Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 557 сообщений
Cообщения с меткой

босиком - Самое интересное в блогах

«  Предыдущие 30 Следующие 30  »
Ivanov_I

Кодекс рабыни: вариант первый

Суббота, 29 Апреля 2018 г. 01:12 (ссылка)

1485602746_470988 (553x625, 32Kb)


Средняя школа № 42



Краснокаменск



25 июля 1989 года



09.10



             Феоктистова Вера Константиновна, бывший завуч школы, а со вчерашнего дня уже и как полноценный директор школы... не просто школы, а экспериментальной закрытой элитной школы-интерната для девочек восьмых-десятых классов с углубленным изучением предметов и особой дисциплиной и поведения не могла сдержать волнения.



            Старая крыса Феоктистова волновалась редко и это очень быстро проходило – сейчас она не могла унять в себе трясучку, долго бестолково ходила по кабинету, снимала и вновь одевала очки, не могла унять дрожь, все повторяя «Да! Да! Да! Моя школа! Моя! Моя!» - только вчера она реализовала свою мечту: теперь её школа стала настоящим храмом педагогики где в строжайшей дисциплине и будет воспитываться элита элит...



            Она – конечно при мощной поддержки сына (лично и непосредственно товарища Майорова) – только вчера пробила окончательные и столь необходимые для неё условия: в закрытой школе окончательно и бесповоротно разрешили применять для воспитания и наказания телесные наказания.



            И этим утром Вера Константиновна лично села за Кодекс поведения школьниц. Лист бумаги что лежал перед ней всякий раз сменялся новым – руки от кипящего внутри счастливого волнения – не слушались её, но она как самая прилежная ученица начинала каждый раз все с большим и большим упорством.



            Ученица обязана.



            Зачеркнула. Написала



            Опять зачеркнула.



            Наказание:



            Подчеркнула! Жирно!



            И каллиграфическим почерком беспристрастного судьи принялась писать



            Вариант первый.



            Наказание за четверку – деся... пят... двадцать пять ударов по...?



            Наказание за тройку – пятьдесят ударов



            Наказание за двойку – сто ударов



            Наказание за опоздание – сто ударов



            Наказание за обман – сто пятьдесят ударов



            Наказание за проступок – сто ударов



        Феоктистова откинулась на стул – её колотило от восторга! Она чувствовала себя верховным существом маленькой школьной планеты, планеты где она могла творить все!



            Поправив очки она вновь взяла ручку и продолжила строчить на лист безжалостные строки, мучась про себя вопросом – чем же она (или не она) будет сечь своих учениц по их сочным или тощим задницам?



 



Загородный дачный поселок



"Глубокое озеро"



километров 15 от Краснокаменска



25 июля 1989 год,



10.15



 



            Майоров Андрей Степанович – Хозяин, Господин... полулежал на кресле на балконе своего особняка – его окружала приятная прохлада – две, одетые только в узенькие стринги и шлепки на высоком каблуке рабыни – с превеликим вниманием отгоняли от Господина жару и скуку – он возлежал на подушках, вытянув перед собой ноги – вместо софы или пуфика на коленях стояла еще одна его рабыня и на её спине и лежали ноги господина.



            Еще одна рабыня – непокорная девка Настя -  стояла подле его царственного трона и держала в руках поднос с кофейником и остывающим завтраком – её вытянутые руки тряслись о напряжения – она стояла уже так больше часа, но Господин не обращал на неё внимания – он был занят!



            Андрей Степанович писал... писал... писал и не желал отрываться. Он давно лелеял мечтой написать для своих дворовых девок кодекс законов что они вызубрят наизусть и будут в страшном сне бояться нарушить его!



            За это он их будет драть! Не просто драть, а избивать так, как достойны самые падшие грешницы с искромсанным похотью, пороком и черными помыслами душами, для которых было возможно только кровавое исправление: товарищ Майоров не желал ограничивать себя – тут, а даче он был выше самого верховного божества – он был тут почти Всемогущим!



            И этот кодекс был только его прихотью и похотью.



             Рабыня обязана:



            Исполнять любую волю Господина. Рабыня не смеет противиться, не смеет сомневаться в выборе Господина, не смеет ему перечить или – слово Господина для рабыни закон.



            Рабыня не смеет смотреть на Господина



            Рабыня обязана находиться за пределами кельи в стрингах, волосы должны быть распущены. Рабыня обязана носить туфли на высоком каблуке.



            Рабыня должна носить колокольчик или ошейник.



           



            Товарищ Майоров посмотрел на написанное – подумал и добавил – «вариант первый» - было довольно любопытно вот так излагать на листе свою волю и власть. Ему нравилось – очень нравилось забавляться со своими девочками – для дворовой девки Насти что должна была вот-вот уронить поднос, он готовил нечто особенное.



 



Место действия:



Колхоз «Вперед» Новопокровский район



Краснокаменский край



25 июля, 1989 год.



12.00



 



            Ритка-Маргаритка по прозвищу Измена сидела за своим письменным столом и занималась законотворческой деятельностью.



            Эти тупые пёзды ни хрена не хотели делать, работали мало и плохо и... Ритка решила набросать для себя и для них «вариантик», чем сейчас и занималась, водя ручкой по обратной стороне ранее исписанного листа:



            Продолжительность рабочего дня шестнадцать часов.



            Каторжные работы:



Восемнадцать часов, в отдельных случаях до двадцати часов



            Наказание за:



            Замечание – пятьдесят ударов кнута



            Проступок – сто ударов кнута.



            Рабыня может быть лишена еды, сна, зимой теплой одежды, приговорена к каторжным работам без права помилования.



            Измена отложила ручку и задумалась... У неё, как и у её совершенно незнакомых ей Феоктиствовой и товарища Майорова чесались руки продолжить и все они понимали что это только начало.



            Вариант первый и пробный.



            Только Ритка Измена знала в отличии от них что именно её власть тут в этом колхозе реально и безгранична, но... все равно так хотелось собрать перед собой все стадо тупых пезд и зачитать им их права.



 



 


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ivanov_I

СЕЗОН Глава 4: Врать? Зачем?

Понедельник, 23 Апреля 2018 г. 22:05 (ссылка)

162232077001202 (529x700, 145Kb)


МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:



г. Диллингем



            23.00, 4 июля



           



            Тиккер свернул свою ежегодную программу празднования Дня независимости и с десяти часов был в офисе, с минуты на минуту ожидая Рощина с гостями. Остин решил провести аттестацию вне дома – всякие проходимцы случаются. 



-  Они с тобой?



-  Да. Разнорабочих я оставил в Дальнегорске.



-  Правильно. Николай, как только прилетишь, сразу ко мне. Так что не задерживайся, - приказал во время телефонного разговора Рощину.



Он доверял чутью своего помощника, но хотел лично убедиться в профпригодности выбранных кандидатов и пока еще не поздно, дать ответный ход.



-  Разрешите? - в дверь постучали и в кабинет вошел Тимофеевич.



-  Заводи.



Разговор получился короткий и ёмкий. Хозяин положительно оценил выбор Рощина, провел не продолжительное собеседование, после чего контракт был подписан и стороны удалились восвояси.



Собственно, Тиккер одобрил бы любую кандидатуру – все равно Рощину отвечать за их действия, а раз так, то пусть сам подбирает себе исполнителей. И опять же, его грел интерес посмотреть на них, пощупать пальчиками спрятанное у них внутри дикое начало, пощекотать себе нервы.



-  Вы познакомились с своими подопечными?



-  Да. – учтиво произнес завхоз. – я думаю мы сработаемся.



-  Хочу поставить вас в известность, я нанимал троих.



-  Мистер Тиккер, хочу Вас заверить, весь объем работ будет выполняться быстро, качественно и в срок. Норма выработки значения не имеет. – строгие черты лица Рычкова тронула уверенная надменная улыбка.



-  Другого от вас я не жду. Я плачу им большие деньги и желаю, чтобы они полностью отрабатывали их. Это касается и вас. Будут плохо работать они, будете страдать вы. – не проникшись репликой Рычкова, уточнил Тиккер. 



-  А вы? – вопрос был адресован Вагановой. – познакомились.



-  Еще не успела.



-  Жаль. Ладно, Николай отвези гостей в отель, пускай отдыхают. Не забудь, контракт подписываем в одиннадцать.



-  Есть.



-  Да, вы, - Тиккер указал на Рычкова, - проследите чтобы к среде там был порядок.



-  Ну, приятного вечера. Больше вас я не задерживаю. – Тиккер сидя в кресле – таком же как и в кабинете в доме – смотрел в след уходящим наемникам с потрясающим безразличием.



 



МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:



г. Дальнороссийск.



00.12, 5 июля, среда



 



Щека, под её ладонью, пылала. Она и забыла какая тяжелая у матери рука.



-  Вот что милая. Мы уже здесь. Поздно вести разговоры про контракт и все остальное. Он подписан и хода назад нет.



-  Мама, я же тебе пыталась сказать!



-  Плохо пыталась. А если я тебе еще не вправила мозги, то это исправлю. И заруби на своем носу, что на меня рот не открывают! Еще раз гавкнешь при посторонних – губы отобью… сука! – Валентина в домашнем халате стояла в центре комнатки, проводя воспитательную работу с дочерью. Та сидела на краю разобранной кровати, молчала, изредка пытаясь сказать в свою защиту. – больно взрослая стала? Да? Ничего, я тебе вспомню детство золотое! Не пороли давно?



Даша только вздохнула и отвернулась: её передергивало при каждом воспоминании о годах учебы в начальной школе когда мать била её бельевой веревкой за каждую четверку.



-  Но мы попали! Как ты этого не можешь понять! Так попали, что никому не снилось. И этот урод что пялился на меня в вертолете - наш начальник!



-  А ты хотела легких денег и красивой жизни? Что, насмотрелась на блядей столичных - самой захотелось?! А я тебя не для того растила, чтобы позволить тебе слить свою и мою жизнь в сточную канаву. И предупреждаю, не вздумай халтурить – я наказывать буду, а не они. Поняла?



-  Да.



-  Ничего ты не поняла. Ну ладно, у нас впереди полтора года, так что придется вновь заняться твоим воспитанием. А я то думала – у меня дочь взрослая – а она сопливая девчонка. Эх, я то тебя за муж выдать собралась – но придется с тобой нянчиться. – Валентина безнадежно махнула рукой и отвернулась к единственному окну.



-  Ты только об этом и думаешь, - зло подумала Динка. Подобрав с пола видавшие виды старорежимные шлепанцы, девушка вышла в коридор.



Они находились на первом этаже. Большинство окон было распахнуто и с улицы тянуло ночной прохладой – был уже первый час ночи. Где-то там, внизу шумело море. Оглянувшись на стелящийся по полу свет из их комнаты, она развернулась и пошла к выходу.



-  Ты далеко? – донесся до неё голос матери.



-  Прогуляться. – сдерживая комок слез в горле, ответила Даша. – на сон грядущий.



-  Смотри, не утопись сдуру.



-  Постараюсь. – и пошла прочь.



Миновав коридор, девушка дошла выхода на улицу.



Вокруг было тихо и - это поразило Дину еще за ужином – все пребывало в  порядке. Особенно это касалось кухни -  такой чистоты не было даже у неё дома – не в коммуналке, а там, в проданной квартире. И в коридоре, так не похожем на пропахшие кошками подъезды Бурска, где плевать и сорить шелухой считалось нормой поведения, чувствовалась хозяйская рука.



И эти ребята – интересные, нужно сказать ребята – совсем другие, чем там, на большой земле.    



Она простояла у выхода несколько минут, и толкнув её сделала шаг вперед. Дверь жалобно пискнула, поддалась, выпуская девушку на улицу.



Холод сразу же плотной черной волной окатил вошедшую в ночь. Ворвался в ноздри, достиг легких и с выдохом умчался прочь.



Следом последовал еще один цикл.



И еще один.



Свежий воздух и шум близкого моря приносил облегчение, успокаивал, подавляя желание заплакать, успокаивал обиду, расслаблял.



-  Конечно, винить легко. Я всегда и во всем виновата. Только ты у нас знаешь как что и когда делать, всегда права и в праве распоряжаться моей жизнью. А я уже, между прочим, не маленькая девочка мне как никак скоро двадцать два, а обращаются со мной как с неразумной сыкушкой. – погрузив руки в карманы домашнего халата, Дина шла вдоль школы, огибая её чтобы увидеть море.



Его шум манил и тянул своей неизвестностью. Оно было там, за зданием школы, стоило только повернуть за угол и оно откроется твоему взгляду.



-  Но тогда, почему ты поехала сюда. Оставалась бы там и бегала дальше как савраска. Почему, если ты такая взрослая не сказала «не хочу»? Испугалась или не захотела терять меня. Ведь я всегда и всюду стараюсь только для тебя! Господи, как ты не поймешь, что я люблю тебя! – в её голове возник и тут же усилился укоризненный голос матери. – что-то тебя заставило сюда приехать. И ты приехала, а теперь выпендриваешься, строишь из себя черт знает что! Почему, Даша?



-  Стоп! – быстро, как выстрел, произнесла Дина, глядя перед собой… перед ней раскинулось неспокойное, прикрытое мраком июльской ночи, уходящее за горизонт море, от чего оно казалось еще больше. Его воды с шумом обрушивались на берег, к которому вела только сейчас замеченная ею лестница.



Холод уже крепко обнял её за плечи, но море было там, стоило спуститься вниз и миновать узкую полоску пляжа. Так чего же ждать?!



-  И поехала сюда ты потому что надоело тебе ждать и не хотелось оставлять мать – единственного близкого тебе человека. Ты жестоко обламалась – тебя обманули и ты поняла, что целей поставленных самой себе там тебе не достичь. И бегать тебе всю долгую жизнь и даром что тебе платят – хотя и не такие большие деньги. Твоя  жизнь зашла в тупик и ты начала терять надежду найти из него выход. – Дина медленно рассуждала, спускаясь вниз по крутой металлической лестнице. – поэтому ты поехала сюда. Хотя. – сейчас она уже не знала, уговаривать себя дальше или замолчать, потому как давно сбилась с первоначального курса рассуждений и, получается, мать как и всегда права и дура она.



Сделав еще один шаг, Дина оказалась на последней – или первой – ступеньке, за которой начинался пляж. Разувшись, она вступила на его территорию и, оставляя на песке запятые, пошла к кромке моря, вслушиваясь в шум каждой разбившейся о берег волны.



Несколько шагов и она вошла в воду. А море продолжало набрасываться на берег, длинными пенистыми языками лакая песок, захватывая и унося с каждым разом хотя бы одну песчинку.



Вокруг не было никого. Впереди гудел Трифоновский пролив, за её спиной уходила вверх стена, а пустынный пляж долгой полосой тянулся в обе стороны, постепенно исчезая из вида.



И с новой волной на неё вновь нахлынули темные мысли и понесли за собой одинокой щепкой.



-  Ну а там? Или мама все еще надеется выдать меня за муж – так для этого нужно было оставаться в столице, а не тащиться сюда. Ну получим мы их гражданство, приедем в Штаты и дальше что? Опять бегать разносить почту или счищать объедки в дешевых ресторанах, упиваясь мыслью что ты в Объединенных Штатах! Ах, какая романтика! – Дина медленно шла вдоль кромки прибоя, пока промокший подол халата и замерзшие ноги не позвали её на берег.



Она миновала половину расстояния отделявшего её от лестницы, когда её внимание привлек какой-то необычный звук: тонкий, протяжный и, как показалось ей, очень жалобный.



Он рождался там, за поворотом, куда уходил пляж, за отвесной стеной холма, на вершине которого стояла школа. 



-  А может не стоит? – вылез на улицу внутренний голос. – пойдем спать, а?



-  Да ладно. – отмахнулась Дина, еще раз прислушалась – звук не исчезал – и не обращая внимания на поднявшийся свежий морской – пробиравший насквозь - ветер, шла по пустому пляжу, словно не в силах совладать с собой.



Тонкий и протяжный, звук повторялся с завидным постоянством, прозрачной лентой вплетаясь в дыхание ночи, шум прибоя и тревожные вздохи ветра, находя, однако, свое место.



Девушка шла, изредка оборачиваясь – никого – огибая основание холма, с каждым шагом приближаясь к искомому звуку – то были звуки колокола, только, должно быть, маленького.



Но откуда он мог здесь взяться? Ничего, вскоре она разрешит эту загадку. И Дина шла покачивая шлепками в руке в такт звукам, гонимая простым человеческим интересом. Все же с каждым шагом ей нравилось здесь все больше и больше – права все же мать, не стоит так рвать сердце – ничего страшного не произойдет и все будет… хо… ро… шо… девушка остановилась, там, где заканчивался песок и начинались камни.



Метрах в тридцати впереди неё в свете прорывающейся сквозь тучи луны замер памятник - колоколенка. Значит звуки доносились оттуда.



Но, что это, кому и почему тут?



Обувшись, Дина принялась аккуратно пробираться по камням, мучимая недобрым предчувствием. Но она все равно пришла, так что нельзя отступаться, нужно дойти и узнать… дойти и узнать… дойти и узнать.



Погода стремительно портилась и суровый ветер гнал уже тяжелые дождевые облака, рискуя обрушиться на берег ливнем.



Сердце ожесточенно билось в груди, когда она остановилась перед ограждением памятника. Вокруг как и ранее не было ни души и, постояв в нерешительности несколько минут, она обошла монумент, выйдя к его лицевой стороне: массивная гранитная плита с надписями, над которой возвышалась колоколенка – не более полутора метров – под сводом которой в блеклом лунном свете оплакивал безвременно ушедших колокол.



            Присев Дина медленно читала фамилии, приближаясь к выбитой внизу дате, едва скрытой тонким слоем песка.



-  Не трожь. – Дина отдернула руку, обернувшись на окрик. – и отойди отсюда. – перед ней стояли Меркушова и Кайда.



-  Я только хотела…



-  Не нужно этого. Зачем ты сюда пришла? Зачем вы вообще сюда приехали? – Наташа смотрела на неё отрешенными, ничего не выражающими глазами.



-  Работать. – ответила Дина, гадая что привело ту в прострацию: алкоголь или наркотики.



-  Вот и иди работать. И не лезь в нашу жизнь. Это наша команда. И это наши родители на всегда остались в море. – Кайда говорил с ожесточением выбивая слова, крепко обняв за плечи Наташу. – её отец был капитаном траулера, а мать работала… в общем, не важно. И все они погибли. Равно как у каждого из нас. Теперь тебе понятно, почему вас тут не ждут. Так что уйди.



-  Извините.



-  Иди, иди, - поторопил её Кайда.



-  Извините… - Дина повернулась и быстрым шагом пошла прочь, а выйдя на песчаный пляж побежала, оставляя на песке глубокие воронки, тут же заполняемые водой, только что начавшегося дождя. Вначале нерешительного, но с каждой секундой набирающего силу. Сильнейший ветер трепал её волосы, полы промокшего халата, а сильнейший дождь поливал чужестранку с тройным усилием.  



Она бежала, а в голове роились и никак не укладывались воедино мысли: желание матери и её собственное изменить жизнь, этот проклятый контракт, близкие Штаты, работа подтирать плевки, памятник и те двое возле него и исполненная так и оставшихся для неё тайных настроений фраза «вас тут не ждут».



Миновав берег она стрелой взлетела по крутой лестнице и оказалась у школы. Немного отдышавшись она дошла до входа, когда укрывшись от ливня под козырьком крыши – был уже наверное третий час – она разулась и, обтряхнув перепачканные песком ноги, вошла в парадный вход.



Дойдя до своей комнаты, Дина осторожно открыла дверь, вошла в темный квадрат четырех стен. Мать спала отвернувшись к стенке и её же примеру последовала дочь. Сбросив подмокший халат она улеглась на скрипучей кровати, уйдя с головой под колючее одеяло, постаралась скорей заснуть, уйти и скрыться от пережитого.



 



* * *



 



-  Я боюсь, Андрюша, понимаешь, боюсь. И не говори мне ничего – я сама все знаю. – ребята сидели в пустой кухне, друг против друга за пустым столом, на краю которого стояли две пустые стопки – по одной для расширения сосудов, согрева и успокоения нервов. – боюсь себя саму – как никогда раньше.



-  Наташа…



-  Я прошу, не нужно слов. Можно просто молча. Итак слишком много сказано лишнего, - девушка уронила голову на стол и тихо заплакала.



-  Наташа, все будет хорошо.



-  Ты же знаешь что это не так? – подняв голову она посмотрела ему в глаза.



-  Да. – без тени сомнения, совершенно искренне ответил Кайда.



 



Тогда зачем врать?




Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ivanov_I

СЕЗОН Глава 2: И все что вы будете слышать...

Воскресенье, 22 Апреля 2018 г. 22:19 (ссылка)


1414737487_poselok_30 (700x434, 45Kb)



МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:



Центральная Россия,



город Бурск



12.10, 29 июня, среда



 



-  День добрый. – Тряпицина Валентина Анатольевна вошла в офис фирмы по поиску вакансий за пять минут до назначенного ей срока, прошла к менеджеру, который проводил в кабинет – светлая прямоугольная комната размером два на три – для собеседований, где её уже ждали. Она совершенно не переживала – совершенно никаких эмоций, кроме четкого желания взять такую близкую – для неё – цель. Какой ценой – не суть важно.



-  Добрый день. – генеральный менеджер отдела найма Субботин Игорь Павлович в подчеркнуто нейтральном костюме, не возносящем его над собеседником, сделал шаг ей навстречу, - садитесь пожалуйста. Итак, Валентина Анатольевна, вы обратились к нам чтобы мы помогли вам найти работу. Не так ли?



-  Да.



-  У вас высшее образование?



-  Да. Медицинский институт.



-  Но вы давно не работали по специальности. Точней – никогда. Ваша должность – не соответствовала вашим знаниям. – Субботин смотрел внимательно, с прикрытой издевкой.



-  Да. Но тому были причины. – ответила Тряпицина.



-  У вас есть рекомендательные письма. – Игорь Павлович говорил вежливо, произнося слова без изъяна.



-  Видите ли…



-  Да, я знаю. Вы тут только полгода. У вас есть регистрация?



-  Мы еще…



-  Тогда, Валентина Анатольевна, увы, боюсь кроме должностей уборщицы и вахтерши, я вам ничего предложить не смогу.



-  А для моей дочери? – проглотив ведро отравы и виду не подав что поперхнулась, продолжила Тряпицина.



-  Что она заканчивала?



-  Юридический.



-  Какой?



-  У нас в городе, - услышав ответ, Субботин поморщился.



-  Она работает?



-  Да.



-  Долго?



-  Нет. Только год.



-  Нас интересует стаж работы не менее пяти лет.



-  Так получается вообще ничего?



-  Увы, но я снова должен вас разочаровать.



-  Большое спасибо, что уделили мне время. – она поднялась со стула. Если у вас появится вакансия…- тон, прихваченный тонкой нитью заискивания и мнимого, но такого необходимого, уважения, скрывающее пренебрежение сторон друг к другу.



-  Непременно дадим вам знать. – все в той же легкой и непринужденной интонации звучали его слова.



-  До свидания.



-  До свидания.



Тряпицина вышла в коридор, решительным шагом направившись к выходу.



-  Что они о себе возомнили?! – думала она с раздражением. – деревня, называемая столицей. А гонора… - её мысли прервал голос менеджера.



-  Валентина Анатольевна! Подождите пожалуйста. – он догнал её возле самых дверей. – Валентина Анатольевна, вы можете задержаться еще на несколько минут. Видите ли…



Они вернулись в тот же кабинет.



-  В принципе, у нас есть одна вакансия, но я не знаю возьметесь ли вы.



-  Что за работа?



-  Одна Штатовская строительная фирма нанимает рабочих. Правда, это довольно далеко – аж на Трифоновском полуострове. На полтора года. Зарплата, разумеется в долларах и возможность получения гражданства.



-  Что им требуется.



-  В общем… ничего. Им нужны разнорабочие. На сколько понимаю я - мыть, убирать и все такое. Так что - широкий профиль. Фирма обеспечивает питание, проживание.



-  Какая зарплата?



-  Пятьсот[1] долларов в месяц.



-  Сколько вакансий?



-  Три.



-  Считайте они заняты.



-  У вас есть кто-то на примете?



-  Нет. Я думаю что мы с дочерью вполне справимся. Когда можно подписать контракт? 



-  Только если контракт расторгается, то вы лишаетесь трех четвертей заработанных денег. И все время нужно жить там, не выезжая на материк.



-  Мы согласны. Когда можно подписать контракт?



-  Завтра. В одиннадцать.



 



* * *



 



У Тряпициной Дины был плохой день.



Неделя не задалась с самого начала и сегодня похоже был пик. Правда, оставались еще четверг и пятница, но девушка надеялась, что отпущенные на её голову неприятности иссякли сегодняшним вечером.



Сейчас она возвращалась домой. Хотя настоящего дома у неё фактически не было. Там, в уездном городке N квартира продана давно, а здесь, в этом царстве больших денег и сосредоточении власти обзавестись недвижимостью пока не представлялось возможным: они с матерью снимали комнату в коммуналке.



И даром что работала в риэлторской[2] конторе, где Дина проходила как менеджер по продажам. На самом деле на ней лежала большая часть юридической и курьерской работы. Так что моталась девушка по шумному городу как веник с электроприводом.



Дина сидела в той фирме только из-за запрета матери.



Валентина Анатольевна ставила на её удачное замужество, а поскольку у них ни славы ни фамилии и таких в Бурске полным-полно, то для старта нужно работать в стильной благородной фирме – не важно кем – а не дворником. А Валентина Анатольевна никогда ничего не делала зря, заправляя судьбой единственной дочери железной рукой, видя в этом свой единственный шанс вырваться из прежнего круга. И сейчас мать всеми доступными способами искала работу с выходом за рубеж, как и всегда не спрашивая согласия Дины.



-  Я нашла нам работу. Контракт подписываем завтра. В субботу мы уезжаем. – как только Дина вошла в комнату. Валентина сразу поставила её перед фактом, не оставляя альтернативы.



-  Куда? – особой радости Дина не испытывала. Жить в столице её нравилось и уезжать она не собиралась. Вот только бы работу получше – а то ей давно надоела роль девочки на побегушках, на которую смотрят как на сельскую блядь, готовую даром отдаться первому встречному. 



-  На Трифоновский полуостров.



-  Так это же у черта на рогах!



-  Именно там.



-  Я не хочу!



-  А тебя я и не спрашиваю. И ты будешь делать то, что я тебе скажу.



-  А что за работа?



-  Полы мыть. – коротко произнесла мать. – особой квалификации не требуется.



-  Да, мама, это… - прозвучала звонкая пощечина.



-  Какое ты имеешь право повышать на мать голос! Я кручусь целыми днями, тянусь, для тебя стараюсь, а ты, тварь неблагодарная, еще выпендриваешься! Будешь делать то, что говорю тебе я! И все. Завтра мы подписываем контракт. А через полтора года мы будем в Штатах.



-  Почему?



-  Потому что фирма штатовская, и в договоре оговорены условия получения гражданства. Быстро и без проволочек. Понятно?



-  Да, мама, - ответила девушка. – так бы сразу и сказала. - Полтора года с половой тряпкой в обнимку больше не казались ей высокой ценой за обещанную жизнь ТАМ.  



 



МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:



г. Дальнегорск



9.30, 1 июля, суббота



 



… - С остальным я справлюсь сам.



-  Я пойду покурю.



-  Оставишь.



Девушка кивнула в ответ. Сняла клеенчатый фартук и, отмеряя коричневый кафель босыми ногами, вышла из прожаренной кухни.



Спустившись по небольшой – в две ступни – лесенке, Меркушова Наташа села на стоявшую рядом лавочку, дарившую убежище от пялящего с безоблачного неба солнца. Достав из мятой пачки последнюю папиросу, она закурила, откинувшись на шершавую стену здания.



Перед ней раскинулось бескрайнее, уходящее далеко за горизонт, море.



Море, из-за которого они и оказались здесь.



Девушка курила, закрыв глаза. После нескольких затяжек посмотрела вновь – море никуда не исчезало.



Оно было вечно, хотя стоило попробовать еще раз.



Её веки медленно сомкнулись, погружая девушку в темноту.



Наташа сидела, вспоминая минувшую зиму, ставшую для них самым страшным испытанием в далеко не легкой и отнюдь не розовой жизни. Длинные зимние дни, с двумя парами целых валенок на весь коллектив, когда изо дня в день на завтрак, обед и ужин была картошка и рыба, рыба и картошка – без масла и соли. Когда приходилось ради экономии отапливать только несколько помещений первого этажа. Когда между ними несколько раз вспыхивали жестокие ссоры – лопались не выдерживающие накала нервы и многие искали правду в браге, не находя ответов проваливаясь в такой спасительный глубокий сон.



Тогда они до конца поняли всю тяжесть сделанного ими выбора. И ни раз и не два каждый из отчаянной восьмерки уходил к памятнику 114-го. Никто не бежал следом, зная что никто кроме застывших в камне родителей не может видеть слез и отчаянья в их глазах.



Когда никто не знал, что будет завтра, топливо исчезало на глазах, но еще стремительней таяла надежда что о них вспомнят на том берегу.



И постоянно с ними было море: безбрежное серое штурмовало берег; снежное безмолвие отрезало их от суши, а сверху властвовали ветра, то принося длительные вьюги, то разгоняя облака, позволяя воцариться холодному зимнему солнцу.



Это был жестокий, но так необходимый им опыт. Да, они жили вместе и знали друг друга с пеленок – но знали совершенно в иных условиях иной жизни. И в те зимние месяцы многим пришлось открывать своих друзей и самих себя заново.



Но теперь это было в прошлом. Ушла на заслуженные каникулы зима сменившись весной, вместе с которой пришли свежие рыба и позже овощи с огородов. Правда, оставалась проросшая картошка, а кислый запах холодного погреба постоянно преследовал их.



На дворе было лето и, как и ранее они каждый день начинали с верой в будущее. 



-  Не исчезает? – голос дошел до неё откуда-то сверху. Открыв глаза Меркушова обернулась.



-  Нет.



На крыльце стоял Кайда Андрей – её друг. 



-  И не исчезнет. – заключил он.



-  Ты все?



-  Почти. – Андрей спустился вниз, сел рядом и с благодарностью взяв протянутый окурок, затянулся.



Некоторое время они сидели молча.



-  Как думаешь что будет дальше? – Наташа повернулась к Андрею, смотря глаза в глаза.



-  Ты о покупке Дырки?



-  Только не ври мне. – Меркушову всегда отличал взрывной характер и полное отсутствие желания идти на какие-либо компромиссы. Андрей принимал все, терпеливо воспринимая бурные изыски её матерного гнева, воспринимая как неизбежность дурной погоды.



-  Я тебе никогда не вру. – спокойно ответил Кайда. - Не знаю. Я не думаю, что для нас что-то измениться.



-  А я и не хочу, чтобы менялось!



-  Смотря что.



-  А что?!



-  Было бы совсем не плохо если опять приходил корабль, привозя те же одежду, соль, курево, лекарство. Тебя что, полностью устраивает, к примеру, твой гардероб?



-  Это мое, - Наташка ущипнула свою облезлую майку. – пусть старое, но мое. И меня никто не ткнет мордой и не в чем не упрекнет. Мне не нравятся все эти разговоры.  А что в замен? Чем мы будем платить?



-  Подожди. – её перебил Андрей. - Слышишь?



-  Вертолет?



-  За что я тебя особенно ценю – так это за тонкий ум.



 



* * *



 



Геликоптер с опознавательными знаками Объединенных Штатов делал широкие круги над Дальнегорском. Сидя в кресле рядом с пилотом мистер Тиккер с удовольствием и постоянно присутствующим во взгляде презрением смотрел на лежащий внизу город.



Ведомая твердой рукой пилота, машина приземлилась на небольшую площадь перед закрытыми на висячий замок воротами порта. Дождавшись пока лопасти остановятся, двери открылась и Остин Тиккер с чувством собственного достоинства выплыл из чрева вертолета.



План генеральной реконструкции был давно разработан, под него ряд банков уже предоставили кредиты, и сегодня Тиккер в мечтах часто гулял по улицам собственного Лас-Вегаса или Монако.



Вместе с ним прилетело еще пять человек очень толковых ребят-экспертов: перед развертыванием стройплощадки необходимо было еще раз все внимательно осмотреть. Когда, полтора года проект находился в начальной фазе создания, еще в действующий город приезжали ребята Тиккера, проводя подробную съемку местности.



Тут он собирался построить поражающий своим размахом туристический центр, куда будут съезжаться рыбаки со всех Объединенных Штатов, чтобы потом сидя с друзьями рассказывать как он своими руками вытащил во-о-т такого форевера. На это клюнут – однозначно, тем более что они – рыбы – теперь у него в руках. Имущество Дальнегорской рыболовной компании на материке он собирался распродать: недвижимость и землю сдать в аренду, а основную деятельность развернуть здесь, вдалеке от власти и загадочных русских душ, поведение которых совершенно невозможно спрогнозировать.



А сегодня, Остин Тиккер прилетел просто так.



Его ребята сработали бы и без него, но ему очень хотелось побродить по запущенному городку, насладиться своим превосходством над «этими русскими», почувствовать себя хозяином пусть небольшой, но все же русской территории, порадоваться за свою великую страну. Он, мистер Тиккер, возможно войдет в историю, как человек первым нарушивший территориальную целостность России.



Сейчас Остин шел даже без охранников, приказав им ждать у вертолета. Он был полностью уверенный в собственной безопасности, словно ходил по только что купленной квартире, широкими взмахами рук отмечая где и что будет перестроено. 



 - Скоро тут все будет совершенно иначе. - За своими мыслями он все дальше удалялся от вертолета. - Эти убогие развалюхи снесем, построим вот там поселок, расширим порт, разделим его, углубим дно, построим еще несколько пирсов для яхт, вот там, на месте этого страшилища построим гостиницу. Господи! На сколько же тупы эти русские! Как же можно строить такое уродство! – Остин стоял посреди разоренной улицы глядя на школу-интернат, рассуждая в слух о светлом будущем этих несчастных - по его мнению мест. – и главное тут все будет построено руками наших рабочих, а эти русские свиньи будут вытирать наши плевки, - договорив фразу, мистер Тиккер почувствовал как в лопатки ему уперлось что-то твердое.



-  Тихо, дядя. На колени. – раздался жесткий голос. – на колени, сука. – последовал легкий толчок.



- 


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Прилетели!

Пятница, 06 Апреля 2018 г. 21:12 (ссылка)

Зима непростая выдалась. Куда ни кинь, все не то, все не так. Иногда уж думал, будет ли вообще снова лето или эта весна всех доконает? Но вот, возвращаясь домой, вдруг увидел в небе знакомый силуэт.

Неужели правда они? Или это просто ворона? Да нет же, крылья изогнуты, на концах маховые перья, точно не ворона. Пойду-ка я к озеру, проверю.

У берега снег уже почти растаял, только на утоптанной тропинке еще остается. Как интересно, под ногами то уже прогретая солнцем земля, то участок рыхлого снега, то льдинка, то маленькая лужица. Тепло и холод, твердое, мягкое, гладкое и колючее — все вместе. Замечательно! Вот это настоящая весна, от такой симфонии ощущений на время забываются, уходят вдаль все зимние горести и невзгоды. Но все-таки, прилетели или нет?

DSC08349 (640x427, 419Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ivanov_I

Динка-посудомойка: Бэляш - пончик - пиражок...

Суббота, 17 Февраля 2018 г. 20:32 (ссылка)

dsc_6367-960 (700x437, 251Kb)





МЕСТО ДЕЙСТВИЯ:



Город-курорт Анипа



кафе-столовая "Чайка"



4 июля, 12.50 дня, + 32



 



...вчера Динка в первый раз увидела море... оно появилось ей лишь на миг, тонкой чернеющей волшебной манящей полоской, выглянув - точнее позволив себя увидеть - из-за песчаного, поросшего кустарником пригорка.



Это был так... чарающе... оно гремело прибоем, манило своим дурманящем ароматом свободы и свежести но... как в самом лихом закрученном детективном триллере когда все и автор и зритель уже не могут дождаться ну когда... когда же вот... вот... оно случиться - море она видела лишь пару секунд, остальное ей приходилось уже домысливать...



Триллер? Её жизнь тут, в разморенном жарким солнцем городе-курорте была очень крутым триллером.



Если последние два месяца Динка не отходила от раковины, словно жаба обитая в своем залитом ледяной жирной водой углу на кухне, то вот уже неделю как она жарилась... варилась... парилась - ей выпала великая честь и с посудомоек в порядке эксперимента - просто кандидатов на работу в том аду её хозяйка найти не могла - Динку повысили до помощника повара.



Нет - к плите в кафе её никто и не собирался - хозяйка кафе наконец то запустила еще одну точку в злачном месте - в конце улицы на которой и стояло кафе начинался пляж и там, на стыке песка и асфальта теперь стоял железный, выкрашенный в ядовитый зеленый цвет ларек с корявой полукруглой надписью



 



ОЧЕН ВКУСНЫЙ БЭЛЯШ - ПОНЧИК - ПИРАЖОК!  



 



Этот "беляш-пончик-пиражок" был новой фишкой хозяйки - что хотела "рубить бабло" не отходя от пляжа пользуясь очень удачным расположением, дешевизной и постоянным неукротимым желанием достопочтенной публики жарть побольше да подешевле - О! Тогда за этим только к нам!



 



- Для Вас лучший Беляш-пончик-пиражок! На всем Солнечном побережье! Только для Вас и только этим летом мы торгуем прямо тут! Не проходите мимо достопочтенная публика! - горланили нанятые для рекламы заведения полуголые пацаны-рекламщики, изобретая и дополняя сочиненный хозяйкой текст.



 



Чтобы было побольше и подешевле хозяйка набила этот железный сарай плитами и жарочными шкафами по самое не хочу - девкам оставались считанные квадратные сантиметры между прилавком, раскаленными плитами что дышали жаром и обжигали голые потныебедра да загрубевшие пальчики, единственным крохотным столиком где все готовилось, рядом чистилось, резалось - вбитым в угол холодильником для мяса и... все. Кой-какие приготовительные работы Динка делала за загородкой на свежем воздухе - там было еще хуже чем в сарае из-за тесноты и всей этой склокоченности - именно там стоял рукомойник где она и мыла посуду. Туда же привозили дрова, там же грузили/разгружали, там же.. там же...



Не было ни вентиляции, ничего либо другого - им вдвоем приходилось крутиться у прилавка - там стояла все время тощая девчонка лет тридцати по имени Светка - на ней был для фасона почти белый поварской колпак из одежды раздельный купальник да передник - она рассекала в вонючих до невозможности старых шлепках с целой подошвой что как-то защищали её ступни от раскаленного металлического пола и царящего внутри помещения чядящего жара - от жадности до клиента Хозяйка поставила торговую точку чуть ли не посередине и без того сужающейся у пляжа улице...



Динка не могла похвастаться столь шикарным нарядом - на ней были разорванные ультра короткие мега драные джинсовые шорты и на ногах разбитые в хлам шлепки что были ей сильно малы - тряпочный верх держался на честном слове,  пятки была размочалены и стоптаны и Динка "танцевала"  - под большими пальцами в подошве тоже были дыры - когда жар от раскаленного пола становился нетерпим для её ног...



Она работа по прежнему полуголой, обливаясь потом и задыхаясь от жара и жажды - чтобы вернуться в кафе она одевала коротенькую жилетку что не застегивалась на её груди - она была ей мала да и без единой пуговицы и Динка ходила прикрывая груди руками.



А за шлепки и шорты она еще не расплатилась... Эта расплата жгла её изнутри, прожигала её насквозь...



Хозяйку не интересовали их трудности - девки были её считай собственностью и могли делать пирожки хоть из своих тощих задниц но установленный хозяйкой ежедневный план они обязаны были выполнить.



- Короче. Четвертной должен лежат вот тут, - перед первым днем работы сказала Хозяйка Светке - та имела долг перед ней и была однозначно определена первой в жаровню, - не будет хватать хоть копейки, твой долг вырастает на... четвертной.



Спустя неделю и увеличения долга на пятьдесят рублей Светкина напарница уволилась и Хозяйка запихнула туда Динку.



 



К этому времени Динка, отработав в кафе два месяца, была готова вздернуться - она металась по кухне как проклятая, мыла, резала, колола, чистила, подметала, мыла... мыла... мыла... вода казалось сочилась из её рук и ног, её руки... становились похожие на руки старушки, а не совсем недавно молодой жгучей брюнетка - Динка боялась смотреть на себя в зеркало, боясь увидеть то, во что она превратилась тут.



Последний месяц на ней был только засаленный до совершенно свинского состояния дырявый передник - она редко спала четыре часа, её ноги выворачивало от боли, сводило судорогой в ледяной воде руки, терзал от постоянный голод а в глазах не высыхали слезы...   



За июнь ей не заплатили ни копейки - Хозяйка вычла за разбитые тарелки, проживание, одну таблетку аспирина и перерасход воды - тогда с Динкой случилась истерика - она часто плакала за работой от усталости, боли и унижений - а там она рыдала и рыдала, голосила - её колотило всю и схватив ножик, она всерьез хотела вскрыть себе вены или... или всадить его в свое отощавшее, прилипшее к позвоночнику брюхо...



Не помогал ни образ страдающей тетки Натальи, ни собственные амбиции, ни желание что-либо доказать и заработать -  её просто хотелось бросить все к такой то матери, бросить и убежать отсюда чтобы не видеть и не слышать ни этих стерв официанток, не видеть вечно глумящихся над ней поваров, не слышать стук каблуков Хозяйки с яростным смачным "шлеп-шлеп", не краснеть от унижений и не запихивать в глотку жалкие объедки.



Её за*бало все!



Просто Все!



Это было как ураган - Динка бросила в тот вечер работу, схватила ножик и убежала, забившись в угол на своем матрасе в своей лачуге, а когда явилась ей увещевать стерва-официанта Нинка, Динка чуть не бросилась на ней с ножом, заявив что если та сейчас не с**бется сейчас то порежет и её и сама вскроется...



Она ревела и ревела вначале держа ножик упирая его острием в свой живот, потом он выпал из её ватных рук и она просто уткнувшись в матрас, рыдала, рыдала...



Её изводили не придирки Хозяйки, не ужасы её работы, не постоянные унижения от "коллег" - это конечно все было очень неприятно и больно, но другое рвало её душу на части - ТО, ЧТО ОНА НИКУДА ОТ ЭТОГО НЕ ДЕНЕТСЯ НИКОГДА!!!



Ей никогда не поступить ни в училище, не в институт, не выйти нормально замуж - она обречена до конца своих дней вот так вот корячиться и сейчас проревевшись она вернется к своей раковине и будет дальше в**бывать пока не лопнет сердце или не кончатся тарелки...



И следующим летом она опять приедет сюда, в Анипу, а в конце этого получая даст Бог свои выстраданные рубли будет благодарить и целовать Хозяйке руки...



- Динка! Динка! Где твоя тощая жопа! У меня картошка кончилась! - этот нескончаемый вопль Светки не стихал с раннего утра когда они открывали ставни и не замолкал часов до десяти вечера когда соответственно ставни запирались...



Так вот - вечером её позвала Хозяйка и приказала убираться вон.



- За что?! - Динка стояла перед ней голая - она даже не успела повязать свою тряпку. Она просто опешила.



- Ты тупая ленивая жирная скотина - мне такие не нужны! Я делаю для вас столько а ты столь неблагодарна ко мне! - даже если бы хозяйка и говорила по делу Динка вряд ли бы поняла её а тут та молола явную чушь. - Вон! Я сказала! Я не буду... - Динка стояла перед ней и плакала, а та понимая что уже эффект есть и девка никуда не денется наседала и наседала на неё с упреками, потом внезапно сменила гнев на милость приказав убираться завтра "в ларек" и теперь днем ишачить там, а в ночь приходить и еще помогать тут.



- Да... да... - Динка размазывала по щекам слезы, кивала и соглашалась представляя жирный, весь промасленный беляш и... как она будет облизывать свои пальцы и втягивать обжигающий глотку, пропитавший булочку сок, как она будет есть мясо...



Осталось одно условие - у неё не было одежды - выходить в одной грязной тряпке на улицу?



- А это твои проблемы - хотя, постой. - Хозяйка улыбнулась - обычный гнев и ярость хозяйки вдруг сменились милостью - такие моменты человечности и заботы она в себе очень ценила находя их своей изюминкой - ну... одной из изюминок - делая её верхом заботы и бережного отношения к рабочей, не заслуживающей такого снисхождения, скотине.



Через минуту Динке дали жилетку, рваные шорты и шлепки с оторванным от дырявой подошвы верхом.



- И не дай Бог вы, две мартышки, не сделаете мне норму - норма теперь составляла тридцать рублей - я вас на фар перекручу. - вся добродетель хозяйки испарилась и перед Динкой вновь сидело лишенная чувств жадная алчная гнида. - Да... ну-ка становись на мостик... Что?



Нет, нет... Динка знала как это и, выгнувшись встала в требуемую позу - тут же Хозяйка своей широкой ладонью отвесила той увесистый шлепок по заднице заставляя ту выгнуться выше...



Динка постаралась замереть на трясущихся от напряжения руках, с ужасом в глазах наблюдая за приготовлениями Хозяйки, уже зная что её ничего хорошего не ждет.



Та вернулась с тонкой длинной плетью а в другой руке она несла запотевшую железную миску...



- Да, деточка. За все нужно платить. Крошка... - Динка сдерживая слезы, задыхаясь, пытаясь устоять на трясущихся от напряжения руках,  наблюдала за приготовлением.



Хозяйка достала их миски кубик льда и положила его Динке на животик, в пупочек...



- Жилетка - десять, шорты - десять, каждый шлепочек по десять... - взяв в руку плеть проговорила Хозяйка глядя на перекошенное от отчаяния лицо девчонки. - А упадет кубик - начинаем счет за ново...



И замахнувшись, она ударила её оставляя поперек груди тонкий красный след от укуса плети...   

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_andrzejn

Опасности босоногой жизни

Понедельник, 15 Января 2018 г. 10:17 (ссылка)

В сентябре я наступил пяткой на что-то острое. Дело житейское. Даже крови не было. Ничего постороннего в ранке я не обнаружил, дома промыл её, намазал "Спасателем" и оставил в покое. Однако пятка с тех пор побаливала, если как-нибудь по особенному неудачно на неё наступить. Но на вид - ничего, пятка как пятка, без воспаления. А на днях она сильно разболелась, и вчера из шрамика от той ранки внезапно вышел кусочек стальной проволочки - прямой, заострённый, миллиметров пять-шесть в длину. Я его хотел сфотографировать, но выронил и потерял. И всё, больше ничего не болит.

Это второй такой случай за те двенадцать лет, что я хожу босиком по городу. В прошлый раз похожая проволочка воткнулась возле пальцев, там стопа гнётся сильнее, так что вышла она уже недели через две. В остальном всё так же: укол, никаких следов, только нога временами побаливает.

Но это экзотика. Будни - это крошечные осколки стекла, миллиметр-два в длину. Их невозможно заметить и почувствовать, пока они не воткнутся целиком. Зато они никогда и не уходят глубоко, их легко достать булавкой. Такие осколочки я вынимаю из подошв раза четыре в год.

Так что детские страшилки: "Вот наступишь босиком на осколок или иголку, и они по сосудам дойдут В СЕРДЦЕ!" - это полная фигня :) Где воткнётся, там и остаётся, и даже если не достать сразу, то через время выйдет само.

Что со всем этим делать. Ну, достать осколок, если он остался в ранке. Пока заживает - это вопрос пары дней - тщательнее обычного мойте это место, приходя домой, и смазывайте "Спасателем" или "Этонием". Пластырем заклеивать бесполезно, он на подошве не держится. Если вы не ходите по жутким говнищам, то даже и обуваться на это время незачем, на чистых городских улицах инфекцию вы через эту ранку не подхватите.

[ DW ]

https://andrzejn.livejournal.com/2481581.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ivanov_I

Жаркое лето Надьки. часть 1

Среда, 04 Января 2018 г. 01:41 (ссылка)


7951 (643x700, 107Kb)                



          



4 июня 1989 год + 29



Дорожно-ремонтная бригада № 98



Управления "Краснокаменскремстройдор"



09.10 утра Краснокаменск



улица Большевиков  



 



- Не заблудишься. Ну... пока, - четыре часа назад Ирка-дворничиха объяснила Панковой Надьке дорогу до улицы Большевиков и медленно, как-то особенно обреченно этим утром побрела на работу  



            - Пока, - беззвучно, одними губами, прошептала в след своей подруги Надька не в силах отвести взгляд от удаляющейся женщины - Ирка отошла буквально на десять метров когда Надька как могла, крикнула охрипшим голосом "Спасибо" - Ирка обернулась, так же как могла улыбнулась ей и, перехватив лопату и метлу, пошаркала дальше - убирать, мести, мыть, красить, белить...  



            Чувство жалости и позабытой привязанности к ней, такой же голодной оборванке двадцати пяти лет, как и она сама, больно укололо её сердце - Ирка уходила а Надька смотрела ей в след... И теперь уже жалость к самой себе, жалость переходящая в истерику и Каренинское желание броситься под поезд поглотило всю её - девчонку четырнадцати лет что смотрела на свою нищую подругу одетую в ошметки халата и знала что... такая же судьба ждет и её - это она "Мой дорогой дневник!" пыжиться... доказывает...



            Вчера ей наглядно доказали что она есть - отброс и Надька никак не желала с этим мириться - чуть повернувшись она задела разбитой вчера задницей стену сарая и на мгновение прикрыв глаза,  сдавленно застонала...



            ...она увидела себя лет через десять... свое грязное отощавшее тельце в грязном рваном халате... с большими дырами под руками... на поясе... на спине... - он был соткан из дыр и невесть как держался; на лопатке был выдран огромный кусок, спереди ниже груди был когда-то карман, теперь там зияла дыра... и множество дырок и прорех разного размера, никак не меньше Олимпийского рубля зияли тут и там - а сквозь дыры она видела свои маленькие обвисшие груди и давно не мытую п..ду и черную спутанную копну на голове непонятной пакли... Она увидела свои ноги в обносках туфлей что были ей так малы что мизинцы торчали в стороны а большие пальцы торчали сквозь дыры снаружи..



            Моргнув... Надька поняла что это была Ирка - она стояла перед ней с метлой, в ветхих дырявых обносках и улыбалась ей



            - Не ссы, доедешь, - то было последнее что Надька услышала от подруги.



             * * *



             Потом была многочасовая дорога - Надька шла закоулками, пустыми дворами, стараясь миновать людные места стесняясь своей худой одежонки, надеясь не заблудиться и найти эту улицу... где её ждала работа в дорожно-ремонтной бригаде, куда по постановлению её определили на три месяца на обязательные работы.



            Она... не хотела бояться, убеждая себя что хуже быть-то не может, а три месяца пролетят быстро и... и...



            - Принесло мандавоху! - здоровая баба с золотым зубом, воплотившая в себе выдержанную и настоянную на спирту лет сто смесь бабы Яги, вахтерши и продавщицы винного, пристально смотрела на Надьку, сидя на лесенке перед входом в красно-желтый строительный вагончик когда та все же доковыляла до пункта назначения. - Че лыбишься?



            - Пална а ничо, - услышала за спиной голос Надька и поняла что будет... но сделать уже ничего не успела как грубая мозолистая рабочая рука с силой шлепнула её по разбитой вчера заднице - она свалилась как подкошенная прямо к ногам бабы



            - Воооо, Кузьмич, понял - че значит почет и уважение, - пояснила Борисова Светлана Павловна пятидесяти одного года от роду что рулила этой бригадой - их вагончик стоял посреди двора - их нового объекта работы.



            Кроме Кузьмича и Бабы в бригаде было десять человек мужиков и две бабы - итого вместе с Надькой пятнадцать человек.



            - Значит вот что - вошь мандовая ты моя на... - Баба сидела за столом жуя бутерброд с салом, искала справку-направление на Панкову Н.В., 1975 года рождения... - Надька стояла перед ней не отрываясь глядя как за золотым зубом пропадает хлеб, сало... - она так и не ела ничего вот уже третий день - Ирка дала ей только кружку бледного чаю - делаешь все что тебе говорят. Ты со своими потрохами принадлежишь мне! Ты никуда от сюда не денешься, ты... - Баба на простом матерном языке проводила с Надькой инструктаж по технике безопасности - обязательно! - а девчонка смотрела не моргая на крошки на засаленной газете что лежала перед Борисовой - та продолжала, продолжала... специально не замечая её голодного взгляда. - что ты лыбишься, - дожевав бутерброд, спросила Баба, - ты че, голодная?



            - Я... можно... третий день, - шептала Надька сгорая от стыда и унижения.



            - Тебе тут че - ресторан? Работай, выдра - я не нанималась тебя кормить!  



              * * *



             ... сиял жаркий летний день - голодная, с кровоточащей разорванной накануне на британский флаг заднице, Надька с огромным ломом в руках ковыряла асфальт вдоль вросших в газон бордюров - ей не нарезали задач, дали эту громадину и велели "делай".



            Что делать? Как делать - никто не уточнял. Работяги ковырялись рядом, туда-сюда сновала баба ни за грохотом отбойных молотков и матершины, Надька только слышала как не стесняясь обсуждают её прелести - она не знала куда себя деть от наполненных самым нескромным содержанием похотливых взглядов коллег - не так, совсем не так она представляла себе свою первую работу.



            Асфальт не поддавался - может был тупой лом, а скорее всего в её руках не было ни сил ни умения, она била, колотила больше не работала а в тоске и страхе словно загнанная собачонка озиралась по сторонам - ожидая удара, окрика...



            Она не могла себя никак защитить от этих липнущих к ней взглядов, уйти, скрыться с головой закрыть уши и не слышать как в сотый раз работяги обсуждают её писю - она словно вся уже была покрыта чем-то вонючим и липким, чем от чего нельзя избавиться до конца своих дней...



            Надька промучилась с ломом до конца дня - кое-как расшатав пару бордюров - когда она несколько раз наклонялась - сзади раздавался дружный одобрительный смех - Надькина юбка ничуть не прикрывала её попу и стоило девушке чуть отвлечься и нагнуться как все её прелести оказывались на виду что заставляло её краснеть и очень смущаться...



            В начале седьмого вечера Баба заперла Надьку в подсобке их старой бытовки - на все её жалобные стоны "Можно мне покушать" Баба просто посылала её. Распив с Кузьмичом нольпятую она ушла оставив голодную девушку в заперти.



         Ей было совершенно все равно - она могла вообще не запирать Надьку - условия не предполагали обязательного содержания "под стражей" но... Баба всегда держала всех "обязательных" под замком неделю а то и две.



             5 июня + 22, гроза



             Ливень зарядил часов в десять сменив собой давящую предыдущие дни жару - работяги оттягивались в бытовке а Надька... Надька продолжала колупать асфальт - сегодня утром она в категоричной форме отказалась выйти на работу пока её не покормят - Баба просто схватила её за волосы и выбросила из вагончика на улицу, наподдав ногой обутой в грубый шлепанец ей в зад.



            Надька глотала дождевую воду и... ковыряла теперь уже огромной киркой асфальт поддевая и, наваливаясь всем телом на рукоятку пытаясь вырвать из земли кажущиеся ей неподъемными камни - вся её жалкая одежда промокла в первые три минуты дождя а он все лил и лил не прекращаясь, превратив тротуары и дороги в реки - Надька стояла по щиколотку в воде и, размазывая по щекам слезы пыталась есть молоденькие листья а найдя на ветке зеленое яблочко затолкала его в рот, после чего едва успела добежать до кустов...



             6 июня + 32



             Надька, страдая от резей в желудке и спазмов на рвоту - она провела ночь на улице заночевав на порожках... пристегнутая цепью, третий день ковыряла асфальт - набив ломом и киркой мозоли но... от резких движений её единственная и далеко не новая грязная розовая кофта без того разорванная на плече и спине начала расползаться на лоскуты - Надька исходя потом, только и делала что ловила сползающую с плеч одежонку несколько раз не успевая и тогда всему миру представали её груди - она жутко стеснялась, тут же хватала её, одевала и продолжала работу.



            Бдительные бабки и местная алкошня теперь, увидев её голые сиськи бесконечно задирали её - Надька отвернувшись ничего не говорила, готовая от стыда провалиться под асфальт...



            А Баба, Баба была героем - "это же, бля, дурочка - я из чувства сожаления её взяла... ты смотри, дурачок, осторожнее... она сестрицу свою убила" - распространяя слухи и сплетни, покрикивая на рабочих и жуя бесконечные бутерброды с салом....



            А вечером, запирая рыдающую Надьку в подсобку она посоветовала заказать вкусную и здоровую пищу...



            Ночью ей снилась помойка около Иркиного сарая - она буквально языком чувствовала приторно-сладкий вкус непонятно чего что слизывала она с плит..



            8 июня + 30



             - Дайте мне поесть... - сегодня была Неделя как Надька ела в последний раз... когда Баба утром открыла дверь каморки Надька стояла на коленях в мольбе протянув вперед руки.



            - Во ищо! Условия мне ставить будет! - Баба уже собралась схватить её за вихры и опять вытянуть вон, как её остановил водила их Газика-будки



            - Погади, Павловна, - он расстегнул ширинку вываливая из семейных трусов своего дружка, - хочешь покушать? Соси!



            И они заржали глядя как трясет от бессилия и голода эту замарашку.



            Тем днем Надька нашла себе еду - проходивший мимо неё пацан лет пятнадцати так пялился на её полуголые груди что споткнувшись выронил из руки булку с остатками повидла - выматерившись он пошел дальше а Надька, едва дождавшись когда он сделает несколько шагов, схватила её и жадно отрывая куски, глотала почти не разжевывая...         



            11 июня + 30



          С самого утра Надьку отправили грузить машину - строительный мусор предстояло погурзить в кузов огромной совковой лопатой, а большие куски грузить руками - Надька занималась вчера этим целый день и сегодня ковыляла на одну ногу - вчера уронила тяжеленный кирпич прямо себе на пальцы завизжав как резанная от боли... теперь пальцы опухли, окрасившись в иссиня-черный, с кровоподтеками цвет а ноготь на большом пальце скорее всего должен был слезть... сегодня она грузила осторожнее, стараясь не зацепить и не порвать свою единственную кофту но... Она была уже вся в грязи и от неё остались жалкие шмотки ниток что прикрывали Надькины груди - столь же ветхой и дырявой была её затертая, заштопанная юбка но та хоть как то держалась а кофта... Надька прижимала к животу, перехватываясь камни - рабочие матерными прибаутками подбадривали её на расстоянии - ни одна падла за все эти дни не подошла и не предложила помочь - когда во двор въехал Зил-битумовоз...



            - Неееееееееееет!!! - Надька даже не почувствовала как камень выпал из её грязных рук и опять ударил по пальцам - боль пришла через секунду - главное разыгрывалось на её глазах: она таскала мусор из кучи около подъезда - в доме как и во дворе шел ремонт и работяги подкалымили за бутылку вывезти хлам, а работать позвали Надьку.



           Что-то перетерев с Бабой, водила медленно поехал по двору, оставляя за собой покрытую черным липким битумом дорогу... дорогу что отделяла Надьку и её кучу мусора от её грузовика и... бутерброда с салом что был обещан её Бабой.



            Девчонка заплакала - в последние дни она делала это все чаще и чаще просто представляя как это...



            - Это ты так жрать хочешь, да?! - услышала Надька её грозный окрик. - ясно... ясно...



            А потом... потом была хохма как жители дома номер четыре проклиная дорожников и ремонтников, а так же всех к ним прилагающихся скакали словно зайцы деда Мазая по камушкам с одной стороны залитой от начала до конца дороги на другую...



          И никто из них, занятый важным своим делом не обращал внимание на босую девушку что раз за разом, словно муха в варенье липла черными пятками к битуму, неукл.же стараясь ловить равновесие и не падать с ведрами мусора, а выбравшись... ахая и охая от боли в ногах идти к грузовичку высыпая мусор и возвращаясь назад - Надькины ноги через час превратились в одну утыканную мелким строительным мусором черноту -пальцы на ногах слиплись - она понятия не имела как будет отдирать эту дрянь от ног.



            ...бутерброд ей опять не дали - в желудке болталась вчерашняя каша и пару стаканов воды.



            ... а водила Газика опять предложил ей - она отвернулась - его так забавлял её гнев.



            ... когда все ушли Надька повалилась без сил - теперь её не запирали - она ночевала на полу бытовки но сегодня с её ногами Баба не пустила её внутрь - Надька спала просто прислонившись к колесу вагончика кутаясь в жалкие остатки розовой кофточки...



            На завтра утром во двор зашла машина дымящегося асфальта...



 



                 Продолжение следует.


Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Да я катаюсь!

Воскресенье, 31 Декабря 2017 г. 17:10 (ссылка)

Как-то раз стоим после занятий на остановке. Подъезжает на машине Аня из спортивной группы.
— Садитесь, отвезу вас.
— А в какую сторону, может не по пути?
— Да я катаюсь!
Сегодня, в день рождения моего дневника, вдруг вспомнилась эта фраза. Хорошо так прозвучало! А что, почему бы и нет? Сажусь в машину и поехали. Просто так, без определенного плана, куда захочется.

DSC08319 (640x426, 236Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (6)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Мороз

Суббота, 09 Декабря 2017 г. 17:21 (ссылка)

На улице мороз. Не давящий, перехватывающий дыхание «собачий холод», не пронизывающая до костей метельная холодрыга, а Мороз — царь и полновластный хозяин сибирской зимы. Под пронзительно синим небом сверкает на солнце невозможно чистый ослепительный снег. Даже легкий ветер не качнет ветку ели, не потревожит тишину и спокойствие морозного леса.

К этой красоте невозможно привыкнуть, равнодушно смотреть, как на что-то повседневное. И конечно, нельзя усидеть дома. Мне мало просто все это увидеть, хочется почувствовать, прикоснуться.

Пройти по укатанному снегу, вспомнить, какой он разный — гладкий или бугристый, скользкий, мягкий или упругий.

Вдохнуть этот воздух, попробовать его чистоту и свежесть. Нет, просто дышать им — этого тоже мало. Теплая одежда остается в машине. Этот морозный воздух, яркий свет солнца, эту пронзительную белизну надо почувствовать, впустить в себя, стать частью этого дня, этого солнца, снега, света и тишины.

DSC08225 (640x426, 331Kb)

Всего несколько минут, но настроение останется не на один день. И потом еще долго можно будет вспоминать, как это было. Морозный день, лес, снег и солнце.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_andrzejn

От плоскостопия

Среда, 18 Октября 2017 г. 09:13 (ссылка)

Почти общеизвестно, что лучшая профилактика плоскостопия - это в детстве побольше ходить босиком по неровным поверхностям. (Некоторые думают, что ровные полы тут бесполезны, но если позволить детям разбрасывать игрушки, прыгать и залазить куда получится, то они создадут себе нужную нагрузку и на ровном месте). Уже сложившееся плоскостопие взрослых так не лечится, но тоже уменьшается. Это я подтверждаю, у меня плоскостопие было и есть, но после первого года босиком стало гораздо лучше.

Просто ходить боском как получается - уже хорошо, но если нужно именно поправить плоскостопие, то я тут недавно обнаружил правильный способ. Нужно:

1) Ступать на большой палец и подушечку (выделено на рисунке). На остальную часть стопы специального внимания обращать не надо, она сама встанет правильно. Не на носочки, не на внутренний край стопы. На большой палец и подушечку, ровно, полностью опираясь на них.

2) При ходьбе стараться, чтобы эти полоски не смотрели в разные стороны, а шли параллельно. Это не получится полностью, но стараться - достаточно.

То есть просто представьте, где на ваших подошвах эти полоски, и держите внимание на том, чтобы при ходьбе полностью ступать на них и ставить их параллельно. Вы быстро заметите, что о некоторых мышцах ног вы раньше даже не знали :)

Лучше всего босиком и по неровному, но эта походка работает даже в обуви и на гладком полу.

[ DW ]

https://andrzejn.livejournal.com/2467006.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ivanov_I

Динка - посудомойка

Понедельник, 16 Октября 2017 г. 23:58 (ссылка)

1 (700x700, 41Kb)





Город-курорт Анипа



Кафе-столовая «Чайка»



19 мая, + 19 легкая облачность



Часа три дня



 



            ...Динка жалела одно – что у неё не было веревки.



Нет не для того чтобы удавиться – хотя мысли об этом не переставали покидать её голову с самого первого дня работы тут а для того чтобы подвязать волосы и не убирать непослушные ниспадающие на лоб пряди через каждые три минуты со лба...



            Девчонка десятый день подряд впахивала по двадцать часов в сутки: она обязаны была быть везде, успеть всюда и при этом слышала только что она самая ленивая тупая корова из всех коим доводилось мыть посуду в этом прекрасном кафе-столовой «Чайка».



            Посуду Динка мыла по десять часов в сутки – в черной от грязи раковине с единственным тусклым краном из которого лилась только холодная вода



Её рабочее место было воткнуто в самом углу крохотного подсобного помещения рядом с кухней: стены когда-то покрывал кафель, а ныне они поросли грибком и плесенью от вечной сырости, что не проходила тут никогда – над головой нависал низкий, такой же заплесневевший потолок порой терявшийся в тумане от пара что в изобилии проникал сюда с кухни



Динка работала по пояс голая – в одних только драных шортах и босиком при том что под ногами был старый изломанный и вечно мокрый кафель.



            Ей не дали ни перчаток, ни фартука – в первый день она работала в чужой куртке – к концу дня на неё наорали, сказав, что нефига хватать чужое – на свое нужно зарабатывать.



            Из инвентаря у неё была одна тряпка и непонятная серая дрянь в качестве моющего средства что требовалось расходовать очень экономно. Еще на неё орали, что она очень много льет воды и крайне хреново моет тарелки – за все это хозяйка обещала удерживать из зарплаты.



            И каждый из работающих пытался уличить её лености, нерасторопности, плохо помытых тарелках.



            Официантки – две грудастые чернявые девки лет двадцати с высоты своих каблуков смотрели на Динку как на половую тряпку, повара – два парня нагло пялились на её груди и им доставляло особенное удовольствие обсуждать её тело так что Динка все прекрасно слышала.



Девка, что так же работала поваром разговаривала с ней исключительно матом и общий смысл замечаний был – Давай! Давай, кобыла ленивая! Быстрее! Бегом! Что ты копаешься! Медлено! Быстрее! Чего ты возишься! Это что? Где тарелки! Почему так грязно! Перемыть! Быстрей! Быстрее! Быстрее!... её крик казался вечным.



Динку никто не звал по имени – её кричали Парша! Парша! – Паршивка и параша долго было выговаривать.



Она крутилась, как юла между оконцем с тусклым прилавком, куда составлялась грязная посуда, раковиной, где посуда мылась, корявой сушкой около стены и вновь и вновь по бесконечному кругу на пяточке метр на метр.



В помещении было нечем дышать от жара и пара с кухни – её обнаженное тело было постоянно мокрым от воды и пота – вода текла по рукам вниз, её шорты были насквозь мокрыми, мокрыми же были её босые ноги, что порой погружались по щиколотку в воду, когда из дырявой сливной трубы сюда протекла канализация и тогда её каморку наполняла в добавок редкая вонь густо разбавляющая царящие на кухне ароматы...



Динка не знала ни секунды покоя – постоянно шел поток грязных жирных тарелок, пивных кружек, ложек и вилок, жирных подносов и снова тарелки, кружки вилки...



Она хотела развернуться и уйти, как только в первый же день увидела свое рабочее место – дальше это желание никуда не пропало - наоборот с каждым днем оно становилось все сильнее.



Но Динка прогоняя от себя мысли что можно устроиться лучше... а вдруг хуже и тут совсем не так плохо как кажется продолжала впахивать утешая себя тем что она работает на море... море... только вот увидеть бы то-то море...



От постоянной ледяной воды у неё сводило руки, нещадно ныла спина, а ноги от беготни болели с самого первого дня не прекращая.



Когда пол её каморки заливала канализация – а это случалось регулярно - в холодной воде она проводила по несколько часов пока либо не пробивали засор, либо её не вытягивали на другую работу.



При этом только мытьем посуды её работа не ограничивалась – она чистила картошку, её привлекали к погрузке-разгрузке, после закрытия кафе она мыла в зале и на кухне полы – уборщицы не было, выносила мусор и убирала сортир - что было апофеозом её рабочего дня.



После приборки она съедала тарелку супа или остатков картошки с куском хлеба – хозяйка её милосердно кормила – шла обмыться в летнем душе холодной водой и едва доволакиваясь до своего топчана вырубалась мертвым сном, чтобы вскоре проснуться и в начале девятого опять вернуться на кухню где, если повезет, стащить кусок и садиться за картошку, а часов с двенадцати начиналась очередная пляска.



Динка не знала на сколько её хватит в таком темпе – но упрямство и желание доказать самой себе что она может раз за разом заставляли её нырять у угол к раковине и вкалывать до зеленых чертей.



 

Метки:   Комментарии (10)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ivanov_I

Наташка босиком в... холодильнике

Воскресенье, 09 Октября 2017 г. 00:23 (ссылка)


i (700x464, 35Kb)Краснокаменск, 14 мая 1989 год



21.10, + 12, мелкий дождь



Бедная Наташка, изредка вытирая с лица капли дождя, спешила опустевшими улицами на работу на уже знакомый ей рыбный заводик. Она шла быстрым шагом зная что опаздывает но... тот холодильник от неё никуда не мог убежать а уйти раньше из школы не получилось - сегодня Феоктистова нарезала для неё задач и пока она перемыла все стены на запасной лестнице уже было девять вечера. Ей очень хотелось спать и ни в ногах ни в руках она не чувствовала ничего кроме тупой боли и дикой усталости, а её мозг твердил одно: Спасть, спать, спать - пятый день подряд она спала не больше трех часов в день а остальное время вкалывала - с семи утра до позднего вечера в школе уборщицей, после отправляясь на рыбзавод.



Это началось в воскресение когда она только переступив порог сразу же наткнулась на... короче того типа что платил ей.



- Тут работка есть. Не хочешь? - спросил он явно издеваясь прекрасно зная что у Наташки все равно нет выбора и она согласиться со всем.



- Конечно. Что нужно? - спросила женщина



- Да мусор выкинуть... ты же знаешь как это, - ему очень нравилось вот так вот ненавязчиво глумиться над ней да и остальным работницам от него приходилось слушать сальные шутки об одном и том же.



- И сколько мусора?



- Да... тонн двадцать - двадцать пять. Мелочь.



Оказалось все просто - накрылась морозильная камера куда только привезли сырье на переработку - часть уже была непригодна, часть еще нормальная. Плохую нужно было выкинуть, хорошую переложить в соседнюю камеру - короче перебрать.



- Червонец! - задыхаясь от шока потребовала она



- Хрен тебе. Пять кило рыбки и пять рубликов денег и неделю тебе срока. А не нравиться - я тебя не неволю. Но только черта с два через неделю ты сюда на работу придешь.



И начался Наташкин ад - днем она намывала полы. вечером бежала сюда и скинув уже ветхую футболку и юбку одевала пропитанный рыбной вонью некогда белый халат, брала в руки две огромные бадьи и как была босиком шла на склад еще на подходах к нему задыхаясь от вони. Кроме замызганного халата на ней был клеенчатый передник - в камере было не больше ноля а по полу медленно растекалась зловонная масса, а сама рыба лежала в коробах, ящиках, каких-то тазах... Наташка стараясь стоять на деревянных ящиках перебирала руками рыбу - хорошую в один таз - больше похожий на выварку, плохую в другую, а потом начиналось да - старую нужно было выкинуть а хорошую отнести в соседнюю камеру - она была огромной и в ней было нереально холодно! Первый раз она колебалась - на тусклом тало мелькали цифры 18 с знаком минус...



А рыбу хозяин велел складывать к дальней стене - замирая от ужаса и стараясь не смотреть на свои босые ноги она в первый раз открывала массивную дверь - на неё сразу же дохнул холод, обжег груди и буквально выбил слезу - так на входе еще висели полиэтиленовые шторки а внутреннее пространство слабо освещала одинокая лампочка - едва подняв выварку она поставила её на край пола и сделал первый неуверенный шаг...



- Айййййййййййййййййййййййййййййййййй, - когда она встала полностью ногой на пол и перенесла на неё весь вес - пол источал из себя космический холод - её ноги будто приклеились к нему и их словно прошило сотня раскаленных игл - Наташка чуть ли не плача потащила выварку с рыбой волоком, опасливо поглядывая на незакрытую дверь - изнутри не было ни ручек ничего и закройся она ей останется надеяться только на чудо - а сделав еще шагов пять - пятки буквально прихватывало при каждом касании пола ей почудилось что дверь скрипнула



- Нееееееееет! - вырвалось из груди и она с отчаяньем бросилась бегом к выходу - дверь как была так и не думала закрываться.



Ужас и страх сковывал ей каждый раз когда женщина заходила внутрь камеры - сердце было готово выпрыгнуть и побежать впереди неё - но каждый раз все обходилось....



Утром она заболела - поднялась температура и бил кашель а пальцы на ногах неимоверно горели и надулись белые пузыри - признак обморожения. Отмывшись и отогревшись в душе - выпив стакан чая с булкой она пошла назад в школу каждый раз крича про себя когда пальцами неосторожно чиркала по земле. Проспав у себя в каптерке три часа Наташка кое как проползала до обеда а как ученики ушли мыла полы уже на коленках держа ноги на весу.



Вечером, хрипя и на вдохе и на выдохе, хлюпая носом она опять шла на завод - сегодня она прихватила с собой свои рабочие шлепки и ничейную кофту из раздевалки.



А на заводе её ждала новость - перебирать рыбу хозяин поставил трех баб из вольных, а Наташке оставалось таскать отходы на мусор а хорошую в морозилку. В ящиках - килограмм по десять если не больше. И не было возможности ни присесть ни отдохнуть и каждый раз неплотно прикрытая дверь холодильной камеры страшно маячила перед её глазами как нож гильотины.



 

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Двести метров от проспекта

Воскресенье, 08 Октября 2017 г. 21:30 (ссылка)

В городской газете очередной фотоконкурс, на этот раз посвященный осени. Конечно, много желтых листьев, дорожек, озера, облаков. Да я и сам внес свой вклад из старых запасов. А ведь хочется чего-нибудь необычного.

Про это место я уже писал как-то раз, весной. Надо посмотреть, что тут будет осенью.

Отправляемся по дорожке, где так любят гулять мамы с маленькими детьми. А чтобы детям было не скучно, вдоль дороги развешаны кормушки для птиц и не только.

DSC08080 (640x427, 453Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Осень. Грусть. Мечта.

Вторник, 03 Октября 2017 г. 20:21 (ссылка)

Закончилось босоногое лето. Иногда еще выглянет солнышко, позовет побродить по лесным тропинкам, но скоро и их заметет-завьюжит на долгих полгода.

Но даже холодной слякотной осенью можно найти места, где всегда будет тепло.

У Лены Василек начинается новый сезон. В этот раз певица открывает осенний тур сольным концертом в любимой Пензе. Новая программа, новый состав музыкантов, новые костюмы — сезон обещает быть очень интересным и насыщенным.

Только одно остается неизменным, Лена снова выходит на сцену босиком, потому что не может иначе. Эту магию нельзя передать словами, ее можно только почувствовать. Когда ниточка протягивается напрямую, от сердца к сердцу, и ты не просто слышишь песню, а как будто сам проживаешь маленькую жизнь. Радость и печаль, разлуку и возвращение домой, все то, что испытали герои песен Лены.

Дорогая Лена! Если вы прочитаете эти строки, хочу пожелать вам всегда оставаться такой же искренней, открытой, настоящей. Пусть не заденут вас веяния «попсы». Пусть дороги будут легкими, залы полными, а сцена теплой. И не только в прямом смысле, пусть то тепло, что вы дарите людям на концертах, возвращается обратно и согревает вас теплотой души зрителей! А по-другому и быть не может!

Я в своем дневнике стараюсь не использовать чужие фотографии, скачанные в сети. Так что пока могу дать только ссылку.
https://vk.com/id346609843
Но я все же надеюсь, что когда-нибудь смогу написать здесь и о том, что видел своими глазами.

В этот раз в расписании гастролей Лены Василек нет Красноярского края. Я уже знаю, что инициатива должна исходить «снизу», певица приезжает туда, куда позовут. А в нашем городе уже побывало много замечательных артистов. Впереди еще не один День города, да и сейчас Дворец культуры ждет очередных гостей. Так почему бы и нет? Надо только, чтобы те, кто занимается организацией концертов, обратили внимание, что есть такая певица, Лена Василек. Талантливая, необычная, искренняя, настоящая.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Условия, приближенные к боевым

Воскресенье, 17 Сентября 2017 г. 11:29 (ссылка)

Сегодня на Девятом квартале, где расположена наша школа, отмечается День микрорайона. И в программе праздника показательные выступления наших спортсменов.

Для школы это не только праздник. Скоро в Красноярске очередные соревнования, и возможность «обкатать» свои программы на публике, проверить, как поведут себя лошадки в боевых условиях, пришлась очень кстати.

...

DSC07946 (640x427, 341Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_andrzejn

Босиком по городу как психотерапия

Суббота, 09 Сентября 2017 г. 14:01 (ссылка)

Соберу вместе то, что раньше писал кусками в нескольких постах.

Ходить босиком по городу, похоже, не "как бы", а всамделишняя психотерапевтическая практика.

1. Нейрофизиология. Подошвы - это такие ладошки. В сенсомоторной коре под них выделен такой же здоровенный участок, как и под кисти рук. А в обуви он сильно недогружен. Ходьба босиком - это массаж не столько подошв, сколько мозгов. Многие люди, пройдя без привычки три-четыре часа подряд, обнаруживают симптомы сенсорной перегрузки. А мозгам работать полезно, они от этого сложнеют и крепнут. Пожилым людям, чтобы отодвинуть возрастные изменения, рекомендуют не только учить языки, путешествовать и решать головоломки, но и ходить босиком.

1а. Отдельно - проработка стресса и травматических переживаний. Один из лучших на сегодня методов для этого - EMDR, перепроживание воспоминаний с попеременной стимуляцией правого-левого полушария. Тогда мозг полнее активируется и всеми ресурсами включается в переработку опыта. В классическом варианте надо водить глазами вправо-влево примерно в ритме дыхания, но прогулка босиком действует точно так же.

2. Практика осознанности. Классическое "быть здесь и сейчас", на которое ориентированы и гештальт-терапия, и множество других практик. Просто фокусировать внимание на том, что происходит сейчас в реальности со мной и вокруг меня. Ходить босиком - идеальная методика для этого. Если идти, не ощупывая поверхность, а отрешённо, как в обуви, то босые ноги быстро сбиваются и ранятся. Босиком просто необходимо оставаться в реальности.

2а. А заодно автоматически налаживаются осанка и походка, а через них - и дыхание. Тоже просто потому, что иначе получается больно и неудобно. А это всё непосредственно влияет на настроение в сторону спокойствия и уверенности. Это та же техника заземления, которую применяют при сильной тревоге и панических атаках.

3. Профилактика токсичного стыда. Вот этого мерзкого чувства "все на меня осуждающе смотрят, я выгляжу мерзко и нелепо". Ходить босиком в наших городах в общем-то не принято. Сильнее спровоцировать неловкость можно разве что если пройтись по улице голышом, но это обычно уже трактуют как административное правонарушение. А против босых ног статьи нету. И если решиться, то можно обнаружить, что не очень-то вообще и смотрят, и почти никогда осуждающе, а даже и наоборот, с интересом и поддержкой. Получается сильная конфронтация ложного стыда.

3а. То же самое с чрезмерной брезгливостью и отторжением всего и всех. Подошвы неизбежно пачкаются от ходьбы босиком, и оказывается, что это нормально, что не обязательно постоянно оттирать всё дочиста. Босые ноги - это широкая дыра в броне, которой можно отгородиться от других людей. И оказывается, что такая открытость вполне выносима и безопасна.

3б. Как следствие, мир в целом начинает восприниматься гораздо комфортнее и дружелюбнее. "Везде - как дома, везде одинаково босиком". Я до сих пор помню это яркое чувство из первых месяцев своего барефутинга. С тех пор оно ушло в фон, но всё ещё есть.

4. Босоногие сообщества, которые регулярно ходят погулять босиком по городу и окрестностям - это практически настоящие терапевтические группы. Состав там плюс-минус стабильный, хотя группы всегда открыты и для новых участников. Есть "ядро" постоянных участников-ведущих, которые задают стабильность. Налажены и развиваются доброжелательные отношения, на прогулках люди разговаривают о всяком. Состояние сознания слегка изменено, потому что ситуация нестандартная. Взаимная поддержка (я не один босиком, нас тут целая компания) уменьшает тревогу и неловкость от своей инаковости.

Весь этот опыт со временем усваивается и становится постоянным.

[ DW ]

https://andrzejn.livejournal.com/2460601.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Вдоль и поперек

Пятница, 08 Сентября 2017 г. 22:48 (ссылка)

Наступила осень, и саяногорские приключения постепенно отходят в область воспоминаний. Не такая уж дальняя дорога, небольшой российский город — что это Хакасия, вспоминаешь, только если об этом где-то написано. А впечатлений оказалось ничуть не меньше, чем от большого путешествия в дальние края.

Если пройти по плотине Майнской ГЭС на ту сторону, дальше вдоль берега идет грунтовая дорога. А слева от нее...

Ну вот я дорвался наконец! Здесь можно полазить как следует.

DSC07366 (640x426, 390Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Конноспортивный торт

Понедельник, 28 Августа 2017 г. 18:14 (ссылка)

Уже становится хорошей традицией, что свой день рождения я отмечаю в нашей школе «Лошадка». Это и повод еще раз сказать «спасибо» тренерам, кто помогает мне постигать основы мастерства, и возможность просто побыть вместе с теми, кто так же влюблен в лошадей.

Но в праздник хочется чего-то особенного, чтобы и порадовать друзей, и удивить, в общем, чтобы весело было! Есть одна идея.

...

DSC07861 (640x426, 288Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Красноярская, Майнская, Саяно-Шушенская

Воскресенье, 27 Августа 2017 г. 22:05 (ссылка)

Если помните, в самом начале я выбрал дорогу в Саяногорск так, чтобы она проходила мимо Красноярской ГЭС. ведь скоро мне предстоит увидеть Саяно-Шушенскую, самую большую в России.

Итак, первая остановка в пути — Красноярская ГЭС. Я о ней уже писал когда-то, теперь еще раз взглянуть, чтобы потом сравнить.

DSC07070 (640x426, 188Kb)
Красноярская ГЭС

И в Саяногорске, после первого знакомства с горами, отправляюсь дальше по дороге.

Внимательно карту не рассматривал, деваться тут некуда — справа гора, слева река. Но что-то едешь-едешь, ничего нет. Точно, ничего не пропустил? Но вот за очередным поворотом...

Да, ее ни с чем не спутаешь! Вдруг открывшаяся стена, немногим уступающая горным вершинам, конечно, впечатление производит.

DSC07148 (640x426, 186Kb)
Саяно-Шушенская ГЭС

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Только горы

Воскресенье, 20 Августа 2017 г. 22:16 (ссылка)

Как сказал поэт, «Лучше гор могут быть только горы». Скалы, отвесные стены, заросшие лесом склоны — здесь, в Саяногорске каких только нет. Ну так ведь за этим я сюда и приехал.

И отдохнув с дороги, я сразу же отправился на разведку. Просто нашел на карте дорогу, которая забирается повыше, и вперед.

Чудеса начались почти сразу. Еду по дороге, смотрю, что-то темное. Куртку что ли кто-то потерял? Очень похоже, пестрой расцветки, как сейчас штормовки бывают.

09190005.MOV_snapshot_04.26_[2017.08.18_20.07.49] (640x427, 238Kb)

Начинаю объезжать — а оно встает и улетает! Орел. Прилег отдохнуть прямо посреди дороги.

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Три звезды

Четверг, 10 Августа 2017 г. 18:50 (ссылка)

Отель «Саяногорск» — так написано на фасаде. Не гостиница, отель. Здание в форме пирамиды, таких еще никогда не видел. Что ж, пойдем знакомиться.

DSC07439 (640x427, 237Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Зим

Куда глаза глядят

Суббота, 05 Августа 2017 г. 10:18 (ссылка)

В этот раз захотелось поехать в отпуск просто так. Просто сесть в машину и отправиться — куда доберусь. У меня такого путешествия никогда еще не было, интересно, что получится.

Что ж, прикинем возможности. Что-нибудь такое, чтобы не далеко и не слишком близко, как раз за день доехать. Берем карту, рисуем круг. Новосибирск? Для первого раза далековато. Абакан? Недолет. Саяногорск. А вот, по расстоянию как раз. Помню, Юля когда-то рассказывала, что была в Саяногорске, там красиво. Сам город, Саяно-Шушенская и Майнская ГЭС, форелевая ферма и, конечно, горы. Самые разные, и скалистые, и поросшие лесом.

...

DSC07082 (640x426, 245Kb)

Читать далее

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ivanov_I

Шлепали шлепки её пятки. А Толик смотрел.

Воскресенье, 31 Июля 2017 г. 00:50 (ссылка)


 



Дорога в школу № 42



07.00 12 апреля + 12



 



...Толик Майоров сегодня шел пешком – папка вчера отвесил ему подзатыльников за тройки по русскому и еще чему-то там (бабка нажаловалась, старая грымза!), а сегодня утром уехал ни свет ни заря и вместо того чтобы восседать позади отца и смотреть на мир из окна «Волги» Толичка шел пешком. Так еще и этот дождь!



Настроения не было никакого - так еще он так и не решил как сегодня поиздеваться над Наташкой... а вот и она как раз шла впереди – он догнал их метров за пятьсот до школьного двора где начиналась длинная аллея вокруг парка. Ну сейчас... вот сейчас ну что? Наступить ей на ногу?



Ну... в голову ничего не лезло – взгляд Толика буквально прилип к девчонке что шла рядом с Наташкой. Точнее к ее ногам, точнее к тому как шлепали шлепки по её пяткам...



 ...Позавчера возвращаясь вечером с работы домой, Наташка, уже привычно зайдя на помойку, нашла рядом с баками на земле коробку а в ней... нет денег она там не нашла – там лежали шлепки на небольшом каблучке.



Красные, слегка поношенные – считай новые – даже подошва была целой, а стертая стелька, так это не в счет. Кто выбросил почти что новую вещь она выяснять не стала, а  воровато оглядевшись Наташка быстренько извлекла их из коробки и, обув, пошлепала домой – там она отдала их Динке – девчонке не так давно исполнилось четырнадцать лет она уже была приятных форм и Наташка не задумываясь отдала находку племяннице: не смотря на воцарившуюся в их доме нищету она старалась как могла радовать единственно близкого себе человека, надеясь что если не она так хоть Динка сможет вырваться из этого заколдованного круга и когда-нибудь жить нормально.



Они стали по очереди ходить в них до работы – в первый день шла Динка, потом на следующий день прошла Наташка а потом в них стала постоянно ходить только племянница – Наташка отказывалась, говоря что ей не удобно ходить на каблуках, у неё болят потом ноги... словом, полностью отдала обновку племяннице что как могла помогала ей на работе.



Вот и сегодня они шли рано утром вместе – Наташка босиком, а Динка в уже привычных ей шлепках.



Они правда были ей великоваты но это не мешало ей получать удовольствие от ходьбы в первых в её жизни туфлях на каблуках. Накрапывал легкий дождик но это не мешало им вести разговор на вечные темы – о сексе и о погоде.



- Я теперь полностью готова к лету: платье с блядским вырезом у меня есть, трусы эти...



- Что в жопу впиваются, - подсказала Наталья вспоминая как в первый раз с отвращением рылась в ящиках чуть ли не теряя сознание с голода в надежде найти хоть кусок хлеба, а нашелся пакет с тряпками где как раз было платье, трусы и шорты... Шорты она забрала себе а остальное отдала Динке.



- Да... модные, - не вспомнив слово «стринги», - а теперь еще и эти шлепочки на каблуке! Наташка, замуж за буржуина выйду и с тобой в Америку укатим! – мечтала девчонка...



 ...Толик так и шел за ними не отводя глаз – не догоняя не отставая. Сквозь легкую сумрачную дымку утреннего дождичка он заворожено смотрел, как девчонка делает очередной шаг как предстает на обозрение достопочтимой публике её желтоватая чуть грязная пятка, как по ней, слегка пружиня со смачным звуком «шлеп» бьет потертая, с порванной окантовкой пятка туфельки, чтобы чиркнув каблучком по сырому асфальту повторить все заново...



Толик шел и балдел... он готов был смотреть это вновь и вновь и богатое и еще незнакомые слова «фетишизм» словосочетание «половое возбуждение» наполняло его мечтами «Эх чтоб сделал я...» «Я бы с ней...»



Когда до школы осталось метров десять он, словно очнувшись, побежал вперед стремительно догоняя идущих впереди женщин и, поравнявшись с ними как бы случайно больно насупил на босую ногу Наталье так что та вскрикнула, а Толик оттолкнув не весть откуда взявшуюся перед ним девчонку из соседнего класса и пару лохов-очкариков бодрым соколом влетел в школу.



- О, мой космонавт! – Феоктистова сегодня стояла на дверях  не могла не отметить любимого внука.


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество

«  Предыдущие 30 Следующие 30  »

<босиком - Самое интересное в блогах

Страницы: 1 [2] 3 4 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda