Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 19183 сообщений
Cообщения с меткой

век - Самое интересное в блогах

«  Предыдущие 30 Следующие 30  »
lj_bellezza_storia

Кристиан Шад и Новая вещественность

Пятница, 14 Сентября 2018 г. 05:18 (ссылка)

Оригинал взят у virginian в Кристиан Шад и Новая вещественность

Новая вещественность, (Neue Sachlichkeit) — художественное течение возникшее в Веймарской Германии 20-ых годов. Считается, что это течение объединило явления литературы и искусства пришедшие на смену экспрессионизму и ставшие его демонстративной противоположностью.

Название новая вещественность ввёл в обиход в 1925 году директор Маннгеймского художественного музея Густав Хартлауб, пытаясь определить отход молодых художников от авангарда и переосмысление ими реалистических традиций. К Neue Sachlichkeit примкнула целая когорта художников, но именно живопись Кристиана Шада стала визитной карточкой нового течения.

Портрет Марчеллы, жены художника, 1926

Christian Schad, Marcella, 1926


Кристиан Шад был баловнем судьбы, его отец был состоятельным адвокатом и первую половину жизни Кристиан не испытывал финансовых трудностей. Когда началась война и его товарищи по цеху в порыве патриотизма дружно отправились на фронт, Кристиан (видимо с помощью друзей отца) симулировал сердечную болезнь и получил белый билет. Несмотря на войну художественная жизнь в Германии продолжалась и в 1915-ом году Кристиан Шад впервые выставил свои работы на Мюнхенском сецессионе. Между тем, молох войны требовал все новых и новых жертв, Германия несла чудовищные потери во Фландрии и под Верденом, призывать начали всех подряд. Кристиан решил не риковать и уехал в Цюрих.

В Цюрихе Кристиан Шад сначала увлекся гравюрами на дереве...


Перед балетом, 1915

woodcut-4 Before the Ballet



Автопортрет

woodcut- Self-Portrait



...затем последовательно футуризмом, кубизмом, экспрессионизмом ...

Портрет Вальтера Зернера, 1916

portrait-de-walter-serner-1916




...и в финале примкнул к движению Дада.


После окончания войны начался самый интересный период в творчестве Кристиана Шада, он вместе с другими блудными сыновьями реализма решил вернуться к истокам.


Maika, 1929

maika-1929




Anna Gabbioneta, 1927

Resize of Anna Gabbioneta 1927





Joseph Matthias Hauer, композитор и музыкальный теоретик, независимо от Шёнберга создал 12-тоновую систему композиции (додекафонию)


Resize of composer Matthias Hauer. 1927






Ludwig B"aumer, 1927

Ludwig Baumer, 1927




Maria and Annunziata, актрисы из театра Россини в Неаполе, 1923

Resize of maria-annunziata-puerto





Lotte, 1927-1928

christian-schad-lotte-1927-28-736x900





Доктор Hans Haustein

Доктор Хаустейн был известным врачом-дерматологом, одним из лучших специалистов по лечению сифилиса, но еще более известным он стал благодаря салону, который он организовал вместе своей женой Фридель. Салон стал центром бурной жизни Берлина в 20-ых. Салон посещали лучшие люди города, чтобы вкусить плодов "высочайшей интеллектуальной и эротической свободы". Гостями салона были многие знаменитости, в частности писатель Лион Фейхтвангер и нарком Анатолий Луначарский.

Resize of dr-haustein


"Курящая тень" на стене, это Соня, любовница доктора




Соня, 1928

Resize of Christian Schad, Sonja (1928)



Судьба доктора Хаустейна была трагичной. Покончила с собой Фридель, не выдержавшая постоянных измен мужа, плоды "эротической свободы" оказались слишком ядовитыми. В 1933-ем году пришедшие к власти нацисты отбирают у доктора практику и оправляют его в тюрьму, где он кончает жизнь самоубийством приняв цианид.

Наследие доктора получило неожиданное продолжение уже в наши дни. Ученые-микробиологи, исследовавшие возникновение болезней, нашли в цюрихском архиве фундаментальную работу доктора, Die Fr"uhgeschichte der Syphilis 1495-1498. Хаустейн исследовал в архивах Германии и Швейцарии первые упоминания о болезни. Он сомневался в господствующей тогда теории, что болезнь была завезена в Европу из Америки участниками экспедиции Колумба. Исследования доктора Хаустейна являются актуальными до сих пор.



Операция, 1929

Один из посетителей салона доктора Хаустейна был хирургом и пригласил Шада понаблюдать за операцией удаления аппендицита. Атмосфера операционной захватила художника, и он в тот же вечер начал рисовать скетчи к будущей картине.

Resize of kristian_shad_operaciya_1929





Count St.Genois d'Anneaucourt, 1927

Resize of 61100788_original





Фрида Корнелиус, 1928

Resize of da cosa nasce cosa






Баронесса Вера Массилка, 1926

Resize of 61112726_original




Автопортрет с натурщицей, 1927, знаковая картина, присутствующая на обложках всех альбомов и каталогов работ художника.

Christian Schad. Autoportrate 1929




Две подруги, 1930

Resize of 61094020_original








Ню, как без них, выбрал поприличнее, 1929

Немцы, как известно, народ точный, поэтому название картины не "Ню", а Пол-ню (Нalbakt)

Resize of halbakt-1929




Портрет англичанина (Roger Mone-Kyrle), 1926

Resize of ChristianSchad 1926






Портрет англичанки (Lilian Kennard)), 1926

Resize of Half Nude, 1929 Maika





Портрет сына,

Resize of christian-schad-nikolaus-portrait-of-nikolaus-schad-as-a-child



На вершине своего успеха Кристиан Шад получает заказ на портрет Папы Пия XI

Resize of Papst Pius XI, 1925, Christian Schad



В 1929-ом году грянул кризис, финансовая поддержка со стороны отца прекратилась и Шад практически перестал писать картины. Нужно было на что-то жить и художник брался за любую работу. Одно время он даже работал коммерческим директором пивоварни. Брак с Марчеллой распался, они продолжали поддерживать дружеские отношения, но в 1931-ом Марчелла тонет во время купания в море.

О жизни художника в последующие годы мало что известно. В 1942-ом он получает заказ на портреты актрис Кристины Зодербаум и Луизы Ульрих и в процессе работы знакомится с молодой актрисой Бетиной Миттельштадт, ставшей впоследствии его женой. В 1943 году во время бомбежки была разрушена его студия в Берлине, уцелели только его ранние работы. В том же году умирает его отец и Шад остается полностью без средств, их семейный дом в Мюнхене тоже разрушен бомбой.

Каким-то чудом ему удается получить заказ на копию картины Грюневальда "Штуппахская мадонна", работу над которой он закончит уже после войны.


Кристиан Шад, 1967

christian-schad-die-umgebung-1967





Кристиан Шад и Бетина, 1978

Schas and Bettuna





Кристиан Шад скончался в 1982-ом году, он прожил долгую жизнь, но пик его творчества неразрывно связан с культурным вихрем Веймарской республики, оказавшейся столь недолговечной...

https://bellezza-storia.livejournal.com/597498.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chto_chitat

разыскивается повесть из детского журнала

Четверг, 14 Сентября 2018 г. 01:14 (ссылка)

Примерно в 77-81-м мне, ученику начальных классов, выписывали украинский "Барвинок" (на русском). Там печаталось довольно много всяких авторских сказок. Одна из них,- печаталась номерах в трех - мне снесла башню, потому что была совершенно, как сейчас сказали бы, "готишное фэнтези" - уютный пасторальный мирок то ли деревеньки, то ли лесной страны - в которую вторгается НЕЧТО довольно иносказательно описанное. Гибрид орков с черным пузаном из мультика "Тайна страны Земляники". Да еще и кажется боятся то ли света, то ли огня, то ли и того и другого, и кажется сами владеют неким "чёрным огнём" (но, может, это аберрация памяти). Предыдущий набег был в незапамятные времена, одного из находников удалось пленить - но наутро от него остался только клок шкуры и камышовая стрела - типа, еще вернусь. И дальше появляются признаки того, что - вернулись. Дальше по тексту пленяют и уводят одного из пасторальных героев в страну откуда приходят те злыдни, и там он видит на троне некоего то ли кощея, то ли черного властелина, который правит этими "орками" (помню какой-то огрызок "дети мои, берегитесь света - он ослепит вас. Берегитесь огня - он обожжет вас...", как-то так), дальше нашествие, и даже один из героев (редкий случай для детских сказок позднего СССР) погибает. Я тогда только-только прочитал "Хоббита" и крапивинскую "В ночь Большого прилива", ощущения были сравнимые, башню снесло ощутимо. Когда я начал подрастать, родители, естественно, повыкидывали все завалы детских журналов, так что выходных данных не помню аб-со-лют-но.

Сейчас, покопавшись в архивах, я нашел этой сказки ни в одном онлайн-архиве "Барвинка" (у него очень плохо с полнотой подборок). А хотелось бы как минимум знать автора, чтобы перечитать и, может, младшей подсунуть. Она такая была... уютно-советско-украинская. Как "Гном Гномыч и Изюмка" или там повести Нестайко.

УПД: книга найдена, это "Земля светлячков" Виктора Близнеца

https://chto-chitat.livejournal.com/13609038.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Vlad53

Для тех , кто не спит или уже проснулся . Мелодии века .

Четверг, 13 Сентября 2018 г. 23:06 (ссылка)






«Мелодии века». Концертная программа, состоявшаяся 17 декабря 2014 г. в Минске в Дворце Республики.



В Большом зале Дворца Республики 17 декабря 2014 г. состоится концерт Президентского оркестра Республики Беларусь «Мелодии века», при участии народного артиста Молдовы, исполнителя на пан-флейте Константина Московича. В этот вечер слушатели окунутся в мир популярных мелодий и песен, сочиненных известными музыкантами и композиторами: Эннио Морриконе, Мишель Легран, Джеймс Ласт, группа Битлз и другие.

В программе примет участие Константин Москович – известный молдавский наист. Музыкант своим виртуозным исполнением доказывает, что ему подвластна музыка самых знаменитых хитов ХХ века от Дж. Ласта до Э.Л. Уэббера. Все произведения исполняются поэтично, зажигательно, словно сам Древнегреческий бог Пан благословляет чудесную музыку, доставляя радость и наслаждение всем, кто посмотрит этот концерт.

В программу "Мелодии века" вошли мировые хиты, которые наиболее полно и ярко характеризуют музыкальное искусство XX века, когда наблюдался удивительный расцвет культуры, и особенно ярко это отразилось в музыке того времени.



Исполнители:

- Президентский оркестр Республики Беларусь, дирижёр — Виктор Бабарикин

- Константин Москович (пан-флейта)

- Юлия Шишко, Пётр Елфимов, Елена Шведова (вокал)



На концерте были исполнены композиции:

1) Ennio Morricone — Cockey's song (пан-флейта — Константин Москович, вокал — Юлия Шишко)

2) Ennio Morricone — Chi Mai

3) Tomaso Albinoni — Adagio (пан-флейта — Константин Москович)

4) Astor Piazzolla — Libertango

5) Freddie Mercury, Mike Moran — Barcelona (вокал — Пётр Елфимов, Елена Шведова)

6) Andrew Lloyd Webber — Memory (из мюзикла «Cats») (пан-флейта — Константин Москович)

7) Consuelo Velazquez — Besame mucho (скрипка — Анна Миркос)

8) James Last — The Lonely Shepherd (пан-флейта — Константин Москович)

9) Benny Andersson, Bjorn Ulvaeus — The Winner Takes It All (пан-флейта — Константин Москович)

10) Ennio Morricone — Il vento, Il Grido (из к/ф «Профессионал»)

11) Поппури на песни Майкла Джексона

12) Николай Римский-Корсаков — «Полёт шмеля» из оперы «Сказка о Царе Солтане»



ПУСТЬ ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО !

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chto_chitat

Вадим Панов, цикл Отражения

Четверг, 13 Сентября 2018 г. 12:48 (ссылка)



Аннотация издательства Эксмо на первую книгу цикла:

Шесть историй. Шесть куплетов из песен знаменитых рок-групп. Шесть жанров. И многослойный сюжет, с математической точностью связывающий новеллы в объемный роман, вплетающий в нашу повседневность невозможное и неосуществимое. Отражение – мир, в котором можно купить мечту, молодость, признание и даже зло. Цена невысока – всего лишь человеческая жизнь. Но, к счастью, всегда находятся те, кто готов противостоять Злу: и внешнему, и внутреннему. С виду обычные люди, которых вы каждый день встречаете на московских улицах или питерских набережных, в Отражении становятся орудием возмездия. Но как бы ни преображались герои в Отражении, оно, если присмотреться, не так уж и сильно отличается от привычного Дня. Ведь оно – отражение нашей реальности, в наших глазах, наших сердцах, наших умах и капле дождевой воды...


На выходных запоем прочитал две новых книги Вадима Панова. Даже вот так сразу не объяснить, чем автор в этот раз меня заинтриговал ...

По аннотации, по анонсам нового романа, лично я ждал чего-то совершенно самостоятельного, изначально внециклового, по типу «Занимательной механики» и «Ручного привода». Нового Шедевра на гранях магреализма и городского фэнтези. Но новинка оказалась несколько иного плана. С одной стороны, конечно, то, что я ждал чего-то другого — это мои проблемы. А с другой, в анонсах акценты расставлены не совсем честно. Дело в том, что перед нами... новый Тайный Город. И по размаху событий, по количеству всяких Древних, Первородных и прочих волколаков, чётко видно, что это — задел для большого цикла романов, а не штучная единичная работа.

По большому счёту говоря, все истории из этого романа преспокойно можно было бы написать в антураже Тайного Города. Но, видимо, старый Тайный Город и автору надоел, и продаваться хуже стал, вот и запускается новый проект. Первая книга. Разведка боем, так сказать.

Хорошо это или плохо? Как вообще роман получился? Лично я очень доволен. Отличное городское фэнтези. Более взрослое, более мрачное, чем «тайный город». Ибо Отражение у автора изначально замешано на Темноте и Зле. Маньяки, кровь, грязь. И добро, конечно, тоже. Но мало. И обычно с кулаками. Чаще как месть злу. И обыватели из нашего мира, соответственно, если случайно соприкасаются с Отражением — то хорошим это может закончится разве что случайно.

В общем, очень достойная вещь получилась.

Но смущает один момент. Край, как смущает. Тайный Город не завершён. Сквозной сюжет с Ярго не закрыт. И Панов считает нормальным в такой ситуации стартовать новый Тайный Город? Со временем будет у нас два незакрытых цикла... Вот счастья-то...

Но именно этот роман, из шести новелл, по сути — знакомящий читателя с Отражением, дающий основные вводные — очень хорош. Кто любит городское фэнтези — Добро Пожаловать на Тёмную Сторону Мира.

https://chto-chitat.livejournal.com/13608401.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_costume_history

Костюм и пальто. 1937 год

Четверг, 13 Сентября 2018 г. 07:08 (ссылка)










































































https://costume-history.livejournal.com/832319.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Все познается в сравнении: сколько стоило обучение в киевской гимназии в царские времена

Среда, 12 Сентября 2018 г. 07:40 (ссылка)

1203a330a63946065bed3958cf93c2bb.jpg

Венцом среднего образования для Киева царских времен была так называемая классическая гимназия. Ее воспитанники, пройдя восьмилетний курс, вместе с аттестатом зрелости автоматически получали право на поступление в университет.

Классическую систему тщательно курировали чиновники Министерства народного просвещения. В гимназическом уставе много говорилось о том, как важны порядок и дисциплина. Характерным проявлением этого стала принятая в казенных мужских гимназиях Российской империи единообразная форма. (Девушки того времени не могли учиться в университете и относились к среднему образованию более свободно.)

Уставные требования предусматривали, что «одежду учеников гимназии составляют:
- полукафтан — темно-синего сукна, однобортный, не доходящий до колен, застегивающийся на девять посеребренных гладких выпуклых пуговиц, с четырьмя такими же пуговицами сзади по концам карманных клапанов, воротник (скошенный) и обшлага прямые одного сукна с мундиром, по верху воротника нашитый узкий серебряный галун, а у обшлагов, где разрез, по две малые пуговицы;
- шаровары — темно-серого сукна;
- пальто — серого сукна, двубортное офицерского образца; пуговицы такие же, как на мундире; петлицы на воротнике одинакового с полукафтаном сукна с белою выпушкою и с пуговицею".
68dad138acf1fd4e206de249d5db3a78.jpg
Заменой пальто могла быть «шинель серого сукна, по образцу военных, с воротником того же сукна, но без клапанов (петличек)». В холода под пальто надевали «блузы из серой шерстяной материи того же цвета, из которого делаются брюки, с низким стоячим воротником, застегивающимся на две пуговицы, с черным кожаным кушаком». Под «кушаком» подразумевался пояс с пряжкой. А в теплые месяцы переходили на «летнюю форму одежды»: парусиновые блузы с черным кушаком и парусиновые брюки.
f5d5abfd57b35502efe480a8e09ee3d2.jpg
Гимназисту полагалось носить головной убор «по образцу военных фуражек» — зимой торчащие из-под него уши укрывали башлыком. Самой характерной деталью фуражки был прикрепленный на околыше, над козырьком, металлический знак (его часто называют гербом). Он состоял из двух лавровых листьев, перекрещенных стеблями. Между ними помещались заглавные буквы названия учебного заведения и цифра порядкового номера. К примеру, для Киевской 1-й гимназии на знаке стояло «К1Г», для 2-й гимназии — «К2Г». Делали герб из жести, посеребренной по методу Фраже.
a5720b3d74dc78dd8b4b0c0c5e4b00c9.jpg
Ученик 1-й киевской гимназии Михаил Булгаков.
Таким образом, школьная униформа в старой гимназии состояла из трех комплектов одежды. Цены едва ли были заоблачными — в начале прошлого века даже хороший костюм из шевиота (плотная шерстяная ткань) для подростка стоил рублей пятнадцать. Но все же на сборы ученика в гимназию уходило несколько червонцев: ведь нужно было еще приобрести ранец, писчие принадлежности, комплект учебников.
188237aeabb74027ccde393dd999c899.png
Между тем тогдашний бюджет подавляющего большинства семей укладывался в 50 рублей в месяц, чиновники среднего звена получали рублей 100—150.

Среднее образование было платным, причем стоимость постепенно увеличивалась. Если в начале 1880-х годов обучение в казенной гимназии стоило для юных киевлян 45—50 рублей в год, то к началу ХХ века — в два раза дороже.
Роль в этом сыграл пресловутый «циркуляр о кухаркиных детях», подписанный в 1887 году министром народного просвещения Иваном Деляновым. Циркуляр требовал оградить гимназии «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». Повышение платы за обучение было одним из инструментов откровенной сегрегации.

И все же во многих небогатых семьях родители согласны были идти на лишения, чтобы их дети учились в гимназиях. Писатель Корней Чуковский, бывший одесский гимназист, вспоминал: «Цена герба — тридцать копеек, но мама готова отдать за него несколько лет своей жизни, лишь бы он блестел у меня на фуражке. Мама знает, что тот, у кого на фуражке есть герб, может сделаться важным адвокатом, доктором или знаменитым профессором».
149485f58eb64717a8fe1203c8b1c627.jpg
Бережливое отношение к форме и ранцу позволяло снизить расходы на обучение. Хотя растущие дети стеснялись носить тесные курточки-«полукафтаны» и шинели с короткими рукавами. Порой власти шли навстречу родителям. Так, во время Первой мировой войны, в августе 1915 года, Министерство народного просвещения разрешило малоимущим гимназистам носить любое пальто, но при условии, что фуражка будет форменной.

С другой стороны, практически при всех государственных гимназиях Киева были созданы особые «общества вспомоществования нуждающимся воспитанникам». Их члены вносили посильные суммы, чтобы оплачивать нескольким десяткам подопечных учебу, покупать им школьную одежду, учебники и разные принадлежности.

Особой формой материальной поддержки стали стипендии. Общий принцип их учреждения был прост: инициатор-меценат вносил на специальный счет гимназии определенную сумму в ценных бумагах, дававших, как правило, 4,5—5 процентов годовых. Этот фонд составлял от одной до пяти тысяч рублей. Он оставался неприкосновенным, а проценты с него покрывали расходы за право обучения избранного гимназиста.

Если ежегодная рента превышала гимназическую плату, то излишек мог быть зачислен на особый счет, чтобы выплатить премию стипендиату после успешного окончания гимназии. Учредителями стипендий в киевских гимназиях выступали не только видные филантропы, но и благотворители с более скромными возможностями.

Так, в 1872 году для создания стипендии при 2-й гимназии поступил капитал в четыре тысячи рублей, завещанный титулярным советником Людвиком Станзани — бывшим городским архитектором. Он долгое время работал в Киеве и решил оставить после себя добрую память у наших земляков. Дополнительные возможности позволяли многим способным юношам преодолеть на пути в гимназию жесткий имущественный барьер.
4dc17da6d51a9b339b49e1ba5d78424d.jpg
К сожалению, дети не всегда ценили усилия, предпринятые родителями ради их образования. Не все подростки считали нужным беречь школьную форму. Писатель Константин Паустовский рассказывал в своей «Повести о жизни»: «Как только мама купила мне фуражку, я, подражая старшим братьям, вытащил из нее маленький железный обруч и вырвал атласную подкладку. Такова была традиция — чем больше потрепана фуражка, тем выше гимназическая доблесть. „Только зубрилы и подлизы ходят в новых фуражках“, — говорили братья. На фуражке полагалось сидеть, носить ее в кармане и сбивать ею созревшие каштаны. После этого она приобретала тот боевой вид, который был гордостью настоящего гимназиста».

Мальчишки, склонные к авантюрам, непременно выламывали из «гербов» на фуражках обозначения своих учебных заведений. В случае какой-нибудь неприятной истории это позволяло сбивать с толку надзирателей, которые повсюду выслеживали нарушителей порядка. А в самой гимназии дети оправдывались перед педагогами, что якобы эмблема только что случайно сломалась…
01f54d1ceb82fd80e42b17f3edbc7ccb.jpg
Первоклассник. Карикатура В. Кадулина, 1910-е гг.
Еще одним предметом, страдавшим от слишком вольного обращения, был кожаный ранец.
Украинский писатель и общественный деятель Максим Славинский написал в воспоминаниях о том, как ученики 2-й гимназии, жившие на Подоле, зимой устраивали по Андреевскому спуску и Боричеву Току что-то вроде бобслея верхом на ранцах. Они вихрем слетали от Андреевской церкви и доезжали до бокового входа во Флоровский монастырь.
«Нам часом докоряли чернички, — писал Славинский, — що ми „зірвиголови“, що „псуємо ранці“, а це батьків гроші… Та ми на те не зважали, бо говорили вони все те зовсім не грізно… Але ранці — ті таки здорово страждали».
f91ee15da5a27e1b9d576f0b52f38dd0.jpg
Как и сегодняшним ученикам, каждому киевскому гимназисту нужно было приобретать тетради, альбомы для рисования, дневник. Однако в начале ХХ века покупка школьных принадлежностей имела еще и благотворительный характер.

С 1900 года в Киеве действовало Общество лечебниц для хронически больных детей, которых одолевали тяжелые недуги — туберкулез, золотуха, ревматизм, нефрит, паралич. Это общество собирало средства на бесплатное лечение маленьких страдальцев из неимущих семей.
Благодаря помощи меценатов на Парковой аллее, в уютном уголке над Днепром, в 1904 году соорудили красивое здание для стационарной детской больницы. Но ее работа требовала непрерывного финансирования, и одним из источников дохода стали школьные принадлежности.
cb028145a47fc1db85352c5d6ca25fa1.jpg
При поддержке руководства учебного округа и директоров гимназий Общество лечебниц для хронически больных детей заключило договор с известным издателем и владельцем типографии Стефаном Кульженко.
Он получил монопольное право на продажу школьных принадлежностей в учебных заведениях, а за это выплачивал в пользу общества полкопейки с каждой проданной тонкой тетради, копейку с альбома и дневника, две копейки с общей тетради. Гимназисты были рады возможности поучаствовать в добром деле, и торговля шла довольно живо. Поступления от фирмы Кульженко со временем достигли 1800 рублей в год.
ea838c4c07e32a3f5071179a64bfc953.jpg
Бесплатное годовое содержание одной больничной койки обходилось обществу примерно в 400 рублей. Таким образом, отчисления с тетрадок и дневников могли полностью обеспечить длительное лечение четырех-пяти маленьких пациентов. Всего в больнице было 57 мест.

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

https://foto-history.livejournal.com/11881187.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chto_chitat

Дэйв Эггерс – «Сфера»

Вторник, 11 Сентября 2018 г. 13:40 (ссылка)

«Сфера» - это очень любопытный роман-антиутопия про общество, в котором всех поработил интернет-гигант Circle. Я читала в оригинале на английском, и меня сильно удивило русское название. Очевидно, что речь про Круг, а не про какую-то сферу. Идея в том, что корпорация Круг имеет целью «замкнуть круг», т.е. стать глобально единым средством сбора, распространения и обработки информации (любой – от школьных оценок и ДНК вирусов до подсчета голосов на выборах любого уровня). Текст многослойный, затрагиваются различные проблемы, которые вызывают отклик у современного читателя, который и так уже наверняка является пользователем соцсеточки, а еще, так же, как и главная героиня, работает офисным сидельцем за компом.

Так или иначе, многие узнают себя. Причем отношение к технологиям может быть у читателей разным. В романе рассматривают и ультра-позитивное преклонение перед возможностью «дристать смайлами» в адрес незнакомых людей с другого континента (таким образом подтверждая свою значимость и отмечая сам факт своего существования), и – как антидот – идею сопротивления всеобщей добровольной сдаче себя с потрохами разного рода онлайн сервисам. Также важная идея – это становление тоталитарного общества. Еще можно рассматривать, как на примере Мэй, главной героини, автор показал, как неуверенный в себе человек без твердых моральных принципов способен не просто преуспеть при тоталитаризме, но и пробиться в лидеры. Это иллюзия слабых, когда, надев условную коричневую рубашку, они могут почувствовать силу и тут уж попрут всячески доказывать свою приверженность режиму. В благодарность за то, что в Кругу ее приняли, Мэй готова отказаться от очень многого и важного, чтобы доказать свою правоверность. Мэй отказывается от семьи, дружбы, уединения, секса – получая взамен одобрение партии и карьерный рост.

В общем, «Сфера» - это, с одной стороны, стоящая книга, которая заставляет задуматься, но, с другой стороны, она столь плохо написана, что всерьез рекомендовать ее я не могу. Я читала оригинал, и, если так скучно и серо на английском, то в переводе это точно испанский стыд. Причем, имейте в виду, переводчик не виноват! Если вы готовы ради интересных идей и параллелей преодолеть негодный текст, то я вас поддерживаю. Но тем, кому важна форма, «Сферу» читать не советую.

На поверхности в книге лежит критика тех, кто добровольно выбрать казаться, а не быть; комментировать, а не делать; копошиться в девайсах, пренебрегая живым общением. Словом, критика соцсетей. Соцсети отнимают время, ослабляют в людях навыки коммуникации, поскольку их пользователи упрощают, заменяют смайлами, репостят и лайкают комментарии и фото в т.ч. незнакомцев, вместо того, чтобы проживать свои эмоции и проговаривать их словесные выражениям среди тех, кто рядом. Да что там говорить! Активным пользователям соцсетей просто некогда остановиться и подумать, потому что еще Достоевского не всего перечитали инстаграмм не весь пролистали. В «Сфере» едкая критика массового помешательства на соцсетях звучит от Мёрсера, бывшего бойфренда Мэй, которого та считает никчемным ретроградом. Мёрсер обличает то, как люди его поколения «обжираются соцсетями», радостно-придурковато воспринимая тот факт, что перешли преимущественно на обмен мнениями в виде смайлов, становясь в социальном плане настоящими аутистами. Вы сами видели это множество раз. Школьники выходят во двор или заходят друг к другу в гости – и каждый утыкается в свой смартфон. За романтическим ужином парочки берут паузы, чтобы просмотреть ленты и ответить на «важные» сообщения.

Написано плохо и слишком затянуто, но все же доходчиво изложена сатира на этикет в интернете. Пусть негласные, но понятные пользователям правила и последствия, если эти правила нарушишь. Пример: кто-то делиться новостью и просит прислать поддержку и одобрение – тут же все шлют смайлы, пальцы вверх и комментария, которыми выражают любовь и поддержку. Если не пошлешь – на тебя обидятся, потом больше времени потратишь на заглаживание вины, чем если бы просто подристал смайлами вовремя. При этом многие, почти все в мире Круга придерживаются этого этикета общения в сети, но во время реального общения с семьей и друзьями не предпринимают попыток быть заинтересованными, искренними и вежливыми. Какого-то ноунейма в сети все пытаются ублажить одобрением и принятием, а ближайшего друга, не задумываясь, пошлют на три буквы, если друг предостерегает тебя от того, что, увязнув в соцсети, ты становишься социальным аутистом.

Молодым, да и не только читателям будет интересно проследить, как в «Сфере» раскрывается тема работы (карьеры). Circle – это работа мечты для многих студентов и выпускников, идеальная рабочая среда, кампус для сотрудников, где можно даже бесплатно заночевать, перекусить, послушать живую музыку и т.д. Компания настолько заботится о кадрах, что, в идеале, когда Круг замкнется, рабочей силе вообще не придется покидать кампус, в нем будет все для работы и досуга. Аналогия с рабством очевидна. Самое поразительное, что Круг как работодатель вовсе не столь утопичен, как может показаться на первый взгляд. У меня лично есть опыт удаленной работы в российской крупной интернет-компании и, читая Эггерса, я узнала все эти бесконечные внутренние рассылки, голосовалки, поиски волонтеров для участия в проектах, напоминалки от отдела кадров, приглашения и проч. Могу сказать со всей достоверностью: если сотрудник принимает входящие сообщения всерьез и каждому уделяет хоть немного внимания, можно вообще не отходить от рабочего стола и на всякий случай надеть подгузник (потому что основную работу тоже надо сделать, ее никто не отменял). Плюс, еще корпоративная соцсеточка, различные сообщества и все такое.

Система рассчитана на одиноких молодых людей, даже не рассматривающих вариант создать семью и иметь какую-то жизнь вне работы. Читая «Сферу», я вспомнила рассказ Михаила Веллера про дурнушку, которой помог преобразиться майор Звягин. Звягин нагружал девушку различными заданиями по самосовершенствованию. Когда подопытная жаловалась на большую нагрузку, Звягин отчитал ее так: а ты представь, что ты точно так же за собой следишь, но еще у тебя работа, муж, двое детей, готовка, стирка и уроки. Речь не о том, что стирка важнее карьеры. Я имею в виду, что главная героиня и подобные ей молодые карьеристы из всех в мире забот имеют только себя и работу, и то не справляются. Перестают следить за здоровьем, быстро теряют друзей, контакт с родителями, хобби, лишаются книг, отдыха, да и вообще – возможности с удовольствием тратить заработанные деньги. Тем более парадоксально, что, как отметил в книге Мёрсер, этот голос разума, работа Мэй отражается в цифрах, рейтингах и лайках, которые, конечно, навсегда останутся в архивах, но в действительности уже через неделю ничего не значат. Я и сама не собираюсь так работать и не хочу, допустим, видеть своего сына частью такой системы.

В «Сфере» разные герои неоднократно подчеркивают, что в цифровую эру никакая информация не исчезнет. Все ваши смайлы и комменты останутся навсегда частью истории. Тут я вспомнила смерть своей 34-летней подруги. Спустя какое-то время после похорон я – уж не знаю на самом деле, зачем – искала ее страницу в соцсети. И не нашла. Она знала, что тяжело больна. Либо она сама, либо ее семья удалили ее профиль. Я считаю, правильно. Да, люди сами постят фото, оставляют комментарии под своим настоящим именем. Они как будто добровольно делятся частью себя, но совокупность этих разбросанных по интернету частей никогда не равняется целой личности. Мне тоже не хотелось бы, чтобы меня оценивали по моим фото и комментариям, по списку моих групп и интересов, представляя – ошибочно – что понимают меня. Цифровые следы человека не дают всей картины, а цифровая слежка и оценка через то, как любой из нас отражает себя в интернете, оскорбляют понятие гуманности. Человека нельзя делить и умножать на «1» и «0».

Если копнуть «Сферу» глубже, то в романе очень отчетливо звучит предостережение против добровольного подчинения обществу тотального контроля. Самое странное и страшное – как раз то, что многие не осознают опасность и с восторгом настаивают, чтобы было больше камер, датчиков, учетных записей, анализа в сети и уведомлений. Строго говоря, ничего нового со времен Оруэлла, но к услугам современных авторов, таких, как Бен Элтон (антиутопия «Слепая вера») и Дэйв Эггерс уже готовые технологии слежения, анализа и контроля, которые писатели лишь немного модернизируют в своей фантазии, чтобы передать, насколько все мы под колпаком. Само собой, если Круг замкнется, то частная жизнь уйдет в прошлое. Роман предлагает необычный угол для рассмотрения этой проблемы: когда люди знают, что на них смотрят, они ведут себя прилично. Осознание того, что рядом камеры, мобилизует. Грубо говоря, зная, что везде камеры, человек не станет ковырять в носу. Это значит, что тот, кто планировал совершить кражу, воздержится от преступления, потому что не получится уйти безнаказанным. Кто решил замахнуться на ребенка, опустит руку, - потому что смотрят.

Мне, как родителю, особенно интересно представить, насколько сократились бы преступления против детей, если бы поведение каждого взрослого отслеживали бы камеры и сенсоры. Разве дети не имеют право на безопасное детство? Или представьте, что женщина, переживающая постродовую депрессию, знала бы, что ее действия записываются на камеру и доступны для просмотра онлайн в режиме реального времени (и доступен подбадривающий фидбек и советы)? Мне, например, кажется, что многие захотели бы, чтобы об их времени с маленьким ребенком остались бы позитивные видео, которые можно пересматривать, а не мутные воспоминания о неорганизованной суете первых дней. Это я говорю, как человек, переживший постродовую депрессию. Я могу представить себе, что в некоторых случаях наблюдение могло бы иметь положительный эффект. Но, как говорится, благими намерениями…Если бы государство или частная компания-монополист имели доступ к постоянному наблюдению за всеми гражданами, совокупно это было бы катастрофой. В книге отношение автора к тотальной слежке иллюстрирует эпизод, в котором основатели Круга наблюдают за гигантским аквариумом, в котором акула безжалостно истребляет все прочие формы жизни. Круг – это ненасытная акула, которой постоянно мало контроля, она сожрет и переварит всех вокруг.

«Сфера» - это очень актуальный роман. Пока я его читала, я постоянно сталкивалась с ситуациями, которые коррелируют с сюжетом книги. Например, выборы 9 сентября. Придя на избирательный участок уже вечером, я увидела по цифрам про количество голосов на участке, что почти никто и не голосовал. А на следующий день кругом вой про вбросы и победу неугодного народу кандидата. А где был народ в воскресенье? Торчал кверху задом на даче, убирая картошку, вместо того, чтобы проголосовать рядом с домом? Почему люди даже не голосуют, но потом ноют? Понятно же, что, если все сидят дома, преступникам ну очень просто подтасовать результаты. При полной явке был бы, по крайней мере, второй тур. В «Сфере» обсуждают идею всеобщего обязательного участия в выборах через аккаунт в Круге (ставший по закону обязательным для всех избирателей). Причем голосование открытое. Понятно, что это не прозрачная демократия нового уровня, а нововведение для контроля и подавления. Но книга хороша тем, что заставляет задуматься. Таких примеров про связь текста и наших будней в «Сфере» много. Если коротко, то напрашивается вывод, что технология – это хорошо, во многом она облегчает жизнь, но замена реальной жизни и живого общения на участие в наполнении соцсеточки контентом – это зло. Человек не должен стать рабом технологии.

https://chto-chitat.livejournal.com/13607609.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_bellezza_storia

«Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо». Живопись на шелке

Понедельник, 10 Сентября 2018 г. 09:21 (ссылка)

Выставка "Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо" открыта в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Нынешняя экспозиция будет представлена с 4 по 30 сентября. После этого произведения вернутся в родные музеи, а их заменят равноценные экспонаты. С 3 по 28 октября можно будет снова наслаждаться японскими шедеврами. Причина необычной демонстрации в том, что живопись на шелке и бумаге не должна экспонироваться более четырех недель, особенно столь древняя.


Подробнее о выставке см. в журнале АРТОБЪЕКТИВ

А здесь показываю работы на шелке и гравюры, в которых можно увидеть примеры украшения тканей в техниках сибори и касури.
Госюн (1752–1811). Спор рыбаков и лесорубов. Около 1781–1789). Парные шестистворчатые ширмы. Шелк, краски. Музей изобразительных искусств города Тиба.


Фрагмент.



Ода Сицусицу (1779–1832). Сакура у храма Хорайдзи в Эдо. Шелк, краски. Художественный музей Итабаси, Токио.
Единственная женщина, среди художников эпохи.



Китагава Утамаро (1753–1806). Акутагава. Сцена из повести "Исэ-Моногатари". Фрагмент. После 1801. Шелк, краски. Государственный музей Востока.



Справа: Хонъами Кохо (1601–1682). Глицинии, пионы и клены. Три вертикальных свитка. Шелк, краски. Токийский национальный музей.



Фрагмент.



Кацусика Хокусай (1760–1849). Красавица, читающая письмо. Ок. 1810–1820. Шелк, краски. ГМИИ им. А.С. Пушкина.



Фрагмент. Похоже, что узор на красном кимоно сделан в технике касури (икат):



Китагава Утамаро (1753? –1806). Морокоси из дома Этидзэнъя. 1794. Бумага, цветная ксилография. Токийский национальный музей.
Морокоси – куртизанка высокого ранга. На веере написано пятистишие поэта Саонага.



На гравюрах Утамаро часто изображены черные кимоно в технике касури:
Китагава Утамаро (1753? –1806). Такасима О-Хиса. Бумага, цветная ксилография. Токийский национальный музей.
"О-Хиса была дочерью Такасима, торговца рисовым печеньем сэмбэй, и считалась одной из "трех знаменитых красавиц Эдо" периода Кансэй".



Фрагмент. На веере – ткань с узором "паутина" в технике обвязывания и герб из трех листьев дуба.



Подробнее о батике сибори и касури в японских гравюрах см. в блоге.

https://bellezza-storia.livejournal.com/596607.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chto_chitat

Посоветуйте, пожалуйста, книги

Пятница, 08 Сентября 2018 г. 02:01 (ссылка)

Добрый день, уважаемые сообщники! Посоветуйте, пожалуйста, книг в отпуск:) Не детектив и не женский роман, можно фантастику, современную прозу. Очень люблю постапокалипсис и антиутопии. К фэнтези отношусь нейтрально, равно как и к триллерам/ужасам/мистике (к последней хуже всех). К приключениям так же равнодушна, но могу почитать. Из свежего что-нибудь, по возможности. Для примера - очень понравились "Сфера" Эггерса (жаль только, что переводом ее изуродовали), "Дорога" Маккарти (но было жутковато). "Птичий короб" Малерман показался занимательным. Может, у кого-то здесь схожие вкусы? Буду очень признательна за рекомендации. Спасибо!

https://chto-chitat.livejournal.com/13605615.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_zina_korzina

Кто главный герой романа «Анна Каренина»?

Четверг, 06 Сентября 2018 г. 22:24 (ссылка)

  • Роман «Анна Каренина» - вовсе не о любви и даже не об Анне. Камергерова жена с её буйной страстью — предлог. Вронский — вообще деталь. Он типичен и безличен, как всякий ...пассажир. «Туда ехала с матерью, а назад с сыном...» Вагончик тронется — перрон останется. Главная мысль – не жар любви и безоглядная жертвенность, а …гибель души в условиях урбанизма. Паровоз - вот смерть наша. Что спасёт? Уход от мерзостей городской жизни.



    В те годы, когда Лев Толстой работал над своим романом, пышным цветом расцветала приключенческая литература с описанием всесильных машин, волшебных летательных аппаратов и подводных кораблей...
  • https://zina-korzina.livejournal.com/1417765.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_foto_history

    На пикнике; 1897 год

    Четверг, 07 Сентября 2018 г. 00:46 (ссылка)

    Люди на пикнике; США, Флорида, 1897 год.
    Фото William Henry Jackson.
    Взято с Shorpy, большое, весьма кликабельно:

    https://foto-history.livejournal.com/11872626.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

    «  Предыдущие 30 Следующие 30  »

    <век - Самое интересное в блогах

    Страницы: 1 ..
    .. 4 5 [6] 7 8 ... 10

    LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
    О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda