Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 48 сообщений
Cообщения с меткой

запара - Самое интересное в блогах

«  Предыдущие 30 Следующие 30  »
Black-and-Red_Phoenix

Про сегодняшний день: часть I - школа

Четверг, 27 Декабря 2007 г. 18:35 (ссылка)

Вчера вечером я посмотрела новости, потом – 2x2, завербовала в свою группу поддержки Дашу (Вестницу) и легла спать. Плохо уже помню, что мне снилось, но проснулась я со зверской головной болью, аки с жестокой похмелюги. Схватив на завтрак какие-то пироженки, я включила 2x2 и к вящему своему удивлению обнаружила на нём вместо Призрака в Доспехах Братьев Вентура без перевода. Позавтракав, засунув в портфель распечатку с конкурсными вопросами и свою конкурсную работу, прицепив к поясу фотик в чехле и напялив свою любимую чОрную кофту, я вывалилась на свет Божий и отправилась на автобусную остановку. Вскоре маршрутка уже довезла меня до школы, где на первом этаже обнаружилась Даша (Единорожка) и другие. Наташа сразу же пристала ко мне с требованием подробностей по поводу smsки, которую я прислала ей вчера вечером, но я пообещала всё объяснить наверху, и мы поднялись на пятый этаж, на труд. Там я вкратце передала Наташе и Маше свою проблему, и Маша сообщила, что помочь мне не сможет, а Наташа согласилась вступить в мою группу поддержки. Затем она мигом заняла моё излюбленное местечко с краю второго ряда, однако милостиво предоставила мне лишний стул, и я оба урока ютилась на пятачке парты между нею и Дашей (Единорожкой). Трудовичка вернула нам тетради (в моей тетради не появилось ни одной новой оценки, хотя и таблица, и чертёж там были), и на первом уроке мы писали конспект про моделирование рукава и виды воротников, а на втором – чертили таблицы по построению чертежей разных воротников.
При этом Даша (Единорожка) притащила игрушку под названием «мыше-мячик» - очаровательное маленькое плюшевое создание, смеющееся, пищащее и что-то говорящее каждый раз, когда по нему ударяли, по имени Людовик XV. И всё бы хорошо, если бы она не била этой тяжеленной мышью по бедной моей башке, и без того ежесекундно раскалывавшейся на мельчайшие осколочки, пока мне не пришлось пригрозить, что после ещё одного удара я уйду домой – лечиться и досыпать – и ни в школу, ни на конкурс больше не появлюсь. Под конец урока Даша (Вестница) заграбастала этого мыша, всех уже доставшего своим противным голосочком, и не отдавала, пока Даша (Единорожка) уже на лестнице его не отобрала, за что я была ей (Вестнице, естесна) чертовски благодарна. Я же свободное от занятий трудом время проводила в тяжких раздумьях, что ещё раз явилось доказательством того, что боль физическая напоминает о боли душевной, однако, заглянув в свой блокнот, пришла к выводу, что те четыре находившихся там куплета, которые я ещё не зачеркнула, есть тошнотворный сентиментальный бред и заниматься им я более не намерена. После трудов я направила стопы к историчке, дабы сообщить ей, что нас уже трое и кого завербовать ещё, мы не знаем, ибо у Балунова железно должна была быть тренировка, а Аня Новикова и Аня Ковалёва чисто банально сегодня в школу не пришли, однако её самой в её кабинете не было, а были только Глеб и Ефим, намеревавшиеся её поздравить с Новым годом; вскоре подтянулась и Даша (Единорожка).
Немного подождав и убедившись, что нашего классного руководителя Магистры носят где-то очень далеко, мы переместились к кабинету географии, где у нас должен был быть урок хренцузского – как раз неподалёку от кабинета истории. Я уселась на собственный портфель, продолжая неравную борьбу с так невовремя нагрянувшей мигренью, Даша (Единорожка) и Наташа по-прежнему донимали меня своим верещащим мыше-мячиком, бок о бок сидели Никита и Вероника и гнали попсу, а Даша (Вестница) в меру своих скромных возможностей пыталась спасти меня из этой сомнительной компании, подзывая меня к подоконникам, в штаб немцев, но я была откровенно не в состоянии вставать и куда-то идти. Впрочем, с появлением хренцуженки вставать и идти в кабинет – только не географии, а английского – всё-таки пришлось; мы с Дашей (Единорожкой) разнообразия ради приземлились на вторую парту среднего ряда. Хренцуженка сначала дала нам небольшой тест на понимание текста (ни хрена мы, конечно, его не поняли, но на утверждения по нему относительно верно поставили плюсы и минусы), и я, поскольку я в кои-то веки забыла дома тетрадь по-настоящему, а не нарочно, а Даша (Единорожка) отказалась дать мне листочек, тест этот писала на форзаце её русско-французского словаря, у меня оказалось всё правильно, и хренцуженка поставила мне пять – правда, только в журнал, а на форзаце мне её поставила сама Даша (Единорожка). Потом хренцуженка проверяла домашку, заставляя нас читать и переводить какие-то дурацкие предложения, а мне в голову пришла шальная мысль осчастливить сидевшего впереди Лёху в свою группу поддержки.
Так я и поступила; как я и ожидала, он согласился, удостоверив меня, что пойдёт со мной и в огонь и в воду, и всё остальное время рассказывал мне биографию Баха, которую ему сегодня надо было отвечать на каком-то зачёте в музыкальной школе. То ли биография Баха оказывала медитативное воздействие, то ли успехи в сколачивании группы поддержки меня воодушевили, но головная боль начала стихать, и на следующей же перемене мы шли сообщать историчке о том, что нас уже четверо и нужен пятый. Покуда историчка кропотливо нас записывала, ко мне пришла ещё одна идея – завербовать Гогу: он староста, живёт недалеко, да и человек спокойный. Историчка отправилась вербовать Гогу вместе с нами и подошла к этому делу с максимальной серьёзностью – забежала в учительскую, дабы узнать, в каком кабинете у нас алгебра, не узнала, пробежалась по всему четвёртому этажу, и, наконец, мы пришли на пятый, где и застали своих однокашников в кабинете химии. Разом набросившись на бедного Гогу, мы с историчкой, перебивая друг друга, объяснили ему, что от него требуется, и он согласился. Так, собрав полноценную команду, я распрощалась с историчкой, и вскоре началась алгебра. Нам раздали наши тетрадки для контрольных, и мы узнали свои оценки: мы с Дашей (Единорожкой) схлопотали трояки, Гога так вообще умудрился получить банан, а четвёрки были только у Лёхи и Дениса. Потом математичка раздала нам книжки Шестакова, и мы начали решать вместе с ней экзаменационные задания.
Когда мы прервались на перемену, мы с Дашей (Единорожкой), гонимые муками голода, спустились в буфет, предварительно встретив в туалете Юлю Кондратюк, загримированную под бабу Ягу – я успела сфотографировать её прежде, чем она спустилась в буфет вместе с парнем из десятого, исполнявшим роль водяного, и не принялась у раковины отчаянно смывать грим. В буфете, к слову сказать, было шаром покати, проще говоря – ничего, кроме вафель и мюслей, не было. И пока я смаковала один клюквенный батончик мюсли, Даша (Единорожка) успела смолотить две вафли и один батончик, но на вторую алгебру мы слегка опоздали всё равно. Мы с математичкой остановились на шестой экзаменационной работе и до конца урока сначала сидели отдыхали, а потом нетерпеливо толпились у двери в ожидании звонка, пока математичка пугала нас грядущими тестами и контрольными и ворчали на не пришедших сегодня в школу. На перемене перед шизикой случилось ЧП: Даша (Вестница) сообщила, что ей позвонила мама и сказала после последнего урока сразу же быть дома. Таким образом у нас нарисовалась нехватка одного человека, и я принялась обращаться ко всем подряд. Сразу выяснилось, что у Ромы курсы, у Ани Осиной неотложные дела, Карине настолько нужна география, что она не может себе позволить прогулять ни урока, Денис просто не хочет, а обращаться к остальным пацанам заведомо бесполезно. Однако об этом пришлось временно забыть, когда шизичка огласила далеко не завидные оценки за последнюю проверочную, которую я, хвала Магистрам, не писала по причине болезни, и началась работа над ошибками – благо Ефим вовремя вернул мне мою тетрадь по шизике, ещё до моей болезни им заныканную.
Покончив с этой самой работой, мы взяли новую тему про колебательное движение, и тот бред, который нам пришлось записывать и зарисовывать, положительно всех заколебал. После урока, по дороге на третий этаж, мы пытались завербовать Башмака, но тот решительно отказывался красноречивым мотанием головы, и тогда нам пришлось обращаться за помощью к историчке. Она так же не нашла ничего лучше, кроме как пристать к Башмаку, который вообще весьма некстати для себя оказался поблизости, и под её напором он уже сдался и кивнул, однако неожиданно идти с нами согласилась Вероника: раньше она отнекивалась тем, что ей надо было идти на дополнительные по шизике на восьмом уроке, а когда сама же шизичка их отменила, сочла себя совершенно свободной. Так, историчка отправилась отмазывать нас у географички, а мы пятеро, времени не тратя даром, отправились вниз, на первый этаж.
Что было дальше – узнаете в продолжении поста! )
Обито-Тоби 10 (699x470, 89Kb)

Метки:   Комментарии (5)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Black-and-Red_Phoenix

Ирония судьбы )

Понедельник, 24 Декабря 2007 г. 21:15 (ссылка)

 (409x409, 72Kb)
Итак, вчера вечером я посмотрела новости, попялилась в 2x2 до полуночи, потом выключила свет и пересела за монитор. Однако комп мой вскоре некстати подвис, и, не могучи позволить себе перезагрузиться, я его выключила и легла спать, решив в школу на следующий день всё-таки не ходить и посему не заведя будильник. Снилось мне столько всего, что хватило бы на несколько ночей, и в утренней полудрёме я помнила ещё все свои похождения, однако, окончательно проснувшись, обнаружила, что запомнила лишь два эпизода. В первом из них я путешествовала по Сибири на собаках, и перед моими глазами, как в быстрой съёмке, мелькали снежные равнины, стволы сосен, огоньки костров, стаи волков, а подробности словно затерялись за ненадобностью. Ощутила себя человеком, а не героем рекламного ролика, я только тогда, когда оказалась на открытой деревянной веранде какого-то деревянного здания, стоявшего на возвышении, в компании с каким-то человеком. Он расспрашивал меня о моём путешествии, я что-то рассеянно отвечала, но в его сторону даже и не смотрела – с веранды открывался восхитительный вид, полностью приковавший моё внимание: там, внизу, текла река, отливающая холодным серебром, и её спокойная, ровная гладь напоминала расплавленную ртуть. А над ней вставала высоченная зелёная стена леса, то есть не просто высоченная, а невероятно, непостижимо высокая, какими высокими могут быть только скалы. А над этим лесом, в недостижимой вышине, пронзительной голубизной сияло небо, как подсвеченный изнутри драгоценный камень.
Мой спутник, очевидно, заметив, что моя челюсть медленно, но верно укладывается на грудь, поинтересовался, отчего бы мне просто не сфотографировать представшую передо мной картину. И тут я спохватилась, что за всё время путешествия не сделала ни одного снимка. Неуклюже оправдываясь, что, дескать, я совсем одичала с этими собаками, я достала фотоаппарат, навела его на реку и деревья, но весь пейзаж упрямо не хотел умещаться в объективе. Наконец, я щёлкнула вспышкой, и из этого сна меня мигом выкинуло: во сне фотографировать нельзя, и ещё ни разу за всю мою жизнь исключения для меня так и не сделали. Во втором эпизоде я гуляла с кем-то по какому-то незнакомому городу – мне почему-то казалось, что это Минск или Киев, или что-то вроде того. Там, в городе этом, тоже всё было залито светом и оттого как-то особенно уютно. Я сунулась было в какую-то сувенирную лавку в надежде обнаружить там оловянных солдатиков, однако обломилась, и встал вопрос, куда идти дальше. Несколько предложений, в том числе предложение отправиться в зоопарк, мой спутник решительно отверг, и тогда я поинтересовалась, есть ли в их городе какие-нибудь специализированные метальные магазины навроде наших Металлурга и Совы. При этих словах камрад мой заметно приободрился, заявил, что давно ждал от меня этой инициативы и что мы прямо сейчас туда и отправимся. Мы встали на автобусной остановке напротив какого-то большого пафосного кинотеатра, и я от нефиг делать принялась разглядывать афиши всяких тупых фильмов.
Вскоре мой глаз наткнулся на афишу несколько иного содержания: она изображала лыбящегося мальчугана с путёвкой в руках и гласила, что победители олимпиады по литературе будут награждены какими-то там поездками. Я возмутилась, что лучше бы давали деньгами, и – проснулась. Причём проснулась не просто так, а от странных звуков, доносившихся из-под моей кровати: под ней сначала словно что-то волокли, шурша и скрежеща, а потом начали что-то грызть. Спросонок мне подумалось, что в моей комнате на ночь остался собак и теперь грызёт свою кость, но, свесив голову с кровати, сообразила, что кровать моя слишком низкая, чтобы собак мог под неё пролезть. Поскольку звуки немедленно прекратились, я решила, что мне почудилось, и легла снова, однако грызня вскоре возобновилась. Придя к выводу, что у меня под кроватью что-то завелось, я встала – звуки сразу же прекратились – и, усевшись на полу, заглянула под кровать. Под кроватью благополучно валялась собачья кость! Нет, я, конечно, допускаю, что собак сам мог загнать свою кость под кровать, но чтобы так далеко… да и происхождения звуков это не объясняет. В общем, тёмный лес. Позавтракав и прождав до часу дня, но звонка ни от исторички, ни от директрисы так и не дождавшись, я решила самолично позвонить в Управу и всё выяснить. Секретарша главы Управы направила меня в соцотдел, соцотдел – в отдел работы с молодёжью, отдел работы с молодёжью – в орготдел, и там тётенька мне призналась, что сама не в курсе, что такое сегодня будет, но, скорее всего, не второй этап конкурса, а ещё пока только церемония награждения победителей первого этапа, и не в курсе, где это будет, но, скорее всего, в клубе Синегория.
Этот рублёвский клуб я знала очень хорошо, ибо там наши конкуренты выпускали одноимённую газету, однако, сколько я туда ни звонила, конкуренты упорно не брали трубку. Впрочем, тётенька обещала мне перезвонить, как только уточнит информацию, и я решила подождать и заняться другими делами. Стоило же мне засесть за МХК, то бишь за биографию Марка Твена, как Интернет снова сдох, а вскоре вырубился и свет, и я оказалась как в танке. Пришлось ждать, пока он врубится, и повторять стихи при свете окна, а когда он врубился и Интернет оказался в полном порядке, я вернулась к работе над биографией. Тем временем стрелки часов приближались к трём, телефон молчал, и я решила сама позвонить директрисе. Минут двадцать родичи оказывали мне яростное сопротивление, ибо они с самого начала были против того, чтобы беспокоить школьные верхи по пустякам – дескать, это неудобно и так далее. Однако телефон я всё-таки отвоевала, дозвонилась до секретарши, услышала, что директрисы-де уже нет на месте, ибо она уже куда-то уехала, и попыталась у секретарши выведать какие-нибудь сведения, но и она была не в курсе, но обещала через некоторое время перезвонить. Не теряя времени даром, я послала sms-ку Наташе, и тут меня напрягла выпред Аня с необходимостью срочно переделать материал о новогодних ёлках из будущего в настоящее время и отослать его ей на мыло. Не успела я покончить с материалом, как мне перезвонила тётенька из Управы и сообщила, что в четыре начнётся круглый стол в таком-то доме на Партизанской, совсем рядом с нашим ДК «Зодчие», на пятом этаже. Отослав материал, я напялила первое попавшееся из того, что соответствовало моим понятиям о нарядности, покидала в торбу тетрадку и пенал и рванула туда – фавер, хвала Магистрам, вызвался меня подвезти.
Несколько минут покружив по району, мы пришли к выводу, что искомое здание должно быть школой. Наконец, папа высадил меня неподалёку одной из школ, и, поскольку номера дома на ней не имелось, я ворвалась внутрь и узнала у охраны, что эта не та школа, а нужная мне – через стадион. Пришлось пересекать по гололёду этот долбанный стадион, использовавшийся, походу, в качестве собачьей площадки, и входить наконец в ту школу, где меня теоретически ждали. Раздевшись и переобувшись, я хотела было сунуть всё гардеробщице, но она только рукой махнула – типа самообслуживание. Избавившись наконец от пальта и сапог, я влетела на пятый этаж по пропахшим краской лестничным пролётам за несколько секунд. Наверху меня уже поджидала девушка, которая мне и сообщила, что если я по поводу конкурса про главу Управы, то я по адресу, и препроводила в помещение, напоминающее крошечный актовый зал. Там было несколько рядов стульев, сцена шириной в человеческий шаг, на которой стояла наряженная пластмассовая ёлка, а на подоконнике разрывалась от какой-то попсы здоровенная магнитола и мерцал экраном ноутбук, за которым вышеупомянутая девушка и засела, не подавая более признаков жизни. На первом ряду стульев, с краешку, примостился парень, показавшийся мне не то чтобы смутно – нет, очень знакомым, однако кратковременное пристальное изучение не подсказало мне, при каких обстоятельствах мы могли общаться. Парень при этом тоже смерил меня долгим внимательным взглядом, но, очевидно, тоже так и не вспомнил, где мы могли видеться.

И ещё чуть-чуть
Метки:   Комментарии (11)КомментироватьВ цитатник или сообщество

«  Предыдущие 30 Следующие 30  »

<запара - Самое интересное в блогах

Страницы: 1 [2] 3 4 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda