Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 880 сообщений
Cообщения с меткой

gazette - Самое интересное в блогах

«  Предыдущие 30
jersy666

Без заголовка

Четверг, 13 Марта 2009 г. 03:10 (ссылка)

Это цитата сообщения Dgoitish_from_Amber Оригинальное сообщение

Аои~Дай! ХD)







Это мой первый в жизни арт к газеткам *_*...*боится тапок*...



Картинка)...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Arata_Taira

Фанф №8 (обещанный,самый кровожадный,но почему-то, вызывающий наибольший восторг)

Вторник, 17 Февраля 2009 г. 20:48 (ссылка)

 (400x250, 35Kb)
Настроение сейчас - Задумчивое

Заговор
Автор: Арата Тайра
Жанр: яой, насилие
Пейринг: Рейта/Уруха; Руки/Уруха; Аой/Кай; Аой/Кай/Уруха (мама, какой беспредел творю *в ужасе закатил глаза*)

***
На этот раз он точно перегнул палку и разозлил даже Руки, который обычно пытался защищать Уруху от согруппников. Вокалист сжимал кулаки, посмотрев на закрывшуюся дверь, и тихо кипятился.
Аой никогда по обыкновению не отпускавший руки Кая и то, встал и принялся, как большая чёрная пантера метаться по репетиционной.
- Этот гадёныш чересчур зазнался !!! - зло бросил он, и Кай согласно кивнул ему.
- Меня достал этот выродок !!! - не выдержал и прошипел Рейта.
Руки молча сверлил глазами закрывшуюся дверь, а затем медленно и с некой задумчивостью проговорил:
- Если бы не предстоящие гастроли, нам можно было бы сменить этого зарвавшегося гитариста, но он действительно играет, как бог, а второго такого - попробуй, поищи...
Рейта скривился, словно съел сразу три лимона, и чуть не плюнул в пол от досады, но вовремя сдержался:
- Но это нельзя оставлять безнаказанным, он явно зарвался !!!
Аой и Кай согласно кивнули и посмотрели на Руки, ожидая, что он ответит на этот аргумент.
Уруха вёл себя просто безобразно! Мог опаздывать на репетиции, вообще не приходить, но как ни странно. Он всегда чётко и виртуозно играл свою партию, так что к его исполнению придирок никогда не было, но вот ко всему остальному...
Уруха всегда держался с ними очень холодно, высокомерно, вечно сыпал обидными, задевающими и язвительными фразочками и не считался ни с кем. Но стоило включиться камере, как он превращался в милого сексуального очаровашку и отыгрывал так, что никто даже не мог заподозрить истинных отношений в группе, да и не только в группе. Его недолюбливали, да нет, не просто недолюбливали, а просто ненавидели музыканты из других Jrockерских групп. Он всегда был пафосным, плевал на мнение и высказывания остальных, и не гнушался ничем, чтобы добиться своего. Поговорили, что он чуть ли не по трупам шёл, чтобы стать гитаристом The Gazette, но, конечно же, это было всего лишь сплетнями и преувеличениями, хотя то, что Уруха шёл по головам, Руки ни на секунду не сомневался. Но в этот раз, назвав Кая и Аоя педиками, он явно зарвался, и его нужно было наказать, жестоко наказать.
Всем было абсолютно всё равно, даже наоборот Руки радовался что у его друзей настолько близкие и нежные отношения, по его мнению только улучшающие и сплочающие группу. Да и Рейта периодически ради прикола мог его зажать где-нибудь и полапать, и Руки хоть и отбрыкивался от басиста, но всегда не мог сдержать довольной ухмылки, и Рейта, в очередной раз отпуская его с разочарованным вздохом, обещал, что в следующий раз точно доведёт дело до конца. В общем, никто не считал отношения ударника и гитариста зазорными, совершенно верно понимая, что любовь прекрасна в любом её проявлении и не важно, кто это девочка или мальчик, главное, что ты любишь человека, а остальное просто глупые условности, навязанные несовершенством общественного уклада.
Руки вздохнул и обрёк Уруху:
- Нам нужно его наказать....
- Наказать ??? Что ты имеешь ввиду ??? - удивлённо приподнял бровь Кай.
- А сделать с ним то, что ему противно больше всего, - зло усмехнулся Рейта, верно поняв направление мыслей друга.
Лицо метавшегося по комнате Аоя исказилось злобой, а потом сменилось на злорадную гримасу:
- Ха-ха, абсолютно и полностью согласен !!! Своими руками заставлю, суку !!!
Кай, до которого дошёл смысл затеянного слегка смутился:
- Хм, конечно, я его тоже его недолюбливаю, особенно после того, что он сказал сегоня, - ударник недовольно поморщился, - но не будет ли это слишком грубо ??? Он ведь и уйти может....
- Кай !!! Но терпеть его выходки больше просто невозможно !!! Нужно принимать меры !!! А если захочет уйти - пускай проваливает нахрен !!! Не нужны нам в группе..., - Аой чуть не ляпнул "гомофобы", но пожалев чувства друга, произнёс, - ...люди, нетерпимо относящиеся к свободному проявлению любви.
Кай вновь поморщился от нелепой фразы, но всё же с благодарностью посмотрел на возлюбленного:
- Хорошо, и что вы предлагаете ??? Как мы это сделаем, - он уже решил, что и сам хочет поучаствовать.
Рейта нехорошо усмехнулся и поделился:
- Есть у меня небольшой план...Думаю, что сработает...

***
Уруха недовольно поморщился от известия, что следующая репетиция состоится в доке, в котором они снимали один из своих клипов. Он с неприязнью вспомнил поставленные друг на друга огромные металлические контейнеры, с облупившейся краской, и серый бетон полов, вызывающий ассоциацию с крысами и подвалами.
- У нас, что денег нет, чтобы снять другое место ??? - раздражённо бросил он в трубку Рейте, через которого, в принципе, всегда и узнавал всё происходящее с группой, на дух не перенося остальных.
Он крутанул руль спортивного автомобиля и направился в сторону доков. Подъехав к пристани, он заметил машину Рейты, и притормозив рядом, вышел из своей. Спрятав глаза за солнцезащитными очками, он неторопливо направился к ангару, стараясь удержаться от того, чтобы не провести ключами по блестящему боку машины Рейты.
Нет, не то, чтобы он их ненавидел, нет, наоборот, во время концертов он чувствовал такое единение со всеми ними, растворяясь в музыке и наслаждаясь игрой, что потом с какой-то брезгливостью оттирал кожу в душе, словно пытаясь смыть с себя то отношение и то ощущение, которое испытывал в те минуты. Он никогда не ходил с ними ни в бары, ни в клубы, считая, что если он будет проводить с согруппниками больше времени, то это заразное ощущение единения захлестнёт его и он потеряет себя, того Уруху, которым был всегда. И чувствуя это, он недолюбливал всех их, за то, что они дают ему почувствовать себя кем-то другим, чем тем, кем он себя считал, и просто тихо мстил согруппникам за это.
Гитарист неторопливо открыл дверь, всматриваясь в черноту ангара.
"Что это ??? Нелепый розыгрыш ??? Но я видел машину Рейты..."
В следующее мгновение пара сильных рук дёрнула его в черноту и повалила на пол, заставляя чувствовать, как слетают очки:
- Какого хрена ??? - завопил Уруха.
Но его пару раз ударили ногой в солнечное сплетение, и гитарист захлебнулся собственным возгласом. Затем его подхватило уже несколько рук и потащило куда-то в темноту. Уруха, превознемогая боль, принялся брыкаться, но его тут же опять с силой ударили в живот. Гитарист скрючился и его замутило. В следующее мгновение, холодея от ужаса, он почувствовал, как вокруг его шеи смыкается железный ошейник, а на руках равнодушно щёлкнули тугие браслеты. Резкий взрыв света, ошеломил и ослепил глаза, которые постепенно уже привыкали к темноте. Гитарист зажмурился и снова глухо застонал, получив очередную партию ударов в живот.
- Эй, остановись, рёбра ему не зачем ломать, - в панике услышал он голос Руки.
Он приоткрыл глаза и увидел нависшее над ним яростное лицо Рейты:
- Сука !!! Я видел, что ты мою машину поцарапал !!! - последовал очередной яростный пинок, но уже не в живот а по голени.
- Ну, уж не смог удержаться, - зло прошипел Уруха, хватаясь руками за ноющую ногу.
- Он ещё огрызается, сука !!! - Рейта добавил гитаристу ещё один болезненный удар, пришедшейся в солнечное сплетение.
Перед глазами Урухи поплыли разноцветные круги, а во рту появился странный привкус. Затем он увидел лакированные туфли Аоя, подошедшего совсем близко в его голове. Он опустился на корточки, и с силой вцепившись пальцами в подбородок согруппника, поднял искажённое болью лицо Урухи:
- Ах, какой милашка, когда мучается, - Аой хищно оскалился, а потом нарочито медленно облизал свои губы, с удовлетворением наблюдая, как лицо Урухи искажает ужас и отвращение.
- Грёбаный педик, отпусти меня !!! - гитарист нервно дёрнулся, вырываясь из цепких пальцев и чувствуя, как накрашенные чёрным лаком ногти Аоя царапают нежную кожу, снимая с неё верхний слой. Красные полосы тут же вспыхнули пощипывающей болью, но тут же он получил ошеломляющий удар в челюсть, заставивший голову мотнуться и приложиться затылком к бетонному полу.
- Не смей, слышишь, не смей произносить это слово !!! - зашипел Аой, потирая покрасневшие от удара костяшки кулака.
- Педииик, - сдавленно прохрипел Уруха.
В следующие минуты две, были слышны только глухие звуки яростных ударов, которыми Аой наказывал гитариста за непослушание. Затем Кай не выдержал и, подойдя к другу, мягко но уверенно оттащил его от стонущего Урухи, успокаивая ласковым голосом, как маленького:
- Аой, ты же не хочешь, чтобы он вырубился ещё в самом начале, так ??? - он осторожно заглянул в пылающие яростью глаза гитариста и с удовлетворением заметил, как он приходит в себя и успокаивается.
- Да, ты прав, наша девочка должна почувствовать всё наказание до конца...
Уруха уже плевался кровью, медленно заполняющей его рот. Лицо саднило, а тела он уже не чувствовал по отдельности, а только ощущал его одним большим ударенным местом, горящем и разрывающимся от ноющей и сосущей острой боли.
Теперь к нему подошёл Руки, и подхватив указательным пальцем кровь с его губы, отправил его в рот:
- По-моему, ты слегка перестарался Аой. Его не нужно больше бить, а то и вправду отключиться так ничего и не прочувствовав, - вокалист криво усмехнулся.
Уруха с злобой посмотрел в это спокойное ухмыляющееся лицо и зло плюнул в него, с удовлетворение видя, что попал и как слюна, перемешанная с кровью стекает по щеке Руки.
"Руки, как ты мог ??? Я верил только тебе, но и ты меня предал..." - с отчаянием подумал он, но вслух лишь злорадно засмеялся, тут же заходясь кашлем от новых волн боли, и чувствуя, как кровь сильнее поступает в горло из разорванного желудка.
Руки не стал бить его в ответ, а лишь с какой-то жёсткостью и леденящим спокойствием в голосе тихо произнёс:
- Я буду первым....
Он достал из кармана платок, вытер лицо, а затем тщательно вытер лицо Урухи, словно хирург, готовящий пациента к операции. Затем он резко дёрнул гитариста за волосы, заставляя запрокинуть голову, усаживая на колени и прислоняя спиной к стене. В этот момент, Уруха почувствовал тугое давление железного ошейника на горле и глухое бряцание металлических звеньев, ошеломлённо понимая, что его как собаку посадили на цепь, вбитую прямо в бетонный пол ангара.
В следующее мгновение, он почувствовал, как на его лице жёстко сомкнулись пальцы Руки, сильно сдавливающие скулы, и заставляющие открыть рот, а затем вокалист больно впился зубами в его губу, прокусывая её до крови, одновременно целуя его раскрытый рот. Уруха не выдержал подобного ужаса, взвыл и громко клацнул зубами, не успев укусить Руки в ответ. Запястья, сведённые за спиной, резко рванулись, пытаясь освободиться, но металлические браслеты наручников лишь сильнее впились в нежную кожу, заставляя испытывать новые приступы боли.
В наказание он получил сильный удар по лицу, рванувший его голову и заставляющий металл ошейника врезаться глубже в шею. Удивляясь, как он ещё вообще что-то может чувствовать, Уруха ощутил теплую щекочущую струйку крови, сбегающую от железного обода на горле вниз по груди, заставляя рубашку намокать и противно липнуть к коже. Но тут же Руки сильно рванул его за ворот рубахи, неосознанно избавляя от этого неприятного ощущения, а его язык жадно слизал красную дорожку. Гитариста всего передёрнуло от отвращения, и он слабо рыпнулся, вновь натягивая наручники.
Руки ухмыльнулся и грубо начал стаскивать с него одежду. Уруха пытался сопротивляться, но на помощь вокалисту пришёл Рейта, всё это время стоящий рядом. Он держал нервно дрыгающееся тело, изредка больно впиваясь пальцами в ударенные места, и заставляя Уруху подчиниться и хотя бы на мгновение перестать вырываться. Он так и продолжал держать гитариста, когда Руки бесцеремонно расстегнул ширинку, гладя себя, и подойдя к Урухе вплотную прошипел:
- Только попробуй укусить, сучка, сразу останешься без зубов. А Рейта меня если что подстрахует, - он криво усмехнулся и посмотрел на басиста, удерживающего согруппника на коленях.
Рейта, так же стоя на коленях и придерживая сзади Уруху, не давая упасть, хмыкнул в самое ухо гитариста, и в следующее мгновение, Уру холодея почувствовал колющее остриё кастета, слегка проткнувшего натянутую между рёбрами кожу, заставляя новою тоненькую струйку крови стекать по обнажённой коже парня.
Член Руки требовательно упёрся ему в губы, а рука вновь больно надавила на скулы, заставляя рот рефлекторно разжиматься:
- Ну же, будь хоть раз послушным мальчиком, ты же не хочешь, чтобы Рейта сделал в тебе одну новую дырочку, не запланированную природой ??? - он нарочито ласково улыбнулся гитаристу, сверкая потемневшими от злости глазами.
В подтверждении его словам, Рейта хмыкнул, а остриё вновь больно укололо рёбра.
Ненавидя себя за слабость и за настолько обострившееся чувство самосохранения, Уруха зажмурился и раскрыл рот. Руки тут же впихнул слегка затвердевший член в застывшие губы гитариста и удовлетворённо напутствовал:
- Нежно и аккуратно, как любящая девушка, - в это мгновение он и сам поразился своей жестокости, но отступать уже было поздно.
По щеке Урухи соскользнула первая за всё время слеза, а всего его начало колотить от отвращения и унижения, но он послушно втянул в себя возбуждающуюся плоть и начал посасывать. Он долго не мог прикоснуться к ней языком, стараясь ограничиваться одними губами, но получив очередной ощутимый укол остриём кастета, и злобный упрёк о том, что не старается, начал касаться затвердевшего члена языком, делая круговые движения.
Руки уже постанывал и больно дёргал его за волосы, запрокидывая голову и выгибаясь. Затем он обхватил голову Урухи руками, и начал с силой входить в его рот, с силой упираясь головкой в глотку, и заставляя Уруху закашливаться и испытывать рвотные позывы. - Нагибай, - коротко выдохнул Руки, вынимая член изо рта Урухи, обращаясь к басисту.
Рейта, всё это время жадно пожирающий глазами весь процесс, происходящий напротив его лица, тут же поспешно наклонил вперёд враз ослабевшего Уруху, и довольно шлёпнул его по заднице. Затем Уруха почувствовал, как одно запястье расщёлкнули, но не успел ничего сделать, как браслет защёлкнулся вновь, только уже сведя его руки спереди, а не за спиной, заставляя самостоятельно упираться рукам в пол. Пальцы Руки яростно впились в его ягодицы и с силой развели в разные стороны. Уруха начал биться под его жесткими прикосновениями, пытаясь вырваться, отчаянно натягивая цепь и ошейник, холодным железом впивающийся в шею и вновь выпускающий порции крови, с тихим стуком падающей на бетонный пол. Рейта тут же опустился перед ним, приставил кастет к лицу и надавил, оставляя порез на скуле и заставляя увидеть тело клинка. Это заставило его замереть, но всё тело Урухи затрясло как в лихорадке и качнувшись, он чуть не завалился на бок, но Руки крепко держал его, не давая упасть. Одним точным, беспощадным движением он вошёл в трясущееся безвольное тело и начал жёстко двигаться внутри. Из глаз гитариста брызнули слёзы, а из горла вырвался протестующий хрип.
- Непорядок, - деловито рыкнул Рейта и тут же сунул свой возбуждённый член в рот всхлипывающего Урухи.
Теперь согруппники постанывая, и с чувством глубокого удовлетворения, жёстко трахали гитариста, каждый со свой стороны, и иногда их губы встречались, а языки приплетались в яростных страстных поцелуях.
Что же до самого Урухи... Его сознание в какой-то миг просто отключилось, спасая мозг от осознания чудовищной реальности происходящей с ним. Он уже ничего не делал, ни губами, ни телом, просто послушно стоял, не чувствуя стекающих по бёдрам ручейков крови, не слыша животных стонов согруппников, и видя перед собой только постоянно движущийся пах Рейты. В нём даже не было и намёка на возбуждение, и лишь чувство безграничного ужаса затопляло отголоски сознания.
Руки кончил первым, обдав горячей спермой внутренности Урухи, а за ним кончил и Рейта, заставляя гитариста поперхнуться и закашляться. Он чуть не захлебнулся вязкой спермой, выплёвывая её на пол и чувствуя, как она всё же попала в лёгкие и теперь раздирала их, заставляя заходиться в новом приступе кашля.
Насильники отпустили его, и он мешком завалился на пол, гремя цепью, и постанывая от боли, унижения и отвращения. Голова его лежала на боку, а никак не желающие закрываться глаза, уткнулись в отчаянно трахающихся Аоя и Кая. Аой, стоя за спиной любовника и обхватив рукой его тело, яростно целовал, повёрнутое к ним лицо Кая, впиваясь в раскрытые губы и громко постанывая. Наблюдая всё это время за действиями согруппников, они не смогли удержаться и дождаться своей очереди.
- Эй, кто-то увлёкся, - зло хохотнул Рейта. - Ваш черёд, - он кивнул на распростёртое тело Урухи.
Отказаться они не могли, ведь задумали это вместе, но Каю уже было настолько хорошо, от заполняющего его Аоя и от его ловких пальцев на возбуждённой плоти, что не хотелось уже ничего. Он лишь обиженно поджал губы, и не прекращая процесса выдохнул в губы Аоя:
- Не хо-чу, что-бы ты тра-хал е-го...
Аой поцеловал ударника в губы и улыбнулся:
- Ну, давай это будешь ты, а я буду рядом, - и он игриво укусил его в плёчо.
- Хоооо-рошооо, - протянул Кай и выпутался из объятий гитариста.
Он подошёл к дрожащему Урухе, который надеялся, что всё уже закончилось, и толкнул его ногой:
- Суки, а вы видели, что он даже не возбуждён ??? Мы ж не звери !!! - с какой-то злостью бросил он Рейте и Руки.
Те лишь что-то неразборчиво и пристыжено пробормотали в ответ о том, что было не до этого и что дела им нет до возбуждения "этого сноба". Кай сокрушенно качнул головой, и сказал:
- Ну, мы сейчас это исправим...
Уруха из последних сил замотал головой и прохрипел:
- Нет, НЕТ, НЕТ !!! Не хочу !!!
Кай лишь ухватился рукой за мягкую плоть гитариста и с издёвкой проговорил:
- Ну, конечно, ты же так ненавидишь нас - "педиков", - он с шипением выплюнул это слово, - что никогда не простишь себе, если станешь таким же, - он криво усмехнулся.
Уруха с трудом разлепил не слушающиеся губы и зарычал:
- Нет, я никогда не стану таким !!!
- Ха-ха !!! - Кай откинул голову назад, не переставая двигать рукой вдоль ствола члена гитариста, - вот это мы сейчас как раз и исправим.
Он хищно улыбнулся и, склонившись, вобрал его член в рот. Аой, поняв извращённую задумку Кая, перехватил скованные руки Урухи, не давая сопротивляться, и придавил их коленом к полу, садясь у изголовья. Затем, он склонился над распростёртым телом и принялся помогать любовнику, покусывая тёмные соски слабо сопротивляющемуся гитаристу и водя по его телу руками и языком. Вскоре, Уруха с ужасом понял, что возбудился и вновь протестующе застонал, чувствуя, как очередное движение рук, губ и языка Кая, заставляет его отчаянно болящие мышцы живота сокращаться помимо воли от захлёстывающего желания.
- Отлично !!! - довольно произнёс Кай, отрываясь от члена согруппника и довольно осматривая проделанную работу.
Он не торопясь поднялся с колен, перевернул тихо рыдающего Уруху на живот, подтянул перепачканный спермой и кровью зад к себе и вошёл, наконец-то сам испытывая наслаждение. Ему стало ещё лучше, когда сзади его обнял и осторожно вошёл в него Аой. Любовники слились в поцелуе и принялись со стонами толкаться в верно выбранном ритме. Одной рукой Кай продолжал гладить дрожащий, возбуждённый член Урухи, а тот лишь всхлипывал, стонал и кусал собственные руки от бессилия и невозможности ничего сделать ни с мучителями, ни с собственным возбуждением. И даже пришедшая внезапно разрядка и накрывший его оргазм, не принесли ему морального удовлетворения, а лишь ещё больше унизили, уничтожили и вызвали новый приступ глухих рыданий.
Кай и Аой кончили практически за ним, протяжно постанывая и исступленно целуясь, а рядом раздались стоны Рейты и Руки, которые, наблюдая за происходящим, отчаянно отсасывали друг другу, лежа на боку в банальной 69 позе, и теперь заливали спермой стонущие рты.

***
Его забрал оттуда Руки, и ещё три недели держал у себя в доме, чтобы тот не смог предъявить в полиции следы побоев и насилия. Он держал его прикованным к батарее, трепетно следил за его здоровьем и периодически насиловал его. Хотя, насилием это было трудно назвать, ведь теперь Руки всегда убеждался, что возбудил гитариста, прежде чем начинал трахать его и удовлетворённо чмокал в макушку друга, когда тот с протяжными удовлетворёнными стонами кончал ему в руку.
В очередной раз, испытав ошеломляющий оргазм, Уруха вновь поморщился от отвращения к самому себе и от того, что Кай оказался прав, ведь он действительно теперь никогда не простит себя.

Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Arata_Taira

Фанф №14

Четверг, 12 Февраля 2009 г. 14:15 (ссылка)

 (154x247, 82Kb)
Настроение сейчас - Задумчивое

"Игрушка"

Автор: Арата Тайра
Жанр: яой, моя история
Пейринг: Рейта/Аой

***
Аой улыбнулся и с силой вжал в пол педаль газа. Проскочив на красный свет, он чуть было не вписался во взвизгнувшую тормозами "субару", и развеселился, почувствовав в крови адреналин, и то, что ему опять несказанно повезло. Он просто с бешеной скоростью мчался на репетицию, но ещё быстрее неслось его сердце. Неслось туда, где его ждали, где он был нужен, где его любили и туда, где любил он.
Притормозив возле высокого здания, в котором находилась репетиционная, он почти пулей вылетел из машины, и чуть ли не бегом несся к лифту, глупо улыбаясь, а затем нервно насилуя пальцем кнопку вызова.
***
Аой и сам не понял, как это случилось, но однажды он заметил, как странно на него смотрит Рейта. Сначала парень подумал, что ему просто показалось, но он всё чаще и чаще стал замечать долгие заинтересованные взгляды согруппника, а однажды, он улыбнулся Аою странной загадочной улыбкой. В голове брюнета всё смешалось и с этого дня, он потерял покой.
Сначала мысли назойливыми мухами начали отвлекать его от повседневных хлопот, но вскоре, подпитываемые взглядами, полуулыбками и лёгкими, словно случайными, касаниями, они стали преследовать его постоянно. Гитарист начал замечать, что думает о Рейте постоянно, что бы он ни делал. Когда он готовил есть, делал дома уборку или упражнялся на гитаре, лицо и движения басиста вставали перед его глазами, а сказанные им слова и фразы, проворачивались в голове Аоя бесчисленное количество раз. Начало доходить до того, что он думал о согруппнике постоянно, просыпаясь и засыпая с его именем на губах. Хотя, засыпал, было слишком громко сказано. Он подолгу ворочался в постели, чувствуя, как жесткие простыни царапают кожу, как подушка становится слишком мягкой или наоборот, сбивается в один жёсткий комок, а одеяло мешается и путается под ногами. Аой понимал, что просто изводит себя глупыми мыслями, но уже ничего не мог с собой поделать.
Гитарист и так не слыл покладистым характером, однако, в силу своего возраста и положения уже давно научился сдерживать свой буйный норов в узде, но с того момента, как Рейта влез своими серыми глазами в его подсознание, с ним начали происходить разительные перемены. Он всё чаще и больше становился раздражительным, вспыхивал по любому пустяку, а затем начал задираться сам и лезть в драку по любому поводу.
Но стоило Рейте появиться в репетиционной или в гримёрке, как брюнет становился покладистым, спокойным и улыбчивым, ловя каждое его слово, каждый жест и каждый взгляд. Аой прекрасно понимал, что с ним происходит, но как ни пытался, он ничего не мог с собой сделать. Он пытался пить успокоительные, прописанные ему личным психологом, но они лишь помогали ему быстрее уснуть, и выливались в усиливающуюся раздражительность, озлобленность и агрессию, слегка придавленную лекарствами.
Согруппники видели, что твориться с их вторым гитаристом, но предпочитали не вмешиваться, а Аою порой так хотелось выговориться кому-нибудь и поделиться той болью, которая клыкастым мохнатым зверем поселилась в его груди, и которая ночами глодала его рёбра изнутри, сжимая когтистыми лапами лёгкие, и мешая дышать. Порой брюнету хотелось покончить с ней, взять острый нож и просто вырезать из груди то, что заставляло задыхаться, мешало думать и жгучими болезненными волнами захлёстывало его с головой, когда Рейта улыбался другим, а не ему. Однажды его всё же прорвало и он поговорил об этом с Урухой, но то лишь высмеял его, призывая быть мужчиной и держать себя в руках, ибо было совершенно глупо испытывать такие чувства, основываясь на взглядах, словах и улыбках. Пристыженный Аой старался как мог следовать наставлениям друга, но то, что творил с ним Рейта, делало эти попытки похожими на попытки висельника из последних сил удержаться на раскачивающейся под ним табуретке.
А басист, словно не видел, что с ним твориться. Брюнет не понимал поведения согруппника, страдая от этого ещё больше. Периодически ему казалось, что Рейта испытывает нечто похожее на то, от чего мучился он сам, а порой, он думал, что легче заставить что-то чувствовать глыбу льда, чем равнодушного и холодного блондина. Он то притягивал к себе Аоя, отписывая ему длинные смс по ночам, в шутку целуя в губы, то вновь отталкивал, ссылаясь на нехватку времени, заботы и вообще держа от себя на расстоянии. У гитариста появилось стойкое ощущение того, что он породистая собака, которую то прогоняют, то вновь притягивают, держа на коротком поводке. Вот только мозоль от этого поводка была кровавой и несщадно ныла, а порой и гноилась, заставляя её обладателя сходить с ума от боли.
Но однажды наступил такой момент, когда нервы Аоя были на пределе, и психанув, он объявил о том, что уйдёт из группы, соглашаясь лишь на то, чтобы подождать и побыть в составе до тех пор, пока ему не подыщут замену. Он просто устал от этого выматывающего душу и нервы процесса, решив просто сдаться и прекратить бесполезную маяту. Но ему так и не дали уйти...
***
Рейта возник в дверях его квартиры настолько неожиданно, что брюнет ошалел и отступил на шаг, пропуская согруппника во внутрь. Серебристые глаза мерцали тихим светом, губы страдальчески изгибались, а руки нервно подрагивали.
- Аой, не оставляй меня...
Гитарист лишь прикрыл глаза и привалился к стене в прихожей:
- Рейта, не надо...зачем всё это...
На что басист в плотную подошёл к нему, крепко обнял и выдохнул в губы:
- Я люблю тебя...
Аой лишь ошарашено чувствовал, как требовательные губы накрывают его рот, а язык с нажимом проникает в полость рта, исследуя, захватывая и вызывая на поединок его собственный язык. С глухим стоном, он обвил стан Рейты и жадно ответил на поцелуй, задыхаясь, захлёбываясь накатывающими волнами, и чувствуя, как всё тело, каждая его клеточка покрывается мурашками.
Всё дальнейшее происходило как во сне. Они бешено срывали друг с друга одежду, не переставая ласкать, кусать, царапать и покрывать друг друга поцелуями. Со стороны могло показаться, что они словно борются, но неожиданно, весь процесс замедлился, став чувственным, нежным и неторопливым.
Опрокинув Аоя на кровать, Рейта ласкал его губами, руками и языком, пока тот не застонал и не выгнулся с беззвучным вздохом на губах. Блондин лишь завозился с пряжкой на джинсах, а затем, медленно погрузился в разгорячённое тело согруппника. Войдя до конца, он на секунду замер, а затем стал двигаться, сначала медленно и размеренно, а затем ускоряясь. Дыхание его сбилось, с губ сорвался стон, тело покрылось сверкающими бисеринками пота, а волосы прилипли к лицу и шее. А Аой лишь судорожно вцеплялся пальцами в его плечи, оставляя неглубокие царапины и толкаясь бёдрами навстречу разгорячённой плоти Рейты, и обвивая его талию ногами. От этого басист застонал ещё сильнее и нагнув голову, стал целовать раскрытые губы любовника.
Острое желание наполняло их тела, и не в силах себя сдерживать и контролировать, они с бешенным темпом рвались навстречу друг другу, переплетая пальцы и судорожно хватая сухими губами воздух. Наконец, не в состоянии больше терпеть, они кончили практически одновременно, испуская низкие животные стоны, и обессилено сжали друг друга в объятиях...
Но с того дня изменилось не многое...Рейта стал намного ближе к нему, но всё же он оставался таким же жестоким, как и раньше. Он продолжал терзать и до того израненную душу и тело Аоя, а он брюнет лишь закусывал до крови губы, когда было особенно больно, и вымученно улыбался, когда согруппники пытались заговорить с ним. Он начал чувствовать себя чужим в своём же коллективе и пристыжено отводил глаза, когда на него покачивая головой смотрел Уруха. А затем брюнет и вовсе начал злиться на него, за то что тот знает, видит и понимает всё, что делает с ним Рейта. Гитарист тихо себя ненавидел за то, что так ведёт себя, но поддавшись слабости однажды, он уже не мог остановиться и позволял делать с ним всё что угодно, ведь он знал, что Рейта любил его, а значит не мог желать ему зла...
***
Пальцы быстро строчили смс:
- Когда ты прилетишь ???
Экран замигал, отправляя сообщение, а затем вновь осветился, принимая ответ:
- Я не знаю, пока не могу. Дела.
Ответ резанул и отозвался болью в груди. Вновь быстрый перестук по клавишам:
- Но ты же можешь исполнить одно моё желание ???
Ответ:
- Ну, если это не закончиться летальным исходом :)))
Пару секунд на раздумье и пальцы быстро нажимают клавиши:
- Тебе не составит труда, а я буду просто сидеть и ждать )))
Ответ:
- Если это в моих силах, то я попробую )))
Сердце замерло, а дыхание остановилось:
- Пообещай...
Ответ:
- Ладно...
Нервный глоток и холод в руках:
- Я хочу услышать твой голос...
Ответ:
- Нет, я не могу этого сделать...
Боль, обида, разочарование:
- Но почему...
Ответ:
- Я уже объяснял почему...
Чувствуя, как сквозь строчки сквозит давно сказанная ложь, Аой не выдержал и написал:
- Ты обещал...
Ответ:
- Ну вот, теперь я человек, который не держит своего слова. Зачем я вообще такой нужен...
Слёзы ярости, ревности и жгучей обиды душили Аоя, пальцы продолжали всё строчить и строчить, а плечи лишь нервно вздрагивали, когда приходил новый ответ. В итоге, не выдержав, брюнет всё же сорвался, психанул и со всей силы швырнул мобильный телефон о блестящий пол кафешки, в которой он сидел. Экран пару раз моргнул и погас, а гитарист, сорвавшись со стула рванулся прочь от проклятого маленького устройства, чудо техники, придуманной человеком...

***
Аой спрятался в туалете от посторонних глаз, и тяжело привалившись к стене, дал волю захлёстывающим его чувствам. Солёные потоки брызнули из его глаз, обильно стекая по щекам, а он лишь тихо поскуливая сполз на пол, ощущая спиной холодный кафель. Он всё не мог остановиться и заходился в беззвучном захлёбывающемся стоне, чувствуя, как из глаз, вместе со слезами вымылись тёмно-синие линзы. Но машинально смахнув их с лица, Аой внезапно понял, что вместе с ними, с его глаз спал тяжёлый душивший его занавес, и всё это время застилающий ему глаза. Он понял, что слова о любви были лишь способом привязать к себе и не дать уйти, а вообще, для Рейты он был всего лишь интересной забавой, поражающей своей новизной, яркой необычной вещью и просто весёлой и смешной игрушкой...

Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Arata_Taira

Фанф №13 (долой уныние !!! счастье есть - его не может не быть !!!)))

Воскресенье, 08 Февраля 2009 г. 14:16 (ссылка)

 (400x300, 37Kb)
"Люблю"

Автор: Арата Тайра
Жанр: яой, лав стори
Пейринг: Аой/Уруха

***
Аой и Уруха прибыли в гостиницу первыми, разминувшись с согруппниками часа на два. Они ехали на другой машине, не поместившись в одну, но весьма не плохо скоротали время, весело болтая, делясь впечатлениями о турне и подкалывая друг друга дежурными шуточками. Из охраны с ними было всего два человека, но так как они пребывали инкогнито, никто не должен был знать о том, что парни поселятся именно в этой гостинице, а посему оба гитариста не стали придавать этому большого значения.
- Ох, не уж-то я сегодня как следует высплюсь !!! - мечтательно протянул Уруха и сладко потянулся.
Аой лишь только хмыкнул, с тоской отводя глаза от выгнувшейся от столь невинного жеста груди и округлившегося зада согруппника. Он давно уже смирился с той мыслью, что никогда не сможет признаться Урухе в своих чувствах, и предпочитал просто быть с ним рядом:
- Возможно и выспишься, - улыбнулся он и вышел из машины, остановившейся напротив дверей гостиницы.
Уруха улыбнулся в ответ и следом выбрался из авто.

***
Аой не знал, как охрана допустила это, но сейчас он видел лишь искажённое ужасом лицо Урухи, перекошенный в немом крике рот и наполненные отчаянием глаза. Визжа от восторга, толпа разбушевавшихся фанаток с остервенением рвала своего кумира, а охрана пыталась отбить у неё яростно сопротивляющегося Уруху. Вне себя от дикого животного фанатизма, девицы рвали на гитаристе одежду, вырывая клочья ткани и обливаясь восторженными слезами счастья.
Цепочки, пояс и прочие атрибуты имиджа уже разошлись по рукам и теперь, жаждущие фанатки, которым не досталось столь лакомых кусочков, буквально сдирали всё, что осталось на кумире, царапая кожу и оставляя на ней синяки.
Наконец, Аой не выдержал, и выхватив из кобуры одного из охранников ствол, пальнул из него прямо в потолок. Визг стал ещё громче и девицы как одна рухнули на пол, выпуская из железных тисков истерзанное тело Урухи. Шагая прямо по их спинам, Аой отшвырнул пистолет, и подхватив друга на руки, рванулся вверх по лестнице, уходящей из фойе на второй этаж гостиницы. Перед ним уже мчался насмерть перепуганный консьерж, показывая дорогу и услужливо открывая дверь в номер.
Уруху колотило крупной дрожью, глаза его были плотно закрыты, а пальцы, от дикой паники ставшие просто железными, с болью вцеплялись в шею и плечи Аоя.
- Тише, тише, всё хорошо, ты в безопасности, - брюнет сел в кресло и принялся успокаивать друга.
Он гладил согруппника по голове и как маленького слегка покачивал на руках. Уруха же ещё плотнее прижимался к нему, дрожа всем телом, и подозрительно молчал.
- Эй, Уру, ну я же с тобой, всё закончилось...Не трясись, - сердце гитариста вновь зашлось от смеси нежности, жалости и гнева.
Наконец, Уруха разлепил губы и запинаясь прошептал:
- М-м-мне х-хо-холод-но...
Аой вспомнил, что от пережитого стресса у людей порой начинается "психологический озноб", и с усилием отодрав от себя согруппника, брюнет принялся метаться по номеру в поисках пледа. На улице, как назло, стояла невыносимая жара, и тёплых одеял на этот период времени предусмотрено не было. Рыкнув в бессильной злости, Аой с болью в груди посмотрел на сжавшееся в комочек и дрожащее в кресле тело:
"Думай !!!" - мысленно крикнул он на себя.- "Душ !!!"
Парень тут же сгрёб в охапку дрожащего друга и бережно отнёс его в ванную. Усадив Уруху прямо на пол, он на полную открыл вентили, нагревая ванную, и принялся осторожно раздевать согруппника. Тот, наконец-то, дал волю чувствам и начал коротко и жалобно всхлипывать, сжимаясь в комок ещё плотнее и мешая Аою раздевать его.
- Тшшш, это же я...тебе будет тепло, - голосом успокаивал брюнет, продолжая отдирать судорожно вцепившиеся в плечи пальцы.
Ему всё же удалось преодолеть сопротивление, и раздев вздрагивающего Уруху до гола, он осторожно усадил его в ванную, направляя теплые потоки на широкую спину и растирая её рукой, чтобы быстрее отогреть. Сам же он закипал дикой яростью и злобой, видя глубокие царапины и синяки на нежной коже.
Но парень упорно продолжал ежиться и сжиматься в комок, всё никак не согреваясь и не прекращая дрожать. Тогда в голову Аоя пришла безумная мысль, и пока она владела его мозгом, он принялся раздеваться сам. Оставшись в трусах, он забрался под душ и со спины обнял друга, прижимая к груди, чувствуя его ледяные пальцы и покрывающуюся холодными мурашками кожу. В ответ на объятия, Уруха сначала дернулся, а затем плотнее прижался к брюнету.
Вода текла по их волосам, рукам и спинам, быстрыми бурунчиками закручиваясь вокруг ног и убегая в слив. Положив подбородок на плечо Урухи, Аой обнимал его руками и ногами и слегка покачивал вперёд и назад, успокаивая и тихонько напевая какую-то успокаивающую мелодию. Он и не знал, что взрослый мужчина может так ранимо отреагировать на сложившуюся ситуацию, но вспомнив царапины и синяки на спине гитариста, обезумевшие глаза фанаток и их рвущие на части пальцы, сам поёжился и крепче обнял друга. В ответ Уруха неожиданно заговорил:
- Аой..они..они чуть не порвали меня, - его вновь затрясло.
- Тсссс, их ведь уже нет и тебя никто не тронет, - Аой неловко погладил друга по колену.
Но Уруха всё никак не унимался и всё больше напоминал умалишённого. Его рот не закрывался, бормоча повторяющиеся фразы о произошедшем, и не выдержав, Аой развернул лицо друга к себе, и решительно накрыл его губы своими губами. Он просто пытался заставить его замолчать, а по этому даже не закрыл глаз, внимательно наблюдая за реакцией согруппника. Глаза Урухи удивлённо распахнулись и замерли, непонимающим взглядом уставившись в лицо Аоя, но внезапно его губы шевельнулись, ресницы затрепетали, а язык робко и неуверенно погладил губы брюнета.
Не ожидав такой реакции, Аой удивился, но всё же приоткрыл рот, пропуская внутрь робкий язык согруппника и осторожно обнимая его своим языком. Поцелуй их, по началу робкий и нерешительный, внезапно стал нарастающим, снедающим и нетерпеливым, словно два любовника встретились после долгой разлуки и наконец воссоединились. Обхватив голову Урухи руками, Аой обезумев впивался в желанные губы, чувствуя, как язык возлюбленного поигрывал с его пирсингом.
Развернув гитариста к себе лицом, и усадив на колени, брюнет крепче прижал к себе свою недоступную мечту, заставляя обнимать его ногами и прижиматься голой грудью к его груди. Уруха с неожиданной готовностью отозвался на это, обвивая шею друга руками и запуская пальцы в его волосы, а ладони Аоя принялись блуждать по спине согруппника, мягко поглаживая, и словно смывая все прикосновения чужих жадных рук. Не удержавшись, его руки скользнули по упругим ягодицам, разминая и лаская их, а напряжённые тёмные соски принялись тереться о ежищиеся от холода соски Урухи.
Но вскоре затяжной поцелуй, дразнящий запах дорогого парфюма, перемешавшийся с терпким запахом кожи, и тот факт, что Уруха, совершенно голый сидел на его коленях и тесно прижимался к нему, сделали своё дело и Аой почувствовал, что дико возбуждён. С болью в груди он всё же разорвал их долгий и безумно сладкий поцелуй, прекращая ласки и отрывая руки от желанного тела. Хрипя срывающимся голосом и стиснув зубы, Аой процедил:
- Уру, стой..я...
Дико смущаясь и краснея, словно пятилетний ребёнок, он опустил глаза не в силах посмотреть на друга, но от этого жеста, его взгляд не мог не натолкнуться на пах Урухи, тем более, что брюнет всегда мечтал о том, чтобы хотя бы краем глаза увидеть возлюбленного обнажённым, но то, что он обнаружил, заставило его тут же вновь поднять глаза.
Оказалось, что блондин не менее возбудился от их поцелуя и осторожных ласк, и теперь, глаза Урухи как-то странно поблёскивали в клубах белого пара, поднимающегося от горячей воды. Аой бережно убрал прилипшую к лицу белокурую прядь волос, и погладил любимое лицо.
- Уру...
В ответ, блондин лишь встряхнул мокрыми волосами, и осторожно приблизился к лицу друга:
- Аой...
Его губы раскрылись, приникая ко рту согруппника, а тело прижалось сильнее, упираясь возбуждённой плотью в голый живот брюнета. На это Аой глухо застонал и с остервенением принялся мять нежный податливый рот губами, покусывая и посасывая проворный язык. Не раздумывая, одна его рука легла на возбуждённый член Урухи и осторожно провела вверх-вниз по стволу, на что блондин отозвался глухим стоном, выдохнутым прямо в раскрытый рот. Другой рукой Аой не переставая, гладил, мял, и ласкал мокрую кожу возлюбленного, которая теперь покрывалась мурашками удовольствия.
Оторвавшись от опьяняющего рта, брюнет спустился к нежной шее Урухи, а затем к выгибающейся груди, прокладывая губами дорожку из поцелуев и собирая блестящие крупные капли воды. Его язык подхватил мягкий сосок и медленно очертил контур тёмного ореола, заставляя превратиться его в напряжённую упругую пуговку. Уруха лишь запрокинул голову и хватал ртом воздух, получая двойное удовольствие от действий губ, языка и рук согруппника. Его пальцы до боли впивались в сильные плечи, и изредка он запускал их в намокшие чёрные волосы, заставляя брюнета прижиматься к его груди ближе и сильнее.
Почувствовав, что Уруха заведён до предела, Аой решительно снял его со своих колен и поставил на ноги, оперев спиной о стену ванной. Клубы горячего пара со всех сторон окутывали голое сильное тело блондина, но согруппник безошибочно нашёл губами то, что искал. Его рот начал медленно и осторожно ласкать возбуждённую подрагивающую плоть, а Уруха лишь вздрагивал, закусывал губы и, взяв Аоя за волосы, задавал темп и силу движений его губ.
Одной рукой брюнет продолжал сжимать округлую ягодицу согруппника, а вторая осторожно скользнула между двух половинок, нащупывая упругое узкое отверстие. Пару минут Аой аккуратно массировал его сверху, а затем осторожно погрузил один палец внутрь, не переставая ласкать языком и губами напряжённый член друга. Уруха сначала дёрнулся, ощущая вторжение, но вскоре расслабился и позволил брюнету погрузить в него ещё один палец, чутко прислушиваясь к своим ощущениям. Вскоре ему и вправду начали нравиться подобные ласки, и он не заметил, как сам начал насаживаться на влажные движущиеся пальцы, цепляющие чувствительное место внутри его ануса.
Аоя уже клинило и он уже ничего не соображал от захлёстывающего его желания, а посему он оторвался от возбуждённой плоти Урухи и резко поднялся, впиваясь в постанывающие раскрытые губы. Блондин с готовностью ответил на жадный поцелуй, а затем сам развернулся спиной к согруппнику, прикрывая глаза в ожидании неизвестности. Несомненно, Аой был готов и сам развернуть гитариста, но такая решительность слегка ошарашила его. И всё же, брюнет довольно быстро взял себя в руки, к тому же его вожделенный объект мечтаний сам предлагал себя, заставляя сходить с ума. Дрожащими руками, он нетерпеливо сдёрнул с себя трусы и упёрся подрагивающей головкой в узкий проход.
- Потерпи, - выдохнул он в ухо блондина, - будет немного больно...
Во время последних слов, он всё же не удержался и начал входить в податливое тело, продвигаясь внутрь и мысленно матеря себя за короткие всхлипы боли, рвущиеся из груди Урухи. Погрузившись на всю длину, он замер и извиняющееся прошептал:
- Прости...
Пару секунд было слышно лишь отрывистое дыхание блондина, а затем он повернул голову к лицу Аоя и выдохнул в его губы:
- Не останавливайся, мне хорошо...
Глухо рыкнув и яростно впиваясь в мягкие губы, брюнет принялся всё же осторожно и размеренно двигаться в горячем анусе, одной рукой обнимая Уруху, а другой лаская его член. Блондин лишь приглушённо постанывал, ощущая всё ярче и острее то, что происходило внутри него. Рука Аоя заставляла его закусывать губы, а движущаяся твёрдая плоть рождала просто фантастические ощущения, отчего хотелось прогнуться всем телом вперёд, а зад наоборот отставить, чтобы упругий член друга входил в него ещё глубже и ещё ощутимее. Вскоре он уже и сам подмахивал бёдрами навстречу паху Аоя, стараясь удержатся соскальзывающими с мокрой стены руками.
Густой пар уже вовсю клубился вокруг двух разгорячённых тел, скрывая их практически целиком и оставляя на них крупные дрожащие капли воды. Аой и Уруха как бешенные трахались стоя в ванной, соскальзывая и балансируя на мокрой поверхности дна. Пару раз брюнет всё же не рассчитал амплитуды, отчего оба они чуть не грохнулись, и развернув блондина к себе лицом, и облокотив его на стену, Аой теперь с остервенением врывался в его тело, но теперь уже покрывая его губы и глаза поцелуями.
И всё же так не могло продолжаться вечно и захлёбываясь протяжным стоном, Уруха не выдержал и кончил, изливаясь на живот брюнета. Аой же, ощутив, как бешено сокращаются горячие мышцы вокруг напряжённой плоти, сделал еще пару мощных толчков и тоже взорвался, заливая спермой горячее нутро друга. Придерживая Уруху одной рукой, брюнет сполз вместе с ним на дно ванной и улыбнулся, утыкаясь носом в его плечо.

***
Они не сказали друг другу ни слова, лишь глупо улыбались и хихикали, пока смывали друг с друга следы жаркой страсти.
А затем, Аой завернул любимого в махровое полотенце и бережно отнёс в одну из спален номера. Примостившись рядом, он смотрел на сияющее лицо Урухи и улыбался.
- Ты ведь знал, да ???
Светлые ресницы затрепетали и скромно опустились:
- Да, Аой, я всё видел...
Брюнет хмыкнул и осторожно убрал за ухо выпавшую на лицо друга светлую прядь:
- Отчего же молчал ???
Уруха смущённо улыбнулся и вновь потупил глаза:
- А как с таким подойдёшь ???
Брюнет вздохнул и прижал к себе друга, продолжая улыбаться и чувствуя, как улыбается согруппник. А Уруха, удобнее устраиваясь на широком плече, вспомнил, как начался сегодняшний день, вспомнил разъяренную толпу, но теперь он больше не ненавидел своих поклонников, как это было совсем недавно. Мысленно он благодарил ту орущих и рвущих его людей, ведь не будь их, он всё так бы и мучился от того, что никак не мог решиться подойти и сказать одно единственное слово: "Люблю..."

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Arata_Taira

Фанф №12 (думаю, все устали от драммы - разбавим лав стори)))

Пятница, 06 Февраля 2009 г. 21:10 (ссылка)

Настроение сейчас - Опьянённое )))

"Лента"

Автор: Арата Тайра
Жанр: яой, лав стори
Пейринг: Рейта/Кай

***
Рейта устало потёр шею, в очередной раз смываясь из гостиничного номера от очередной безликой фанатки. Девица ещё спала, когда он тихо встал, оделся и незаметно выскользнул за дверь, облегчённо вздыхая от того, что удалось избежать разборки.
Выйдя на улицу, он поднял повыше воротник куртки, нацепил тёмные очки и побрёл домой, вновь став безумно одиноким и никому не нужным. Да, согруппники, несомненно, нуждались в нём, как в воздухе, и только их он и считал своей семьёй, а свою гитару - любимой подругой, вот только она не могла согреть его холодными равнодушными ночами, а подходящей девушки ему всё никак не попадалось, словно он был наказан за что-то.
С досадой плюнув под ноги, Рейта вздохнул и ускорил шаг, ведь сегодня ему ещё предстоял отлёт в другой город, а завтра концерт...

***
Кай раньше всех смылся из бара, сославшись на головную боль, усталость и просто нежелание больше пить. Под дружный протестующий свист согруппников, он скрылся в дверях, а ребята продолжили весёлую гулянку по случаю очередного концерта. Пускай он был в небольшом провинциальном японском городе, и согруппники воспринимали его скорее как отдых, но всё же они решили как обычно закатить пьянку и как следует оттянуться.
Пили они ещё долго, оглашая небольшой местный бар громким хохотом и пьяными воплями, но вскоре и Рейте стало тошно от того, что Аой и Уруха через каждых пять минут смывались в туалет, возвращаясь глупо хихикающими и слегка помятыми, а Руки уже вовсю клеил какую-то смазливую девчонку возле стойки, кивающую головой как глупый китайский болванчик, и пытающуюся вяло и неуверенно протестовать напористому вокалисту.
Следовать примеру Руки ему не хотелось, да и алкоголь уже почти заливал Рейте глаза, а когда басист попытался встать, его ощутимо качнуло. Благо, что бар находился на первом этаже их отеля, и парню ничего не стоило добрести до лифта и, ввалившись вовнутрь и нажав на нужную кнопку, грузно привалиться к стене. Кабина плавно притормозила, и вновь качнувшись, басист чуть ли не вывалился из раскрывшихся дверей. Хохотнув и покачав головой, отчего картинка перед глазами закружилась сильнее, Рейта неровным шагом направился к номеру, и застрял ещё минуты на две, пока всё же сумел попасть ключом в замок.
Как ни странно, но ввалившись в номер, он начал ощущать, как хмель слегка отступает, и он недовольно поморщился, пожалев о том, что не заказал ещё коктейль. Разувшись в прихожей, он всё же неуверенным шагом прошёл в ванную и, сняв повязку с лица, нагнулся над раковиной, сунув голову под кран с елё тёплой водой. Шум в ушах сразу прекратился и басист расплылся в довольной пьяной улыбке, начав раздеваться в том же полусогнутом положении и не вынимая головы из под прохладных струй. Раздевшись догола, он всё же перебрался в душ и уже там ловил кайф, смывая пот и соль, оставшиеся после концерта. Но одновременно из-за этого голова его прояснялась, и решив, что так он совсем протрезвеет, Рейта нехотя выполз из душа и обернулся полотенцем. Второе он водрузил себе на плечи и ленивыми движениями принялся вытирать мокрые волосы.
Пройдя через просторный холл вип-номера, кухню и большую комнату, служащую гостиной, он оказался в небольшом коридорчике перед двумя спальнями. Он уже почти и забыл, что на этот раз менеджер разместил его в одном номере с Каем.
"Ну, хоть Руки не будет вопить над ухом",- подумал он, вспоминая, как в прошлый раз проснулся от страстных вздохов согруппника и громких стонов какой-то девицы. В принципе, та история закончилась не плохо, и он вспомнил, как эта самая девица с утра пораньше сделала ему великолепный минет, когда он столкнулся с ней в ванной. Рейта и сам не знал, как это вышло, но воспоминания остались двоякие. С одной стороны его не радовала ночная побудка, но с другой - весьма порадовало утреннее "приветствие", которое , впрочем, ничем не отличалось от остальных.
"Да ладно", - отмахнулся от своих воспоминаний басист, но всё же напряг слух.
Ему почему-то не верилось, что Кай уже спит и ушёл так рано из-за усталости. Но он напрасно вслушивался в тишину, пока внезапно не услышал короткий всхлип.
"Ага !!!" - торжествующе подумал блондин и поднял вверх палец.
На цыпочках он осторожно прокрался к комнате согруппника и слегка удивился, заметив, что дверь не плотно прикрыта. Впрочем, это только подогрело его любопытство и облегчило задачу. Рейта слегка налёг на дверь, увеличивая щель, и заглянул в комнату Кая. Он был немного разочарован, увидев брюнета одного, но все же на его лице появилась довольная ухмылка, потому что Кай занимался именно тем, чем басист и предполагал увидеть. На большой двуспальной кровати, откинувшись спиной на подушки и широко раскинув ноги, в распахнутом халате, барабанщик отчаянно надрачивал свой член, тихо постанывая, закусывая губы и изредка приоткрывая глаза, чтобы не только почувствовать, но и увидеть то, что он делал с собой.
Тихо хихикая, Рейта уже хотел осторожно прикрыть дверь, чтобы не мешать "онанисту", как он окрестил его про себя, но всё же не удержался и что-то словно дернуло его пристальнее рассмотреть достоинство Кая. Он приоткрыл дверь ещё чуть-чуть и тут его пьяный взгляд уловил в руках барабанщика что-то большее, чем просто возбуждённую плоть.
"Нэ ???" - удивился блондин.
Всмотревшись пристальнее, с онемением и округляющимися глазами Рейта различил светло-голубую шелковую ленту, несколько раз обёрнутую вокруг гордо торчащей плоти и съезжающую то вверх, то вниз под старательными пальцами Кая. В ней он узнал ту самую отличительную деталь своего имиджа, которую он как-то одевал на одну из фотосессий группы, а затем безвозвратно посеял её, как ему казалось, навсегда.
От неожиданности увиденного, у него не возникло не единой мысли и Рейта пребывал в тихом шоке, пока его пьяная голова пыталась заработать и хоть что-то понять. В результате, мысль всё же пришла, и она заключалась в том, что Кай лежит сейчас на кровати и представляет, что он сейчас с ним - со своим согруппником.
"Хренов фетишист !!!" - мелькнуло в его хмельной голове.
Рейта не знал, откуда в нём взялась такая решительность, но он во что бы то ни стало захотел заполучить обратно свою ленту. Уверенно толкнув дверь, он в несколько шагов пересёк комнату, опустился на кровать и накрыл рукой возбуждённый член Кая. Глаза брюнета ошарашено распахнулись, рот сам собой открылся, но он не смог даже выдохнуть от ужаса и понимания того, что его не просто застукали, но ещё и раскрыли. Кай замер и напрягся как струна, и лишь его возбуждённая плоть подрагивала, словно живя своей жизнью.
Рейта внезапно с удивлением посмотрел на переплетение его пальцев с пальцами Кая и шёлковой лентой, обмотанной вокруг напряжённого и приятно тёплого члена. Ярко рубиновая головка была чуть влажной и соблазнительно поблёскивала в приглушённом свете ночника, отчего басисту внезапно захотелось потрогать её, и не успев остановить ни свои мысли, ни свои действия, Рейта удивленно обнаружил, что уже делает это. Пальцы осторожно потрогали шелковистую кожу у самого конца, а его рука, вместе с рукой Кая скользнула вверх, а затем вниз по стволу.
Он всё продолжал смотреть на то, как светлый шёлк контрастирует с красноватым оттенком члена, пока нервный всхлип не привёл его в чувства. Прикрытые серыми линзами глаза взметнулись вверх и были тут же перехвачены гипнотизирующими бархатно-карими глазами Кая. Его взгляд говорил столько, что Рейте показалось, будто он тонет. Удивление, ликование, тоска, нежность и, наконец, страсть и дикое желание выплеснулись на басиста и, до конца не понимая, что он делает, блондин нагнулся и припал к раскрывающимся навстречу губам.
Тут же цепкие руки взяли его в плотное кольцо объятий, а чужой язык нетерпеливо и требовательно ворвался в его рот, вторгаясь, захватывая и словно желая проглотить. Рейта слегка оторопел от такой бурной реакции, но когда одна рука Кая скользнула под полотенце и требовательно сжала голую ягодицу, его словно прострелило, и он уже сам теснее прижимался к барабанщику, всё яростнее отвечая на поцелуй и заводясь от каждого нового движения губ и языков.
Чувствуя, как вставший член оттопыривает махровое полотенце и даже причиняет некоторую боль, Рейта с сожалением оторвался от пьянящего рта, но тут же опустился к нежной шее. От кожи Кая пахло гелем для душа, свежестью и...сексом, словно он уже не один час забавлялся тут с его шёлковой летной. От смеси этих запахов, в голове Рейты вновь зашумело, но уже не от алкоголя, а от внезапно подхлестнувшего его желания. Глухо рыкнув, басист прикусил зубами открытый участок шеи, чувствуя, как от этого мелко задрожал под ним Кай.
Нетерпеливые руки брюнета сдёрнули с басиста первое полотенце, оголяя плечи и впиваясь в них пальцами, теребя, пощипывая кожу и притягивая к себе. Довольно хмыкнув, Рейта начал спускаться ниже, прокладывая языком влажную дорожку от ключицы к вызывающе торчащему соску, и обхватывая его дразнящими горячими губами. Ему всё же пришлось оторваться от приятной на ощупь плоти Кая, чтобы использовать руку в качестве опоры, на что барабанщик лишь разочарованно застонал и выгнулся всем телом навстречу языку и губам согруппника, упираясь возбуждённой частью тела в его живот.
Опускаясь ниже и вырисовывая замысловатые круги вокруг вздрагивающего пупка, блондин вновь обвил пальцами член Кая, словно музыку воспринимая сорвавшийся с приоткрытых губ короткий всхлип наслаждения. Рейта никогда не делал этого, но отчего-то сейчас ему захотелось ощутить во рту пульсирующую упругую плоть. Повинуясь порыву, басист опустился ещё ниже, и осторожно лизнул рубиново-красную кожу.
Новый всхлип и пальцы, судорожно вцепившиеся в белокурые волосы, подстегнули и прогнали его нерешительность, заставляя губы приоткрыться и осторожно накрыть налившуюся кровью головку. Юркий язык медленно описал круг, словно пробуя на ощупь и на вкус незнакомый фрукт, а затем осторожно скользнул и коротко потыкался в маленькое отверстие на самом конце. Задыхаясь от наслаждения, Кай выгнулся всем телом и непроизвольно двинул бёдрами вперёд, желая наконец-то получить желанную ласку в полной мере. Рейта лишь прикрыл глаза, и не заставляя себя долго ждать, поддался немой просьбе, медленно опускаясь ртом на всю длину ствола, а затем вновь приподнимаясь. Брюнет не смог сдержать глухого стона, вцепляясь одной рукой в простынь, а второй в подушку, одновременно закусывая зубами её белый мягкий угол, чтобы не дать новым стонам прорваться наружу. Басиста же переполняли странные ощущения. Его рот был таким...таким...таким заполненным, что ему хотелось вновь и вновь вбирать в себя напряжённую подрагивающую плоть и вновь нехотя отпускать её. Он так увлёкся, что и не заметил, как Кай стонал уже во весь голос, вздрагивая, извиваясь и начиная подмахивать бёдрами навстречу влажному и горячему рту согруппника.
Внезапно, барабанщик сам оттащил от себя голову Рейты, больно вцепляясь в волосы. Басист удивлённо раскрыл глаза, но тут же, скинув халат и сдёрнув, наконец, оставшееся на согруппнике полотенце, Кай навис над ним, обхватывая губами желанный член и утыкаясь своим в лицо блондина. Рейта не раз оказывался в этой позе, и сейчас не теряясь, просто раскрыл губы, вбирая в себя пульсирующую плоть и чуть не задыхаясь от того, что его собственный член погрузился во влажный мягкий рот. Губы Кая были очень осторожными, мягкими, но в то же время настойчивыми. Его язык порхал вокруг увлажнившейся головки, а рука нежно поглаживала сжавшуюся и подтянувшуюся от возбуждения мошонку. Затем Кай начал медленно насаживать рот на вызывающе торчащий ствол, заставляя Рейту приглушённо постанывать от удовольствия.
Нечаянные любовники делали друг другу минет с таким упоением, словно никогда раньше и никогда больше они уже не сделают этого. Рейта уже не стесняясь яростно трахал горячий рот Кая, а тот в ответ отрывисто и резко насиловал рот согруппника. Стоны их были приглушёнными, руки остервенело вцеплялись в напрягающиеся ягодицы, а бёдра двигались всё резче и чаще.
Наконец, Рейта почувствовал приближающийся финал, и глухо застонав, кончил, выстреливая густой белой струёй в горло согруппника, а через пару мгновений, он ощутил, как напрягся на мгновение Кай, и залил его рот тёплой вязкой спермой. Отплёвываться Рейте не хотелось и он просто проглотил то, что оставил в нём его щедрый любовник. Вкус показался ему немного странным, терпковатым и необычным, но басисту захотелось ещё, и облизав губы, он принялся вылизывать опадающий член Кая, всё ещё нависающего над ним. С таким же упоением и благодарностью барабанщик вылизывал Рейту, пока наконец, они не почувствовали, как желание отступило.
Развернув брюнета к себе лицом, басист прижал к себе притихшего Кая, утыкая его нос себе в грудь, и хмыкнув, спросил:
- Когда ты успел её спереть ???
Кай немного помолчал, не решаясь сказать что либо, но затем тихо ответил:
- Почти сразу после фотосессии, ты обронил её в гримёрке, а я подобрал...
Рейта задумчиво почесал нос о голое плечо согруппника:
- Так ведь прошло уже чёрт знает сколько времени !!!
Брюнет в ответ лишь пожал плечами:
- Ну, да...
Не веря своим подсчётам, басист уткнулся носом в тёмную голову и осторожно спросил:
- И всё это время ты....
На мгновение Кай сжался, но потом шёпотом ответил:
- Да, Рей, я всё это время дрочил на эту ленту, зная, что она когда-то была на твоём лице...
И пока блондин ошарашено прикидывал в голове возможное логичное объяснение, барабанщик тихо продолжил:
- Рей, будь моим любовником, хотя бы ненадолго !!! - он поднял умоляющие по оленьи бархатные глаза на друга. – Иначе у меня мозоль будет !!!
Блондина слегка огорошила такая просьба, ведь он никогда бы и не подумал, что их тихий и робкий барабанщик на самом деле может мучиться от таких желаний, к тому же он никогда не спал с мужчинами, но то, что они сейчас вытворяли, ему определённо понравилось. От воспоминаний о дразнящих губах Кая, его вновь бросило в жар, а в паху сладко потянуло, подтверждая то, что Рейта вновь возбуждался.
- Ладно, показывай, как это делается, - басист широко улыбнулся и поцеловал улыбающиеся губы барабанщика.

***
Они возвращались домой на блестящем белом самолёте. Руки бессовестно дрых, нацепив на голову большие наушники с орущим в них j-роком, Уруха и Аой кормили друг друга мороженым с ложечки и хитро поглядывали на Рейту, задумчиво рассматривающего проплывающие внизу пейзажи. Он думал о том, что до этой поездки он и не жил в полную силу. Девки, пьянки, бары никогда не могли заполнить его холодную и одинокую постель, а сейчас, было похоже на то, что наконец-то в его жизни случилось что-то действительно важное, и сейчас он наконец-то чувствовал себя живым, нужным и...
Кай умиротворённо посапывал на его плече, вцепившись пальцами в широкую ладонь басиста, словно боясь выпустить или потерять, но Рейта уже и сам ни за что бы не выпустил её, ведь теперь они были прочно связаны шелковой светло-голубой лентой судьбы...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Arata_Taira

Фанф №11

Пятница, 30 Января 2009 г. 18:19 (ссылка)

Сердцу не прикажешь...

Автор: Арата Тайра
Жанр: яой, драма
Пейринг: Рейта/Аой и Уруха

***
Аой вновь закусывал губы, силясь справиться со своей яростью и не врезать по этому холодному и равнодушному лицу.
- Не смотри на меня так! Ты сам знаешь, что это не возможно! - Рейта фыркнул и вышел из комнаты.
Гитарист прикрыл руками лицо и задрожал всем телом. На все его намёки и попытки сблизиться, басист лишь смеялся над ним, обзывая низкими словами и игнорируя его чувства. Аой не знал, куда ему себя деть, чтобы хоть как-то унять то маниакальное рвение, с каким он преследовал Рейту, стараясь быть хоть немного ближе, хотя бы просто посидеть с ним рядом и ненароком прикоснуться к желанной руке. Но басист, даже иногда позволяя эту вольность Аою, так и норовил после оскорбить согруппника, назвав геем, и нагло смеясь в лицо.
Все видели то, как Рейта относился к длинноволосому брюнету, но все упорно молчали, предоставляя парням возможность разобраться самим. И лишь Уруха всегда привечал Аоя и подставлял дружеское плечо, выслушивая все жалобы и страдания друга.

***
- Уру !!! Я так больше не могу !!! - Аой застонал и сполз по стене, раздирая нежный шёлк рубашки о шершавую поверхность.
- Аой !!! Возьми себя в руки и не будь тряпкой !!! - Уруха гневно сжал кулаки, и сверкнул глазами.
В ответ, брюнет только накрыл голову руками и уткнулся носом в колени. Сев рядом, блондин обнял согруппника за плечи:
- Аой, я верю..всё будет хорошо.., - он поцеловал друга в макушку и прижал к груди, давая тому просто выплакаться и дать волю чувствам.

***
Вымотанный после концерта, гитарист шёл по тёмному коридору к гримёрке, попивая воду из бутылки. Он не знал, как мог совладать с собой и нормально отыграть концерт, видя перед глазами любимое лицо, перетянутое шёлковой летной, и невыносимо желанное тело, выгибающееся в такт музыке. Он тряхнул головой, отгоняя видение, и продолжил свой путь, как неожиданно, чья-то сильная пара рук, рванулась из темноты и втащила его в узкую комнатушку, служившую уборщицам для хранения "профессиональных" предметов работы. Аоя охватила жуткая паника, когда горячая ладно накрыла его рот, заставляя молчать, ведь это мог быть один из безумных фанатов, норовивших заполучить кумира, но затем он услышал горячий шёпот в самое ухо:
- Аой, ты ведь так хотел этого....я твой....
Ноздри резанул запах до боли знакомого дорогого парфюма, а затем его губы накрыл чужой рот, грубо проникающий в него. По лицу скользнул холодный шёлк и сердце длинноволосого забилось, как бешенное, норовя вот-вот выпрыгнуть из груди, понимая, что перед ним, в кромешной темноте стоит Рейта. Аой застонал и судорожно обхватил желанное тело, прижимая к себе и словно пытаясь раздавить. Язык яростно рванулся навстречу, а пальцы принялись судорожно рвать одежду, скрывающую столь вожделенное тело от ненасытных рук.
Губы впивались, кончики пальцев хватали и сжимали заострившиеся соски, а возбуждение брюнета росло с непропорционально космической скоростью, захлёстывая и заставляя стонать и рычать, от ответных ласк, кусающих, сжимающих и заставляющих пол уходить из под ног. Низ живота Аоя налился жарким расплавленным свинцом, заставляя вздрагивать и стонать от каждого прикосновения. Губы согруппника скользили по его телу, расстёгивая одежду и исследуя горячим влажным ртом и языком каждый миллиметр бархатной кожи, воспламеняющейся от каждой новой ласки. Вот дразнящие и нетерпеливые губы обхватили напрягшийся, дерзко-торчащий сосок и Аой отчаянно закусил губу, стараясь сдержать рвущийся наружу голодный грудной стон. А губы и лёгкое касание шёлковой ленты на лице, спустились ниже, нетерпеливо срывая пряжку ремня и освобождая окаменевшую плоть. Рот, жаркий, трепещущий, осторожно накрыл вздрагивающую повлажневшую головку, а язык скользнул по окружности, облизывая и лаская рубиновый конец плоти.
Аой застонал и впился руками в волосы согруппника, запрокидывая голову и испуская не то всхлип, не то рык, и насаживая горячий рот на жаждущую плоть. Снизу из темноты послышался лишь сдавленный смешок, а затем губы заработали чаще, сильнее, и ощутимее, то втягивая в себя, то отпуская напряжённую плоть. Одна рука со всей силы впивалась в его мягкую ягодицу, а вторая ласкала чувствительное место, между основанием члена и ануса, периодически захватывая горячие, напрягшиеся яички в ладонь. Затем, рука исчезла, а через секунду, увлажнённый слюной палец, ищуще скользнул в сжимающееся от сладких судорог отверстие. Аой вновь испустил грудной стон и лишь сильнее впился в волосы согруппника руками, ощущая, как первому пальцу присоединился второй, а затем и третий, отыскивая чувствительную точку и заставляя искрам сыпаться из его глаз от нахлынувших невероятных ощущений.
- Я хочу тебя....войди.., - прохрипел брюнет, чувствуя, как от несдержанности прикусывает губу, ощущая солоноватый привкус крови на губах.
В следующее же мгновение его развернули лицом к стене и настойчивыми, частыми толчками, член согруппника погрузился в его горячий жаждущий анус.
Лишь единожды Аой всхлипнул, не в силах вынести резкую вспышку боли, но затем, размеренный темп и частые поцелуи в затылок и шею, заставили его отвлечься и, наконец, ощутить, как боль постепенно смешивается с накатывающими острыми ощущениями, заставляющими стонать, сильнее тереться напряжёнными сосками о шершавую стену и судорожно сжимать собственный член, стремясь к максимальному удовлетворению.
Горячая ладонь накрыла его руку, обхватывающую ствол, и теперь они двигались в едином ритме, сплетя пальцы и ускоряя темп. Аой отчаянно двигал навстречу бёдрам согруппника, вскрикивая и постанывая, а так же, наконец-то, обретая то ощущение наполненности, к которому он стремился всё это время.
Последние толчки были яростными, дикими и действительно болезненными, но Аоя ещё больше клинило от этих ощущений, заставляя как можно ярче и насыщеннее ощутить наступивший оргазм. Он не выдержал и застонал, кончая в сжимающую его руку, чувствуя болезненный укус за плечо и как горячая жидкость наполняет его нутро.
Они сползли на пол и долго хрипели сорванными лёгкими, пытаясь прийти в себя и восстановить дыхание. Но внезапно Аой услышал бряцанье ремня и, не успев что либо сказать, он ощутил, как его больно резанула по глазам полоска света, просочившаяся в открытую дверь, и его любовник ушёл. Аой ошарашено сидел на полу, пытаясь собрать мысли воедино и понять хоть что-то....

***
Всю следующую неделю Аой кидал долгие взгляды на Рейту, ловил его глаза и глупо улыбался. Басист же фыркал, отворачивался и злился, не довольный усилившимся вниманием гитариста. Брюнет вздыхал, расстраивался и опускал глаза, но всё же, подловив момент и оставшись с Рейтой наедине, он поймал его руку и поднёс к губам:
- Аригато....
Рейта удивлённо покосился на согруппника и вырвал руку:
- За что ??? Ты охренел ???
Басист зло сверкнул глазами и вышел из репетиционной, покрывая Аоя матами и грозясь ударить. Брюнет ошарашено вылетел вслед, наблюдая удаляющуюся спину блондина и закусил губу.
- Аой..., - тихо окликнул его чей-то голос.
Гитарист повернулся и удивился:
- Уруха ??? Ты разве не ушёл ??? - он немного смутился от того, что друг стал немым свидетелем состоявшейся сцены.
- Аой....это..это был я...., - бледнея прошептал Уруха, и было видно, как всё его тело сотрясает мелкой частой дрожью.
До брюнета не сразу дошёл смысл сказанного, и он пытался прикинуть в чём дело, но когда он понял, что именно имел ввиду согруппник, волосы на его затылке встали дыбом, а глаза округлились от ужаса. Он не мог произнести ни слова, хватая округлившимся ртом воздух, и ошарашено вытаращившись на Уруху.
- Аой...это был я ..тогда...в подсобке.., - губы гитариста пересохли, а лицо стало ещё более бледным.
Брюнет наконец-то смог совладать с собой и выдохнул:
- Тыыыы...тыыы....КАК ТЫ МОГ ?????? - кулаки Аоя сжались до белизны в костяшках, а в глазах бушевала неуёмная ярость, которая тут же выплеснулась наружу сокрушительным и болезненным ударом в челюсть.
Уруха рухнул как подкошенный, но даже не сделал попытки схватиться за лицо, чувствуя как из разбитой губы засочилась кровь.
- НЕНАВИЖУ ТЕБЯ !!! - в безумии закричал Аой, и вцепившись в волосы кинулся бежать по коридору, всё дальше и дальше отдаляясь от Урухи.
- Но...я....я люблю тебя...., - прошептал поверженный на пол Уруха и горькие ядовитые слёзы заструились по его бледным щекам. - Я люблю тебя, Аой....
Обхватив ноги руками, и уткнувшись в них лицом, гитарист безудержно рыдал, заливая штаны кровью, подвывая и кусая до боли себя за колени, понимая, что сердцу не прикажешь кого любить, а кого ненавидеть....

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество

«  Предыдущие 30

<gazette - Самое интересное в блогах

Страницы: 1 ..
.. 15 16 [17]

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda