Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 868 сообщений
Cообщения с меткой

оборотень - Самое интересное в блогах

«  Предыдущие 30 Следующие 30  »
Джандар

Древняя волчья магия или откуда пошли легенды об оборотнях

Вторник, 09 Мая 2017 г. 23:49 (ссылка)

Для понимания феномена оборотней очень важно проследить, как образ человека-волка изменялся со временем.

Как и у любого другого чудовища, у оборотней внушительная история, корни которой уходят далеко в доисторические времена, и разные ее аспекты отражены почти во всех уголках мира.

Неясные отголоски этой традиции мы находим в преданиях и легендах на древней родине первых индоевропейцев, там, где сейчас находится южная часть России. Когда более трех тысяч лет тому назад началась эпоха великих переселений, кочующие племена забрали свои знания Магии Волков.

Часть их отправились в Европу, где постепенно сформировались кельтские, германские, италийский, греческий, славянский и балтийский народы. Другие индоевропейские племена обосновались в Азии, в Персии и большей части северной Индии, рассеялись по азиатским степям, а на территории сегодняшней Турции основали империю хеттов.

Первоначальная форма этой древней традиции сегодня никому неизвестна, существует лишь множество догадок. Предполагают, что юные воины, жаждущие посвящения, уходили в дикие места и жили как волки: носили шкуры и ели сырое мясо. Если они с успехом проходили такое испытание силы и смелости, то старейшины племени открывали им секреты древней Магии Волков.

По-видимому, даже в те времена к воинам-волкам относились неоднозначно. Ключом к этому могут послужить предания о медвежьей магии, которая оставила след даже в английском языке (например, современное слово berserk, которое переводится как «неистовый человек, зверь», восходит именно к этой традиции).

Дело в том, что во многих источниках более поздних времен упоминается, что такие воины слишком часто не контролировали свои животные инстинкты и отличались страшной жестокостью. Древнее индоевропейское слово vark («волк») можно проследить во многих дочерних языках индоевропейской семьи: в санскрите — vrikas, в древнеперсидском — varka, германском — warg, древнескандинавском — vargr, старославянском — velku, хеттском — hirkas. Все эти слова имеют два значения: «волк» и «преступник, человек вне закона, дикий зверь».

Во многих исторических источниках также часто встречаются упоминания о древней магии волков. Названия многих племенных групп индоевропейцев переводятся как «люди волка». Греческий историк Геродот упоминает кочевое племя, невры, в котором каждый человек раз в году превращался на несколько дней в волка.

Другое племя, которое упоминается в древнеперсидских преданиях, называлось хаомаварга, что в буквальном переводе означает «волки-сомы».

Сома — это ритуальный дурманящий напиток, который много раз упоминается в санскритских и древнеперсидских текстах. По-видимому, связь между превращением волка и использованием опьяняющего напитка является далеко не случайной.

В полной мере, однако, индоевропейская магия волков появляется в древнескандинавских источниках. В основном такие предания сохранились в Исландии, где даже после прихода христианства монахи гордились своей родной культурой и традициями и записали старые саги в нетронутом виде. Некоторые из этих поэм относятся к древним временам, например, «Сага о Вёльсунгах» частично основана на исторических событиях, которые имели место задолго до падения Рима.

Постоянный мотив этих сказаний — превращение людей в животных. Многие герои-воины были оборотнями, а их приключения и подвиги в образе зверя являются одним из главных сюжетов фольклорных преданий. Несмотря на то что волк и медведь — самые популярные образы, в древнескандинавских легендах о превращениях также упоминаются лебедь, выдра, лосось и другие животные.

Стоит также обратить внимание на то, как проявляли себя воины, меняющие свой облик. В одном из источников рассказывается история о Бедваре Бьярки, одном из воинов Хрольфа Краки, короля Дании. Во время последней битвы короля Бедвар куда-то исчез, и долгое время его нигде не было видно.

Однако люди увидели, как огромный медведь ринулся в битву, опередив людей короля Хрольфа. Он сражался как безумный, поражая воинов и коней врага.

Один из друзей Бедвара, наконец, увидел, что тот неподвижно сидит в своей палатке и поднял его; в тот самый момент медведь неожиданно исчез из вида.

Чаще, однако, воины-оборотни лично присутствовали на поле боя, хотя сражались примерно так же, как призрачный медведь Бедвара. В XIII в. исландский поэт Снорри Стурлусон в своей «Саге об Инглингах» писал: «...эти бесстрашные воины без кольчуги ринулись в бой и сражались отчаянно, будто псы или волки, вдребезги разбивая свои щиты. Они были сильны, словно медведи или быки, и отмахивались от людей, как от насекомых. Казалось, что им не страшен ни огонь, ни железо». Как раз это и называется «сорваться с цепи».

Появившееся понятие «сражаться как зверь», по-видимому, выпало из обихода с усилением влияния христианства в Европе. К тому моменту, когда на смену Средневековью пришла эпоха Возрождения, часть старых традиций сохранилась лишь в изолированных сельских районах Западной Европы.

Вплоть до 1500 гг. сообщения об оборотнях поступали из горных районов Германии и Южной Франции. В более поздние времена активность оборотней, кажется, пошла на спад. В Восточной Европе — совсем другая история, и на это есть много исторических причин. В некоторых районах Балканского полуострова древняя магия волков, по-видимому, сохранялась достаточно долго, и вполне возможно, жива до сих пор

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Angel767

Волколак

Воскресенье, 19 Октября 2014 г. 13:01 (ссылка)


Волколак (иногда Волкодлак) – разновидность териантропического волкоподобного существа в мифологии древних славян. Териантропия – процесс обращения человека в дикое животное – известна практически всем народам древнего мира. У славян существовало три основных вида «оборотничества»: обращение в волка (Волколак), обращение в кошку (Кошкалак) и обращение в медведя (Бералак). Наиболее распространенной формой является обращение в волка. Очевидно, причина этого заключается в том, что многие славянские племена (роды) считали волка своим тотемом.


Волколак – оборотень, наполовину человек, наполовину волк. Судя по дошедшим до нас легендам, Волколак несет в себе гораздо больше животного, нежели человеческого. Кроме того, он превосходит своих животных собратьев (волков) по всем параметрам, включая силу, ловкость и чутье. Вместе с тем, Волколак после обращения может сохранить немало личностных черт, включая не только привязанности, но и знания. Однако, данный аспект прослеживается весьма смутно и зависит от многих факторов. Хотя вполне очевидно, что если речь идет о человеке, который «перекидывает» (оборачивается в Волка) по собственному желанию, то со временем в образе животного он будет сохранять большинство человеческих качеств. Далее


 




Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Джандар

Ламия и эмпуса

Понедельник, 02 Января 2017 г. 12:12 (ссылка)

О ламиях, странных существах мрака, сложено немало легенд. Но существовали они когда-нибудь или это лишь плод воображения людей, боявшихся ночи? Первые упоминания о Ламии появились в греческой мифологии.


По легенде, когда-то она была королевой Ливии, прекрасной женщиной, у которой были дети от Зевса. Но когда Гера, жена громовержца, узнала об этом, она приказала королеве поглотить младенцев. Пришлось Ламии подчиниться, ибо спорить с богами трудно. Кроме того, Гера из ревности лишила королеву сна.

В результате она, скрывшись в мрачном подземелье, превратилась в настоящее чудовище, питающееся людьми. Не имея возможности уснуть, она бродила ночами и высасывала кровь у встречных, причем ее жертвами чаще всего становились юноши.

Перед тем как высосать кровь, она разрывала их похожими на когти ногтями. Чтобы уснуть, Ламия вынимала свои глаза, становясь на это время наиболее уязвимой.

Будучи наполовину женщиной, наполовину змеей, королева породила жуткое потомство, получившее название «ламии». Существа обладают полиморфическими способностями, могут выступать в различных ипостасях, обычно как зверочеловеческие гибриды. Однако чаще они уподобляются красивым девушкам, поскольку так легче увлечь легкомысленных мужчин. Из своих жертв ламии высасывали кровь, нападали на безоружных и спящих людей, лишая их жизненных сил.

Согласно другой легенде, имя Ламия первоначально носила мифическая царица, известная своей красотой и жестокостью. Именно за необузданность боги обратили ее в чудовище с телом змеи и женской головой.

Имя стало нарицательным, поэтому у древних литераторов мы видим уже обращение к ламиям исключительно во множественном числе — они стали древнегреческой аллегорией зависти. Это существа, подобные сиренам, обитающие вместе с драконами в пещерах и пустынях. Их атрибутом является золотой гребень, которым они расчесывают пышные волосы.

Есть и еще одна легенда. Английский священнослужитель, писатель и ученый XVII века Роберт Бертон приводил рассказ древнегреческого софиста Филострата из его книги «О жизни Аполлония»: «Некий Мениппе Ликий, молодой человек, на пути меж Канхреями и Коринфом встретил подобное призрачное существо в облике прекрасной молодой женщины.

Взяв его за руку, она повела юношу к себе в дом в предместье Коринфа. Там сказала, что она родом финикиянка, и если Мениппе с нею будет жить, то услышит, как она поет и играет, как угощает сладким вином, а главное — она будет до конца жизни верно и преданно ему служить. Вообще-то Ликий был философом, жил степенно, скромно и умел сдерживать свои страсти. Однако перед любовной страстью не устоял.

Молодой человек довольно долго прожил с этой женщиной к великому удовольствию и наконец женился на ней.

Кроме прочих гостей на свадьбу явился сам Аполлон, который обнаружил, что эта женщина — змея, ламия и что все ее имущество и богатство иллюзорно.

Когда женщина увидела, что ее разоблачили, она заплакала и попросила Аполлона молчать, но его это нисколько не тронуло. В тот же миг она, серебряная посуда, дом и все, что в нем было, исчезло».

Название «ламия» этимологически происходят от слова, которым в Ассирии и Вавилоне называли демонов, убивающих грудных младенцев. У древних авторов ламии — это существа, подобные сиренам и обитающие в пустынях Африки. Выше пояса у них формы красивой женщины, нижняя же половина — змеиная. Некоторые называли их колдуньями, другие — злобными чудовищами, что завлекают путников в пустыне и пожирают их.

Первоначально ламии жили в Африке, но со временем расселились по всему миру. Обосновались они в пещерах, лесах, оврагах, если повезет, в старых заброшенных замках; гулять выходили, как и всякая уважающая себя нечистая сила, по ночам.

Образ ламии может рассматриваться как символ порочной страсти и призрачности материальных благ. Но, согласно некоторым легендам, ламию легко разоблачить: для этого достаточно заставить ее подать голос. Поскольку язык у ламий раздвоенный, они лишены способности говорить, умеют только мелодично свистеть.

В восточной Европе ламия ассоциировалась с ночным кошмаром марой — духом в облике высокой женщины или, напротив, сгорбленной старухи, но почти всегда с длинными распущенными волосами. У южных славян ламия — чудовище с телом змеи и собачьей головой: она темной тучей опускается на поля и сады, пожирает плоды земледельческого труда.

Однако, как ни сильна была вера в этих чудовищ, по прошествии веков люди потеряли страх перед ламиеи. Уже в древние времена она служила просто средством устрашения родителями непослушных детей. Тем не менее отзвуки этих поверий живы и сейчас: если ребенок внезапно умирает, говорят, что он был задушен ламией.

Сегодня ламии мало распространены, поскольку инквизиция и активисты — охотники на вампиров — в свое время истребляли их повсеместно: в ход шли и серебряные пули, и святая вода, и осиновые колья. На некоторое время они исчезли вообще, однако в XVIII веке эти существа вновь объявились в Англии, Франции, Греции, Италии и Испании.

Маги того времени не смогли вовремя остановить их размножение, и в итоге на сегодняшний день, как говорят мистики, мы имеем по всему миру не одну тысячу ламий.

В 1577 году появился трактат Иоганна Виера «Жизнь ламий». В нем отмечается, что главным и несомненным атрибутом этих вампиров является золотой гребень.

Ламия имеет возможность менять свой облик, превращаясь из полузмеи в женщину несравненной красоты.

Правда, это превращение не бывает полным. Язык остается по-змеиному раздвоенным, а голос шипяще-свистящим. Именно поэтому ламии никогда не разговаривают в полный голос, предпочитая драматический шепот. К тому же у них нет постоянного облика, они меняют возраст, фигуру, цвет кожи и волос. Именно поэтому однажды увиденную ламию впоследствии очень трудно узнать.

Ламиями называются также вампиры, которые, по народному представлению поздних греков, под видом прекрасных дев привлекают юношей и высасывают у них кровь.

Слово «ламия» использовалось в латинском переводе Священного Писания как обозначение еврейского имени Лилит. Слово имеет многочисленные ассоциации в фольклоре и легендах. В сочинениях демонологов ламия символизировала ночной кошмар. Ламиями также назывались существа, подобные сиренам или нереидам.

Близкая родственница ламии — эмпуса. В греческом мифотворчестве это демоническое существо с ослиными ногами, чудовище, высасывающее по ночам кровь у спящего человека.

Эмпуса считалась ночным духом и принадлежала к так называемым мормоликам — существам из свиты богини колдовства и магии Гекаты. Богиня посылала принимавшую различные образы эмпусу пугать людей, преимущественно женщин и детей.

Демоница могла выглядеть как собака, корова, ослица, страшное привидение с пылающим лицом или как прекрасная дева. Кроме того, она любила нагонять страх на путников. Правда, и ее саму можно было легко отпугнуть бранным словом, заслышав которое, эмпуса, визжа, обращалась в бегство.

По существовавшим поверьям, она часто уносила маленьких детей, а из-за принадлежности к мормоликам, существам, не знавшим наслаждений любви, высасывала кровь у юношей, являясь им в образе прелестной женщины. Эмпусе были родственны эринии и эвмениды, получившие не только широкое распространение, но и весьма стойкий культ.

Эмпуса упоминается в комедиях Аристофана, но несколько в ином образе. По словам великого комедиографа, это чудовище в Аиде, представляющее собой собаку, у которой одна нога медная, другая из навоза.

Таким образом, можно сделать вывод, что эмпуса — это обитательница подземного мира, умеющая изменять внешность, но обладающая устоявшимися атрибутами — бронзовой ногой и пылающим лицом. Если в эпизоде из «Лягушек» Аристофана эмпуса появляется как чудовище, один из обитателей Аида, то во втором эпизоде мы видим ее уже как красавицу-соблазнительницу.

В обоих случаях она — существо устрашающее и наверняка опасное. Само упоминание ее в драматических произведениях свидетельствует о широкой распространенности легенд о ней, так как театральные постановки были рассчитаны на широкие массы и, соответственно, их реалии должны были взывать к традиционному, распространенному, «разделяемому обществом знанию».

Об этом свидетельствует и упоминание эмпусы Демосфеном в своих «Речах», которые также произносились при большом скоплении народа.

Против подобных зловредных существ широко использовались разнообразные охранные амулеты, драгоценные камни, которые, как считалось, обладали различными чудесными свойствами.

Автор II века Дионисий упоминает о том, что для эмпус страшна яшма: «Море представляет много чудесного для людей, а также производит кристалл и темную яшму, страшную для эмпус и других привидений».

Еще одно упоминание о ней принадлежит автору III века Флавию Филострату, причем его рассказ имеет явно фольклорный характер. Эта история впоследствии была использована Яном Потоцким в «Рукописи, найденной в Сарагосе».

Вот как писал Филострат:

«Вникните же в сказанное мною! Эта вот ласковая невеста — одна из эмпус, коих многие полагают упырями и оборотнями. Они и влюбляются, и любострастию привержены, а еще пуще любят человечье мясо — потому-то и завлекают в любострастные сети тех, кого желают сожрать».

Здесь образ эмпусы расширяется, благодаря чему становится понятна ее связь с ламией.

Часто упоминаемые отношения эмпусы с Гекатой уходят корнями не в античность, а в византийский словарь X века под названием «Свида». Там это существо — демонический призрак, насылаемый Гекатой на людей, или же она сама.

«Свида» упоминает еще два имени эмпусы, первое — Ойнополь, так как она появляется из темноты и наделена способностью менять обличье. Другое имя — Оноскелис («с ослиными ногами»). Последнее создание часто считают самостоятельным демоном, встречающимся в «Завещании Соломона» — иудейском памятнике, написанном на греческом языке.

Там Оноскелис описывается как привлекательная женщина с ослиными ногами, то есть внешне это не что иное, как сатир женского пола.

Метки:   Комментарии (6)КомментироватьВ цитатник или сообщество
plushewa

20 фильмов, основанных на мифах и легендах

Вторник, 13 Декабря 2016 г. 20:45 (ссылка)
md-eksperiment.org/etv_page...y=Features


Предлагаем Вашему вниманию подборку из 20 лучших фильмов, основанных на мифах и легендах.
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Понтифик_Иванов

20 фильмов, основанных на мифах и легендах

Вторник, 13 Декабря 2016 г. 15:19 (ссылка)
md-eksperiment.org/etv_page...y=Features

Предлагаем Вашему вниманию подборку из 20 лучших фильмов, основанных на мифах и легендах.
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Юрий_Скилев

Кицунэ, как она прекрасна, даже более, чем опасна

Суббота, 03 Декабря 2016 г. 15:56 (ссылка)

Кицунэ (яп. 狐) — японское название лисы.В японском фольклоре эти животные обладают большими знаниями, длинной жизнью и магическими способностями. Главная среди них — способность принять форму человека; лис, по преданиям, учится делать это по достижении определённого возраста (обычно сто лет, хотя в некоторых легендах — пятьдесят). Кицунэ обычно принимают облик обольстительной красавицы, симпатичной молодой девушки, но иногда оборачиваются и мужчинами. Надо отметить, что в японской мифологии произошло смешение коренных японских поверий, характеризовавших лису как атрибут бога Инари (см например Легенду — «Лис-весовая гиря»[1]) и китайских, считавших лис оборотнями, родом, близким к демонам.
Другие возможности, обычно приписываемые кицунэ, включают способность вселяться в чужие тела, выдыхать или иначе создавать огонь, появляться в чужих снах, и способность создавать иллюзии столь сложные, что они почти неотличимы от действительности. Некоторые из сказаний заходят дальше, говоря о кицунэ со способностями искривлять пространство и время, сводить людей с ума, или принимать такие нечеловеческие или фантастические формы, как деревья неописуемой высоты или вторая луна в небе. Изредка кицунэ приписывают характеристики, напоминающие вампиров: они питаются жизненной или духовной силой людей, с которыми вступают в контакт. Иногда кицунэ описывают охраняющими круглый или грушевидный объект (хоси но тама, то есть «звёздный шар»); утверждается, что завладевший этим шаром может заставить кицунэ помогать себе; одна из теорий утверждает, что кицунэ «запасают» часть своей магии в этом шаре после превращения. Кицунэ обязаны сдерживать свои обещания, иначе им придётся понести наказание в виде снижения своего ранга или уровня силы.
Кицунэ связаны как с синтоистскими, так и с буддийскими верованиями. В синто кицунэ ассоциируются с Инари, божеством-покровителем рисовых полей и предпринимательства. Изначально лисы были посланниками (цукай) этого божества, но сейчас разница между ними настолько размылась, что Инари сам иногда изображается в виде лисы. В буддизме они получили известность благодаря популярной в IX—X веках в Японии школе тайного буддизма Сингон, одно из главных божеств которого, Дакини, изображалось ездящим по небу верхом на лисе.

Девятихвостая лиса нападает на князя Хандзоку. Гравюра XIX в.
В фольклоре кицунэ — это разновидность ёкая, то есть демона. В данном контексте слово «кицунэ» часто переводят как «лисий дух». Однако это не обязательно означает, что они не являются живыми существами или являются чем-то другим, нежели лисами. Слово «дух» в данном случае используется в восточном смысле, отражая состояние знания или озарения. Любой лис, который прожил достаточно долго, таким образом, может стать «лисьим ду́хом». Существуют два основных вида кицунэ: мёбу, или божественный лис, часто ассоциируемая с Инари, и ногицунэ, или дикий лис (дословно «полевой лис»), часто, но не всегда, описываемый как злой, имеющий злой умысел.
У кицунэ может быть до девяти хвостов. В целом, считается, что чем старше и сильнее лис, тем больше у него хвостов. Некоторые источники утверждают даже, что кицунэ отращивает дополнительный хвост каждые сотню или тысячу лет своей жизни. Однако, лисы, встречающиеся в сказках, почти всегда обладают одним, пятью, или девятью хвостами.
Когда кицунэ получают девять хвостов, их мех становится серебристым, белым, или золотым. Эти кюби но кицунэ («девятихвостые лисы») получает силу бесконечной проницательности. Похожим образом в Корее говорится, что лис, прожившая тысячу лет, превращается в кумихо (Kumiho) (дословно «девятихвостый лис»), но корейский лис как правило изображается злым, в отличие от японского лиса, который может быть как благожелательным, так и недоброжелательным. В китайском фольклоре также есть «лисьи ду́хи» (хули-цзин), во многом схожие с кицунэ, включая возможность обладания девятью хвостами.
В некоторых историях кицунэ испытывают сложности с прятанием своего хвоста в человеческом обличье (обычно лисы в таких историях имеют всего один хвост, что может быть указанием на слабость и неопытность лиса). Внимательный герой может разоблачить обернувшегося человеком пьяного или неосторожного лиса, разглядев сквозь одежду его хвост.
Одним из знаменитых кицунэ также является великий дух-хранитель Кюби. Это дух-хранитель и защитник, помогающий юным «заблудшим» душам на их пути в текущей инкарнации. Кюби обычно остаётся ненадолго, лишь на несколько дней, но в случае привязанности к одной душе, может сопровождать её годами. Это редкий тип кицунэ, награждающий нескольких счастливчиков своим присутствием и помощью. Кьюби могут управлять явлениями природы, временем и уводить людей в иные миры, откуда те вскоре возвращаются глубокими стариками. Но, как правило, такие лисы редко вредят людям.
В японском фольклоре кицунэ часто описываются обманщиками, иногда при этом очень злыми. Кицунэ-обманщик используют свои магические силы для шалостей: те, что показываются в благожелательном свете, стремятся выбирать своими целями слишком гордых самураев, жадных купцов и хвастливых людей, в то время как более жестокие кицунэ стремятся мучить бедных торговцев, фермеров и буддийских монахов.
Ещё кицунэ часто описывают как любовниц. В подобных историях обычно присутствует юный мужчина и кицунэ, принявшая вид женщины. Иногда кицунэ приписывается роль соблазнительницы, но часто подобные истории скорее романтические. В таких историях юный мужчина обычно женится на красавице (не зная, что это лиса) и придаёт большое значение её преданности. Во многих таких историях присутствует трагический элемент: они заканчиваются обнаружением лисьей сущности, после чего кицунэ должна покинуть своего мужа.
Самая старая из известных историй о жёнах-лисицах, которая даёт фольклорную этимологию слова «кицунэ», в этом смысле является исключением. Здесь лиса принимает вид женщины и выходит замуж за мужчину, после чего эти двое, проведя нескольких счастливых лет вместе, заводят нескольких детей. Её лисья сущность неожиданно открывается, когда в присутствии многих свидетелей она пугается собаки, и, чтобы спрятаться, принимает свой истинный облик. Кицунэ готовится уйти из дома, но муж останавливает её, говоря: «Теперь, когда мы были несколько лет вместе и ты дала мне нескольких детей, я не могу просто забыть тебя. Пожалуйста, пойдём и поспим». Лиса соглашается, и с тех пор возвращается к своему мужу каждую ночь в образе женщины, уходя наутро в образе лисы. После этого её стали называть кицунэ — потому что в классическом японском кицу-нэ означает «пойдём и поспим», в то время как ки-цунэ означает «всегда приходящая».
Потомству браков между людьми и кицунэ обычно приписывают особенные физические и/или сверхъестественные свойства. Конкретная природа этих свойств, однако, сильно меняется от одного источника к другому. Среди тех, у кого, как считалось, есть подобные экстраординарные возможности — известный оммёдзи Абэ-но Сэймэй, который был ханъё (полудемоном), сыном человека и кицунэ.
Дождь, падающий среди ясного неба, иногда называют кицунэ-но ёмэири, или «свадьба кицунэ».
 





 
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество

«  Предыдущие 30 Следующие 30  »

<оборотень - Самое интересное в блогах

Страницы: 1 [2] 3 4 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda