€х этой диковинной науки.

» первое, что бросаетс€ в глаза: несколько принципиально разных подходов к изучению Ќабокова. ”словно можно было бы, пожалуй, назвать два основных и наиболее непохожих друг на друга подхода - отечественным и "западным", хот€ на этот раз географический критерий оказываетс€ неверным. ¬ здешних кра€х уже по€вилось немало литературоведов, пишущих вполне по-тамошнему. ƒругой вопрос, хорошо это или плохо.

„то обычно имеетс€ в виду под "западным" и отечественным набоковедением. «ападное - весьма неоднородно и может похвастатьс€ монументальными библиографи€ми (Schuman, Juliar), не менее монументальными биографи€ми (Field, Boyd) и разливанным морем высокоумных рассуждений о набоковском творчестве, среди которых иной раз попадаютс€ и достаточно дельные.

ќтечественное же пока не блещет ни качественными библиографи€ми (есть одно исключение - ≈вгений Ўиховцев, но его работа была опубликована все же в јмерике), ни обсто€тельными биографическими книгами (исключением с большой нат€жкой можно было бы назвать книгу Ѕ.Ќосика, если бы не густой приторный налет biographie romancee, превращающий монографию в недорогую беллетристику). «ато оп€ть же море разливанное очерков творчества, если не всегда высокоумных, то почти всегда высокопатетических. » тут даже не столь важно, возносит автор Ќабокова до небес или предает анафеме, главна€ отличительна€ черта этих очерков - желание "мысль разрешить", объ€снить себе и читателю феномен Ќабокова, постичь самую суть его, котора€ проливала бы свет на все творчество и даже отношени€ с мирозданием. Ќа меньшее эти авторы никак не согласны, так уж они устроены. —праведливости ради надо признать, что среди этих опусов дельные встречаютс€ ничуть не реже, чем среди наукоидных западных.

ѕредпочесть один тип исследовани€ другому € не берусь. Ёто качество библиографии можно оценить с исчерпывающей категоричностью, и двух мнений на этот счет, как правило, не бывает. ј вот по поводу набоковедческой индустрии - сколько голов, столько и мнений.

ќсновна€ претензи€ к первому типу (и ей не откажешь в меткости): западное набоковедение в подавл€ющем большинстве плодит тексты, занима€сь частност€ми.  оличество этих текстов давно перевалило тот рубеж, за которым должно было открытьс€ новое качество, но ни в какое новое качество не переросло. ƒаже малую часть их ни один нормальный человек, пусть даже литературовед, физически прочитать не в состо€нии. ј тексты все прибывают, и конца кра€ этому не видно.  акого-либо смысла в этой дурной бесконечности здешнее литературоведческое сознание не видит.

ƒело даже не в том, что многие из этих концепций высосаны из пальца от начала и до конца.  ак раз нет, большинство из них имеет под собой некоторые основани€. ¬ творчестве Ќабокова можно при желании отыскать не только следы гностицизма, но и ортодоксального православи€, а если очень постаратьс€, так и дзен-буддизма, и культа вуду, а также вли€ни€ любого из писателей и мыслителей всех времен и народов: от обожаемых им √огол€ и ‘лобера до ненавидимых ƒостоевского и ‘рейда. Ѕеда в том, что в единую картину все это не сводитс€ и цельного облика Ќабокова не дает. Ќередко даже к интуитивно всеми воспринимаемому облику Ќабокова ничего не добавл€ет, остава€сь неуклюжим, но довольно св€зным потоком высокопарных научных слов, не имеющих за собой никакого реального содержани€ и произнесенных низачем, просто чтобы в очередной раз отметитьс€.

ќсновна€ претензи€ западного набоковедени€ к здешнему очевидна: дл€ них это просто не наука. »ной раз и впр€мь создаетс€ впечатление, что наук существует несколько, причем несли€нных. —овременные теоретики, и тут уж неважно, здешние или не здешние, с большой охотой и весьма умным видом делают далеко идущие выводы, но притрагива€сь к конкретному историческому материалу, обнаруживают настолько чудовищное незнание и непонимание самых азов историко-литературного и просто исторического материала, что в справедливости их выводов, на вид таких логичных, поневоле хочетс€ усомнитьс€.

¬ разбираемом первом томе налицо определенный перекос в сторону набоковедени€ "западного", что не мешает ему быть по-своему интересным и представительным. Ќаиболее ценный раздел тома, пожалуй, все же тот, в котором собраны тексты самого Ќабокова. ѕо крайней мере, пока, до выхода более или менее полного собрани€ сочинений.

Ёмигрантска€ критика о Ќабокове представлена слишком пунктирно, да к тому же по большей части слишком общеизвестными, широко растиражированными текстами (все те же √.»ванов, ¬.’одасевич, √.јдамович, причем самые примелькавшиес€, даже знаменитые их похвалы и инвективы). “о же можно сказать и о разделе воспоминаний. ќчередна€ перепечатка глав из мемуаров Ѕерберовой и яновского как-то мало радует. Ќаиболее обширный раздел - 600 страниц - статьи о Ќабокове отечественных и зарубежных авторов, от классиков —артра и —труве до молодых ¬.Ћинецкого и ќ.—конечной, а также вовсе уж юных студентов и аспирантов, участников семинара Ѕ.јверина.

ќбсуждать состав раздела, как уже говорилось, не имеет особого смысла, во вс€ком случае, пока не вышел второй том. ј вот несколько слов о некоторых общих тенденци€х сказать можно.

Ќаши литературоведы по лености, незнанию €зыков и недоступности материала предпочитают ограничиватьс€ "русским" Ќабоковым. јмериканцы по той же причине чаще пишут о позднем творчестве Ќабокова, чем о его "русских годах". » те, и другие наиболее убедительны в разборе и анализе отдельных произведений, в текстологических изыскани€х. ѕопытки перейти к поэтике Ќабокова в целом удаютс€ гораздо реже. Ќо самое плачевное зрелище, когда те и другие выход€т на широкие просторы историко-литературных сравнений и пытаютс€ вписать Ќабокова в довоенную эпоху или в эмигрантскую среду. “ут почему-то нат€жки, неточности и грубые ошибки бросаютс€ в глаза особенно резко. Ѕеда, видимо, в том, что дл€ подобных сравнений и умозаключений необходимо хорошо представл€ть себе средний фон той среды и той литературы, а он-то как раз и остаетс€ до сих пор неизученным. “у эпоху литературоведы знают как-то выборочно, островками, осваива€ пространство вокруг крупных фигур. ÷ельна€ картина эпохи из этих островков пока что не складываетс€.

"«ападна€" школа чаще прибегает к оригинальной методике прочтени€ и комментировани€ текстов, уже давно вызывающей изумление. ≈сть подозрение, что работы этого рода пишутс€ по одному нехитрому принципу: брать количеством, по любому поводу приводить первые попавшиес€ параллели и ассоциации, причем чем дальше они отсто€т от объекта исследовани€, тем лучше. ”же давным давно в кругу ёри€ ќлеши было предложено радикальное решение этого вопроса: "ƒавайте договоримс€, что все похоже на все". ћетодика, однако, пользуетс€ большой попул€рностью, а последние труды ћ.«олотоносова стали ее апофеозом.

ќбильно подобные рассуждени€ представлены и в рецензируемом сборнике. Ќапример, если Ћевинтон встречает в романе Ќабокова им€ ќльги ќлеговны ќрловой, он ее не может трактовать иначе как аллюзию, поскольку "ќлег и ќльга следовали друг за другом на киевском престоле", и, посв€тив этому страничку изысканий, снабжает ее примечанием: "ƒогадка о св€зи с киевским престолонаследием и "—ловом о полку" получила подтверждение, когда в "ѕосмотри на јрлекинов!" мелькнул эпизодический персонаж (представитель не то »нтуриста, не то  √Ѕ) ќлег »горевич ќрлов.   дальнейшему развитию напомню, что ќлег, ќльга и »горь (киевский кн€зь - муж ќльги, а не герой "—лова") фигурируют в пушкинской "ѕесни о вещем ќлеге". “о, что это написано четверть века назад, может быть, и имеет некоторый исторический интерес, но дела не мен€ет.

»ли обсто€тельный пассаж ƒолинина о том, что персонаж "ƒара" Ўирин имел прототипами Ўмелева (певца русской "шири") и ¬.Ўкловского, поскольку фамили€ тоже начинаетс€ на букву "ш". Ѕолее чем своеобразна€ ассоциативна€ св€зь. » доказательство соответственное. ѕохоже на известное объ€снение, к которому любили прибегать гимназисты: "потому что "потому" кончаетс€ на "у".

≈сть у мен€ подозрение, что все это - курс молодого бойца дл€ благодарных американских студентов. Ќа них только и рассчитано. »звестно ведь, - когда американцы делают шаг в сторону от своей магистральной темы, они вызывают особое умиление. Ќу как иначе можно восприн€ть трогательное предположение ’анны √рин, что поэт “ютчев, веро€тно, ничего не понимал в политике, поскольку был консерватором. ƒл€ здешнего же читател€ во всех этих глубинных изыскани€х не больше смысла, чем, к примеру, в писани€х ÷ыбина о Ќабокове.

ƒолининские "“ри заметки о романе ¬ладимира Ќабокова "ƒар" по заданию гораздо ближе к истории литературы, чем к киевскому престолонаследию. “о, о чем говорит ƒолинин, представл€етс€ весьма плодотворным и дл€ понимани€ Ќабокова очень существенным. Ќо как говорит! ≈два ли не на каждой странице некорректные примеры и фактические неточности, мелкие и не очень.

«аметка втора€ - "ћортус" - почти из одних только неточностей и состоит. —амо слово "мортус" по отношению к критику в русской литературе употребл€лось отнюдь не два раза (ѕавлов о Ѕелинском, Ќабоков об јдамовиче). ќно нередко шло в ход в литературных бо€х как до революции, так и в эмиграции, в том числе и в адрес јдамовича. Ќабоков тут был далеко не первым. ќ Ѕелинском јдамович отзывалс€ с пиететом ровно столько же раз, сколько и сам Ќабоков (без пиетета - даже чаще).

ѕочему ƒолинин считает, что "ƒар" "в известном смысле и €вилс€ вступлением (правда, несколько запоздалым) Ќабокова в полемику" с идеологией "парижской ноты" и "„исел". —мысл этого утверждени€ как раз не очень пон€тен, поскольку Ќабоков €ростно полемизировал с лидером "парижской ноты" јдамовичем практически всю свою жизнь, начина€ с начала тридцатых годов, и посв€тил ему, а также "„ислам" немало эпиграмм, €звительных стрел, стихотворений и целых рассказов задолго до "ƒара".

ќткуда он вз€л, что ƒовид  нут не только "сто€л особн€ком в эмигрантской поэзии", но еще и "не примыкал ни к одной из сложившихс€ групп"? Ѕолее неудачный пример просто невозможно найти. —корее, трудно назвать молодежное объединение в ѕариже, к которому бы  нут не примыкал. ¬от только основные, в хронологическом пор€дке: "√атарапак", "„ерез", "ѕалата поэтов", "—оюз молодых поэтов и писателей", "ѕерекресток", т€готение к поэтике "парижской ноты" в 30-х годах. » вли€ни€ при этом испытывал серьезнейшие, бросавшиес€ в глаза всем рецензентам. ј ƒолинин вдобавок, исход€ из своего утверждени€, начинает трактовать стихотворную полемику  нута-јдамовича-Ќабокова, где окончательно все ставит с ног на голову.

ѕочему это јдамович в "јполлоне" не печаталс€? ¬ чем "прохладность" отзыва √умилева на "ќблака"? „ем дальше, тем шире руками разводишь. —борники ё.ј.Ўиринского-Ўихматова назывались "”тверждени€", а не "–азмышлени€". » насколько ѕоплавский был верным учеником јдамовича - это тоже вопрос. ¬се подобрано случайно, и эти случайности обобщаютс€, почти все неточно, и из этого делаютс€ далеко идущие выводы.

√лаз отдыхает на одной фразе: "√лавным и безошибочным симптомом, указывающим на общую бездарность писател€, Ќабоков считал грубую ошибку в описани€х какого-либо €влени€". ¬от если бы этот критерий распространить и на литературоведов. √рубых ошибок у ƒолинина, положим, нет. Ќо отбор и трактовка фактов весьма вольные, так что картина получаетс€ искаженной.

¬ каком-то смысле, теоретики не так уж и виноваты в происход€щем. »м приходитс€ самим проделывать работу, не выполненную историками. —трого говор€, истории литературы ’’ века, ни советской, ни тем более эмигрантской, просто не существует. Ќу и набоковедение таким образом вынуждено существовать в безвоздушном пространстве.

» будь мо€ вол€, € бы делил не на "западных" и своих, а на историков и теоретиков. ѕоследних почему-то пока больше, видимо, мода така€.  аждый норовит новую концепцию выдвинуть. ј материала пока не хватает, поскольку добротных историко-литературных работ мало. Ќе располагает, что ли, Ќабоков к этому?

 нига ј.—.ћул€рчика - напротив, образчик отечественного набоковедени€.  ак бы отнесс€ к главному ее тезису сам Ќабоков, остаетс€ только гадать. Ќо вр€д ли бы его обрадовало сообщение о том, что он внес "своей де€тельностью значительный вклад в развитие русской литературы в эмиграции".

“езис этот только на первый взгл€д кажетс€ неожиданным. –ано или поздно должен был прийти его черед, что предсказал и сам Ќабоков. “езис таков: "Ќабоков утверждает принципы гуманистического искусства", "не мог не ощущать верховной власти над собой моральных, общедуховных и исторических императивов", "творческий гений его всегда питалс€ корневой св€зью с родной почвой".

¬ качестве подтверждени€ ћул€рчику удалось отыскать малоизвестный рассказ, в котором "сочувствие к искалеченному судьбой существу полностью укладывалось в стержневую, гуманистическую традицию мировой литературы". ј в "ќтча€нии" Ќабоков достиг таких высот, что "фактически смыкалс€ с марксистской трактовкой острых конфликтов капиталистического общества".

—обственно, если бы не запальчивость этих утверждений и не стиль, которым они изложены, к доводам ћул€рчика можно было бы и прислушатьс€. ¬ любом случае, это тоже концепци€, и в качестве противовеса распространенному мнению о Ќабокове как холодном виртуозе она имеет полное право на существование.

¬ одном из интервью 1971 года Ќабоков выразил надежду, "что когда-нибудь по€витс€ такой исследователь, который перечеркнет все дотоле обо мне сказанное и объ€вит во всеуслышание, что обманчиво €вл€€сь в обличии капризной жар-птицы, € был на самом деле жестким моралистом". ¬ лице ћул€рчика такой исследователь наконец и по€вилс€.

–азумеетс€, эту фразу из интервью ћул€рчик приводит с особым восторгом, по его мнению, тут-то наконец Ќабоков и "отбросил маску поклонника "чистого искусства", показал свое истинное лицо, которое таил столько лет. ѕочему из многочисленных набоковских высказываний считать именно эту фразу "откровенными словами", а не очередным розыгрышем, не€сно. ¬ отличие от ћул€рчика, у мен€ полной уверенности в этом нет.

√лава о критике, похоже, сделана из двух рецензий, наскоро превращенных в обзор.  нигу Ѕ.Ќосика ћул€рчик не рассматривает, как "принадлежащую к биографическому жанру", однако подробно останавливаетс€ на биографи€х Ѕойда и ‘илда.

√овор€ о ‘илде, ћул€рчик произносит золотые слова, которые впору ставить эпиграфом ко всем будущим исследовани€м набоковедов: "в качестве историка литературы он был об€зан точно выверить все факты, касающиес€ как творческой личности автора, так и того исторического фона, на который она спроецирована".

ѕравилу этому ћул€рчик стараетс€ соответствовать, хот€ не всегда успешно. Ќеточности в книге порой встречаютс€. —кажем, в качестве "литературоведов-эмигрантов" ћул€рчик не нашел лучших примеров, чем √.јдамович, ћ.ќсоргин и ћ.÷етлин, из которых ни один в буквальном смысле литературоведом не был, более того, к самому этому слову и тому, что оно определ€ет, они чаще всего относились с пренебрежением.

¬ полемику о вли€нии  афки на Ќабокова ћул€рчик вв€залс€ неосмотрительно. "ѕриглашение на казнь" не было "написано намного раньше" работы ¬.¬ейдле "”мирание искусства". –абота ¬.¬ейдле, действительно, вышла отдельным изданием не в 1936, а в 1937 году, но главы из нее Ќабоков наверн€ка читал в "„ислах" еще в 1933-34 годах. “ому, что "„исла" он изучал пристальнейшим образом, свидетельств предостаточно.

–ецензенты "ѕриглашени€ на казнь" не упоминали  афку, но многие мемуаристы (яновский, Ѕерберова и другие) утверждают, что на ћонпарнасе  афка был попул€рен с конца двадцатых годов, и это похоже на правду. яновский увер€л, что сразу же после выхода "ѕриглашени€ на казнь" пыталс€ заговорить с Ќабоковым о  афке.

ћожно было бы также поспорить с трактовкой рассказа "¬асилий Ўишков", с разделением романов Ќабокова на две группы по принципу "русскости" и "не русскости" (перва€ - "ћашенька", "«ащита Ћужина", "ѕодвиг", "ƒар", и втора€ - " ороль, дама, валет", " амера обскура", "ќтча€ние", "ѕриглашение на казнь") и кое-чем еще.

¬се это не мешает оценить книгу ћул€рчика положительно. Ќеточностей в ней мало, концепци€ - не хуже других, а сама по себе книга достаточно интересна, и студентам, вне вс€кого сомнени€, будет полезна.

ќдним словом, можно считать, что кое-какое набоковедение у нас уже есть. “еперь бы к нему еще историю литературы ’’ века.

ќлег  оростелев

ќпубл.: Ќовое литературное обозрение. 1998. # 31. —.414-418.

 (290x419, 28Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков

 омментарии (2)

“омас ”рбан. Ќабоков в Ѕерлине - 2004

ƒневник

—уббота, 28 ќкт€бр€ 2006 г. 18:25 + в цитатник

http://www.knigoboz.ru/news/news2358.html

Ќабоков

Ќабоков в Ѕерлине
”рбан √.
Ќабоков в Ѕерлине/ ѕер. с нем. —. –ожновского.
ћ.: јграф, 2004. – 240 с. 1500 экз. (п) ISBN 5-7784-0289-9
ѕрожив в √ермании 15 лет (с 1922-го по 1937 год) и написав здесь свои лучшие русские романы, ¬ладимир Ќабоков не испытывал особой симпатии к этой стране и к ее жител€м: «“ак или иначе за годы моей уединенной жизни в √ермании € ни разу не сталкивалс€ с теми кроткими музыкантами стародавних времен, что играли свои рапсодии (в тургеневских романах) чуть ли не целую летнюю ночь напролет; ни с веселыми старыми ловцами бабочек, которые прикалывали поимку к тулье своей шл€пы и над которыми так потешалс€ ¬ек –ационализма». » единственными его прорывами в сферу местного €зыка были обмен любезност€ми с неизменно мен€ющимис€ квартирными хоз€йками и повседневное общение в магазине, типа: «Ich mochte etwas Schinken» («ћне бы кусочек ветчины»).

÷ентральное место в книге ѕ.”рбана занимает тема «Ќабоков и политика». «¬едь именно в Ѕерлине, – восклицает автор, – Ќабокову пришлось вопреки собственной воле все больше и больше заниматьс€ политикой. Ѕудучи женатым на русской еврейке, он не мог не удел€ть особого внимани€ национал-социалистам. ¬ конечном счете ему дважды пришлось вместе с семьей спасатьс€ от них бегством...»

„то правда – то правда. » ”рбан не ошибаетс€ в событи€х. ≈го книга представл€ет собой тщательное, хот€ и разношерстное собрание фактического материала.

Ќо при чем тут политика? ѕочему именно в ней автор ищет разгадку отношени€ Ќабокова к Ѕерлину и √ермании? ќтвет очевиден: так как, во-первых, ”рбан – немец, а во-вторых – журналист, увлеченный политикой, то, веро€тно, он и решил два своих конька – две свои любимые темы – св€зать с третьей: Ќабоковым. » получилась... жутка€ смесь!

Ѕыло бы интересно послушать хохот ¬ладимира ¬ладимировича, узнавшего, какую характеристику подобрал ему ”рбан: «Ќабоков был лихой парень, энерги€ и фантази€ которого нравились не всем современникам...» Ќо все же – при очевидной поверхностности – это по-своему довольно любопытна€ книга. ¬ первую очередь она ценна своими подробност€ми, фирменными берлинскими «мелочами».   примеру: «ќсобой попул€рностью пользовалось кафе “ѕрагер ƒиле”. ќно стало местом встреч вновь прибывших из –оссии. јндрей Ѕелый даже придумал слово “прагердильствовать”, что дл€ него означало проводить врем€ в философствовании, полемике в голубой дымке и с конь€ком».

«десь можно вдруг натолкнутьс€ и на весьма небезынтересные наблюдени€ в литературоведческом духе: «“Ќемецкое в атмосфере его произведений” – это парковые насаждени€, часто отталкивающе отвратительные жилые дома, мокрый асфальт улиц, на котором по ночам отражаютс€ огни города <...> Ѕерлин немцев и Ѕерлин русской эмиграции. Ќемцы в его романах это только периферийные фигуры: кондуктор поезда, почтальон, чиновник, это не индивидуумы, а лишь исполнители функций, которые, кажетс€, только дл€ того и существуют, чтобы как можно больше осложнить жизнь эмигрантов своими формул€рами и предписани€ми».

», наконец, есть в этой книге и то, на что, веро€тно, способен лишь скрупулезный, аккуратный немецкий публицист. —тупа€ по следам Ќабокова в Ѕерлине, ”рбан не пропускает ничего: он заходит с ним на Ёгерштрассе, 1, и поднимаетс€ на 2-й этаж, где Ќабоковым были написаны первые тексты дл€ газеты «–уль» и рассказ «ћир духов»; загл€дывает в антикварный магазин «–оссика», регул€рно писателем посещавшийс€; ведет счет уцелевшим и разрушенным здани€м времен набоковского Ѕерлина; наконец, прогуливаетс€ по ’охмайстерплац в ¬ильмерсдорфе, как это делали ‘едор и «ина, когда жили под одной крышей в романе «ƒар».

¬ера Ѕройде
 (263x408, 122Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (1)

ћари€ ћаликова. Ќабоков: јвто-био-графи€ - 2002

ƒневник

—уббота, 28 ќкт€бр€ 2006 г. 18:12 + в цитатник

http://old.russ.ru/krug/vybor/20030114-pr.html#kn2


ћари€ ћаликова. Ќабоков: јвто-био-графи€. - —ѕб.: јкадемический проект, 2002. - 234 с. “ираж 500. ‘ормат 84х108/32. ISBN 5-7331-0270-5

јвтор начинает с того, что объ€вл€ет рискованным подход к "ƒругим берегам" ("Speak, Memory") как к "простому", "человечному" и "искреннему" произведению, принадлежащему к традиции классической русской литературы, и сообщает, что "предшествовавшие способы анализа ƒЅ/SM другими исследовател€ми в основном оказывались предсказуемыми и не очень плодотворными", так что сперва необходимо пон€ть, "что в этом тексте парализует его интерпретацию". ƒа, действительно, Ќабоков сознательно конструирует своего читател€, предустанавлива€ единственно верную стратегию чтени€, состо€щую в "прослеживании тематических узоров" и "поиске ключей". ”дивительно другое: то, что большинство исследователей творчества Ќабокова сознательно же принимают нав€занные им правила игры, так что их работа сводитс€ к полной имитации автора. ј если они еще практикуют "невинное и неизбежное использование ƒЅ/SM в качестве источника сведений о жизни Ќабокова", то мы имеем случай Ѕрайана Ѕойда, который в "научном" биографическом тексте некритически сополагает вымышленную "ѕоленьку" и реального ћстислава ƒобужинского. "¬ фикциональном тексте [это соположение], напротив, становитс€ онтологически гомогенным через представление художественного мира как "возможного"", но тогда, если считать ƒЅ чистой fiction, пропадает автобиографическа€ составл€юща€ текста. –азрешению этого противоречи€, выработке корректной стратегии чтени€ набоковской автобиографии и посв€щена книга ћарии ћаликовой. "ƒл€ адекватного понимани€ той формы напр€жени€ между вымыслом и реальностью, которое актуально дл€ автобиографии Ќабокова, необходимо найти релевантный дл€ нее автобиографический контекст <...> “ак, Ќабоков откровенно использует топосы толстовского "ƒетства" и эпопеи ѕруста, но это эксплицитное и полу-ироническое использование "чужого слова" ближе <...> к пародии в понимании “ын€нова <...> ѕоэтому обнаруживаемые в ƒЅ/SM интертексты следует рассматривать функционально - с учетом как обуславливаемых автобиографической традицией "автобиографических фигур", так и интертекстуальной стратегии Ќабокова, эксплицитно и иронически работающего со всей литературной традицией". ќдин из сюжетов книги ћаликовой - Ќабоков и –озанов. "јвтобиографическое письмо Ќабокова и –озанова - два полюса русской автобиографической традиции. —хематично их можно определить как, соответственно, "визуальное" и "телесное"". ƒл€ первого характерна замена актуального воспоминани€-переживани€ визуальным, культурным, законсервированным в традиции "паттерном", эстетически сконструированным "миражом", при этом Ќабоков деконструирует саму эту традицию в модусе иронии. ƒл€ второго же характерен акцент на уникальности, единичности, пафос антилитературности, дистанци€ от любой традиции...  нига написана благодар€ помощи финского фонда CIMO, јкадемии наук ‘инл€ндии и университета “ампере.

 (249x392, 17Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (2)

∆ан Ѕло. Ќабоков - 2000

ƒневник

ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 21:48 + в цитатник

–усский ∆урнал /  руг чтени€ /  нига на завтра
www.russ.ru/krug/kniga/20001130.html

»гра в гусей и охотников
∆ан Ѕло. Ќабоков / ѕер. с франц. ¬. и ≈.ћельниковых. - —ѕб.: –усско-Ѕалтийский информационный центр "Ѕлиц", 2000

»нна Ѕулкина

ƒата публикации:  30 Ќо€бр€ 2000

Ќабоков сам усложнил жизнь своим биографам, обрека€ их в большинстве случаев либо на рабское себе следование, либо на вульгарные разоблачени€. ќн создал такое количество биографий в разных жанрах, биографий своих, как бы своих, своих персонажей, биографов своих персонажей, сумасшедших комментаторов etc, биографий сентиментальных, пародийных и эксцентрических, что люба€ его нова€ биографи€ рискует оказатьс€ вторично-банальной и уподобитьс€ - не по характеру письма, но по сути - одной из авторских репрезентаций.

 ак правило, подхватываетс€ сентиментальна€ интонаци€ "ƒругих берегов", что естественно. Ћишь пресловута€ книга Ёндрю ‘илда (из-за которой биограф мучительно судилс€ со своим персонажем) может показатьс€ пародийной, но скорее всего - в силу головокружительного невежества бедн€ги австралийца. Ѕиографи€ Ѕрайана Ѕойда - сама€ известна€ и по пон€тным причинам каноническа€: Ѕойд - "официальный" биограф. Ќа самом деле было бы логично, когда б "Ѕлиц"-сери€ "–усистика в мире" начала свое "набоковедение" с "канонической" биографии - коль уж все равно беретс€ грант под перевод и выбираетс€ набоковска€ биографи€, причем из той же колоды (что под диктовку "ƒругих берегов" и прочей мемуарно-мифологизирующей прозы), только второго-третьего р€да. Ќо, кажетс€, Ѕойда вз€лс€ издавать "—импозиум" в содружестве с "Ќезависимой газетой".

ѕочему был выбран ∆ан Ѕло, он же јлександр Ѕлок, русский француз, полный тезка поэта, чиновник разного рода международных институций (как-то: ќќЌ и ёЌ≈— ќ) и многолетний генсек ѕ≈Ќ- луба, можно только догадыватьс€. Ќабоколюбы, без сомнени€, найдут в нем родственную душу, однако ничего существенно нового дл€ себ€ не узнают. Ќу разве что некоторый перебор пафоса дарит замечательные в своей неожиданности формулы, например толстовский по длине период, начавшийс€ словами "ѕисатель? ѕрежде всего поэт..." и закончившийс€ уже посреди следующей страницы неожиданным пуантом: "...и стал дл€ современной русской молодежи образцом, вожатым, ма€ком". јгитатором, горланом, главарем, - хочетс€ сказать вслед в той самой метрической интонации. Ќо тут уже не столько ∆ан Ѕло виноват, это прелести перевода, который и цветист, и многословен, сохран€€ верность французскому оригиналу, и тут же беспомощно запутан и св€зан по рукам - в силках российского синтаксиса.

„тобы закончить вовсе разговор о "ЅЋ»÷"-изделии, отметим стильный дизайн, хороший (даже очень) оригинал-макет, одни и те же, привычные в набоковских книжках, фотографии и слишком большое - на трех корректоров, указанных в реквизитах, - количество опечаток. ѕричем характер опечаток таков (выписывать их - одно удовольствие: "ќн рисует душой и шкурой"), что, похоже, вычитывал все же спеллер.

√ораздо интереснее говорить о набоковской биографии как литературной проблеме. ¬ самом деле, возможно ли когда-нибудь биографам уйти из-под оба€ни€ (или ушибленности - кому как нравитс€) набоковской прозы и представить этого персонажа в некотором отрыве от его же литературного мифа? ќчень любопытны в этом смысле опубликованные в последних номерах прошлогодней "«везды" мемуары Ќикола€ Ќабокова - довольно-таки известного на «ападе композитора и кузена ¬¬. ѕо иронии судьбы, здесь в большинстве своем те же исторические и географические декорации, и ¬¬ иногда возникает... в роли статиста. Ќо все иначе. »ли кузен писател€ не был истовым набоколюбом, или - что очевидно - просто не писал биографию Ќабокова. ¬о вс€ком случае, известному отстранению такое чтение очень помогает.

„то же до литературного мифа, то здесь есть другой поворот сюжета. Ќабоков сто€л у истоков той новой литературы (не будем ее сейчас никак называть, особенно не будем говорить о ѕћ), котора€ пишетс€ уже в виду будущих комментаторов. ќна как бы льстит (все эти игры "дл€ тех, кто понимает"), как бы поддаетс€, дарит загадки вместе с разгадками, она напрашиваетс€ на остроумные "прочтени€" и, €вл€€ собой неисс€каемую пищу дл€ университетской филологии, ей - этой самой презираемой Ќабоковым армии биографов и интерпретаторов - более всего об€зана своею славой и репутацией. ѕишущие о Ќабокове часто ссылаютс€ на его же уподобление (из "ѕодлинной жизни —ебасть€на Ќайта"?) биографии - погоне за дикими гус€ми. ¬ случае "старой литературы" это справедливо. Ќо если продолжить метафору, то, наверное, имеет смысл говорить о новой породе гусей-мутантов или специально выведенных дрессированных гусей, которые "приручают" охотников и наход€т особый смысл в игре с ними - разбрасывании разного рода флажков, запутывании следов и т.д. », соответственно, - о новой породе охотников за этими самыми гус€ми.

¬ результате мы имеем вот какую вещь: коль скоро мы не так давно праздновали два юбиле€ и книжки выходили нескончаемой чередой (да и эта, видать, просто запоздала), сравнение напрашиваетс€ само собой. Ѕиографий Ќабокова сегодн€ уже немногим меньше, чем биографий ѕушкина. Ќо вот ѕушкин ¬ересаева нимало не похож на ѕушкина ћейлаха или √уковского, вовсе не похож на ѕушкина лотмановского, тот, в свою очередь, не таков, как у Ќепомн€щего и т.д. ƒаже набоковский ѕушкин, о котором прежде всего известно, что он плохо знал английский €зык, наверн€ка отличаетс€ лица необщим выраженьем.

Ќо чем каждый новый Ќабоков отличаетс€ от человека, написавшего "ƒругие берега", € не знаю.


 
—ћ» новости 
 (236x337, 11Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (2)

Ќиколай јнастасьев. ¬ладимир Ќабоков. ќдинокий король. - 2002

ƒневник

ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 21:26 + в цитатник
 (262x402, 26Kb) Ќезависима€ газета
ј.—.

 то есть мистер Ќабоков?

ƒрама жизни в литературе и наоборот

Ќиколай јнастасьев. ¬ладимир Ќабоков. ќдинокий король. - ћ.: ÷ентрполиграф, 2002, 525 с.

Ќиколай јнастасьев - доктор филологических наук, профессор ћ√” и главный редактор издательства " ультура" - написал книгу о ¬ладимире Ќабокове, соединившую биографию писател€ и исследование его творчества. ѕоследнего здесь даже больше, так как автор благоразумно прислушалс€ к неоднократным за€влени€м щепетильного мэтра о том, что художественный эпизод куда как важнее и увлекательнее эпизода жизненного. Ќо еще более интересен, конечно же, сам Ќабоков - фигура не просто противоречива€, а всю жизнь противоречи€ эти выставл€вша€ на всеобщее обозрение. ѕопытки провести их под знаком эпатажа успехом не увенчаютс€ никогда, потому что эпатаж - это состо€ние людей, опаздывающих на электричку, а Ќабоков из тех, кто составл€ет расписание.

ѕротиворечивость, двойственность, неоднозначность. ¬ ≈вропе ли, в јмерике Ќабоков не то чтобы чужой, он - не свой. ¬след за ‘ицджеральдом јнастасьев называет јмерику "устремлением души", что в литературоведении, в частности, истолковываетс€ как мотив дороги.  оторого, как это ни покажетс€ странным, у Ќабокова нет. √ерои его колес€т по стране затем лишь, чтобы писатель продемонстрировал читателю свое виртуозное описание мотелей. » никаких мотивов, школ и вли€ний, ведь именно ими вымощена дорога к ужасной литературе Ѕольших »дей. Ѕр-р.

»так, Ќабоков - виртуоз. Ќо не пароди€ ли он? ≈го €зык - все равно какой - не представл€етс€ ли он неким европейским литературным €зыком вообще? ѕредставл€етс€, если забыть о другом Ќабокове - прекрасном, старомодном и серьезном поэте. ¬едь они оба существуют вместе. Ќабоков Ќабоков. √умберт √умберт. ќп€ть двойственность, котора€, по јнастасьеву, и закрепила место писател€ в самом центре мировой литературы, так как писатели XX века осознали и показали как драму саму действительность.  ак ту самую poshlost - €вление интернациональное. Ќо, увы, не вс€кий, подобно Ќабокову, слышит в слове "сумерки" томный сиреневый звук. ƒа и сам ¬ладимир ¬ладимирович так много и долго говорил о своем одиночестве, что теперь его и представить нельз€ иначе как одиноким. ѕисателем.  оролем.

ќпубликовано в Ќ√ Ex Libris от 19.12.2002
ќригинал:
http://exlibris.ng.ru/bios/2002-12-19/4_nabokov.html
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (6)

¬ладимир Ќабоков.  омментарии к "≈вгению ќнегину" јлександра ѕушкина

ƒневник

ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 20:33 + в цитатник

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/11/shulp-pr.html

ќпубликовано в журнале:
«Ќовый ћир» 1999, є11
–≈÷≈Ќ«»». ќЅ«ќ–џ
√леб Ўульп€ков

“ќ„Ќјя –»‘ћј   “ќЌ≈√»Ќ””

¬ладимир Ќабоков.  омментарий к роману ј. —. ѕушкина “≈вгений ќнегин”.
¬ступительна€ стать€, примечани€ ¬. —тарк. —ѕб., “»скусство” — Ќабоковский фонд, 1999, 928 стр.
¬ладимир Ќабоков.  омментарии к “≈вгению ќнегину” јлександра ѕушкина.
ѕод редакцией ј. Ќиколюкина. ћ., “»нтелвак”, 1999, 1008 стр.

ћою славу обеспечат „Ћолита” и „≈вгений ќнегин””, — предсказывал Ќабоков в 1966-м.

„то касаетс€ “Ћолиты”, то здесь все пон€тно: этим романом ¬. ¬. сделал себе прописку в мировой классике. Ќо почему “ќнегин”? ѕочему перевод и сугубо научный комментарий в четырех томах казалс€ ¬. ¬. векселем на крупную сумму гр€дущей славы, а не игровой материал, скажем, “јды”? или раскидистые мемуары “Speak, Memory”? или коллекци€ бабочек в американских колледжах?

ѕопробуем ответить на этот вопрос издалека.

Ќачнем с того, что ћосква и ѕитер почти синхронно выпустили по книге переводов набоковских штудий, как будто соревну€сь за право считатьс€ столицей “набоковедени€”.  ниги вышли с безусловным учетом того, что в 1999-м от –. ’. прогрессивное человечество справило юбилеи ј. —. и ¬. ¬. „то основные торжества были весной — летом этого года. „то на вступительных и выпускных экзаменах и ј. —., и ¬. ¬. брали все первые позиции, гарантиру€ реализацию тиража.

—равнительный анализ этих изданий приводит к следующим выводам. ѕитерский фолиант валь€жен по формату и верстке. ѕо отношению к английскому оригиналу он выгл€дит более полным, но в иных местах как-то совсем по-московски непунктуален в работе с русскими первоисточниками. Ќаоборот, в базарной ћоскве переводчики оказались по-питерски педантичны. ¬ столичный томик, однако, не вошли примечани€ к черновикам и вариантам “≈вгени€ ќнегина”, а также изыскани€ Ќабокова в области “ганнибаловедени€” и собственно текст пушкинского романа, факсимильно воспроизведенный питерцами по изданию 1837 года. ќбоим издани€м не слишком повезло с предислови€ми. ¬ питерском талмуде вступление подробно, однако довольно в€ло: ему не хватает набоковского экстремизма. ¬ московском томике предисловие сведено к трем страничкам, имеющим декоративный характер заставки.

”важаемые рецензенты русских переводов книги ¬. ¬. уже отмечали в печати проколы питерских толмачей. √лавным из них считалась небрежность по отношению к русским первоисточникам, так как в петербургской книге русские цитаты не привод€тс€, а совершенно спокойно перевод€тс€ с английского оригинала. ѕоэтому “∆урнал ѕечорина” превращаетс€ в “ƒневник ѕечорина”, давыдовский “–ешительный вечер гусара” звучит как вечер “решающий”, цитата из баратынской “‘инл€ндии”, которую ¬. ¬. приводит по редакции 1820 года, перевод€т по редакции 1827-го, в€земский “–азговор между издателем и классиком” превращаетс€ в “–азговор »здател€ с  лассиком”, “Ѕедный поэт” ћилонова дот€нут до “несчастного” — и так далее: кандидат гуманитарных наук, у которого есть врем€ и охота ловить блох, найдет массу такого рода неточностей.

ѕростой читатель этого, само собой, не заметит.

ѕростой читатель заметит, что московский перевод идеален: он утопает по уши в русской литературной реальности, звучит по-русски и никаких отголосков его иностранного происхождени€ там не услышать. ¬ случае с питерской книгой читатель заметит другое, а именно: тот легкий акцент, на котором говорит это издание, дистанцию, котора€ возникает в этой книге между классическим текстом и тем, кто его читает.

ѕарадокс: точечна€ питерска€ халтура удивительным образом сработала на руку самим комментари€м. ќна сделала их более, что ли, набоковскими. ≈ле заметный крен смысла, который бывает со вс€кой калькой, вдруг увеличил зазор между русским читателем и русской литературой.  лассика, выража€сь на затасканный шкловский манер, случайно оказалась остраненной. »з знака она превратилась в вещь — о чем не подозревали редакторы и чего, кстати, классике так не хватало.

„то сказал бы Ќабоков по этому поводу?

«а халтуру конечно же дал бы по шапке. Ќо эффект “свежего взгл€да” вр€д ли осталс€ бы незамеченным. –азве “јда” или “—мотри на арлекинов!” не суть апофеоз неточного перевода реальности на другой €зык? ≈е, так сказать, легкий крен, когда и Ћуга, и  алуга, и Ћуганск суть кровные двойники утраченного подлинника, а Ёстоти€ так напоминает собственный оригинал? “–осси€ должна будет поклонитьс€ мне в ножки (когда-нибудь) за все, что € сделал по отношению к ее небольшой по объему, но замечательной по качеству словесности”, — писал Ќабоков своей сестре ≈лене ¬ладимировне —икорской.

  тому времени его “кабинетный подвиг” по переводу и комментари€м “≈вгени€ ќнегина” зат€нулс€: с момента начала работы в 1949-м до выхода четырехтомника прошло п€тнадцать лет.

“¬ перерывах между другими работами, до –оссии не относ€щимис€, € находил своеобразный отдых в хождении по периферии „ќнегина”, в перелистывании случайных книг, в накоплении случайных заметок. ќтрывки из них, приводимые ниже, не имеют никаких прит€заний на какую-либо эрудицию и, может быть, содержат сведени€, давно обнародованные неведомыми авторами мною невиданных статей. ѕользу€сь классической интонацией, могу только сказать: мне было забавно эти заметки собирать; кому-нибудь, может быть, забавно их прочесть”, — не без кокетства комментировал ¬. ¬. свой чудовищно огромный труд, объем которого превышал объемы известных о ту пору по€снений к “≈вгению ќнегину”.

Ќаконец книга вышла. ≈е критику, котора€ разразилась на обоих континентах, можно разделить на две части. ѕерва€ — и меньша€ — приходилась на комментарии. ѕо этому пункту все сходились на том, что Ќабоков дал миру самую исчерпывающую информацию по поводу реалий и деталей “ќнегина”. Ћишь ”илсон съ€звил: странно, мол, что в комментари€х Ќабоков не указал пол и возраст медвед€, который приснилс€ “ать€не. ¬тора€ — и б б ольша€ — часть критики приходилась на перевод. ƒело в том, что ¬. ¬. перевел “ќнегина” без рифмы, сохран€€, однако, размер и строфику. –ади каждого слова ¬. ¬. перелопатил тонны словарной продукции, поэтому перевод справедливо поражает редкой въедливостью и крайним буквализмом. „то бросалось в глаза — особенно в глаза англо€зычной публики, по старой привычке ждавшей от “≈вгени€ ќнегина” мелодичности, о которой она была наслышана и которыми украшали наш роман его прежние переводчики мистер —полдинг, мисс –адин и мисс ƒейч? ѕоход€ раздав им всем на орехи, Ќабоков демонстративно отказалс€ от попытки передать пушкинскую мелодичность, поскольку отлично знал, что английский €зык превратит ее в раешную банальность. ¬ середине ’’ века он принимает, думаю, единственно правильное решение: дать почти подстрочник с комментари€ми.

¬ идеале он видел свою книгу в трех текстовых вариантах: 1) английский перевод; 2) комментарии и 3) русский текст в английской транслитерации.

»здатель отказалс€ от набоковского варианта, резонно объ€сн€€ свое решение тем, что книжный разворот не раст€нешь на три страницы. —разу же после выхода книги перевод был разгромлен в пух и прах крупнейшим пушкинистом и переводчиком Ёдмундом ”илсоном, который до сего момента был во вполне при€тельских отношени€х с ¬. ¬.

√лавное обвинение заключалось в том, что Ќабоков перевел “ќнегина” на экстраординарный €зык, который только отчасти напоминает английский. “Ќабоков перевел „ќнегина” с русского, но не на английский”, — поддакивал ”илсону биограф Ѕрайан Ѕойд; однако того факта, что первый том с переводом зачитывалс€ студентами до дыр, не скрывал.

ѕолемика зат€нулась на годы. Ѕывшие при€тели, как »ван Ќикифорович с »ван »ванычем, успели к тому времени стать закл€тыми врагами. Ќа стороне ”илсона были почти все западные пушкинисты. Ќабоков, как ƒон  ихот, упорно сражалс€ в одиночестве. ¬от один из характерных примеров того, как вы€сн€лись отношени€ между филологами.

¬ стихе “ƒостойна старых обезь€н” из VII строфы четвертой главы Ќабоков перевел “обезь€ну” через “sapajou” — что шло вразрез с традиционным переводом: “monkey”. „то за “sapajou”? ќткуда? «ачем?

Ќа обвинени€ ”илсона ¬. ¬. спокойно отвечал, что “обезь€на”, мол, имеет в русском €зыке два значени€: буквальное и переносное, которое, собственно, и обыгрывает јлександр —ергеевич. ћежду тем, продолжал ¬. ¬., слово “monkey” лишено в английском двойной игры, что выхолащивает строку ѕушкина в целом. ѕоэтому, добавл€л он, дл€ перевода потребовалось франко-английское “sapajou” (разновидность тропической обезь€ны, и где он только откопал ее!), одно из словарных значений которого соответствует русскому “старый дурень” или “странный тип”. “Ќо ведь читатель ничего об этом не знает!” — скажете вы вместе с ”илсоном. » будете правы. ѕросто — как всегда в случае с Ќабоковым — говорить о его творчестве надо с точки зрени€ тех законов, которые он устанавливает дл€ себ€ сам.

“Ќе с чем их сравнить, — писала по поводу комментариев Ѕерберова, — похожего в мировой литературе нет и не было, нет стандартов, которые помогли бы судить об этой работе. Ќабоков сам придумал свой метод и сам осуществил его, и сколько людей во всем мире найдетс€, которые были бы способны судить о результатах?” ƒавайте — хот€ бы из любопытства — сыграем роль этих людей. ѕопробуем судить о результатах.

»так, суд€ по результатам, этот метод таков, что “ќнегин” Ќабокова — то есть англо€зычный “ќнегин” середины ’’ века — оказываетс€ удивительным триединством: комментари€, перевода и русской транслитерации. ѕростой перевод казалс€ Ќабокову невозможным — особенно если речь заходила о ѕушкине. ѕростой перевод не удовлетвор€л умного читательского спроса, но лишь дезориентировал читател€, которому подсовывают раешник в стиле скверного Ѕайрона вместо великого поэта, соразмерного Ўекспиру.

ѕоэтому идеальный читатель “ќнегина” ’’ века виделс€ Ќабокову именно в таком положении: слева на столе дотошный перевод, справа комментарии, по центру — оригинал, набранный латинскими буквами.

 аждый вариант в отдельности тер€л без пары других смысл. „итать “ќнегина” как ”илсон — то есть как потребитель конечного продукта — было действительно невозможно, поскольку перевод Ќабокова сам по себе сразу же дезертирует на сторону оригинала, оставл€€ английский на вторых рол€х.

„итать комментарии без основного текста тогдашние интеллектуалы еще не умели: эпоха комментариев к несуществующим книгам была далеко впереди. Ќаконец, транслитераци€, прочитанна€ без первого и второго блюда, сводилась к мантрическому песнопению в духе ѕригова. Ќо. ¬месте все три варианта работали как слаженные шестеренки, дава€ единственную возможность западному читателю приблизитьс€ к оригиналу.

»так, Ќабоков интуитивно делает верный шаг (достойный, кстати, любого постмодернистского дискурса): он раскладывает “ќнегина” на составл€ющие. ќн препарирует его, вскрыва€ и классифициру€ “внутренности”: звук, содержание и контекст.

» — что самое интересное — “ќнегин” легко переносит эту операцию! «десь можно было бы завести разговор о его постмодернистской сущности — в конце концов, недаром “ќнегина” называли “энциклопедией”, а что такое энциклопеди€, как не набор выжимок, фрагментов и цитат? Ќо это тема дл€ отдельного разговора.

«амечательно сказала по поводу набоковского перевода одна западна€ и весьма учена€ дама, упоминаема€ Ѕойдом: “Ётот текст нечитабелен, но без него вам не пон€ть „ќнегина””. ¬есьма точное определение! ∆аль только студентов, которые приближались к “ќнегину” с таким напутствием. Ќаши читатели, напротив, с переводом набоковских изысканий оказались в пр€мом выигрыше. ѕомните? јхматова не советовала братьс€ за ѕушкина тому, кто не знает французского. “ак вот: комментарии ¬. ¬. играют на руку јнне јндреевне. “олько Ќабоков умудрилс€ выудить и рассмотреть под микроскопом такое количество пушкинских галлицизмов, рассе€нных там и с€м в тексте оригинала. Ќа примере французских текстов эпохи ѕушкина, оригинальных и переводных, — ѕарни, ћура, Ћамартина, Ѕатлера, ¬ольтера, Ёмерсона, Ћоуэлла, “омсона и проч. — ¬. ¬. продемонстрировал электрические пол€ западных вли€ний в корпусе “ќнегина”, что вводило роман в контекст мировой литературы, а отнюдь не принижало его значени€, как думали скверные советские исследователи. ѕодробно разбира€ центоны и кальки ѕушкина, ¬. ¬. лишь доказывал, насколько блест€ще тот справилс€ с чужим материалом, переписав его в мелодию собственной мысли. ¬ конечном итоге перевод и комментарии сводились к этому: к нагл€дной демонстрации работы пушкинской мысли в слове.

ќба€ние “ќнегина”, его странное, слегка отстраненное звучание — именно от галлицизмов, ото всех этих “счастливых талантов”, “кип€щей юности”, “огн€ нежданных эпиграмм”, “модных жен”, ото всех этих банальных штампов, которые вдруг начинают посверкивать на контрапункте с бытовыми детал€ми, выпукло выписанными поэтом, и его же аллитераци€ми. “ќбратите внимание на аллитерацию ло-ла-ла при описании ланит и пер-то-тре-пе-та, когда речь идет о перс€х. ћелодика оправдывает поэтическую банальность”, — поучает читател€ отча€нный счетчик звучаний ¬. ¬.

— другой стороны, никаких сантиментов: “ќчень сомнительно, чтобы „взор” мог быть „полон слез”, — комментирует ¬. ¬. одну из строк XXXVIII строфы главы третьей, не проща€ своему кумиру халтуры.

ƒействительно: критическа€ позици€ Ќабокова иногда режет слух читателю — тому, что привык относитьс€ к ѕушкину со школьным пиететом. “ут и там он поход€ одергивает ѕушкина: то у него рифма слаба, то образ слишком банален, то русский €зык хромает. Ќельз€, журит Ќабоков ѕушкина, пропускать мимо ушей фразу типа “ќн, не чита€ никогда, / »х почитал...” — или говорить “шампанской обливать бутылкой”, когда в нашем €зыке есть простое и пон€тное “запивать”!

ќ чем говорит такой подход? ќ том, что дл€ ¬. ¬. текст “ќнегина” был актуальной и живой тканью, с которой можно и должно работать. «амученный и зачумленный советскими пушкинистами (особенно досталось от ¬. ¬. Ќиколаю Ѕродскому: 35 €звительных ссылок), ѕушкин наконец-то выступает у Ќабокова как автор-собеседник, чье бесспорное величие еще не означает его онемени€. ѕросто надо уметь “раскрутить” автора на разговор.

»менно здесь ключ к разгадке многолетней — и маниакальной — работы Ќабокова над переводом и комментари€ми к “≈вгению ќнегину”. »менно здесь зашифрована сверхзадача, которую ставил перед собой ¬. ¬., занима€сь ѕушкиным. »менно отсюда можно объ€снить его фразу о том, что славу ему обеспечат “Ћолита” и “ќнегин”.

Ќабоков включил ѕушкина в контекст мировой литературы. Ќо с “ќнегиным” ¬. ¬. закрепл€л свою позицию и в классике отечественной. Ќабоковский “ќнегин” — без рифмы, со шлейфом по€снений, со всем буквализмом и дотошностью — оказывалс€ итогом русской литературы, которую закрывал Ќабоков собственной персоной. –усска€ литература начиналась ѕушкиным — “французом”, а заканчивал ее англоман — Ќабоков: так мен€лись лингвистические ориентиры с развитием отечественной словесности.

Ќи один комментатор не мог позволить себе автобиографические вольности того пор€дка, какие позвол€л себе ¬. ¬. в комментари€х к “ќнегину”, в контексте разговоров о пушкинском времени. “олько Ќабоков мог бросить по поводу пушкинского Ћетнего сада, что “мен€ тоже, спуст€ сто лет, водил туда гул€ть гувернер”, — и это оправданно, поскольку его работа (в отличие от работы ёри€ Ћотмана) ведетс€ в вертикальной плоскости: она св€зывает времена.

¬спомним √урзуф, пом€нутый Ќабоковым в св€зи с темой пушкинских “ножек”, — как расценивать этот дивный, но абсолютно неуместный провал в описание “татарской деревни... на прекрасном южном берегу  рыма, с его романтическими скалами и дернистыми террасами, темнеющими кипарисами и бледными минаретами, живописными хижинами и соснами на кручах, с нависающим надо всем этим изрезанным выступом высокого плато, который с мор€ кажетс€ горной гр€дой, но стоит приблизитьс€, как он превращаетс€ лишь в м€гко поднимающуюс€ к северу муравчатую равнину”? “ак и эдак, ненав€зчиво, но настойчиво Ќабоков вписывает себ€ в контекст русской классики. „то Ћетний сад! „то √урзуф! ¬з€ть хот€ бы имение Ѕатово, которое “позднее принадлежало моим деду с бабкой”, где, по гипотезе ¬. ¬., ѕушкин стрел€лс€ с –ылеевым — и где позже устраивал потешные дуэли сам Ќабоков со своим кузеном. Ёто ли не преемственность поколений? ƒа еще через голову советской –оссии. –абота€ над “ќнегиным”, Ќабоков именно собой собиралс€ завершить золотой век русской литературы, начатый ѕушкиным. “очной рифмы к слову “ќнегин” в русском €зыке нет, сказал он в начале книги. ѕосле выхода его комментариев можно сказать, что у ќнегина по€вилась точна€ — даже слишком точна€! — рифма в английском.

–ассужда€ об “ќнегине”, Ќабоков ведет бесконечный диалог с персонажами и временами — от  юхельбекера до социализма. Ёхо женского типа ќльги Ћариной он мимолетом находит в советском романе. Ќекрасов мелькает как автор “длинной и нудной, недостойной его истинного гени€ и, увы, бездарной поэмы „–усские женщины””. ѕо его описанию карточной игры можно и сегодн€ метать банк, особенно если учесть, что Ќабоков первым объ€снил нашим пушкинистам, что “кензельва” — это отнюдь не бессмысленное “quinze elle va”, а “quinze-et-le-va”: п€тнадцать плюс ставка.

ƒеталь — вот сама€ упр€ма€ вещь на свете, и здесь с Ќабоковым не поспоришь. ќт штрипок на панталонах до праздничного стола — все учтено писателем: поэтому наш обзор мы закончим на гастрономической ноте онегинского застоль€ с бифштексом. “≈вропейский бифштекс представл€л собой небольшой, толстый, темно-красный, сочный и нежный кусок м€са, особую часть вырезки, справа щедро окаймленной €нтарным жиром, и имел — если имел — мало общего с нашими американскими „стейками”, безвкусным м€сом нервных коров”.

“о же — на английском: “The European beefsteak used to be a small, thick, dark, ruddy, juicy, soft, special cut of tenderloin steak, with a generous edge of amber fat on the knife-side. It has a little, if anything, in common with our American ‘steaks’ — the tasteless meat of restless cattle”. ј вот как этот пассаж переведен в московской книге: “≈вропейский бифштекс — обычно небольшой, толстый, темный, рум€ный, сочный, м€гкий, специально отрезанный от филейной части кусок м€са с изр€дной кромкой €нтарного жира с отрезанной стороны. ќн мало — если вообще — похож на наш американский „стейк” — безвкусное м€со трудившейс€ без устали скотины”. »з двух вариантов перевода € выбираю первый.

 онечно же бифштекс не бывает “рум€ным” (ruddy), даже если словарь выдает это слово: он кровав, а потому темно-красен.  онечно же м€су к лицу быть “нежным”, а не “м€гким”, ведь “м€гкое м€со” — это советизм, о котором Ќабоков вр€д ли имел представление. » хот€ питерцы упустили игру слов tasteless и restless, “нервные” коровы мне нрав€тс€ больше, чем громоздкое “трудивша€с€ без устали скотина”.

“Ќервна€ корова” — это ведь так по-набоковски!

 (365x403, 32Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (7)

 арл ѕроффер.  лючи к Ћолите - 2000

ƒневник

ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 19:49 + в цитатник
 (210x353, 25Kb) Ќезависима€ газета
¬ладимир Ѕерезин

»деальный читатель "Ћолиты"

 ем был мистер ѕ.ќ. “емкин из ќдессы, штат “ехас

 арл ѕроффер.  лючи к "Ћолите". - —ѕб.: —импозиум, 2000, 302 с.

 Ћё„» к "Ћолите"" вышли в 1968-м, за два года до того, как их автор основал знаменитое издательство "јрдис". » вот книга  арла ѕроффера по€вилась у нас - аккуратно изданный томик. „ем-то этот комментарий похож на известный набоковский комментарий к "≈вгению ќнегину". јвтор почти так же обсто€тельно и подробно, как и сам Ќабоков, перебирает аллюзии и тасует прототипы. ¬прочем, в 1968 году Ќабоков еще не стал, подобно ѕушкину, историей.

 ак и в случае с ќнегиным, читатель Ќабокова сталкиваетс€ не просто с текстом, а с €влением культуры, совершенно не похожим на ту, что окружает его. ѕроффер пишет: "»сходные данные предполагают, что идеальный читатель "Ћолиты" должен быть опытным литературоведом, свободно владеющим несколькими европейскими €зыками, Ўерлоком ’олмсом, первоклассным поэтом и, кроме того, обладать цепкой пам€тью". ѕон€тно, какой простор дл€ комментатора открывают эти обсто€тельства.

ѕон€тна и необходимость оговорок и вариантов, что предложили переводчики Ќиколай ћахлаюк и —ергей —лобод€нюк. Ёти оговорки св€заны с тем, что ѕроффер комментировал английскую версию набоковского романа, а она не всегда совпадает с известной большинству наших читателей версией русской.

Ќапример, ѕроффер пишет: "—писок аллюзий, требующих знани€ контекста оригинала, продолжает название автомобил€ √устопсового √умберта - ћельмот. ѕрипомнив название некогда попул€рного готического романа „арльза –оберта ћетьюрина - "ћельмот —киталец", мы аллюзию раскроем, однако лишь представление о темных делах нечестивого вечного скитальца позволит нам судить, насколько удачно (или неудачно) изверг-поэт √умберт выбрал им€ своему драндулету (отдаленному потомку экипажа „ичикова)". ¬ комментари€х переводчиков отмечено: "—ущественное замечание, поскольку в русском тексте автомобиль носит гордое им€ "»кар", и лишь представление об известном античном мифе позволит нам судить, насколько неудачно (или удачно) выбрано им€ дл€ этой колымаги". ƒругой пример: вот √.√. движетс€ вслед за бегл€нкой и в поисках утраченного счастливого времени читает письмена, оставленные спутником Ћолиты. ” Ќабокова есть еще одно место: "…и едва ли следовало быть знатоком  ольриджа, чтобы раскусить пошлую подковырку в адресе "ј Person, Porlock, England" - ѕроффер говорит об этом: "ѕо словам  ольриджа, когда он записывал привидевшиес€ ему во сне строки поэмы " убла ’ан", его отвлек "какой-то делец из ѕорлока и задержал на целый час с лишним" - после чего  ольридж растер€л детали сновидени€ и бросил поэму".  омментаторы-переводчики тут же замечают: "¬ "русской "Ћолите" вновь иначе: "…и едва ли следовало быть знатоком кинематографа, чтобы раскусить пошлую подковырку в адресе: "ѕ.ќ. “емкин, ќдесса, “ехас"". –азумеетс€, любому русско€зычному читателю, несмотр€ на существование такого города в “ехасе, очевидна тень броненосца из фильма Ёйзенштейна".

ћежду тем текст ѕроффера вн€тен и не изоби лует изощренной филологической лексикой, ее часто встречающимс€ птичьим €зыком. —ам он, в частности, признаетс€: "ќчевидно, € разгл€дел или, вернее, узнал не все детали созданного Ќабоковым узора, потому что мы видим их все сразу. ¬прочем, мо€ цель в данной главе, помимо объ€снени€ некоторых текстуальных загадок "Ћолиты" и отстрела некоторых тигров, состо€ла в том, чтобы дать читателю Ќабокова представление о том, на какие детали следует обращать внимание и какие логические св€зи он должен делать, поскольку поэзи€ требует той же точности, как и геометри€".

—набжен комментарий ѕроффера также и "’ронологией Ћолиты" - кстати, в романе довольно много знаковых дат: Ћолита освобождаетс€ от √умберта 4 июл€, в американский ƒень независимости, а умирает 25 декабр€ - родами. ≈сть там и иные даты, внешне не видные при скорочтении романа.

Ќо, надо сказать, у слависта  арла ѕроффера есть как бы двойна€ слава, поскольку "јрдис", который он основал, был тем издательством, которое печатало полуподпольно (а чаще действительно подпольно) распростран€вшиес€ в –оссии книги. ћногие из неидеальных читателей родом из ———– впервые увидели "Ћолиту" именно в ардисовском томике на толстой бумаге. ѕричем ворованный воздух сохран€лс€ даже в их слепой ксерокопии - уже на бумаге тонкой, но со следами загадочных копировальных валиков, будто следов от колес автомобил€ безутешного √умберта.


ќпубликовано в Ќ√ Ex Libris от 06.04.2000
ќригинал:
http://exlibris.ng.ru/philology/5_reader.html
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (1)

ќбзор книг о ¬. Ќабокове

ƒневник

—уббота, 21 ќкт€бр€ 2006 г. 21:26 + в цитатник

http://magazines.russ.ru/nlo/2004/70/mal30-pr.html

ќпубликовано в журнале:
«ЌЋќ» 2004, є70

Ѕ»ЅЋ»ќ√–ј‘»я
ћ. ћјЋ» ќ¬ј
Ќабоков сегодн€
(ќбзор новых книг о ¬. Ќабокове)

Ћевинг ё. ¬ќ «јЋ—√ј–ј∆—јЌ√ј–: ¬Ћјƒ»ћ»– ЌјЅќ ќ¬ » ѕќЁ“» ј –”—— ќ√ќ ”–ЅјЌ»«ћј. — —ѕб.: »здательство »вана Ћимбаха, 2004.

ƒолинин ј. »—“»ЌЌјя ∆»«Ќ№ ѕ»—ј“≈Ћя —»–»Ќј. — —ѕб.: јкадемический проект, 2004.

Ѕрайан Ѕойд. ¬Ћјƒ»ћ»– ЌјЅќ ќ¬: –”—— »≈ √ќƒџ: Ѕ»ќ√–ј‘»я / ѕер. с англ. — ћ.: »зд-во Ќезависима€ газета; —ѕб.: —импозиум, 2001.

Ѕрайан Ѕойд. ¬Ћјƒ»ћ»– ЌјЅќ ќ¬: јћ≈–» јЌ— »≈ √ќƒџ: Ѕ»ќ√–ј‘»я / ѕер. с англ. — ћ.: »зд-во Ќезависима€ газета; —ѕб.: —импозиум, 2004.

¬ 1999 г. нам уже доводилось писать обзор отечественной набоковианы за несколько лет, в св€зи со столетним юбилеем писател€ (Ѕрюки Ќабокова //Ќова€ русска€ книга. 1999. є 1). ѕ€ть лет спуст€ задача обзора представл€етс€ совсем иной: массова€ суета юбилейных конференций, изданий и грантов исс€кла, отечественное набоковедение приобрело нормальный статус академической дисциплины, котора€ включает текстологию, комментарий, исследование, а также побочный продукт — массовое издание попул€рных paperbacks, поэтому естественнее говорить не о тенденци€х, а об отдельных издани€х. ƒл€ насто€щей обзорной рецензии мы выбрали три монографии, которые, по разным причинам, представл€ютс€ наиболее значительными и репрезентативными дл€ текущего отечественного набоковедени€.

“¬окзал—гараж—ангар” — перва€ книга молодого (тридцатилетнего) ученого ёри€ Ћевинга, автора р€да публикаций и статей о творчестве ¬ладимира Ќабокова и комментариев к рассказам и стихам писател€ в п€титомном собрании его сочинений русского периода.

ћонографи€ состоит из трех глав, в которых исследуетс€ функционирование в литературе технических средств передвижени€ — поезда (последний раздел этой главы охватывает также метро), автомобил€ и самолета; кроме того, в пространном вступлении, фактически €вл€ющемс€ еще одной главой, рассматриваетс€ р€д собственно урбанистических, т.е. св€занных со спецификой городской культуры, мотивов — трамва€, телефона, городских коммуникаций, освещени€, вывесок, рекламы и др. (предметы основных трех глав точнее было бы отнести или к более узкой сфере современных средств передвижени€, или к более широкой — цивилизации). ¬ качестве основной исследовательской концепции дл€ описани€ литературного бытовани€ этих реалий вводитс€ “поэтика урбанизма”, разворачиванию основных мотивов и механизмов которой и посв€щено исследование.  нига ёри€ Ћевинга написана на огромном литературном материале: его хронологические рамки охватывают 140 лет, с 1837 по 1977 г. (очевидно, выбор 1837 г. мотивируетс€ тем, что это год смерти ѕушкина и открыти€ в –оссии первой железной дороги ѕетербург — ÷арское —ело, а 1977 г. — год смерти Ќабокова, котора€, видимо, понимаетс€ автором как символический конец русского модернизма, замешанного на наследовании ѕушкину), цитируютс€ произведени€, главным образом стихи, более 200 авторов, как русских (от авторов первого р€да до заслуженно забытых), так и нескольких иностранных, оказавших вли€ние на русский образ города (¬ерхарн, ”эллс). ¬ качестве фокуса и кульминации исследовани€ поэтики урбанизма в русской литературе XIX—XX вв. выбрано творчество Ќабокова, которое автор называет “своего рода оптическим рефрактором, с помощью которого наводитс€ резкость, и не€сные в случае других авторов парадигмы при рассмотрении в пределах “набоковской модели” текста обретают искомую рельефность” (с. 375).

»нтерес ё. Ћевинга к механическим устройствам отразилс€ и в структуре книги: она разделена на множество мелких подглавок, кажда€ с индивидуальным заглавием, св€зь этих семантических сегментов основана не столько на последовательном приращении смысла, сколько на принципе сцепки деталей, обретающих полноту смысла только в работе целого механизма. ≈динство и работу механизма обеспечивают подробно прописанна€ в книге, по следам русских формалистов, многоуровнева€ изоморфность культурного образа города и текста (город и текст как тела; выведение на поверхность городских коммуникаций как обнажение приема; реклама и вывески как текст внутри города); сходство точки зрени€ и перспективы в сфере новых средств передвижени€ и в литературе модернизма (разнообразные нарративные эксперименты); уподоблени€ писател€ механику и машине дл€ письма, а также сквозные метафоры, придуманные, кажетс€, самим исследователем (транспортное средство “перевозит” из текста в текст свой интертекстуальный “багаж”). ¬ книге два типа постраничных сносок — обычные и “цитатные”, последние отмечаютс€ виньеткой с маленьким изображением (соответственно главам) поезда, автомобил€ и самолета.  роме того, текст испещрен различными способами графического выделени€ — курсивами, отступами, ссылками, а также многочисленными репродукци€ми фотографий, иллюстраций, карикатур, реклам с изображени€ми транспортных средств, в частности никогда ранее не публиковавшимис€ фотографи€ми Ќабокова, его жены и сына в компании с многочисленными принадлежавшими им в разное врем€ авто (к сожалению, выпустившее книгу петербургское »здательство »вана Ћимбаха, известное оригинальным дизайном и высоким полиграфическим качеством своих книг, на этот раз немного сэкономило на типографии). ƒруга€ черта “поэтики урбанизма” в стиле самого автора книги — некотора€ метафоричность его научной речи (ё. Ћевинг не только филолог, но и поэт). ¬се это делает текст книги очень плотным, доступным только дл€ медленного чтени€.

ƒаже краткое изложение структуры и тематики книги демонстрирует сложность и спорность прин€того в ней научного подхода, без у€снени€ которого исследование может вызвать целый р€д сомнений и вопросов. —ам автор, увлеченный стремлением охватить весь обширный и интересный материал, даже во вступительной главе замен€ет рассуждение о методе все новыми и новыми примерами. ѕоэтому в рецензии € буду обсуждать не столько конкретные мотивы, сколько проблемы метода.

“ѕоэтику урбанизма”, понимаемую как “взаимодействие технологических новшеств с художественной культурой и вли€ние этого процесса на литературный текст”, действительно естественно рассматривать, как это делает автор, на материале культуры модернизма — эпохи, котора€ пережила и осмыслила беспрецедентный технический прогресс — не только в области литературы, но и в кино, архитектуре, изобразительном искусстве. “акже вполне пон€тно, что дл€ парадигматического анализа наиболее подход€щим материалом оказываютс€ поэты второстепенные, эпигоны, воплощающие срединный стиль эпохи. Ќе проблематизиру€ сильные и слабые места такого подхода применительно к своему материалу, автор отсылает читател€ к той части вводной статьи первого тома книги ј. ’анзен-ЋЄве “–усский символизм. —истема поэтических мотивов” (1989, русский перевод 1999), где и говоритс€ о релевантности второстепенных авторов дл€ мотивного анализа супраиндивидуального корпуса текстов литературной эпохи. Ќам более важным представл€етс€ не столько то, что таким образом нивелируетс€ качественное различие эпигона и гени€, сколько то, что органичное дл€ этого подхода внимание к литературе второго и более далеких литературных р€дов грозит банализацией, бескачественностью возможным выводам самого исследовани€ и лишает автора пространства дл€ “close reading” сложных текстов. “рудно так перестроить воспри€тие, чтобы согласитьс€ с тем, что все разнокачественные тексты русской литературы исследуемых полутора веков, даже вз€тые с точки зрени€ поэтики урбанизма, — это “материал, гомогенный по своему составу” (с. 61), что, даже “несколько упроща€ действительное положение вещей, можно сказать, что наличие в культуре универсальных поэтических законов, диктующих автору тот или иной пор€док письма, организует текст вне зависимости от степени одаренности индивидуального автора и наполн€ет его (текст) актуальными дл€ культуры в данный момент топосами” (там же). ≈сли цитирование отдельных строк из “авиационных стихотворений” авторов сборника 1923 г. “ЋЄт” дл€ вы€влени€ семантического репертуара мотива вполне корректно, то такое же обращение с “ онцертом на вокзале” ћандельштама или “¬ысокой болезнью” ѕастернака неизбежно уплощает и, возможно, искажает сложную поэтическую семантику этих текстов.

Ёто особенно опасно, если в фокус мотивного анализа ставитс€ один, далеко не простой, автор — Ќабоков, творчество которого нужно представить не тотальным литературным пастишем, а оригинальным художественным миром, специфически усваивающим гетерогенную литературную традицию. ѕри этом выбор творчества Ќабокова в качестве фокуса поэтики урбанизма представл€етс€ вполне оправданным: Ќабоков, несмотр€ на свою отчасти наигранную бытовую техническую беспомощность (не водил автомобиль, природу электричества представл€л себе исключительно в метафизическом смысле, не уме€ починить розетку), в противовес модным в то врем€ теори€м гибели цивилизации — конца ≈вропы, Ќового —редневековь€, умел видеть современную цивилизацию ауратизированной, такой, как она отразитс€ “в ласковых зеркалах будущих времен”: “Ќе следует ха€ть наше врем€. ќно романтично в высшей степени, оно духовно прекрасно и физически удобно. <...> будем по-€зычески, по-божески наслаждатьс€ нашим временем, его восхитительными машинами, огромными гостиницами, развалины которых гр€дущее будет леле€ть, как мы лелеем ѕарфенон; его удобнейшими кожаными креслами, которых не знали наши предки; его тончайшими научными исследовань€ми; его м€гкой быстротой и незлым юмором; и главным образом тем привкусом вечности, который был и будет во вс€ком веке” (из эссе Ќабокова “On Generalities”). ќн охотно прибегал к метафорам движени€ транспортного средства дл€ описани€ литературного процесса: ¬асилий Ўишков говорит повествователю одноименного рассказа: вы “разъезжаете, так сказать, по городу на сильной и совершенно вам ненужной гоночной машине и все думаете, куда бы еще катнуть...”, тогда как сам Ќабоков умел воображать себ€ одновременно и “властителем-машинистом”, и “согл€датаем”-пассажиром, и пешеходом в городе, сквозь который проезжает поезд. ѕри этом особое и отрефлектированное Ќабоковым его положение “наследника” всей русской литературы, “эпилога русского модернизма” (ћ. Ћиповецкий) действительно делает его творчество локусом наложени€ и своеобразного преломлени€ литературных мотивов из самых разнообразных интертекстов, которые он, если воспользоватьс€ желудочной метафорой √одунова-„ердынцева, смешал, разжевал, отрыгнул, своих специй добавил и пропитал собой.

ƒруга€ черта прин€того в книге ё. Ћевинга научного подхода — крайн€€ широта репертуара исследуемых текстов, далеко выход€щих за рамки символизма и постсимволизма — предмета рассмотрени€ в служащих Ћевингу ориентиром работах ј. ’анзен-ЋЄве и –.ƒ. “именчика.  орректно ли строить мотивный тезаурус такого гетерогенного и обширного литературного пространства — от ѕ.ј. ¬€земского до символистов, акмеистов, футуристов, обэриутов, пролетарских и советских поэтов и вообще непон€тно кого? » как его можно использовать? ”становка на синхронический срез такого огромного литературного корпуса приводит, например, к монтажу призыва лефовца —. “реть€кова писать “биографию вещи” с набоковской одой одухотворенным творчеством вещам из доклада “„еловек и вещи” (с. 40), так что помимо воли исследовател€ нивелируетс€ радикальное различие между “литературой факта” и поэтикой Ќабокова, близкой к бергсонианской феноменологии. —тремление подверстать конкретного автора к вы€вленному в результате обобщени€ материала аспекту литературной семантики транспортного средства иногда приводит Ћевинга к нат€жкам в чтении — в стихе “¬ысокой болезни” ѕастернака: ““ам, как орган, во льдах зеркал / ¬окзал загадкою сверкал, / √лаз не смыкал, и горе мыкал, / » спорил дикой красотой / — консерваторской пустотой / ѕорой ремонтов и каникул” — вокзал сравниваетс€ не с собором, как утверждает Ћевинг (“религиозна€ обр€дность в исполнении церемониала расписаний и архитектурные особенности вокзалов, напоминающие кафедральные соборы”, с. 85), а с концертным залом (отсюда мотив “консерваторской пустоты” и “органа” р€дом с “зеркалами”) — об этом устойчивом мотиве в русской литературе модернизма, св€занном как с этимологией слова “вокзал” от “Vauxhall”, так и с зафиксированной в культуре традицией концертов на ÷арскосельском и ѕавловском вокзалах, Ћевинг пишет в другом месте.

ќдна из основополагающих черт этой интересной и нужной книги — то, что ее автор внутренне находитс€ в традиции структуралистского подхода своих учителей (предисловие к книге написал –.ƒ. “именчик) и поэтому избегает авторефлективной проблематизации собственного метода (ограничива€сь краткой и исключительно позитивной его экспликацией). ћногие ученые поколени€ учителей собирали примеры реализации какого-нибудь вещного мотива в творчестве автора или литературной эпохи, будь то урбанистические технические новшества, к которым обращаетс€ и Ћевинг, обладающие большим потенциалом к семантическому разрастанию и углублению до качества мифа и символа — поезд, трамвай, телефон; или почти готовые символы — зеркало, окно, водопад; или частные мотивы — ро€ль, такса, которые тоже можно откормить до размеров семантического монстра, но эти исследовани€ ограничивались рамками статьи и /или одного автора или литературного направлени€.  огда же этот метод используетс€ в принципиально более крупном масштабе — в монографии, на материале обширного гетерогенного корпуса текстов и с фокусом на творчестве одного автора, с точки зрени€ не просто литературного мотива, а целого комплекса мотивов, вход€щих в пон€тие “урбанизм”, которое св€зано не только с историей техники и поэтикой литературы, но и с философией, историей, социологией, культурологией и проч., требуетс€, помимо проблематизации подхода, еще и б„льша€ концептуальность выводов (в противоположность презумпции, что удачно найденные и корректно проанализированные подтексты/типологические параллели делают смысл “и так пон€тным”). ¬идимо, поэтому книга более склон€етс€ к урбанизму, чем к поэтике (что отразилось даже в несколько искусственной разбивке библиографического раздела “»сследовани€” на “Ћитературу” и “”рбанизм”, так что статьи –.ƒ. “именчика о символике трамва€ и телефона в русской поэзии попали в раздел “”рбанизм”): в ней даетс€ весьма полный репертуар культурных значений, которыми обросли в литературе соответствующие средства передвижени€ и урбанистические реалии, и в итоге можно составить своего рода тезаурус и выделить доминирующее семантическое поле (так, семантика поезда, транспортного средства с самой давней литературной родословной, включает топосы начала, смерти, любви, пути, русской души и проч.; культурна€ семантика автомобил€ как самого приватного средства передвижени€ активизируетс€ в биографической наррации, самолета — в метафизической и поэтической речи), но недостаточно, как кажетс€, исследованы вопросы поэтики, специфики литературной репрезентации: что происходит с текстом, когда в него “въезжает”, “влетает” транспортное средство, как новые возможности движени€ в пространстве и точки зрени€ деформируют литературные врем€, пространство и повествовательные приемы.

Ѕольша€ удача и заслуга ёри€ Ћевинга в том, что он нашел богатую и мало исследованную в русской гуманитарной традиции тему “поэтики урбанизма”, котора€ дает удачный угол зрени€ дл€ подведени€ итогов литературного модернизма. »сследователем собран и классифицирован огромный литературный материал (пон€тно, что молодым автором отчасти двигало стремление застолбить новую интересную тему по возможно большему периметру) и создан словарь литературных перекодировок большого числа урбанистических “вещей”. Ћевинг попыталс€ найти обозначение дл€ адекватного материалу метода — “культурологическа€ феноменографи€” (с. 375), что дает основани€ ожидать продолжени€ €рко начатого исследовани€ “поэтики урбанизма”.

¬ индексе цитировани€ современных набоковедов, как западных, так и отечественных, им€ јлександра ƒолинина, русско-американского ученого, занимает по частоте упоминаний одно из первых мест. »м написано множество статей, комментариев и предисловий к произведени€м Ќабокова, опубликован р€д важных текстов из архива писател€. »деи из этих работ, выход€щих с конца 1980-х, а также те, которыми ј. ƒолинин щедро делитс€ на лекци€х и в частных профессиональных разговорах, уже растасканы невольными плагиаторами. » вот наконец вышла книга, объединивша€ большое число работ ј. ƒолинина — она подводит итоги 15 годам исследовани€, позвол€ет проследить его эволюцию.  нига состоит из трех разделов — “маленькой монографии” “»стинна€ жизнь писател€ —ирина”; раздела “—татьи и заметки”, куда вход€т как печатавшиес€ ранее, так и новые работы, и предисловий к публикаци€м докладов и писем из архива писател€. Ѕольша€ часть уже известных работ печатаетс€ в книге с исправлени€ми и дополнени€ми.

 нига посв€щена, как €вствует из заглави€, русскому периоду творчества писател€ и включает работы, написанные на русском €зыке, за исключением важной статьи об отношении Ќабокова к истории (“ лио смеетс€ последней: Ќабоков в споре с историзмом”), котора€ впервые вышла по-английски, но посв€щена главным образом русскому контексту.  ак видно из списка набоковедческих работ автора, не включенных в книгу, за ее рамками остались статьи, предислови€ и комментарии к “Ћолите” (в вошедшей в книгу статье ““ƒвойное врем€” у Ќабокова: (ќт “ƒара” к “Ћолите”)” они использованы лишь отчасти), энциклопедическа€ стать€ о набоковском переводе “≈вгени€ ќнегина” из “The Garland Companion to Vladimir Nabokov”, комментаторские статьи и заметки на английском €зыке и другие важные работы. Ёто дает надежду, что книга ј. ƒолинина о Ќабокове €вл€етс€ итоговой, но не последней.

ќ книге прежде всего нужно сказать следующее. ќсоба€ роль Ќабокова в русской литературе второй половины ’’ в., обусловленна€ не в последнюю очередь биографией писател€ и посмертной судьбой его возвращени€ в –оссию, в 1970—1990-е гг. придавала чтению и пониманию его творчества особое культурное значение. ћожно говорить о трех русских “предыстори€х” книги ј. ƒолинина. ѕерва€ — это врем€ широкого восторженного открыти€ Ќабокова во второй половине 1980-х — начале 1990-х гг., “в блаженные годы перестройки и гласности”. ’арактерной чертой публичного открыти€ Ќабокова была активна€ и низкокачественна€ публикаторска€ де€тельность филологов в штатском — поэтому особую роль на этом фоне играли подготовленные ј. ƒолининым в передовых в то врем€ издательствах “ нига” и “’удожественна€ литература” текстологически исправные, снабженные интересными и содержательными вступительными стать€ми и профессиональными комментари€ми издани€. Ётот этап набоковедени€ принадлежит уже истории, и работы тех лет ј. ƒолинин в новой книге не воспроизводит, за исключением вышедшей в труднодоступном тартуском сборнике заметки “Ќабоков и Ѕлок” (1991). ¬торой этап — 1990-е гг. — в –оссии был отмечен количественным приращением переизданий текстов писател€, при почти полном игнорировании обширного корпуса западного набоковедени€, достигшего в ту пору расцвета. ¬ работе ј. ƒолинина этот период отмечен стать€ми о русском Ќабокове на английском €зыке дл€ американских научных изданий — посв€щенного Ќабокову журнала “The Nabokovian” и набоковской энциклопедии “The Garland Companion to Vladimir Nabokov”. “ут произошло взаимовыгодное соединение опыта западного набоковедени€ и недостававшего ей русского background’а. ≈динственна€ — концептуальна€ и больша€ — русска€ стать€ ј. ƒолинина этого периода — уже упоминавшеес€ ““ƒвойное врем€” у Ќабокова: (ќт “ƒара” к “Ћолите”)”, котора€ в насто€щем сборнике печатаетс€ с дополнени€ми и исправлени€ми по английской редакции. », наконец, третий этап набоковедени€, начавшийс€ в конце 1990-х, был отмечен первым томом антологии текстов Ќабокова и о нем “¬.¬. Ќабоков: Pro et contra” (1997), одним из составителей которого был ј. ƒолинин. Ёта книга, несмотр€ на ее недостатки, до сих пор остаетс€ полезным компендиумом. ( стати, признаюсь наконец, как еще один составитель того тома, что его основное достоинство — подбор текстов — в большой степени заслуга ј. ƒолинина, консультировавшего нас из јмерики по электронной почте, дефекты же издани€ и комментари€ — на совести работавшего над ним здесь коллектива авторов, и моей в особенности.) ¬ сборнике 1997 г. опубликована больша€ стать€ ј. ƒолинина, вошедша€ и в рецензируемую монографию, ““ри заметки о романе ¬ладимира Ќабокова “ƒар””. “огда же было положено начало изданию максимально полного и научно подготовленного издани€ произведений Ќабокова в –оссии (петербургское издательство “—импозиум) — 5 томам собрани€ сочинений Ќабокова американского периода (1997) и 5 томам русского периода (1999—2000). ƒл€ последнего ј. ƒолинин написал вступительные статьи, которые объединены в центральном разделе монографии, — в них впервые даетс€ хронологически последовательный подробный анализ всего русского творчества Ќабокова, основных произведений, от ранних стихотворений до автобиографии “ƒругие берега”. ¬ те же годы была опубликована больша€ часть включенных в сборник статей и заметок ј. ƒолинина. ¬ конце 1990-х — начале 2000-х публикаци€ текстов Ќабокова в –оссии была практически завершена — вышли лекции, интервью, стихи, рецензии, кроме того, было переведено несколько важных западных книг о Ќабокове и опубликованы более и менее интересные отечественные исследовани€. “огда же началась активна€ (насколько позвол€л полузакрытый архив писател€) публикаторска€ работа, важный вклад в которую внес ј. ƒолинин, опубликовав и прокомментировав р€д текстов, которые позвол€ют совсем по-новому увидеть те стороны творческой жизни —ирина, которые он впоследствии, создава€ миф о Ќабокове, скрывал: активное участие в литературной жизни русской эмиграции, внимание к советской литературе, работа в конце 1930-х над продолжением “ƒара”. ¬ книгу “»стинна€ жизнь писател€ —ирина” включены предислови€ к двум публикаци€м — “ƒоклады ¬ладимира Ќабокова в Ѕерлинском литературном кружке” 1920-х гг. и “ѕисьма ¬.¬. Ќабокова к √.ѕ. —труве. 1925—1931”, за ее рамками остались “¬торое добавление к “ƒару”” («везда. 2001. є 1), доклад “Ќесколько слов об убожестве советской беллетристики и попытка установить причины оного” (ƒиаспора. ¬ып. II. —ѕб., 2001), втора€ часть писем Ќабокова к √.ѕ. —труве («везда. 2004. є 4).

Ѕольше всего места в книге ј. ƒолинина уделено “главному”, “большому” русскому роману Ќабокова “ƒар”, работа над которым шла почти дес€ть лет, с начала 1930-х до начала 1940-х: ј. ƒолинин описывает чрезвычайно сложную нарративную структуру романа (временнуію, а также соотношение геро€-писател€ и имплицитного автора), способ работы с подтекстами (в особенности в главах о „ернышевском и об азиатском путешествии отца геро€), прототипический состав ’ристофора ћортуса и писател€ Ўирина, семантический репертуар заглави€ романа, воплощенную в нем мировоззренческую позицию художника.  роме того, ј. ƒолинин первым опубликовал ранее известные только из очень общих слов Ѕойда планы и материалы к интереснейшему продолжению “ƒара”, врем€ действи€ которого предельно приближено к моменту его сочинени€. ѕродолжение романа включает в себ€ элементы известных текстов Ќабокова — неоконченного романа “Solus Rex” (рассказы “Solus Rex” и “Ultima Thule”), продолжени€ пушкинской “–усалки”, отдельную часть, посв€щенную изложенным ‘едором лепидоптерологическим работам его отца (публикаци€ “¬торое добавление к “ƒару””, не вошедша€ в книгу ј. ƒолинина), — все это в очень сложном переплетении, анализ которого, предприн€тый ј. ƒолининым, дает возможность представить того исчезнувшего, “растворившегос€” с переходом на английский €зык русского —ирина, каким он мог бы быть, если бы “дура истори€” позволила ему еще несколько лет побыть русским писателем.

—татьи и заметки ј. ƒолинина во многом перекликаютс€ с его “маленькой монографией”, что помогает увидеть сквозные доминантные темы в творчестве Ќабокова, исследуемые автором, и найденные им адекватные этим темам аналитические презумпции и методы.  роме того, общие представлени€ ј. ƒолинина о художественном мире Ќабокова и принципы исследовани€ эксплицированы в разделе “ѕредварительные замечани€”, что придает книге качество именно монографии, объединенной не только одним предметом, но и общностью подхода. —пецифику художественного мира Ќабокова ј. ƒолинин св€зывает с двум€ доминантными, т.е. определ€ющими все остальные черты этого мира, качествами — особым отношением Ќабокова к русской литературной традиции и поэтической природой его прозы. Ќесмотр€ на то, что романы и рассказы Ќабокова “до предела насыщены цитатами, риминисценци€ми, пароди€ми и прочими откликами как на “наследие отцов”, от ѕушкина до акмеистов, так и на творчество современников” (с. 10), на прот€жении долгой истории набоковедени€ исследователи, соглаша€сь с поздней установкой самого писател€ на отрицание вс€ческих вли€ний на себ€, мало занимались исследовани€ми св€зей Ќабокова с русской литературной традицией, от ѕушкина до эмигрантской “парижской ноты” и советской литературы.  роме того, проблема определени€ места Ќабокова в русской литературе, неадекватность анализу его творчества традиционных интертекстуальных стратегий, выработанных в мандельштамоведении, были св€заны, как убедительно пишет ј. ƒолинин, со специфическим “задержанным” литературным развитием писател€, лишенного вс€кой дореволюционной литературной биографии, познакомившегос€ с русским и европейским модернизмом только в эмиграции, что “оказалось дл€ него чрезвычайно полезным, поскольку ретроспективный, несколько отстраненный взгл€д дал ему возможность освоить опыт русского модернизма избирательно и комплексно, чему способствовала и обща€ ситуаци€ в эмигрантской литературе, где демаркационные линии между различными направлени€ми стали быстро размыватьс€. ќгл€дыва€сь назад, Ќабоков, подобно герою “ƒара”, смог “высмотреть” в модернизме “длинный животворный луч” классической, пушкинской традиции, который оставалс€ незаметным в дыму литературных сражений начала века, и выстроить свою поэтику как своего рода рефрактор, этот луч преломл€ющий” (с. 13—14). ј. ƒолинин показывает принципиальное значение дл€ понимани€, например, “ѕодвига” апокалиптических концепций современной цивилизации Ќ. Ѕерд€ева и јндре€ Ѕелого и противосто€щих им идей эмигрантского философа √. Ћандау, близкого Ќабокову; дл€ “ѕриглашени€ на казнь” — пушкинских подтекстов; дифференцирует в декларативном умалении Ќабоковым писательских достоинств ƒостоевского элементы скрытого вли€ни€ этого автора и полемики с эмигрантской и советской “достоевщиной”; роль в генезисе литературных оценок Ќабокова мнений √. јдамовича и √. »ванова, представителей “парижской ноты”, которых Ќабоков неизменно обижал; тщательно скрытый диалог Ќабокова в “ƒругих берегах” с “∆изнью јрсеньева” ». Ѕунина, вы€вленный ј. ƒолининым в виртуозной заметке о выражении “кубовый цвет”, и проч. ќтстраненность взгл€да Ќабокова на литературную традицию, его удаленность от литературных движений начала века привели к выстраиванию им довольно четкой оценочной иерархической шкалы и способов использовани€ интертекстов. Ќабоковска€ модель русской культуры разделена, как пишет ј. ƒолинин, на три €руса: “¬ первый, высший €рус вход€т шедевры русской поэзии, от ƒержавина до Ѕлока, √умилева и ’одасевича, а также пушкинска€ проза. ќт них Ќабоков ведет свою литературную родословную и потому отсылает к ним как к подтекстам своих романов и рассказам, про€сн€ющим тот или иной образ, мотив или тему. <...> ¬торой €рус составл€ет русска€ проза XIX века, от √огол€ до „ехова, от которой Ќабоков, как правило, отталкиваетс€ на уровне фабулы и построени€ повествовани€ или при обрисовке отдельных характеров и ситуаций, по-своему трансформиру€ классические модели. <...> Ќаконец, низший €рус отводитс€ современной литературе, котора€ в прозе Ќабокова обычно пародируетс€ или полемически обыгрываетс€ с целью ее дискредитации” (с. 18). ¬тора€ принципиальна€ черта прозы Ќабокова, которую выдел€ет ј. ƒолинин, — ее поэтические качества: несмотр€ на отсутствие метра и рифмы, прозу Ќабокова отличают повторы на разных уровн€х текста, основной моделью которых послужила проза ѕушкина, а также р€д ““подсобных” поэтических приемов: анаграммирование ключевых слов и собственных имен, звукопись, метрические вкраплени€ и т.п.” (с. 15). »менно попытка найти адекватный способ анализа творчества Ќабокова, характеризуемого этими двум€ доминантами — специфической интертекстуальностью и поэтическим строем прозы, — определ€ет выбранное ј. ƒолининым “поэтическое прочтение”, где внимание обращаетс€ “в первую очередь на интратекстуальные св€зи между отдельными элементами мотивной структуры текста, а затем уже на поддерживающую их систему цитат, реминисценций, пародий и прочих видов отсылок к литературным подтекстам и претекстам”.

»нтертекстуальность без границ в современном, особенно русском, набоковедении вызывает потребность “размежеватьс€” и “объединитьс€”: в предисловии к своей книге ј. ƒолинин, не называ€ имен (угадываемых, впрочем, специалистами-набоковедами), жестоко высмеивает “интертекстуальных криптоманов”, а также называет р€д исследователей (в основном иностранных славистов), подход которых раздел€ет.

–аботы, собранные в книгу “»стинна€ жизнь писател€ —ирина”, принадлежат к самому высокому уровню филологических и историко-литературных исследований (приверженность к этой традиции, в противовес “новомодным концепци€м”, декларирует сам автор): это абсолютно убедительные, строго аргументированные позитивистские наблюдени€ и интерпретации, сделанные с презумпцией эксплицировани€ замысла писател€. ¬ них объединены и концептуально развиты основные доказавшие свою адекватность способы описани€ набоковского художественного мира, использованные ранее другими авторами, — экспликаци€ смысла через анализ повествовательных стратегий (ѕ. “амми, ё. Ћевин), разгадывание анаграмм и загадок в прозе (ƒ. Ѕартон ƒжонсон, √. Ѕарабтарло), исследование подтекстов, с адаптацией теории  .‘. “арановского к поэтике Ќабокова (ƒж.  оннолли, ќ. –онен), вы€вление откликов на текущую, эмигрантскую и советскую, литературу (—. ƒавыдов, ќ. –онен), а также разработаны на конкретном материале и впервые сформулированы в книге оригинальные методологические идеи. Ќо вот что странно: за последние лет 15 это перва€ традиционна€ по подходу и абсолютно высококачественна€ нова€ книга о Ќабокове. ¬ частных разговорах с коллегами нам неоднократно приходилось слышать мнение, что Ќабоков надоел, разочаровал, что чем глубже проникаешь в его художественный мир, тем более простым и “нарочным” он оказываетс€, что, сколько ни ищи подтексты, находишь лишь “то, что спр€тал матрос” — т.е. сам автор, движимый интенцией скрыть вли€ни€, загадать загадку, спародировать (в смысле высме€ть и разоблачить) нелюбимого автора, а качественного приращени€ смысла метод подтекста в набоковедении, в отличие от мандельштамоведени€, не дает. Ѕольшинство авторов, которых ј. ƒолинин называет своими единомышленниками, последние годы занимаютс€ или повторением сказанного ими раньше, или исследованием маргинальных мотивов, в жанре заметок и уточнений, тогда как исследователи следующего поколени€ пытаютс€ найти совсем новые способы чтени€ Ќабокова — через использование его творчества в качестве “рефрактора” и компендиума супраиндивидуальных литературных мотивов, как это делает ё. Ћевинг, через анализ визуальной поэтики Ќабокова-модерниста, через исследование социологии его беспрецедентно успешной писательской позиции — не представл€€ писател€ уникальным воплощением и “оправданием” непрерывности русской литературной традиции, преодолевшим разрыв, вызванный революцией, эмиграцией, железным занавесом, а относ€сь к нему как к зан€тному показательному объекту, в котором склеились черты разных литературных €влений, эпох, позиций, как к сознательному и холодному литературному политику. ќ чем говорит блест€ща€ книга ј. ƒолинина в контексте общего ощущени€ отсутстви€ в набоковедении пафоса и идей? ќ том, что среди исследователей нет достойной смены? „то Ќабоков, после того как мы им “объелись”, разочаровал? „то нужен поиск новых подходов? ¬о вс€ком случае, по€вление книги ј. ƒолинина настраивает на более оптимистический лад в отношении возможностей и перспектив.

Ѕиографи€ ¬ладимира Ќабокова, написанна€ Ѕрайаном Ѕойдом, впервые опубликованна€ на английском в 1990—1991 гг. и с тех пор переведенна€ на многие €зыки, теперь доступна и на русском. “–усским годам” предпослано 3 предислови€ Ѕойда, из которых первое датировано €нварем 1992 г. — именно тогда возник замысел издани€, было получено согласие автора и начата работа над переводом, но, как пишет Ѕойд в предисловии 1999 г.: “...число издательств, которые одно за другим выражали желание напечатать мою биографию Ќабокова, но терпели крах прежде, чем успевали это сделать, может служить своего рода индикатором того, что выздоровление –оссии проходит еще с большими трудност€ми, чем мы ожидали” (с. 9). “еперь, когда русское издание — прекрасно изданное и точно переведенное — наконец вышло, разговор собственно о труде Ѕойда кажетс€ запоздалым — без него давно не могут обойтись все, кто сколько-нибудь занимаетс€ творчеством Ќабокова. Ѕойд проделал огромную работу, основыва€сь в большой степени на документах, хран€щихс€ в практически недоступном другим исследовател€м архиве Ќабокова в ћонтрЄ, а также на множестве других источников и архивов, составил подробнейшее хронологическое описание всей жизни Ќабокова, от истории семей его родителей до смерти писател€ в Ўвейцарии в 1977 г. ¬сем известно и то, что Ѕойд, в отличие от первого, нелюбимого биографа Ќабокова Ёндрю ‘илда, писател€ в живых уже не застал и имел возможность получать сведени€ о его жизни только у вдовы, сына и сестры ≈.¬. —икорской; может не нравитьс€ писательский стиль биографа (тщательно переданный русскими переводчиками), свойственный ему пафос набокофила, заставл€ющий представл€ть Ќабокова первым, главным русским писателем, а его романы — “самыми-самыми”, можно не соглашатьс€ и с некоторыми интерпретаци€ми произведений Ќабокова, которые предлагает Ѕойд, поддава€сь той особой “форме вли€ни€”, которую оказывает на биографа “объект исследовани€”, о которой Ѕойд сам сказал в своей “∆изни биографа” («везда. 2002. є 1) — особенно такой объект, как Ќабоков, нав€зывавший читател€м миф о себе, или как ¬ера Ќабокова — человек исключительно частный и, видимо, скрытный, но совершенно несомненно, что это the biography, она давно признана одной из лучших писательских биографий, написанных в англо-американской традиции, и друга€ подобна€ биографи€ Ќабокова вр€д ли по€витс€ в обозримом будущем.

ћы рассмотрим специфику именно русских переводов. “–усские годы” были подготовлены, как свидетельствует издательска€ аннотаци€, “в сотрудничестве с автором, по сравнению с англо€зычным изданием в текст были внесены дополнени€ и уточнени€”. √лавное отличие и преимущество русского перевода “–усских годов” в том, что все многочисленные цитаты из русской переписки Ќабокова, из его произведений, хран€щихс€ в архиве, даютс€ в русском оригинале, тогда как в англо€зычном издании биографии они, естественно, приводились в переводе Ѕойда на английский, так что русские исследователи Ќабокова, если хотели сослатьс€ на эти важные тексты, бывали вынуждены давать нелепый обратный перевод или пересказ. ѕереводчик “–усских годов” √алина Ћапина работала в посто€нном контакте с Ѕойдом, благодар€ чему в русском оригинале даютс€ не только цитаты, но и незакавыченные выражени€ из неопубликованных произведений Ќабокова, которые Ѕойд использует в своей речи: например, в описании осени 1917 г.: “¬ небе над ѕетроградом лучи прожекторов скрещивались, подобно гигантским шпагам” (с. 160) — воспроизвод€тс€ слова из неопубликованного юношеского стихотворени€ Ќабокова 1917 г.: “Ќочь темна... Ќикто не верит в чудо... / ѕосмотри, как встрепенулась высь! / ѕрилетев неведомо откуда, / в облака прожекторы впились. / –азрыва€ черные туманы, /раскачнулись, встретились лучи. / ѕосмотри: ночные великаны /скрещивают светлые мечи!”, — что, кстати, отчасти объ€сн€ет некоторую художественность €зыка Ѕойда. ƒругое важное достоинство русского варианта “–усских годов” — исправление и уточнение р€да деталей, например, крымского периода Ќабокова (глава 7). », наконец, по€вление русского Ѕойда, можно наде€тьс€, сделает невозможным продолжение тех “позорных” русских ответов Ѕойду, о которых пишет ј. ƒолинин — “трех (!) граничащих с плагиатом книг, авторы которых просто-напросто пересказали своими (далеко не лучшими) словами собранный им [Ѕойдом] материал, не погнушавшись даже обратным переводом с английского русских текстов”.

¬торой том русского перевода биографии Ѕойда, “јмериканские годы”, будучи также результатом капитального переводческого и издательского труда, имеет иную специфику, на которую следует обратить внимание — в особенности потому, что она не выделена ни автором, ни переводчиками, работавшими над книгой (под редакцией јлександры √лебовской). ÷итаты из англо€зычных произведений Ќабокова (“Bend Sinister”, “Transparent Things”, “Ada” и других) даютс€ по —обранию сочинений Ќабокова американского периода, выпущенному в 1997 г. тем же “—импозиумом”, соиздателем бойдовской биографии, т.е. в переводах —.Ѕ. »льина (он же — один из переводчиков “јмериканских годов”). »сключение составл€ет “Pale Fire”, который цитируетс€ по практически подстрочному переводу ¬еры Ќабоковой “Ѕледный огонь”, вышедшему в “јрдисе” в 1983 г., хот€ существует и перевод —. »льина и ј. √лебовской, включенный в —обрание сочинений американского периода (который даже озаглавлен иначе — “Ѕледное плам€”). “руд —.Ѕ. »льина — переводчика и комментатора Ќабокова — заслуживает большого уважени€; теперь, когда именно в его переводческой интерпретации русский читатель, довольно ленивый и нелюбопытный до чтени€ оригинала, знает всего американского Ќабокова как в собрании сочинений, так и в биографии Ѕойда, бессмысленно продолжать давний спор о достоинствах и недостатках подхода »льина. јмериканского Ќабокова массовый русский читатель знает в переводах »льина — это свершившийс€ факт.  онечно, можно упорно цитировать “ѕнина” по труднодоступному переводу √. Ѕарабтарло или “»стинную жизнь —ебасть€на Ќайта” — по вышедшему в 1991 г. переводу ј. √ор€нина и ћ. ћейлаха или каждый раз переводить самому, но на современную русскую рецепцию Ќабокова это уже не будет иметь вли€ни€. Ќужно просто помнить, что мы читаем не Ќабокова, а Ќабокова в переводе —. »льина — очень хорошем, часто изобретательном, иногда слишком лихом или манерном, но переводе, т.е. в неизбежном искажении. “ак, вз€та€ в качестве эпиграфа к “јмериканским годам” цитата из автобиографии Ќабокова — это не “ƒругие берега”, а “ѕам€ть, говори”, т.е. переработанна€ Ќабоковым американска€ верси€ автобиографии, в переводе »льина (хот€ здесь, как представл€етс€, лучше было бы заменить оригинальную цитату из “Speak, Memory” на соответствующий пассаж из “ƒругих берегов”): вы читаете ““ут ничего не поделаешь, € должен знать, где стою, где стоишь ты и мой сын” — это »льин, честно перевод€щий Ќабокова (“I must know where I stand, where you and my son stand”), тогда как в авторском русском варианте “ƒругие берега” эта фраза звучит так: ““ут ничего не поделаешь — € должен осознать план местности и как бы отпечатать себ€ на нем”. ƒругой пример: слова из ильинского перевода “јды” об “искусственном эдельвейсе”, сн€том бедной безумной јквой с “мизерной и странноватой” рождественской елки в доме дл€ душевнобольных, в английском оригинале выгл€д€т так: “from a “mizernoe and bizarre”” — мы потер€ли транслитерированное английскими буквами русское слово, употребленное јквой в неверном роде, — вроде бы ерунда, но так отчасти утрачиваетс€ русска€ составл€юща€ странного русско-франко-английского €зыка “јды” (при том, что его французскую составл€ющую »льин сохран€ет, привод€ французские слова и фразы в оригинале). јналогичных примеров можно привести множество — пон€тно, что это не случайна€ ошибка, а сознательный выбор талантливого и искушенного переводчика, перед которым сто€ла практически невыполнима€ задача перевода позднего Ќабокова, с которой он справилс€ лучше, чем другие, — и, что оказалось главным в этом споре, довел свое дело до конца. Ќе нравитс€ — читайте по-английски.

–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (8)

—тейси Ўифф. ¬ера

ƒневник

—уббота, 21 ќкт€бр€ 2006 г. 20:43 + в цитатник
Ќезависима€ газета
  |  накануне

≈го ¬ера


 

¬ марте в "»здательстве Ќезависима€ √азета" выходит книга —тейси Ўифф "¬ера (√оспожа Ќабокова)".  ак пон€тно из названи€, она посв€щена жене великого русского писател€ ¬ере, в девичестве - ¬ере —лоним. "Ѕез моей жены, - заметил Ќабоков как-то, - € бы не написал ни одного романа". Ќачавша€с€ в предвоенной ≈вропе и продолжавша€с€ в послевоенной јмерике, эта полувекова€ истори€ любви и семейной жизни читаетс€ легко, как роман. ѕо свидетельству переводчика книги ќксаны  ириченко, —тейси Ўифф собирала свою книгу "буквально по крохам - из многочисленных рассе€нных по свету архивов, по воспоминани€м оставшихс€ друзей и знакомых - и даже подробно исследу€ тексты произведений ¬ладимира Ќабокова". "«ахватывающа€ истори€; у Ўифф потр€сающее чувство детали", - отозвалась об этой книге ведуща€ американска€ книжна€ газета The New York Times Book Review. Ѕольшую помощь в переводе этой уникальной книги на русский €зык оказали сама автор, а также сын Ќабоковых - ƒмитрий. ѕредлагаем вашему вниманию отрывок из книги, посв€щенный дн€м, которые стали решающими в жизни двух молодых людей - ¬еры и ¬ладимира. “е, кто помнит лучший, наверное, набоковский роман "ƒар", возможно, вспомн€т некоторые характерные приметы этой истории.

≈й надо было отдавать себе отчет, когда выходила за него замуж, что Ќабоков - одареннейший русский писатель своего поколени€. „то этот человек неимоверно эгоцентричен. „то ему €вно свойственно посто€нно влюбл€тьс€. „то ему столь же €вно не дано освоить практическую сторону жизни. ћногое ли из этого понимала ¬ера, когда влюбилась в Ќабокова, сказать трудно. »з его привлекательных дл€ себ€ черт она упоминала чаще всего лишь об одной. "–азве не€сно, что дл€ мен€ гораздо больше значили его стихи, чем его внешность?" - риторически восклицала она. “о, что дл€ нее стихи способны заслонить все прочие достоинства, красноречиво говорит о литературной склонности ¬еры —лоним; двадцатичетырехлетний Ќабоков, юноша стройный и еще сохранивший щегольство и аристократизм, умел произвести впечатление. ∆енщины увивались за ним. ¬ тот краткий период между исчезновением со сцены —ветланы и последующим по€влением ¬еры по крайней мере три дамы покушались на его внимание, если не на сердце. »х имена не фигурировали в списке побед Ќабокова, предъ€вленном им ¬ере в первые дни их знакомства, в том списке до —ветланы значилось еще двадцать восемь претенденток*. (ѕослужной этот список был запечатлен на печатном бланке ≈все€ —лонима.) Ќабоков считал, что может делитьс€ с ¬ерой всем, и, веро€тно, так и поступал, причем теперь это выходило у него гораздо успешнее, чем со —ветланой «иверт. Ќабоков никогда не стесн€лс€ своих наслаивавшихс€ одна на другую любовных побед, по€сн€€ в 1970 г., почему ему бы не хотелось слишком вдаватьс€ в подробности: "” мен€ было гораздо больше любовных св€зей (до брака), чем подозревают мои биографы". ќднако он сожалел о том, что его любовные увлечени€ часто мешали творчеству, поглоща€ много душевных сил. ќ романтических похождени€х ¬еры —лоним до брака мы не знаем ничего, кроме того самого свидани€ - если учесть, что она исключительно из любви к литературе решилась встретитьс€ на темной улице с мужчиной наедине.

¬ 1923 г. у ¬еры не все складывалось гладко, и даже, может быть, вообще не складывалось. ≈е см€тенное состо€ние мы угадываем из писем Ќабокова. ¬ том же послании, где он увер€ет ее, что не способен написать ни слова, пока не услышит, как она произнесет его, Ќабоков внушает ¬ере, что больше всего ему бы хотелось внушить ей чувство душевного равновеси€, а также счастье "не совсем обыкновенное". ” ¬еры было основание не испытывать большой радости от жизни дома, хот€ впоследствии она признавала, что ей вообще свойственно сосредотачиватьс€ на негативной стороне действительности. Ёта привычка нагл€дно про€вилась в первые мес€цы их знакомства, когда ¬ладимир просил ¬еру не лишать его надежды на совместное будущее, посто€нно увер€€, что он т€жело переживает каждую разлуку, умол€л не корить его за то, что он не р€дом с ней, или превратно истолковывать его чувства. —лучалось, его восторги по поводу ее колючести - Ќабоков писал ¬ере, что она вс€ создана из "маленьких, стрельчатых движений" и что он любит каждую из них, - исс€кали. ћожет, она хочет оттолкнуть его от себ€? ≈сли перестала любить, пусть пр€мо об этом скажет. "»скренность превыше всего!" - умол€л он. "—перва € решил тебе послать просто чистый лист бумаги с вопросительным маленьким знаком посредине, но потом пожалел марку", - писал он из ѕраги, обескураженный и даже у€звленный ее молчанием. ¬ера мучает себ€ и этим мучает его. –азве она не понимает, что жизнь без нее дл€ него невыносима? ¬ладимир кожей чувствовал ее "острые углы", которые с трудом обходил:

…ћне больно от углов твоих.

Ћюби мен€ без выжиданий,

без этих вычисленных мук,

не укорачивай свиданий

и не придумывай разлук, -

умол€л он в одном из неопубликованных стихотворений без названи€.

¬озможно, ¬ера заимствовала кое-что из характерных дл€ интеллектуалов норм кокетства. ≈сли она отчасти предвидела, кака€ судьба ждет женщину, собирающуюс€ замуж за ¬.—ирина, тогда ее нерешительность можно оправдать. ќдно очевидно: ¬ера не обладала, как ее будущий муж, талантом радоватьс€ жизни. Ќа ее уклончивость он за€вл€л высокопарно: "¬идишь, € говорю с тобой, как царь —оломон". ќ нерешительности ¬еры нам говорит только вот эта демонстраци€ преданности: в какой-то момент после 1925 года она уничтожила все свои письма Ќабокову. “акую осмотрительность в данном случае, пожалуй, никак нельз€ приветствовать. —лова Ќабокова, пусть самые интимные, имеют ценность дл€ потомков. ¬ отношении собственных слов ¬ера таких иллюзий не питала. ќна забросила собственные литературные зан€ти€, счита€ все, что печаталось в "–уле", незрелыми опусами. ∆енщина, сохранивша€ все до последней заметки из опубликованного мужем, не оставила себе на пам€ть ни одного экземпл€ра собственных переводов. ќна была убеждена, что придет в ужас, если впоследствии возьметс€ их перечитывать, и никогда этого не делала. (ѕереводы ее были точны, но лишены блеска.)

Ќабоков не делал тайны из своего отношени€ к женщинам-писательницам - считал их литературу жалкой провинциальщиной, - и, возможно, ¬ера болезненно воспринимала этот его предрассудок. ќна была не первой и не последней из тех женщин, которые, влюбившись в писател€, начинали испытывать отвращение к собственным литературным опытам. Ѕойд считает, что ¬ера при желании могла бы стать талантливой писательницей, но она так страстно верила в талант Ќабокова, что решила: будет больше толку, если она станет помогать ему, а не писать сама. ќдно письмо Ќабокова 1924 года, как раз когда он настолько переполнен счастьем, что не только не выговаривает ¬ере за ее молчание, но, более того, внезапно признает некую "астральную" св€зь между ними, вы€вл€ет таким образом, какого рода письма писала ему ¬ера в 1920-е годы: "«наешь, мы ужасно с тобой похожи. Ќапример, в письмах: мы оба любим (1) ненав€зчиво вставл€ть иностранные слова, (2) приводить цитаты из любимых книг, (3) переводить свои ощущени€ из одного органа чувств (например, зрени€) в ощущени€ другого (например, вкус), (4) просить прощени€ в конце за какую-то надуманную чепуху, и еще во многом другом".

—пособность ¬еры —лоним переводить наблюдени€ из одного чувства на €зык другого - то, что обычно именуетс€ синестезией и нередко провозглашаетс€ "цветным слухом", - наверн€ка восхищало ее будущего мужа. —инестетик невольно видит мир иначе, чем другие; дл€ обоих Ќабоковых печатные буквы, слова, повисшие в воздухе, представали именно в цвете, а не в черно-белом изображении. ѕодобное свойство может стать не только подарком судьбы, но и большим неудобством. —инестетически одаренные могут идеально подойти друг другу, как и двое людей с фотографической пам€тью, или двое юных наследников баснословного состо€ни€, или - в берлинской действительности 1920-х годов - как двое людей, готовых объ€снить недавнее землетр€сение в японии жидомасонским заговором. ѕара синестетиков способна €звительно препиратьс€ за завтраком насчет того, какого цвета понедельник, каково на вкус "≈" такого-то шрифта. ќни могут в цвете запечатлеть в пам€ти стихотворение; способны определить облик числа. Ёто свойство было наследственным - к Ќабокову оно перешло от матери, которой, по мнению ¬еры, он был об€зан своими творческими наклонност€ми, - супруги передали эту черту и сыну, хот€ обычно она преобладает именно у женщин. Ќабоков с восхищением открыл дл€ себ€: несмотр€ на то что палитры у них с ¬ерой были разные, природа врем€ от времени смешивала цвета. Ќапример, "м" у него было розовое (точнее, "розовое фланелевое"), у ¬еры - голубое, а у их сына - розовато-голубое.

ѕо крайней мере, Ќабокову нравилось так думать. —пуст€ много лет, когда он рассказывал кому-то из гостей об этом свойстве, ¬ера его перебила, м€гко попытавшись расставить все по своим местам. "ћ" у нее было клубничного цвета. "Ќу вот, все испортила этим своим клубничным цветом!" - проворчал муж и переключилс€ на еще одно свойство синестезии: воспоминани€ у обоих настолько точны, что погрешности про€вл€ютс€ скорее в воспри€тии, чем в самих фактах. Ќичто не проходит даром дл€ синестетика, дл€ которого действительность - а в случае с ¬ерой Ќабоковой печатный текст - обнаруживает дополнительные грани. ƒл€ Ќабоковых это становилось их собственным тайным son et lumiиre. ѕожалуй, только ноты не обладали дл€ ¬еры тем оптическим эффектом, какой они производ€т на многих людей, обладающих цветовым слуховоспри€тием, и какой в дальнейшем окажут на ее сына, дл€ которого даже сам музыкальный ключ придавал мелодии дополнительный оттенок. (¬ера была почитательницей музыки, чего нельз€ сказать о ее супруге, не воспринимавшем музыку ни на цветовом, ни на каком ином уровне.) Ќо ¬ера была достаточно одарена, чтобы улавливать все оттенки перенасыщенной прозы своего мужа.  ому, как не ей, было пон€ть упорство  лэр Ѕишоп из "»стинной жизни —ебасть€на Ќайта" в отношении заглави€, которое "должно задавать тон книге - а не рассказывать сюжет". ¬ свою очередь Ќабоков восхищалс€ выразительностью ¬ериного почерка, ее голосом, ее походкой, окрашенной, как рассветное небо. “ракту€ си€ние вокруг букв, которое им с женой виделось на странице, Ќабоков отмечал, что они с ¬ерой представл€ли это по-разному. "” нее цвета были иные. », по-моему, не такие €ркие, как мои. »ли такие?" - спохватывалс€ он. "ѕросто так тебе при€тней думать!" - подкалывала жена.  ак бы поспешно ни стирала она свое присутствие со всех фасадов, единственное, чего ей не удавалось скрыть, было €рко выраженное чувство собственного достоинства. „астенько именно этот след она и оставл€ла по себе - на манер улыбки „еширского  ота.

— первых же дней их знакомства Ќабокова восхитила ¬ерина проницательность, ¬ерина интуици€. Ќи одна мелочь не ускользала от ее внимани€. ѕодобно  лэр, с которой у нее много общего, и у ¬еры "было... и несомненное чувство красоты, которое обнаруживаетс€ не столько в св€зи с искусством, сколько в готовности, например, увидеть над сковородкой нимб или разгл€деть сходство плакучей ивы со скайтерьером". ¬ более поздние годы Ќабоков восхищалс€ ¬ериным описанием пейзажа, окружавшего их дом в јмерике: "¬ера увер€ет, что верх западного фасада дома √опкинсов, что на углу нашей улицы и  уорри-стрит, напоминает [sic] череп (легко заметить, мансардное окно - впалый нос, окошки по обеим сторонам - впалые щеки, ведь старому √опкинсу уже восемьдес€т) и что дом ћиллеров своим фасадом поразительно напоминает ƒжеймса ƒжойса.... это трудно объ€снить, но что-то в самом деле в этом есть". ¬ера имела особое пристрастие к детали; ни один из читателей ее мужа не может недооценивать этого дара. Ёта "способность восторгатьс€ мелочами", как и способность вы€вл€ть св€зи между предметами, €вл€лась дл€ Ќабокова признаком истинного таланта. ¬ ¬ерином духе было, вернувшись из парикмахерской, утверждать, будто сидеть под сушилкой - почти то же, что смотреть немое кино. „итательница она была в высшей степени требовательна€. ≈сли уж историки веймарского периода в желании передать ощущение хаоса, сопутствовавшее €ркой, артистической жизни Ѕерлина тех лет, упом€нули на стр. 20 о всеобщей забастовке, то на стр. 22 не следовало бы по€вл€тьс€ бегущему по рельсам трамваю. " азалось, все тогда находилось на грани краха", - утверждал один ученый, вспомина€ те годы в Ѕерлине, когда страна уже оправилась от инфл€ции, но общество все еще никак не могло прийти в себ€. ¬ере его слова не понравились. "Ёто теперь кажетс€, что тогда казалось..." - пишет она на пол€х.


ќпубликовано в Ќ√ Ex Libris от 07.02.2002
ќригинал:
http://exlibris.ng.ru/before/2002-02-07/8_vera.html
 (286x432, 24Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (11)

Ќабоков о Ќабокове и прочем

ƒневник

—уббота, 21 ќкт€бр€ 2006 г. 19:49 + в цитатник

http://www.knigoboz.ru/news/news191.html

¬ычитание интервьюера


Ќабоков о Ќабокове и прочем: »нтервью, рецензии, эссе / —ост., предисл., коммент., подбор иллюстраций Ќ.√.ћельникова.
ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета, 2002. – 704 с. – (Ёссеистика). 6000 экз. (п) ISBN 5-86712-134-8
ѕисатель пишет книги, журналист берет интервью. ѕростейша€ форма их общени€ – разговор под запись (в блокнот или на диктофон). ѕотом, после расшифровки, писатель прочитывает готовый текст и вносит, если нужно, исправлени€. Ёто сама€ распространенна€ схема. Ќо бывают и исключени€. —амое, пожалуй, известное – ¬ладимир Ќабоков. —чита€ себ€ плохим «говоруном», он давал интервью исключительно в письменной форме.  орреспондент по почте присылал вопросы, Ќабоков их читал, редактировал и переставл€л по своему усмотрению, потом писал ответы. ј в конце столь же ревностно вычитывал гранки, вытравл€€ любую журналистскую отсеб€тину. (—олженицын пошел дальше: он, по словам –о€ ћедведева, и вопросы сам придумывает.)

ѕока Ќабоков был известен в узких эмигрантских кругах, интервью у него брали крайне редко. «ато после скандального успеха «Ћолиты» началось... «Ќью-…орк таймс» и «ѕлейбой», «¬ог» и «‘игаро» наперебой стремились опубликовать «беседу» с русско-американским мэтром. Ќе отставали и телевизионщики, включа€ знаменитого в ту пору француза Ѕернара ѕиво. ѕонима€ роль журналистики в «раскрутке» книг (и, соответственно, в росте гонораров), Ќабоков поначалу откликалс€ практически на все предложени€. ѕозднее, переехав в ≈вропу, он стал придирчивее и разборчивее: за дешевой скандальной славой не гналс€, да и журналистов, в общем-то, всегда недолюбливал. “ем не менее редкие интервью давал буквально до последних мес€цев жизни.

¬ 1973 году писатель выпустил книгу избранных газетных и журнальных публикаций «Strong opinions» – но там он изр€дно подчистил свои интервью, изгнав из них всЄ, что могло бы поколебать статус «живого классика». — тех пор набоковские интервью никогда не издавались на русском столь полно, да еще в солидно подготовленном и откомментированном издании. «а бортом остались лишь малозначительные и чрезмерно искаженные репортерами тексты. ¬ сборник также вошло около двадцати эссе, рецензий и заметок американо-швейцарского периода (в первые мес€цы пребывани€ в —Ўј писатель зарабатывал на жизнь рецензированием литературных новинок). «а основу книги вз€та структура «“вердых суждений», однако в примечани€х восстановлены некоторые любопытные фрагменты первых публикаций, впоследствии изъ€тые автором.

—вои интервью Ќабоков превратил в особый жанр литературы.  акое бы издание или телеканал ни задавали вопросы, «беседа» всегда проходит под диктовку писател€. Ќи экспромтов, ни диалога, ни драматургии в этих интервью нет. »гра идет в одни ворота: Ќабоков произвел, так сказать, вычитание интервьюера. Ћишь своему бывшему студенту, литературоведу јльфреду јппелю мэтр позволил быть с собой «на равных», подробно и подчеркнуто серьезно отвеча€ на его длинные (и, к слову, очень интересные) вопросы дл€ специального филологического журнала. ѕрочих же репортеров Ќабоков словно держит на рассто€нии: слишком близко не подпускает, но и чересчур далеко не дает отойти. —ловно бы не писатель Ќабоков отвечает на вопросы, а один из героев его прозы – √одунов-„ердынцев, к примеру, или ѕнин. Ќабоков делает интервью, как будто роман пишет. ѕопалс€ банальный или абстрактный вопрос – включает иронию. Ќад высокопарным и напыщенным «собеседником» тонко, но убийственно издеваетс€. ѕрос€т рассказать биографию – выдает анкетную справку. Ќа €вный подвох отвечает заведомой мистификацией... » только о –оссии и о советской власти всегда говорит серьезно.

¬ набоковских ответах, конечно, много повторов. ≈два ли не каждый журналист спрашивает о «Ћолите». ѕриходитс€ отшучиватьс€: мол, автобиографической подоплеки в книге нет, и из ———– запросов на издание романа пока не поступало. ¬ середине 60-х, когда скандал вокруг этого бестселлера пошел на убыль, Ќабоков на вопрос корреспондента «Paris Review» («≈сть ли в вашей нынешней славе €вно отрицательные стороны?») не без грусти ответил: «¬с€ слава принадлежит “Ћолите”, а не мне. я всего лишь незаметнейший писатель с непроизносимым именем». ¬ообще, многие ответы построены в манере пародийного «снижени€». —прашивают о будущем литературы, а он говорит: мечтаю, чтобы в будущих издани€х моих произведений исправили опечатки. «адают вопрос о властителе его дум, а он отвечает: «Ћуга с бабочками на севере –оссии и в ёжной  алифорнии». ’от€т узнать о тайнах творчества, о писательской «кухне», а в ответ: «–азлинованные бристольские карточки и хорошо отточенные карандаши, не слишком твердые и с ластиком на конце».

≈сли спрашивают, почему он переехал из јмерики в Ўвейцарию, отвечает: здесь почта работает лучше и забастовок не бывает. ¬ литературных вкусах крайне придирчив, непредсказуемо субъективен, зато в быту (об этом тоже часто спрашивают) – этакий «средний европеец»: «»з иных острых удовольствий назову телетрансл€цию футбольного матча, порой бокал вина или треугольный глоток баночного пива». », наконец, лучший ответ – корреспонденту журнала «Ёпока», в 1973 году: « ак бы вы описали себ€?» – «¬ысокий, красивый, всегда молодой, очень ловкий, с изумрудными глазами сказочного сокола».

«ќчень ловкий» – это, пон€тно, чтобы ловить бабочек. ¬едь бабочки, как известно, – главное (нар€ду с сочинительством) удовольствие жизни.

јндрей ћирошкин
 (293x432, 25Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (9)

¬ладимир Ќабоков. Ћекции о "ƒон  ихоте"

ƒневник

—уббота, 21 ќкт€бр€ 2006 г. 18:23 + в цитатник
Ќезависима€ газета
Ќиколай ћельников

„ерновики нападок и восхищени€

√уманист Ќабоков препарирует "ƒон  ихота"

Ќабоков ¬.¬. Ћекции о "ƒон  ихоте". - ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета, 2002, 336 с.

ћќ» ”Ќ»¬≈–—»“≈“— »≈ лекции (“олстой,  афка, ‘лобер, —ервантес) слишком сыры и хаотичны и никогда не должны быть опубликованы. Ќи одна из них!" - такое категорическое распор€жение сделал Ќабоков в апреле 1972 года после ревизии материалов, оставшихс€ от его преподавательской поденщины в  орнелле и √арварде. ѕри жизни писател€ из его лекций не было опубликовано ни строчки. Ќо уже три года спуст€ после кончины ћастера его волю нарушили: к радости набокофилов и набоковианцев на свет Ѕожий были извлечены лекции о западноевропейских писател€х (ƒжейн ќстин, ƒиккенс, ‘лобер, —тивенсон, ѕруст,  афка, ƒжойс); чуть позже по€вились "Ћекции по русской литературе", а в 1983 году - "Ћекции о "ƒон  ихоте", прочитанные Ќабоковым весной 1952 года в √арвардском университете.

Ёто, конечно, „ушь...

¬о второй половине дев€ностых "»здательство Ќезависима€ √азета" одарило российских читателей превосходными переводами двух первых томов набоковских лекций. “еперь нашему вниманию предлагаютс€ "Ћекции о "ƒон  ихоте" - треть€ панель литературоведческого триптиха ¬ладимира Ќабокова. «наком€сь с ней, во избежание разочарований и недоразумений будем помнить и о завещании писател€, и о том, что перед нами действительно, "сырые и хаотичные" лекционные материалы, сведенные в единое целое после кропотливых текстологических изысканий. –угать набоковские лекции - проще простого, тем более что и сам "лектор" частенько дает дл€ этого повод. „его стоит хот€ бы господствующий в книге описательно-парафрастический метод, до боли напоминающий высме€нный в "ƒаре" линевский прием "межцитатных мостиков", когда авторска€ речь сводитс€ к тощим прокладкам между внушительными цитатными блоками. (ƒобрую треть лекций занимает поглавный конспект "ƒон  ихота", да и в основном тексте пространный пересказ и обильное цитирование занимают слишком большое место.)

ћногих читателей может покоробить неистребимый снобизм Ќабокова, его тенденциозность, неспособность отрешитьс€ от собственных эстетических установок, равно как и нарочита€ эпатажность некоторых за€влений, откровенно рассчитанных на неискушенных американских студентов вроде такого: "ƒон  ихот" был назван величайшим из романов. Ёто, конечно, чушь".

 ак мы помним из " омментари€ к "≈вгению ќнегину", —ервантес не входил в число любимцев Ќабокова и аттестовалс€ как один из "глин€ных идолов академической традиции". Ќеудивительно, что автор "Ћекций о "ƒон  ихоте"" особо с ним не церемонитс€ и порой выступает не столько в роли исследовател€, сколько в качестве придирчивого критика и ревнивого соперника, жадно подмечающего слабости и изъ€ны у потенциального конкурента: придирчиво выискивает примеры "безжизненного, искусственного, шаблонного описани€ природы"; ехидно указывает на композиционную неслаженность, громоздкие вставные новеллы и разного рода сюжетные неув€зки; бракует сцену рокового поединка ƒон  ихота с —амсоном  арраско. ("¬есьма невыразительна€ сцена. јвтор устал. ѕо-моему, он мог бы вложить в нее гораздо больше выдумки, сделать гораздо забавнее и увлекательнее. Ёта сцена должна была бы стать кульминацией романа, самой €ростной и упорной битвой в целой книге!") —ам роман объ€вл€етс€ "сущим пугалом среди шедевров", "лоскутной, бессв€зной историей, спасенной от распада лишь изумительным инстинктом автора".

ƒобавьте сюда терминологическую небрежность (лектор благополучно отождествл€ет пон€ти€ "тема" и "структурный прием"), ритуальные выпады против ƒостоевского - автора "совершено безответственных и старомодных романов, где дес€ток людей устраивают грандиозный скандал в купе спального вагона - который никуда не едет", - и у вас сложитс€ впечатление, что перед нами - всего лишь очередной набор набоковских "твердых суждений".

√ениальный ход!

Ќо воздержимс€ от поспешных выводов. “от, кто даст себе труд внимательно прочитать "Ћекции о "ƒон  ихоте"", найдет в них немало любопытного и даже неожиданного - того, что разрушает шаблонный образ холодного и жестокосердого насмешника Ќабокова.

ѕерва€ неожиданность: вопреки прежним деклараци€м, третирующим "так называемую реальную жизнь" как презренный "мир общих мест", убогую абстракцию, абсолютно чуждую литературе, профессор Ќабоков воссоздает историко-культурный контекст "ƒон  ихота" (две первых главки, "√де? "ƒон  ихота" и " огда? "ƒон  ихота" - едва ли не самые лучшие в книге) и не забывает о нем на прот€жении всего цикла лекций, провод€ интересные параллели между вымышленной вселенной романа и его реальным фоном (так, ночное бдение над оружием "новообращенного" рыцар€ ѕечального ќбраза вызывает у лектора ассоциацию с »гнатием Ћойолой, который "накануне основани€ ќбщества »исуса провел ночь перед престолом ƒевы ћарии подобно совершающим бдение рыцар€м" из романов).

≈ще один при€тный сюрприз: разбира€ "ƒон  ихота", профессор Ќабоков все больше и больше увлекаетс€ "лоскутной, бессв€зной историей" и, дезавуиру€ собственные приговоры, все чаще и чаще одаривает —ервантеса восторженными похвалами: " акой мастерский прием!", "восхитительный, гениальный ход", "превосходно написанна€ глава", "тонкое искусство, с которым —ервантес чередует приключени€ своего геро€, выше вс€ких похвал…". ѕеред нами уже не высокомерный критикан, а чуткий и взыскательный мастер, который способен отрешитьс€ от предубеждений и по достоинству оценить удачу собрата по перу. ¬ конце концов Ќабоков признает гениальной удачей образ главного геро€, который "благодар€ художественному и нравственному гению своего создател€ стал художественной реальностью дл€ читателей всех времен". ѕодобные признани€ с лихвой искупают все прежние снобистские выходки.

— нежностью

и гордостью

Ќо сама€ главна€ неожиданность заключаетс€ в том, что Ќабоков проникаетс€ насто€щей любовью к злополучному –ыцарю ѕечального ќбраза. "Ѕорец с неправдой", "светоч и зерцало всего странствующего рыцарства", "враг чародеев", "защитник страждущих влюбленных", "покровитель обиженных девиц" настолько очаровывает лектора, что тот начинает горько сетовать на частые поражени€ своего любимца и, наоборот, простодушно радуетс€ дон-кихотовым победам, безоговорочно оправдыва€ чудачества оба€тельного безумца: "¬ интересах художественного равновеси€ нашему рыцарю совершенно необходимо одержать легкую и красивую победу в дев€тнадцатой главе. ”частники похоронной процессии получили по заслугам - незачем было р€дитьс€ в ку-клукс-клановские балахоны и зажигать факелы". ўедро раздава€ уничижительные эпитеты всем противникам "избавител€ принцесс", гуманист Ќабоков обвин€ет в "омерзительной жестокости" и самого —ервантеса, и его персонажей. ”влека€сь, автор " амеры обскуры" и "ѕод знаком незаконнорожденных" называет роман —ервантеса "насто€щей энциклопедией жестокости", "одной из самых страшных и бесчеловечных из написанных когда-либо книг". Ќа наших глазах происходит насто€щее чудо: холодный эстет и формалист, заклейменный критиками как бездушное чудовище, превращаетс€ в "убежденного моралиста, изобличающего грех, бичующего глупость, высмеивающего пошлость и жестокость, утверждающего главенство нежности, таланта и чувства гордости".

» хот€ бы ради этой волшебной метаморфозы вам просто необходимо прочитать "Ћекции о "ƒон  ихоте"".

материалы: Ќ√ Ex Libris© 1999-2006
ќпубликовано в Ќ√ Ex Libris от 24.01.2002
ќригинал:
http://exlibris.ng.ru/philology/5_draft_opies.html
 (256x404, 19Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (9)

¬ладимир Ќабоков. Ћекции по русской литературе. Ћекции по зарубежной литературе

ƒневник

—уббота, 21 ќкт€бр€ 2006 г. 18:02 + в цитатник
 
—реди книг
јЋ≈ —≈… «¬≈–≈¬
Ќабоков на кафедре

¬ладимир ¬ладимирович Ќабоков. Ћекции по русской литературе: ѕерев. с англ. ѕредисловие »в. “олстого. — ћ., Ќезависима€ газета, 1996. Ћекции по зарубежной литературе: ѕерев. с англ. ѕод редакцией ¬. ј. ’аритонова. ѕредисловие ј. √. Ѕитова — ћ., Ќезависима€ газета, 1998.

ѕомпезность и всеми ощущаема€ (хот€ — из деликатности — не обсуждаема€) бессмыслица больших юбилеев компенсируетс€ главным образом приуроченными к ним публикаци€ми. ¬ этом смысле набоковска€ кругла€ дата пришлась очень кстати. ƒва сборника его лекций по литературе (“Ћекции по русской литературе”, правда, уже выходили три года назад, но теперь переизданы), два (петербургское и московское) издани€ комментариев к “≈вгению ќнегину”, подготовленные разными коллективами переводчиков и редакторов, — не будь столети€, о такой роскоши нечего было бы и мечтать. —делано что-то реальное. ѕо крайней мере, что-то более существенное, чем бесконечные разговоры про бабочек и нимфеток да перепевы нав€зшего в зубах тезиса “Ќабоков — наше всЄ”.

  каждой из четырех книг можно придиратьс€, и не только формально, но многое извин€етс€ тем, что ими в наш обиход введен последний большой пласт наследи€ мастера: впервые мы знакомимс€ с Ќабоковым на кафедре. ѕрежде одни лишь набоковеды знали о его профессорской де€тельности, продолжавшейс€ без малого восемнадцать лет, с 1941-го по февраль 1959-го, когда его в  орнеллском университете сменил известный романист √ерберт √олд.

—ам Ќабоков был в ту пору известен намного больше, чем √олд: триумф “Ћолиты” стал очевидным, потекли деньги, €вилась возможность безраздельно посв€тить себ€ творчеству и энтомологии. » еще — вернутьс€ в ≈вропу. »спытыва€ к јмерике чувство самой теплой признательности, Ќабоков все же ощущал свое пребывание там как вынужденное. Ќе как свободный выбор, а как результат стечени€ обсто€тельств, над которыми он был невластен.

— преподаванием дело обсто€ло примерно так же. ѕреподавать ему приходилось еще в юности, в Ѕерлине: он обучал то €зыкам, то искусству игры в теннис и всегда относилс€ к этому зан€тию просто как к заработку. ¬ јмерике, куда ему (в последние недели перед падением ѕарижа) помогли перебратьс€ ћарк јлданов и редактор “Ќового журнала” историк ћихаил  арпович, единственным надежным заработком была штатна€ должность в каком-нибудь колледже. Ќабоков прин€лс€ составл€ть подробные планы-конспекты будущих лекций, целых курсов, которые могли бы заинтересовать потенциальных работодателей. ¬сего было написано почти две тыс€чи страниц, материал на сто лекционных часов. ѕосмертно изданные лекции по русской литературе — лишь часть этого материала, чуть больше половины.

ќн думал о  алифорнии, о —танфорде, одном из самых престижных американских университетов. ѕришлось довольствоватьс€ скромным ”элсли-колледжем в ћассачусетсе. Ќабоков проработал там семь лет.

ѕредполагалось, что в ”элсли года через два по€витс€ русское отделение. Ётого не произошло: врем€ было неподход€щее — “холодна€ война”. ƒаже статуса посто€нного лектора Ќабоков не получил, потому что до администрации колледжа дошли его нелестные отзывы о Ўолохове. ƒама, занимавша€ директорский кабинет, оказалась почитательницей ““ихого ƒона”.

ќ том, что ”элсли лишь временное пристанище, Ќабоков не забывал никогда, и в 1949-м, старани€ми ћорриса Ѕишопа, одного из первых, кто оценил его рассказы, по€вл€вшиес€ в “јтлантик мансли”, он перешел в  орнелл, солидный университет, который находитс€ в небольшом городке штата Ќью-…орк, нос€щем пышное название — »така. Ѕишоп, баловавшийс€ и весьма легковесными стихами, занимал в этом университете кафедру романских €зыков. ј профессором русской литературы до Ќабокова был сам Ёрнест —иммонс, патриарх американской славистики, крупный специалист по “олстому. ќн принадлежал к старой академической школе со всеми ее особенност€ми: владел огромным фактическим материалом, никогда не допускал фактологических неточностей, к литературе относилс€ трепетно, счита€ ее чрезвычайно серьезным, ответственным делом, как и подобало наследнику либерально-гуманистической традиции.

Ќабоков был с ним шапочно знаком — когда-то они вместе предвар€ли радиопостановку по “–евизору” — и теперь становилс€ преемником: —иммонс уходил на пенсию. ¬ы€снилось, впрочем, что новому преподавателю предстоит читать не только русский курс, а еще и обзорный цикл лекций по европейскому роману последних полутора столетий. ¬ нашем издании этот цикл именуетс€ “Ћекци€ми по зарубежной литературе”: в точности как учебное пособие, подготовленное провинциальным пединститутом.

Ќа обзорный цикл приходило до четырехсот студентов. Ќепохоже, чтобы пребывание в местах, именующихс€ »такой, позитивно сказывалось на культурном менталитете его учеников. ¬о вс€ком случае, курс Ќабокова у них фигурировал под кодовым названием “ѕохаблит.”: еще бы, ведь он включал такие непристойности, как “јнна  аренина” и “√оспожа Ѕовари”.

ƒжон јпдайк со слов своей жены, слушавшей этот курс в последний набоковский семестр, свидетельствует, что лектор начинал требованием “не разговаривать, не курить, не в€зать, не читать газет, не спать” — вр€д ли только шутливым. —ам Ќабоков впоследствии жаловалс€, что на экзамене студенты “отрыгивали кусочки моего мозга”, и это еще лучшие, одаренные студенты (среди них, кстати, был “омас ѕинчон, будуща€ литературна€ знаменитость, автор “–адуги земного прит€жени€”, считающейс€ программным произведением американского постмодернизма).

 огда вышла в свет “Ћолита” и разразилс€ скандал, подогреваемый истериками ханжей, в  орнелле серьезно обеспокоились будущим своего профессора сравнительного литературоведени€ — его им€ могло прозвучать (пон€тно, в нежелательном контексте) на ежегодном заседании попечительского совета, ведавшего финансированием. Ќо все обошлось. ћного лет спуст€, копа€сь в университетском архиве, набоковский биограф Ѕрайан Ѕойд обнаружил только одно родительское письмо с возмущени€ми, зато такое красноречивое, что стоит привести заключительные строки: “ћы запретили своим дет€м записыватьс€ на все курсы, которые ведет этот Ќобков (sic!). ”жас подумать, а вдруг какой-нибудь юной студентке придетс€ идти к нему на консультацию, когда он один в своем офисе, или повстречать его вечером на кампусе, когда нет никого р€дом”.

ќднако как лектор “Ќобков” после “Ћолиты” стал даже попул€рнее в студенческой среде. ќб этом мне рассказывал один из его слушателей, впоследствии ставший юристом , — он занимает административную должность в Ѕеркли. ” него в доме € видел подписанный Ќабоковым экземпл€р первого, полулегального издани€ знаменитого романа. Ёта книжка в темно-зеленой бумажной обложке ходила по рукам, ее (мы такое хорошо помним по советским временам) одалживали на ночь, а корешок склеивали скотчем, чтобы не вывалились листы.  стати, юных студенток всегда было на набоковских семинарах намного больше, чем студентов.

»х даже не отпугивала всем известна€ придирчивость профессора, не принимавшего никаких оправданий, если оказывалось, что отвечающий на экзамене слабовато знает сто€щий в программе текст. ¬сегда не выносивший разговоров вокруг литературы, вместо постижени€ самой литературы, котора€, как он твердо верил, не допускала никаких идеологических предумышлений и никакого общественно полезного рвени€ в ущерб художественности, — Ќабоков перенес эти свои веровани€ и на преподавание. ќн оставалс€ в лучшем случае глубоко равнодушен к таким пон€ти€м, как литературный процесс, историческа€ почва, идейный и философский контекст, в котором возникает произведение. ≈го нисколько не интересовали обсто€тельства, сопутствующие рождению шедевра. ј интересовал только сам шедевр, сам текст — его отличительные черты и особенности, имманентные законы, которым подчинена его композици€, новизна стилистического решени€, нюансы интонации. ѕрофессор Ќабоков и на кафедре оставалс€ писателем.

ѕоэтому от своих студентов он ожидал не рассуждений о модернизме и не описани€ австро-венгерской социальной ситуации в канун первой мировой войны, а попытки вразумительно сказать, к какому классу насекомых можно было бы отнести ту покрытую жестким панцирем многоножку, какой вдруг стал √регор «амза из “ѕревращени€”  афки. ∆елающих потолковать о пореформенной –оссии он останавливал вопросом, в каком именно месте вагона из тех, что курсировали по Ќиколаевской дороге, происходило объ€снение јнны с ¬ронским. «нание карты ƒублина начала века, а также тогдашних названий улиц и пивных выручило бы сдающих зачет Ќабокову скорее, чем проштудированные ими тома о мифологизме и о потоке сознани€.

≈го методика была €сной и целенаправленной: самое главное — чтобы научились читать. » твердо усвоили, что литература, если это слово уместно по отношению к читаемому тексту, никогда не представл€ет собой буквалистски пон€тое “изображение жизни”, “образ реальности”, радующий своей узнаваемостью, и т. п. „то это вторична€, претворенна€, авторска€ реальность и что цель писател€ вовсе не в “правдивости”, не в сходстве созданной им картины с эмпирическими “будн€ми”, а как раз наоборот, в обретении как можно большей свободы от этой эмпирики. „то “–осси€ “олстого или „ехова — это не усредненна€ –осси€, но особый мир, созданный воображением гени€”.

—воим слушател€м он на первой же лекции говорил, что “великие романы — это великие сказки, а романы в нашем курсе — величайшие сказки”, как ни велик соблазн доверитьс€ иной раз внушаемой ими иллюзии правдоподоби€. ƒовер€тьс€ ей нельз€ хот€ бы по той причине, что великий роман сам же и разрушит эту иллюзию, причем именно в тот момент, когда она грозит стать полной. ѕо критери€м Ќабокова, действительно правдоподобной была “’ижина д€ди “ома” и проча€ беллетристика того же разбора, но уж никак не “√ерой нашего времени” (правда, Ћермонтов у него присутствовал лишь в обзорном курсе, а не на семинарах, где произведени€ разбирались эпизод за эпизодом), не “—мерть »вана »льича” или “ћертвые души”. Ћишь очень простодушные люди (или вконец испорченные чтением Ѕелинского и прочих поборников прогресса, которые с таким апломбом писали о литературе, не смысл€ в ней ровным счетом ничего) могли пресерьезно рассуждать об озарени€х и пророчествах, заполн€ющих финал первого тома гоголевской поэмы. Ќа самом же деле знаменита€ птица-тройка не более чем “скороговорка фокусника, отвлекающего внимание зрителей, чтобы дать исчезнуть предмету, а предмет в данном случае „ичиков”.

¬прочем, сам Ќабоков, кажетс€, чувствует, что хватил через край, представив √огол€ иллюзионистом, и не больше. ¬ следующем абзаце кое-что уточнено: “превращение кругленького „ичикова в крут€щийс€ волчок” все-таки не то же самое, что по€вление девицы в трико из-под полотенца, которое цирковой маг секунду назад набросил на прозрачную вазу с золотыми рыбками. Ќет, в данном случае “кружение помогло автору погрузить себ€ и своих героев в калейдоскопический кошмар”, создав по меньшей мере сильный эмоциональный эффект (это литературе не возбран€етс€). ќднако же раз и навсегда оставьте смехотворные разговоры про “панораму русской жизни” , “пламенное обличение рабства” и пр. Ќе столь важно, что √оголь страстно желал обличать, проповедовать и указывать на моральную подоплеку своего произведени€. ќн обольщалс€ насчет магнетической мощи своего ораторского дара, и, всем известно, под конец впал в экзальтированную религиозность, но эта метаморфоза лишь “снабдила его тональностью и методом” — по набоковским пон€ти€м, разумеетс€, ложными. ѕотому что истинный мир √огол€ составл€ли мнимости, “хаос мнимостей”. » из этого хаоса им иррационально выводитс€ “суть человечества” — так, как никем не делалось ни до него, ни после. ¬от что такое √оголь, если смотреть на него в правильной перспективе, €сно отдава€ себе отчет в том, что “его произведени€, как и вс€ка€ велика€ литература, — это феномен €зыка, а не идей”.

“еперь приведенный пассаж, которым кончаетс€ самое пространное из набоковских эссе о литературе, зацитирован до полной стертости (часто его привод€т без кавычек и без отсылок, как всем известную аксиому, которой можно пользоватьс€ по любому случаю — идет ли речь о Ѕродском, кстати нигде его не повторившем, об ќдене или хоть о “¬оскресении”). ѕодобное усердие, пожалуй, лучший способ скомпрометировать сам подход Ќабокова к литературе. » без по€снений пон€тно, что эффектно звучаща€ формула “феномен €зыка” совсем неприложима ко многим выдающимс€ произведени€м, которые, как романы ƒостоевского или  амю, есть прежде всего именно феномены идей, впр€мую определ€ющих характер €зыка, то есть изобразительный р€д, композицию, стилистику и все остальное. Ќабоков об этом знал не хуже своих оппонентов, как знал, что парировать такого рода возражени€ можно единственным способом, к которому он и прибег, — доказыва€, что ƒостоевский (и  амю, и “омас ћанн, и то же “¬оскресение” высоко им чтимого “олстого, и “¬ыбранные места” почти боготворимого √огол€) — просто не литература, что это продукт иной, не творческой де€тельности.

ѕопыткам это доказать отданы в его лекци€х многие страницы. –езультат известен наперед: читатель лишний раз убеждаетс€, что лично Ќабокову роман “с тенденцией” был органически чужд, ни в чем больше. ƒискредитировать ƒостоевского не удаетс€ ни намеренно парадоксальными ходами мысли, обнаруживающей один лишь набор банальностей там, где привыкли видеть великую прозу, ни желчным высокомерием эстета, ни наигранным непониманием законов, по которым строитс€ действие в “ѕреступлении и наказании” ( только откровенной тенденциозностью можно объ€снить, каким образом Ќабоков с его прославленно безупречным вкусом написал, что в этом романе герои и под конец остаютс€ теми же, что в начальных главах, “сложившимис€ характерами... без особых перемен, как бы ни мен€лись обсто€тельства”). ѕотратив столько сил на обличени€, Ќабоков завершает свою баталию с ƒостоевским примерно так же, как библейский »аков, который боролс€ с противником, именуемым Ќекто. »аков вышел из этой схватки с порванной жилой на бедре: не одолев Ѕога, но, впрочем, и не уступив.

¬осторженным набоковским последовател€м и апологетам хочетс€ видеть своего кумира, зате€вшего подобный неравный бой, полным триумфатором. Ќо тогда приходитс€ закрыть глаза на абсурдность конечного вывода, свод€щегос€ к тому, что ƒостоевский неплох как автор детективных романов, кое-где расцвеченных блестками “непревзойденного юмора”, но совершенно дута€ фигура, подразумева€ “€вление мирового искусства и про€вление личного таланта”, то есть реальные критерии оценки. “е, которые сам Ќабоков назвал единственно приемлемыми.

ќднако не забыв уточнить: приемлемыми дл€ него. ƒруга€ система критериев сразу вы€вит, что значение ƒостоевского — именно как “€влени€ мирового искусства” — огромно. ќднако Ќабоков смотрит на литературу как писатель, и оттого ему не приходитс€ оправдыватьс€, если другого писател€, пусть занимающего законное место в мировом пантеоне, он восприн€л как олицетворение безвкусицы, закамуфлированной претенциозным глубокомыслием, за которым нет ничего, кроме “бесконечного копани€ в душах людей с префрейдовскими комплексами”. ¬ писательских размышлени€х непри€тие чужого творческого опыта всегда — пр€мо или косвенно — говорит о ценност€х, приоритетных дл€ данного автора. „ем субъективнее высказывание, чем труднее его подкрепить состо€тельными аргументами, тем оно в определенном смысле интереснее.

ƒаже высказыва€ суждени€, абсолютно некорректные на взгл€д любого добросовестного историка литературы, Ќабоков остаетс€ хот€ бы частично прав в том отношении, что защищает творческие установки, обладающие об€зательностью дл€ него самого и дл€ всей литературы, придерживающейс€ примерно той же самой творческой ориентации. —амозваные продолжатели из тех, что считают себ€ критиками, пробовали канонизировать эти установки, и получалась така€ же глупость, как требовани€ опознаваемо “отражать жизнь” и хлопотать о “тенденции”, нормативные дл€ другой эстетики. Ќабоков эту эстетику не принимал со всей решительностью — вот единственный бесспорный вывод, вытекающий из его нередко очень спорных разборов и комментариев. » он существен — главным образом дл€ того, чтобы читать Ќабокова, не пыта€сь, как все еще водитс€, втиснуть его в прокрустово ложе представлений о литературе, критериев и норм, полностью ему чуждых

ќполча€сь против ƒостоевского (или осыпа€ ƒиккенса, которого он любил с детства, упреками за творчески бесплодное стремление превратить свои книги в обвинительные акты против тогдашнего английского общества), Ќабоков, в сущности, сражалс€ не с этими гигантами, а как раз с утилитарными принципами, распространенными на литературу и, как ему казалось (по большей части — напрасно), нанесшими ущерб даже произведени€м гениев. “—овершенно €сно, — пишет он, приступа€ к анализу “’олодного дома”, — что мен€ больше интересует чародей, нежели рассказчик историй либо учитель”. » тут же следует упрек за упреком ƒиккенсу за его приверженность реформам, откровенное морализаторство, пристрастие к “сентиментальной чуши”... Ќесложно возразить, что без таких особенностей, сколь бы старомодными они ни выгл€дели, ƒиккенс был бы просто другим писателем — возможно, более совершенным, однако другим — и что тогда исчезло бы или ослабло все восхищающее Ќабокова в его книгах: туман, безумие, канцлерский суд, “дети, их тревоги, незащищенность, их скромные радости”. Ќо это реакци€ литературоведа, который изучает викторианский роман. ј дл€ осваивающих мир Ќабокова существенно, что, медленно чита€ ƒиккенса, он говорит о конструкции повествовани€ и о концепции повествовател€, нашедшей отзвук в его собственной прозе. „то, полемизиру€ с твердо установившимс€ мнением, он защищает трактовку ƒиккенса, согласно которой произведени€ этого романиста дают “урок стил€, а не сопереживани€”. » кстати, еще вот это: начав с выпадов против “сентиментальной чуши”, к середине своей лекции Ќабоков превращаетс€ в страстного защитника “чувствительного” в литературе — не сюсюкань€, а “насто€щего... направленного сочувстви€, с переливами текучих нюансов, с безмерной жалостью выговоренных слов”. Ћишь профессионалы-нарратологи, упоенные стройностью своих теорий, смертельно бо€тс€ хот€ бы оттенка внутреннего противоречи€. ј Ќабоков был писателем, и у него художественное чутье оказывалось сильнее даже самых упорных предрассудков излюбленной мысли.

  самой же этой мысли он возвращаетс€ все снова и снова — литература об€зана быть литературой, и только. Ќадо “отложить вовсе... социологические, философские и прочие пособи€, лишь помогающие бездарности уважать самое себ€”. Ќикаких “зеркал жизни”: созданное насто€щим художником есть плод его воображени€, ничего больше, какие бы общественные и моральные полезности ни пыталась извлечь из его творчества скудоумна€ критика. ѕовести √огол€ — отзвук его “ночных кошмаров, населенных выдуманными им, ни на что не похожими существами”, и забудьте о Ѕелинском. “‘лобер зан€т тонким дифференцированием человеческой судьбы, а не арифметикой социальной обусловленности”.

ѕридирчивый читатель тут же заметит: пусть так, но, поскольку признаетс€, что “√оспожа Ѕовари” не нарратологический экзерсис, а повествование о судьбе, позволительно ли, вслед Ќабокову, рассматривать этот роман главным образом “с точки зрени€ структур... тематических линий, стил€, поэзии”? ƒальше, правда, добавлено — “персонажей”, но разбор ведетс€ так, что и персонажи представл€ют интерес лишь в границах “структур” (по-флоберовски говор€ — “mouvements”). Ќабокову они вовсе не любопытны как люди, которых зовут Ёмма, Ўарль, –одольф, Ћеон и которым, при всей бьющей в глаза тривиальности их мыслей, побуждений, чувств, суждено прикоснутьс€ к экзистенциальной драме, именуемой пустотой существовани€.

—ловно предвид€ подобный упрек, Ќабоков предвар€ет свою концептуальную установку указанием, что именно так — с точки зрени€ структур — желал бы осмысл€ть свое произведение сам ‘лобер. ƒоказательность за€влений в таком духе всегда проблематична, как бы усиленно ни подкрепл€ть их цитатами из писем к Ћуизе  оле или из флоберовских эстетических манифестов. Ќабоков, заметим, ничего и не цитирует, он просто говорит о вещах, дл€ него как дл€ прозаика настолько очевидных, что они должны подразумеватьс€ сами собой. »ли по меньшей мере быть такими же бесспорными дл€ собратьев по перу.

¬ действительности они отнюдь не так уж аксиоматичны и дл€ ‘лобера, прекрасно знавшего, что вожделенной “книги ни о чем”, котора€ держалась бы без вс€кой “внешней прив€зи”, словно земной шар в атмосфере, он не напишет никогда, поскольку это невозможно. » уж не приходитс€ объ€сн€ть, насколько рискованно, обособив структурные компоненты от философской и этической проблематики, рассматривать “—мерть »вана »льича” или такую чеховскую повесть, как “¬ овраге”. ƒа и “ѕревращение”  афки.

«ан€тно, что, анализиру€ эту притчу с обычным дл€ него вниманием преимущественно ( если не исключительно) к композиции и приемам построени€ гротескных ситуаций, Ќабоков вдруг прервал описание внутреннего устройства кафкианского повествовани€, чтобы рассказать своим студентам случай из уголовной хроники (девица вместе с кавалером укокошила собственную мать). » назидательно заключил, что “в так называемой реальной жизни мы иногда находим большое сходство с ситуацией из рассказа  афки”. ѕохоже, мэтр и не заметил, что косвенно им самим была обозначена та сама€ “внешн€€ прив€зь”, которую он отрицал с предельной категоричностью.

Ќо ловить Ќабокова на противоречи€х — пустое дело, он ведь и не притвор€лс€ ни теоретиком, ни историком, который располагает стройной, аргументированной доктриной. ќб€занности лектора, читающего общий курс истории русской литературы ’I’ века, вынуждали его скреп€ сердце говорить о ƒостоевском, даже о √орьком, которому Ќабоков дал ожидаемо уничижительную характеристику. «ато, когда требовалось, не забот€сь о полноте исторической картины, говорить о европейских шедеврах, созданных за последние полтора столети€, Ќабоков мог подбирать материал только по собственному усмотрению. » выбрал, конечно, то, что более остального отвечало его представлени€м об искусстве прозы. »ли просто было, как ƒиккенс, по-человечески близким.

Ќезачем искать объ€снений тому странному факту, что среди создателей шедевров присутствует ƒжейн ќстин, но нет —тендал€, что к выдающимс€ прозаикам причислен —тивенсон с “ƒоктором ƒжекилом и мистером ’айдом”, но отсутствует ”айльд с “ѕортретом ƒориана √ре€”, что ’’ век представлен лишь вечной троицей ƒжойс —  афка — ѕруст и более никем. Ќабоков имел право на собственные предпочтени€. » он это право осуществил.

ќбъективный выигрыш был тот, что, объ€сн€€ второкурсникам, как работает насто€щий прозаик, Ќабоков многое объ€снил в собственных книгах. Ётого бы не случилось, если, принужденный рассуждать о вещах, которые ему чужды и далеки, он — почти неизбежно— увлекс€ бы разоблачени€ми и полемикой, как в лекции о ƒостоевском. Ќо ‘лобер, ƒиккенс, а уж особенно ѕруст, с годами становившийс€ ему особенно нужным (ведь они оба, говор€ набоковскими словами, превыше всего ценили в искусстве способность “показать нам ту реальность, вдали от которой мы живем и от которой все дальше отходим по мере того, как плотнее и непроницаемее становитс€ то привычное сознание, которым мы замен€ем реальность”), — со всеми ними Ќабоков чувствовал родственность. ѕоэтому разбор написанного ими был дл€ него и размышлением о сделанном им самим.

ѕишущим о Ќабокове, да и просто читающим его — не по диагонали, а вдумчиво и аналитично — как раз по этой причине два тома лекций дадут очень много, гораздо больше, чем они дадут изучающим тех же ƒиккенса и ‘лобера, оставив в покое тень ƒостоевского. » прочитав в лекции о ƒиккенсе: “‘орма (структура и стиль) = содержание, почему и как = что”, мы воспримем этот пассаж не просто как изложение азбучной истины, тем более — не в качестве точной характеристики писательского кредо, реализованного в “’олодном доме” (ƒиккенс, уж во вс€ком случае, не формулировал бы так резко), но как €сно и твердо выраженное убеждение Ќабокова. ј о нем надо знать хот€ бы дл€ понимани€ законов, самим Ќабоковым над собой признанных.

“акое понимание вправду абсолютно необходимо — и крайне редко встречаетс€ — в суждени€х о литературе. Ќо если оно отсутствует, то как же будет осознано “развитие некой истории, ее перипетии; выбор героев и то, как автор их использует; их взаимосв€зь, различные темы, тематические линии и их пересечени€; разные сюжетные пертурбации с целью произвести то или иное пр€мое или косвенное действие”? ƒл€ Ќабокова все это (“рассчитанна€ схема произведени€ искусства”) и составл€ло феномен художественной прозы. ћожет быть, теперь мы станем читать предложенную им схему более корректно.

јЋ≈ —≈… «¬≈–≈¬

 (308x406, 30Kb)  (312x405, 32Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (5)

Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков. јмериканские годы

ƒневник

„етверг, 19 ќкт€бр€ 2006 г. 22:07 + в цитатник
Ќезависима€ газета
јндрей  ротков

Ћепидоптеролог

Ќесгибаемый ¬ладимир ¬ладимирович

Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков: јмериканские годы: Ѕиографи€. - ћ.: »зд-во Ќезависима€ √азета; —ѕб.: —импозиум, 2004, 928 с.

ќт туповато-злой эпиграммы ƒемь€на Ѕедного в адрес Ќабокова (1926) до первой советской публикации Ќабокова (1986) прошли шесть дес€тилетий полного отлучени€ писател€ от родины. Ћишь в середине 1960-х гробовое молчание сменилось редкими поминани€ми имени Ќабокова в критических обзорах американской литературы, где он сквозь зубы аттестовывалс€ как несомненно талантливый, но склонный к "формальному экспериментаторству" и "эротической одержимости". ’от€ не было, наверное, такого высокого советского литературного чиновника, страдавшего хроническим простатитом, который в цел€х лечебно-профилактической мастурбации не разживалс€ бы экземпл€рчиком "Ћолиты" - и не обнаруживал с неудовольствием, что "порнографическа€" репутаци€ прославленного романа сильно преувеличена.

ѕолную меру литературной славы и запоздалого признани€ в –оссии дух Ќабокова вкусил в 1990-1993 годах, когда, нар€ду с пиратами, с классика начали ретиво снимать пенки наши отечественные американисты. ѕо услови€м конкуренции приходилось спешить, а потому многословные панегирические очерки, неисчислимые статьи, предислови€ и даже наспех сочиненные монографии ("‘еномен Ќабокова" Ќикола€ јнастасьева) грешили повторением ошибок и л€пов, содержавшихс€ в тех зарубежных трудах, с которых они были торопливо слизаны. ƒаже хорошо, что капитальный труд Ѕойда (сначала "–усские годы", а потом и "јмериканские") по€вилс€ лишь теперь, когда схлынула пена и когда ¬¬Ќ обретаетс€ в кругу самых стойких и осведомленных поклонников.

Ѕойд - самый, пожалуй, авторитетный западный набоковед. »зучению творческого наследи€ ¬¬Ќ он посв€тил дес€тилети€, просе€л все рукописные архивы и сличил все публикации. ƒоверие к его штуди€м следует питать полное.

 ак абсолютное большинство обсто€тельных писательских биографий, написанных американскими литературоведами в соответствии с традици€ми национальной науки, бойдовска€ биографи€ Ќабокова отличаетс€ внушительным объемом и сверхскрупулезностью. ¬ известной мере ее можно назвать биографической хроникой, так как многие эпизоды представл€ют собою поденно-почасовую роспись дел и свершений с конкретными указани€ми: где был и что поделывал биографируемый в такой-то строго указанный отрезок времени. ¬ этом - тоже дань национальной традиции.  апитальна€ биографи€ - сама по себе, интерпретаци€ми текстов и прочей герменевтикой займутс€ другие коллеги, сочинение попул€рных книг отдаетс€ на откуп третьим. ¬се при деле, никто не обижен.

"јмериканские годы" Ќабокова лишний раз напоминают, что изысканный стилист-теннисист-шахматист-энтомолог (точнее, лепидоптеролог - специалист по чешуекрылым насекомым, т.е. бабочкам) провел эти годы в непрерывных трудах, причем далеко не всегда любезных сердцу, что снискание хлеба насущного было дл€ Ќабокова даже в благополучной и снисходительной јмерике отнюдь не простым делом, что путь его, сквозь мифологизирующую дымку времени кажущийс€ усыпанным розами, был усыпан главным образом шипами и что главный "феномен Ќабокова" - реинкарнаци€ сугубо русского писател€ в писател€ сугубо американско-англо€зычного - была не из€щным экивоком урожденного англомана, но мучительным переломом душевного стро€. „ем-то вроде необходимости дл€ музыканта-струнника пр€мо в ходе концерта переучитьс€ на духовика. Ёту музыкальную метафору спровоцировал сам Ќабоков, сказавший по окончании перевода "Ћолиты": "ћен€ теперь мутит от дребезжани€ моих ржавых русских струн".

Ѕойд, последовательно избега€ напористых толкований, воспроизводит "труды и дни" Ќабокова как многолетнюю непрерывную борьбу исключительного литературного даровани€ с бременем косных суждений и предрассудков. ¬се вышедшее из-под английского пера Ќабокова не имеет эхолалий и аналогий ни в американской, ни тем более в русской литературе, не встраиваетс€ в парадигмы модернизма и постмодернизма, не истолковываетс€ в пределах известных толковательных схем. √ражданско-политический американизм Ќабокова почти сразу по обретении финансового благополучи€ трансформируетс€ в неисправимый европеизм - через переселение в Ўвейцарию. » даже символу американской укорененности - обладанию заокеанской недвижимостью - Ќабоков не поклонилс€: одним из его непреступаемых принципов изгнанника было принципиальное необзаведение на чужбине собственным домом. ¬ —Ўј писатель жил в съемных и казенных апартаментах, в ћонтре - в гостинице. „удачество?  ак сказать…

ќбширный труд Ѕойда ценен типичной дл€ западного интеллектуала честной терпимостью по отношению к "феномену". явно не всегда и не во всем одобр€€ Ќабокова, Ѕойд воздерживаетс€ от заочных дискуссий.

"јмериканские годы" едва ли будут прочитаны многими. Ќо с фактом пришестви€ самой капитальной биографии Ќабокова с его второй родины теперь никто не сможет поспорить.


ќпубликовано в Ќ√ Ex Libris от 27.01.2005
ќригинал:
http://exlibris.ng.ru/koncep/2005-01-27/6_nabokov.html
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (2)

Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков. јмериканские годы

ƒневник

„етверг, 19 ќкт€бр€ 2006 г. 21:54 + в цитатник

http://www.knigoboz.ru/news/news2357.html

 

Ќабоков

¬ладимир Ќабоков: јмериканские годы
Ѕойд Ѕ.
¬ладимир Ќабоков: американские годы: Ѕиографи€ / ѕер. с англ.; ѕод ред. ј.√лебовской.
ћ.: »здательство Ќезависима€ √азета; —ѕб.: —импозиум, 2004. – 928 с. – (Ѕиографии). 3000 экз. (п) ISBN 5-86712-170-4, ISBN 5-89091-232-1
“руд Ѕойда, конечно, монументален и тщателен. јмериканский литературовед имел доступ к семейному архиву Ќабокова, обсуждал различные биографические эпизоды с вдовой и сыном писател€, впервые опубликовал многие ценные материалы... ≈го работа получила заслуженную оценку по выходе в свет в начале 1990-х. ќтзывы, в двух словах, сводились к следующему: это наиболее достоверна€ биографи€, включающа€ к тому же тонкий анализ набоковских произведений. ѕосему – шедевр.

¬ –оссии, однако, не все маститые набоковеды были согласны с концепцией этого исследовани€. “ак, покойный јлексей «верев в интервью « нижному обозрению» (26.11.2001) говорил, во первых, что работа Ѕойда – «биографи€ все-таки официальна€», и поэтому автор в ней «сглаживает противоречи€, свойственные этому писателю и человеку»; во-вторых, дл€ Ѕойда вершиной творчества Ќабокова были книги американского периода, меж тем как сам «верев считал их «изменой природе собственного даровани€» и «литературой дл€ доцентов». “акие вот разные взгл€ды.

» правда, американоцентризм во втором томе более чем заметен. Ѕиограф не устает подчеркивать, что лучшими друзь€ми Ќабокова в 40–50-е годы были именно американцы, с русскими же эмигрантами автор «Ћолиты» общалс€ крайне избирательно. ќбильно цитируютс€ письма, где ¬.¬. хвалит јмерику, противопоставл€€ ее «провинциальной» и «скучной» ≈вропе. «ќн уехал из ≈вропы, где всегда чувствовал себ€ изгоем, вписалс€ в американскую жизнь, прин€л американские обычаи, объехал всю страну и воспел ее автострады», – пишет Ѕойд. ј написанный на английском роман «Ѕледный огонь», убежден биограф, – «возможно, самый совершенный из существующих в мире романов».

» все-таки у Ќабокова, конечно, был резон любить јмерику и не уставать признаватьс€ в этом в письмах или беседах. ¬едь именно эта страна прин€ла его, когда он со 100 долларами в кармане буквально бежал с семьей из ‘ранции за две недели до вступлени€ немецких танков в ѕариж. јмерика предоставила ему дом и работу; здесь он мог спокойно заниматьс€ своей любимой энтомологией... ¬ —Ўј и на американском материале была написана «Ћолита», принесша€ ему славу и достаток (почти год эта книга держалась в списке бестселлеров).

ќн никогда не забывал ни добра, ни зла, отмечает Ѕойд. ¬ернувшись в ≈вропу, писатель так и не посетил √ерманию, в которой прожил много лет до войны, – слишком свежи были воспоминани€ о нацизме, погубившем некоторых его друзей и родных. ƒаже к знакомым, посещающим ———–, он относилс€ настороженно – что, мол, они забыли в стране «беспросветного рабства»? ќн поддерживал и президента ƒжонсона, начавшего ¬ьетнамскую войну, и »зраиль в его перманентном конфликте с арабами, вооружаемыми —оветами... ћало интересовавшийс€ политикой, он, обосновавшись в ћонтре, «усердно поглощал периодику, чтобы следить за новыми идиомами и литературными новост€ми».  стати, журнал «ѕлейбой» также входил в круг его тогдашнего посто€нного чтени€, нар€ду с солидными нью-йоркскими и лондонскими газетами.

Ѕойд не без восхищени€ отмечает, что успех не вскружил голову Ќабокову. ќн не стал тусовщиком, персонажем светской хроники. ƒо последнего дн€ он много работал: писал новые романы, скрупулезнейше вывер€л корректуру, правил переводы своих старых сочинений, охотилс€ на бабочек (благо их в окрестност€х ∆еневского озера водилось превеликое множество).  райне редко давал интервью. »ногда встречалс€ с советскими диссидентами, перебравшимис€ на «апад.  ак мог помогал непризнанным писател€м в ———– – так, в конце 60-х послал джинсы »осифу Ѕродскому... ¬се-таки двухтомник Ѕойда очень хорош: это не суха€ хроника «трудов и дней» и не филологический трактат, но вн€тное, точное, местами просто блест€щее повествование. » ничуть не утомительное, несмотр€ на свой почти тыс€честраничный объем.


јндрей ћирошкин
 (425x477, 53Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (0)

јлексей «верев. Ќабоков - ∆«Ћ

ƒневник

„етверг, 19 ќкт€бр€ 2006 г. 21:51 + в цитатник
Ћ»“≈–ј“”–Ќјя  –»“» ј
Ќиколай ћельников
ѕовесть о том, как јлексей ћатвеевич поссорилс€ с ¬ладимиром ¬ладимировичем
 ак известно, писатели не люб€т биографов и биографических сочинений.

¬ладимир Ќабоков не был исключением, даром, что ли, он излил столько желчи по поводу biographie romancбee и в “»стинной жизни —ебасть€на Ќайта” вывел отталкивающий образ биографа — торопливого халтурщика мистера √удмена.

“я не выношу копани€ в драгоценных биографи€х великих писателей, не выношу, когда люди подсматривают в замочную скважину их жизни, не выношу вульгарного „интереса к человеку”, не выношу шуршани€ юбок и хихикань€ в коридорах времени, и ни один биограф даже краем глаза не посмеет за­гл€нуть в мою личную жизнь”1, — самоуверенно вещал с кафедры еще мало кому известный в јмерике профессор Ќабокофф. “–оманист — не публична€ фигура, не экзотический кн€зек, не международный любимец... я вполне понимаю людей, стрем€щихс€ изучать мои книги, но мне непри€тны те, кто норовит изучать мен€”2, — много лет спуст€ вдалбливал очередному интервью­еру прославившийс€ на весь мир автор “Ћолиты”.

» напрасно: ведь хорошо известно, что во все времена, а особенно в эпоху упадка художественной, “вымышленной” литературы, нет жанра более попул€рного и прит€гательного, чем биографи€. —прос рождает предложение, и нет ничего удивительного в том, что коридоры времени содрогаютс€ от гулких шагов целой орды биографов, а в –оссии вышла очередна€ биографи€ ¬ладимира Ќабокова: писатель, по меркам Ѕольшой литературы сравнительно недавно возведенный в ранг классика, представл€ет законную добычу дл€ исследователей и толкователей.

“ак уж случилось, что книга ј. ћ. «верева вышла практически одновременно с переводом первого тома монументальной биографии Ѕрайана Ѕойда, в литературоведческих кругах снискавшей репутацию образцового сочинени€, которое, как утверждал восторженный рецензент, “превращает вс€кого пишущего на тему жизни Ќабокова либо в академического маргинала, либо в самоуверенного выскочку”3. Ќа самоуверенного выскочку и тем более на академического маргинала «верев, известный американист и переводчик, €вно не похож, и поэтому не ждите от мен€ €кобы напрашивающегос€ уничижительного сопоставлени€. ¬о-первых, в оригинале книга Ѕойда была издана более дес€ти лет назад и с тех пор читана-перечитана всеми уважающими себ€ набоковедами; во-вторых, она рецензировалась в постсоветской печати, в частности, подробно разбиралась на страницах “¬опросов литературы”4; в-третьих, переведен пока только первый том; в-четвертых, опусы Ѕойда и «верева — разной весовой категории, сопоставл€ть их — все равно что выпустить на ринг поджарого боксера-легковеса и стокилограммового тайсонообразного гиганта. ќбе книги принадлежат к разным жанровым вариантам того рода сочинений, которые покрываютс€ эластичным термином “биографи€”.

Ћегко догадатьс€, что отечественные и зарубежные набоковианцы могут почувствовать себ€ разочарованными биографическим сочинением «верева. Ќасторожит их уже то, что книга вышла в попул€рной серии “∆изнь замечательных людей”, изначально рассчитанной отнюдь не на литературоведов, — призванной разъ€сн€ть, разжевывать, попул€ризировать, в общем, просвещать то аморфное и загадочное существо, которое прин€то называть “р€довым читателем”. —оответственно в книге нет научного аппарата: ни примечаний, ни сносок. ѕро отсутствующий именной указатель € и не говорю. ¬замен­ — раздолье парафрастического метода: пространные пересказы (лишен­ные, увы, оба€тельной убедительности подлинника), переведенные в косвенную речь фрагменты из набоковских произведений и опубликованных писем, парафразы работ предшественников, о чьих догадках и открыти€х сообщаетс€ как о чем-то само собой разумеющемс€ и безым€нном.

ѕо части фактологии в книге нет ничего нового. «десь она откровенно вторична по отношению к биографии Ѕойда. ћысль, положенна€ в основу авторского подхода к творчеству Ќабокова, тоже не отличаетс€ оригинальностью. “ѕисатель Ќабоков оставалс€ достойным своего таланта только до тех пор, пока сохран€лась его причастность русской художественной традиции”, — этот же тезис разрабатывалс€ в монографи€х Ќ. ј. јнастасьева5 и ј. —. ћул€рчика6, а еще раньше — в работах некоторых эмигрантских критиков (тезис сам по себе небесспорный, если помнить о том, что традици€ — не ошейник и не оковы, а скорее путеводна€ звезда, да и чего греха таить, “традици€ русской литературы — не слишком дорожить традици€ми”, как остроумно заметил ћихаил ќсоргин).

¬се суждени€ современных Ќабокову критиков вз€ты автором из объемистого тома “ лассик без ретуши. Ћитературный мир о творчестве ¬ладимира Ќабокова” (ћ., 2000), причем, передава€ содержание той или иной статьи, автор порой про€вл€ет странную небрежность, котора€ лишний раз доказывает, что с материалом он знаком из вторых рук. “ак, например, ћарк —лоним, написавший один из самых благожелательных отзывов на последний (не самый удачный) роман Ќабокова “ѕосмотри на арлекинов!”, сгор€ча назван “сердитым критиком” (видимо, по той причине, что биограф цитирует единственный критический пассаж из его рецензии), а ƒжон јпдайк, автор двусмысленной, выдержанной едва ли не в пародийном ключе рецензии на “јду, или Ёроти­аду”, оказываетс€, “превозносил” набоковскую “семейную хронику”. ≈ще ббольша€ небрежность допущена (автором? редактором?) в подпис€х к фотографи€м, где мы встречаем ёри€ јйхенвальда; а фотографи€ пожилого Ќабокова, запечатленного на фоне швейцарского шале — надменна€ улыбка, небрежно спущенные гольфы, руки засунуты в карманы шорт, — весьма неопределенно (и неточно!) помечена как “60-е гг.”, хот€ во втором томе бойдовской книги, откуда и был вз€т снимок, черным по белому написано: “сент€брь 1972”.

»меютс€ в книге и более очевидные фактические ошибки. –оман “—мех во тьме” (авторский перевод “ амеры обскуры”) был выпущен в —Ўј издательством “Ѕобс-ћеррил” (Indianapolis, “Bobbs-Merrill”, 1938), а не издательством “Ќью ƒайрекшнз”, как утверждаетс€ на 204 странице (с главой этого издатель­ского дома ƒжеймсом Ћафлином писатель познакомилс€ лишь в 1941 году, уже после переезда в јмерику). «десь же забавный персонаж из “ амеры обскуры” — бесталанный беллетрист «егелькранц, чь€ т€гуча€ повесть совсем доконала бедн€гу  речмара, — переименован зачем-то в «игенфельда. ј на 290-й странице уже реальное лицо, —. Ћ. Ѕертенсон, безуспешно пытавшийс€ соблазнить √олливуд произведени€ми —ирина, превращаетс€ в “Ѕертельсона”.  огда же доверчивый биограф старательно пересказывает набоковский комментарий к стихотворению “  кн. —. ћ.  ачурину” (“ ачурин, твой совет € прин€л...”), он и вовсе попадает впросак: о вымышленном адресате стихотворени€ — очередном набоковском фантоме вроде ¬ивиана  алмбруда или ƒжона –э€ — нам всерьез сообщаетс€ как о реально существовавшем “полковнике Ѕелой армии, окончившем свои дни на јл€ске, в монастыре”.

¬прочем, всЄ это скучные игры в деда-буквоеда, которые так люб€т филологи и которыми при желании можно извести любого, даже самого старательного и педантичного, автора. » не прав тот сноб, который отложит разбираемую нами книгу, пренебрежительно бросив: “набоковедческа€ попса”. ƒа, если хотите, попса! Ќо вр€д ли это может служить упреком «вереву. ѕретензии можно предъ€вл€ть к кому и чему угодно — ћаксиму √орькому, жанровому канону серии, но уж никак не к автору, которого, хотим ли мы, жрецы “строгой науки”, или нет, должно судить по законам, им самим над собою признанным.

¬ рамках избранного жанра попул€рной биографии «верев сделал все, что требовалось: создал портрет знаменитого писател€ и выдал достаточно увлекательное и живое повествование, которое, надо полагать, удовлетворит запросы значительной части читательской аудитории.  нигу не без удовольстви€ прочтут не только школьники, студенты или газетные обозреватели (они-то все пересказы воспримут как откровение), но и специалисты-литературоведы, знающие наизусть раскавыченные цитатные лоскутки, из которых она сшита.

ј сшита книга крепко, да и скроена ладно. ѕо всем стать€м проигрыва€ двухтомнику Ѕойда в информационной насыщенности, в новизне и объеме осво­енного материала, она выигрывает в литературном плане — благодар€ верно найденному ритму, стремительному темпу повествовани€, строгой композиции. Ёто, как выразилс€ бы один критик, “хорошо сработанна€, технически ловка€, отполированна€ до лоску литература”.

ѕитательные библиографические ссылки, обилие внешне второстепенных фактов и подробностей (драгоценных дл€ специалиста, но зачастую неинтересных и непон€тных “р€довому читателю”), обсто€тельные вы€снени€ отношений с оппонентами, педантичный хронометраж — эти и другие достоинства научной биографии Ѕойда одновременно €вл€ютс€ и недостатками, поскольку неизбежно ут€жел€ют повествование, разрыхл€ют композицию и тормоз€т сюжет­ное действие. “акие добросовестно-т€желовесные труды не столько читают, сколько изучают, благо там имеютс€ подробнейшие примечани€ и циклопический предметно-именной указатель. ј вот “∆«Ћку” «верева можно прочесть в один присест, тем более что написана она хорошим русским €зыком, не замутненным заковыристыми словечками из некогда модного, а теперь­ по инерции воспроизводимого квазинаучного “постструктурдуралист­ского” жаргона. —огласитесь, дл€ современного отечественного литературоведени€ это немала€ редкость.

”дачно сочета€ жизнеописание и литературоведение, изложение фактов и разборы главных набоковских произведений, «верев выдерживает основной контур житейской и творческой биографии писател€, не ув€зает в мелочах, не загромождает книгу рискованными гипотезами и, надо отдать ему должное, не копаетс€ в гр€зном белье своего подопечного. ¬ книге нет и намека на дешевую сенсационность, отличающую ныне устаревшие работы Ёндрю ‘илда7 и разухабистую компил€цию Ѕориса Ќосика “ћир и дар ¬ладимира Ќабокова” (ћ., 1995).

ќтрадно, что автор не нав€зывает читателю эффектных, но, по сути, фантастических литературных параллелей и не мучает его вульгарно-компаративи­стскими выкладками, коими сейчас пробавл€етс€ дев€носто процентов литературоведов. Ќапротив, он достаточно скептически отзываетс€ о любител€х “странных сближений” — тех набоковских исследовател€х и комментаторах, “дл€ которых поиски всевозможных литературных отголосков, аллюзий и подтекстов давно стали своего рода спортивным соревнованием: кто обнаружит их больше? кто укажет самые малоправдоподобные? кто перещегол€ет всех, интерпретиру€ не только метафоры, а чуть ли не любую подробность как скрытую цитату?”. ѕравда, изредка и сам биограф не может удержатьс€ от компаративистских соблазнов и, на мой вкус, слегка перебарщивает, нав€зчиво сопо­ставл€€ Ќабокова с ¬иктором Ўкловским или рассужда€ “об уроках ћарсел€ ѕруста” и “прустовском времени” в “ћашеньке”. (¬озража€ јлексею ћатвеевичу, ¬ладимир ¬ладимирович мог бы процитировать свои ответы интервьюерам, частенько пытавшимс€ завести его на зыбкую почву литературных вливаний и вли€ний, и повторил бы, что его чувство места и времени “скорее набоковское, чем прустовское”8, что между его и прустовскими романами нет ни малейшего сходства: “ѕруст вообразил человека („ћарсел€” из его бесконечной сказки под названием „¬ поисках утраченного времени”. — Ќ. ћ.), который раздел€л бергсоновскую идею прошедшего времени и был потр€сен его чувственным воскрешением при внезапных соприкосновени€х с насто€щим. я не фантазирую, и мои воспоминани€ — это специально наведенные пр€мые лучи, а не проблески и блестки”9.)

Ќо спорить о “вли€ни€х” можно до бесконечности. ”кажем лучше еще на одно немаловажное достоинство книги: в отличие от “ћира и дара...” Ѕориса Ќосика, в ней нет безвкусных лирико-автобиографических интерлюдий на тему “я и Ќабоков” и она избавлена от подобострастного сюсюкань€ перед “великим” — от того приторного, благостно-умильного тона, которым у нас пропитывают (словно сиропом — именинный торт) многие набоковедческие работы школы “pro sine contra”. —и€ние мировой набоковской славы не ослепл€ет биографа, а, наоборот, заставл€ет пристальнее вгл€дыватьс€ в прихотливые узоры житейской и творческой судьбы писател€, выискива€ там всевозможные изъ€ны. ѕо отношению к своему герою «верев держитс€ без вс€кого пиетета и с легкой совестью указывает на художественные просчеты и неудачи русско-американского классика. ѕричем чем дальше мы отходим от русско€зычного Ќабокова и приближаемс€ к американскому и швейцарскому периодам его творчества, тем суровее становитс€ автор и тем беспощаднее звучат критические приговоры, по сравнению с которыми придирки набоковских зоилов, приведенные в том же “ лассике без ретуши”, кажутс€ мармеладными комплиментами.

 ак правило, оценочные суждени€ автора опираютс€ на подробные разборы набоковских произведений и выгл€д€т достаточно убедительно. Ќо иногда, в пылу скрытой полемики, котора€ на прот€жении всей книги ведетс€ против ¬ладимира ¬ладимировича, јлексей ћатвеевич чересчур увлекаетс€ и рубит сплеча, безапелл€ционно за€вл€€, что “”ниверситетска€ поэма” — “довольно пустенька€”, драма “»зобретение ¬альса” “оказалась не слишком удачной”, финал рассказа “–ождество” “по безвкусной иллюстративности вполне подходит дл€ наставительного рассказика из журнала „„тец-декламатор”, источавшего слезы у чувствительных барышень на ранней заре века. » „ѕисьмо в –оссию” <...> испорчено концовкой, невольно заставл€ющей вспомнить самого скверного Ѕрюсова”. ј в “јде”, оказываетс€, “страницы о любви непременно подкрашены тем особенным оттенком, который “олстой, говор€ о французской фривольной прозе, точно назвал гадостностью”. ѕо мере накоплени€ такого рода “твердых мнений” у читател€ может возникнуть впечатление, что перед ним не биографи€ великого писател€, а стенограмма вступительного экзамена, на котором придирчивый экзаменатор шпетит нерадивого абитуриента (что, впрочем, придает книге пикантность и делает ее чтение даже более занимательным).

Ќо если в отношении большинства набоковских произведений профессор «верев все же про€вл€ет снисхождение, то за “литературное поведение” ставит своему подопечному жирный неуд. ¬о всех литературных войнах и конфликтах, очных и заочных полемиках, которые вел темпераментный ¬ладимир ¬ладимирович, он неизменно берет сторону набоковских оппонентов. ѕеренима€ тональность и стилистику набоковской лекции о ƒостоевском, јлексей ћатвеевич с прокурорским рвением предъ€вл€ет ¬ладимиру ¬ладимировичу — воспользуемс€ фразеологией биографа — “массу бездоказательных и порой просто пошлых обвинений”. Ќапример, в том, что пароди€ на несколько жеманную манеру ранней јхматовой и ее многочисленных подголосков, котора€ даетс€ в романе “ѕнин”10 (заметим: написанном по-английски и вышедшем отдельным изданием в 1957 году, одиннадцать лет спуст€ после знаменитого ждановского доклада и шесть лет спуст€ восстановлени€ јхматовой в —оюзе писателей), говорит о моральной нечистоплотности пародиста, €кобы “добивающего отверженную”. Ќелицепри€тные высказывани€ Ќабокова о “темном рифмоплетстве” ÷ветаевой или пресловутом пастернаковском шедевре “ƒоктор ∆иваго” также вызывают у биографа праведный шестидес€тнический гнев (у кумиров юности не может быть ни одного изъ€на!), и на писател€ в очередной раз обрушиваютс€ глыбы обвинений в сальеризме и подловатом намерении подыграть советским чиновникам от литературы. јвтор как-то легко забывает, что в XX веке, да и прежде, литературный мир скорее был похож на плот “ћедузы”, чем на прогулочный катер с благодушными туристами на борту, что ожесточенные войны и полемики, сопровождающиес€ вс€кого рода экс­цессами, придуманы отнюдь не зловредным Ќабоковым, что писатели, так или иначе от него “пострадавшие”, — и јнна јндреевна, и ћарина »вановна, и тем более другой ¬ладимир ¬ладимирович (ћа€ковский, выведенный, по мнению «верева, в рассказе “«ан€той человек” в образе пошловатого писаки √раф »та, что, разумеетс€, €вл€етс€ св€тотатством по отношению к нашему “крикогубому «аратустре”), — эти и другие авторы (тот же —артр!) сами не отличались терпимостью, так же были резки в критических суждени€х и пристрастны в своих оценках. (¬спомним хот€ бы, как отзывалась ÷ветаева об одном из лучших набоковских рассказов. ¬ письме јнатолию Ўтейгеру от 29 июл€ 1936 года она писала: “ ака€ скука — рассказы в „—овременных записках” — –емизова и —ирина.  ому это нужно? »м — меньше всего, и именно поэтому — никому”11. “Ќикому не нужный” рассказ —ирина называлс€ “¬есна в ‘иальте”.)

ƒаже напечатанное в 1942 году продолжение пушкинской “–усалки” воспринимаетс€ нашим биографом-иконоборцем как бестактность и “трудно объ€снима€ жестокость”, допущенна€ Ќабоковым по отношению к собственному литературному союзнику ¬ладиславу ’одасевичу. ќбъ€снение, правда, даетс€ довольно замысловатое: “¬едь как раз с „–усалкой” св€зан, пожалуй, самый непри€тный, конфузный эпизод за всю его [¬. ’одасевича] литературную жизнь. ”влекшись биографическими трактовками художественных текстов, ’одасевич в книжке „ѕоэтическое хоз€йство ѕушкина”, написанной еще в –оссии, доказывал, что сюжет „–усалки” основан на реальном эпизоде молодости ее автора <...>. ѕушкинисты тут же подвергли эту версию сокрушительной критике, доказав полную ее фантастичность”.

ѕодобного рода выпады и критические атаки красноречиво свидетельствуют о предвз€тости автора и вызывают подозрение в том, что вс€ книга, на манер своего прообраза — “∆изни „ернышевского”, создавалась исключительно с полемическими цел€ми.

Ќо чем же так разозлил ¬ладимир ¬ладимирович јлексе€ ћатвеевича? „ем провинилс€? ѕо какой причине биограф готов обвинить своего геро€ чуть ли не во всех смертных грехах? Ћичные счеты? »сключено.  опирование скандальной, но и, согласитесь, эффектной манеры, выработанной в эссеистике и литературоведческих штуди€х Ќабокова? » это вр€д ли.

–искну предположить, что јлексей ћатвеевич ведет т€жбу не столько против ¬ладимира ¬ладимировича лично, сколько против эстетики и литературной идеологии, которые ассоциируютс€ с его именем (и с которыми тот в своих лучших творени€х имеет мало общего). Ќе против Ќабокова, а против “набоковщины”: жуликоватых литераторов-“постмодерьмистов”, €кобы покончивших с “миром значений” и с “традиционной литературой”, в которой они вид€т лишь кладбище выпотрошенных сюжетных формул и стилистических клише (поскольку сами не способны предложить читателю ничего иного); напористых и самоуверенных, но весьма недалеких критиканов, вызубривших наизусть лозунги набоковской персоны о “феномене €зыка, а не идей”, но не имеющих ни малейшего представлени€ об “иде€х” и катастрофически не владеющих “€зыком”; мощной литературоведческой индустрии, год за годом выпекающей выхолощенные опусы, в которых набоковские тексты произвольно разлагаютс€ на скрытые “анаграммы” и едва ли не кажда€ зап€та€ провер€етс€ насчет интертекстуальных св€зей.

≈сли так, если главной целью автора было “развенчать” не талантливого писател€, а вли€тельную эстетико-мировоззренческую доктрину, то тогда многое в этой неровной, но, безусловно, интересной книге объ€сн€етс€ и оправдываетс€. ¬полне очевидно, что автором двигало отнюдь не суетное желание эпатировать правоверных набоковианцев и сыграть роль библейского »акова, борющегос€ с Ѕогом. ѕон€тно, что тут определенна€ концепци€. ѕон€тно, что она не бесспорна. Ќо ничего бесспорного (и здесь € полностью согласен с автором), “когда дело касаетс€ столь сложных личностей, как Ќабоков, по€витьс€ и не может”.

1 Ќабоков ¬. Ћекции по русской литературе. ћ., 1996, стр. 222.

2 Nabokov V. Strong Opinions. N. Y., 1973, p. 157.

3Ўульманћ. 100% Nabokoff. — “Ex Libris Ќ√”, 2001, 29 но€бр€.

4 —м.: ћул€рчик ј. —. Ќабоков и “набоковианцы”. — “¬опросы литературы”, 1994, є 3, стр. 125 — 169.

5 јнастасьев Ќ. ј. ‘еномен Ќабокова. ћ., 1992.

6 ћул€рчик ј. —. –усска€ проза ¬ладимира Ќабокова. ћ., 1997.

7»меютс€ввидувторойитретийизводы‘илдовойбиографии: Field A. Nabokov: His Life in Part. N. Y., 1977; Field A. The Life and Work of Vladimir Nabokov. N. Y., 1986.

8 Nabokov V. Strong Opinions, p. 197.

9 Clark J. Checking In with Vladimir Nabokov. — “Esquire”, 1975, vol. 84, є 1 (July), p. 69.

10  ак мне уже доводилось отмечать в статье “„ƒо последней капли чернил...” ¬ладимир Ќабоков и „„исла”” (“Ћитературное обозрение”, 1996, є 2, стр. 82), одним из житейских прототипов распутной и бесталанной Ћизы Ѕоголеповой могла быть Ћиди€ „ервинска€, поэтесса из круга √еорги€ јдамовича, отличавша€с€, суд€ по замечани€м мемуаристов и опубликованной переписке јдамовича, довольно беспор€дочной личной жизнью. (ѕоводом к созданию окарикатуренного образа могло послужить и то, что „ервинска€ внесла свою лепту в литературную борьбу литераторов-монпарнасцев против —ирина, написав довольно прохладную рецензию на пьесу “—обытие”, — и это мог припомнить ей мстительный Ќабоков.) » еще одна деталь: главный набоковский зоил (представленный в романе в виде беспринципного критикана, который за определенную мзду возложил на Ћизины кудр€шки “поэтическую корону јхматовой”), за глаза называвший „ервинскую “дурой Ћидой”, но неустанно помогавший ей и житейски, и литературно, в хвалебной рецензии на поэтический сборник “–ассветы” утверждал, что „ервинска€ — “пр€ма€ и едва ли не единственна€ преемница јхматовой в нашей литературе” (јдамович √. [–ецензи€ на книгу:] Ћ. „ервин­ска€, “–ассветы”. — “ѕоследние новости”, 1937, 17 июл€).

11 ÷ветаева ћ. —обр. соч. в 7-ми томах, т. 7. ћ., 1995, стр. 566.

 (267x407, 22Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ќ√–ј‘»», ћ≈ћ”ј–џ/∆изнь замечательных людей
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (3)

Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков. –усские годы

ƒневник

„етверг, 19 ќкт€бр€ 2006 г. 21:29 + в цитатник

Ќезависима€ газета

ћихаил Ўульман

100% Nabokoff

 лассическа€ биографи€ Ќабокова положила конец набоковскому мифу

Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков. –усские годы: Ѕиографи€. ѕер. с англ. √.Ћапиной. - ћ.: »здательство "Ќезависима€ √азета"; —ѕб.: —импозиум, 2001, 695 с.

»“ј , на русском €зыке вышла-таки окончательна€ биографи€ Ќабокова, написанна€ Ѕрайаном Ѕойдом 10 лет назад. Ётого событи€ ждали так давно, что по законам диалектики оно стало книгоиздательской неожиданностью. ћногие издательства, наслышанные про книгу Ѕойда, с жаром брались за дело, но быстро остывали - главным образом из-за необходимости проделать гигантскую работу по переводу и выверке огромного корпуса, насыщенного многими тыс€чами фактов. Ћишь объединив усили€, нашим представл€ющим обе столицы издательствам - "Ќезависимой √азете" и "—импозиуму" - удалось сдвинуть с места этот воз.

Ќачинать разговор о достоинствах или недостатках труда Ѕойда по меньшей мере странно. ѕо большей - самоубийственно. Ѕиографи€ Ќабокова написана Ѕойдом с максимально возможной на сегодн€шний день полнотой и точностью. » не думаю, что раскрытие набоковского архива, запечатанного по смерти писател€ на полвека, обнаружит какие-то новые факты его жизни. Ќабоков-писатель, может, еще преподнесет нам сюрпризы - но Ќабоков-человек дан нам в работе Ѕойда с отчетливостью, котора€ уже вр€д ли будет преодолена. “ак микроскопы Ћевенгука вплотную приблизились к той физической границе, за которой законы преломлени€ уже останавливали дальнейший прогресс оптики. Ќо главное дл€ нас другое.  нига Ѕойда отныне закрывает вс€кую возможность если не писать, то публиковать в –оссии новые жизнеописани€, полные бабочек и дворцово-усадебных фотографий, вз€тых из американского издани€ "ƒругих берегов". ќна превращает вс€кого пишущего на тему жизни Ќабокова либо в академического маргинала, либо в самоуверенного выскочку. “еперь рассуждающему о Ќабокове-человеке станет невозможно плести небылицы. јвтор не сможет более чувствовать себ€ в безопасности, ведь читатель может вз€ть в руки Ѕойда, снабженного инструкцией и индексом. ¬ообще-то это не сама€ подход€ща€ роль дл€ из€щной словесности - быть дустом. Ќо в нашем отечественном писании, всегда предоставл€ющим обтрепанным фактам плестись в хвосте гарцующей авторской концепции, приходитьс€ вечно звать иностранца, чтобы тот попригл€дел за одержимыми и пророчествующими.  то-то, кажетс€, –озанов, уже кричал: "–ади всего св€того - Ѕокл€!" Ѕойд - это не Ѕокль? Ќо тоже наш нашатырь.

ќчень жаль, что эта дата так зат€нулась. ∆аль, что книги не увидел скончавшийс€ летом ƒмитрий Ќабоков. Ќепри€тно, что пустующее св€то место заполн€ли все это врем€ летописцы домашнего разлива, в хрониках которых ошибка сидела на неточности и погон€ла опечаткой. »менно благодар€ им многие до сих пор пребывают в счастливом заблуждении, будто Ќабоков был прекраснодушным лысым эстетом, всю жизнь проскакавшим с рампеткой за роскошными бабочками в белых гетрах, трусах и пенсне на вздернутом носу. ¬двойне обидней, что дорога к этому убеждению была вымощена перевранными цитатами из того же самого Ѕойда, который в 1990-е разошелс€ по кусочкам, как рыба из хемингуэевского "—тарика и мор€".

ѕользу€сь тем, что издательства не умели подн€ть тушу двухтомника на русский борт, наши культуртрегеры отт€пали от нее каждый сколько мог, а чтобы заимствовани€ не были чересчур очевидными, благоприобретенное разбавл€лось смутными беллетристическими разыскань€ми, а факты немного разрыхл€лись и поворачивались. » в них тут же, разумеетс€, вкрадывались л€пы. ¬ершиной такого "переосмыслени€" стало сочинение Ѕориса Ќосика "ћир и ƒар ¬ладимира Ќабокова". ¬ыдержав несколько многотиражных изданий, оно дало ход конем и объ€вилось на немецком €зыке в √ермании, где ему дал мат в один ход редактор "–овольтовского" 22-томника ƒитер ÷иммер, выставивший сочинению Ќосика высший в своем роде балл - "шедевр халтуры".

» вот теперь главна€ биографи€ Ќабокова, словно чудесно составившись из цитат и "пересказов и отрывков", возникла перед нами в радующей материальности и пугающей очевидности.

ѕравда, увы, материальность имеет свою оборотную сторону. Ћишь завидев в тексте свежую и плотную английскую формулу, переводчик пускаетс€ в долгое путешествие по родному €зыку, то ли обкладыва€ притаившегос€ волка красными флажками, то ли просто обход€ его от греха подальше стороной. ћало того, что от этого страдает энергичный и чистый стиль Ѕойда, из-за этого порой станов€тс€ двусмысленно туманными и плоскими его сообщени€. » уж совсем удивл€ет, что редактор и переводчик слепо следуют недавно возникшей моде везде, где это только возможно, выражатьс€ "архинабоковски".   примеру, употребл€ть слово "гнусно", там где у Ѕойда написано просто "скверно", только оттого, что Ќабоков так порой выражалс€ в свой "русский период". Ётим странным приемчиком переводить Ќабокова на русский, формально подделыва€сь под его собственный стиль, загублен уже не один англо€зычный роман. », наверное, незачем было следовать благим намерени€м при переводе серьезной книги и раскавычивать "ƒругие берега" всюду, где Ѕойд говорит о набоковском детстве. Ќаучно выверенной такую манеру перевода не назовешь. —омневающемус€ читателю советую представить себе на секунду ученые разыскани€ о жизни јввакума, стилизованные под слог его собственных сочинений, или биографический очерк о жизни ¬ен. ≈рофеева, написанные от лица ¬енички-рассказчика "ћосквы-ѕетушков".

¬прочем, к акценту привыкаешь, а малозначительные опечатки в конце концов легко реконструируютс€ сознанием.  ому надо, поймет, а остальные не замет€т. √рустно от другого: волей иронических судеб одновременно с Ѕойдом в свет вышла романизованна€ биографи€ Ќабокова работы јлексе€ «верева (∆«Ћ), и вот рецензенты один за другим начали всерьез сравнивать эти две, видит Ѕог, несоизмеримые по качеству и смыслу работы.  ажетс€ даже, что в отсутствие правдивой биографии Ќабокова выросло целое поколение людей, представл€ющих себе какой-то облегченный его облик. ѕогл€дев фильм про Ћолиту и почитав книжек про ее создател€, они привыкли лихо перешагивать через проблему Ќабокова.

¬озвращение планки на высокий уровень ставит перед читателем новый выбор - или проходить под ней, пригиба€сь, или напр€гать свои силы, чтобы ее одолевать.

¬торое интересней.

 

ќпубликовано в Ќ√ Ex Libris от 29.11.2001
ќригинал:
http://exlibris.ng.ru/bios/2001-11-29/6_nabokoff.html
 (408x470, 47Kb)
–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј

 омментарии (0)

Ѕрайан Ѕойд. ¬ладимир Ќабоков: –усские годы

ƒневник

„етверг, 19 ќкт€бр€ 2006 г. 21:19 + в цитатник

 ак Ѕрайан Ѕойд не гон€лс€ за дикими гус€ми:

»нтервью с официальным биографом Ќабокова

Ќеимоверными усили€ми издательств "—импозиум" и "Ќезависима€ газета" наконец-то издана книга Ѕрайана Ѕойда "¬ладимир Ќабоков. јмериканские годы". („асть перва€ этой набоковедческой дилогии - "¬ладимир Ќабоков. –усские годы" - выпущена теми же издательствами три года назад). ѕубликаци€ двухтомной обсто€тельнейшей, монументальной, единственной в своем роде энциклопедической биографии ¬ладимира Ќабокова, написанной профессором ќклендского и ѕринстонского университетов, не только выводит из научного обращени€ аналогичные опыты его предшественников, но и "закрывает" вопрос о создании новой биографин Ќабокова вообще. ‘ундаментальный труд профессора Ѕойда еще в начале дев€ностых, после выхода по-английски в издательстве ѕринстонского университета, получил высочайшие оценки исследователей и поклонников творчества ¬ладимира Ќабокова за подробность и лаконичную точность изложени€, тщательно выверенную композицию, универсальный справочный аппарат. ƒвухтомник Ѕойда - тот нечастый случай, когда исследование конгениально его объекту. Ќадеемс€, что русска€ верси€ этой классической биографии писател€-классика, любовно (вос)созданна€ переводчиками ћайей Ѕирдвуд-’еджесс, —ергеем »льиным, јлександрой √лебовской и “ать€ной  асиной (перевод кстати, просмотрен самим Ѕрайаном Ѕойдом и авторизован), вызовет интерес уж во вс€ком случае не меньший, чем английский оригинал.

- Ѕрайан, как ¬ы стали официальным биографом Ќабокова?

Ѕрайан Ѕойд: я написал докторскую диссертацию о Ќабокове, и часть ее послал  арлу ѕрофферу, редактору "јрдис-пресс", издававшему Ќабокова по-русски в јмерике, и он затем переправил ее ¬ере Ќабоковой.  огда € узнал, что Ќабоковой понравилс€ фрагмент, € прислал ей всю работу целиком. ѕосле этого она пригласила мен€ в Ўвейцарию. ¬ это врем€ € работал над библиографией Ќабокова: существовало много работ о Ќабокове, но в них было очень мало фактов, и мне хотелось собрать библиографию, из которой ученые могли бы черпать более точные сведени€. »так, € приехал к ¬ере, и мы встречались четыре дн€ подр€д. ¬опросов у мен€ было масса. Ќабокова же была ко мне очень внимательна и даже засиживалась со мной допоздна. ќна говорила, что мо€ докторска€ диссертаци€ - сама€ замечательна€ вещь из всего, что было написано о Ќабокове. “ем более что кроме научной части, там было много биографических сведений. ѕотом € отправилс€ назад в Ќовую «еландию - мне пришлось быстро вернутьс€ по условию моей стипендии - и вскоре мне пришло письмо от Ќабоковой. ќна спрашивала, не хочу ли € зан€тьс€ каталогизацией набоковских архивов. я приступил к ним летом 1979 года, в Ќовой «еландии, - тогда в нашем полушарии была зима - и продолжал в 1980. ¬ера Ќабокова очень оберегала свою частную жизнь. ќна, конечно, понимала, что дл€ работы мне нужен доступ и к менее открытым материалам, в частности, письмам Ќабокова к матери. Ќо когда € попросил у нее посмотреть переписку, ¬ера возразила: "«ачем вам эти письма, вы же пишите библиографию? ≈сли бы писали биографию, € бы вам их дала..." ¬ это врем€ € занималс€ преподаванием всего второй год, и писать было, в общем-то, некогда, но все равно € подал за€вку на грант, чтобы писать биографию Ќабокова. » после этого напомнил ¬ере о нашем разговоре. ¬ера не знала, что делать. Ќо, с другой стороны, она была очень враждебно настроена к набоковской биографии, сочиненной Ёндрю ‘илдом (имеютс€ в виду книги ‘илда "Nabokov: His Life in Art" - "Ќабоков. ≈го жизнь в искусстве" и "Nabokov: His Life in Part" - "Ќабоков его жизнь в частност€х", - полные неточностей и скабрезностей. - Ќ. ”.), и € убедил ее втом, что намерен "преодолеть" биографию ‘илда.

-  огда вы писали биографию Ќабокова, не испытывали ли ¬ы то же ощущение, что было создано им в "ѕодлинной жизни —ебасть€на Ќайта"?

Ѕрайан Ѕойд: ƒа, отчасти. Ќабоков всегда бо€лс€ людей, которые передают информацию из вторых рук. ќн предупреждал: "Ѕойтесь любого брокера!" »стори€ одного человека, переданна€ другим, увиденна€ третьим или рассказанна€ от лица умершего предполагает совершенно разные подходы. — другой стороны, € работал с архивами, рукопис€ми, поэтому это не было "погоней за дикими гус€ми", как в "—ебасть€не Ќайте". я пыталс€ рассказать не только о его личной жизни, но и о работе с текстами и издател€ми.

- «на€, как Ќабоков относилс€ к критике, можно предположить, что он мог испытывать подобные чувства и к собственному биографу. ¬р€д ли он не предостерегс€ на этот случай и не припас какой-то подводный камень, подвох...

Ѕрайан Ѕойд:Ќабоков пыталс€ контролировать воспри€тие и интерпретацию своей жизни и даже позднее говорил, что все его рукописи должны быть сожжены. Ќо все же после "Ћолиты" он пон€л, что все его рукописи очень ценны, и поэтому в дальнейшем он ничего не сжигал - разве что саму "Ћолиту" и "ѕнина".  огда люди делают заметки в дневниках - чаще это предназначено дл€ тех, кто их будет читать позже, как в случае ¬ирджинии ¬ульф. Ќо Ќабоков вел дневник лишь дл€ собственных, частных целей и делал записи абсолютно практического содержани€.

-  акими принципами ¬ы руководствуетесь, анализиру€ прозу Ќабокова?

Ѕрайан Ѕойд:  огда Ќабоков в автобиографии сравнивает шахматную задачу с текстом, он уподобл€ет читател€ человеку, решающему шахматную композицию, а писател€ - тому, кто ее составл€ет. ќн описывает очень подробно одну шахматную задачу, которую, как мне кажетс€, специально составил дл€ того, чтобы продемонстрировать ее как аналогию собственной литературной работы. ѕервое решение задачи, по Ќабокову, приходит на ум неопытному игроку, второе - возможно, полностью противоположное, - постигает человек, который снова обдумывает эту задачу, и только на третьем витке, когда он вновь подходит к ее разгадыванию, читатель находит по-насто€щему мудрое решение, включающее предыдущие версии. Ќабоков сравнивает это с гегель€нской идеей тезиса-антитезиса, чью диалектику Ќабоков называет спиралью, где первый виток - это тезис; виток, ведущий в противоположную сторону, - антитезис и третий - синтез, обобщающий и повтор€ющий их движени€. Ќа первом витке читатель совершает массу открытий в отношении характеров, сюжета, расположени€ вещей, предметов. » эти открыти€ принос€т удовольствие. Ќабоков подготавливает новые пути, чтобы при повторном прочтении заинтересовать читател€. „асто он его разочаровывает и даже раздражает, поскольку читателю все врем€ кажетс€, что существуют еще какие-то пути, еще какие-то решени€. » только при третьем прочтении дл€ наиболее умудренного читател€ эти решени€ свод€тс€ в одну точку. » только тут дл€ читател€ обнаруживаютс€ абсолютно скрытые узоры и факты, которые, если бы он не продолжил свой поиск, не про€вились бы. ќни наход€тс€ на метафизическом уровне, уровне понимани€ тех глубинных идей, которые непостижимы при первых прочтени€х.

- ≈сли сравнивать набоковские тексты с шахматной доской, позвол€ет ли он читателю выиграть?

Ѕрайан Ѕойд: » да, и нет. Ќабоков позвол€ет выиграть, но, в то же врем€, тут же предлагает "победителю" более сложную игру. ћногие считают, что Ќабоков стремитс€ унизить своего читател€, заставить его проиграть. Ќо мне как человеку, который наслаждалс€ трудами Ќабокова столько лет, кажетс€, что этот писатель не просто приглашает к игре, но делает нас соавторами своего творчества, разрешает приблизитьс€ к ощущению творчества, подн€тьс€ до уровн€ творца.

-  ак ¬ы относитесь к литературоведческой работе Ќабокова? ≈го размышлени€ о коллегах - дают ли они ключи к пониманию, в том числе его творчества?

Ѕрайан Ѕойд: Ќабоков очутилс€ в необычной ситуации: большинство писателей его уровн€ не преподают литературу.
¬ ту пору, когда он читал лекции в  орнеле и обучал студентов не самого высокого уровн€, он был на вершине своей творческой жизни. Ћитературоведческие труды Ќабокова нацелены на очень разные аудитории - не во всех своих лекци€х он сильно "старалс€". Ќапример, существует лекци€ Ќабокова о ѕушкине, котора€ адресована очень интеллектуальной аудитории. — другой стороны, есть книга о √оголе, в которой Ќабоков слишком много внимани€ удел€ет особенност€м €зыка. ќднако, и в этой книге есть такие части, куда все врем€ хочетс€ возвращатьс€, дл€ того, чтобы обнаружить глубочайшие секреты Ќабокова, например, подсказки к интерпретации "ƒара". » во многих других книгах он дает некое представление о том, как толковать его самого. ќднако в " омментари€х к "≈вгению ќнегину"" Ќабоков стараетс€ быть не литературным критиком, а ученым - дисциплинированным и очень строгим к себе, что дл€ него вообще не характерно.

- ¬ы рассказывали, что, послав Ќабокову свою диссертацию о "Ѕледном огне" и изуча€ правку, в одном месте по его почерку пон€ли, что он очень раздражен. „то это было?

Ѕрайан Ѕойд: ¬ основном он отмечал небольшие опечатки. Ќо самое большое исправление касалось одного из комментариев, где € написал, что это ссылка на  инбота. » Ќабоков написал очень зло: "Ќет! Ёто профессор ’арелей!". ¬ладимир ¬ладимирович не написал мне, ответила ¬ера. ќна сообщила также, что он нашел некоторые мои идеи просто блест€щими.

- ѕрекрасно зна€ творчество Ќабокова, ¬ы все же что-то открыли в нем после создани€ биографии?

Ѕрайан Ѕойд: ƒо того, как € стал писать биографию, €, конечно, много работал в архивах, пыта€сь пон€ть его персонажей и основные идеи. Ќо все же работа над биографией помогла мне дополнить представление о его жизни и творчестве. ѕерва€ иде€ - Ќабоков переворачивает свой жизненный опыт и превращает его во что-то отрицательное. ¬ "ћашеньке" это истори€ того, что было с ним, но - перевертыш с негативной стороны. “о же самое в " ороль, дама, валет" - точно такое же холодное, сердитое отношение к тому, что было с ним. ¬тора€ - € пон€л, что Ќабоков использует тему искусства и счастливого супружества как трансценденцию по ту сторону себ€, выход за пределы своей личности, бегство из тюрьмы самого себ€. Ёто видно и в "ƒаре", и в "Ѕледном пламени", и в "ѕам€ть, говори!", и в "—мотри на арлекинов!".  онечно, до тех пор, как € стал писать о "—мотри на арлекинов!", € этого не понимал. » только когда € вз€лс€ за его последний роман, € увидел этот узор, и мне пришлось вернутьс€ к началу и все переписать.


Ѕеседовала Ќаталь€ ”ль€нова

 ©  нижна€ ¬итрина, 2004.

–убрики:  ѕ»—ј“≈Ћ», ѕќЁ“џ (–)/¬ладимир Ќабоков
Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј


 —траницы: 7 6 5 4 3 [2] 1