Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 78 сообщений
Cообщения с меткой

русский юг - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_varandej

Воронежский заповедник. Оплот бобра.

Четверг, 08 Ноября 2018 г. 15:36 (ссылка)



Воронежская область богата на достопримечательности "про животных". В показанном давным-давно Хреновом - лошади, в показанных в прошлой части Костёнках - мамонты, ну а сегодня у нас быть бобру! На его сохранении специализируется Воронежский заповедник с великолепным визит-центром в пригородном селе Толши.

Хотя Дикое поле давно уже стало распаханным вдоль и поперёк Черноземьем, в нём остались многочисленные оазисы одиноких лесов - как например Жигулёвские горы на Волге, Бузулукский бор в Предуралье или Хреновской бор на юге Воронежской области, близ городка Бобров. Все они чем-то неуловимо похожи: жизнь на песках в пожароопасном лесу посреди сухой степи диктует особый уклад. Наиболее плотно леса сгущаются вокруг Воронежа, что и предопределило его подъём в 18 веке - качественную сосну не случайно называют "корабельной" или "мачтовой". К югу от города лежит целая россыпь небольших лесов, самые приметные из которых - Шиловский и Тавровский по разные стороны Воронеж-реки. К северу от центра - Нагорная Дубрава, но крупнейший пригородный "оазиса" Воронежа - это огромный Усманский бор, раскинувшийся за водохранилищем. Он прекрасно виден с проходящих поездов, и центр его - посёлок Краснолесный у станции Графская, откуда глухая малодеятельная ветка ведёт в Рамонь с её знаменитой усадьбой принца Ольденбургского. Но сегодня нам от Краснолесной строго в другую сторону - в маленькое село Толши. Вернее, формально это дальний микрорайон Воронежа, да и спрашивать "Как проехать в Толши?" у воронежцев не стоит. По остановке ПАЗика маршрута №310, что раз в час ходит сюда от вокзала (в пути, кстати. больше часа), это место известно всему городу как Заповедник:

2.


Официально - Воронежский государственный природный биосферный заповедник имени Василия Пескова. Сейчас сложно представить, но сотню лет назад бобёр в Европейской части России был животным одного порядка с мамонтом - проще говоря, считался полностью и безвозвратно истреблённым веками бесконтрольной охоты. Да и Усманский бор - лишь небольшой остаток того леса, что выбрали Пётр Первый и Алексашка Меньшиков "на постройку кораблёв": в 18 веке площадь бора сократилась в 5 раз, а вместо сосен и дубов остались в основном берёзки. Однако уже в 1798 году лес был взят под охрану и мучительно восстанавливался весь 19-й век, вновь зарастая сосной, ольхой и дубом. И вот в 1919 году, по не остывшей от боёв Гражданской войны степи, сюда приехали московские учёные - рискну предположить, что целью их экспедиции было что-то вроде инвентаризации. Углубившись в лес, они вдруг обнаружили там запруды, плотины и хатки, то есть чудом уцелевшее поселение бобров, едва ли не последнее в России. В 1923 году был создан небольшой Государственный Бобровый заповедник, охватывавший 2-километровые полосы вдоль обжитых бобрами речек, а в 1927 году Воронежский государственный охотничий бобровый заповедник был расширен на весь лес. В 1932 заработал бобровый питомник, а в 1934 открылся музей, и разросшийся с годами в современный визит-центр:

3.


За воротами - парковка, а за парковкой - центральная усадьба заповедника, включающая контору, музей и гостиницу. Говорят, это типовой проект и точно такое же здание со смотровой башней встречает гостей Беловежской пущи. Бобр и зубр - братья навек!

4.


Что удивляет тут сразу - это уровень, который я бы охарактеризовал как "европейский". Выйдя на площадь перед музеем, я даже не вспомнил Прибалтику - потому что здесь лучше. Ну, ладно, за вычетом отсутствия нормального кафе (только буфет) и кое-каких "человеческих факторов".

5.


На лужайке перед визит-центром - деревянные скульптуры животных, в том числе и "виновников торжества":

6.


Сейчас визит-центр включает три музея, Бобровый городок (где тоже есть музей и питомник), детский верёвочный парк "Ёжкины дорожки" и две экотропы разной длины. Единая касса - в фойе Музея природы, и полноценное посещение Воронежского заповедника обойдётся рублей в 400. Обилие туристов опознаётся не только по толпам народу, но и по фирменной в таких местах вредности: передо мной покупал бесплатный билет инвалид детства без явных физических дефектов, и кассирша с кучей наводящих вопросов изучала его документы минут 10, так что под конец он в сердцах возмутился: "Нигде ещё не видел я такого недоверия!". А интерьеры сделаны с душой...

7.


В уголке между дверями зала и касс маленький памятник Василию Пескову - это не сотрудник заповедника и даже не биолог, а журналист из Воронежской области. В "Космосольской правде" он долгое время вёл рубрику "Окно в природу", в 1975-90 годах был ведущим знаменитой "В мире животных" вместе с Николаем Дроздовым, а в 1995-97 и сам. Но главным, пожалуй, вкладом Пескова в культур стал знаменитый "Таёжный тупик" - документальная повесть об отшельниках хакасской тайги староверах Лыковых. Умер Василий Михайлович в 2013 году в возрасте 83 лет, и имя земляка увековечили в ближайшему к Воронежу "мире животных". Где-то тут есть и отдельный музей Пескова, куда я уже не пошёл.

7а.


Музей Природы же меня скорее разочаровал... ну как разочаровал - сделан он отлично, современно и явно с расчётом на людей, владеющих интернетом. Стенды напоминают хорошую инфографику с познавательных сайтов, карта заповедника включается в разных вариантах (почв, растительности, рельефа и прочих)...

8.


...а на центральной витрине "визитка" заповедника - хатка бобра:

9.


На самом деле Воронежский заповедник давно уже не только и даже не столько бобровый - бобров теперь по всей России хватает, так что в иных местах от них уже вреда больше, чем пользы. А тут охраняется чернозёмный смешанный лес в целом, где и косули есть, и волки. Но меня больше всего впечатлили насекомые - во-первых, своим размещением на витринах с подвижной лупой:

10.


А во-вторых - ассортиментом. Вот например самый что ни на есть бражник мёртвая голова, огромный и мохнатый:

11.


В общем, рассматривал я больше дизайн, чем экспозицию - всё это похоже на очень качественный, но в целом обыкновенный зал "Природа" в областном краеведческом музее. Хотя посреди настоящей природы всё это смотрится куда сильнее:

12.


Дальше по указателям я направился в Бобровый городок. Нынешние Толши - это что-то средние между дачным посёлком и городским парком:

13.


А кое-где тут попадаются и очень старые деревья. У музея растут сросшиеся вековые дуб-да-липа, а вот близ Бобрового городка гигантский 400-летний дуб, из собратьев которого рубили не петровские корабли, а стены Воронежской крепости.

14.


По дороге - музей пожаров, отмеченный забавной скульптурой... не на реальной ли пожарной повозке времён основания заповедника? Музей наверное интересен, но открывают его, увы, только для групп по предварительной заявке. Мне же эта милая композиция больше запомнилась склочным семейством, про которое наверное сумел бы что-нибудь спеть их земляк Юра Хой. Песня, впрочем, была бы грустная: дети увлечённо фоткались на телеге, а их измождённая и явно склонная подвыпить мамаша вдруг вспомнила слово "фотосессия". Дальше, наверное, её мысль пошла к глянцевым журналам из жизни звёзд, сериалам и ток-шоу с телевизора, к той красивой жизни, какой она не видела и не увидит никогда, и вот попёрла из неё на свет чёрная злобища. В общем, эту хронологию я уже домыслил, а застал я у весёлого пожарного надрывно ревущих детишек и истошно орущую тётку: "Фотосессию тут, б...дь, устроили! Да что ты воешь, падла?! Щас бутылкой по зубам получишь!". И в окружающем европейском благообразии, под улыбку деревянного антропоморфного бобра всё это смотрелось особенно жутко, примерно как клоун-убийца на детском утреннике...

15.


Но вопли склочной семейки быстро смолкли за поворотом дороги, а меня дорога вывела в Бобровый городок. Самым приятным человеком из встреченных в заповеднике оказался дюжий охранник, проверявший билеты - сам похожий на огромного весёлого бобра.

16.


Бобровый городок соседствует с Толшевским монастырём - историческим центром селения. Помимо нескольких корпусов, тут есть ещё прокат велосипедов. Надо заметить, все корпуса я обходил строго в обратном порядке - от ближних ко входу к дальним, хотя логичнее будет идти как раз наоборот:

17.


Потому что в глубине территории находится Дом Бобра - фактически, просто музей этого странного животного. Если Музей Природы равнялся на интернет, то Дом Бобра - скорее на детские книжки с картинками:

18.


Но про бобра тут можно узнать реально всё. В сухом остатке, бобёр - это грызун, то есть дальний родич крысы. Но среди грызунов он уступает размером только тропической капибаре: в длину бобры достигают метра, а весят до 30 килограмм. Сейчас их два вида - европейский и канадский, и в Канаде бобёр - национальное животное, примерно как у нас медведь. В доисторические времена был ещё крошечный палеокастр (весил не более 1,5 кг) и гигантский североамериканский бобёр крупнее человека (до 160 кило). Феномен бобра в том, что это едва ли не единственное животное, умеющее, подобно человеку, целенаправленно менять окружающий мир. Человек до таких строительных навыков дошёл лишь после нескольких десятков тысяч лет развития: бобры на уровне инстинктов знают, что заваливая реку корягами, брёвнами и камнями, можно регулировать в ней уровень воды и скорость течения. Размером бобровые плотины сравнимы с настоящими ГЭС - в Воронежском заповеднике крупнейшая плотина длиной 150 метров, а в национальном парке Вуд-Буффало в канадской провинции Альберта есть 850-метровая плотина, запруду (водохранилище!) которой видно даже из космоса. Крупнейшие хатки бобров покрупнее, чем жилища первобытного человека, а с поправкой на их собственный размер и вовсе достойны многоэтажек - до 10 метров высотой и до 13 метров в диаметре. Это, наверное, тоже где-нибудь в Канаде, но и в России попадались такие хаты, что в войну, выгнав оттуда бобра, в них укрывались партизаны. Помимо хаток, бобры роют норы в крутых берегах рек, но точно так же с подводным входом. Нора или хатка - это самый настоящий дом из нескольких помещений, в котором не мусорят и не гадят, а у подводного входа бобры строили самые настоящие ледоломы-навесы. Базовая единица бобрового "общества" - семья, но селятся их семьи неподалёку друг от друга, образуя самые настоящие деревни, и над плотинами их обитатели работают сообща. Населённые пункты и здания, построенные не людьми - это действительно потрясающе! И не где-нибудь в далёких джунглях, а в ближайшем к вашему дому лесу... Поэтому в старину у лесных народов к бобрам было особое уважение. Но уважение совсем иное, чем к грозному Хозяину медведю: бобёр просто умел то, чего не умел человек, и потому смотрел хантыйский или якутский охотник на бобра, что работяга на интеллигента.

18а.


Ещё в Доме Бобра есть шкурки разных животных, которые можно погладить, и кнопки, создающие их голоса - так что в залах всё время рёв, вой, лай или свист. Ну а какой-нибудь хипстер-волонтёр дал музейщикам верный совет: показать, что бобёр - это весело!

18б.


Следующий корпус городка - Бобронариум. Вот так - бывают аквариумы, бывают террариумы, а тут ещё одна разновидность жанра:

19.


На входе табличка извещает, что:

19а.


В сам бобронариум можно заглянуть с трёх разных точек - сверху, с первого яруса ниже уровня воды и из хатки. В хатке почти всегда можно увидеть спящее бобровое семейство, но мне повезло больше - один из бобров таки действительно плавал, уходя с глаз долой, когда перед стеклом начинали кривляться какие-нибудь детишки. Но увы, здесь довольно темно и заснять жизнь бобронариума сложно. По крайней мере не моим фотиком:

20.


Почему-то здесь, а не в Доме Бобра - экспозиция того, за что этих животных чуть не истребили. И если с мягким тёплым водостойким мехом всё более-менее ясно...

21.


...то вот в уголке куда как менее очевидная вещь - бобровая струя. На фото - не то, что можно подумать, а так называемые препуциальные мешочки, имевшиеся и у самцов, и у самок. Да и "струя" - не физиологические отходы, а специальный секрет, вырабатываемый бобром исключительно для маркировки. Причём выходит не струёй, а вязкой массой, слегка похожей на мокрый песок, и маслянистая жидкость - это уже лишь экстракт. Бобровая струя используется в традиционной медицине, в парфюмерии для закрепления запахов и даже во всяких алкогольных бальзамах. Прежде я уже знал о бобровой струе по сувенирным развалам Алтая. Там же охотник на бобров мне рассказывал, как сам видел: в ночном лесу два бобра тащили брёвнышко, взвалив его на плечи и придерживая передними лапками...

21а.


А ещё у бобра, говорят, очень вкусное мясо, и где-то Туве знакомых туристов угощали колбасой из бобрятины... Вдобавок, по церковным каноном бобровое мясо приравнивалось к рыбе, став своеобразной отдушиной для монахов и церковных иерархов. В общем, немудрено, что к началу ХХ века бобров переловили почти всех - тем более что зверёк оказался совершенно беззащитен перед тем, кто сможет найти и разворошить его хатку. Но бобровый питомник под Воронежем заработал в 1932 году, а через несколько месяцев его обитатели впервые в неволе начали приносить потомство. Бобёр, как и всякий грызун, плодовит, поэтому уже к концу 1930-х его начали расселять по стране. И вот теперь Усманский бор - это такой Эргенекон бобров Старого Света:

21б.


Ну а самый интересный корпус Бобрового городка - это шед, как традиционно называется питомник пушных животных:

22.


Одинокий смотритель в оранжевой майке пояснил, что здесь нельзя снимать со вспышкой и совать пальцы в вольеры. Большинство вольер были пусты, а на обитаемых висели такие вот простецкие таблички: бобры - не лошади, имён им давать не полагается. Вернее, имена друг другу они дадут сами, а нам их знать ни к чему.

22а.


В уголке - весы:

23.


А сами бобры сидят по вольерам - кто спит, кто умывается, кто ест листву, кто плавает:

24.


25.


26.


Это невыносимо мило:

27.


А единственным звуком, который они издавали при мне, было громкое короткое пыхтение.

28.


Теоретически, здесь есть один канадский бобр - но без пояснения, где. Может быть, вот он, с необычным медным оттенком меха? При внешнем сходстве канадские бобры - отдельный вид, и генотип их столь иной, что с европейскими бобрами они даже не скрещиваются.

29.


Бобровый хвост - фактически плавник. Бобёр с его привычкой пережидать опасность в хатке особенно пуглив и обладает чрезвычайно острым слухом. Внезапный хлопок его хвоста о воду - сигнал тревоги для других зверей.

30.


А вот бобёр показывает зубы - они гораздо меньше, чем я ожидал. Тот же алтайский охотник говорил, что бобры не кусаются, и даже когда ловишь его голыми руками, он вырывается, пищит, визжит, но никакой агрессии не проявляет. Возможно, бобра можно разозлить, создав угрозу его дому - теоретически, хоть и бывает такой крайне редко, он в состоянии загрызть человека. Решётку же бобёр кусает вовсе не из любви к свободе: за то грызунов и прозвали грызунами, что зубы у них растут непрерывно всю жизнь, и если не грызть что ни поподя - вскоре перестанут помещаться во рту.

30а.


К Бобровому городку, как стена, примыкает трапезная (1884) - крупнейшее здание Толшевского монастыря, при Советах бывшее лабораторией заповедника. До входа в обитель отсюда идти пол-села:

31.


Само слово "толши" - это то ли местный, то ли устаревший синоним "чащи" или "дебри". В этих толшах где-то в 17 веке образовалась пасека, видимо одного из воронежских монастырей, за которой приглядывал одинокий инок Константин. Жил он чуть ли не в дупле, ульи окружил плетёной изгородью, и в общем образовалась тут в экологически чистом месте небольшая Константинова пустынь. Затем рядом поселися боярин Паренаго, и решил, что негоже монахам ютиться в землянках. Аристократ занялся богоугодным делом - обустройством полноценного монастыря, и таки добился его официального учреждения в 1684 году. В 18 веке же обитель облюбовал Тихон Задонский, самый чтимый святой Черноземья, и в часовню, где хранились его икона, крест и кресло, задолго до канонизации потянулись паломники. Спасо-Преображенский храм (1759), впрочем, был построен ещё до Тихона, а нынешний облик приобрёл в 1894 году:

32.


Рядом с собором, на кадре ниже - Настоятельский корпус (1842). С другой стороны есть ещё и братский корпус 1850-х годов, внешне впрочем куда более обычный:

33.


Самое впечатляющее в монастыре - это каменное кольцо у входа, оставшееся от колокольни. Её, как ни странно, даже не большевики снесли - сама обрушилась в 1904 году в разгаре стройки из-за каких-то просчётов:

34.


А вокруг - сосны и дачи. Сосны не такие уж и старые - девственный Усманский сбор свели на корабли ещё в 18 веке:

35.


Мимо дачек я пошёл к началу Черепахинской экотропы, без которой впечатление о Воронежском заповеднике представлялось неполным. Троп тут две - большая (5 километров) и малая (1,5 километра), а их схема указана на воротах.

36.


А инфографика всё так же на высоте - идя по тропе, сложно отделаться от ощущения, что на тебе очки виртуальной реальности, в которых порой появляются "экскурсоводы" - весёлый заяц Шустёр и начитанная черепаха Усманя. Наверное, в реале такие технологии уже используются где-нибудь в Китае или Корее, но здесь и инфографики вполне достаточно:

37.


Ткнувшись в развилку, я обнаружил, что Малая тропа закрыта на ремонт. Но посмотрев по сторонам, спокойно обошёл заграждение, надеясь, что ремонтируемые участки как-нибудь удастся обойти, тем более такой расклад сулил возможность побыть там в одиночестве. Вокруг сгущался лес, не девственный, конечно, но давно уже не тронутый ни вырубкой, ни пикником:

38.


Мне говорили, что в заповедник частенько ходят браконьеры, но даже они заинтересованы в том, чтобы оставить как можно меньше следов. А потом и заповедность леса видна невооружённым глазом. Растительность в таком лесу пышнее, жизнь обильнее и на виду:

39.


Натоптанная дорога по подушке сосновых иголок быстро сменилось дощатым настилом - из бора я пришёл в ольшаник:

40.


В комариную топь, где мутная вода похожа на стекло гораздо больше настоящего стекла:

41.


Это удивительно красиво, особенно в сочетании с дощатой тропой, под которой тихо колышутся рыбы:

42.


Дальше тропа, даже выходя на сухие участки, остаётся настилом. Вдоль него - определители то деревьев...

43.


...то хищных птиц:

44.


И, конечно же, бобровых хаток, которые я отчаянно высматривал по кустам. Теоретически, тут и самих бобров можно увидеть - но активны они ближе к сумеркам:

44а.


Тенистая топь сменилась солнечной запрудой:

45.


Тропа вышла к берегу Усманки, по течению которой прекрасно виден монастырь:

46.


47.


Мосты над запрудой:

48.


К паре отсутствующих досок на которых и свёлся весь ремонт тропы. Провалиться в те щели могло бы разве что неосторожное дитятко, да и то скорее ногу повредить, чем упасть в воду..

49.


Хотя ходить тут всё равно лучше с гидом, потому что как ни приглядывался я, а не различил в упор ни хаток, ни плотин. Поэтому вот бобровая плотина из ноябрьского Подмосковья, где мы по ним легко переходили речки:

50.


Напоследок - какие-то чудища, выглянувшие в отсутствии туристов прямо из глубины веков:

51.


В следующих 4 постах вновь сменим локацию - теперь речь пойдёт о летней Ярославской области. А после неё - об апрельской Пензе.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Низы.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Север.
Воронеж. Сектор Газа
Костёнки. Где человек стал человеком.
Воронежский заповедник. Быть бобру!

https://varandej.livejournal.com/965287.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Костёнки. Где человек стал человеком.

Среда, 07 Ноября 2018 г. 12:06 (ссылка)



Костёнки - небольшое по чернозёмным меркам (1,4 тыс. жителей) село на Дону между Воронежем и Нововоронежем. Само название его весьма ясно указывает на кости, принадлежавшие, как считалось когда-то давно, боевым слонам Александра Македонского. Но реальность оказалась удивительнее всех преданий: 18 тысяч лет назад на этом месте окончательно опустел самый настоящий мегаполис каменного века, просуществовавший без малого 300 веков. Костёнки - это "жемчужина палеолита", крупнейшее в Европе поселение древних охотников на мамонтов, в погоне за которыми человек и стал, во многом, человеком.

В прошлых частях я рассказывал про Касли и Кыштым на Урале, но теперь прыгнем в другой конец страны и на месяц вперёд - долгов с весны и лета 2018 года у меня осталось немало.

О поездке в Костёнки я думал ещё в 2007 году, когда меня впервые занесло в Воронеж. Таксист на автовокзале запросил 350 рублей, и по меркам тогдашнего студента в разбитых ботинках это было многовато. Таксист в ответ лишь бросил "Ё...нулся?! Кто тебя тут дешевле повезёт?!" и кажется ещё как-то меня обозвал, но я даже не удивился, ибо с мелким хамством в Столице Черноземья за пару дней успел столкнуться не раз. В 2018-м, думается, с меня бы попросили не меньше 1000 рублей, но и сам я за 11 лет лучше освоил логистику. Поэтому решил доехать автобусом (чаще всего в этом направлении ходит ПАЗик Воронеж-Острогожск) до поворота и оставшиеся несколько километров преодолеть автостопом или пешком. На ПАЗике уехать тоже оказалось непросто: прямо перед отправлением не было мест, следующий автобус ожидался через два часа, а мощная сетка с узкими проёмами не оставляла шансов просочиться как-нибудь неофициально. Но местные знали, что автобус надо караулить за шлагбаумом, и водитель возьмёт стоя. У шлагбаума на выезде с автостанции, однако, ПАЗик не затормозил, и народ понял, что ловить его нужно на другой стороне автомобильного кольца. Народ, учитывая, что немалую его часть составляли сельские бабушки, двинулся туда вразвалочку, я же побежал. И водитель ПАЗика, честно вставшего там дожидаться пассажиров, видимо счёл, что мне больше всех надо:
-До Костёнок? Вылазь! Я в Острогожск еду!
Намёк я понял:
-Ладно, плачу до Острогожска!
Мне не было понятно, насколько в данной ситуации уместен торг, но пассажиры, стоило нам тронуться, приняли шикать на меня, что я зря это сделал.
-Ну, народ... Вы за меня ему скажите, что так нельзя. А то как-то некрасиво получается - сначала заплатил, потом назад просить начал.
Народ согласился, что это было бы некрасиво, но водитель всё равно не прав, и после недолгих уговоров половиной автобуса я получил большую часть заплаченного назад. Водитель оперативно забыл диалог при посадке и как бы просто выдал мне сдачу. Окраины Воронежа к тому времени остались далеко позади, и мимо тянулись изумрудные поля весеннего Черноземья.

2.


Поворот на Костёки опознаётся по указателю с мамонтом. Оставив ПАЗик, с вполне сносной трассы я свернул на разбитую боковую дорогу, и вскоре затормозил там минивэн ушатанного вида, наполненный всякими барахлом и целой семьёй добродушных людей - так в старину селяне ехали с ярмарки на неспешной телеге. Ехали они в соседнее Гремячье, меня высадив у въезда в Костёнки. Но эти кадры сняты на обратном пути - село стоит в нескольких глубоких оврагах, и я приехал сюда по тем холмам на заднем плане, а уходил через соседний косогор. Над чернозёмными полями - белые меловые яры:

3.


Внизу тихий и довольно узкий Дон, а над Доном слева Воронеж:

4.


И купол на его краю - это вовсе не собор, а недостроенная Воронежская атомная станция теплоснабжения (о ней, как и о видимых отсюда районах, я рассказывал здесь):

5.


Справа над Доном - Нововоронеж (31 тыс. жителей), первый советский атомград, построенный в основном 1957-87 годах: первая дата - основание посёлка Ново-Грэсовский, второе - наделение Нововоронежа статусом города. Пущенная в 1964 году, Нововоронежская АЭС была в СССР третьей после Обнинской и Сибирской, но первой, работавшей исключительно на гражданских потребителей, как сказали бы при капитализме - коммерческой. Её плановый срок эксплуатации выходит, и рядом c 2008 года строится Нововронежская АЭС-2 - самая современная атомная электростанция мира. В 2016 году заработали её первые энергоблоки.

6.


С костёнских косогоров центр Нововоронежа на пруду охлаждения АЭС виден отлично. Типичные в общем для атомградов многоэтажки улучшенных серий, где-то за кадром городской ДК и кинотеатр со звучным названием "Уран", а в центре - церковь Спаса Нерукотворного (2000-09), которую издали я бы принял за храм 18 века где-нибудь в воронежских предместьях.

7.


Костёнки лежат в основном по оврагам, и на въезде в село - вот такой указатель. Он повторяется ещё несколько раз, только уж без надписи - просто мамонт на красном фоне. Но дорога понятна и умозрительно - надо просто держаться асфальта:

8.


Костёнки - село очень старое, и более того, начиналось оно в 1644 году как город Костёнск. Вернее - крепость на Белгородской засечной черте, этой Великой Русской стене на границе Дикого поля. Из таких крепостей выросло около 40 городов, ставших каркасом российского Черноземья. Но за последующие полтора века казаки-разбойники стали вернейшим союзником, кочевники перешли в русское подданство до самых границ далёких ханств Туркестана, и даже Османская империя потеряла свой важнейший северный плацдарм - Крым. Каждая победа над кочевниками делала Черту чуть менее нужной, и в 1779 году в Черноземье прошла большая переоценка. Те крепости Черты, что успели обрасти торговлей или годились как административные центры, стали уездными городами, а остальные были разжалованы до сёл. Костёнск относился ко вторым, и о городском происхождении здесь не напоминает теперь ничего.

9.


Небольшая заросшая площадь с облезлым зданием то ли администрации, то ли больницы, то ли школы, по виду опять же то ли 1930-х, то ли 1960-х годов - чуть в стороне от дороги к музею. Рядом ещё и трогательный воинский памятник, и вместо угасшего вечного огня - букет в его жерле:

10.


Русское село и его сюжеты:

11.


12.


13.


"Ул. Солнечная, д. Петин..."

13а.


Предвидя вопросы от соседей - нет, здесь сёла именно русские. Украинские сёла в Воронежской области тоже есть, даром что Острогожск, как Харьков, Сумы и Ахтырка, был центром полка Слобожанщины. Там разговаривают на суржике и готовят галушки с варениками, да старушки одеваются по праздникам чуть-чуть иначе, чем их ровесницы из русских сёл. Но этим всё воронежское украинство и исчерпывается.

14.


В Костёнках есть церковь, переделанная из жилого дома (а более крупный современный храм стоит скорее у трассы южнее села) и пара дореволюционных домиков. У меня были записаны сельская управа и почта, и вот что-то подобное я обнаружил на косогоре над селом, за местным кладбищем.

15.


Но главное здание Костёнок - как ни крути, музей. Его бетонный корпус (1983) странно смотрится в сельском пейзаже:

16.


Рядом - инфостенды, пара школьных групп на выезде и навес на заднем дворе:

17.


А под навесом - они. Костёнки:

18.


Само название села указывает на то, что огромные древние кости тут находили ещё при строительстве Черты. Среди местных стрельцов и однодворцев бытовала легенда о гигантском звере Индере, который пытался выпить Дон, чтобы перевести через него своих детёнышей, да в итоге лопнул. Отнюдь не славянское имя зверюги же намекает, что первыми костёнки нашли и вовсе какие-нибудь кочевники. Какое-то подобие исследований здесь велось в 1706-17 годах, когда Воронеж стал центром строительства флота и регулярно принимал первых лиц. Петровские учёные однозначно пришли к выводу - это кости слонов, а стало быть, здесь Александр Македонский воевал скифов. В 1768 году по Дону путешествовал натуралист Самуил Готлиб Гмелин, впервые сказавший применительно к Костёнкам слово "мамонт". Настоящим же первооткрывателем "жемчужины палеолита" стал петербургский профессор Иван Поляков, в 1879 году заложивший несколько шурфов и обнаруживший помимо костей множество доисторических орудий. Возраст древнейших следов человека в Костёнках оценивается в 46 тысяч лет, а последние проявления первобытной культуры - порядка 18-22 тысяч лет назад. Иными словами, эта долина была непрерывно населена без малого 30 000 лет, то есть в разы дольше, чем вся история цивилизации.

19.


Это было суровое время - последний на памяти человечества Валдайский ледниковый период. Европа тогда представляла собой подобие современной Антарктиды или Гренландии - сплошной ледовый панцирь толщиной до 3 километров в отдельные периоды доходил до широты Смоленска. В ныне Черноземье лето напоминало позднюю осень, а зимой в порядке вещей было -40 градусов с ветром. Но вместо привычной при таких температурах тундры здесь лежали бескрайние луга с высокими сочными травами. Этакая холодная саванна, по которой, словно в Африке, колыхались стада огромного зверья, как например олени, зубры, овцебыки, шерстистые носороги и мамонты. Их навоз удобрял почву, буйная трава не давала воде застаиваться над вечной мерзлотой, и вот однажды в этих травах завелась злая бегающая обезьяна - человек. Вряд ли мегафауна мамонтовых степей воспринимала его серьёзно, хотя к тому времени он уже умел надевать на себя шкуры, готовить пищу на огне, мастерить простейшее оружие и даже им кидаться. Но придя в суровый край откуда-то из Передней Азии, люди крепко задумались, на что можно употребить свой противолежащий большой палец. Да, человеку пришлось здесь ДУМАТЬ, потому что первая же зима в мамонтовой степи убила слишком много голых обезьян. В лютом краю люди научились шить одежду, строить дома, рыть ямы для припасов и окончательно приручили огонь. Но вступив в сговор с огнём, злейшим и безусловнейшим врагом всего живого, Человек сам перешёл на сторону огня, раз и навсегда отделив себя от остальной природы.

19а.


Ту стоянку, что нашёл профессор Поляков, ныне называют Костёнки-1. Всего же на этих косогорах была найдена 21 стоянка, и исследования ведутся с той поры практически непрерывно, за исключением разве что войн. В 1930-х годах Пётр Ефименко опубликовал первые фундаментальные научные работы о Костёнках и их древних обитателях, в 1950-60-х Александр Рогачёв обнаружил большую часть известных ныне стоянок, а в 1970-х Николай Праслов, сам отсюда родом, создал в Костёнках постоянную археологическую базу. Костёнки породили свою археологическую школу, экспедиции вокруг села и сейчас стоят в летний сезон, и даже среди моих друзей есть волонтёры, ездившие сюда на раскопки.

20а.


Ну а музейный павильон возвели в 1983 году над стоянкой Костёнки-11. Её нашёл в 1949 году местный мужик Иван Протопопов, рывший на своём участке погреб, а исследовал в последующие годы Рогачёв. Стоянка имела 8 культурных слоёв, древнейший из которых сложился 32 тысячи лет назад, а самому верхнему - около 20 тысяч лет. С него и большинство находок, в том числе остатки дома, вокруг которого и строился музей:

20.


Круглое здание диаметром 9 метров включало 600 с лишним костей примерно 40 мамонтов. Но вопреки расхожему мнению, оно не состояло из этих костей - те были слишком тяжёлыми, и упав, могли покалечить людей. Кости мамонта слагали самый что ни на есть фундамент, возможно с невысокими стенами, над которыми крепилось что-то вроде чума или яранги - деревянные жерди, крытые шкурой. Причём не мамонтовой шкурой - она опять же была слишком тяжёлой, а куда более привычной оленьей. Словом, этот построенный 200 веков назад дом был вполне капитален и рассчитан на жизнь из года в год. Возраст стены в пещере Теопетра (Греция), которая считается древнейшей сохранившейся рукотворной постройкой, оценивается в 23 тысячи лет. Эти стены лишь чуть-чуть моложе:

21.


Годом ранее в Монголии я видел петроглифы, написанные на сводах пещеры 20 тысяч лет назад. Они считаются древнейшими в той части Азии. Здесь 20 тысяч лет назад всё закончилось... А уж Саразм в Средней Азии - тот и вовсе почти новостройка.

22.


Около дома - несколько ям с мамонтовыми костями. Это самые что ни на есть холодильники - ведь тогда здесь была вечная мерзлота. С конца ледникового периода Костёнки опустели - быть может, именно тогда, когда мясо в этих ямах стало быстро гнить.

23.


Мамонты отличались от тропических слонов не только наличием шерсти (в длину достигвшей почти метра) - у них были маленькие уши, мощный горб, как у верблюда, ноги их были гораздо короче и толще, а тело - массивнее. Самые крупные американские мамонты в холке достигали 5,5 метров, а весили до 12 тонн - вдвое больше африканских слонов. "Наш" мамонт был ниже слона, но весил как минимум не меньше. Ещё одним отличием были гигантские изогнутые бивни до 4 метров длиной, которыми зверь мог рыхлить снег. Мамонта окружал целая свита огромных мохнатых зверей, известных ныне как "мамонтовая мегафауна" - этакие динозавры среди млекопитающих. Золотые горы тогдашних людей не прельщали, совсем иное дело - гора мяса! Что и заставило человека пойти в холодную степь вопреки своей обезьяньей природе, и найти способ добывать тех, кто не по зубам льву и медведю. Когда же ледник растаял, у мамонтовой мегафауны начался мор, и если прошлые потепления гигантам пережить удавалось, то в этот раз расплодившиеся люди их добили. Дальше был великий голод, когда люди охотились друг на друга, и то "бутылочное горлышко" прошло дай бог 10% человечества. А расплодившись вновь, человек понял, что скотоводом быть лучше, чем охотником, а пахарем - чем собирателем. Наступила следующая веха - "переход от присваивающего хозяйства к производящему", порождением которого стала вся знакомая нам цивилизация с её городами, государствами, деньгами, религиями, народами... Последний мамонт умер 3500 лет назад на арктическом острове Врангеля.

24.


Мамонт Степан в Костёнках - конечно же, муляж, крытый шкурами яков. Зато по найденным в сибирской мерзлоте тушам учёные реконструировали голос мамонта, представляющий собой весьма грозное пыхтение и рёв. Включает его экскурсовод для групп, идущих тут одна за другой, и я, увы, растерялся и забыл включить запись. Другие судя по всему тоже, потому что на Ютубе этих звуков нет.

25.


Охотники на мамонтов, определённо, ели их мясо и как-то использовали их шкуры, или скорее шерсть. Но лучше всего сохранились всё-таки кости. Вот например инструменты, служившие мотыжкой для копания земли и палкой для обработки шкур, украшенные неразгаданным орнаментом:

26.


В уголке - реконструкция жилища, весьма позорная, на мой взгляд:

27.


В отличие от научных реконструкций самих первобытных людей по их черепам. Даже интересно, что бы промелькнуло в такой голове, увидь её обладатель вживую тех, кто смотрит теперь на его скульптуру:

28.


На витринах - находки, в большинстве своём муляжи: подлинники уехали в Эрмитаж, Исторический музей, хотя бы в краеведческий музей Воронежа. Но даже среди муляжей не представлены такие уникальные артефакты, как швейные иглы - чуть ли не древнейшие на свете, возрастом порядка 30 000 лет.

29.


А здесь - просто камушки с острыми гранями, явно отколотые вручную:

30.


Реплики копий - обратите внимание на каменные пластинки, вставленные в щели у острия:

31.


Одна из главных загадок Костёнок-11 - целая коллекция крошечных фигурок мамонтов. То ли какая-то древняя игра типа шахмат (такой гипотезы придерживался сам Рогачёв), то ли атрибут шаманских ритуалов:

32.


Шаманским атрибутом считается и вот такое копьё из бивня мамонта, распрямлённого через распаривание. Рядом - нуклеусы и отжимник. Всё это - экспериментальные реконструкции, делавшиеся с целью проверить, могли ли первобытные люди что-то смастерить именно так:

33.


Ещё у обитателей Костёнок были украшения:

34.


На заднем плане кучка костяного угля. А больше всего впечатляет коллекция палеовенер. Та, что похожа на девушку из 1980-х в клешёных брюках - кстати, не отсюда, а откуда-то из Брянской области:

35.


Самая интересная костёнская венера снабжена даже украшениями, скорее всего выполнявшими роль оберегов. Ну а что красота женщины с точки зрения первобытного человека равнялась исключительно её способности родить крепкого ребёнка - думаю, и пояснять не стоит.

35а.


Прочие стоянки Костёнок разбросаны по селу и окрестностям в радиусе нескольких километров. По каким-то из них я мог пройти и не заметить. По асфальтовой улице один за другим ехали туристические автобусы, в основном со школьниками - к концу учебного дня они возвращались в Воронеж:

36.


Обратно я шёл через косогоры, не спеша пешком до трассы - более короткий пеший путь в Костёнки начинается через пару километров после "официального" поворота.

37.


И с холмов этих всё так же виднелись две атомные станции - заброшенная в Воронеже:

38.


И новенькая в Нововоронеже. Вот куда привела человека погоня за мамонтом. И куда ещё приведёт?

38а.


В следующей части от мамонтов перейдём к бобрам - в Воронежском заповеднике.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Низы.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Север.
Воронеж. Сектор Газа
Костёнки. Где человек стал человеком.
Воронежский заповедник. Быть бобру!

https://varandej.livejournal.com/964969.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж. Часть 7: Сектор Газа

Среда, 31 Мая 2018 г. 02:02 (ссылка)



Когда в детстве я слышал по висящему в комнате телевизору новости об очередном кровопролитии в Секторе Газа, у меня не было ни малейших сомнений - там кого-то потравили газом! Как оказалось, такие ассоциации далёкий ближневосточный топоним вызывает не у меня одного: в Воронеже в советское время Сектором Газа называли целый район, где "шинный, ТЭЦ, ВоГРЭС, эС-Ка" полыхали мутными факелами и распространяли резиновую вонь на весь город. И вот в этих-то индустриальных дебрях, где гопники однажды избили Супермена, из семьи рабочих авиазавода, да и сам рабочий завода видеомагнитофонов, явился в большой мир простой русский панк Юра Клинских по прозвищу Хой. Из группы "Сектор Газа!".

В прошлых частях я показывал окраины Воронежа - аграрно-воинский Север и ядерно-космический юг. Ну а в завершение рассказа о столице Черноземья отправимся на Левый берег, представляющий собой длинную цепочку районов между Воронежским водохранилищем и трассой "Дон" вдоль Великой Курортной железной дороги. У каждого района там своя история, и Сектор Газа - лишь один из них. Присутствует ненормативная лексика.

Сам по себе рассказ про Левый берег выйдет неполным без отсылки к первой части, посвящённой видам, колориту и железнодорожным станциям Воронежа. Там я рассказывал о 4 длинных мостах через "водохранку" - железнодорожном Отрожском, двухъярусном Северном, расходящимся парой дамб Чернавском и одиноком Вогрэсовском. Ещё - о железнодорожных станциях: Воронеж-1 близ центра стоит на боковой ветке, а основной ход на юг пролегает через пару левобережных станций Отрожка и Придача, и на последней как раз за то время, что я писал эти посты, открыли новый вокзал Воронеж-Южный. Ну а мы пойдём по районам Левого берега с севера на юг.
Первыми идут две Отрожки, разделённые Отроженским мостом и железной дорогой с огромной промзоной вагоноремонтного завода (1912). Привокзальная Отрожка, ныне ставшая "Отрожкой по умолчанию", лежит от путей к северу и не примечательна в общем ничем. Старая Отрожка выросла из деревни, с 17 века принадлежавшей Акатову монастырю (см. здесь). Об этом напоминает массив частного сектора Колдуновка, чудом уцелевший посреди многоэтажек, да симпатичная Казанская церковь (1909), которую я видел лишь издалека:

2.


От Северного моста до Чернавского - исторический район Придача, лежащий, впрочем, довольно далеко от одноимённой станции. Его северная, более новая часть, известна как Остужева - по главной улице, спускающейся с Северного моста за железную дорогу и трассу "Дон". Площадь Остужева с "крокозяброй" опор бывшего трамвайного кольца я также показывал в первой части. И над путями - многоэтажка с мозаикой-кораблём, построенная в своё время для финских специалистов, строивших в глубине СССР завод бытовой техники "Видеофон":

3а.


Напротив - ТЦ "Линия", бывший ДК "Электроника", прославившийся в 1988 году тем, что не Хой выступал здесь, а Цой - с единственным в Воронеже сольным концертом. Сама "Электроника" была основана в 1957 году для производства полупроводниковых приборов, и различные связанные с ней объекты буквально пронизывают Остужевский район.

3.


"Видеофон" после распада СССР канул в Лету, "Электроника" ещё существует, пройдя пяток реорганизаций, но по словам встречавшего меня в Воронеже человека, в зданиях её пыль времён Застоя и 50-летний сотрудник считается молодым. О былом высокотехнологичном лоске напоминает лишь архитектура - здесь много интересных многоэтажек 1970-80-х годов:

4.


Южнее Остужева, за заливом, спускаясь к Чернавской дамбе, лежит Старая Придача, историческое сердце Левого берега. Она начиналась в 1616 году с заставы, на которой селились однодворцы - старинное сословие, образовавшееся на южных рубежах из дворян, стрельцов, казаков, касимовских татар и других привилегированных категорий, обедневших до уровня простых крестьян. Иными словами - вроде и служилый люд, порой знатных фамилий, а всё имение - один двор. И как результат, однодворцы уже не несли государевой службы, но по-прежнему обороняли южные рубежи - на уровне своих наделов. Они платили налоги и призывались в рекруты, но имели фамилии, не подлежали телесным наказаниям, владели землёй и даже, - если деньги будут, - крепостными крестьянами. Петровские реформы открыли многим однодворцам путь во дворянство, и в общем в 18-19 веках это сословие существовало половинчато - государственные крестьяне, имевшие право выбиться во дворянство. В 1866 году, когда рубежи лежали за тысячи вёрст от их владений, одновдорцы окончательно перешли в сословие крестьян, с отменой крепостничества не имея даже никаких преимуществ перед соседями. Но держались они вплоть до революции особняком и в жёны брать старались однодворок. Крепкий южный куркуль, готовый в любую секунду защищать свою землю от кого ни попадя - это, пожалуй, и есть однодворский потомок. Крестьяне и мещане же их не любили, и среди множества прозвищ однодворцев было и "панки" - то есть, "господишки".

5.


От Отрожки да ВоГРЭС, через большую часть Левого берега почти по прямой на 9 километров тянется Ленинский проспект - пожалуй, самая мощная из воронежских улиц, просто потому, что нигде на правом берегу нет такого явного "стержня". С очередного кольца видна обезглавленная Рождественская церковь (1856) с кадра выше, у которой можно свернуть к водохранилищу на улицу Димитрова. По дороге ещё и симпатичная банька 1930-х годов:

6.


И заставленная машинами площадь, на которой добрая половина прохожих - молодые ребята с бесстрашными лицами, облачённые в синие кители. Увы, как-то так вышло, что в кадр мне не попал ни один - ибо снимал я предельно украдкой, видя, что с крыльца на меня глядит солдат. Миг-29 на постаменте даёт понять, что здесь - Воронежская военно-воздушная академия имени Жуковского и Гагарина, большая часть которой переехала сюда в 2011 году из Москвы. Более того, в Белокаменной ВВА, располагавшаяся в Петровском дворце на Ходынском поле, была тем самым местом, где проходил отбор и начальную подготовку Первый отряд космонавтов.

7.


Но сами её здания историю имеют куда более давнюю: этот квартал начинался в 1797 году как суконная мануфактура Тулиновых, чей "проклятый старый дом" я показывал в одном из постов о воронежском центре. В 1844 году Тулиновы умерли - было их трое, и всех троих за один год скосили разные обстоятельства. Наследником их стал Филипп Вигель, и мало того, что "проклятый старый дом" и его сделал бездетным вдовцом, так ещё и фабрика не обрадовала: в 1857 году здесь случилась забастовка работниц, для России тех лет событие столь необычное, что мануфактуру свою Вигель в итоге закрыл. С 1862 года здесь разместились Предтеченские штрафные казармы, капитально реконструированные в 1910-х годах - с тех пор сохранились старые корпуса и выглядывющая из-за них церковь Святого Пантелеймона. Ну а в 1963 году в них открылось лётное училище, в эпоху "сердюковщины" объединённое с московским.

8.


Южнее, на затоне Треугольник между дамб Чернавского моста, лежит Новая Придача - пожалуй, самое густонаселённое, но довольно невзрачное место Левобережья. Дальше начинаются владения ВАСО - Воронежского авиазавода, и не стоит удивляться, когда из зелени у проспект вдруг появится вертолёт:

9.


От Старой Придачи к ВоГРЭСу у Ленинского проспекта есть дублёр - Ленинградская улица на краю авиазаводской промзоны. Между ней и проспектом лежит небольшой Парк Патриотов (не путать с парком "Патриот"!). Раньше здесь стояла довольно громоздкая скульптура солдата, ломающего руками свастику, но в 1989 году памятник снесли (!) и построили на его месте музей-диораму битвы за Воронеж. К котором прилагается небольшой парк военной техники без каких-либо уникумов:

10.


Но с таким вот потрясающим ракурсом:

10а.


С другой стороны Ленинского проспекта к берегу Воронежа спускается парк Алые Паруса, в глубине которого есть остатки старых водокачек и много всяких забавных штук вроде бутофорского маяка или "города скворечников". Где-то там, вроде бы, поставят возвращённый баркалон "Меркурий", который за время написания этих постов сняли с почти завалившегося постамента посреди воды и увезли на реставрацию. За Алыми Парусами - Белые паруса, три характерных многоэтажки-пирамиды конца 1990-х годов, организующие всю панораму Левого берега со стороны центра.

11.


Оттуда же, из центра лучше, видны непостижимо гигантские цеха авиазавода. Сборочный цех выглядит так, будто у него рухнула крыша - но нет, просто такая конструкция: арки наподобие ферм моста держат плоский потолок. О том, что в Воронеже есть авиазавод, я впервые узнал из "Судьбы человека": "Дети кашу едят с молоком, крыша над головою есть, одеты, обуты, стало быть, все в порядке. Только построился я неловко. Отвели мне участок в шесть соток неподалеку от авиазавода. Будь моя хибарка в другом месте, может, и жизнь сложилась бы иначе... [....] Но пишет не Ирина, а сосед мой, столяр Иван Тимофеевич. Не дай бог никому таких писем получать!.. Сообщает он, что еще в июне сорок второго года немцы бомбили авиазавод и одна тяжелая бомба попала прямо в мою хатенку. Ирина и дочери как раз были дома... Ну, пишет, что не нашли от них и следа, а на месте хатенки - глубокая яма...

12.


Основанный в 1929 году как авиазавод №18, вплоть до распада СССР он оставался главным предприятием города. Первыми его серийными изделиями были бомбардировщики ТБ-3, из Воронежа и "краснокрылый гигант" АНТ-25 для Валерия Чкалова (см. здесь) с его рекордами дальних полётов. С началом войны на авиазаводе №18 было развёрнуто первое в СССР крупносерийное производство штурмовиков Ил-2, ставших за время войны самыми массовыми военными самолётами в истории. Т-34, Ил-2 и "Катюша" - известнейший триптих советского Оружия Победы, и две машины из него впервые начал делать именно Воронеж. Ну а к "Судьбе Человека" вопросов много не у меня одного: к лету 1942 года авиазавод №18 уже монтировался в Куйбышеве на Безымянке. Там он и остался и называется теперь "Авиакор". А напротив не остывших руин Воронежа уже в 1943 году заработал новый авиазавод №64, и два года спустя воронежские Ил-10 громили немцев под Берлином. После войны ещё несколько лет, скорее по инерции, Воронежский авиазавод строил бомбардировщики, в том числе одни из первых советских "стратегов", но уже в 1950-х годах полностью перешёл на гражданские самолёты. Среди многочисленных авиазаводов СССР он занимал примерно ту же нишу, что Черноморский судозавод в Николаеве среди верфей - здесь строились самые большие и сложные широкофюзеляжные пассажирские самолёты. Высшим достижением воронежских авиастроителей стал, конечно же, Ту-144 - первый в истории сверхзвуковой авиалайнер, из Москвы в Алма-Ату долетавший за пару часов. Основными изделиями ВАСО (Воронежского авиастроительного общества, как называется завод с 1993 года) стали Ил-86 и Ил-96, и на особом положении этот завод хотя бы потому, что здесь построили и периодически обслуживают российский Борт №1. На заводской аэродром он и садится, если Первое лицо решает навестить Воронеж. На "Боинг" же президент не пересядет никогда, а значит хоть в каком-то виде ВАСО будет жить:

13.


Вместе с аэродромом ВАСО крупнее, чем весь исторический центр Воронежа, и даже железная дорога под краешком площадки ныряет в 800-метровый тоннель. С юга, на углу Ленинградской улицы с улицей Полины Осипенко, в площадку вклинивается Парк Авиастроителей с зоопарком и живописным фонтаном "Ракета". Да и на мозаиках детско-юношеского центра "Радуга" - не лётчик, а целый космонавт:

14.


Рядом - заводская баня (1939):

15.


С другой стороны парка - главная в подбрюшии ВАСО улица Циолковского. В этих длинных домах (1929-30), выходящих к ней торцами, жили те, кто делал самолёт для Чкалова:

16.


Напротив - ДК имени Ленина явно 1950-х годов и невзрачный внешне стадион "Буран". К "советскому Шаттлу" ВАСО вроде бы отношения не имело, и хотя космические заводы в Воронеже тоже есть, они стоят на правом берегу. Стадион же прославился тем, что в 1989 году на нём впервые в Воронеже выступала "Гражданская оборона". К Егору Летову тогда подошёл какой-то гопник, сказал "Привет!", но вид его был таким разочарованным, что Летов понял сразу - на этом разговор и закончится. Отыграв свою часть концерта, Егор увидел "гопника" на сцене - он оказался ни кем иным, как Юрой Хоем из молодого "Сектора Газа": Летов был его кумир, но при ближайшем рассмотрении оказался вовсе не крутым анархистом, а задохликом в очках. И оставив себе его клич "Хой!", Юра двинулся дальше.

17.


Отсюда рукой подать до проходной ВАСО, и немаленький двухэтажный торговый центр "Полёт" - ни что иное, как бывшая столовая завода.

18.


В принципе, по меркам российского гражданского авиапрома, дела тут идут в общем неплохо - да, не 30 000 человек тут работает, как в старые добрые времена, но всё ж таки - 6000, и существует завод в прибыль. Парковка перед проходной уставлена машинами, и всё же... Поток рабочих из проходной тут выглядит примерно как среднеазиатские реки по осени - тонким журчащим ручейком в непропорционально огромном русле:

19.


В сквере - Ил-2, как и самарский аналог, извлечённый в 1970-х годах из прифронтового болота и отреставрированный силами старых работяг по "памяти руки". Всего авиазавод №18 сделал более 15 тысяч подобных машин, но большую их часть - всё-таки в Куйбышеве.

20.


Вдоль улицы Циолковского - административные корпуса и проходные 1930-х годов:

21.


22.


Высокое здание заводской бухгалтерии с кадра выше при Советах в шутку называли синагогой - думаю, не сложно догадаться, почему. А вот часовня рядом с ней - уже вполне всамделишная:

23.


Напротив - спортивный клуб "Буран" явно довоенной постройки, может быть изначально служивший Дворцом культуры:

24.


Дальше улица Циолковского прерывается станцией Придача, но мы к ней ещё вернёмся чуть позже. А пока что поедем к Вогрэсовскому мосту по улице Героев Стратосферы. На южной её стороне дворы упирается во владения другого индустриального гиганта - "Синтезкаучук", основанного почти одновременно с авиазаводом - в 1928 году. Его сооружения точно так же лучше всего видны с другого берега водохранилища, и вид их знакому всякому, кто когда-либо видел нефтеперерабатывающий завод. Но НПЗ обычно стоят где-то за городом, а вот эСКа воткнули в густонаселённый район. И потому:
Шинный ТЭЦ, ВоГРЭС, эС-Ка - Сектор Газа!
Здесь не дожить до сорока - Сектор Газа!

Вот он, собственно, этот Сектор - южная часть Левого берега:

25.


Хотя того "газа" тут давно уже нет - и ослабела здешняя индустрия в разы, и об экологии пришлось подумать. По словам встречавшего меня человека, раньше над эСКа горел факел, а ветер доносил даже не запах, а просто что-то неприятное в воздухе, за многие километры. Теперь же здесь дышать не труднее, чем в любом другом воронежском районе, и название Сектор Газа из народной топонимики ушло. На улице Героев Стратосферы - чрезвычайно мощный сталинский ансамбль во владениях двух заводов:

26.


Так как снимал я в основном из окна машины - все дома на этих кадрах справа, ближе к ВАСО:

27.


И помимо архитектуры впечатляет тут и общий колорит, девственно-советский:

28.


29.


30.


Завершает самый роскошный в Воронеже сталинский ансамбль дом с башней (1940) на углу Героев Стратосферы и Ленинского проспекта. Сталинок со шпилями и башнями в Воронеже как городе Первого Адмиралтейства в принципе много, и эта - может даже не самая мощная, но точно эффектнее всех стоит:

31.


Напротив - заброшенный Дворец культуры имени Кирова (1954), на котором даже реклама успела выцвести. А ведь когда-то был не просто ДК завода "Синтезкаучук", но и центр рок-культуры в Воронеже:

32.


Буквально с другой стороны от Дворца - новенький торговый центр:

33.


За рекой - блестящий город на высоком зелёном берегу:

34.


В обиходе это место известно как Кирова, а официально - как Сквер Защитников Воронежа, и камень в его глубине с привинченной табличкой напоминает о том, что во время битвы за город именно здесь не дали немцам форсировать реку.

35.


7-этажная сталинка такой высоты не случайно - она очень красиво вырастает из полотна Вогрэсовского моста:

35а.


А вот и сама Воронежская ГРЭС (1931-32), довлеющая в воронежском пейзаже:

36.


Хмурым вечером мы заехали на опустевшую площадь у её проходной, где в это время было слышно лишь негромкое гудение в трубах:

37.


Перед площадью - маленький, но явно довоенной постройки Клуб Энергетиков, так же известный как ДК ТЭЦ. Печальный сторож, увидев меня, сказал, что тут запрещено фотографировать - но с таким почти что страхом, что я его не послушался. Ведь с этим зданием связана одна из вех русского рока:

38.


До Воронежа, хоть и была это глубокая провинция, в 1980-х годах тоже доходили ритмы рока, и смог Сектора Газа порой сдувал далёкий ветер перемен. Однажды из Ленинграда сюда вернулся работяга авиазавода, здоровый и угрюмый Саша Кочерга. Это была его настоящая фамилия, на мой взгляд ещё более звучная, чем кличка - Ухват. Вернулся в свой город он с Идеей - в Северной столице неизгладимое впечатление на воронежца произвёл Ленинградский рок-клуб, и Кочерга задумался о создании чего-то подобного на своей малой родине. Дальше нашлись связи, и едва ли не старейший рок-клуб советской провинции открылся в самом суровом районе в меру патриархального города. Сильных групп в тогдашнем Воронеже не было, но в лице рок-клуба Ухват создал среду. На самом деле источники в интернетах в показаниях не сходятся, и чьим мемуарами верить - я не знаю: в том бурном и пьяном времени даже у многих очевидцев могла перепутаться память. Как бы то ни было, в 1980-х года воронежский андерграунд существовал меж трёх сцен - ДК Кирова, ДК ТЭЦ и ДК 50-летия Октября на Правом берегу, который я показывал в "космической" позапрошлой части. И в каком-то одном из них Юра Хой дебютировал 5 декабря 1987 года в сольном варианте, в каком-то другом 8 июня 1988 года - в составе полноценной группы "Сектор Газа", а в каком-то третьем (скорее всего в "Полтиннике") записывал ранние альбомы. По основной версии, именно ДК ТЭЦ был базой Воронежского рок-клуба в 1985-89 годах:

39.


"Я живу на Ваях, мне, поверь, не ведом страх..." - улица Циолковского, прервавшись станцией Придача, продолжается за железной дорогой, которую объехать можно лишь крюком в несколько километров. Народное название "Ваи" напоминает, что его вполне мог бы облагородить Воронежский авиационный институт, задуманный как профильное предприятие авиазавода, и сама конфигурация улиц явно сходится к так и не построенной эстакаде. Однако ни института, ни прямой дороги в город не сложилось, и теперь затянутые гарью "Синтезкаучука" Ваи - это завозкалье-в-заречье, глушь по меркам глуши, задворки задворок:

40а.


И вот здесь. в пятиэтажке в глубине двора, на улице Циолковского, 119, жил да был Николай Митрофаныч Клинских, ещё один работяга с авиазавода, который в свободное время был не дурак поиграть на гитаре да писал стихи, с которыми даже ходил по редакциям. В доме его звучал рок-н-ролл с западных пластинок, и в чуждой музыке да доморощенной поэзии рос у Николая сын Юра. Учился мальчишка так себе, ни отличником не был, ни хулиганом, но отцовские увлечения начал дополнять своими - от "Вия" до американских фильмов ужасов. Пел он порой под гитару в дворой компании, и в обычных этих "песнях нашего двора" порой откуда-то появлялись зомби да вампиры. Потом парня загребли в армию, и служить упекли аж на Дальний Восток в Благовещенск. Вернувшись в 1984 году в Воронеж, он зажил обычной жизнью парня с окраины - то ГАИшником работал, то охранником, то, как и отец, заводским рабочим. Только не на авиазаводе, а на "Видеофоне", который недавно достроили финны из Дома с корабликом. А ещё - хаживал в рок-клуб, помогал его обустраивать да слушал чужие песни. Свой человек в милицейской форме для рок-тусовки был подарком, равно как и свой человек на "Видеофоне", поэтому знали Юру и музыканты, и сам Ухват. И вот однажды на каких-то посиделках, где дым дешёвых сигарет вытеснял дым вонючих заводов, Юра спел всё тому же Ухвату десятка два своих песен...

40.


Пятиэтажка Юры Клинских сходу выделяется обилием замазанных граффити. Почти в такой же, только панельной, жил и Егор Летов, но тот берёг родной Омск от своей славы, а здесь последние панки явно бывают порой. Говорят, клич "Хой!" придумал Летов по аналогии с "Ой!", которым приветствовали друг друга английские неформалы. Но "Хой!" - это ещё и давнее русское "Гой!", только с южным выговором. Разве не был панком тот же Василий Блаженный, что при виде зверских казней скинул портки да подбежал мимо опешевшей стражи к царю, чтобы в лицо сказать ему о неправде? Панки-блаженные, хиппи-странники да садо-мазо из "Домостроя" - на Руси очень давние традиции неферства, и более того, вплоть до советских времён неформалов в России любили. Так и родился на пропитанных дымом заводов пролетарских окраинах чернозёмного города этот особый "русский народный панк" с его прорвавшейся из темноты молитвой:

Помоги же мне Господь
Кошу-падлу заколоть,
И бессмертному козлу
Помоги дать по еблу!


41.


Над родною страной солнышко встаёт,
А российский мужик пьяный уж орёт:
Наплевать на колхоз, "тьфу!" и на завод,
Девяносто второй выдержать бы год
!
****
Над станицею туман - это курит атаман,
А казак с казачкой хлещут самогон.
На плацу мат-перемат, есаул лежит в умат,
И завален пузырями весь прогон
.
****
Из-за леса из-за гор показал мужик топор
Но не просто показал - его к хую привязал
!
****
Я не верю гороскопам, я не верю докторам,
Я живу в квартире среди голых стен,
Я ненавижу белый свет, я ругаюсь по ночам,
Я подсыпаю утром тёще в чай пурген!
Я Мразь!

****
На могиле на плите я был зачат нечистой силой,
Когда полная Луна светило ярко над могилой.
Старый склеп предохранял меня от солнечного света.
Я рождён в гробу - а это значит, ваша песня спета!

****
Я принёс чеснок и свечи - положи их на стол,
Я принёс святую воду и осиновый кол,
Твои слёзы не помогут - не дрожи, кол возьми,
Если я приду другим - ты им сердце мне проткни
.
****
Мораль песни такова - ни мертвецы и не вампиры
Не бывают так опасны, как прогнившие сортиры
!

Как и многие другие герои того Бронзового века русской поэзии, Хой пришёл вовремя. Цой или Летов готовили почву для перемен, а он воплотил эти перемены, не стесняясь ни в темах, ни в лексике. Одна из моих любимых сцен фильма "Игла" - драка в кафе под какую-то милую советскую песню про влюблённых. Вот всё, что было зажато - оно и вырвалось на свободу, как у пьяного профессора, танцующего в нестиранных трусах на кафедре. В начале 1990-х до 40% всех продаваемых в стране кассет приходилось на "Сектор Газа"... но лишь 1% из них продавался лицензионно. Пиратскими бывали даже концерты - как Юра выглядит, знали немногие, и под видом "Сектора Газа" да с фонограммой по клубам свободно падавшей страны катались мошенники. А Хой жил всё в той же пятиэтажке, завёл жену Галю, двух дочек (к слову, вполне состоявшихся в жизни) и любовницу Олю. Так прошли "лихие 1990-е".

42.


За ВоГРЭС Сектор Газа продолжается районом Машмет, раскинувшемся между эСКа и Воронежским шинным заводом. Название ему дал другой завод "Рудгормаш", но теперь я его даже не нахожу на карте. Более всего Машмет мне запомнился забавным видео, где ведущий увлечённо знакомит читателей с местной популяцией гопников. "Никто не помнит, откуда появилась древняя традиция кидать мусор мимо мусорки...". Мощные микрорайоны у шинного завода сменяются ближе к водохранилищу частным сектором - из тех, где все друг друга знают, а за высокими заборами творятся тёмные дела.

43.


Из ниоткуда в никуда, начинаясь и заканчиваясь тупиками, здесь проходит Барнаульская улица, а вот в этом домике №9 4 июля 2000 года не стало Юры Хоя. О том, как это произошло, говорят разное. По официальной версии, накануне очередного концерта у 36-летнего музыканта случился сердечный приступ. И это даже не кажется нелогичным, учитывая, что образ жизни он вёл весьма далёкий от "здорового". Альтернативное мнение - что Клинских сгубил героин. Это в общем-то история не редкая, и что колоться или нюхать - натуральная болезнь рок-звёзд, давно не секрет. Как и то, что в любой стране мира полиция и наркодиллеры в такой ситуации предпочтут разойтись полюбовно, дабы не ославиться на весь мир: на Западе певцы и актёры тоже мрут в гостиницах ВНЕЗАПНО и без объяснения причин. Про Хоя мне попадалось на глаза какое-то журналистское расследование, согласно которому в этом доме много лет действовал наркопритон. А вот я через вторые руки услышал эту историю так: здесь Хой пил с друзьями... он вообще тогда много пил, пытаясь "завязаться". Потом в доме появился какой-то мутный мужик, Юра уединился с ним на полчасика, вышел чуть-чуть изменившимся, присел и как-то очень быстро "отошёл", так что это даже не сразу заметили.
А может просто прошло его время: кончились лихие 1990-е, а в тучных "нулевых годах" скоморох, что говорил миру неприличную правду, обречён был превратиться в клоуна.

44.


За Машметом - ещё какие-то районы и дорога на Таврово (см. позапрошлую часть). Мы же снова поедем в сторону центра - по Ленинскому проспекту на широте авиазавода:

45.


Мощный сталинский фасад тянется и тут, понемногу сменяясь хрущёвками:

45а.


Этот район в старину назывался Монастырщенкой и был угодьями стоявшей точно напротив Успенской Адмиралтейской церкви. Позже Монастырщенкой владел Акатов монастырь, а свою Успенскую церковь здесь построили лишь в 1848 году. Она же на заглавном кадре, отделённая от Ленинского проспекта зелёным лугом:

46.


А от реки - новеньким "человейником" и зданием Воронежской духовной семинарии, в полукруглом дворе которой гуляет явно не церковный народ, а просто семьи с детьми и колясками. В суровом Секторе Газа церковный двор - просто самое тихое и безопасное место:

47.


"На Вогрэсовском мосту церковь обокрали,
В жопу выебли попА, и в колокол насрали!
" *
* - автор поста категорически осуждает тех, кто это сделал.
Непосредственно у моста церквей нет, но Успенская на Монастырщенке - к нему ближайшая, а значит история из частушки могла относиться к ней. Но именно здесь отпевали Юру Хоя, а потом прощались с ним в ДК "Луч" (его местонахождения я так и не смог опознать). И только представьте на храмовом дворе толпу разукрашенных панков!

48.


Ну а культовым местом "Сектора Газа" в Воронеже стала, конечно, Могила. Огромное Левобережное кладбище лежит за Ваями и авиазаводом, у самой трассы "Дон". Район рядом с ним, по огромной нефтебазе, всему Воронежу известен как Баки:

49.


Рядом с некрополем строится церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи какого-то раннехристианского вида:

50.


А путь к могиле Юры нам указал Путеводный рулон:

51.


Если Стена Цоя есть в каждом крупном городе, то Стена Хоя - одна, но зато тянется почти на два километра, сначала вдоль Баков, потом вдоль трассы "Дон". По ней и нужно идти к могиле, но не каждый дойдёт туда без автографа:

51а.


Краснорылый лупоглазый чёрный вурдалак -
Человеку враг.
Ночью не шатайтесь по погостам просто так -
Вас поймает, разорвёт и сьест ночной мудак.
Вурдалак! Фак!

****
Сейчас меня тошнит немного, нужен мне гемоглобин,
Ты поставь на стол вино, красное, как рубин.
Остаётся лишь напиться - я пока ещё живой.
Ломит у меня в зубах, и в ушах какой-то вой
.
****
А куда шагнуть - Бог подскажет путь,
Бог для нас всегда бесплотный вождь.
Нас бросает в дрожь - вдруг начался дождь,
Нас добьёт конкретный сильный дождь.

Но мы пройдём опасный путь через туман...


Пока мы шли, за спиной собиралась гроза. Атмосфера обретала готичность, и кажется, я бы совсем не удивился, действительно встретив посреди кладбИща нечистую силу.

52.


Но встретили - людей. Впереди на одной из могил сидела немаленькая компания, и пусть одеты они были "по цивилу", я сразу узнал неформалов. Вдруг налетел первый порыв ветра, и с сухого тополя сорвался сук толщиной в руку да угодил одному из ребят по спине. От смерти парня отделяли считанные сантиметры - попади полено ему в голову, мы стали бы свидетелями несчастного случая. Ну а так панки лишь переполошились и перевозбудились, а появившйся рядом "фотограф", тем более сам с хаером, сделал их восторг абсолютным.

53.


Подобные тусовки - судя по всему, привычная часть Могилы Хоя, и это отличает её от пафосной могилы Цоя или тихих укромных могил Егора Летова и Янки Дягилевой. Рядом с нынешним надгробием - ещё несколько расколотых плит, напоминающих о том, какие тут кипят порою страсти. Но в этом и красота панка, даже если он "русский народный". Панк - самая честная из субкультур.

54.


И бессмертному козлу
Помоги дать по еблу
...

На чём и закончу рассказ про Воронеж. На лето остаются его окрестности - первобытные Костёнки и Воронежский заповедник с бобрами. На следующий приезд - по сути дела всего несколько точек, которых я вряд ли наскребу даже на отдельный пост. Ну а в ушах у меня сейчас не песни панков из Сектора Газа, а свист ионного двигателя из КБХА - уже сегодня я еду на Байконур.

Вернусь через две недели.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Низы.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Север.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.

https://varandej.livejournal.com/946629.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж. Часть 6: Север юга

Среда, 30 Мая 2018 г. 14:09 (ссылка)



Если воронежец собрался на Север, не стоит напоминать ему о термобелье и накомарнике: Север "по умолчанию" здесь - это район города, самый современный, плотный и многоэтажный. Физической его границей служит железная дорога, а исторической - линия фронта, которую в 1942-43 годах за 212 так и не смогли прорвать немцы и венгры, почти без боя занявшие центр. В прошлой части мы ездили на юг, к космическим заводам и атомным станциям, а на Севере есть следы бомбёжек Воронежа, роскошный старый кампус аграрного университета, колоритные Мокрые дворы и котёнок с улицы Лизюкова.

Воронежский Север, как и положено Северу, довольно велик, и даже картой "Город на ладони", как обе половины центра, не охвачен. Достопримечательности его рассеяны посреди микрорайонов, в которых живёт добрая треть населения города, так что будет в этот раз не единая прогулка, а "прыжки" на автобусах от объекта к объекту. Ну а начнём прогулку на Дороге в Никуда - так воронежцы по старой памяти называют пугающе высокую (до 40 метров) эстакаду, продолжающую колоритнейший Северный мост (см. первую часть). Дело в том, что пока её строили в конце 1980-х - сменились времена, в страну пришло право собственности и приоритет индивидуального над коллективным, и на пути эстакады горой встал один дом, хозяева которого ни в какую не желали переезжать. Может быть, и предлагали им за переезд неадекватно мало, а может быть взыграл "синдром Химейера" (хотя американец в те годы только-только начинал вынашивать план мести), но в итоге тяжба длилась до конца 1990-х, и решилась, по мнению встречавших меня людей, не без помощи бандитов. Эстакаду пустили лишь в 2003 году. Под ней - недавно реконструированный какой-то европейской фирмой Центральный парк и утопающий в его зелени район Берёзовая роща:

2.


Дорога в Никуда, причалив к высокому берегу, становится улицей Бурденко, которая, конечно же, ведёт к больнице. Вернее, даже к двум по разные стороны места, где стояла третья. Там теперь стоит Князь-Владимирский храм (2011):

3.


А сама больница, построенная по проекту московского архитектора Дмитрия Чечулина (он же автор Высотки на Таганке, гостиницы "Пекин", павильона Украины на ВДНХ и Белого дома), приняла первых пациентов в 1940 году. Безусловно, это была одна из лучших больниц Советского Союза, но почему-то именно больницы очень часто становятся узлами уличных боёв. Прямо через это здание несколько месяцев проходил фронт, причём по словам местных, к началу боёв отсюда даже пациентов не эвакуировали. Обе стороны занимали больничный городок несколько раз, а значит и прилетало по нему что от наших, что от немцев. И в общем до освобождения города новостройка дошла не подлежащей восстановлению.

4а.


Но доломав руины, власти пошли на сильный ход и сохранили в качестве памятника Ротонду - пристроенный к больнице с северо-запада учебный корпус для студентов-медиков. Теперь она стоит в ограде Князь-Владимирской церкви:

4.


Навскидку я могу вспомнить ещё минимум два здания, лежащих в руинах с войны - знаменитую мельницу в Волгограде да усадебный дворец в Обнинске, и если первую руину берегут как часть мемориала, то вторую просто за все эти десятилетия некому было восстановить. Но воронежская Ротонда как-то меньше похожа на дом и больше на памятник, и более всего напомнила мне разрушенный монумент на Саур-Могиле:

5.


Под решёткой - подвал. Ротонда фактически заброшена, и то, что не доделала война, продолжает доделывать время:

5а.


Но куски бетона пока ещё крепко висят на нитях стальной арматуры:

6.


Глядя на Ротонду, я был уверен, что именно в таком состоянии она и осталась после боёв. На самом деле выглядела она куда целее, но не последней мотивацией сноса больницы был кирпич, который требовался для восстановления других построек. Поэтому Ротонду в послевоенные годы "раздели", оставив лишь железобетонный остов, ну а купол её провалился и вовсе в 2008-м.

6а.


Ротонда стоит в довольно глухом углу в стороне от дорог, ведущих за Центральный парк. Напротив неё - квартал сталинских малоэтажек:

7.


Всему Воронежу известный как Мокрые дворы - в 1990-х местные жители массово обзавелись кустарными мойками, и каждый автомобилист в городе знал, что если нужно помыть свою красавицу - достаточно приехать сюда и посигналить.

8.


То есть, фактически здесь сформировался самый настоящий ремесленный квартал! Подобного я немало видел прежде в Средней Азии (например, в Маргилане) - когда в одной махалле у каждого дома сложены дрова, а в другой в каждом дворе сидит сапожник. Но в России, где и два соседа-то в одной избе договориться не умеют? Мокрые дворы - это апофеоз дворовой культуры Воронежа:

9.


Что особенно потрясающе, они выдержали конкуренцию, и хотя современных автомоек, в том числе самообслуживания, в Воронеже полно, здесь на домах по-прежнему видны еле заметные надписи "Сигналь!", а во двориках - мыльные лужи, шланги и бочки. У Мокрых дворов неповторимый запах, в котором смешиваются старое жильё, сырая земля и мыло:

10.


В дальней части квартала - деревянные домики, между которыми тоже вклиниваются мойки:

11.


На краю Мокрых двориков - школа, а в её ограде деревянная Рука Прометея. По окрестным кварталам, из окна автобуса, я видел ещё пару подобных скульптур, когда-то бывших засохшими деревьями - судя по всему, водится в этом чуднОм районе ещё и резчик-самородок, наподобие Джекнаварова из Симферополя или Якубовича с Рудного Алтая.

12.


Теперь отправимся дальше на Север, и тоже через развязки Северного моста. Проспект Революции за железной дорогой переходит в улицу Ленина, в Воронеже просто на удивление короткую и невзрачную. Проходит она по бывшей Троицкой слободе над крутым берегом, где есть свои достопримечательности вроде старых фабрик или межевого камня, поставленного в 1867 году по итогам тяжбы слобожан с железнодорожниками. Но в общем в топонимике Воронеж - город не ленинский, и проскочив по эстакаде над Дорогой в никуда, правобережная ось, словно исполнив долг и выразительно вздохнув "фух!", из улицы Ленина превращается в улицу Ломоносова.

13.


Которая ведёт "на Схи" - в постах о центре города я не раз упоминал Воронежский университет, эвакуированный из Тарту, но к его приезду Воронеж уже 5 лет как был вузовским городом. Экономический бум эпохи Николая II, помноженный на безумный рост населения, требовал от царских властей экстренной модернизации страны - иначе Русь-матушку либо иностранцы скупят, либо революционеры разорвут. Крестьянские долги по откупным, измельчание наделов на фоне демографического взрыва, и при этом огромная прибыльность сельского хозяйства для коммерсантов - все это требовало и к земле подходить по уму. И если в ранне-среднем СССР агроном да мелиоратор были примерно как сейчас экономист и юрист, то на всю Российскую империю начала ХХ века имелось всего два сельскохозяйственных вуза в Москве и Варшаве, и лишь в 1910-х годах царские власти с огромным трудом и скрипом согласись на открытие третьего. Место для него выбиралось между Воронежем и Омском, и в итоге Сибирь получила высшее сельскохозяйственное училище (о нём я тоже как-то писал), а Черноземье - полноценный вуз. Ещё можно вспомнить петербургский Политех Петра Великого, открывшийся на той же волне, но для подготовки промышленных кадров. Воронежский сельскохозяйственный институт имени Императора Петра I принял первых студентов в 1913 году, а выпустил аккурат на руины страны, которую не смогли спасти все эти запоздалые полумеры.

14.


При Советах из названия вуза убрали монархическое посвящение, в 1942-43 годах ВСХИ эвакуировался в Камень-на-Оби посреди Сибирского Черноземья, в 1967 году стал "имени Константина Глинки" (своего первого ректора), а в 2011 получил своё нынешнее название - Воронежский государственный аграрный университет имени Императора Петра Великого. Топоним "ВГАУ" местные вроде и понимают, но всё-таки лучше спрашивать "как проехать на Схи?". А приехать сюда стоит, потому что несмотря на жестокие бои в Великую Отечественную, красивейший кампус 1910-20-х годов прекрасно сохранился. В плане он представляет собой букву "Н" из односторонних улиц Ломоносова (движение на север) и Тимирязева (на юг), которые соединяет короткая улица Дарвина. Между ними - новые корпуса и общежития (позапрошлый кадр) и парк Константина Глинки (кадр выше), памятник которому сквозь ворота глядят на перпендикулярный обеим улицам Главный корпус (1912-16):

15.


Роскошное здание чем-то неуловимо напомнило мне Екатерининский дворец в Царском селе. В том числе - состоянием, из которого его восстанавливали в послевоенные годы. Ныне в облике ГЗ ВГАУ советским кажется разве что Ильич, да и тот судя по забавным детским "пропорциям" и ужимкам Чарли-Чаплина, скорее всего довоенный.

16.


На фронтоне - советский герб и посвящение царю:

17.


В здании сохранились интерьеры, в том числе роскошный актовый зал в стиле модерн со стеклянным потолком, как у теплицы. Но судя по тому, как мало в интернете их фотографий - попасть внутрь постороннему человеку и в учебное время непросто, что уж говорить про поздний вечер воскресения?

18.


Прямо в главный корпус "зашита" Крестовоздвиженская церковь, открытая в 1917 году и действовашая год до революции и уже 20 лет в постсоветское время. Не очень понимаю, как она устроена - над торцом корпуса со стороны улицы Ломоносова, куда я очень досадно забыл подойти (а там видно, что церковь - отдельно стоящее, хоть и вплотную к вузу, здание) сферический купол, а над двориком со стороны улицы Тимирязева - высокая башня. Как я понимаю, церковь всё же с "ломоносовской" стороны, а башня построена для каких-то вполне светских задач, но зато прекрасно видна с половины города, и потому увенчана крестом:

19.


С улицей Ломоносова у меня вообще как-то не задалось - приехал я сюда под вечер уставшим, и пройти эту часть кампуса то ли забыл, то ли поленился. Вот одно из общежитий, у которого я покинул автобус, но если бы я зашёл в его двор - увидел бы ещё одну церковь Святой Татьяны 2000-х годов, а если бы проехал на остановку дальше - нашёл бы конструктивистскую общагу с полукруглым фасадом да гусеничный трактор ДТ-75 на постаменте.

20.


Аллея в парке за главным корпусом - в Схи хорошо, и далеко не все из прогуливающих здесь людей - студенты:

21.


Вузовский городок я в итоге прошёл из конца в конец по улице Тимирязева. Ещё до Главного корпуса, ближе к Новым корпусам, стоят дома для работников вуза, которые в Воронеже считаются чуть ли не "уголком Петербурга". Все дореволюционные корпуса ВГАУ строились примерно в одно время - последние 5 лет перед революцией.

22.


На кадре выше - внушительных размеров Профессорский дом, и если из подъезда на меня смотрел такой мужик, что фотоаппарат доставать было некомфортно, то по двору под ручку прогуливались две женщины столь интеллигентного вида, что не вслушиваясь в их разговор (вполне бытовой на самом деле), можно было подумать, что они обсуждают перспективы генетики в сельском хозяйстве.
На кадре ниже - следующий по улице Директорский дом, похожий на дворец небольшой усадьбы:

23.


Дальше застройка кампуса прерывается лежащим напротив торца Главного здания Ботаническим садом, или вернее его узким длинным "отростком" - большая часть садовой территории лежит за Опытным поле. На той стороне - гараж да всякие сельхозмашины:

24.


Пользоваться которыми, рискну предположить, учат в ближайшем корпусе:

25.


Обратите внимание на архитектурный стиль, старательно подражающий петровскому барокко. Сейчас у Воронежа три столпа идентичности - колыбель русского флота, великие земляки и война. Тогда было лишь полтора, да и вуз не народным поэтам посвятили, а государю императору:

26.


Дальше по улице - Служительский корпус. Всякие садовники, повара да кочегары и с буйными студентами пожить не развалятся, а вот профессорам нужен покой.

27.


Хозяйственные здания - баня:

28.


Электростанция, а ныне технические мастерские:

29.


Конструктивистская общага 1920-х годов, куда более оригинальная, чем та, которую я проглядел на Ломоносова, да поодаль университетская больница (ныне городская поликлиника):

30.


За улицей Дарвина в кампус "зашит" стадион и квартал жилых домов от хрущёб до коттеджей, а за ними ещё и учебный гараж ВГАУ, наверное когда-то бывший конюшней. Причём - ездовой, потому что учебные конюшни, кошары, коровники, птичники и свинарники тут определённо были, да и сейчас, наверное, есть:

31.


А в самой дальней части студгородка ещё один вуз - Воронежский лесотехнический университет. В 1930 году ВСХИ разделили аж на 5 независимых вузов, 4 из которых вскоре снова воссоединились, а вот Лестех гордо остался сам по себе и даже эвакуировался в войну за тысячи километров от СХИ - в Татарстан. Не знаю точно, где Лестех размещался изначально, но нынешний корпус с портиком и башней явно воздвигнут после войны:

32.


Именно в Воронеже Лестех действительно уместен - местные степи, давно ставшие полями, примечательны обилием "оазисов" - кишащих бобрами мачтовых боров. Только близ Воронежа есть Шиловский, Тавровский (см. прошлую часть), Рамонский (был там в 2007-м) и собственно Воронежский леса, причём последний - ещё и заповедником.

33.


Дальше кампус незаметно переходит в обычные городские районы, и замыкает его Медное древо (2015) - небольшой памятник с капсулой времени. В отличие от предков, чьи капсулы со смехом и слезами вскрывались в 2017-м, здесь создатели проявили осторожность и заложили послание всего-то в 2030-й.

34.


В конце "нулевых", когда был Воронеж "славен" своими скинхэдами, чаще всего в новостях об убийстве очередного лаосца или нигерийца фигурировал именно сельскохозяйственный институт. Концентрация народа со всего мира тут и сейчас даже воскресным вечером впечатляет, и трое шедших мимо молодых узбеков сказали мне "Хэллоу, мистер!", как парой лет ранее кричали белым туристам, забредшим к ним в махаллю - может быть, и лично мне... Вузов в Воронеже много, но как я понимаю, самый интернациональный из них именно Схи, и в том, что Африка больше не голодает, есть и его вклад.

35.


У ВГАУ - ботсад, у ВГЛТУ - дендрарий, а за ними бескрайнее Опытное поле. Наш дальнейший путь - вон в те микрорайоны:

36.


Воронежский Север - самая новая часть города, всё это нагромождение построено в последние полвека:

37.


На перепаханной снарядами и бомбами земле - в 1942-43 годах здесь фронт уходил крутой диагональю примерно под 45 градусов к реке, и смещался туда-сюда на считанные километры: как битва на Сомме или на Марне, но только в предместьях города. Ближе к окраине есть круглый квартал, половину которого занимает чахлый сквер, известный как Роща Сердца или Роща Смерти - первое название ей было дано штабистами за форму на военных картах, второе - солдатами, потому что вряд ли кто-то сможет посчитать, сколько из них да с обеих сторон там нашли свою смерть. В основном, как в Донецке в 2014-15 годах, бои шли за аэропорт - огромное лётное поле раскинулось вдоль нынешних улиц Лизюкова и Хользунова, и в условиях непрерывных обстрелов стало тем рубежом, который почти невозможно пересечь. Привычная часть северных пейзажей - это воинские монументы:

38.


Сам аэропорт, однако, пережил войну, и лишь с 1971х года, с открытием современного аэропорта за городом, пошёл под застройку. Местные краеведы очень любят старый аэровокзал (1946), стоявший на улице Хользунова:

38а.


Главная улица Севера - Московский проспект, ближе к окраинам кажущийся настоящей автострадой. Практически совершенно прямой, он продолжает Плехановскую улицу за Заставой (площадью у моста через железную дорогу), но от памяти о войне не спрятаться даже в старых промзонах, которые он пересекает первые километры. Ныне покойный Воронежский экскаваторный завод имени Коминтерна был основан в Риге в 1897 как литейно-котельный завод Рихарда Поле, ещё в Первую Мировую, в 1915 году, эвакуировался сюда, а в историю Великой Отечественной вошёл как первое серийное производство "Катюш". Увы, там я не был, а вот Московский проспект ближе к центру Северного района. Статус "Города Воинской Славы" при заслугах Города-героя звучит почти унизительно:

39.


Среди тех, кто погиб в боях за Воронеж был и генерал-майор Александр Лизюков, летом 1942 году командовавший контрударом по наступающим немцам. В его честь и названа одна из главных улиц, проложенных по взлётке бывшего аэропорта. На ней, у перекрёстка с улицей 60-й Армии, под командованием Ивана Черняховского освобождавшей Воронеж - с 1970-х годов Парк Победы:

40.


Разбитый не где-нибудь, а на Поле Первого Десанта, с которого и начинался весь этот район. В 1929 году в далёком Таджикистане в городок Гарм, блокированный басмачами в узкой долине, Красная Армия перебросила подкрепление по воздуху. Англичане и американцы ещё в Первую Мировую забрасывали так передовые отряды в тыл врага и в крепости. Но как быть там, где самолёт посадить некуда? Первыми подготовкой парашютных десантов занялись американцы в 1927 году, первый в истории захват крепости парашютистами проделали в 1940 году немцы, и где-то на одной волне со своими потенциальными противниками развивал этот род войск и Советский Союз. Для подготовки первых "аэромотодесантных частей" и был создан в 1930 году аэродром севернее Воронежа. В грозовой день 2 августа 1930 года на место нынешнего Парка Победы высадился первый в истории Союза учебный парашютный десант, и эта дата раз и навсегда сделалась Днём Десантника.

41.


Культовый статус ВДВ обрели гораздо позже в сложнейших операция Холодной войны, "духовным отцом" их стал Василий Маркелов из Днепропетровска, а действующей "столицей" - Рязань... И может быть поэтому на воронежском памятнике - детство: три года спустя после Первого десанта аэродром перешёл гражданской авиации.

42.


На памятники улица Лизюкова в принципе богата. Ещё где-то тут иногда появляется памятник "Горшку" - то есть, Михаилу Горшенёву из группы "Король и Шут", весьма уместный в столице русского народного панка. Но так же быстро его и ломают, то ли местные власти, то ли последние скинхэды, и приехав на пару месяцев раньше, я бы застал Горшка близ памятника ВДВ, а вот cr2 пару лет назад он подвернулся у "Макдональдса" в самом начале улицы Лизюкова. По соседству с достопамятным Котёнком (2003):

43.


Котёнок с улицы Лизюкова, мульфильмом про которого я не проникся ни в детстве, ни сейчас, в Воронеже натурально четвёртый столп идентичности, каким-то чудом вставший вровень с Петром Первым, толпой поэтов и генералом Черняховским. Но зная историю этого района и зная, кем был человек с милой фамилией Лизюков, в памятнике Котёнку видишь нечто куда большее, чем забавные персонажи из доброго мультика. Это - памятник мирному детству:

44.


В следующей части, в завершение рассказа о Воронеже, отправимся на Левый берег, прямиком в Сектор Газа.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Низы.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Север.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.

https://varandej.livejournal.com/946293.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж. Часть 5, ядерно-космическая

Вторник, 29 Мая 2018 г. 16:22 (ссылка)



Конечно, не писал бы я в поте лица о Воронеже за два дня до отъезда на Байконур, если бы и он не имел отношения к космосу. В прошлой части я рассказывал про старый город на речном косогоре, где строили первые русские морские корабли. Теперь расскажу о районах юго-западнее центра, где строят космические корабли, а точнее - их двигатели, на которых творение рук человеческих впервые достигло 2-й космической скорости, а когда-нибудь, возможно, достигнет и 4-й.

Воронежский проспект Революции - примерно как Невский в Петербурге: вроде и витрина города, и действительно одна из главных улиц, вполне востребованная у местных, да только в логистике он лишь "один из", а даже не "первый среди равных". Как минимум не менее оживлёнными и по трафику машин, и по маршрутам автобусов выглядят улицы Плехановская и Кольцовская, начало которых я уже показывал в позапрошлой части. В этот раз начнём прогулку в одном из самых бойких мест Воронежа - на их перекрёстке:

2.


Который отмечает "Галерея Чижова" - на самом деле всего лишь торгово-деловой центр, где и моллы есть, и офисная высотка. В последней 25 этажей, она считается высочайшим зданием Воронежа, а на верхних её этажах, по словам местных, даже имеется смотровая площадка - вот только попасть туда можно лишь после 2-часовой экскурсии: Сергей Чижов, местный депутат и бизнесмен, своей Галереей явно очень гордится.

3.


Кольцовская до революции носила поэтичное название улица Лесных Дворов, и традиционно служила границей Старого Воронежа, примерно как Садовое кольцо в Москве или Полевая улица в Самаре. Начинается она у привокзальной площади (см. первую часть), уходит на юго-запад, и хотя при Советах переименовали её в честь поэта Алексея Кольцова, смысл вышел двойной - она действительно образует полукольцо по границе того, что осталось в Воронеже от Старого города.

4.


На Кольцовской, 2, в не пережившем войну доме у вокзал, жил Андрей Платонов. Неподалёку от него я показывал краснокирпичные Казённые винные склады и остатки электростанции Кадетского корпуса. Но большая часть Кольцовской - примерно такая, как на кадре выше: шумная, зелёная и непрошибаемо советская.

5.


А в перспективе Кольцовской - Высотка. В Воронеже как Городе Первого Адмиралтейства вообще какая-то особая любовь к сталинкам со шпилями - я уже показывал в прошлых частях пару рядовых домов да роскошную часовую башню Юго-Восточной железной дороги. Настоящая "сталинская сестра", как в Москве, Риге или Варшаве, в Воронеже планировалась на главной площади, да только борьба с архитектурными излишествами оставила от неё лишь пенёк унылого Дома Советов. Но башня на Кольцовской если и не тянет на звание "десятой сестры", то приближается к традиционным девяти вплотную - в ней 70 метров против 107 в Рижской высотке.

6.


По дороге ещё какие-то сталинки за густой зеленью да последнее в этой стороне дореволюционное здание - мельница Третьего Товарищества (1894), с 1929 года Хлебзавод №1.

7.


По соседству, на одной из параллельных Кольцовской улиц - постсоветский (а может и совсем-поздне-советский) дом, впечатливший меня своей лаконичностью:

8.


А Высотка вблизи впечатляет, пожалуй, даже сильнее, чем издали:

9.


И на шпиле её - не кораблик, а советская звезда:

9а.


Кольцовская перед высоткой круто поворачивает, и её "старое" направление продолжает улица Ворошилова, а "новое" - улица 20-летия Октября, спускающаяся к Вогрэсовскому мосту мимо Чижовского плацдарма. Напротив высотки через улицу Ворошилова - цирк, а Парк имени Дурова за ним не случайно называется в народе Парком Живых и Мёртвых. Как уже говорилось в прошлых частях, советская власть в Воронеже не слишком лютовала с разрушением храмов, но зато тотально вычистила старые кладбища. Этот парк - бывшее Митрофаньевское, или Новостроящееся кладбище, учреждённое в 1828 году на краю города. Хоронили на нём поначалу редко, но в 1832 году в Воронеже грянула эпидемия холеры, и некрополь сразу вырос в несколько раз. По такому случаю здесь построили и храм, а с появлением здесь могил Алексея Кольцова (1842) и Ивана Никитина (1861), которые считались в 19 веке одним из главных русских поэтов, упокоиться именно на Новостроящемся кладбище для воронежцев стало за честь. К 1917 году это было крупнейшее кладбище Воронежа, но в 1930-х годах его закрыли, а в 1940 - снесли, устроив на бывших могилах цирк да танцплощадки. Уцелел лишь маленький Литературный некрополь с могилами Никитина, Кольцова и их родни, на фоне цирка смотрящийся по меньшей мере странно:

10.


На другой стороне парка строится новый храм Дмитрия Солунского, похожий на изуродованную при Советах дореволюционную церковь, о возвращённую маленькой бедной общине, о возвращении исторического облика не смеющей даже мечтать.

11.


За новостройками с кадра выше начинается Депутатка - советский район, название получивший ни то от Депутатской улицы, ни то от налёта "элитности" ещё в советские времена. На его тенистых улицах - сталинки 1930-х годов:

12.


Но за пределами исторического центра в Воронеже больше манят дворы:

13.


Во дворах Депутатки много неожиданного - например, храм Кирилла и Мефодия (1997):

14.


Или больница №20, на красную линию Депутатской улицы едва выходящая торцом:

15.


В центре - Депутатский сквер, в плане похожий на замочную скважину:

16.


Пара домов с башнями (1931), в плане каждый как знак вопроса, даже сохранили довоенный облик:

17.


Правый - ещё с парой барельефов. Тот, что на виду - более тривиальный "Десант", фактически первый памятный знак ВДВ, точкой отсчёта которых считается учебный парашютный десант на воронежский аэродром 2 августа 1930 года. Куда загадочнее второй барельеф, от площади скрытый деревьями - "Летающая девочка". Сам такой сюжет в принципе легко представить в каком-нибудь добром советском мультфильме (желательно кукольном), но реальность куда прозаичнее - в изначально виде девочку держал на руках Сталин, и с развенчанием культа личности фигуру Вождя просто сколотили, из соцреализма сделав сюрреалистический соцарт. Троллинг это или пофигизм - не берусь предполагать, но неформальная достопримечательность вышла покруче Волосатой стены:

18.


От сквера рукой подать до проходной Воронежского механического завода за улицей Ворошилова - именно как его соцгород и строилась в 1928-31 годах Депутатка:

19.


"Механический" - понятие очень размытое, и включать может в сущности всё что угодно от амбарного замка до ракетного двигателя. Специализаций это завод, основанный в 1928 году, сменил действительно немерено: поначалу тут делалась сельхозтехника, а с началом войны был экстренно развёрнут серийный выпуск АИ-14 - поршневых моторов, своей "живучестью" оказавшихся достойными ракеты "Союз": в России их производство продолжалось до 1994 года, а последний такой двигатель сошёл с конвейера и вовсе в 2007 году в Польше, и летали на них машины от По-2 времён Великой Отечественной до современных вертолётов Ка-26. С приближением немцев к Воронежу новоявленный авиазавод эвакуировался дальше, чем кажется любое другое известное мне предприятие - в знойный ферганский Андижан. В Воронеж Мехзавод вернулся в 1946 году, и делали здесь в последующие десятилетия авиамотороы, автоагрегаты, сельхозмашины, медицинские приборы, нагревательную технику, нефтедобывающее оборудование, ну а главную специализацию Вормеха за этим всем многообразием даже хитрому шпиону не так-то просто было разглядеть.

20.


Со сталинской проходной соседствует хрущёвская башня, на которой тускло блестит пыльный логотип КБХА - Конструкторского Бюро Химавтоматики, и если "механический" - слово просто общее, то при слове "химавтоматика" даже далёкому от темы человеку становится ясно: здесь делают что-то такое, о чём ему не положено знать. Небольшое конструкторское отделение под руководством Семёна Косберга, белорусского еврея, в юности начинавшего как кузнец, было образовано в 1940 году при Московском авиазаводе №33, специализировавшемся на производстве карбюраторов. В военные годы оно стало самым настоящим "блуждающим КБ" - в 1941 года эвакуировалось в Бердск (близ Новосибирска) на завод №26, попавший туда из Харькова, а в 1946 осело на полпути между Харьковом и Москвой - в Воронеже на Мехзаводе, тогда имевшем №154. Здесь Косберг и коллеги, всего несколько десятков человек, по-прежнему занимались разработкой агрегатов для авиационных реактивных двигателей, всяких форсунок, топливных насосов, фильтров и прочих "деталек", вид и название которых вряд ли что-то скажут далёкому от темы человеку.

21.


Основным заказчиком этих агрегатов, помимо Вормеха, был завод №301 в подмосковных Химках, и видимо через коллег его директора Семёна Лавочкина (тоже, кстати, белорусского еврея), работавшего тогда над межконтинентальной крылатой ракетой, в 1958 году на Косберга вышел Сергей Королёв. Двухступенчатая ракета Р-7 (о ней подробнее - см. в Самаре) в своём изначальном виде могла вывести в космос лишь небольшой спутник, да и тот - на околоземную орбиту, а перед Сергеем Палычем стояли на ближайшую перспективу две амбициозные задачи - отправить человека в ближний космос и беспилотный аппарат на Луну. Для этого, по задумке Главного, была нужна третья ступень, двигатель которой запускается уже в верхних слоях атмосферы, практически в вакууме, доделывая то, на что предыдущим двум ступеням не хватило сил. Косберг принял заказ, и за 9 месяцев (ничто по меркам космической отрасли!) создал РД-0105, двигатель последней ступени для запущенной в 1959 году ракеты "Луна", ставший вехой космической техники. Это был первый двигатель, включавшийся в открытом космосе, и более того - самый быстрый двигатель Человечества: с его помощью впервые в истории рукотворный объект разогнался до второй космической скорости - 11,2 км/с, или более 40 000 километров в час. И хотя "Луна-1" промахнулась, став первым искусственным спутником Солнца, без ОКБ-154, вскоре переименованного в КБХА, представить отечественную космонавтику было уже невозможно.

22.


Не знаю, можно ли где-то увидеть сам РД-0105. Вероятно, он есть в ведомственном музее КБХА, с которым, после всех подмосковных ведомственных музеев, я откровенно поленился связываться. Чаще встречается почти такой же внешне РД-0109 (на кадре выше он слева), предназначавший уже не для отправки лёгкого аппарата далеко-далеко, а для вывода тяжёлого полезного груза на орбиту. Грузом этим стал "Восток", космический корабль Юрия Гагарина, и последняя ступень восхождения Человека в Космос - это главная историческая гордость КБХА. РД-0109 есть как минимум в петербургском Музее космонавтики и ракетной техники (откуда кадр выше) и краеведческом музее Воронежа, но вроде бы я видел их где-то ещё. Там же, в петербургском музее - РД-0110 для третьей ступени "Союзов", самый массовый воронежский двигатель: ракеты с ними запускались более 1500 раз. А вот, в Музее космонавтики в Калуге лежит более редкое "изделие", помятый испытаниями двигатель с пугающе огромным соплом - это водородный 1Д 122 для второй ступени сверхтяжёлой ракеты "Энергия", макет которой тут на заднем плане:

23.


Семён Косберг умер в 1965 году, пройдя путь от кузнеца-кустаря до разработчика двигателей новый эры - разбился, но не на ракете или самолёте, а на автомобиле. Однако дело его лишь набирало обороты: КБХА вошло в "империю" Владимира Челомея со "столицей" в Реутове, а ныне подчиняется московскому Центру Хруничева: основным его изделием стали двигатели третьей ступени для ракет "Протон". В том числе, с 2000 года - для разгонного блога "Бриз-М", по вине которого произошла большая часть (три, если точнее) резонансных аварий "Протона". Ещё КБХА работала над двигателями боевых ракет, в том числе для подводных лодок (см. Миасс и Златоуст), но помимо серийного производства было здесь немало и уникальных разработок - например, ещё в 1960-70-х в Воронеже были созданы первые в мире ядерные ракетные двигатели РД-0410 для открытого космоса (испытательный стенд для них пришлось строить аж на Семипалатинском полигоне) и газодинамиечский лазер. Несмотря на обшарпанный вид корпусов и кажущееся запустение, на КБХА и сейчас разработки идут полным ходом - например, кислородно-метановый двигатель нового поколения.... и кое-что ещё поинтереснее.

24.


От Депутатки к проходной ведёт подземный переход под улицей Ворошилова, расписанный "космическими" граффити. Среди спутников, "Салютов" и "Буранов" каким-то образом затесался и "Сатурн" - американская сверхтяжёлая ракета для полётов на Луну.
Если второй космической скорости впервые достиг двигатель КБХА, то третья космическая долгое время в принципе достигалась не за счёт двигателей - проходя мимо Юпитера и Сатурна дальнобойные космические аппараты вроде "Кассини" или "Вояджеров" попадали в эффект "гравитационной пращи", и крутанувшись у огромных планет, но так и не выйдя за их орбиту, получали дополнительные несколько километров в секунду до третьей космической. А непосредственно от своих двигателей лишь в 2006 году её достиг американский аппарат "Новые Горизонты", со скоростью 16,26 км/с (почти 60 тыс. км/ч) улетевший исследоватеть Плутон... но даже его путь занял почти 10 лет.

25.


Сфотографировав с некоторой опаской проходные КБХА и Мехзавода, я отправился дальше по улице Ворошилова:

26.


Круглая штуковина, в народе Шайба или Минутка (по кафе) принадлежит Полтиннику - Дворцу культуры имени 50-летия Октября:

27.


Он же ДК Воронежского мехзавода, но в историю вошёл не космосом, а вещами куда более приземлёнными - здесь в Перестройку обитал Воронежский рок-клуб, а в нём 5 декабря 1987 года впервые выступил на публике Юра Клинских по прозвищу Хой, тогда один и с гитарой.

28.


Наверняка он пел здесь и про "Колхозного панка", который уедет в город на Воронежский Пятак. Пятаков в Воронеже несколько - то ли скверик на проспекте Революции у памятника Пятницкому, то ли районы, прилегающие к КБХА с запада - Большой Пятак и Малый Пятак, образовавшиеся на месте военного аэродрома "Альфа", разбомбленного немцами в войну и уже не восстановленного.
Где с точки зрения колхозного панка "в почёте свинья" - на проспекте или в пьяных двориках у рок-клуба, - пусть лучше скажут местные.

29.


Между Депутаткой и Пятаками - кольцо, всему Воронежу известное как Самолёт. В данном случае - МиГ-21, поставленный в 1976 году как памятник Победе. Официально, конечно же, над фашистами, а фактически скорее над американцами во Вьетнаме - на нём, как и на МиГ-17, сбивал "Фантомы" небезызвестный лётчик Ли Си Цин. Самолётов-памятников на просторах Необъятной много, даже в Воронеже он такой не один, но здесь куда больше самой машины впечатляет её постамент:

30.


Самолёт на кадре выше скрывает целый взвод солдат, на краю сквера старательно откапывавших из земли и асфальта железную дорогу. Проезжая здесь вновь вечером, я увидел их почти на том же месте. сместившимися метров на пять. Ржавая колея из КБХА выходит на юго-запад и тянется буквально дворами:

31.


В ту же сторону ехали и мы на машине с встречавшим меня в Воронеже человеком. За микрорайонами и частным сектором потянулись бетонные корпуса предприятий, на которых то и дело вновь мелькал логотип КБХА. С другой стороны за деревьями остался военный аэродром с неожиданным названием Балтимор, где базируются фронтовые бомбардировщики. Вот мы свернули на неприметную дорожку, вновь пересекли одинокую ржавую колею без признаков наката на рельсах, и из-за тонких сосен Шиловского бора буквально выпрыгнуло огромное сооружение. Это ВАСТ - Воронежская атомная электростанция теплоснабжения, строившаяся в 1983-1990 годах и закрытая в итоге на волне чернобыльско-перестроечной истерии. От обычных АЭС она отличается примерно тем же, чем ТЭЦ от ГРЭС - должна была не только электроэнергию вырабатывать, но и тепло для отопления города. Какая-то жизнь там теплится, связанная в основном с консервацией и утилизацией объекта:

32.


С косогора видна ещё атомная станция - Нововоронежская АЭС-2, вернее пара чудовищно огромных градирен, построенных буквально пару лет назад. До них отсюда по прямой порядка 40 километров, и по словам возившего меня человека, они, как два курящихся вулкана, просматриваются даже с Дивногорья. НВ АЭС, пущенная в 1964 году, стала третьей в СССР после Обнинской и Сибирской, но отличалась от них во-первых куда большим размером, а во-вторых - тем, что впервые в Советском Союзе была чисто гражданской: у обеих предшественниц электроснабжение было лишь побочной задачей от основной - наработки материала для атомных бомб. Теперь у неё вышел срок, но в отличие от предшественниц, Нововоронежскую АЭС, незаменимую в энергосистеме региона и дающую рабочие места целому городу Нововоронежу, не упразднили полностью, а стали строить ей на замену Нововоронежскую АЭС-2, выключая старые энергоблоки по мере ввода в строй новых. НВ АЭС-2 будет самой современной атомной станцией мира, "первой в поколении 3+" - если к "Роскомсосу" вопросов много, то мировое лидерство "Росатома" в своей сфере неоспоримо.

33.


Ну а плотина на переднем плане подпирает реку Воронеж у самого устья - этой ей, построенный в 1972 году, Воронеж обязан своим днепровским пейзажем по весне и болотом посреди города к осени. Плотина даже рассчитана на проход судов, но это не ГЭС - "водохранка" создавалась в первую очередь в качестве резервуара.

34.


Шиловский лес на правом берегу сменяется Тавровским лесом на левом. Само Таврово - то ли дальний район, то ли пригородный посёлок, словом - предместье Воронежа, куда из центра даже на машине ехать минут сорок. Прежде это был самостоятельный город Тавров, основанный в 1700 году Фёдором Апраксиным: хотя Адмиралтейство под его руководством уже помещалось в Воронеже, здесь было более глубокое место, подходившее для стройки крупных кораблей. Лучшие корабли Азовского флота были построены именно Тавровской верфью, она же утилизировала их в 1720-х годах с потерей Азовского моря, и вновь строила в 1730-х, чтобы в 1736 году снова взять Азов - теперь окончательно. Верфь, однако, в 1740-41 годах была перенесена ещё ниже, в нынешний Павловск, а в 1744 году Тавров сгорел и на этом перестал существовать как город - те, кто не уехал в Павловск, уехали в Воронеж, а здесь осталось лишь небольшое село. Где-то на его краю, частью под соснами Тавровского бора, ещё можно найти валы крепости, нам же попался лишь одинокий заброшенный каменный дом у реки - где-то он упоминается как школа времён Петра I, но я бы подумал скорее на амбар, где какой-нибудь купец накапливал товар перед началом навигации:

35.


Ныне колорит полуокраинного-полудачного Таврова выражается скорее формулой "воронежцы на природе":

36.


Ну а ехать сюда стоило ради того, чтобы выйти на берег - напротив Таврова в Шиловский лес вклинивается залив со звучным народным названием Химзатон:

37.


Слева - купол ВАСТы:

38.


Справа - мрачного вида сооружение, о назначении которого сложно догадаться просто так. Это испытательный стенд КБХА, и нечто подобное я уже видел на Иртыше близ Омска, во владениях завода "Полёт": в этой башне для испытаний устанавливается ракетный двигатель, заправляется топливом и пышет огнём. Или - бесславно взрывается. Как бы то ни было, вся конспирация испытаний для воронежцев представляла собой секрет полишинеля, потому что грохот при этом стоит такой, будто война началась. Но вот, несколько лет назад, жители юго-западных районов начали слышать другой звук - не грохот и не рёв, а тонкий, "инфернальный" писк, похожий на крик назгула из джексоновского "Властелина Колец". Сначала это звучало так: "иии, БУУУУУУМ!!!!!!", потом уже скорее "иииииииииии, БУУУУМ!!!!", и в общем в какой-то момент "БУМ!!!" вообще не раздалось - писк звучал долго и прерывался тихо. Что это было? В газетах тогда появлялись предельно скупые заметки, и я сознательно даю ссылку на "Ленту.Ру." как главных любителей некрологов по русскому космосу. Текст от 14 января 2016 года: "...завершены первые огневые испытания высокочастотного ионного электроракетного двигателя. Испытания прошли на специальном вакуумном стенде и подтвердили соответствие параметров двигателя заложенным техническим характеристикам. Ионные двигатели могут найти применение в коррекции орбиты спутников и осуществлении полетов в дальний космос. В Воронеже создание ионных двигателей началось в 2012 году". Звучит как научная фантастика? Но фантастика ведь и сама родилась из эйфории космического прогресса.

39.


Что такое электроракеты и ядерные, ионные, плазменные или фотонные двигатели, я здесь рассказывать не рискну, потому что боюсь наделать ошибок - всё это есть в википедии. Но общая канва в том, что современная ракета для освоения космоса годится не больше, чем вёсельная лодка для океана. Наши космические корабли ("мы" в данном случае - это земляне) просторы Вселенной именно что БОРОЗДЯТ со скоростью амёбы, а запас горючего в них слишком мал для полётов даже к другим планетам Солнечной системы. Совсем иное дело - двигатель, который сможет работать от ядерного реактора и создавать тягу не горящим газом (то есть - потоком молекул), а потоком заряженных частиц. Космические корабли с такими двигателями бесполезны в земной атмосфере, но в космосе смогут летать быстрее современных в 10-20 раз, а главное - сохранять автономность годами. Поэтому скорее всего они будут выводиться на орбиту по частям, там монтироваться и отправляться к далёким мирам. Небольшие ионные двигатели разрабатывались ещё в советское время, причём не только в СССР, и сейчас уже активно используются на спутниках (для корректировки орбиты) и межпланетных станциях - например, японской "Хаябусе", в 2003-10 годах летавшей за грунтом астероида. Помимо явной космической гонки за удешевление запуска и увеличение грузоподъёмности химических ракет, идёт ещё и другая, подспудная гонка за создание космического корабля принципиального нового поколения. Результаты её не публичны, до прессы доходят лишь сухие релизы, популяризаторы космонавтики не обладают достаточными сведениями, знакомые с темой люди скорее всего давали подписку о неразглашении, да и просто всё это иной уровень, о котором говорить пока что не имеет смысла. Самый известный проект - американский "VASIMR", работы над которым идут потихоньку с в 1979 года. В России в 2012 году был заявлен проект "Ядерной энергетической установки мегаваттного класса" над которым "Роскомос" и "Росатом" работают вместе, и если крылатая ракета неограниченной дальности "Буревестник" правда есть - то не буревестник она вовсе, а "первая ласточка" технологического чуда... Но какая бы ни победила страна или концепция - а в итоге на ладони Человечества окажется вся Солнечная система.

40.


За дымкой водохранилища - центр Воронежа, предместья на склонах и церкви: ближе Никольская (1720), дальше Покровский собор (1848). По дороге - Петропавловская церковь (2002-09), весьма симпатичная по нынешним временам:

41.


На стене чайханы в центре города висит вот такая вот смешная реклама, а рядом КБ и завод работают на то, чтобы она стала явью, верим мы в их успех или нет:

42.

В следующей части осмотрим другую окраину Воронежа - Север.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Низы.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Север.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.

https://varandej.livejournal.com/946030.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж. Часть 4: диагональный центр

Понедельник, 28 Мая 2018 г. 18:46 (ссылка)



Как уже говорилось в прошлой части, воронежский центр делится на две явные половины. Прежде мы гуляли по "горизонтальным" кварталам, где Воронеж - обычный губернский город, крепко прореженный войной. Теперь погуляем по "диагональному" центру, то есть районам на косогоре Воронеж-реки. Здесь улицы вьются в трёх плоскостях, порой сменяясь лестницами; дома стоят один над другим, как в горных аулах, а путь из точки А до точки Б как правило совсем не очевиден. Но "в низах" - историческое сердце Воронежа, десяток церквей и остатки Адмиралтейства, вдали от всех морей породившего русский флот.

Начало двух частей о воронежском центре похожее: вот карта-сувенир-путеводитель "Воронеж на ладони", а на ней криво начертанные мной маршруты двух прогулок, между которых я ходил по проспекту Революции, спустившись заодно к Покровскому собору. С той разницей лишь, что в прошлой части мы сначала гуляли "справа", а потом "слева", а тут - наоборот.

2.


Но начинается маршрут точно так же на круглой площади, из которой торчит странная советская фиговина (только там была ДНК, а тут Чупа-Чупс), а история связана с ВГУ. Воронежский университет гордо возводит свою преемственность к Тартусскому университету, который был основан в 17 веке шведами и большую часть своей истории был остзейско-немецким - по составу преподавателей и студентов, по языку обучения и многими другими нюансам именно немецкого мира вроде многочисленных студенческих братств. К началу ХХ века, впрочем, и Тарту (Дерпт) именовался с Юрьевом, и Юрьевский университет "разнемечивался" полным ходом. Осенью 1917 году Дерпт заняла армия Кайзеровской Германии, и маятник качнулся в другую сторону - теперь отсюда увольняли русских преподавателей и отчисляли русских студентов. Вновь заняв Дерпт, уже советская власть приняла решение об эвакуации вуза. В прошлой части я показывал его первое здание бывшего кадетского корпуса - на чёрно-белой фотографии, ибо оно было разрушено войной. Нынешний главный корпус ВГУ неимоверно хрущёвого вида был построен в 1960-65 годах в нижнем конце Плехановской улицы, большую часть которой я показывал в прошлом посте.

3.


Сама Университетская площадь - это один из многих "балконов" горизонтального центра над косогором. На мой взгляд - не самый высокий и не самый крутой, но всё же именно его в 1580-е годы воевода Семён Сабуров выбрал для закладки новой крепости. Воронежской её назвали по протекавшей у подножья реке, и хотя краеведам льстит общий корень из праязыка, роднящий Воронеж с Брно или Вероной, мне больше нравится версия о "Вороной реке", текущей через чернозёмы. Маленькую крепость, заложенную скорее всего в 1586 году, история её была весьма бурной, а окончательно укрепления были уничтожены в 1748 году не врагом, а обычный горродским пожаром. Но остался от крепости каменный Благовещенский собор, который и стал в 1774 году композиционным центром Воронежа по присланному из столиц регулярному плану. Помня об адмиралтейской истории, Воронеж наградили "трезубцем": вверх собора проложили улицы Ново-Московскую (Плехановскую), Большая Девицкую (Платонова) и Пятницкую (Володарского), причём первая и третья своими названиями восходили ещё к проезжим башням крепости. Вокруг собора был построен Архиерейский двор по проекту Джакомо Кваренги, а при периодических ремонтах рабочие стабильно натыкались в храме на нетленные мощи епископа Митрофана, возглавлявшего Воронежскую епархию в 1682-1703 годах. Само собой, молва об этом разошлась быстро, и в собор потянулись паломники. В 1832 году Митрофан Воронежский был канонизирован, да с таким размахом, что приезжал на это событие сам Николай I, а в 1836 году учреждённый по такому случаю Митрофаньевский монастырь был "сдан в эксплуатацию", приняв первых монахов. Это был главный архитектурный ансамбль Воронежа, его кремль, но в войну монастырские вертикали для немцев служили наблюдательными пунктами, а для наших ориентирами, поэтому шансов уцелеть у обители было мало. Более приземистые гражданские здания после войны служили ветхим жильём, а судьба их уже была предрешена, вопрос оставалась лишь в том, что же построить на их месте - воинский мемориал или университет? Мемориал с его обелисками и колоссами должен был, по задумке архитектора, повторять монастырский абрис, но вуз стране был нужнее. В кадре - Благовещенский собор (1692, перестраивался в 1718-33, 1868-72 и 1890-х годах), колокольня (1796-1801) высотой 74 метра, также здесь были собор Михаила Архангела (1838-39), церкви Митрофана Воронежского (тех же лет) и Рождества (1826), часовня Живоносный Источник (1893) и тот самый Архиерейский двор с трапезной и конюшней, построенный (как и колокольня) по проекту Кваренги.

3а.


Ну а площадь - действительно мыс на краю обрыва, и и сразу за фасадами её домов начинается пугающий уклон. Да и названия улиц порой чуднЫе - вот это, например, Гора Металлистов:

4.


Там и раскинулся подгорный Воронеж - как и для "горизонтальной" части центра, какого-то единого названия, понятного в Воронеже всякому, для этих районов нет, разве что условное "гора" или "низы". Но зато облик их ни с чем не перепутать:

5.


Извилистые улицы на косогоре неподвластны ни советским, ни царским генпланам. Любой маршрут здесь состоит из спусков, на которых тормозишь свою инерцию, и подъёмов, где смахиваешь со лба обильный пот. А по пути - высокие заборы крепких домов да косые взгляды их столь же крепких хозяев, и непременно - простор водохранилища вдали и стена многоэтажек на том берегу. И хотя старых домов здесь осталось не так уж много, общий колорит ничем не перебить:

6.


Глубоко в город вклинивается овраг, за которым - Чижовка, весьма обособленное предместье, куда не то что Юра Хой боялся ходить к своей девушке, а враг в годы войны не прошёл:

7.


Обратите внимание, что на переднем плане кадра выше - не одна, а две улицы, идущие параллельно, но с разным уклоном. А где-то даже улиц нет - дороги ныряют под косогор едва заметными лестницами:

8.


Но под защитой этих же косогоров сохранился десяток церквей. Большинство из них строились в 18 веке, когда город только-только вскарабкался от реки на ровное место, и в 1930-х годах у советской власти сюда не доходили руки, а в войну снаряды и бомбы летали по городу выше низов. Уцелело, конечно, не всё - например, церковь "Взыскание Погибших" (1863-69) в овраге близ Чижовки взорвали при Хрущёве, когда местные жители обнаружили там "чудесное явление" иконы и стали тайком приходить помолиться.

9а.


А церковь Иоанна Богослова с очень необычной колокольней (1748-49) снесли и вовсе в 1970-х годах для прокладки теплотрассы:

9б.


Но по сей день здесь больше, чем я смог обойти. Например, ниже ВГУ буквально в сотне метров друг от друга стоят три небольшие церкви - Спасская (1750-55), Ильинская (1767-71, на фото) и современная Митрофана Воронежского на святом исчтонике. Но прямых дорог между ними нет, и даже не видны они друг от друга:

9.


Чуть поодаль, у подпорной стенки, с которой был снят заглавный кадр, и забавной парочки деревянного дома и стеклянной новостройки - Никольская церковь (1712-20):

10.


Её ограда переходит в подпорную стенку следующей улицы:

11.


Под которой - небольшая электростанция начала ХХ века у набережной. По набережной Воронежского водохранилища, хотя тянется она, периодически меняя название, под всем центром, не ходит общественный транспорт, причём не ходил, кажется, никогда. И в этом главная беда "низов" - без крутого подъёма отсюда не выбраться, а в слякоть или гололёд многие улицы чисто физически одолеет не каждый:

12.


Особенно на этих улочках впечатляет контраст с Левым берегом, масштабы строек на котором неумолимо движутся к китайским:

13.


ЛЭП на торчащих прямо из воды опорах напоминает, что это не река, а мелкий стоячий пруд, ближе к середине лета начинающий цвести и пахнуть:

14.


Самый, пожалуй, верный признак того, что эта огромная река не настоящая - в том, что здесь нет ни речного порта с линейкой длинношеих кранов, ни мощных промзон у самой воды, ни пришвартованных у берега барж и буксиров. Вся навигация на этом водном просторе исчерпывается парой речных трамвайчиков, катающих народ в выходные:

15.


А свою особую любовь к домам со шпилями воронежцы прихватили и на Левый берег:

16.


Ведь настоящий центр низов - это Адмиралтейская площадь, обустроенная (с Ростральной колонной посредине) в 1996 году ровно в том месте, где тремя веками ранее начинал строиться первый российский регулярный флот:

17.


Спокойствие Воронежа определялось контролем над Доном, и потому весь 17-й век Воронежская крепость регулярно служила по своему прямому назначению, отбивая набеги татар и казаков. Первые верфи на Воронеж-реке с её великолепными мачтовыми борами появились ещё в 1613 году, и делали на них струги - для посольств в Крым и Турцию и "донских отпусков", то есть снабжения Войска Донского, которое Русское царство после Смуты понемногу начало "приручить". Причём - вполне успешно: к началу 18 века уже не воронежские гарнизон, а донские казаки держали неспокойный южный рубеж. По обычаям того времени, закрепившись на каком-то рубеже, монархи неизменно задумывались о его переносе, и в 1695 году войско царя Петра впервые осадило Азов. Шла осада долго, трудно и неумело, а главное - Азов исправно снабжался с моря, и помешать турецким кораблям у России попросту не было сил. Но Пётр Первый не был бы Великим, если бы не сделал из этого правильные выводы - год спустя русские вернулись с построенными в Подмосковье 22 галерами и 4 брандерами, а также натуральным "zerg-rash" из 1500 (!) воронежских стругов, лодок и плотов, которые, кажется, могли бы забить канал снабжения, даже если бы просто бесславно затонули в дельте Дона. В 1696 году Азов был взят, Россия получил твёрдый выход к морю на юге, и следующей целью императору виделась Керчь. Но там, в глубоком Чёрном море, одними галерами и стругами было уже не обойтись - османский флот исправно бил венецианцев и испанцев, предыдущих хозяев Средиземного моря, так что даже англичане и французы предпочитали лишний раз с ним не связываться. А значит, - было очевидно для Петра I со товарищи, - надо строить свой!

18.


Мачтовые боры устья Воронежа, руды Липецка выше по реке, и надёжная защита от внезапного набега в виде Войска Донского и Слободской Украины - место для строительства первого в России регулярного военно-морского флота диктовала сама география. К тому же в Воронеже уже было достаточно потомственных корабелов, так что опыт приглашённых Петром немцев, датчан и голландцев был критически важен разве что на первый порах. Иностранцем тут явно не нравилось, настолько, что специальным указом было запрещено предоставлять лошадей корабелам. Первоначально воронежская округа была разделена на "кумпанства", жителям каждого из которых вменялось обеспечение строительства того или иного корабля. Но игра в капитализм не сработала, корабли строились с глубоким срывом сроков и по качеству годились в лучшем случае на роль торговых судов, поэтому не в первый и не в последний раз в русской истории власть пошла на экстренную централизацию. В 1701 году был создан Адмиралтейский приказ, первоначально расположившийся именно в Воронеже. Возглавил Адмиралтейство царский друг Фёдор Апраксин, и в последующие несколько лет на Воронеже и Дону были построены 68 крупных кораблей, 200 бригантин и 21 галера. На собственно Воронежскую верфь пришлось из этого флота меньше половины (122 судно в 1696-1711 годах), а после 1707 года центр стройки переместился ниже по реке в более глубоководное Таврово (101 судно). Также в пределах нынешнего Воронежа работала Чижовская верфь (6 судов), в ближайших его окрестностях - Рамонская и Ступинская, и ещё пяток верфей на притоках Среднего Дона в нынешних Воронежской и Волгоградской областях. От промышленной архитектуры верфей не осталось, кажется, ничего, но в самому низу исторического центра стоит ещё Успенская Адмиралтейская церковь (1700), где молились корабелы и освящались свежеспущенные на воду корабли. Причём, кажется, подходили они к храму вплотную - потому что стояла Адмиралтейская церковь буквально на естественном уровне реки, а при заполнении водохранилища в 1971-72 годах и вовсе оказалась затоплена на человеческий рост. Так, частично в воде, она и простояла до 1996 года, пока вокруг, выше неё уровнем, но ближе к реке, ни была построена площадь. На заднем плане виден зелёный Петровский остров - из пролива между ними и берегом и выходил в мир русский флот:

19.


Применение построенных здесь кораблей ограничилось небольшой эскадрой, которая в 1699 году проводила до выхода в Чёрное море посольское судно в Стамбул и покрасовалась перед Керчью, даже нанеся туркам небольшой финансовый ущерб - Порта раскошелилась на строительство крепости Ени-Кале. Но уже в 1701 году приоритеты сменились: в войне с османами у Россия не было бы союзников, зато возможные успехи несли угрозу нажить себе таких врагов, как Англия и Франция. Вот Швеция - иное дело, самонадеянные и до зубов вооружённые северяне к тому времени достали всех, и с Чёрного моря вектор петровской политики переместился на Балтику. Сам по себе Азовский флот был слабее турецкого примерно настолько же, насколько наш нынешний флот слабее американского - то есть, бессмысленный для нападения или встреч в открытом море, но вполне способный защитить родные берега. Однако в итоге турки сумели его разгромить - но только не на волнах Азовского моря, а в степях Молдавии. Проиграв Прутскую кампанию, Пётр I вернул Азов Османской империи, и построенный в Воронеже флот лишился своего порта. Его корабли частью были проданы тем же туркам, частью вернулись в реку ждать нового шанса, но в 1720-х годах Тавровская верфь заработала в обратную сторону - на утилизацию судов. А в это время новый флот на Балтике бил шведские эскадры и высаживал десанты под Стокгольм.

20.


С 2007 года, когда я был в Воронеже в прошлый раз, Адмиралтейская площадь пополнилась новой достопримечательностью - "плавучим музеем". В 1700 году с воронежских верфей сошёл 58-пушечный линкор "Гото Предистинация", построенный по личному проекту Петра Первого под непосредственным руководством корабела Феодосия Скляева. Название для Государева корабля (то есть флагмана) царь тоже явно придумывал сам - переводится оно как "Божье предвидение", вот только первое слово там немецкое, а второе - латинское. "Предистинация" не была крупнейшим кораблём Азовского флота (у "Старого орла", который так и не успел покинуть Таврово до сдачи устья Дона, орудий было 80), но стала первым на 100% русским кораблём, который соответствовал всем критериям тогдашнего военно-морского флота. Жизнь "Предестинации", впрочем, была недолгой - лишь в 1704 году линкор вышел в море, большую часть своей службы охранял гавань Таганрога, а в 1711 году оказалось, что и уйти ему уже некуда - ни через Азов в Воронеж, ни через Босфор на Балтику турки пропускать азовские корабли не желали. У России был выбор - сжечь их или продать вчерашнему врагу, и англичане или испанцы бы наверное сожгли, а мы не владыки морей и потому - продали. Турки заплатили щедро, и название кораблю дали звучное - "Капудане-и Моско", то есть "Адмирал Московский", и именно под османским флагом он воевал - с Венецией в Эгейском море. Списан и разобран первый русский линкор был в 1718 году.

21.


Нынешняя реплика корабля была построена в 2009-14 годах, и как показывает практика, современные боевой корабль по последнему слову техники России построить легче, чем воссоздать линкор 300-летней давности: "Предистинация" вышла красивой, но в основе её металлическая баржа, а из иллюминаторов нижней палубы глядят стеклопакеты, которые никто даже не удосужился покрасить под дерево. Более того, у неё и мотор есть - по изначальной задумке "Предистинация" не у берега должна была стоять, как "Аврора", а выходить с экскурсантами в открытое "воронежское море". Дело в том, что её строили два разных предприятия, и нижняя часть - изделие основанной ещё Воронежским адмиралтейством, но вполне современной верфи в Павловске, а вот палубы, надстройки, мачты создавались в далёком Петрозаводске, на верфи деревянных судов "Варяг". В "петрозаводской" части "Предистанции", кажется, мне ничего не резало глаз...

21а.


...но оценить "Предистинацию" и размещённый на её палубах музей по достоинству мне так и не удалось - хотя билет туда недорог (250 рублей), вход возможен только с экскурсией, а экскурсии как раз в мой приезд из-за какого-то мероприятия были заняты на несколько дней вперёд: к трапу одна за другой подъезжали школьные группы. В целом, при взгляде снаружи мне показалось, что уровень реконструкции тут повыше, чем у всяческих плавкабаков, но для настоящего корабля-музея недостаточный.

22.


В Петербурге сейчас завершается ещё более амбициозный проект - воссоздание "Полтавы", Петровского флагмана уже куда как более успешного Балтийского флота, и для неё была построена отдельная верфь - в 2014 году, когда "Предистинация" заняла своё место в Воронеже. Удивительно, но вышла в итоге реплика всей истории о создании русского флота, и хотя великой морской державой Россия так и не стала (а наиболее успешно к этому шла именно в 18 веке), со времён настоящей "Предистинации" уже не уходила из океанов и морей.

23.


Мы же покинули Адмиралтейскую площадь - но прямо сказать, душным полднем это сделать непросто:

24.


Там наверху справа будет уже знакомая нам Троицкая церковь, а слева - улица Карла Маркса. Тоже знакомая, но по прошлой части - её верхнюю пешеходную половину, ранее Большую Садовую, мы прошли до конца. Нижняя половина улицы Маркса в царские времена называлась Старо-Московской (Плехановская, соответственно, Ново-Московская). Эта её часть не пешеходная и гораздо короче, но достопримечательностей на ней как бы не поболее. Вот например замок венецианского посланника, который и курировал строительство флота для войны с главным врагом своей Республики... ну правда, разве можно поверить, что это всего лишь Мещанская пожарная часть 1820-х годов?!

25.


А на другой стороне улицы - больница, которую я забыл заснять (обычный фасад конца 19 века), хотя ведь даже знал, что когда-то в ней лечился Фидель Кастро. Своеобразная граница "диагонального" центра с "горизонтальным" - пара улиц Орджоникидзе и Чернышевского, из которых первая идёт ровно по краю обрыва, а вторая круто ныряет под косогор:

26.


Ниже по склону есть маленькая и довольно невзрачная Богоявленская церковь (1752-53), а самый верхний и красивый в центре Воронежа - Воскресенский храм (1761-68) на улице Орджоникидзе. Заметный на кадре выше коттедж рядом с ним - это современная резиденция архиерея, а дальше в ту сторону и до Покровского собора рукой подать.

27.


Улица Чернышевского ныряет под Каменный мост (1826) - совсем коротенький, но один из старейших в России. Сам этот ракурс - практически официальный символ Воронежа, и здание с башней - это Александровский детский приют (1848). Новостройка по соседству примечательна тем, что в ней "с 2063 по 2065 году жил Семён Васильевич Савельев, изобретатель машины времени". Во всяком случае, об этом извещала мемориальная доска, которую на дом повесил директор магазина подарков и сувениров, увековечив в ней персонажа из рассказа своего любимого фантаста Сергея Ушенина. Но я табличку не нашёл, да и магазина подарков не приметил.

28.


До Никитинской площади отсюда уже рукой подать, но мы свернём обратно в сторону Плехановской. Там, где Орджоникидзе и Чернышевского выходят на одну высоту и сливаются - увенчанный башней Дом Чекистов (1939):

29.


А если немного спуститься по той самой улице Володарского, что была когда-то восточным "лучом" воронежского трезубца - можно увидеть и само ГУВД (1933), в отличие от жилого дома вполне сохранившее конструктивистский вид. На другой стороне его квартала - площадь у ВГУ, где мы начинали прогулку.

30.


Между тем, Старый Воронеж уже к 18 веку довольно сильно вытянулся вдоль реки, и в 19 веке рос наверх широким фронтом. И если ниже по течению кипела работа на верфях, то выше по реке (но не по склону!) селились купцы, которым, конечно, было что ловить в стремительно растущем и обласканном вниманием властей городе. В 19 веке купечество предпочло жить в "горизонтальной" части центра, и этот угол Воронежа стал вотчиной военных, а в ХХ веке здесь появилось сразу несколько больниц: теперь колорит района задаёт какой-то удивительный сплав ухаря-купца, солдата и медика, причём все из разных столетий. Для второй прогулки перенесёмся к Петровскому скверу (см. пост про Проспект Революции), с разных сторон которого под гору уходят шумная улица Степана Разина и узкая, тихая, пыльная улица 20 лет ВЛКСМ. На ней - громада казарм (1911-13) Смоленского полка имени Раевского, ныне занятых больницей:

31.


А с другой стороны от них - едва заметная лазейка Фабричного переулка:

32.


В глубине которого не фабрика скрывается, а усадьба её владельца - Потапа Гарденина, богатейшего воронежского купца начала 18 века, с 1720-х годов владельца суконных мануфактур, видимо также имевших отношение к Азовскому флоту. И скромный заброшенный домик в зарослях, который очень легко не заметить - это старейшее гражданское здание Воронежа, построенное не позже 1720-х годов.

33.


Сам же переулок откровенно мрачен - фабрики тут может и нет, но какая-то промзона осталась, и довершал картину городской глуши припаркованный в тени чёрный джип, за полутонированным стеклом которого обнимались двое. Тем неожиданнее возникает словно из ниоткуда белый Тихвино-Онуфриевский храм (1748-85), также оставшийся от Гарденинской усадьбы.

34.


Дальше переулок словно расторвеятся во дворах частного сектора, и хотя на улицу Разина по нему выйти можно - потом мне пришлось бы идти по ней вверх...

35.


...и я предпочёл вернуться:

36.


Улица Разина, бывший Петровский спуск - одна из самых оживлённых в центре, так как спускается не куда-нибудь, а к центральному Чернавскому мосту. Тихой она не была, впрочем, и в 2007-м, когда мост ещё был на ремонте. На ней в квартале от Петровского сквера примечательно приземистое красное здание, известное как Арсенал, или Суконная фабрика:

37.


Внешний вид его наводит на мысль, что в эпоху Азовской кампании здесь хранились пушки, ожидавшие установки на корабли, а с закрытием Адмиралтейство крепкое здание отошло суконной мануфактуре. На самом деле всё было ровно наоборот - это и есть одна из Гарденинских фабрик, в 1812 году переданная дому кантонистов, а в середине 19 века действительно ставшая арсеналом. Возраст здания, тем не менее, для промышленной постройки весьма солиден - суконная фабрика Ивана Гарденина была построена в 1770-е годы. Портиком она обзавелась в 19 веке, а название "Арсенал" ближе к современной сущности - с 1979 года в здании военный музей. Само оно хитро вписано в склон - вход с улицы ведёт на второй этаж:

38.


Арсенал располагался на Манежной площади между сразу несколькими городками казарм, один из которых в виде действующей воинской части (поглотившей дом Сахаровых начала 18 века) даже сохранился ниже по горе. За улицей Разина начинается ещё один, пожалуй самый целостный район Старого Воронежа, в народной топонимике опять же выходящий конгломератом обособленных кварталов (Синицынские, Девичок и др.). Про себя я называл его Акатово - по главной достопримечательности, куда дойдём в конце поста, но местные так не говорят.

39.


В плане этот район напоминает бельевую верёвку - длинная улица Сакко и Ванцетти да свисающие с неё мелкие узкие улочки то на мысах, то на оврагах. На Сакко и Ванцетти я проглядел самые примечательные здания, скрытые за новостройкой с кадра выше - гимназию ЮВЖД, где в войну был штаб фронта, и классицистический Дом Кантонистов начала 19 века. Вот зато ещё пара домиков дальше по улице:

40.


41.


Одна из первых "боковых" улица Вайцеховского отличается колоритным провинциальным пейзажем и просто неимоверным многолюдием - в пыльный узкий тупик в ХХ веке втиснули институт, военкомат и онкологический диспансер:

42.


Последний занимает в том числе "дом Вигеля" - огромный, заброшенный и даже солнечным людным днём какой-то тревожный:

43.


В Воронеже он имеет репутацию "дома с привидениями", хотя в общем-то ничего экстраординарного тут не происходило: да, среди владельцев этого особняка и их родни многие не дожили до старости или умерли в тоскливом одиночестве, но где такого не бывало в те времена? Скорее, дело в заброшенности, мрачном соседстве с раковым корпусом и масках на стенах рядами:

43а.


А история дома действительно давняя - Тулиновы, владевшие также знаменитым "замком" в соседней Рамони, были в воронежском купечестве вторые после Гардениных, и дом построили хоть и на пару десятилетий позже, в 1730-60-х годах, но зато больше и пышнее. Последние Тулиновы, три брата, все один за другим, но по разным причинам, умерли в 1844 году, и после недолгой тяжбы домом завладел Филипп Вигель - сын Варвары Тулиновой, умершей при его рождении. У нового владельцах в стенах приобретения вскоре умерли жена и сын, и потому проклятый дом он завещал городу. Логично было бы сказать, что город стал владельцем особняка в 1917 году, но нет - в далёком от великих потрясений 1876-м. Разместилась здесь уже тогда больница, и зная уровень медицины того времени, можно не сомневаться, что здесь умерли ещё многие, а страдали - безусловно, все. В 1902-17 годах здание занимало земство, а затем снова больница, в позднесоветская время обзаведшаяся более современными корпусами на другой стороне двора. Ну а почему в Воронеже, где заброшек в принципе не так уж много, в таком печальном состоянии два старейших здания - это какой-то очень уж риторический вопрос:

44.


Со дворов онкодиспансера хорошо видна главная достоприменчательность этого района - Акатов Алексеевский монастырь. Но по прямой к нему не пройти, по крайней мере я не нашёл ни спусков на улицу Достоевского в 2018-м, ни подъёмов из неё наверх в 2007-м.

45. 2007


Оставалось лишь вернуться на Сакко и Ванцетти, и на втором повороте спускаться к обители по улице Освобождённого Труда. Помимо звучного названия, на ней есть Введенская церковь 1780-х годов...

46.


И приземистый домик, где в 1831 году родился художник Николай Ге:

47.


А дальше, по законам этих склонов, улица распадается в вертикальной плоскости, крутым спуском уходя к реке и ровным продолжением ныряя под ворота за огромной церковью Сергия Радонежского (1897-1903). Это и есть Алексеевский Акатов монастырь, с гибелью Митрофановского монастыря оставшийся в воронежской старине "за главного":

48.


Он был основан в 1620 году после того, как в день Алексия Митрополита Воронежская крепость отбила очередной набег. Не вполне очевидно, что набегали на неё не татары вовсе, а запорожские казаки - хотя в Киеве уже полным ходом шла борьба православных с униатами, а малоросские сёла, сотни и полки регулярно бунтовал против панов-латифундистов, до "северного выбора Украины" было ещё далеко. Но крепость держала набеги что с запада (запорожцы), что с юга (донцы и татары), что с востока (волжские казаки), и монастырю на Покатой (Акатовой) поляне скорее всего отводилась роль вспомогательного укрепления. Своеобразный памятник военном прошлому - ограда 1770-х годов с островерхими башнями:

49. 2007


Зато пройдя за ворота, я сразу увидел тот особый уют, какой бывает лишь в женских монастырях - исторически обитель была мужской, но возродилась в 1989 году как женская. По краям монастырской площади - бассейны с цветастыми рыбами, цветники, клумбы, да всякая хитрая техника для полива, которую при мне переносила от куста к кусту юная послушница. Знал я и о другом свойстве женских монастырей - в них часто не дают фотографировать, но здесь табличка на входе извещала лишь о том, что в обители запрещено проведение свадебных фотоссесий.

50.


В центре круглого и действительно очень покатого монастырского двора - собор Алексия Митрополита (1804-19) с необычной ротондой над крыльцом, а за ним - похожая на ракету маленькая колокольня (1674), судя по формам представляющая собой точную копию деревянной предшественницы. Это старейшее здание Воронежа, и единственное в городе сохранившееся с "доадмиралтейских" времён - с неё звучал набат в последние набеги... Ещё ниже - Знаменская церковь конца 19 века и корпуса вдоль ограды:

51.


По краям - несколько часовен, в том числе на могиле блаженной Феоктисты (на фото не она), местной святой 1920-30-х годов. А за оградой обители - дальняя даль, и запах разогретой степи пробивается сквозь выхлопы миллионного города:

52.


Воронеж - из тех городов, где интересен только центр, и в следующих трёх частях выйдем за его пределы. Сначала - на юго-запад: корабли (вернее, их двигатели) в Воронеже по-прежнему строят, но только не морские уже, а космические.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Низы.
Воронеж. Север.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.

https://varandej.livejournal.com/945230.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж. Часть 3: горизонтальный центр

Воскресенье, 27 Мая 2018 г. 12:48 (ссылка)



Центр Воронежа делится на две ярко выраженные части - "горизонтальную" на ровном месте и "диагональную" на косогоре Воронеж-реки. Что удивительно, при всём изобилии местной народной топонимики, они не имеют каких-то устоявшихся названий - часть в Воронеже в принципе как-то превыше, чем целое. Границей двух половин центра хочется назвать показанный в прошлой части проспект Революции, но нет - он тоже часть "горизонтального" центра.

Для наглядности воспользуемся картой "Воронеж на ладони", которую я уже упоминал в первой части. Будут сегодня две прогулки, между которыми в общем-то ничего особенно примечательного - лишь стадион "Трудовые резервы", осветительные вышки которого я видел с обеих сторон.

2.


А начнём у связующего звена второй и первой части - круглой безымянной площади с на редкость чуднЫм памятником "Слава советской науке!" в виде молекулы ДНК. В одну сторону через парк грандиозного Благовещенского собора - проспект Революции и высотка ЮВЖД, в другую - квартал до вокзала:

3. 2007


О происхождении Воронежской ДНК мне удалось найти лишь то, что изначально она стояла в Зеленограде у проходной одного из тамошних институтов, но чем-то не приглянулась то ли жителям, то ли начальству, и в итоге переехала сюда. Но когда это было и почему - гугль и яндекс не знают. Уважением к советской науке я за время своего космического цикла действительно проникся, но электроники, в слабость которой, на мой взгляд, упирается большинство российских проблем, нет даже здесь.

3а.


Сама же эта территория до конца 1860-х годов была частью Рысистого бега - песчаного пустыря на окраине города, где регулярно проходили скачки. Затем на теперь уже Старый бег пришла железная дорога, с постройкой которой от него остался лишь небольшой кусок - плац Михайловского кадетского корпуса (1842).

4а.


В 1918 году в этом корпусе разместился Воронежский университет - часть эвакуированного университета из Юрьева (Тарту), на первых порах ещё не растерявшая свой уровень, наработанный шведско-немецким прошлым. Пустырь меж университетом и вокзалом враз сделался самым многолюдным местом Воронежа, и советская власть по своей привычке взялась хоронить здесь героев - тогда ещё только Гражданской войны, в которую Воронеж трижды отбивался у белых. Ну а Великая Отечественная от привокзального района не оставила камня на камне, да и площадь Ленина на другом конце проспекта Революции должна была стать главной ещё по довоенным генпланам. Поэтому после войны не стали восстанавливать не саму площадь III Интернационала, ни здания вокруг неё - вот тут, напротив собора, на заднем плане "ворота" привокзальной улицы Мира, а ближе - колоннада у входа в парк "Орлёнок":

4.


Чуть дальше и собственно Орлёнок - голый мальчик на коне, трубящий в горн. Вот только раструб горна регулярно пропадает, поэтому народное прозвище скульптуры - Мальчик с жвачкой:

5.


Рядом - тот самый некрополь Площади III Интернационала, который не только пережил войну, но и пополнился могилами её героев:

6.


В глубине парка - фонтан, а где-то на другой стороне явно не советский памятник Осипу Мандельштаму на месте дома, где поэт в 1934-38 годах жил в ссылке до отправки на Дальний Восток без возврата. Но поэзия Мандельштама мне не была близка никогда, поэтому и к памятнику подойти я забыл.

7.


За парком - бывшая электростанция 1910-х годов, вмещавшая также и прачечную - это всё, что осталось от Кадетского корпуса:

8.


Я же было принял его за дом какого-нибудь купца, владевшего мельницей по соседству - но и "мельница" на другой стороне Кольцовской улицы оказалась ликеро-водочным заводом в старых корпуса Казённого винного склада (1898-1900). Сама же Кольцовская - улица немногим менее главная, чем проспект Революции, и мы ещё вернёмся на неё в одной из следующих частей.

9.


Пока же перенесёмся на "звезду" Никитинской площади, где закончили прошлую часть. Два из пяти её лучшей приходятся на улицу Карла Маркса, и хотя чаще в Воронеже из одной старой улицы делали несколько новых, чтобы увековечить в топонимике всех местных великих земляков и героев, здесь произошло наоборот - Маркса объединена из двух старых улиц, и та, что ниже площади, называлась Старо-Московской, а та, что выше - Большой Садовой. Более того, это и фактически разные улицы, потому что бывшая Старо-Московская - вполне обычная проезжая улица, а вот бывшая Садовая - это главная в Воронеже пешеходная зона.

10.


Открывает её бронзовый Иван Никитин (1911), поэт начала 19 века, теперь задумчиво глядящий на площадь имени себя (на кадре выше). Памятники тут вообще стоят кучно - чуть поодаль увековечен Самуил Маршак (2015) у доходного дома Сомова, где он жил в 1915-17 годах и переводил английскую поэзию. Дом с ушами - как персонаж старого доброго мультфильма:

11.


Дальше ещё и Владимир Высоцкий сидит (2009), но вот ей богу, на месте его родных я бы на такой памятник обиделся. То есть, не серчайте, не "обиделся", а "огорчился", ибо изображён он здесь явно в ипостаси из "воровских" песен.

12.


Что удивительно, пешеходной улица Маркса стала в 2009 году, то есть вполне на волне всероссийского бума "арбатов". Получилась тут однако не мощённая плиточкой жаровня с фонарями под старину, лавочками и Дамой с собачкой, а нечто очень своё, обильно-зелёное. Это всё-таки скорее бульвар, чем арбат - но без проезжей части за деревьями.

13.


Кое-какие достопримечательности на нём тоже есть, хотя и не сказать, чтобы много. На кадре выше - дом Полицмейстера, построенный в 1770-х годах как особняк купца Мартынова, с 1852 года арендовавшийся городской полицией. За ним - Камерный театр, причём столь камерный, что и подходы к нему лишь по узким улочкам.

13а.


Парой кварталов далее, у перекрёстка с Никитинской улицей, сохранилась кирха Марии Магдалины (1811-19). Небольшая немецкая (или скорее датско-голландская) община в Воронеже сформировалась ещё при Петре I - своих корабелов, по понятным причинам, России, мягко говоря, не хватало. Позже, при Екатерине II, где-то под Воронежем появилась ещё и немецкая колония Рибенсдорф - хотя основной поток иммиграции шёл в Поволжье, отдельные немецкие сёла возникали буквально по всей чернозёмной России. То есть, немцы в Воронеже с одной стороны были давно, с другой - община их всегда оставалась скромной, а потому и кирха тут сохранилась "предыдущего поколения", вместо более привычной однобашенной базилики с узорами из кирпича:

14.


Зато именно так выглядел костёл Пресвятой Девы Заступницы конца 19 века на Кольцовской, между прочим переживший войну, но снесённый в 1960-е годы, когда властям во что бы то ни стало понадобилось именно на этом месте возвести пятиэтажку.

14а.


Здесь я свернул на Никитинскую, чтобы парой кварталов правее, мимо ДК Железнодорожников в бывшем Общественном собрании (1902)...

15.


15а.


Посмотреть на усадьбу Плотниковых середины 19 века - редчайший осколок Деревянного Воронежа, особенно поразительный в городе, разрушенном войной на 92%.

16.


А вот наших времён, увы, может и не пережить:

17.


Его фасад напротив БЦ "Премьер" выходит на Комиссаржевскую улицу - к Воронежу знаменитая актриса вроде бы никакого отношения не имела, но вот чем-то местным полюбилась: хотя и были у неё выдающиеся однофамильцы, улица названа именно в честь Веры Фёдоровны. Обратно на Маркса я шёл по невзрачной Студенческой, название своё сохранившей, вероятно, с тех времён, когда в конце её стоял ВГУ, бывший Кадетский корпус.

18.


Здесь же - бывшее Реальное училище (1876-77) в явно осовеченном облике, ныне занятое НИИ технической защиты информации. Как видите, там понимают, что поставить вахтёра, который будет всем запрещать фотографировать - устаревший и ненадёжный метод.

19.


Студенческая вывела меня обратно на бульвар улицы Маркса. Садовая явно была ей не чета, потому что откуда-то отсюда вдоль неё начинаются старые заводы. Вот уцелевший фасад завода сельхозмашин Вильгельма Столля (1869), на основной площадке которого разместилась пожалуй самая ненавидимая воронежцами новостройка - неописуемо гигантский по всем трём измерениям ЖК "Солнечный Олимп", из-за которого, вдобавок, в 2013 году чуть не лишили бульвар пешеходности: формально проезд к дому был бы только для жильцов, но все кругом понимали, что жильцов этих хватит на перманентную пробку по всей длине улицы... и отстояли бульвар.

20.


Однако видимо тогда успели сделать посреди бульвара разворотное кольцо. В углу Студенческой - Дом-гармошка:

21.


Увы, скрытый за деревьями да отстроенный после войны в сталинском стиле - а был это отличный образец конструктивизма (1931):

21а.


Раньше, впрочем, чем "гармошку", я заметил рыбоньку, представляющую собой козырёк спуска в какое-то заведение в подвале. Учитывая, что в сказках проглатывание чудовищем вроде дракона или кита символизирует переход между мирами, получилось весьма аллегорично:

22.


В глубине двора за "Гармошкой" - нечто промышленное, что я мог бы принять за уделанный костёл (тем более и стоял он где-то рядом), если бы не знал, что на его месте хрущёвка. На самом деле это Алексеевская церковь (1896) того самого Реального училища, где теперь информацию защищают. И вот главное по зданию с таким назначением и не скажешь - заброшено оно или законспирировано:

23.


На Кольцовской - свой бульвар, а бывшая Садовая за ней перестаёт быть пешеходной. Тут раскинулась на целый квартал кондитерская фабрика (1934), на углу которой - остатки чугунолитейного завода Самофаловых начала 19 века. При скромном размере, знаменит он был на всю Россию, так как главной его продукцией были церковные колокола, шедшие даже на экспорт. Что интересно, эта специализация Воронежа никуда не делась, слова "после воссоздания колокольни на ней был установлен воронежский колокол" на сайтах типа Sobory.ru я вижу регулярно. А вот воронежские конфеты разочаровали - есть очень неплохие благодаря оригинальной рецептуре, но качество у всех, что я пробовал, так себе.

24.


По мере приближения к железной дороге улица Маркса всё больше выглядит неухоженным промышленным предместьем, но всё-таки и здесь на ней попадаются весьма симпатичные дома. Вот в этом конструктивистском здании (1937) - ещё и Народный музей Сергея Есенина, словно мало в Воронеже своих выдающихся земляков.

25.


Здесь Маркса пересекает параллельная большому проспекту Революции тихая улица Революции 1905 года... тоже, кстати, здесь весьма кровавой, так как давними предтечами воронежских скинхэдов были воронежские черносотенцы. Напротив "Есенинского" дома - Александро-Мариинская глазная лечебница (1911) с евангельским сюжетом Исцеления Слепого, по назначению работающая по сей день.

26.


Ну а в концы улицы Маркса - тупик у СК "Олимпийский", за которым до железной дорог ещё промзона и тюрьма. И если в начале улицы стоит Самул Моршак, то здесь - Самуил Пророк, или вернее храм Самуила Пророка (1822-24). Странный столп перед ним - это фрагмент ограды Чугуновского кладбища, и название своё оно получило не от чугунных заводов, а от купца-фундатора Самуила Мещерякова, который за дюжую русскую силушку всему городу был известен как Чугунный. На кладбище покоились герои войны 1812 года, родители Андрея Платонова и наверное кто-то ещё выдающийся, но... Хотя в Воронеже уцелело относительно много церквей, тотальным при Советах здесь был снос кладбищ, и для местных пара уцелевших надгробий с "ятями" - уже достопримечательность районного масштаба.

27.


Отсюда, по невзрачным довольно районам, я вышел на параллельную Маркса Плехановскую улицу - когда-то Ново-Московскую. В её конце, у железной дороги - очень шумная и перманентно стоящая в пробке площадь Застава, видимо действительно когда-то служившая торгом у той самой "ветхой опушки города". На ней теперь есть высотка - превращённый в БЦ и отреновированный "Гипроводхоз", а напротив - больница 1930-х годов и выглядывающая из-за неё тюремная котельная. К тюрьме, - подумал я, взглянув ещё раз на карту, - может даже стоило подойти ради магазина "Мастер-зона", где продают всякую ерунду от галош до шахматных досок, изготовленную заключёнными.

28.


От Заставы я пошёл дальше на запад, по Донбасской улице к Курскому вокзалу, который уже показывал в первой части. По дороге попалась ещё и армянская церковь Святого Саркиса (2012-15) - такой же, кажется, незименный атрибут областных центров, как немецкая кирха и польский костёл до революции.

29.


Плехановская, в бытность Ново-Московской, считалась чуть ли не главной улицей Воронежа. Теперь об этом реально не догадаться - война всё-таки полностью перекроила город, и сюжеты вроде Общественного собрания на тихой и второстепенной Никитинской улице живо напоминают об этом. От Заставы до Кольцовской вдоль Плехановской тянутся послевоенные сталинки, а ближе к центру начинают попадаться старые дома. Вот например бывшая школа слепых (1909), в разрушенном послевоенном Воронеже временно служившая обкомом. О её нынешнем хозяине (с 1959 года) напоминают пушки у ворот - теперь здесь краеведческий музей. Вроде бы даже неплохой, с экспонатами из мамонтовых Костёнок, но я туда так и не успел.

30.


Красный гастроном, ранее дом купца Вяхирева (1904) больше всего впечатлил меня своими трубами, как у неплохой такой фабрики времён промышленной революции:

31.


Вот такой была Ново-Московская, и на месте Троицкого собора (1789-1822) теперь раскинувшееся на целый квартал здание концерна "Созвездие" (1960) - главного в России разработчика средств военной связи:

32.


Само "Созвездие" не столь фотогенично - длинный унылый фасад ободранной сталинки, поэтому вот соседнее здание Облпотребсоюза:

33.


Здесь мы и свернули с Плехановской на улицу Энгельса. Она считается самой целостной в Старом Воронеже, и за густой зеленью - постоялые дворы 19 века:

34.


Дальше по разные стороны располагался более цивилизованный ночлег - гостиницы "Гранд-Отель" и купца Воищева. Особенно интересна первая (тут она подальше), несколько десятилетий разраставшаяся из мещанского трактира в фешенебельный отель с рестораном. В Гражданскую здесь сидела контрразведка белых, а в подвалах соответственно томились многие красные, поэтому восстанавливали после Великой Отечественной её бережно.

35.


Улица же с кадра выше примечательна своим названием: помимо Старо-Московской и Ново-Московской в Воронеже была ещё и Средне-Московская, единственная из трёх сохранившая историческое название. Но увы, не исторический облик:

36.


По Среднемосковской, сквозь двор "Утюжка" (см. прошлую часть), мы вышли в Кольцовский сквер, куда приводит через Никитинскую площадь и показанный в прошлой части проспект Революции. Кольцовским сквер стал аж в 1860 году, когда здесь открыли памятник Алексею Кольцову: хоть и богат Воронеж на великих земляков, но когда этот памятник ставили, Бунина или Платонова ещё и в проекте не было. Более того, в те времена Кольцов был официальным "народным поэтом", входил во все программы по литературе, стоял в одном ряду с Пушкиным и Лермонтовым. В пятёрку старейших памятников русским писателям этот бюст входит точно (слышал про более старые памятники Ломоносову и Крылову), а Пушкина в Москве увековечили позже на два десятилетия. Но при Советах известность Кольцова как-то резко пошла на спад. Освободив Воронеж, памятник красноармейцы обнаружили в целости и сохранности, вот только сам сквер стал кладбищем - немецко-венгерским, так как прямо здесь враги хоронили своих погибших. Это кладбище снесли, как и десятилетием раньше отеческие, но о нём вот вряд ли кто-то тогда пожалел.

37.


Кольцовский сквер уже до революции был, судя по всему, популярным местом отдыха, ибо лучшие здания на нём - это кинотеатры и банки. Вот здесь ближе "Тауматограф" (ныне филармония), дальше - Коммерческий банк (1880) с тремя советскими этажами (1935), ныне ставший ЗАГСом. Ну а дура над ними - не ЖК и не БЦ, а ВГУ, один из учебных корпусов университета:

38.


Напротив - кинотеатр "Спартак", основанный в 1913 году как "Ампир":

39.


За ним - очаровательный садик. Когда вчера одна моя знакомая, гуляя по Москве, сказала "на Севере парки лучше, чем на Юге", я даже не сразу понял, что речь о двух половинах столицы и начал было возражать, вспомнив отличные парки Воронежа.

40.


Кольцовский сквер представляет собой треугольник, расширяющийся к площади Ленина по ту сторону Плехановской. На углу - ещё один дом со шпилем и столь уже привычном в Воронеже корабликом на нём. Это гостиница "Воронеж" (1940), хотя была ли у неё башня до войны - точно не знаю.

41.


Башня ЮВЖД из прошлой части и пара сталинок со шпилями - это лишь прелюдии к так и не состоявшемуся проекту: после войны Воронеж следом за Москвой, Ригой и Варшавой мог бы получить настоящую "сталинскую сестру", башню со шпилем типа московских высоток. В принципе, обрубил Хрущёв подобные проекты не только здесь - "несостоявшиеся высотки" я могу сходу вспомнить ещё как минимум в Самаре и Челябинске, да и наверное где-нибудь ещё. Здешняя высотка была бы натурально как в Москве, только поменьше:

41а.


Но до "борьбы с излишествами" построили лишь нижнюю часть, да и ту - без декора. Вообще, если задуматься, такой нестабильности, как в СССР, ещё поискать - вместо постоянных мелких перемен на долю каждого советского поколения (включая творцов-и-жертв Перестройки) выпадала хотя бы одна резкая смена правил игры, и по архитектуре это особенно заметно. Перед зданием - памятник Ленину, поставленный ещё в 1939 году, и многие воронежцы знают, что немцы в оккупацию использовали его руку в качестве виселицы. Но при отступлении всё же увезли с собой на переплавку, так что этот Ильич, хоть и точная копия старого - не убийца.

42.


Площадь Ленина до революции называлась Старо-Конной, так как конный торг с неё вывели ещё в 19 веке. По бокам от Дома Советов - библиотека (левее кадра выше) и небольшой Оперный театр 1950-х годов, основанный в 1931 году. Вокруг площади - самая гуща новостроек:

43.


Если же пройти за Дом Советов с полкилометра, на тихой улице Станюкевича можно обнаружить синагогу (1899-1902). Евреи были крупнейшим национальным меньшинством дореволюционного Воронежа, в 1897 году около 1,5 тысяч человек из 80-тысячного населения.

44.


По дороге ещё есть весьма симпатичная улица Платонова (что мне приятно, ибо этого писателя я люблю) с домами начала ХХ века:

45.


С которой, обойдя по переулку высотку "Рамады-Плазы", мы вышли в примыкающий к площади Ленина с юга сквер Бунина меж полукруглых сталинок архива и суда. Здесь и памятник Бунину с сюжетом "Камин затоплю, буду пить / Хорошо бы собаку купить". Впрочем, поэзия Бунина мне не близка, а вот "Тёмными аллеями" я зачитывался. И почему-то мой любимый в них рассказ - совершенно проходной "Второй кофейник".

46.


Кем станет девчонка-натурщица из того рассказа спустя несколько лет?
Напротив Бунинского сквера - сквер "Надежда" с памятником жертвам белого террора (1929), а в современной интерпретации - и всей Гражданской войны.

47.


Рядом - дом Шведченко (1906) и Волжско-Камский банк (1914-15), другим углом обращённый к площади Ленина:

48.


Последний ныне занят городской администрацией, а фронтон его со скульптурами - на заглавном кадре:

48а.


Дальше за "Надеждой" запомнилась ещё пара позднесоветских зданий - ТЮЗ (1963):

49.


Дом Актёра:

50.


И современный "Арт-Отель". Вот что подумалось: едва ли не строжайшее табу интеллектуальной части Рунета - это доброе слово о новостройках ("современной архитектурой" называть их не будем) России. То есть, назвав Путина хоть плешивым карликом, хоть гением-стратегом, объявив Крым украинским или Таллин русским, восхваляя Сталина или перечисляя весь миллиард убитых лично им, ещё можно избежать порицания. Но сказать "мне понравилась вот эта новостройка" - это примерно как крикнуть "Спартак - Чемпион!" в окружении молодчиков из "Динамо".

51.


Напоследок снова выйдем на Плехановскую - ниже Бунинского сквера стоит Магистрат, впечатляющий своим барочным обликом. Я бы даже подумал, что это действительно был петровский магистрат Адмиралтейского Воронежа времён Азовских походов, но нет. Дом построил в 1769-70 годах богатейший в тогдашнем городе купец Севастьянов, а "магистратом" он стал в 1852 году - так в обиходе назывались тогда Мещанские управы. Ныне здесь литературный музей с экспозициями про Никитина, Кольцова, Бунина и Платонова.

52.


А вниз рукой подать до исторического сердца города. Но по низам, районам на крутом склоне, пройдёмся в следующей части.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Низы.
Воронеж. Север.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.

https://varandej.livejournal.com/945005.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж. Часть 2: проспект Революции

Суббота, 26 Мая 2018 г. 13:57 (ссылка)



В прошлой части я рассказывал про общий колорит Воронежа, а теперь пройдёмся по его главной улице - 2-километровому проспекту Революции, бывшей Большой Дворянской.

Забавно, что ни в одном из трёх крупных городов, о которых я писал этой весной, - Саратове, Самаре и Воронеже, - главная улица не называется в честь Ленина. Зато и проспект Революции в Воронеже, и улица Куйбышева в Самаре в царские времена были Дворянскими - это к вопросу о разнообразии топонимики разных эпох и стран. В Воронеже мощный Ленинский проспект есть на Левом берегу, а вот улица Ленина видна на кадре ниже вдалеке - в неё переходит проспект Революции за железной дорогой. Но воронежская улица Ленина не то что невзрачная, а просто никакая, по сути дела просто связка центра с Северным мостом, за эстакадами которого она переходит в ведущую к ВГАУ улицу Ломоносова.

2.


Проспект Революции же начинается буквально из ниоткуда, невзрачными зданиями вдали от выдающихся городских ориентиров. Но достопримечательности начинаются сразу же - вот в этом домике чиновницы Германовской (1865), на съёмной квартире, в 1870 году родился Иван Бунин, и теперь, конечно же, его дом-музей.

3.


Напротив - бывшее Механико-техническое училище имени Петра Великого (1909-13), две зенитки у ворот которого напоминают, что фотографировать его лучше с другой стороны улицы и от пояса - сейчас это штаб ПВО.

4.


Дальше по проспекту, вновь на "бунинской" стороне - изящный островерхий дом Гайна (1888-90) с заглавного кадра, а улица Коммунаров рядом с ним уходит вниз так круто, что с другой стороны проспекта кажется, будто за оградой перед домом - тротуар... пока туда вдруг не нырнёт грузовик или ПАЗик, за секунду скрывшись доверху. Центр Воронежа делится на две явные части - "горзионтальную" и "диагональную", и при всём изобилии народной топонимики, каких-то общих названий у них нет. "Диагональная" часть на крутом берегу Воронежского водохранилища по ходу нашего движения отодвигается от проспекта, но здесь он проходит по самому краю, над старым предместьем Гусиновка:

5.


Сама же эта его часть - ещё не Большая Дворянская: в 19 веке район у начала проспекта носил странное название Рысистый бег, и представлял собой огромный пустырь, где устраивались скачки. Скакать тут было кому - ведь не из Орловской губернии происходили орловские рысаки, а из воронежских владений графа Орлова с центром в селе ХреновОе. Затем Рысистый бег (сразу ставший Старым бегом) пересекла железная дорога, и постепенно он начал застраиваться. Первое здание собственно Большой Дворянской - вот: растянувшаяся на целый квартал больница. И хотя я бы сходу принял её за сталинку, на самом деле это вполне честный классицизм - больница построена в 1826 году:

6.


Напротив - уже вполне себе сталинки, и стиль Победы в них куда как вычурнее:

6а.


В Воронеже, как и в Питере, есть Техноложка - официально ВГУИТ, то есть Воронежский университет инженерных технологий. Его главный корпус занимает на проспекте старую гимназию (1853-55):

7.


Сквозь Технологический сквер глядящую на Первомайский сад с весьма витиеватой историей. Как Горсад, в губернских городах привычный так же, как ЦПКиО в областных центрах, он был разбит ещё в 1850 году. В царские время сад славился летним театром и зимним катком, где практически каждую неделю устраивались состязания конькобежцев, но первый сгорел в 1929 году, а второй при Советах как-то позабылся. Всё, что осталось, было разрушено войной, да и в советском Воронеже появились новые, куда более обширные и красивые парки. В общем, был Первомайский просто тенистым сквером, где отдыхал народ, в первую очередь студенты Техноложки, да только вновь сменились времена, и сад был выбран под строительство собора.

8.


Надо заметить, с воссоздание московского Храма Христа Спасителя сразу десяток городов по всей России кинулся строить "третий по величине храм" страны. Благовещенский собор в Воронеже, заложенный в 1998 году, явно из этой серии и вполне может быть даже победителем - по вместимости я данных не нашёл, а вот по высоте и храма (85 метров), и колокольни (97 метров) воронежский собор в России пятый, причём среди храмов-новостроек он уступает лишь собору в Хабаровске, а его колокольня и вовсе с большим отрывом высочайшая из новых. Собор столь огромен, что подобно небоскрёбам, вблизи даже и не кажется каким-то особенно большим - его истинный масштаб становится заметен лишь на панорамах города. Здание в целом было закончено в 2003 году, первая служба прошла в 2009-м, а отделка идёт до сих пор. И думаю, воронежцы гибель любимого сада попАм не простят ещё долго, а вот мне этот собор понравился, да и среди всяческих ТЦ, ЖК и гостиниц, по-прежнему уступающих его колокольне, это не самая худшая вертикаль.

9.


Вокруг собора - целая "солнечная система" часовен и памятников, как например епископу Митрофану Воронежскому (2003) с кадра выше или вот этот Чернобыльский колокол:

10.


А памятник Воронежскому добровольческому коммунистическому полку, ушедшему на фронт в 1941 году, и вовсе явно старше собора. Вокруг него - небольшой оставшийся участок парка, отделяющий храм от проспекта.

11.


С другой стороны Первомайского сада - безымянная круглая площадь, откуда короткая улица Мира ведёт прямиком на вокзал, занявший другой конец бывшего Рысистого бега. К проспекту ведёт улица Феоктистова, переходящая в улицу Разина, мимо старой гостиницы Вяхирева (1888) круто спускающуюся на Чернавский мост.

12.


За этим перекрёстком проспект Революции вступает в права главной улицы окончательно, о чём напоминает единственный на нём подземный переход, в затхлой темноте которого обнаружилась мозаика:

12а.


Над перекрёстком нависает, пожалуй, самое впечатляющее здание проспекта - контора Юго-Восточной железной дороги с 70-метровой башней масштабов если не "сталинских сестёр", то по крайней московской гостиницы "Пекин". Здания управлений железных дорог всегда монументальны, но ЮВЖД тут, кажется, вне конкуренции.

13.


Думаю, название железной дороги удивляло не меня одного: это конечно не так эпично, как Юго-Западная железная дорога на северо-западе Украины, всё же направление от Москвы тут действительно юго-юго-восток, но для небольшого по площади Русского Юга между Украиной и Казахстаном тут очевидный запад. Всё дело в хвалёном железнодорожном консерватизме: в 1893 году было создано Акционерное общество Юго-Восточных железных дорог, объединившее построенные на рубеже 1860-70-х линии Козлов-Ростов и Елец-Царицын. Позже границы ЮВЖД менялись не раз, она сместилась чуть севернее (Ростов стал центром Северо-Кавказской железной дороги) и западнее (Волгоград вошёл в Приволжскую ЖД с центром в Саратове), но у железнодорожников даже переименование одной станции может тянуться десятилетиями, что уж говорить про целую железную дорогу? Интересно, что именно на ЮВЖД, а не где-нибудь на Крайнем Севере, находится и последняя крупная железнодорожная стройка России - тот самый 120-километровый обход Украины. Здание управления ЮВЖД в Воронеже (1930-32) поначалу выглядело совершенно иначе, и свой нынешний облик, включая башню, обрело лишь при восстановлении после войны. В отличие от подавляющего большинства "заампиренных" образцов конструктивизма, новый вид действительно интереснее старого:

13а.


Ну а туристам стоит знать, что это здание ещё и "с секретом" - за его многочисленными арками во дворе скрывается забавный небольшой Эрмитажик:

14.


Это Воронежский дворец, построенный в 1777-78 годах. Официально - для губернатора, но получилось столь стильно и роскошно, что молва никак не могла "доверить" такое здание чиновнику среднего уровня. Вдобавок, его строительство совпало с покорением Крыма, и в самой известной из неофициальных версий дворец строился для Екатерины II, якобы собиравшейся в ходе своего Южного вояжа посетить и Воронеж. В более экзотическом варианте хозяином дворца должен был стать в почётной ссылке последний крымский хан Шахин-гирей. Но старость он провёл совсем не в почёте, жил под наздором в Таганроге, Тамани, Воронеже и Калуге, а в 1787 году таки уехал из ненавистной России в благословенную Турцию, где был радостно казнён по приказу султана. В Воронеже он в 1784-86 годах в любом случае жил не здесь, а в загородном доме под присмотром донских казаков, так что молва молвой, а эрмитажик на Большой Дворянской себе действительно построил губернатор.

15.


Сходства с Эрмитажем добавляет художественный музей имени Ивана Крамского, один из лучших в России за пределами столиц - богатых усадеб, коллекции которых сюда можно было свезти, в чернозёмной Воронежской губернии хватало. Музей был основан в 1933 году, а сюда переехал в 1959-м.

16.


Напротив ЮВЖД через улицу Феоктистова - Первомайский сад с Благовещенским собором, а через Проспект - Петровский сквер, небольшой, но чрезвычайно ухоженный, людный и уютный. Не знаю, что за ним было до "Петровского пассажа" (2007), но по мне так даже он не портит вида, а создаёт неплохой задний план:

17.


Памятник Петру Первому отличает солидный возраст - он был поставлен в 1860 году. Впрочем, с той поры уцелел лишь постамент - скульптуру вывезли немцы при отступлении и скорее всего где-нибудь переплавили, но воссоздан памятник в 1956 году был, видимо, довольно близко к оригиналу. Как я понимаю, одновременно с первым памятником здесь появились и эти пушки, чуть ли не во времена Азовских походов отлитые в соседнем Липецке для так и не построенных кораблей и полтора века пылившиеся в воронежских арсеналах.

18.


Где-то на этом же перекрёстке стояло здание Окружного суда (1896), в 1917-38 годах служившее Домом Советов, затем переданное под Дворец Пионеров и именно в таком качестве оставшееся в истории, когда его разрушила война.

19а.


И в целом от Петровского сквера начинается участок проспекта, который я бы назвал Губернский квартал:

19.


На кадре выше, по соседству со скрытым во дворе ЮВЖД Воронежским дворцом - дом губернатора (1780). Вернее, изначально его построил как свой личный особняк воронежский комендант, губернии дом перешёл в 1792 году, а нынешний облик принял сотней лет позже. Напротив, вокруг Петровского сквера, в 1780-х годах планировалось построить комплекс общественных зданий по проекту Джакомо Кваренги, но состоялась из него в итоге лишь Казённая палата (1786-87), да и та всю стройность потеряла, когда на неё нахлобучили ещё два этажа. Длинное здание за ней - не жилая малоэтажка эпохи "пленных немцев", а целое Губернское правление (1788), судя по дореволюционным фотографиям не так сильно и изменившееся с довоенных лет:

20.


Следующий в губернском квартале - Почтамт начала 19 века, служивший и официальной гостиницей - в 1837-41 годах здесь, по пути из столиц на Кавказ, пару раз останавливался Лермонтов. Портал, как я понимаю, послевоенный - буквально пара штрихов при ремонте, и царский классицизм превращается в сталинский:

21.


Три флагштока между Почтамтом и бывшим Губернским правлениям - это проход на площадь Победы, которая находится фактически во дворе Почтамта, на "балконе" горизонтальной части города. В 1943 году на косогоре была устроена братская могила солдат из частей генерала Черняховского, а в 1975 году рядом с ней зажгли Вечный огонь, и да простят меня коммунисты, но я в композиции этого памятника вижу души защитников и освободителей города, возносящиеся на небеса.

22.


С "балкона" наверное открывались прекрасные виды на Левый берег, заодно заставлявшие оценить подвиг дедов - имея такие позиции, немцы всё же проиграли бой. Но с тех пор косогор зарос, и в общем Площадь Победы выглядит скорее Двором Победы - ухоженным и очень каким-то камерным: зайдя сюда, я спугнул милующую парочку. На задней стене Почтамта - та бронзовая карта, у которой в прошлой части я показывал экскурсию африканских студентов, а напротив памятника - высокая стела в честь награждения Воронежа орденом Великой Отечественной войны, который многие тут воспринимают как эрзац несостоявшегося Города-героя. Стела выглядывает из-за следующего здания - гостиницы 1840-х годов, сменившей множество названий и владельцев:

23.


Да только вот осталась от неё после войны одна стена, так что 90% здания на сотню лет моложе:

23а.


Между бывшей гостиницей и Почтамтом - последний элемент мемориала, скульптура в человеческий рост. Подойдя к ней со спины, я, не знаю почему, подумал на какого-нибудь "афганца". Поравнявшись со скульптурой, я узнал униформу красноармейца, а затем мой взгляд привлекли загадочные треугольники у него в руке. Это памятник Военному Почтальону (2015), у которого был, кстати говоря, реальный прототип - Иван Леонтьев, доставлявший письма если не в глубь уличных боёв, то по крайней мере на передовые позиции. Он вошёл с Черняховским и в освобождённый Воронеж, а погиб где-то западнее год спустя.

24.


Напротив - памятник Андрею Платонову (1999). Или Андрею Климентову - такой была его настоящее фамилия, а Платоном звали его отца, машиниста паровоза и рабочего железнодорожных мастерских. На памятнике - цитата "А без меня народ неполный". Платонов - один из моих любимых писателей, на мой взгляд единственный в русской литературе по-настоящему "народный": хотя сам он был вполне образован, да и работал всю жизнь корреспондентом, именно в его прозе, а не в стихах Некрасова, я вижу мир глазами примитивного человека, который может даже и способности к чтению не нажил, но всё бытие своё существует посреди поиска правды. Бескрайнее чернозёмное поле, а в нём это самая Правда размером не больше иголки, и вот её ищут днём и ночью наугад все эти работяги из "Котлована", ополченцы из "Чевенгура", колхозники-мечтатели из "Ювенильного моря" да Назар Чагатаев, построивший социализм в аду... Собственно, именно "Джан" - моя любимая повесть Платонова, поэтому в прошлый раз я цитировал его в Хиве. Одинокий и грустный Вощёв из "Котлована", что ходит с мешком и кладёт в него разные предметы - вдруг именно они окажутся Правдой? - это, кажется, мой персонаж, только вместо мешка у меня фотокамера. Для школьной программы Платонов явно слишком странен, и очень здорово, что избалованный обилием великих земляков Воронеж о нём не забыл. "Есть ветхие опушки у старых провинциальных городов. Туда люди приходят жить прямо из природы...".

25.


А мы продолжаем путь по проспекту. На целый квартал, 160 метров, тянется бывшая семинария (1813-22), причём такой длинной она стала не сразу, а в 1872-73 годах. Мрачностью здания впечатлился в 1832 году ещё Николай I, велевший устроить здесь казармы, да устно, и к вечеру уже о том забыл, а местные ему напоминать не стали. После войны разрушенную семинарию восстановили с дополнительным этажом да отдали в 1947 году Монтажке - архитектурно-строительному институту.

26.


Николаю I семинария мозолила глаз из окон дома Тулинова (1811-13), считавшегося лучшими воронежским особняком - даже не смотря на наличие губернаторского Дворца, монархи останавливаться предпочитали здесь, и отметилось их тут трое: в 1818 и 1820 годах Александр I, а в 1837 году цесаревич Александр (впоследствии Второй) с неизменным Василием Жуковским.

27.


Огромный красный Дом офицеров перестроили в 1931 году из Мариинской гимназии (1873):

28.


А за ним столь же огромный, но только ещё и во всех трёх плоскостях, отель "Мариотт" - натурально какой-то айсберг, невесть откуда свалившийся в центр города, придавив старый добрый советский ЦУМ. В масштабах Воронежа это смотрится примерно как Москва-Сити в Москве, если бы тот воздвигли где-нибудь в районе "Маяковской". И всё же, да не побьют меня за это МЕСТНЫЕ ногами, а мне вот он нравится:

29.


До ЦУМа-"Мариотта", впрочем, есть ещё небольшая площадь с памятником фольклористу Митрофану Пятницкому, в конце 19 века создавшему первый в России народный хор из воронежских мужиков. Напротив с утра пораньше оказалось открыто то самое (из прошлой части) кафе с арабами за стойкой, "Король-и-Шутом" в зале, "Nigtwish" на экранах, крошками на столах да двумя мужиками, которые так рады были своей встрече, будто один из них благополучно вернулся с войны. Кафе и памятник я не фоткал, поэтому вот рядом с ними конструктивистский шестиэтажный (!) Дом Книги (1935). Вернее, сейчас тут отделение "Единой России", но старое название, думается, совсем как в Средней Азии - нас всех переживёт.

30.


Рядом, в трапеции улиц Пятницкого и 25 Октября - Дом Связи (1930-е), сохранивший со времён постройки и облик (восстанавливали его по оригинальным чертежам), и назначение:

31.


Разве что барельефы тут явно моложе и стилистикой, и сюжетом - от гонца до космической связи:

32.


Дальше я свернул на улицу 25 Октября, потому что с обратной стороны дома связи есть Волосатая стена. Местные её почему-то очень любят и называют "наша неформальная достопримечательность", хотя в сравнении с густой шерстью домов Воркуты и Невьянска тут волосатость какая-то очень условная, даже на неприличные ассоциации не потянет. Ну а в основе - хотели эту стену чем-то обшить ещё в советское время, да так и не обшили, успев лишь крепления сделать:

33.


Ну а по улице 25 Октября я в итоге отклонился от проспекта ещё на пару кварталов. Напротив ребра Волосатой стены - конструктивистская подстанция 1920-х годов, за более высокими домами пережившая войну:

34.


Сталинка со шпилем на углу - в лесах:

35.


Да и огромная Советская площадь, в старину Мясной базар, один из многих "балконов" над косогором была перекопана так, будто город готовится к Мундиалю. Я так и не нашёл, как её пересечь, поэтому не подошёл ближе ни к Концертному залу 1970-х годов, ни к Покровскому собору (1841). Вернее, дата относится лишь к центральному храму с куполом, а вот трапезная (1736) и колокольня (1791) остались от прошлого храма, основанного ещё в 17 веке. Покровский собор с 1948 года кафедральный - ведь Благовещенский ещё не завершён.

36.


Напротив - начало тихой улицы Алексеевского, на которой в мясорубке войны чудом уцелел доходный дом Замятнина (1913):

37.


Воронежцы любят подводить ничего не подозревающего гостя прямо под балкон, из под которого на голову туриста буквально вылетает СОВА, даже под небольшим углом скрытая за опорами:

38.


Хотя и другие барельефы Дома с совой впечатляют. Дело в том, что Михаил Замятнин сам был архитектор и строил многие другие дома из этого поста, а уж на своей недвижимости без всех этих косных заказчиков отыгрался как следует.

38а.


Снова выйдем на проспект. Косогор отодвинулся от него уже на пару кварталов, и те кварталы приняли на себя удар войны, закрыв собой самый красивый и цельный участок дореволюционного губернского Воронежа. В перспективе его уже виден конец - зелень Кольцовского сквера, за ней площадь Ленина, над которой стеклянный цилиндр делового центра "Рамада-Плаза". Но идти туда можно долго - привыкнув к советскости воронежских пейзажей, начинаешь вглядываться в каждый старый дом:

39.


К ЦУМу, например, примыкает бывшая гостиница "Центральная", которую построил в 1878-79 годах местный купец Самофалов. Останавливались в ней Антон Чехов, Глеб Успенский, Владимир Маяковский и даже Иван Бунин - последний хоть в Воронеже и родился, а уехала отсюда в три года, и в родной город попадал уже как гость.

40.


Губернский Воронеж как он есть. Именно из-за этого участка проспекта я не могу сказать, что Воронеж был разрушен так же сильно, как Севастополь, Новгород или Минск, ведь ни в одном из них подобного не осталось. Слева - особняк купцов Капканщиковых, столь успешных, что это был единственный частный жилой дом Большой Дворянской.

41.


Кульминация проспекта, на мой взгляд - вот эти три дома, которые я сфотографировал с лестницы магазина напротив. Слева - Музыкальное училище (1912-14):

42.


Справа - дом Вансовича конца 19 века:

42а.


А посредине - гостиница "Бристоль" (1909-10), в Воронеже отвечающая за шедевр модерна:

43а.


В ней даже двор-колодец сохранился, единственный живописный двор Старого города, что я сумел найти. Но это не настоящий воронежский двор, ибо не разбитные "местные" с пивком в нём сидели на ступеньках, а двое скучавших охранников.

43.


В целом, по этим домам видно, что Воронеж до революции был красивым городом - но всё же не чета купеческим столицам Поволжья типа Саратова или Самары.

44.


На другой же стороне - Собака. Так в народе называют эту площадь-"выемку" проспекта:

45.


Ибо кличка у Собаки хоть и каждому в России известная, но всё-таки слишком уж длинная - Белый Бим Чёрное Ухо. Грустную повесть про верного пса, так и не дождавшего хозяин из больницы, написал в 1971 году воронежский писатель Гавриил Троепольский, но в итогё пёс оказался известнее своего автора. Только ухо у шотландского сеттера теперь не чёрное, а золотое - отлитая в 1985 году, одобренная писателем и уже после его смерти поставленная здесь в 1998-м скульптура с самого начала замышлялась контактной.

45а. 2007


Утром у Собаки пусто, лишь кто-то спешит на работу сквозь арки, но в 2007-м тёплым вечером эта площадь запомнилась мне многолюдием, шумом и смехом. Рядом ещё и фонтан "Дюймовочка" (только сама она куда-то делась - надеюсь, на ремонт, а не украдена) и театр кукол "Шут". Он известен с 1925 года:

46.


Но здание его (1984) куда моложе, и среди многих других образцов жанра, балансирующих откровенно на грани пошлости, выделяется в лучшую сторону.

47.


Последнее здание по чётной стороне проспекта - кинотеатр "Пролетарий" из новой (1966-68) и старой (1910-14) частей. Новая часть запомнилась мне кафе "Хуторок" в подвале - что-то вроде "Му-му" с украинским уклоном, где я обедал дважды, и оба раза борщом да варениками с сыром и зеленью: они оказались настолько хороши, то мне во что бы то ни стало захотелось повторить.

48.


В старом синематографе более всего впечатляет название - "Увечный воин", но это что-то сродни рынку "Афганец" или садовому товариществу "Ветераны Афганистана", так как открывало синематограф одноимённое общество. В оформлении здания, впрочем, не то что увечных, а вообще каких бы то ни было воинов не замечено:

48а.


По нечётной стороне предпоследний дом сам по себе невзрачная сталинка, зато с отличными советскими артефактами у входов во дворы. У него в подвале не украинский борщ варят, а арабы курят кальян (об этом воронежском феномене - см. прошлую часть), и кстати "Шам" - это Сирия:

49.


Ну а дальше проспект выныривает на площадь Никитина в виде почти правильной звезды - вверх и вниз уходит улица Маркса, направо Пушкинская, налево конец проспекта. С нечётной стороны проспекта, фасадами на площадь - Госбанк (1931-32) и Драмтеатр имени Кольцова (1886), в 2012 году вернувшийся в своё историческое здание из нынешнего Концертного зала, где с 1995 года пережидал затяжной ремонт. Первый "Благородный театр", то есть междусобойчик местных дворян, в Воронеже появился ещё в 1787 году, а профессиональная труппа уже в начале 19 века славилась на всю Россию. Здание же больше всего впечатляет своей неправильной формой - а значит, площадь была устроена так уже в те времена:

50.


За театром Кольцова - зелень Кольцовского сквера, но формально тут ещё последний квартал проспекта. На другой его стороне - универмаг "Утюжок" (1932-34):

51.

Увы, много потерявший в облике при послевоенном восстановлении - а был это конструктивистский памятник совершенно столичного уровня:

51а.


Утюжком же воронежцы называли даже не его, а находившийся тут ранее базарчик, но к моменту строительства Универмага народное название стало почти официальным. Так глядишь через сотню лет и Сектор-Газовский административный район на том берегу появится, и театру "Шут" присвоят адрес площадь Собаки, 1...

52.


В следующих двух частях погуляем по другим районам центра - горизонтальным и диагональным соответственно.

ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Гора.
Воронеж. Север.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.

https://varandej.livejournal.com/944790.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж. Часть 1: город и его местные

Пятница, 25 Мая 2018 г. 15:26 (ссылка)



Воронеж - областной центр (1040 тыс. жителей) в 600 километрах южнее Москвы по Великому Курортному пути. Накануне распада СССР он вплотную приблизился к городам-миллионникам, но дальше изменились времена, и многие даже более крупные города остались балансировать на грани миллиона. Региональные власти подкидывали в них, как дрова в затухающий костёр, окрестные населённые пункты, и вот в начале 2010-х годов Воронеж получил мощную охапку своей округи, разом увеличившись на сто тысяч жителей. О честности такого роста можно спорить, ну а я по своим ощущениям скажу, что шумный, суматошный, блестящий, под завязку набитый автомобилями, магазинами, едальнями и людьми Воронеж действительно похож на миллионник. Причём похож гораздо больше, чем в 2007 году, когда я был здесь впервые.

О Воронеже, познакомиться с которым мне помогли один знакомый без блога и Александр the_cher, я расскажу в 7 частях от Старого города до Сектора Газа. Есть тут и кое-что о космосе, как в Самаре или показанном в прошлой части Миассе, но начну рассказ, как всегда, с общего колорита, по степени которого Воронеж также вполне себе миллионник.

На подходах к Воронежу бескрайние поля Черноземья вдруг сменяет сосновый бор - стройный и чистый, самый что ни на есть "мачтовый". Такие лесные оазисы - в принципе не редкость посреди степи, но вокруг Воронежа боров ещё и несколько - например, Шиловский и Тавровский с юга:

2.


Вот из-за деревье показывается город. Он стоит на трёх берегах двух рек - Дона и Воронежа, сливающихся на южных окраинах. Но лучше двух левых берегов - один правый, и узкие улочки старых предместий вьются по его склону как где-нибудь в горских аулах.

3.


А посредине города - вода, и не вглядываясь в детали, Воронеж легко перепутать с Киевом. Многие, попав сюда впервые, думают, что это Дон широк, как Днепр, но нет - это самая что ни на есть река Воронеж, которая на самом деле меньше Москвы-реки:

4.


Но в 1971-72 годах её подпёрли плотиной у самого устья, причём это даже не ГЭС: Воронежское водохранилище замышлялось как резервуар для города и окрестных колхозов. Но длина его 30 километров, ширина 1-2 километра,, и потому "водохранка" кажется полноценной рекой. Вот только нет здесь ни судов (кроме прогулочного катера), ни речного порта - мелко. К середине лета водохранилище прогревается до дна, к августу цветёт так, что вода у берега становится похожа на густую зелёную краску, город заполняет болотная вонь, а чтобы здесь купаться, надо либо панком быть, либо очень хорошо напиться.

5.


Зато на водохранке есть МОСТЫ, обилие которых добавляет сходства с Киевом. На кадре выше вдалеке один из двух железнодорожных Отроженских мостов по разные стороны лесистого острова. Ближе - Северный мост, самый молодой (1986), длинный (1800м) и необычный в Воронеже из-за второго трамвайного яруса. На переднем плане - короткий (342м) Чернавский мост, ближайший к центру и самый старый: впервые его навели в 1768 году, а уже в 1908 году он стал первым крупным бетонным мостом Российской империи. Формы его взяты прямиком из деревянного зодчества, но оцените, как изменился пейзаж!

5а.


Тот мост был разрушен в войну, и восстановили его в нынешнем виде лишь к 1958 году. Да и то - спешно и с ошибками, так что уже в 1990 году его пришлось закрыть ремонт, затянувшийся в итоге на 19 лет. Об этом до сих пор напоминает схема движения транспорта - ездят через водохранку в основном соседним мостам. Ещё одна особенность Чернавского моста - две дамбы, расходящиеся равнобедренным треугольником от его оконечности на середине водохранилища. Чернавская дамба в створе моста строилась вместе с водохранилищем, а на кадре ниже видна Придаченская дамба (1786), ныне занятая парком, в который ведёт с разных сторон пара небольших мостиков (1971-72). Дальше виден Вогрэсовский мост (1954, с 1930-х годов) и сама Воронежская ГРЭС, к которой прилагается завод синтетического каучука ("Эс-Ка") и приказавший долго жить шинный трест, при Советах наполнявший резиновой вонью весь город - это и есть Сектор Газа:

6.


И где-то там, по левому берегу, проходят трасса "Дон" и железная дорога. За рекой - станции Отрожка и Придача, между которыми ещё и совершенно внезапный тоннель длиной 800 метров - он не через какую-нибудь гору проходит, а ныряет под площадку и взлётку авиазавода. Две станции - не ровесницы: Отрожка открылась в 1869 году на тупиковой линии в Воронеж, а когда в 1871 от неё потянули путь дальше на юг, появилась и Придача. Трафик тут как бы не побольше, чем на главном вокзале, но за полтора века они так и остались по сути обычными платформами электричек. На Придаче (куда я заехать не успел) через неделю после моей поездки открылся вокзал Воронеж-Южный, а на узловой Отрожке - лишь грандиозное депо:

7. 2007


До Воронежа-1 же поезд идёт с Отрожки добрых 15 минут, и если он транзитный (а сюда заходят многие транзитные поезда), то потом ещё и столько же назад. Старый воронежский вокзал был предельно тривиален, и скорее всего не обновлялся с момента постройки в 1869 году:

8а.


Поэтому когда он был разрушен войной, построили действительно "лучше, чем было!". Нынешний вокзал принял пассажиров в 1951 году, и как в Смоленске, Волгограде или Курске, входит в цикл вокзалов-памятников Победы:

8.


Внутри - не столь роскошно, но уютно:

9.


Со стороны города - характерный вогнутый фасад:

10.


Но помимо целой толпы скульптур Победителей, обратите внимание на ещё одну деталь - Периметр. Такая система мне хорошо знакома по железным дорогам Узбекистана: здание обнесено забором, который можно миновать лишь через будку со сканнером. И ладно вход не по билетам - касса всё равно внутри:

11.


Рядом - вот такая штука, типичная для южных городов вплоть до Астрахани. Другой конец этой линии - у Павелецкого вокзала Москвы. В среднем автобус дешевле поезда, но и комфорт в нём мягко говоря не тот. Обратите внимание на список других пунктов, и так как автобус частный - можно не сомневаться, что все они востребованы в равной степени.

12.


Перед вокзалом - сталинская площадь Черняховского с памятником генералу. Днём с неё вокзала не видать за стоящими по всей окружности маршрутками и ПАЗиками. Ранним же тихим утром на меня сразу повеяло Югом - пряный мягкий воздух, буйная зелень высоких деревьев да голуби, с утра до ночи без перерыва повторяющие своё "у, у-у!".

13.


Фасадом в другую сторону - мединститут имени Бурденко в здании 1930-х годов, отстроенном после войны. О миллионности Воронежа и его особой роли "столицы Черноземья" напоминает десяток вузов, и почти все, хоть пед, хоть мед, хоть Монтажка - в подобных зданиях с мощными сталинскими фасадами:

14.


В 1894 году воронежский тупик продлили на Курск, и несколькими километрами западнее появился ещё и маленький Курский вокзал, где теперь останавливаются только электрички:

15.


Самое странное в Курском вокзале то, что он стоит за пределами станции, на красной линии Донбасской улицы, и с обратной его стороны - не платформа, а двор, от путей отделённый забором:

16.


...Конечно же, прекрасный Воронежский бор не мог не привлекать бродивших по степи людей, тем более что бродили они здесь издавна - от Воронежа рукой подать до Костёнок, жители которых 40 000 лет назад охотились на мамонтов. Через город тянутся славянских курганов, и местные знатоки "настоящей истории, которую от нас скрывают(тм)" усматривают в них Вантит из персидских хроник, якобы независимое государство вятичей. В 1177-1237 годах в летописях то и дело упоминаются как Воронеж, так и некий русский город на Среднем Дону, но как минимум ещё один Воронеж есть на Украине, а здесь если что и стояло - то глухая и далёкая порубежная крепость. Достоверная история Воронежа начиналась с такой же крепости, столь маленькой и второстепенной, что даже год её основания воеводой Семёном Сабуровым точно не известен (условно таковым принято считать 1586-й). В 1590 году крепость сожгли черкасы, то есть запорожские казаки, которые были тогда абсолютно лояльны Речи Посполитой, а четверть века спустя радостно грабили московскую округу. Но времена изменились, и начало своего подъёма Воронеж также обязан украинцам. В середине 17 века угол бывшего Дикого поля, отданный переселенцам из оставшейся "под ляхом" Правобережной Малороссии, стал Слободской Украиной. Сам Воронеж в Слобожанщину не входил, но стал её воротами для Москвы, а за Доном начинался Острогожский полк. Украинскими монахами были вырыты знаменитые пещерные монастыри вроде Дивногорья, а ближе к границе до сих пор стоит немало сёл, говорящих на суржике.

17а.


Но настоящий расцвет сюда пришёл позже. Ведь "на берегу пустынных волн" холодной Балтики Пётр I оказался вовсе не от хорошей жизни. Петербург по изначальному плану должен был стоять в устье Дона, и не в Атлантику служить окном, а в Средиземноморье. В 1685 году в Воронежском бору зазвучали топоры: мачтовый лес на притоке Дона обозначил идеальное место для строительства флота. Выше, на заводах Липецка, лили пушки, гвозди, скобы, а здесь в 1698 году было учреждено Адмиралтейство, под руководством Фёдора Апраксина до 1705 года построившее 68 больших кораблей, 21 галеру и более 200 бригантин. Сам монарх приезжал сюда 13 раз и провёл в Воронеже суммарно полтора года. Верфи работали также в соседних Рамони (выше по течению) и Таврово (ниже), причём дольше всех, с перерывами до 1741 года, просуществовала последняя. Ниже Вогрэсовского моста виднеется корабль на постаменте прямо посреди воды. В народе он известен как бриг "Меркурий", но капитан Казарский не при чём - это тёзка, и не бриг, а баркалон "Меркурий", который построил в 1696 году на Рамонской верфи датчанин Симон Питерсон. Памятник поставили в 1972 году к заполнению водохранилища, да только что-то не рассчитали, и с каждым годом корабль кренится всё сильнее. Сейчас он почти лёг на борт, и весьма вероятно, что в следующий ледоход "Меркурий" потерпит крушение.

17.


Тем более что с 2011-14 годов у воронежцев есть "Гото Предистанция" - реплика флагмана Азовского флота где-то на пол-пути между плавкабаком и научной реконструкцией. Именно "колыбель русского флота" - это главный исторический бренд Воронежа. Что закономерно: за время Азовских походов город разросся настолько, что в 1708 году стал центром Воронежской провинции в Азовской губернии. Поражение Петра в южных войнах Воронежу пошло лишь на пользу: в 1712 году, со сдачей Азова, сюда переместился и губернский центр, а в 1725 году и губерния стала называться Воронежской. И существовала с тех пор непрерывно, лишь при Советах став областью.

18.


Воронеж 18-19 веков - это очень крепкий середняк (90 тыс. жителей к 1897 году), к тому же крайне плодовитый на великих земляков. В первой половине 19 века это были поэты Алексей Кольцов и Иван Никитин, художники Николай Ге и Иван Крамской (последний, вернее, был из Острогожска), ну а к рубежу 19-20 веков здесь натурально ПРОРВАЛО. Из Воронежа в мир вышли Иван Бунин, Андрей Платонов, Самуил Маршак да целых два Нобелевских лауреата по физики - Николай Басов и Павел Черенков, а Осип Мандельштам тут жил в ссылке. Поэтому немудрено, что уже в 2007 году, до бума уличной скульптуры, Воронеж поражал количеством памятников. Вот Платонов с мемориальной доски вокзала глядит на локомотиворемонтный завод за путями, где до революции работал его отец, по "Чевенгуру" так любивший паровозы, что будь его воля - не гонял бы их по путям, а холил и лелеял в депо.

19а. 2007


Между тем, в историю Воронежа пришла эпоха войн. В 1905 году здесь лютовали черносотенцы, в Гражданскую город шесть раз переходил из рук в руки, а Советы задумали делать из него индустриальный гигант. С началом Великой Отечественной Воронеж ненадолго стал одной из главных кузниц "оружия Победы" - именно здесь было развёрнуто первое производство "Катюш" и основное - штурмовиков Ил-2. 7 ноября 1941 года в Воронеже, как в столичных Москве и Куйбышеве, даже прошёл парад. Но немцы были всё ближе, и предприятия начали увозить на восток, подальше от жестоких бомбёжек. Наконец, летом 1942 года страшный немецкий удар в направлении Сталинграда зацепил и Воронеж. В приказах Гитлера его взятие не был приоритетом, но генералы считали его лёгкой добычей, и форсировав Дон, немцы сходу заняли центр. Наши удержали позиции в северных предместьях и маленький Чижовский плацдарм на юге, да крепко встали на другом берегу Воронеж-реки. Мирных жителей эвакуировать не успели, но вместо нас это сделали немцы, отправив всё население на сельхозработы под Курск. Пустой город, изрезанный линией фронта, превратился на 212 дней в арену уличных боёв. Помимо немцев сюда пришли итальянцы и венгры, и если итальянской армии сломали хребет под Сталинградом, то венгерской - именно здесь. "Макаронники" о себе оставили память скорее добрую - в 1990-х иные приезжали в знакомые сёла, и старики даже рады были накатиться рюмочку с бывшими оккупантами. Венгры, напротив, устроили резню мирных жителей, по-балкански немотивированную и изощрённую, и венгерским ветеранам сюда не вернуться никак - потому что мадьяр под Воронежем в плен не брали. Мнимая лёгкость победы оказалась фатальной: Германия и Венгрия потеряли под Воронежем несколько сотен тысяч бойцов, но так и не сумели не то что пройти дальше, а даже занять предместья или скинуть в реку Чижовский плацдарм. В январе 1943 года город освободили части под руководством Ивана Черняховского, и открылась им картина бескрайних руин - целыми оставалось всего 8% зданий. Почему Воронежу не дали города-героя - загадка столь загадочная, что местные уже даже голову над этим не ломают: "так надо". Памятник Черняховскому же поставили в 1950 году... но не здесь, а в другом освобождённом им городе - Вильнюсе. И когда освободившиеся уже от нас литовцы вознамерились его снести, бронзовый генерал уехал туда, где его действительно любят - с 1993 года он в Воронеже встречает гостей у вокзала:

19.


Итак, флот, земляки и война - три основных вехи официальной идентичности Воронежа. Но почти что вровень с ними - смешной Котёнок с улицы Лизюкова из одноимённого советского мультфильма и Белый Бим Чёрное Ухо из повести воронежца Гавриила Троепольского. От эпохи войн до эпохи экономических потрясений Воронеж жил размеренно и солнечно...

20.


За неимением гор, как в Саратове, лучшие смотровые площадки Воронежа - это мосты. Вогрэсовский мост индустриален по всей длине - тротуар у него лишь с одной стороны, а с другой теплотрасса, где гнездится пара бомжей, и при мне по трубам бегали мальчишки, а мужик, как в двумерной компьютерной игре, гонял их камнями. С той стороны видны лишь ВоГРЭС, скрывающий недостроенную АЭС Шиловский бор да тонущий "Меркурий".

21.


В то время как с тротуара - лучший из известных мне вид на Воронеж. Общая панорама уже была на кадре №4, а здесь покажу её по частям. У моста - старые предместья, но храм Дмитрия Донского левее высокой трубы отмечает мемориал на Чижовском плацдарме.

22.


Уцелели на склонах и старые храмы, строившиеся в основном в 18 веке, когда городские кварталы ещё не ушли далеко от реки. В 1930-х годах на обрывах не предвиделось больших строек, а в войну снаряды летали через реку выше главок и крестов. Вблизи я видел лишь примерно половину здешних церквей, так как ходить между ними приходится в трёх плоскостях. Вот например Ильинская (1747-77) и Спасская (1761-67) где-то под Воронежским университетом - эвакуированный сюда в Первую Мировую из Тарту, он стоит как бы на "балконе" ровного Верхнего города. Сам же Верхний город теперь определяют здоровенные постсоветские здания - строится Воронеж, как и все российские миллионники, весьма агрессивно:

23.


Самый центр. Слева Никольская церковь (1712-20) и под ней Успенская Адмиралтейская. Она единственная находится у самой воды и в 1972-86 годах даже стояла полузатопленной водохранилищем. Её название не случайно - это был храм при верфи, где освящали корабли. Правее - "Гото Предистанция", а над ней маленькая Богоявленская церквоь (1752-63) выглядывает из-за новостройки. Ещё правее наверху блестит золотой купол Покровского собора (1841) и Благовещенский собор (1998-2009) у вокзала. Он столь огромен, что вблизи это даже не ощущается, а вот издалека становится понято, что 97 метров в его колокольне правда есть, и она выше всех жилых комплексов и деловых центров. Перед собором старая доминанта этого берега - башня управления Юго-Восточной железной дороги (1952), причём таких почти высоток, "младших сталинских сестёр", в Воронеже как минимум две.

24.


За Чернавским мостом Акатов монастырь, его Алексеевский собор (1809-14) и маленькая белая колокольня (1673) - старейшее здание города. Башенка справа принадлежит капелле Воронежского аграрного университета, построенного в 1912-16 годах за пределами города, куда в войну не ступил сапог оккупанта. Там - Север, весьма интересный район:

25.


Теперь переместимся на Северный мост, но за этими прыжками по городу стоит вспомнить и про общественный транспорт. В 2007 году я успел застать ещё жёлтые машины нескольких "народных маршрутов" с бесплатным проездом - это если не лень было их ждать по часу. Особенность маршрутов - обилие номеров вроде 10б, 120в или 9ка, и от таких же без букв они могут отличаться очень сильно.

26а.


Что же касается видов транспорта, то здесь есть автобусы и троллейбусы. Воронеж - крупнейший в России и Европе город без рельсового транспорта: метро здесь строить даже не пытались, а ходивший с 1925 года трамвай окончательно исчез в 2009-м. Впрочем, уже в 2007-м единственный увиденый трамвай казался привидением, а разгромы системы начался с закрытия самых востребованных маршрутов в 2003-м. Теперь трамвайные рельсы попадаются на мостах, да странная хреновина на площади Остужева, куда приводит Северный мост - ни что иное, как опора бывшего кольца:

26.


И если бы я составлял путеводитель "десять вещей, которые нужно сделать в Воронеже", то на одном из первых мест обязательно бы значилось "пройти по Северному мосту". На его трамвайном ярусе остались рельсы, но курсируют по ним уже 10 лет только пешеходы:

27.


Демонтировать этот ярус нельзя, чинить - приходится (иначе будет осыпаться на проезжую часть)...

28.


...и хорошо бы тут наверное смотрелись висячие сады, ну а пока что здесь суровый индустриальный променад с эстетикой русского рока.

29.


Тёплым вечером выходного дня здесь милуются, жарят шашлыки, дерутся, но в мой приезд по вечерам шли дожди. Впрочем, даже днём это место впечатляет:

30.


И конечно же, отсюда тоже открываются отличные виды на город:

31.


Большинство объектов нам уже знакомы, вот только тут круглый шар принадледит башне Дворца Пионеров в месте с красивым названием Площадь Детей:

32.


Акатов монастырь, Покровский собор, Воскресенская церковь, огромный бетонный Концертный зал н краю обрыва и стеклянный цилиндр "Рамада-плазы" у площади Ленина:

33.


Северный мост, в отличие от Вогрэсовского, мы прошли из конца в конец, поэтому отсюда я заснял и несколько видов на Левый берег. С юга на нём видны заводы Сектора Газа, а в основном - новостройки, в том числе ставший символом Левобережья ЖК "Белые паруса" из трёх бетонных пирамид, который в 2007 году тут уже был и даже не казался совсем новым:

34.


А Казанская церковь (1909) отмечает Старую Отрожку - со временем это название переползло на другую сторону станции, где теперь официально Привокзальная Отрожка. Она же и Отрожка по умолчанию, а оставшийся от дореволюционного предместья массив частного сектора теперь называются Колдуновка. Быть ему явно недолго осталось - прямо в частный сектор, в пыльные улицы без асфальта, одну из другой заколачивают новостройки:

35.


Ещё дальше, у Отроженских мостов, раскинулась Большая Воронежская пустыня - советский песчаный намыв, который только сейчас начали активно застраивать.

36.


Если же хочется полюбоваться Воронежем сверху - можно купить вот такую вот карту "Воронеж на ладони" (она же путеводитель и сувенир) от местной художницы Марины Демченко. Её (то есть карту, а не её создательницу) мы ещё вспомним в следующих постах.

37.


"С земли" центр Воронежа в основном какой-то такой - как и у многих других городов, по которым оттопталась война: послевоенные сталинки да гирлянды мемориальных досок.

38.


Губернский Воронеж попадается небольшими кусками. Сохранность его получше, чем у Царицына или Севастополя:

39.


Но лицо города определяют сталинки и новостройки:

40.


Последние порой бывают гигантскими по всем трём измерениям, и если панорамой Воронеж напоминает Киев, то видами улиц - Алма-Ату:

41.


Между сталинок и новостроек Воронеже много качественной позднесоветской архитектуры, и как правило это просто жилые дома:

42.


Силикатный кирпич в них явно популярнее панели:

43.


Почему-то Воронеж имеет репутацию города грязного и запущенного. Наверное, от того, что его соседи - Липецк и Белгород, куда ездят специально на опрятность посмотреть. По меркам остальной России я бы поставил Воронежу бал "выше среднего":

44.


Утром на тротуарах работают забавные машинки-"Чистики":

45.


Туристическая навигация хоть и далека от идеала, но всё же лучше, чем во многих куда более туристических городах:

45а.


45б.


Стритарт не сказать, чтобы очень уж развит - но заметен:

46.


И так как стритарт - постсоветское веяние, он касается и тем, в советское время не выставлявшихся на показ. Космонавтика в число "вех идентичности" Воронежа не входит, но всё же представлена больше среднего по стране, да и ракетные двигатели в испытательных стендах КБХА порой гремят и ревут на весь город. Отец и сын с самолётиком в руке повторяют композицию памятника Первому десанту - таковой, учебный, произошёл на старом аэродроме 2 августа 1930 года, поэтому Воронеж ещё и целая Родина ВДВ.

47.


А в общем культурная жизнь тут бьёт ключом:

47а.


И общепит изобилен. Как уже говорилось в самом начале, Воронеж "на глаз" вполне миллионник, в безтрамвайном городе неописуемое количество машин, и пробки - такой же фактор логистики, как в Москве. Мегаполисный атрибут - обилие едален для перекуса на бегу. Почти у каждой автобусной остановки есть киоски "Русский Аппетит" и "Роббин Сдоббин", где продают в общем посредственные, но съедобные и очень дешёвые (50-100 рублей) бургеры.

48.


А на каждом оживлённом углу наливают Пеше-Стрелецкий квас - странное название восходит к улице на западных окраинах Воронежа, видимо отмечающей бывшую слободу при крепости. Помимо кваса там ещё и неплохие лимонады, причём ассортимент их в каждом киоске разный:

49.


Но рано утром всё это ещё было закрыто, и на центральном проспекте Революции я позавтракал в забегаловке, где бургеры готовили какие-то арабы, а в зале звучал "Король и Шут". Ещё два неизменных воронежских атрибута - это субкультуры и гости.

50.


Национальный расклад в Воронеже реально необычен - африканец, араб, латинос или азиат тут привычнее узбека или азербайджанца. При всей своей оживлённости и ухоженности, Воронеж - город довольно бедный, и всю постсоветскую историю враждебный к чужакам. Поэтому даже торговцы на рынках, таксисты и дворники тут в основном славянского вида. С другой стороны, обилие вузов и тёплый климат притягивает сюда студентов со всего Третьего мира, иные из которых тут обзаводятся семьями и остаются жить, иногда (как в том же общепите) приторговывая национальным колоритом. Но вместе с тем и одна из первых ассоциаций с Воронежем, по крайней мере у меня - это скинхэды. Многие ли помнят сейчас этих бритоголовых молодчиков в штормовках, камуфляжных штанах и тяжёлых ботинках? А ведь я в школьные годы старался 20 апреля не выходить из дома, потому что знал, что в день рождения фюрера улицы принадлежит любителям рисовать в тетрадках свастики, а кулаки у них больше голов.... В "нулевых" годах, даже когда эта волна почти схлынула в Москве и явно шла на спад в Петербурге, Воронеж регулярно попадал в сводки новостей сюжетами вроде "На почве национальной ненависти убит студент из Перу". Но по словам местных, это была лишь вершина айсберга - воронежских скинхэдов откровенно крышевала местная власть, используя их в первую очередь как инструмент "низовой" политики, в первую очередь для охоты на различных "левых". Затем, видимо, местным властям из столицы внушение сделали, провластную молодёжь привели к общему знаменателю всяческих "Наших" и МГЕРов, да и поколения сменились: "русский националист" из боевого молодчика превратился в словообильного блоггера. Но это было давно, и в нынешнем Воронеже о былом засилии бритоголовых не напоминает вообще ничего. А на площади Победы экскурсовод пыталась рассказывать про войну чернокожим студентам - примерно так: "и тогда наш войска немцев что? Виктори! И город был освобождён! Либерти!".

51.


Главным гостями Воронежа в последние годы стали украинцы - уже не из приграничных сёл, а с той стороны границы. В первую очередь, конечно, это беженцы с Донбасса, но по словам местных, выходцев с материковой Украины тоже хватает. В хостеле, где я ночевал, горничная проговорилась, что она не местная, и на моё предположение "С Донбасса?" ответила "да", но так обтекаемо и неохотно (да и говор у неё не донбасский был), будто на самом деле она откуда-нибудь из под Львова.

51а.


Что же до субкультур, то тут воронежскую молодёжь кидает из крайности в крайность - от панков к скинхэдам, а от скинявых - и вовсе к анимешникам, которых, по словам не-воронежских знакомых, тут больше на единицу поверхности, чем где-либо ещё в России. Впрочем, то ли это тоже в прошлом, то ли местные анимешники обходятся без перманентного отыгрыша любимых персонажей - знакомые по Москве типажи мне не попадались за 3 дня тут ни разу. Зато вот обнаружилась надпись на автобусной остановке, и я представляю, как заплаканная девушка с короткими ярко-красными волосами выводила эти иероглифы, чтобы отвергшая её возлюбленная, точно так же когда-то поссорившаяся с родителями за право говорить о себе в мужском роде, их непременно прочла...

52а.


Но прямо скажем, свирепых скинхэдов и отвязных панков мне в Воронеже представить гораздо легче, чем трепетных анимешников. Народ тут очень южно-русский, то есть горячий и разбитной. В 2007-м Воронеж запомнился мне обилием какой-то мелкой и глупой агрессии уровня "обозвать в спину" или "обматерить клиента, отказавшегося что-то покупать". В привокзальной столовой со мной завела разговор гламурного вида девица, и узнав, что я из Москвы, но зарабатываю в месяц 4000 рублей (2007-й год, повторяю), высокомерно бросила: "Ну тогда я понимаю, почему ты ездишь обедать в Воронеж!". В этот раз я с хамством в свой адрес не сталкивался, может потому, что сам подрос и стал солиднее. А ещё - привык, что водители пропускают пешеходов на "зебре" и тормозят на красный свет, но в Воронеже пришлось отвыкать. Однако есть у местной резкости и другая сторона: например, в пригородном ПАЗике крепкий пацан спокойно, но очень убедительно вразумлял водителя, отказавшегося высаживать женщину в летах там, где ей удобнее. В другом ПАЗике, водитель попытался стрясти с меня больше денег, чем с местных - и пол-автобуса (!) встало на мою защиту!

52.


В Воронеже как ни в одном знакомом мне городе развита народная топонимика - какое-то неофициальное название тут есть почти у всего, и все эти Депутатка, Ваи, Баки, Вогрэс, Север, Пятак, Соловки, Магадан, Мокрые дворы или Дорога в никуда - исправно проникли даже на википедию с викимапией. И это только районы, а свои названия есть даже у многих дворов.

53.


Я живу на Ваях, мне, поверь, не ведом страх,
Но от этой страшной мысли происходит стук в зубах.
На Чижовке ты живешь, и к тебе не пройдешь:
Так чижовские замесят, что до дома не дойдешь.

Очень странные дела!
До чего жизнь довела!
Мне к любимой не пройти!
Могут встретить на пути, о-о
МЕСТНЫЕ!!!

Вижу я тебя во снах и худею на глазах,
Я б к тебе давно приехал, но боюсь быть в синяках.
Похудел я от того, что решаю целый год:
На свиданьи быть с фингалом, иль в разлуке без него.

Очень странные дела!
До чего жизнь довела!
Мне к любимой не пройти!
Могут встретить на пути, о-о
МЕСТНЫЕ!!!

Я придумал как нам быть, чтоб в разлуке нам не выть -
Лучше ты, моя подруга, приезжай ко мне дружить.
Ты ко мне стрелой лети, но, любимая, учти -
Наша местная шпанюга может встретить на пути.

Очень странные дела!
До чего жизнь довела!
Мне к любимой не пройти!
Могут встретить на пути, о-о
МЕСТНЫЕ!!!

54.


Воронежцы - они какие-то очень, как пел Юра Хой, местные, и это не дворы тут заполняют пространство между улицами, а напротив - улицы ведут от двора до двора. И даже меня здесь постоянно тянуло пройти дворами:

55.


В следующей части, однако, пройдёмся по главной улице Воронежа - проспекту Революции:

56.


ВОРОНЕЖ-2018
Моя космическая программа. Цикл постов и путешествий.
Воронеж. Пейзажи и колорит.
Воронеж. Проспект Революции.
Воронеж. Центр.
Воронеж. Гора.
Воронеж. Север.
Воронеж ядерно-космический.
Воронеж. Сектор Газа
Воронежский заповедник. Быть бобру!
Костёнки. Мегаполис эпохи мамонтов.

https://varandej.livejournal.com/944591.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж не разбомбили

Воскресенье, 21 Мая 2018 г. 00:43 (ссылка)

Вернулся из столицы Черноземья, которую осматривал в компании russak и the_cher. Там красиво и много интересного.



Бонусом - мамонты в Костёнках и пригородные БОБРЫ:



О Костёнках и Воронежском заповеднике напишу не раньше лета, как и о многих местах недавнего волго-уральского путешествия.
Про сам Воронеж - до конца мая, будет 6-7 постов.
Ну а в ближайшие дни, пока сортирую воронежские фотографии, расскажу про Миасс и (немного) Златоуст.

https://varandej.livejournal.com/943534.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж не разбомбили

Воскресенье, 21 Мая 2018 г. 00:43 (ссылка)

Вернулся из столицы Черноземья, которую осматривал в компании russak и the_cher. Там красиво и много интересного.



Бонусом - мамонты в Костёнках и пригородные БОБРЫ:



О Костёнках и Воронежском заповеднике напишу не раньше лета, как и о многих местах недавнего волго-уральского путешествия.
Про сам Воронеж - до конца мая, будет 6-7 постов.
Ну а в ближайшие дни, пока сортирую воронежские фотографии, расскажу про Миасс и (немного) Златоуст.

https://varandej.livejournal.com/943534.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж, хой!

Среда, 16 Мая 2018 г. 20:49 (ссылка)

Менее чем через сутки я еду на два с половиной дня в Воронеж. Неужели в миллионом городе меня никто не читает и даже в выходные не встретит?



Воронеж заочно производит впечатление города с очень развитой народной культурой, топонимикой, фольклором, а без помощи местных у меня одно краеведение в постах выйдет.

P.S.
И да, это первый пост не на букву "С" за две недели.

https://varandej.livejournal.com/942825.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Воронеж, хой!

Среда, 16 Мая 2018 г. 20:49 (ссылка)

Менее чем через сутки я еду на два с половиной дня в Воронеж. Неужели в миллионом городе меня никто не читает и даже в выходные не встретит?



Воронеж заочно производит впечатление города с очень развитой народной культурой, топонимикой, фольклором, а без помощи местных у меня одно краеведение в постах выйдет.

P.S.
И да, это первый пост не на букву "С" за две недели.

https://varandej.livejournal.com/942825.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Моя космическая программа близится к завершению

Пятница, 27 Апреля 2018 г. 10:31 (ссылка)

Итак, вопрос с Байконуром можно считать решённым - я еду на запуск "Союз МС-09" 2-7 июня вместе с теми, кто записывался здесь. Приём заявок там, как я и предполагал, закрылся досрочно - группа набрана, гостиницы заполнены.



После Байконура у меня были планы на Казахстан, но я вдруг понял, что ни в Алма-Ату, ни тем более в Астану уже не тянет. Кажется, пока что я перевернул эту страницу, поэтому ограничусь окрестностями Байконура (Казалинск, Жетыасар, Коркыт-Ата) и поездкой в Жезказган по новой железной дороге. Кроме того, есть идея заехать из Орска в Ясный, где находится своеобразный квази-космодром. Непосредственно туда меня, конечно, никто не пустит, но город Ясный - не ЗАТО, а в степи далеко видать.

Проездом я буду из крупных городов в Оренбурге, Орске и Актюбинске. Если вдруг кто-то оттуда меня читает и был бы непрочь встретиться - дайте знать!

До Байконура в планах следующее:
1. Опубликовать материалы из Самары, Саратова, Сызрани, Миасса и Златоуста, музея ЗЭМ "Энергия" и павильона "Космос" на ВДНХ.

2. В Подмосковье посетить Звёздный городок и Монино, и про них тоже, разумеется, написать. В Звёздный городок также можно собраться небольшой группой, по примеру февральских экскурсий в ведомственные музеи.

3. В середине мая я еду на 3-4 дня в Воронеж. Пару дней хочу посвятить городу, а заодно съездить в Костёнки к первобытным людям и в Нововоронеж к атомщикам, и может быть, хотя это другой конец области - в Костомарово. Вот мой пост о Воронеже, написанный 11 (!) лет назад, когда я ещё, кажется, даже вуз не окончил. Это чтоб был понятен масштаб необходимых реформ.



1. Готов ли кто-нибудь в Воронеже меня встретить, показать город, прокатить по округе, вписать? Самое ценное из пречисленного - конечно, показать город, потому что это всегда помогает лучше его понять и прочувствовать.
2. Принимаю любые советы на тему того, что в Воронеже и окресностях стоит увидеть. Как по космической теме, так и по всем остальным от исторической архитектуры до "Сектора Газа".

https://varandej.livejournal.com/937723.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Моя космическая программа близится к завершению

Пятница, 27 Апреля 2018 г. 10:31 (ссылка)

Итак, вопрос с Байконуром можно считать решённым - я еду на запуск "Союз МС-09" 2-7 июня вместе с теми, кто записывался здесь. Приём заявок там, как я и предполагал, закрылся досрочно - группа набрана, гостиницы заполнены.



После Байконура у меня были планы на Казахстан, но я вдруг понял, что ни в Алма-Ату, ни тем более в Астану уже не тянет. Кажется, пока что я перевернул эту страницу, поэтому ограничусь окрестностями Байконура (Казалинск, Жетыасар, Коркыт-Ата) и поездкой в Жезказган по новой железной дороге. Кроме того, есть идея заехать из Орска в Ясный, где находится своеобразный квази-космодром. Непосредственно туда меня, конечно, никто не пустит, но город Ясный - не ЗАТО, а в степи далеко видать.

Проездом я буду из крупных городов в Оренбурге, Орске и Актюбинске. Если вдруг кто-то оттуда меня читает и был бы непрочь встретиться - дайте знать!

До Байконура в планах следующее:
1. Опубликовать материалы из Самары, Саратова, Сызрани, Миасса и Златоуста, музея ЗЭМ "Энергия" и павильона "Космос" на ВДНХ.

2. В Подмосковье посетить Звёздный городок и Монино, и про них тоже, разумеется, написать. В Звёздный городок также можно собраться небольшой группой, по примеру февральских экскурсий в ведомственные музеи.

3. В середине мая я еду на 3-4 дня в Воронеж. Пару дней хочу посвятить городу, а заодно съездить в Костёнки к первобытным людям и в Нововоронеж к атомщикам, и может быть, хотя это другой конец области - в Костомарово. Вот мой пост о Воронеже, написанный 11 (!) лет назад, когда я ещё, кажется, даже вуз не окончил. Это чтоб был понятен масштаб необходимых реформ.



1. Готов ли кто-нибудь в Воронеже меня встретить, показать город, прокатить по округе, вписать? Самое ценное из пречисленного - конечно, показать город, потому что это всегда помогает лучше его понять и прочувствовать.
2. Принимаю любые советы на тему того, что в Воронеже и окресностях стоит увидеть. Как по космической теме, так и по всем остальным от исторической архитектуры до "Сектора Газа".

https://varandej.livejournal.com/937723.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varandej

Церкви СССР

Воскресенье, 07 Января 2018 г. 16:16 (ссылка)



Как ни странно, в СССР не только разрушали церкви, но и строили их. Редко, скромно и как правило нелегально - и всё же по Шестой части суши разбросано несколько десятков храмов разных религий, появившихся между 1917 и 1991 годами.

Когда я впервые увидел церковь с датами постройки вроде "1949-53", я подумал, что это опечатка, а убедившись, что дата верна - хотел бросить всё и ехать в тот город искать такой уникум... Теперь такие даты меня ничуть не удивляют, и порой я встречаю города, в которых храмов советской эпохи не только больше нуля, но и даже больше одного.
Это несвоевременное зодчество можно разделить на несколько типов, и первые два с нашей темой связаны весьма условно. Во-первых, церкви Белой России, строившиеся уже в годы Гражданской войны там, куда ещё не добрались красные. Вот например Николо-Игантьевская церковь в Омске, заложенная до революции, но освящённая в 1919 году - возможно, последний храм "страны, которую мы потеряли":

2. 2015


Ещё несколько церквей в России было построено в 1920-30-е годы потому, что места их постройки тогда и не были Россией. Самый яркий образец - деревянная Никольской церковь в Пыталово (1929-31), тогда латвийском городке Яунлатгале, и её архитектор Владимир Шервинский пытался таким образом сохранить традицию деревянного зодчества Русского Севера. Получилось так, будто он знал о ней лишь понаслышке - но это яркий памятник эпохи.

3. 2010


Логично, что подобные храмы стоит искать на западных рубежах - ещё есть несколько часовен в Изборске, кирха в Печорах, церкви и кирхи Старофинляднии, а по ту сторону этих границ от Финляндии до Молдавии русских церквей 1920-30-х годов ещё больше. Но один экземпляр есть и на востоке - в Кызыле, столице Тувы. Ведь Тува была тогда независимым государством, и хоть атеизм тувинский был ещё более воинствующим, чем советский, и буддийские монастыри власти ТНР разрушили подчистую, а поднимать руку на русскую общину ("трудовую колонию") там всё же не рискнули. Так и стоит в Кызыле Троицкая церковь с 1929 года, правда перестраивалась она с тех пор дважды - в 1953 и в 2000-х годах, и её первоначальный облик, скорее всего, не сохранился даже на фотографиях.

4. фото Юрия Воронова с sobory.ru, 2004.


Но в те же самые годы строительство церквей тихо продолжалось и в Стране Советов. Вот например Спасская церковь в селе Войново Меленковского района Владимирской области - построена в 1926 году, словно революции и не случилось.

5. фото Алексея Трифонова с sobory.ru, 2007.


А вот Скорбященская церковь в Тосно под Петербургом основана и вовсе в 1936 году. Уже в 1937-м её закрыли, но не разрушили, и нынешний облик церковь приобрела в 1952 году при повтороном открытии:

6а. фото Наталии, с sobory.ru, 2007.


Потому что если политическая Оттепель в СССР была при Хрущёве, то религиозная - при позднем Сталине. Тут можно вспомнить все эти предания о крёстных ходах с иконой на бомбардировщике, или предположить, что на грани гибели в 1941 году даже такой циник и реалист, как Иосиф Виссарионыч, вспомнил о Боге, но скорее всё же это была вполне осозннанная уступка: сплочённой "германской нации" можно было противопоставить не абстрактрный "рабочий класс", а столь же сплочённую "советскую нацию", а значит вспомнить про религии и традиции. Тем более и немцы располагали к себе советских людей, открывая закрытые коммунистами церкви. Теоретически, где-то на просторах Необъятной могут быть даже церкви, построенные при фашистах, а вот например звонница тех лет в селе Красногородск на Псковщине - памятник церковной архитектуры уже не СССР, а Третьего Рейха:

6б. фото Дмитрия Дроздецкого, с sobory.ru, 2007.


Православная жизнь, впрочем, при Советах оживала постепенно, да и не до строительства храмов было в разорённой войной стране. Поэтому пик религиозной оттепели в СССР пришёлся на 1950-е - последние годы Вождя и период борьбы за власть после его смерти. Между 1945 и 1960 годами было построено 9/10 всех церквей СССР.

7. 2014


Эта оттепель, конечно, тоже была крайне условной - по сути не о строительстве храмов шла речь, а о легализации приходов, и прежде тайно собиравшихся в частных домах. По той же причине многие церкви тех лет фактически являются образцами архитектуры 1990-2000-х - как только стало можно, прихожане взялись расширять и украшать их. Никольская Старая церковь (1957) в Минеральных Водах с кадра выше - очень наглядный пример: исходный небольшой молельный дом и пристроенная к нему колокольня. Но церквей того времени по бывшему Союзу действительно много, иногда даже больше одной на город, как например в соседнем Пятигорске - Успенская (1943-47):

8. 2014


И Никольская (1957). Внутри неё можно заметить характерный уступ - нижняя часть храма переделана из дома общины, а верхняя надстроена в 1990-е годы:

9. 2014


Похожим образом устроена и церковь Михаила Архангела (1952-57) на Втором Руднике в Караганде:

10. 2012


И здесь мне удалось сфотографировать её убранство:

11. 2012


Можно предположить, что главки были надстроены уже в независимом Казахстане или в годы Перестройки, а вот зал, вполне может быть, и 1950-х годов:

12. 2012


Самые яркие образцы "позднесталинской" храмовой архитектуры в России - пожалуй, две церкви на глухих окраинах Магнитогорска, о которых я в 2008 году (первый визит туда) просто не знал, а в 2011 так и не сумел добраться. По местной легенде, построил их сугубо по своей инициативе директор Магнитки, и авторитет его в СССР тогда был так высок, что он отважился перечить в телефонном разговоре разгневанному Сталину, и Вождь такое стерпел. Михайловскую церковь (слева) закрыли в 1960 году, а Никольская (справа) с момента постройки действовала непрерывно и даже обзавелась каменным зданием в 1982 году:

13. фото Владимира Буланцева, 2008 и Елены Громаковой, 2012 с sobory.ru.


В молдавских Бельцах в первые годы после войны к старинному кафедральному собору умудрились пристроить новую колокольню. Правда, это конечно же не сталианс, а "необрынковянский стиль" довоенной Румынии, и советской эту архитектуру не назвать. Да и сама колокольня реплика эпохи независимой Молдовы - оригинал снесли в 1960-е годы.

14. 2012


В целом, где стоит искать такие церкви? Как ни странно, на традиционно религиозной Украине их мало - на неё в СССР и так приходилось около 1/3 приходов, то есть нужда в новых церквях не стояла так остро. А вот столь же набожный Русский Юг - пожалуй, крупнейший ареал советского церковного зодчества в России. Вторая категория - это различные промышленные, и особенно шахтёрские городки по всему СССР: ведь не бывает атеистов в окопах под огнём, а в тёмной шахте во время обвала как бы и не пострашнее... Вот например - Николо-Преображенская церковь (1949-52) в Луганске, облика впрочем явно не советского:

15. 2016


Но главный "заповедник" русского церковного зодчества эпохи СССР - это Средняя Азия. Тут сошлось два фактора: с одной стороны, при царе русские составляли всего лишь 7% населения Туркестана, и немногочисленные церкви из жёлтого кирпича окормляли в основном гарнизоны в крупных городах. А вот при Советах русских в обустраивавшейся Средней Азии стало много, и среди всех этих энтузиастов, приехавших заниматься ликбезом и ирригацией, нашлась критическая масса верующихся людей. Едва ли не первое порождение сталинской "религиозной оттепели" - Никольский собор (1943-46) в Душанбе, начатый сразу же, как только стало можно:

16. 2016


17. 2016


Воскресенский собор в городе Фрунзе (ныне Бишкек) был построен чуть позже, в 1947-52 годах, и ныне это пожалуй лучший образец православного зодчества СССР:

18. 2013


В уездном Пишпеке было две церкви - но одну из них снесли, а в другой сделали картинную галерею, и когда война заставила советскую власть сбавить гонения на веру, оказалось, что фрунзенским православным и воспользоваться-то этими послаблениями негде. В рядовом областном центре всё бы свелось к разрешению проводить службы в частном доме или бараке, но тут всё-таки столица ССР... В общем, Партия широким жестом даровала верующим землю с недостроенным (судя по нынешнему виду, на стадии фундамента) зданием Кирпромсовета, где по проекту архитектора Василия Верюжского (среди работ которого - например, местный памятник Ленину) и построили небольшой храм с 29-метровой колокольней:

19. 2013


Второй фактор был человеческий - личность Ермогена (Голубева), архиепископа Ташкентского и Среднеазиатского в 1955-60 годах, активно и зачастую без согласия властей строившего храмы. Главным его детищем стал, конечно же, кафедральный Успенский собор (1958-60) в Ташкенте, хотя в основе здание ещё дореволюционное, а высокая колокольня, как часто бывает - уже постсоветских времён:

20. 2015


Но ещё больше впечатляют многочисленные небольшие церкви, которыми при Советах в Узбекистане обзавёлся едва ли не каждый крупный город. Натурально, советских церквей тут гораздо больше, чем дореволюционных и современных, и если видишь посреди дувалов и верблюжьих колючек православный храм - то почти наверняка он был построен в 1950-60-е годы. Зачастую - уже после Ермогена: хотя и сняли его с должности да перевели в РСФСР, а традиция оказалась сильнее. Если бы это были мечети, то местные власти скорее всего закрывали бы их без колебаний, а вот русский храм ликвидировать - это уже другая ответственность, что в Москве скажут, не обвинят ли в национализме? Поэтому местным баям было проще делать вид, что этих храмов вовсе нет. Ныне при каждой из этих церквей есть небольшая община, где среди светлоглазых и светловолосых (словно выцвели!) русских людей можно отдохнуть от белого солнца пустыни. В церковных оградах зачастую обнаруживаются даже молодые парочки, милующиеся на лавочке, и никто - ни старухи-прихожанки, ни добрый поп, не делает им замечаний. По своей атмосфере всеобщего братства и любви лучшие русские церкви находятся именно в Средней Азии, в сердце Золотой Орды, в глубокой-глубокой чужбине. В основном общины маленькие и очень бедные, но по этой причине и перестроить свои церкви побоХаче у них возможности нет - а стало быть, за вычетом главок и звонницы, они остаются памятниками церковной архитектуры СССР. Самый, на мой взгляд, аутентичный образец - это Никольская церковь-"сталинка" (1955-57) в Гулистане:

21. 2015


Церковь Михаила Архангела (1952) в Намангане запрятана в глубине махаллей:

22.2016


Ермогеновская церковь (1954) на окраине Ташкента:

23. 2016


Но мой любимый образец этого жанра - Никольская церковь в Кагане (Новой Бухаре). Она была построена уже не в "религиозную оттепель", и даже не в "политическую оттепель", а в 1968-69 годах, то есть при раннем Брежневе.

24. 2015


Причём местные считают, что у неё иконостас из Храма Христа Спасителя... но на самом деле из другой московской церкви 18 века:

25. 2015


Храмы 1960-70-х - это редкости среди редкостей, среди десятков церквей советской эпохи таковых единицы. Например, и снова Никольская церковь в Джизаке (1970):

26. 2015


Хотя встречаются такие уникумы не только в Средней Азии. Вот церковь Святого Лазаря в калужском Людинове (1979-80), построенная на кладбище с разрешения властей после того, как сгорел единственный в городе действовавший храм:

27. 2015


На интерьерах - печать эпохи застоя с её параллельно-перпендикулярной казённостью:

28. 2015


А вот небольшую Никольскую церковь в Орехове-Зуеве местные староверы ухитрились основать в 1973 году - но им было не привыкать: в отличие от "никониан", лишь в ХХ веке познавших гонения, они так жили со времён Раскола.

29. 2014


Покровская церковь на шахте Зиминка в Прокопьевске (Кузбасс) была основана в 1945 году, но нынешнее здание построено в 1982-м, хотя возможно, перестраивалось позже:

30. 2011


...А там и до Перестройки рукой подать. Обратите внимание, что большинство храмов из подборки выше - Никольские. Николай Угодник - это покровитель путников, моряков и потерянных детей, словом тех, кто оказался вдали от очага и корня. Видимо, и прихожане этих храмов ощущали себя именно такими вот скитальцами, коим даже не 40 лет пришлось странствовать, а без малого 70. Первым храмом, официально построенным в Перестройку с полного одобрения властей, считается кафедральный Никольский собор (1985-86) с церковью Трифона Печенгского (1989) в Мурманске, большом городе, где никогда прежде не было церквей. И вряд ли его первые прихожане думали о том, что через несколько лет им придётся убегать от коллапса Крайнего Севера.

31. 2007


Ещё одна довольно специфическая категория храмов - те, что были в наше время перестроены из советских зданий с частичным сохранением их облика. Это вообще было бы интересно - попробовать реконструировать церковь-сталинку или конструктивистскую церковь, какими они могли бы быть при несколько иной идеологии. Главным "заповедником" такой архитектуры оказалась Республика Коми, где видимо подобные идеи приходили в голову владыке, а исход населения сделал ненужными множество общественных зданий. Вот например в Воркуте церковь Михаила Архангела перестроена в 1997 году из детского сада (1941):

32. 2011


А в Ухте - из дома культуры (1951-61), причём архитектор в одном интервью утверждал, будто бы тайком заложил такую возможность в проект изначально.

33. 2011


В казахстанском Риддере (бывшем Лениногорске) Никольская церковь в 1997 году была перестроена из банка (1939):

34. 2017


35. 2017


А самые интересные образцы такого зодчества находятся, пожалуй, в украинском Запорожье - деревянная Покровская церковь была сделана из крытого рынка (1929):

36. 2016.


А Андреевский собор у завода "Мотор-Сич" - из кинотеатра, причём даже колокольню архитекторы стилизовали под сталианс!

37. 2016


Но при этом не стоит думать, что положение православия тут как-то отличалось от положения других религий. Так же понемногу строились при СССР и мечети, костёлы, кирхи, синагоги, дацаны. Просто было храмов других вер в принципе намного меньше, поэтому и для подборки их труднее наскрести. Сам тип татарской мечети, простенький дом с минаретом, сформировался в 16-18 веках, в эпоху гонений на веру, так что молиться в едва приспособленных избах татарам, как и русским староверам, было не привыкать. Но вот например в Казани - Закабанная мечеть, построенная в 1924-26 годах по случаю 1000-летия принятия татарами (волжскими булгарами) ислама. Впрочем, "советская" в ней только дата - проект здания ещё дореволюционный.

38. из википедии.


Не привыкать к подпольности было и евреям. В Марьиной Роще (районы Москвы) и Малаховке (Ближнее Подмосковье) в 1920-30-х годах были построены две деревянные синагоги - но увы, обе сгорели уже в постсоветское время и были заменены более современными. А например в Ярославле синагога тех же лет сохранилась.

38а. автор Довид Карпов, из "Еживики".


Самый внушительный храм, построенный в советское время - костёл Марии Миротворицы (1956-60) в литовской Клайпеде. Среди хрущоб, и их ровесник!

39. 2013


Причём на довоенную архитектуру независимой Литвы он тянет очень условно - это какой-то синтез литовского национального функционализма с хрущёвским "стилем без излишеств":

40. 2013


И он действительно огромен, в Клайпеде так с большим отрывом крупнейший - в его башне без малого 47 метров:

41. 2013


Ну а внутри и вовсе сталинский ДК:

42. 2013


43. 2013


Если же не про отдельное здание говорить, а про целый ансамбль - то это и вовсе знаменитый Иволгинский дацан в Забайкалье, близ Улан-Удэ. Надо заметить, злее всего воинствующий атеизм прокатился именно по буддизму - в Калмыкии, например, уцелел всего 1 хурул, в Туве - половина последнего хурээ, огромный ущерб буддийское зодчество понесло и в Бурятии, Монголии, Тибете: власти МНР и Красного Китая в этом смысле шли полностью по стопам советских учителей. К началу "религиозной оттепели" действующих буддийских храмов в СССР не осталось, и отобрав всё, власти не стали ничего возвращать, вместо этого сказав сибирским буддистам: "вам надо - вы и стройте". И буряты стали строить...

44. 2012


С тех пор Иволгинский дацан, как дерево с его годичным кольцами, рос и расширялся непрерывно, и большинство его построек - постсоветские. Но ещё стоит деревянный (хотя и оштукатуренный) Чойра-дуган (1945-46), похожий на чуть подизукрашенный аэровокзал в труднодоступном северном посёлке:

45. 2012


А Цокчен-дуган (1970-76), то есть монастырский "собор", даже в своей архитектуре имеет что-то очень брежневское:

46. 2012


Он кстати деревянный, лишь покрашен под кирпич. Убранство:

47. 2012


Такие же позднесоветские Деваджин-сумэ (1976), то есть библиотека, и павильон для священного дерево бодхи:

48. 2012


Ну а потом сменились времена, и Российская Федерация построила церквей как бы уже не больше, чем Российская империя. Среди татарских мечетей, калмыцких хурулов, бурятских дацанов современность однозначно преобладает над историей. Омском этот пост начав, Омском и закончим - на его библиотеке имени Пушкина, построенной в 1986-96 годах, есть барельеф "История культуры", а в нём такой вот образ - Богоматерь с Буддой на руках. И родиться такое могло, конечно, только лишь в Перестройку, где сложно отличить, где первородный хаос, где свобода.

49. 2015


А мораль такова: с Рождеством Христовым!

P.S.
Подборка не претендует на полноту, а примерно 1/10 часть поста - чужие фотографии. Возможно, что-то принципиальное новое в картину могли бы внести пока не посещённые мной регионы - Дальний Восток и Кавказ. Тогда я напишу всё это заново или внесу в этот пост. Ну а пока не будем откладывать на завтра то, что можно опубликовать сегодня - у меня достаточно материала, чтобы рассказать про сам феномен церковного зодчества в СССР.

https://varandej.livejournal.com/912122.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ArtToday

Севастополь художественный

Пятница, 29 Сентября 2017 г. 09:42 (ссылка)


В какие художественные музеи идти в Севастополе? Обзор в моей статье, где я рассказываю о Панораме обороны Севастополя, Херсонесе Таврическом и Художественном музее: https://paintingrussia.wordpress.com



 



Панорама обороны Севастополя





 



Художественный музей





Поленов, Античный пейзаж



 





Богаевский, Южная сторона



 





Грабарь, Зимнее утро



 



Херсонес Таврический





Древнегреческие краски



 





Напольная мозаика



 





Византийские игральные фишки

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
teyty

ростов-на-дону

Воскресенье, 27 Декабря 2015 г. 10:24 (ссылка)

ростов-город



Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<русский юг - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda