Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 19518 сообщений
Cообщения с меткой

век - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_zina_korzina

Паразитирование советской интеллигенции на декабристах.

Среда, 16 Января 2019 г. 21:01 (ссылка)

  • На каждом декабристе паразитировала целая плеяда историков, искусствоведов и публицистов. Вы можете себе представить советский фильм о положительном кавалергарде, который бузит, вздорит с мамашей-барыней, затаскивает в стог французскую модисточку? Лично я - нет. А вот если это будет кавалергард Иван Анненков - тогда очень даже. Заметим, что в упомянутом фильме именно эта линия интересно смотрится, тогда как истории других декабристов - обычная школярская унылость. В общем, хотите про загулы кавалергардов - ищите у них прокламации и вольтерьянство...



  • ДАЛЕЕ - ТУТ.
  • https://zina-korzina.livejournal.com/1531958.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_foto_history

    На Главной улице; 1899 год

    Среда, 16 Января 2019 г. 04:19 (ссылка)

    На Мэйн Стрит в городке Нью Улм (штат Миннесота), 1899 год.
    С Shorpy, большое фото, весьма кликабельно:

    https://foto-history.livejournal.com/12175951.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    Фазерланд, о фазерланд! Кристиан Крахт как спонсор тоски

    Вторник, 16 Января 2019 г. 03:11 (ссылка)

    "Мы были на волосок от жизни."


    (с) Чак Паланик


    Мимо этой книги я бы прошла, не задумываясь. Что-то современное, небольшое, написанное простым языком... и если бы не роковое стечение обстоятельств, так бы и не прочла.


    Но вот, чутье бьет в набат, и волшебная страница Википедии гласит, что автор написал свой роман, беря за основу дендизм и декаденство девятнадцатого века.










    Что ж, подкуривайте свои ментоловые, без фильтра, в мундштуке или без - проходим, сегодня можно курить в тексте. Возможно, выбранные мной цитаты слишком коротки, а мой этот пост слишком обрывочен. Возможно, ты, читатель, не разделяешь мое мнение касательно счастья. Возможно все. Но проходи, только на струны души не наступай, я тут чутка поразбросала.


    Роман повествует о молодом парне, путешествующем через всю Германию ( с острова Зильт через Гамбург, Франкфурт, Гейдельберг, Мюнхен и Меерсбург) и прекращающем свое безостановочное движение в Цюрихе. С виду - легкое ироничное чтиво о "золотом мальчике", вечно попадающем в странные ситуации.


    Но. Книга восхитительна, как шляпа фокусника. И имеет двойное дно - совсем как это шляпа.


    Ее можно воспринимать абсолютно на любом уровне, и подвох тут имеется только один - чем глубже уходишь, тем грустней становится. Как у Сократа - чем больше учишься, тем больше понимаешь, что ничего не знаешь.



    Как и в "Бойцовском клубе", наш герой безымянный. Читающие меня регулярно уже отметили, небось, что это у нас что?.. верно, знак потерянной идентичности. Но если у Паланика герой уходит в себя, чтобы там, внутри, отыскать то, что ему не хватает, персонаж Кристиана Крахта заполняет, верней, пытается заполнить пустоту снаружи.


    "Я, значит, стою у ресторана и пью пиво "Йевер". Поскольку на улице довольно прохладно и дует западный ветер, на мне куртка фирмы "Барбур" с теплой подкладкой. "


    Два предложения. Ты - то, что ты ешь. Ты - то, что ты носишь. Ты - часть класса, к которому принадлежишь. Это определяет тебя.


    Главному герою не нужно имя, потому что он - олицетворение высшего общества Европы в девяностых. Однако чем дальше в текст, тем ясней становится, что кажущийся лощеный дендизм рассказчика - не более чем фикция, обложка... куртка фирмы "Барбур", если будет угодно.


    То, от чего можно (и отчаянно хочется) отказаться.


    Непринятие себя, ощущение отстраненности, непринадлежности к обществу тонкой прозрачной дымкой закрывает львиную часть текста. И чем ближе к концу, тем более эта дымка напоминает туман.


    Главный герой всегда там, где что-то происходит. Вечеринки, клубы, встречи, случайные знакомые, мимолетные интрижки. Но все это проходит мимо него. Он наблюдает, но не хочет (или не находит в себе сил?) участвовать во всем этом. В жизни.


    Что такое счастье? Деньги, молодость и богатство? Если бы это было так, не было бы юных Вертеров. Не было бы тех, кто, имея счета в банках и чистый анамнез, искал бы забвения в алкоголе, наркотиках и качелях успокоительных.


    "Его плечи слегка вздрагивают, как будто ему холодно. Он смотрит на озеро, на мерцающий зеленый огонек, но я сомневаюсь, что он действительно что-то видит."


    Зеленый огонек мигает, приветливо, слабо: иди. Туда. Давай. Прочь оттуда, где ты никому и нигде не принадлежишь. Ролло, друг главного героя, остается один. На следующее утро в газете - краткий некролог. Утонул. Пошел на свет.


    Покуда я читала этот небольшой роман, все думала о том, что современный швейцарский автор, сам того не зная, вернул в литературную традицию образ русского "лишнего человека". И вышел у него эдакий Печорин: экзальтированный красавец, ищущий себя и растерявший все силы в поисках утраченного "Я". Прустовщина, скажете?


    Тема грусти и тлена разрастается все больше и больше, превращая комичные ситуации в фарс, и доходит до своего пика в последней главе, когда главный герой выезжает за пределы Германии в Швейцарию. В страну, где никогда не было войны.


    От чего бежит безымянный герой? От призраков войны, с окончания которой на момент выхода романа прошло полвека? От себя? От общества, помеченного этикетками?


    Ответ - от всего сразу. Да, война окончена, но тот, кто считает, что ее забыли, глубоко ошибается. И сегодня неупокоенные души в сумме с непроговоренными темами стоят антрацитовыми памятниками среди людей, характеры и жизнь которых можно считать с марок тех вещей, которыми они себя окружают.


    Консьюмеризм, зашоренность и отупляющая простота... к концу книги хочется сбежать вместе с героем. Отправиться в Швейцарию и закурить последнюю сигарету, так и не найдя могилу Томаса Манна. Так и не найдя того, что искал.


    "Лодка слегка покачивается на мелких волнах. Я говорю: добрый вечер; человек поднимает голову и смотрит на меня. Я расправляю плечи, чтобы казаться более уверенным в себе, и спрашиваю, не отвезет ли он меня на другую сторону озера, за двести франков. Он несколько секунд обдумывает мои слова и потом говорит: да, могу отвезти.


    Я спускаюсь в лодку и сажусь на деревянную скамью, а он вставляет весла в такие металлические фиговины, не знаю, как они называются, и отчаливает. Скоро мы будем на середине озера. Уже скоро."


    Я непременно буду читать Кристиана Крахта и дальше. "Фазерланд" был прочитан еще в ноябре, и вот два месяца нужные слова не находились. Не сказать, что нашлись, но...


    Знаете, автору до сих пор мерещится зеленый свет. И автор поедет в Гамбург.


    Потому что так тонко описать то, что чувствует автор, пока что удавалось только Феликсу Дёрманну в стихотворении "Что мне дорого".


    *


    Под конец хотелось бы добавить, что переводчика, конечно, книга зацепила. Перевод вышел очень эмоциональным и более односторонним. Например, словосочетание "Undestatement-West-Mensch", которое в идеале следовало бы перевести как "западноевропейский до мозга костей человек" перевели как "наглухо отгородившийся от мира западный неврастеник". Перевод интерпретирует за читателя, не дает фантазии полетать. Посмотрела я на него и вернулась к словарям.


    Страдать, так по полной!


    https://chto-chitat.livejournal.com/13694010.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    Роберт Сапольски «Биология добра и зла. Как наука объясняет наши поступки»

    Вторник, 15 Января 2019 г. 06:53 (ссылка)

    robert-sapolski

    Альфред Хичкок говорил, что естественный предел длительности фильма – вместимость человеческого мочевого пузыря (понятно, тогда фильмы еще смотрели в кинотеатрах). Для книги такой предел, на мой взгляд, 200-300 страниц. Роберт Сапольски превысил его в несколько раз, но, тем не менее, я смело рекомендую труд Сапольски всем, кто интересуется, почему мы ведем себя так, как мы себя ведем.

    Профессиональные интересы Сапольски простираются от нейрофизиологии до изучения поведения обезьян в природе, и в этой книге он ставит себе задачу свести в единую картину все, что выявили эти подходы. Чтобы структурировать такой колоссальный массив фактических данных, он вводит обратный отсчет времени. Допустим, мы наблюдаем определенный поведенческий акт: один субъект дал другому в зубы – или, наоборот, погладил того по головке. Что из произошедшего за секунду до этого повлияло на такой исход? А за минуту? За час? За день? За год? Наконец, за сотни и миллионы лет?

    Сапольски обладает замечательным даром интересно излагать даже самый технический материал, скажем, анатомию мозга. К тому же книжка построена как восходящий звукоряд: каждая следующая глава занимательнее предыдущей. Для тех, кто совсем не знаком даже с основами нейрофизиологии и молекулярной биологии, есть приложение-ликбез, которое целесообразно просмотреть заранее.


    Я читала оригинальный английский текст, так что ничего не могу сказать о качестве перевода. Авторское заглавие несколько иное: "Behave: The Biology of Humans at Our Best and Worst". Но в любом случае давайте поблагодарим переводчиков (Юлию Аболину и Елену Наймарк) за расторопность: по-английски книжка вышла только в 2017 году, а сегодня уже продается и по-русски.

    https://chto-chitat.livejournal.com/13693487.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_bellezza_storia

    Моисей Кислинг, художник в тени друзей

    Воскресенье, 13 Января 2019 г. 06:36 (ссылка)

    Оригинал взят у virginian в Моисей Кислинг, художник в тени друзей


    Впервые я узнал о Кислинге из статей o художниках, приехавших покорять Париж в начале прошлого века. Одни селились в Bateau-Lavoir (корабле-прачечной) на Монмартре, другие снимали за символическую плату студии в знаменитом Улье. Имена художников, живших и работавших тогда в Париже, говорят сами за себя - Фернан Леже, Амадео Модильяни, Марк Шагал, Хаим Сутин, Макс Пехштейн, Диего Ривера, Робер Делоне, Пикассо, Кес ван Донген и многие другие. Их картины висят на почетном месте во всех крупных музеях старого и нового света.

    Но как получилось, что их друг и "душа компании" Моисей Кислинг оказался в забвении? Забвение конечно условное, Кислинга многие любят и ценят, но большинство его работ находится в частных коллекциях и практически не выставляются, а те, что находятся в музеях, лежат в запасниках. Смешно сказать, в Нью Йоркском МОМА последний раз картины Кислинга выставлялись в 1932-ом году! Игнорируют Кислинга и ведущие издатели альбомов по искусству. Flammarion, Rizzoli и Taschen много раз издавали друзей Кислинга, но только не его самого. Исключением являются израильские музеи, и именно благодаря им состоялось мое знакомство с этим интереснейшим художником. Будем восстанавливать справедливость!

    Кики из Монпарнаса

    1396479430-kiki-s-monparnasa-v-krasnom-dzhempere-i-golubom-sharfe.-1925.-zheneva-petit-palas

    Мне сразу захотелось купить хоть какой-нибудь альбом Кислинга, но это оказалось проблемой. Большой альбом с работами Кислинга и каталогом был издан сыном художника, но это было в 1982-ом году. Единственный оказавшейся в продаже мини-альбом Кислинга оказался полным разочарованием, ни названий картин, ни года создания, но, что самое плохое, "составителем" были выбраны далеко не самые лучшие его работы.

    К счастью, друзья всегда приходят на помощь, благодаря utnapishti удалось найти сайт с представительной галереей работ художника и в хорошем разрешении. Cкачать и обработать картинки уже было делом техники, осталось только загрузить их в ЖЖ и показать моим друзьям, что я с удовольствием и делаю.


    Nu

    1396479388-byust-obnazhennoj-1951-59-h-46-h.m.-chastnaya-kollekciya



    Моисей Кислинг родился 22 января 1891-го года в Кракове. Кислинг начал рисовать в раннем детстве, в 15 лет поступил в Академию изящных искусств в Кракове, где его педагогом был профессор Юзеф Панкевич. Панкевич был успешным польским художником, который много путешествовал по странам Европы, жил в Париже и испытал на себе влияние основных художественных течений того времени – импрессионизма, символизма, а впоследствии кубизма и постимпрессионизма. Увидев в молодом художнике недюжинный талант, Панкевич без труда убедил Кислинга в том, что развить его можно только в наполненном атмосферой творчества Париже, который в то время был центром притяжения художников из разных стран.


    Mo



    Кислингу повезло на старте, в 1910-ом году он прибыл в Париж с рекомендательным письмом Юзефа Панкевича к своему другу, писателю Шолому Ашу, которому удалось помочь юноше. Он сумел найти ему русского покровителя, который обеспечил молодому таланту финансовую поддержку сроком на 1 год. Ежемесячная стипендия составляла 150 франков. Немного, но на эти дeньги можно было скромно жить и даже снимать маленькую студию.

    Кислинг решил обосноваться на Монпарнасе. Он снял студию на улице Joseph Bara, 3, в которой и прожил 27 лет. Недалеко от него жили Жюль Паскин и Амедео Модильяни, который переселился из Бато-Лавуар.

    Через год стипендия закончилась, но Кислингу снова улюбнулась удача, в 1912 году он познакомился с Адольфом Баслером, своим первым агентом, с которым договорился о покупке работ за 300 франков ежемесячно.


    Кислинг, Пикассо и Paquerette в знаменитой Ротонде, воспетой Ильей Эренбургом в своих воспоминаниях.

    Resize of Pablo-Picasso-Moise-Kisling-Paquerette-Cafe-la-Rotonde-paris-1916




    Обнаженная на красном диване

    1925_Nu au divan rouge


    Кислинг, по словам современника, был «осью, вокруг которой крутилось все на Монмартре». Его артистизм проявлялся во всем. Широко известна дуэль Кислинга с его товарищем, польским художником Готтлибом, состоявшаяся 12 июня 1914-го года, в которой, разумеется, решался вопрос чести. Секундантом Готтлиба был мексиканский художник Диего Ривера. Дуэль происходила на окраине города при большом скоплении народа, не исключая и репортеров. Дуэль прекратилась только после первой крови, оба дуэлянта получили легкие ранения. Снимки и репортажи о дуэли были напечатаны во многих газетах и журналах.





    Портрет Жана Кокто

    1916_Jean Cocteau


    С началом Первой мировой войны все изменилось. Художников французов мобилизовали в армию, эмигранты добровольцами уходили на фронт, уезжали домой или отправлялись в нейтральные страны. Те, кто остался в Париже, перебрались с Монмартра на Монпарнас.

    Моисей Кислинг записался в Иностранный легион и добровольцем отправился на фронт. 11 мая 1915-го года в битве при Сомме он был тяжело ранен. За проявленное в боях мужество Моисей Кислинг получил французское гражданство. На этом война для него закончилась.



    Сен Тропе

    1917_St. Tropez




    Молодая женщина с обнаженным торсом

    1916_Jeune Femme Torse Nu)





    Мужчина с трубкой

    1916_The man with the pipe



    Следующий, 1916 год стал для Кислинга особенным. Вернувшись из госпиталя в Париж, неожиданно для себя он стал обладателем наследства в 25 000 франков, оставленного ему погибшим в Первую мировую американским скульптором Чапменом, приятелем Кислинга времен довоенных прогулок по монпарнасским веселым заведениям. Отправляясь добровольцем во французскую армию, Чапмен предусмотрительно составил завещание, в которое включил и Кислинга.

    Теперь можно было и жениться!

    Весной 1916 года Кислинг познакомился с Рене Грос, студенткой Академии искусств Рансона, дочерью командира республиканской армии. Их свадьба 12 августа 1917 года стала одним из самых памятных празднеств Монпарнаса. Ее отмечали три дня, перемещаясь из ресторанов и прочих заведений в мастерскую Кислинга, где гости танцевали под модный тогда патефон. Вспоминают, что Макс Жакоб пел песенку, подражая исполнителям из кафешантанов, а Модильяни решил изобразить призрака из «Макбета», завернувшись в простыню с брачного ложа (к слову, главный элемент приданого невесты), за что и был выставлен вон.

    Амадео Модильяни, портрет сидящего Кислинга

    20130507_kisling3


    В послевоенные годы не только активно организовывались выставки, но оживился и художественный рынок. В ноябре 1919-го года с большим успехом прошла выставка Кислинга в галерее Дрюэ. В 1923-ем году в Париж приехал известный американский коллекционер Альберт Барнс, который высоко оценил самобытность художников Монпарнаса, особенно сильное впечатление на него произвели работы Сутина. Он увез с собой большое количество картин, в том числе и Кислинга, а художники получили признание крупнейшего коллекционера французской живописи. Увы, увезенные картины оказались потом пленниками, скрытыми от нескольких поколений.


    Ваза с лилиями

    1935_Vase de lys




    Натюрморт с белой вазой

    1917_Nature morte au pichet blanc





    Порт в Сен-Тропе

    1918_Port de Saint-Tropez





    Портрет Рене, жены художника

    1920_Portrait de Mme Renee Kisling





    Petite tete

    1925_Petite tete





    Портрет женщины в серой шали

    1927_Portrait au voile gris




    Мать с детьми

    1927_The mother and her children




    Рыжеволосая с голубыми глазами

    1934_Redhead with blue eyes)





    Цыганка

    1936_Jipsy





    Цыганский мальчик

    1939_Jeune gitan




    Натюрморты с мимозами

    Mimosas -2




    Mimosas-3




    Когда началась Вторая мировая война, Кислинг снова идет добровольцем на фронт. После капитуляции Франции Кислинг оказался с семьей в Виши. Героя Первой мировой войны, тяжело раненного в сражении на Сомме, обвинили в том, что его творчество «заражает» истинное французское искусство. По иронии судьбы, вишистские критики сделали доброе дело, художник понял, что следующим шагом будет искоренение заразы и бежал с семьёй в Испанию и дальше в Португалию. Уже оттуда он вместе с семьёй перебрался в Америку. В Нью-Йорке и Вашингтоне успешно прошли его выставки. Он работает как портретист, получает много заказов. Кислинг обосновался и до 1946-го года прожил в Калифорнии.

    Анемоны

    1947 anemony



    Девушка с косичками

    1941_Jeune Fille Aux Natte





    Цветы в вазе

    1942 Fleurs au vase bleu




    Сидящая обнаженная

    1942_Seated nude



    Пейзаж в Провансе, фантастический пейзаж, невозможно поверить, что это Кислинг!

    1950_(Paysage De Provence




    Женский портрет, здесь он тоже отклоняется от "основной линии", красиво!

    Mose Kisling Tutt'Art@ (22)




    Дети

    Children





    Прекрасная бразильянка

    1943_Beauty Brazilian




    Орхидеи

    1943_Orchidees





    Портрет Жоржетты

    1945_Portrait of Georgette



    После окончания войны Кислинг возвращается во Францию, в городок Санари-сюр-Мер в Провансе, в который он впервые приехал еще в 1913-ем году. Он пока еще полон сил и интенсивно работает.


    В мастерской

    ma-170602-WEB



    Женский портрет

    1948_(Portrait of a woman)_




    Пейзаж, Saint Cyr-sur-Mer

    1949_(Saint Cyr-sur-Mer)






    Блондинка

    Jeune femme nue aux cheveux blonds




    Художник и его модель

    Mose Kisling Tutt'Art (2)




    Kisling in studio



    Моисей Кислинг скончался 29 апреля 1953 года. Его именем названа улица, где он жил. В этом доме продолжает жить старший из сыновей – Ги. Младший, Жан, проживает в Париже. Он посвятил свою жизнь изучению творчества отца – издал каталог и написал биографию Моисея Кислинга.


    Моисей Кислинг, художник, 1891 – 1953

    moise-kisling

    https://bellezza-storia.livejournal.com/615503.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

    Следующие 30  »

    <век - Самое интересное в блогах

    Страницы: [1] 2 3 ..
    .. 10

    LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
    О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda