-Метки

alois jirásek andré gide book covers cat cats celebrities and kittens charles dickens exlibris flowers grab grave illustrators irina garmashova-cawton james herriot jorge luis borges knut hamsun magazines miguel de cervantes saavedra pro et contra romain rolland s. d. schindler tombe ursula le guin white cats wildcats Анна Ахматова Достоевский ЖЗЛ александр блок александр куприн алексей толстой алоис ирасек андре жид андрей вознесенский белоснежка белые кошки библиотека драматурга библиотека журнала "ил" библиотека поэта биографии борис пастернак владимир набоков воспоминания давид самойлов даты джеймс хэрриот дикие кошки дмитрий мамин-сибиряк дмитрий мережковский друг для любителей кошек журналы иван ильин иван тургенев игорь глазов иллюстраторы иосиф бродский историческая библиотека исторические сенсации йоста кнутссон календарь кнут гамсун котоарт котоживопись котофото коты кошки культура повседневности лев толстой литературные памятники мастера поэтического перевода мастера современной прозы мемуары мигель де сервантес сааведра михаил булгаков михаил лермонтов некрополь некрополь,grave,tombe,grab николай лесков нобелевская премия обложки книг памятники письма пространство перевода ромен роллан россия - путь сквозь века русский путь с. д. шиндлер сергей есенин сергей штерн сериалы собрание сочинений тайны истории тайны российской империи урсула ле гуин фильмы фотографы художники цветы чарльз диккенс человек и кошка

 -Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Виктор_Алёкин

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 14.08.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 37516

И вас я помню, перечни и списки,
Вас вижу пред собой за ликом лик.
Вы мне, в степи безлюдной, снова близки.

Я ваши таинства давно постиг!
При лампе, наклонясь над каталогом,
Вникать в названья неизвестных книг.

                                             Валерий БРЮСОВ

 

«Я думал, что всё бессмертно. И пел песни. Теперь я знаю, что всё кончится. И песня умолкла».

Василий Розанов. «Опавшие листья»

 http://vkontakte.ru/id14024692

http://kotbeber.livejournal.com

http://aljokin-1957.narod.ru

 aljokin@yandex.ru

 


Котоживопись2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 21:30 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Котоживопись2

КОТОЖИВОПИСЬ. Tracey Allyn Greene. Часть5
http://www.ebsqart.com/Artists/cmd_476_profile.htm


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ХУДОЖНИКИ

Метки:  

Котоживопись2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 21:23 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Котоживопись2

КОТОЖИВОПИСЬ. Tracey Allyn Greene. Часть4
http://www.ebsqart.com/Artists/cmd_476_profile.htm


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ХУДОЖНИКИ

Метки:  

Котоживопись2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 21:17 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Котоживопись2

КОТОЖИВОПИСЬ. Tracey Allyn Greene. Часть3
http://www.ebsqart.com/Artists/cmd_476_profile.htm


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ХУДОЖНИКИ

Метки:  

Котоживопись2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 21:11 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Котоживопись2

КОТОЖИВОПИСЬ. Tracey Allyn Greene. Часть2
http://www.ebsqart.com/Artists/cmd_476_profile.htm


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ХУДОЖНИКИ

Метки:  

Котоживопись2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 21:03 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Котоживопись2

КОТОЖИВОПИСЬ. Tracey Allyn Greene. Часть1
http://www.ebsqart.com/Artists/cmd_476_profile.htm


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ХУДОЖНИКИ

Метки:  

Белоснежка2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 18:57 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Белоснежка2

Белоснежка
Снято на Canon PowerShot A580
17.05.2009


 

   
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

Белоснежка2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 18:47 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Белоснежка2

Белоснежка
Снято на Canon PowerShot A580
17.05.2009


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

Белоснежка2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 16 Мая 2009 г. 21:11 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Белоснежка2

Белоснежка
Снято на Canon PowerShot A580
15.05.2009


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

Белоснежка2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 16 Мая 2009 г. 20:56 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Белоснежка2

Белоснежка
Снято на Canon PowerShot A580
15.05.2009


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

Белоснежка2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 16 Мая 2009 г. 20:39 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Белоснежка2

Белоснежка
Снято на Canon PowerShot A580
14.05.2009


 

   
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

КОТЫ - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 16 Мая 2009 г. 19:05 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : КОТЫ

Фотограф Janusz Cedrowicz - Cats
http://allday.ru/index.php?newsid=134161


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

КОТЫ - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 16 Мая 2009 г. 18:53 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : КОТЫ

Фотограф Janusz Cedrowicz - Cats
http://allday.ru/index.php?newsid=134161


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

Кот вегетарианец по имени Данте

Суббота, 16 Мая 2009 г. 17:33 + в цитатник

Его владелица, 21-летняя Беки Пэйдж (Becky Page), подобрала голодного котенка на улице и принесла домой. Однако даже будучи голодным, кот отказывался от предлагаемых ему мяса и рыбы. И только увидев рядом с кухонной корзиной остатки овощей Данте, по словам Пэйдж, набросился на них.

Кот предпочитает брюссельскую капусту, ревень, арбуз, спаржу и бананы. 

«Я никогда не видела, чтобы Данте пытался охотиться на мышей или птиц, зато он любит гоняться за клубком», - говорит Беки Пэйдж (Becky Page). 

Кот вегетарианец Данте и Беки Пэйдж (Dante Vegetarian Cat & Becky Page)

Кот вегетарианец Данте и его хозяйка Беки Пэйдж (Dante Vegetarian Cat & Becky Page) 

По словам специалистов, являясь прирожденными хищниками, кошачьи получают из мяса важную для них аминокислоту таурин, в отсутствие которой у животного может ослабеть зрение. 

Поэтому Беки Пэйдж (Becky Page) пытается подложить в овощи, которыми питается Данте, небольшие кусочки мяса. Однако иногда коту удается съесть только овощи, оставив подложенное мясо на блюдце. 

Кот вегетарианец Данте (Dante Vegetarian Cat)

Кот вегетарианец Данте (Dante Vegetarian Cat) 

Помимо кота Пэйдж держит трех цыплят, кролика, двух морских свинок, крысу, хомяка и рыбку, однако Данте не обращает никакого внимания на других обитателей дома. 

«Больше всего Данте обожает овощи, которые я выращиваю в своем саду», - заявляет Беки Пэйдж (Becky Page).

 http://www.loopy.by/home_light/pets/index_3693.html

Рубрики:  КОТСКОЕ

Метки:  

Язык владел им в совершенстве

Понедельник, 11 Мая 2009 г. 18:58 + в цитатник

 (Фото:Юрий Лепский)

Язык владел им в совершенстве

В годовщину смерти Иосифа Бродского на вопросы корреспондента "Российской газеты" отвечает почетный профессор Килского университета, известный исследователь творчества поэта Валентина Полухина

Юрий Лепский

 

То, что сделала Валентина Полухина, можно смело и безо всяких натяжек называть выдающимся трудом.

В течение долгого времени она опрашивала поэтов, писателей, деятелей культуры, просто друзей Бродского о его поэзии и о нем самом. Она находила их в разных уголках мира и задавала им свои вопросы. Результатом этой работы стали два тома с общим названием "Иосиф Бродский глазами современников". 60 интервью о великом поэте дают поразительное ощущение близкого знакомства с ним, вручают вам ключи к пониманию его творчества. Будь моя воля и мое право, я бы оценил подвижнический труд Валентины Полухиной Государственной премией. Но пока и то, и другое позволило мне после выхода ее новой книги о Бродском ("Иосиф Бродский. Жизнь, труды, эпоха") встретиться с автором и задать свои вопросы. Что, впрочем, тоже немало.

- Вы ведь были знакомы с Бродским, и достаточно хорошо. Как это у вас получилось?

- Я, как многие, читала Бродского еще в Москве в самиздате в конце 60-х годов. Попались его ранние стихи, и они не произвели на меня впечатления. Но когда я приехала в Англию в 73-м году, то прочитала его книги стихов, изданные в Америке: "Остановка в пустыне", "Стихотворения и поэмы". Вот тут до меня все дошло. Я поняла, что это за поэт. Вскоре я узнала, что Иосиф ежегодно бывает в Англии. Я предупредила всех, с кем была тогда знакома, что хотела бы с ним встретиться. И вот в ноябре 77-го года мне позвонила Людмила Куперман, жена художника Юрия Купермана, и пригласила меня в гости. Сказала: "Будет Иосиф, приходи". Я пришла, и пришел Иосиф Александрович. Там были еще три приятельницы, и вот для нас, четырех русских женщин, он весь вечер читал стихи. Очень щедро, очень много - и по просьбам, и по собственному желанию. Я была просто сражена и, честно говоря, позволила себе жест непозволительный: я села у его ног на пол. Он тут же поднялся за стулом. Но я настаивала на своем праве сидеть подле его ног и даже сравнила его с Пушкиным. Он сурово посмотрел на меня и строго сказал: "Валентина, имейте в виду, на меня такие вещи не действуют. Если вы действительно так считаете - докажите".

В ту пору я училась в аспирантуре Эдинбургского университета и продолжала свои исследования по экспериментальной фонетике. После свидания и знакомства с Бродским я поняла, что должна сменить тему, что должна заняться его поэзией. И поскольку я скорее лингвист, чем филолог, то предметом моего профессионального интереса стало исследование метафор в поэзии Бродского.

- Существует множество свидетельств того, что впечатление о людях у Иосифа Александровича складывалось сразу, что называется, с первого взгляда. Каким нужно было быть, чтобы произвести на него благоприятное впечатление?

- Знаете, когда я составляла большую книгу его интервью, то обратила внимание на то, что, какими бы умными ни были порой вопросы собеседника, Бродский оставался замкнутым, не расположенным к откровенности. Это означало только одно: человек ему несимпатичен. И наоборот: порой и вопросы наивные, и знание предмета относительное, а он воодушевлен и сам тянет беседу к своему высокому уровню. Значит, интервьюер ему понравился почему-то. Выбор его всегда был чисто эмоциональным, часто визуальным. Ему достаточно было взглянуть на человека, чтобы определить для себя, хорош он или плох. Это, знаете, как у маленьких детей: понравился человек - он ему улыбается и тянется к нему, не понравился - отворачивается от него или плачет. Это потом он мог обосновать свой выбор какими-то логическими соображениями, однако изначального эмоционального критерия выбора это все равно не отменяло.

- А как он отреагировал на вас?

- Ну, со мной все просто. Мне помогло то, что я была в него влюблена по уши и выше того, и не могла этого скрыть. Честно говоря, Иосифу это очень мешало. Он никак не мог справиться с этой моей любовью. Порой он просто не знал, как ему себя вести. Он мог быть холодным или милым и добрым, ему, вероятно, было жаль меня... По-разному было. Но в какой-то момент мне помогли моя польская кровь, да еще и шляхетское происхождение. Я твердо решила, что никогда не позволю себе чувствовать себя унизительно даже перед Иосифом. Я буду заниматься его творчеством, и это для меня самое главное. Мне важно вести себя достойно, важно достойно выполнять мою работу, а все мои чувства я должна запереть на ключ и ключ выбросить. Решить-то было легко, а вот сделать трудно. Думаю, что он всегда чувствовал, что его любят. Такая двойственность наших отношений сохранялась долго, но в конце концов возобладало деловое сотрудничество. И вот тут Иосиф был абсолютно отзывчив, обязателен и деликатен.

- Хочу поделиться с вами одной догадкой. Мне кажется, что западный англоязычный мир изначально был покорен эссеистикой Бродского. Она была написана по-английски, не требовала переводов и была обращена к ментальности западного читателя напрямую. Переводы стихов никогда не бывают адекватны, а его попытки писать стихи на английском в большинстве своем были не очень-то удачными. Можно ли сказать, что Нобелевская премия была присуждена Бродскому по сути и по большей части за эссеистику, нежели за поэтическое творчество?

- Вы во многом правы. И не правы одновременно. Вы правы в том, что западный читатель, интеллектуальная элита были абсолютно ошеломлены и покорены первой же книгой его эссе "Меньше единицы". Восторг был повсеместным, и на самом высоком уровне. Рецензии в самых авторитетных и престижных изданиях, мгновенная слава, куча заказов... Качество его эссеистики отличало еще и то, что Иосиф изначально был проповедником. Он проповедовал западному читателю русскую литературу, русскую поэзию, которую он знал и любил, как никто. Он пытался объяснить Западу, что такое русский поэт, что такое поэт в России, почему в отличие от всего мира у поэта в России особая роль. Это придавало его эссеистике новизну, мощь, интеллектуальную насыщенность. Вы правы и в том, что переводы даже самого гениального поэта, даже лучшие не могут быть адекватны. Иосифу с переводчиками везло. Проблема была в другом. Английская поэзия старше русской на 250 лет. И к тому времени, когда Бродский подошел к миру английской поэзии, она уже исчерпала все свои ресурсы: строфические, метафорические, ресурсы рифм, скомпрометированных к тому же массовой культурой 50-х и 60-х годов. А он обожал рифмы, он знал все рифмы русской поэзии, он запрещал себе рифмовать глаголы и прилагательные, его рифмы часто становились метафорами и несли смысловую нагрузку. Так что адекватного представления о поэзии Бродского у англоязычного читателя не могло быть не из-за трудностей перевода, а по весьма объективным причинам.

Вы не правы в том, что эссеистика и поэзия Бродского - это разные вещи. Его эссеистика - это поэзия другими средствами. Смею утверждать, что его знаменитое эссе "Набережная Неисцелимых" - прекрасный образец поэтического творчества, выполненный по принципу анафоры (поэтического повтора. - Ю.Л.). Эти его короткие главки части подобны строфам. К сожалению, в русском переводе принцип анафоры не всегда можно проследить, но поверьте, это так.

- Чем бы вы объяснили такой бурный роман Бродского с английским языком, его упорное стремление писать стихи на английском? Хотел ли он покорить поэтическую вершину и как англоязычный поэт? Ему недостаточно было славы русского поэта?

- Я не думаю, что Иосиф жаждал славы англоязычного поэта. Он был достаточно умен, чтобы понимать, что это невозможно. Хотя я помню, как на фестивале поэзии в Кембридже собрались лучшие переводчики Мандельштама и говорили, что невозможно перевести на английский "За дремучую доблесть грядущих веков". Кто-то из зала крикнул: "Тут находится Бродский, давайте послушаем, что он скажет". Вышел Иосиф, и первое, что он сказал, было: "Nothing is impossible" - нет ничего невозможного. У меня сердце ушло в пятки, потому что мгновенно одной фразой он дал им всем пощечину, нажил огромное количество врагов. Потом он стал им объяснять, что в этой строчке запрятаны и Пушкин, и Державин, и что-то еще... Никто из переводчиков об этом даже не догадывался. А он им прочитал целую лекцию о русской поэзии. В нем было это - нет ничего невозможного. Но что касается письма стихов на английском... Понимаете, он слишком поздно пришел в английский язык. Он так и не смог избавиться от русского акцента как в устной, так и в письменной речи. Однажды Дерек Уолкотт сказал по поводу одной из его английских рифм: это может быть английской рифмой, если прочитать слова с русским акцентом; по-английски это не рифма. Помимо этого, ему не хватало английской идиоматики.

Как мне представляется, причина, по которой он стремился писать по-английски, проста. Он ведь был дружен с выдающимися поэтами: Шеймасом Хини, Дереком Уолкоттом, Марком Стрэндом, Чеславом Милошем... Скорее всего, его смущало то обстоятельство, что они знали его вчерашние стихи, поскольку переводы запаздывали, отставали от оригиналов по времени. А он читал их сегодняшние сочинения по-английски. Он хотел, чтобы они тоже знали его сегодняшнего. Другой причины я не вижу.

- Вы опросили о Бродском более 60 человек, хорошо знавших его. Были ли среди этих свидетельств неожиданные для вас, представлявшие Иосифа Александровича новым, не знакомым вам?

- Нет, пожалуй, нет. Все-таки я достаточно хорошо его знала. Другое дело, что я столкнулась с неожиданным явлением. Я хотела обсудить, было ли что-нибудь специфически еврейское в его поэзии. Или, например, меня интересовал вопрос христианских мотивов его творчества. Я с удивлением обнаружила, что для обсуждения этих тем ни у меня, ни у моих собеседников в буквальном смысле нет слов. В годы советской власти эти темы были табуированы, и язык остался без инструментария. Обсуждать эти темы мне было весьма трудно.

- Почувствовали ли вы разницу в суждениях о Бродском до и после его смерти?

- Да, почувствовала. При жизни Иосифа они его больше кусали, царапали. После смерти стало больше пиетета, меньше мелочных придирок. Если же говорить о главном, то я не встретила еще ни одного русского поэта, который не страдал бы комплексом Бродского.

-Что вы называете "комплексом Бродского"?

- Это ясное осознание того, что вы - современник великого поэта второй половины ХХ века. Вы ходили с ним по одним улицам, вы легко могли его встретить, он еще вчера был здесь, умнейший человек и гениальный поэт. Ему досталось столько славы, сколько не имели ни Ахматова, ни Мандельштам, ни Цветаева. И в России, и в Америке, и в Европе - везде. Он застилает горизонт. Его не обойти. Ему надо либо подчиниться и подражать, либо отринуть его, либо впитать в себя и избавиться от него с благодарностью. Последнее могут единицы. Чаще можно встретить первых или вторых. Это и есть комплекс Бродского.

- Вы уверены, что не преувеличиваете значение Бродского?

- Как известно, Александр Сергеевич Пушкин перенес французскую поэзию на русскую почву. Это понятно: французский в то время был родным языком русской аристократии. Но ни Пушкин, ни поэты, шедшие за ним, ничего не взяли из богатейшей английской поэзии, кроме, пожалуй, романтического образа поэта у Байрона. Все это сделал Иосиф Бродский два столетия спустя. Это колоссальный вклад в русскую поэзию, в русскую литературу, в русскую культуру, в русский язык, наконец. Русский язык нуждался в этом вкладе, в этой новой крови и получил ее благодаря Бродскому. Если бы он не сделал, кроме этого, ничего больше, только за один этот вклад ему следовало бы поставить памятник. Я убеждена, что его влюбленность в английский язык, в английскую культуру, в английскую поэзию была продиктована внутренними потребностями русского языка, которому он служил так верно и так преданно, как никто.

- Он же полагал язык данным нам свыше, для него язык был божеством...

- Да, верно, он сам об этом много писал и говорил. Но, помимо этого, он полагал, что поэзия есть высшая форма существования языка. И в этом смысле я не знаю другого поэта, который находился бы в таких отношениях с языком... Мне порой кажется, что Бродский - это осознанный выбор русского языка.

Иосиф Бродский в последние годы жизни в своей квартире в Нью-Йорке с дочерью Нюшей и женой - Марией Соццани.-Как это?

- Ну если следовать Иосифу, то язык - нечто данное нам свыше, некая субстанция и больше, и глубже, и протяженнее во времени, нежели человек или даже человечество. Вот, допустим, что это огромное живое существо - русский язык - созревает до такого момента, когда ему требуется поэт, который помог бы в совершенной форме зафиксировать современное состояние языка, открыл бы ему дорогу к дальнейшему движению. И этот язык выбирает маленького еврейского мальчика в антисемитской стране, зная, что он пройдет через страдания; вдыхает в него поэзию, зная, что истинный поэт в этой стране либо гибнет, либо подвергается изгнанию. Он дает ему выжить, стать знаменитым и исполнить порученную ему миссию.

-Красивая концепция.

-Спасибо.

-Если позволите, я продолжу вопросы о выборе. Почему он выбрал в конце концов Марию Соццани?

- Потому что тут он нашел свой настоящий идеал. Красавица, аристократка, знает английский, французский, итальянский, русский, полурусская-полуитальянка, музыкант. И из рода Пушкина! Когда он привез ее в первый раз на фестиваль поэзии в Лондон, я была потрясена ее красотой. На ней не было ни миллиграмма косметики: гримировать такую совершенную красоту - только портить.

-Говорят, она похожа на Зару Леандер - голливудскую звезду, которую Бродский увидел еще в ранней юности в послевоенном американском фильме и влюбился...

-Верно. И Зара Леандер, и Мария Соццани, и Марина Басманова, и Фэйс Вигзель - это один архетип женщины. Вы, мужчины, так устроены: в сущности вы всегда любите одну женщину, за сколькими бы вы ни ухлестывали...

-Последний вопрос. Расскажите, как он умер.

-Накануне вечером у них с Марией были гости. Разошлись поздно. Иосиф Александрович поднялся в свой кабинет наверх. Сказал, что поработает немного, разберет какие-то бумаги. Он частенько делал так вечерами. И, когда засиживался допоздна, оставался спать в своем кабинете. Поэтому в тот вечер Мария не удивилась, что он не спустился вниз, не пришел в свою постель... Утром раздался телефонный звонок, она поднялась наверх, чтобы его разбудить, и не смогла открыть дверь. Он лежал на полу, кажется, даже в очках. То есть он, видимо, сидел, потом поднялся, чтобы спуститься вниз, и упал. Разрыв сердца. Страдал ли он при этом? Надеюсь, что он умер очень быстро...



Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4837 от 29 января 2009 г.

Рубрики:  НОБЕЛЕВСКИЕ ЛАУРЕАТЫ/Иосиф Бродский
ЧИСЛЕННИК/Дни рождения



Процитировано 3 раз
Понравилось: 1 пользователю

Белоснежка2 - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 11 Мая 2009 г. 17:45 + в цитатник

Фотографии Виктор_Алёкин : Белоснежка2

Белоснежка
Снято на Canon PowerShot A580
10.05.2009


 

       
Рубрики:  КОТСКОЕ
ФОТО

Метки:  

Русь Православная. Фотограф Александр Бокарёв

Суббота, 09 Мая 2009 г. 22:08 + в цитатник

http://nnm.ru/blogs/sexy_baby/hramy_rossii_chast_8_1/

Размещено с помощью приложения Я - фотограф
 
Рубрики:  РЕЛИГИЯ
ФОТО

Метки:  

Русь Православная. Фотограф С. Ю. Духанин

Суббота, 09 Мая 2009 г. 21:46 + в цитатник

http://nnm.ru/blogs/sexy_baby/hramy_rossii_chast_8/

 
 
Размещено с помощью приложения Я - фотограф
 
Рубрики:  РЕЛИГИЯ
ФОТО

Метки:  

Русь Православная. Фотограф С. Ю. Духанин

Суббота, 09 Мая 2009 г. 21:24 + в цитатник

http://nnm.ru/blogs/sexy_baby/hramy_rossii_chast_7/

Размещено с помощью приложения Я - фотограф
 
Рубрики:  РЕЛИГИЯ
ФОТО

Метки:  

Русь Православная. Фотограф С. Ю. Духанин

Суббота, 09 Мая 2009 г. 20:59 + в цитатник

http://nnm.ru/blogs/sexy_baby/hramy_rossii_chast_6/

Размещено с помощью приложения Я - фотограф
 
Рубрики:  РЕЛИГИЯ
ФОТО

Метки:  

Райнер Мария Рильке. Сады. Поздние стихотворения

Суббота, 09 Мая 2009 г. 20:32 + в цитатник

 (200x309, 35Kb)

Опубликовано в журнале:
«Вопросы литературы» 2009, №2
http://magazines.russ.ru/voplit/2009/2/az28-pr.html

К. АЗАДОВСКИЙ

Райнер Мария Рильке. Сады. Поздние стихотворения / Перевод с немецкого и французского Владимира Микушевича. М.: Время, 2003. 320 с.

Начнем с того, чем принято завершать: книга изящно оформлена. Она открывается известным портретом Рильке, выполненным его приятельницей Паулой Модерзон-Беккер (поэт откликнулся на ее смерть стихотворным реквиемом, переложенным на русский язык Борисом Пастернаком). Далее - ряд иллюстраций, со вкусом подобранных и отражающих художественные увлечения самого Рильке (использованы работы Матисса и Сезанна). Сквозной художественный мотив всей книги - тема Орфея, к которой с древнейших времен обращались художники разных стран; хронологически этот ряд венчает работа Мельхиора Лехтера (друга и сподвижника Стефана Георге).
Держать в руках такую книгу - приятно; читать - увлекательно. Искушенному читателю хорошо известно, что судьба “русского Рильке” - совершенно особая. В гораздо большей степени, нежели любой другой немецкий поэт новейшего времени, Рильке “провоцировал” русских переводчиков. Для людей, чутких к поэтическому слову, соблазн передать тончайшее обаяние стихов Рильке, уловить его мелодию и смысловые нюансы, воистину велик, и многие поэты-переводчики готовы были принять этот вызов. Не удивительно, что для некоторых из них перевод поэзии Рильке стал “жизненной задачей”, и они остались в нашей культуре благодаря своей преданности его поэзии: Александр Биск, Константин Богатырев... С другой стороны, сказывалась и сказывается глубокая и трогательная любовь поэта к нашей стране, которую он дважды посетил (в 1899 и 1900 годах) и называл своей “духовной родиной”.
Подобно своим предшественникам, Владимир Микушевич отдал переводам из Рильке не одно десятилетие. Так, знаменитые “Дуинские элегии” - по названию замка Дуино, где они были задуманы и начаты (мы предпочли бы более звучное: “Дуинезские элегии”), - были переведены В. Микушевичем сорок лет назад. К той же эпохе восходят и первые его переводы “Сонетов к Орфею”, а также - отдельных стихов из книги “О бедности и смерти” (третья часть “Часослова”). За истекшее время переводчик полностью завершил ранее начатые элегии и сонеты; появились и новые циклы, в частности, - “Жизнь Девы Марии” (1913) и “Сады” (1926) - каждый из них Рильке публиковал в свое время отдельным сборником.
Однако рецензируемая книга отнюдь не собрание всего, что накопилось за долгие годы. Это - новое издание, составленное по необычному плану. Под одним переплетом объединены произведения зрелого и позднего Рильке (начиная с 1914 года), написанные им на двух языках: немецком и французском; при этом циклы, получившие мировую известность (“Дуинские элегии” и “Сонеты к Орфею”), соседствуют с менее известными произведениями, не публиковавшимися при жизни поэта и не включенными ни в один из циклов.
Справился ли переводчик со своей задачей? Ответ на этот вопрос зависит от оценочных критериев - они могут быть разными. Тем более что поэтическое наследие Рильке не однородно; оно состоит из произведений, традиционных по форме, и совершенно новаторских, вызванных к жизни стремлением поэта говорить по-особому, своим языком, - эксперимент, восходящий к поэтическим опытам Гельдерлина и преломившийся у зрелого Рильке в “Пяти песнопениях” и “Дуинезских элегиях”. Адекватно передать своеобразие этих циклов означало бы создать в русском языке совершенно новый стихотворческий пласт, со своими ходами, оттенками, смысловыми перекличками - задача столь же поэтическая, сколь и лингвистическая. Если этот “ключ” не найден - возникает неуклюжесть, шероховатость, а то и просто невнятица.
Смоковница, ты для меня знаменательна долгие годы.
Не до славы тебе. Ты, почти минуя цветенье,
в завершающий плод
чистую тайну свою устремляешь.
Это - начало шестой элегии, переведенное достаточно точно, если говорить о наружной словесной оболочке. И - очень неточно, если судить по законам внутреннего звучания, которым подчинялся и следовал творец “Элегий”. “Знаменательная смоковница” и “завершающий плод” неприемлемы для русского слуха; здесь нужны другие решения.
“Сонеты к Орфею”, с этой точки зрения, кажутся более “податливыми” для перевода на другой язык. И не случайно, в работе над этим циклом опытный поэт-переводчик добился несомненных побед (к их числу следует отнести, среди прочих, перевод 12-го и 18-го сонетов первой части). Но и здесь переводчик становится, увы, жертвой своего ремесла: переводит там, где следовало бы пересоздать и перевоплотить.
Яркий пример - начало первого сонета первой части:
И дерево себя перерастало.
Орфей поет. Ветвится в ухе ствол.
Что за странный, причудливый образ - ствол, ветвящийся в ухе? (в более раннем - опубликованном - варианте было еще энергичней: “О мощный ствол в ушах!”). Между тем у Рильке написано как бы то же самое: “O Orpheus singt! O hoher Baum im Ohr!” Однако все дело именно в этом “как бы”, а точнее - в содержании этого нелепого, на первый взгляд, образа. Ибо “Ohr” здесь, конечно, не “ухо”, а “слух”. А “hoher Baum” - не столько “высокое дерево”, сколько устремленность дерева в высоту. Речь идет о поющем Орфее, умеющем слышать рост дерева, его неудержимое тяготение к небу (“O reine Übersteigung!”). È переводчик обязан найти слова, чтобы передать эту главную смысловую ноту.
Приведенные примеры - скорее, исключения, ибо работа Владимира Микушевича в целом заслуживает высокой оценки. Это относится и к немецким и, в особенности, французским стихам Рильке: циклы “Сады”, “Розы”, “Окна”, “Валезанские катрены” выразительно зазвучали по-русски. Поселившись в кантоне “Валэ”, где он провел свои последние годы, Рильке создал неповторимый поэтический образ французской Швейцарии - подобно тому, как в молитвенных стихах “Часослова” сумел передать свое видение России. И вот - благодаря работе Владимира Микушевича - мы читаем прекрасные строки:
Край молчаливый, где безмолвствуют прозренья,
где помнит каждый холм о первом дне творенья,
где время продлено.
..................................................................................................
Край, где без новостей повсюду говор ясных
неистощимых вод,
и эти гласные средь каменных согласных
струятся круглый год.
Книгу завершает рубрика, озаглавленная “Дополнения” (очевидно, имелось в виду “Приложения”); она состоит из очерка, принадлежащего перу переводчика, его оригинального стихотворения “Чистый ангел”, а также - эссе Готфрида Бенна из сборника “Ausdruckswelt” (“Мир выражения”, 1949) - опять-таки в переводе В. Микушевича.
Очерк называется “Великий магистр отсутствий”. Эти слова “...Grand-Maître des absences” (мы отдаем предпочтение другому переводу: “Великий мастер отсутствий”), заимствованные из стихотворения в сборнике “Сады”, привлекли в июле 1926 года внимание Марины Цветаевой, и она назвала их “великолепными”. Подхватывая эстафету, В. Микушевич делает “отсутствие” центральным понятием, объемлющим все творчество Рильке (точно так же в конце 1960-х годов В. Микушевич строил свой очерк “Жалобное небо”, опираясь на слова из стихотворения Рильке “Орфей. Эвридика. Гермес”). С этой точки зрения можно действительно осмыслить многое: одиночество поэта, продолжительные паузы в его творческой жизни, скитальчество (“эмиграция”, по определению Микушевича) и т. п. Другая тема, которой уделяет внимание В. Микушевич, также восходит к эпистолярному диалогу Рильке и Марины Цветаевой; она касается Духа поэзии, соединяющего поэтов “через времена”, повествует о вечном и единственном Поэте, чье имя - Орфей. “Развивая Цветаеву”, Владимир Микушевич варьирует ее рассуждение (из письма к Рильке) о “наднациональной” природе поэзии: на каком бы языке ни писал поэт, он всегда говорит своим языком - поэтическим, “орфическим”. Великие поэты - неважно, немецкие, французские или русские, - черпают из одного и того же источника: божественного.
Со всем этим трудно не согласиться, как и с утверждением о том, что становление Рильке-поэта напрямую соотносится с его русским опытом. “Отсутствие как подлинную стихию своего творчества Рильке открывает именно в России” (с. 281). Весь зрелый Рильке, по мнению Микушевича, начинается с трех слов стихотворения, написанного поэтом по-русски: “Я так один...” (с. 284). Эти слова передают якобы “квинтэссенцию” мироощущения Рильке - ту самую “жалобу”, которая “станет одной из двух стихий в творчестве Рильке, причем стихией все-таки преобладающей...” (с. 279). (Вторая “стихия” - “отсутствие”.)
Нам кажется, что нет оснований абсолютизировать эти русские строки Рильке; да и тезис об “отсутствии” требует уточнений. О своем не-присутствии в современном мире, о не-принадлежности своей семье и среде, стране и эпохе поэт писал еще до поездки в Россию. Более того. Именно в России, “братской стране”, Рильке пытался преодолеть свое ощущение “отсутствия”, воспринимая себя православным человеком, причастным к русскому “богу” и “народу”. Именно в России, где он хотел пустить корни, поэт - впервые в жизни! - перестал чувствовать себя бесприютным скитальцем. По этой причине он и видел в России свои духовные истоки и “незыблемые опоры”. Но поэту не удалось связать свою жизнь с Россией, он продолжал скитаться по городам и весям Западной Европы, и “две стихии”, о которых пишет В. Микушевич, вновь и вновь врываются в его творчество. “Кто и теперь один и без угла, / Тот будет знать всегда одни скитанья...” (стихотворение “Осенний день”, 1902; перевод А. Биска).
Книга заканчивается фразой Готфрида Бенна, читая которую нельзя не вздрогнуть от изумления: “Этот жалкий недомерок, источник великой лирики...” Неужели так и у Бенна? Нет, в оригинале сказано деликатней: “Diese dürftige Gestalt...”, то есть: “В этом человеке была какая-то ущербность”. Бенн вовсе не принадлежал к поклонникам Рильке, однако ничего уничижительно-оскорбительного в его словах нет и не должно быть.
При всех этих сомнениях и оговорках переводы из Рильке, выполненные Владимиром Микушевичем, - безусловное достижение русской переводческой школы. Именно так, самоотверженными усилиями наших поэтов-переводчиков, Рильке все более - от поколения к поколению - расширяет круг своих русских читателей и завоевывает признание на своей “духовной родине”.
г. Санкт-Петербург

 

Рубрики:  СТРАНЫ/Германия
СТИХИ


Поиск сообщений в Виктор_Алёкин
Страницы: 1609 ... 61 60 [59] 58 57 ..
.. 1 Календарь