Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 91 сообщений
Cообщения с меткой

православная культура - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
ЛИТЕРАТУРНАЯ

Сейчас отписки полетят

Суббота, 01 Сентября 2018 г. 11:57 (ссылка)

А я вот не согласна. Ни с Яной, ни с Рудой. Извините, девчонки.
То ли я в какой-то другой России живу, но что-то мне не видно, что "большинство работать не хотят, а хотят только благ социалистических". Как раз напротив - работа большинства начинает уже походить на рабство. Ибо зарплаты едва-едва хватает только на продукты. Рабов кормили напрямую, теперь - деньгами дают. Вот и вся разница. Причём не только бюждетникам, ага. И нет, я - не из нытиков, всегда говорю: нас ещё есть_куда_грабить. Однако даже для капиталистического (ой ли?) государства в нашем - политика грабительская. По отношению к населению, естественно.
Ст.7 ч.1 Конституции РФ гласит: "Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". Достойную, слышите? И свободное развитие. Ага, как раз после галер только развиваться... Одно из многих попрание главного документа страны.
Теперь к тому, что "ах, какие подлые и без памяти блоггеры". Дескать, надо же, за одно выступление президента зачеркнули былые заслуги. Да нет, ребятушки, это не выступление. Это поступок. И позиция. Антинародная опять же, да. Это не пёрнуть публично или даже с мужиком переспать. Тогда бы, конечно, ненормально подвиги забывать.
Я тут из ЛиРуанской жизни подвыпала, поэтому в разгар олимпиады ничего не сказала. Так что резюмирую: позор! Позорище!!! И тогда так думала, и сейчас так считаю. Видела, видела вашу поддержку Лерочки Изюмовой. Но нет. Тут с Рудой полностью и безоговорочно согласна: почти любая профессия требует самоотдачи, денежных вложений, здоровья и пр. С какой радости спортсменов одних жалеть-то? Глава мог бы вместо благословения под белым флагом сказать: колхоз - дело добровольное, хотите - за свой счёт пожалуйста. Какого рожна государство должно оплачивать

Читать далее...
Метки:   Комментарии (14)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ГалинаБирюковаКИРИЛЮК

28 июля - День равноапостольного великого князя Владимира.

Пятница, 28 Июля 2017 г. 13:43 (ссылка)


 



28 июля День Крещения Руси!



 


Русь святая покрестилась,

Нынче, в этот самый день,

Хоть на дату опустилась

Уж веков прошедших тень.


 


ЧИТАТЬ ПОСТ ЦЕЛИКОМ
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Nianfora_N

О необходимости защищать православную культуру от мистицизма

Вторник, 14 Марта 2017 г. 13:12 (ссылка)
apologet.in.ua/apologetika/...sizma.html


m (320x181, 33Kb)



Язык дан человеку, в том числе и для того, чтобы посредством формирования понятий давать различные определения различным реалиям. В этом отношении употребление в западной религиозно-философской традиции терминов «святой» и «мистик», «духовная жизнь» и «мистическое познание» как синонимов видится серьезной ошибкой. Тенденция нивелировать разницу между двумя подчас взаимоисключающими духовными реалиями (божественным и инфернальным) посредством терминологической индифферентности говорит о глубоком духовном повреждении всей западной религиозной культуры. В этом отношении следует отметить, что не сам термин «мистический» является каким-то деструктивным, но тот смысл, то содержание, которые вкладывается в оный.



Само понятие «мистицизм» происходит от древнегреческого слова μυστικός, которое на русский язык переведено, как «таинственный». В наши дни это слово обладает весьма внушительным диапазоном значений. Говоря о существе данного понятия известный римо-католический богослов Ганс Кюнг пишет следующее: «“Мистика”, “мистический” – эти слова, если вернуться к их буквальному смыслу, происходят от греческого глагола mύein – замкнуть (уста). “Мистерии” – это “таинства”, “тайные учения”, “тайные культы”, о которых не полагается рассказывать непосвященным. Мистической, следовательно, является такая религия, которая “замыкает уста”, то есть молчит о своих сокровенных тайнах в присутствии профанов и, более того, – отвращается от внешнего мира, закрывает глаза и уши, дабы обрести спасение внутри самой себя» (1). Другой крупный западный исследователь Фридрих Гейлер в своем монументальном труде «Молитва. Исследование по истории и психологии религии», в частности, пишет о том, что мистика - «та форма общения с Богом, при которой мир и “Я” радикально отрицаются и человеческая личность растворяется, пропадает, тонет в единой и бесконечной стихии божества»(2) . К этому стоит добавить, что распадается не только человеческая личность, отрицается не только «мир и я», но само восприятие Бога приобретает в мистицизме глубоко извращенный характер. 

Далее
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Gelena_5

ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ,простите меня Друзья!

Воскресенье, 26 Февраля 2017 г. 10:27 (ссылка)

Это цитата сообщения Халидуша Оригинальное сообщение

ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ,простите меня Друзья!



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ



 



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ (26.02-2017)



 



Последний день Масленицы – Прощеное  воскресенье



 



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ (26.02-2017)



В душе весна! Блины на угощение,



А я за все прошу прощения!



 



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ (26.02-2017)



 



 



Пекут блины, стоит веселый чад,



На масленицу всюду разговенье.



Сегодня на Руси, как говорят



Прощенное святое воскресенье



И вот во имя этого святого дня,



Прости, пожалуйста, меня…



  



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ (26.02-2017)



Прошу за все меня простить,



Обиду в сердце не таить.



Как Бог прощает нам грехи,



Так всей душой меня прости! 



 



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ (26.02-2017)



 



Прощаю всех, кого простить нельзя



Кто клеветой мостил мои дороги.



Господь учил: “Не будьте к близким строги.



Вас все равно всех помирит земля”.



Прощаю тех, кто добрые слова



Мне говорил, не веря в них нисколько.



И все-таки, как ни было мне горько,



Доверчивость моя была права.



Прощаю всех я, кто желал мне зла.



Но местью душу я свою не тешил.



Поскольку в битвах тоже не безгрешен.



Кого-то и моя нашла стрела.



(Андрей Дементьев)



 



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ (26.02-2017)



 



Сжигаю чучело зимы



И все, что за зиму достало.



Назавтра пост, забудем мы



На время масло, мясо, сало.



И помня 40 дней Христа, -



Телесный и духовный подвиг-



Мы в дни Великого поста



Полуголодными походим.



Приход весны не торопи,



Воскреснет Он, весна вернется.



Христос терпел и ты терпи,



И, может быть, тебе зачтется.



Не характерно для меня



Подобное стихотворенье,



Но помня назначенье дня –



Прощенное ведь воскресенье,



У всех прощения прошу,



Обидел в жизни я немало,



Обиду в сердце сам ношу, 

Очиститься пора настала.



Крещеный человек поймет,



Не зря же носит крест нательный,



А не крещеный в храм придет.



Ведь завтра чистый понедельник.



 



ПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ (26.02-2017)



 



 



Халидуша

 


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Византия. Истинное лицо "благодетеля". Часть 4.

Пятница, 25 Марта 2016 г. 11:19 (ссылка)

Кто то, быть может, уже готов торжествующе вскричать: "ага! Отчего же древняя Русь так стремилась заполучить достижения, культуру и религию византийской клоаки, если та была столь ущербна?! Не врет ли автор?"

Во-первых, Русь, как народ, вовсе не стремилась приобщаться к "культуре и религии Византии". Скопировать ромейскую гниль на строй, уклад, вероисповедание и иерархию стремилась лишь аристократическая верхушка, поддерживаемая частью дружин. Против же такого "нововведения" восставали целые города и волости, причем часто - при поддержке крупных воинских соединений. Потребовались века расправ и казней, чтобы принудить русский народ смириться с превращением Руси в "третий Рим". А до той поры, провизантийской партии пришлось в августе 990 года сжечь восставший Новгород и перебить в нем тысячную дружину Угоняя, подавить восстания вятичей, ростовчан, разгоравшиеся в 11 и 12 веках, казнить в 1227 году новгородских волхвов, разбить языческие рати Мурома в 12 веке и Мценска в начале века 15, и совершить "на благо народа" еще много "достойных дел". Обо всем этом вы сможете прочесть в таких источниках, как например, Иоакимовская летопись, "Сказание о крещении Мценян в 1415 году", "Житие князя Константина Муромского", "Полное собрание русских летописей" т.6 и мн. др.

Во-вторых, русская аристократия преследовала собственные цели, которые равно далеки от "окультуривания", так и от "просвещения истиной верой". В Долгов отмечал, что новая идеология и новый уклад должны были оправдывать произвол и грабеж, учиняемые аристократией по отношению к простонародью. Г .Прошин так же указывал при исследовании летописей, что мнение язычников при вышеуказанных "реформах", не рассматривалось. Коллектив ИФ АН СССР (под редакцией А. Н. Сухова) указывал следующие причны принятия византийской веры и уклада:

а) устраннение религиозных препятствий при межполитических браках правящей верхушки,

б)устранение влияния волхвов на главу государства,

в)профилактическое устранение демократической идеологии путем замены ее на идеологию феодальную, с присущими новому мировоззрению "смирением", "терпением" и "богоданной властью",

г) внедрение стимула для добровольного труда простолюдина на господ, устранение идеологических препон в международной торговле, формирование аппарата, предотвращающего народные восстания путем влияния на них через религиозные рычаги,

д) пропаганда "благой" нищеты в целях предотвратить уклонение от податей,

е) пресечение гибели материальных ценностей во время похоронных языческих обрядов.

Прошу заметить - все цели, указанные здесь, проистекают из интересов аристократии, ни одной подлинно народной цели среди них нет. Это и являлось причиной многочисленных массовых восстаний народа против новго уклада и новой веры. Я бы не стал так же сбрасывать со счетов такую причину, как ЧУЖЕБЕСИЕ (термин, введенный А .Крижаничем для обозначения низкопоклонства перед всем иностранным). Отмечу, кстати, что простолюдины, живущие консервативным ообщинным укладом и имевшие меньше контактов с представителями других народов, были менее аристократии подвержены этому пороку. Что так же приводит нас к внутреннему расколу на Руси в период крестительства.

В третьих, не стоит забывать и о том, что сама Византия, как было указано выше, всячески стремилась увеличить свое влияние на соседние народы, в том числе и через христианизацию, которая позволяла ромеям иметь в другой стране полноценный аппарат влияния, деятельность которого проникала в самые различные области жизни и держала под вниманием практически все крупные населенные пункты. При необходимости, этот аппарат мог выполнять роль шпионской организации, мог отстаивать интересы Византии, играя роль провокатора, источника бунтов, стимулятора расколов, либо же наоборот - быть первопричиной массового саботажа. представители церкви имели влияние на аристократические семьи и сообщества простолюдинов. Играя цитатами из "священных книг" и совершая мнимые "чудеса", угрожая адом или обещая рай они легко отстаивали интересы Византии. Ведь глава православной церкви - патриарх, назначался в Константинополе (автокефалия русской церкви произошла в середине 15 века), где главенствовала идея (помните слова Анны Комин?), что любой народ является подчиненным Византийскому государству, а его император является главой человеческого мира. Б. Флоря отмечал, что "в Жи­тиях [Кирилла-Константина и Мефодия - прим. автора] можно обнаружить также и положение о том, что император является главой всех христиан, а Империя отождествляется с тем царством из пророчества Даниила, которое «сокрушит и разру­шит все царства, а само будет стоять вечно". И церковь была верным псом этого "царства", который выполнял волю своего хозяина даже будучи отданным в чужой дом.
В четвертых... Удивительный факт, но самые лютые усобицы на Руси разразились именно после принятия византийской культуры. И церковь активно в них участвовала: были образованы даже две митрополии – черниговская и переяславская, каждая из которых благословляла действия своего князя. Авторитет своей организации священники легко использовали и для банального предательства: например, в Чернигове в 1164 г. епископ Антоний ложным крестоцелованием ввел в заблуждение княгиню и городские верхи и помог передать город Святославу Всеволодовичу...

В пятых, В. Долгов отмечал что большинство "цивилизованных" пороков (таких, например, как содомия) были не знакомы языческой Руси, и стали ей известны лишь на основе новой "культуры". Этот же специалист считал, что современный моральный идеал является наследием языческих времен, утвержденным православной церковью, что называется, "по факту".

Ну и в шестых, несколько фактов о том, как "возрос уровень образования на Руси":

а) "В отдельных случаях, когда это необходимо было для нужд государства, образование становилось под эгиду княжеской власти. Владимир после крещения "нача поимати у нарочитое чади и даяти нача на ученье книжное". Ярослав в 1037 г. "поставляя попы и дая имъ от имения своего урокъ, веля имъ учити люди". В Новгороде им были собраны 300 поповских детей и отданы учиться книгам. В.Н. Татищев сообщает, что в 1086 г. княгиня Анна Всеволодовна собрала при Андреевском монастыре в Киеве 300 молодых девиц и обучала их письму, ремеслам, пению, "швению" и пр.
Часто указанные известия истолковывают как свидетельства организации учебных заведений в Древней Руси - "школ". Об организации именно "первоначальных школ" или "училищ" писал в свое время митрополит Макарий. Вслед за ним о "школах" писали многие исследователи и в советское время. Для этого, однако, нет никаких оснований. Фактов явно недостаточно, чтобы говорить о существовании школ как постоянных образовательных учреждений, стабильно функционировавших в течение достаточно долгого времени и являющихся самостоятельными организационными структурами наподобие западноевропейских университетов. Из всех перечисленных исследователей ближе всего подошел к верному пониманию сущности древнерусской образовательной системы митрополит Макарий. Он писал о существовании в провинциальных русских городах (таких, как Курск) "частных, положим даже весьма небольших, домашних школ", в которых учителя принимали к себе детей на учение. Действительно, более внимательное прочтение имеющихся источников показывает, что речь в них не идет об учреждении учебных заведений, а все о том же, характерном древнерусском ученичестве, организованном и профинансированном государством для удовлетворения потребности в образованных людях. Князь в принудительном порядке отдавал известное количество детей "на учение книжное" (так прямо и говорится, "даяти нача на ученье") и оплачивал учителей ("дая им от именья своего урок")." (В. Долгов)

б) "Представления о целях хорошего образования в древнерусском обществе значительно отличались от современных. В общественном сознании XI-XIII в. ценность знаний как таковых была очень невелика. Монах Киево-Печерского монастыря Никита, ставший впоследствии епископом Новгорода, затворился в келье и стал вместо молитв читать божественные книги. В деле этом он очень преуспел - помнил наизусть почти всю Библию. Однако, как ни странно, на это, казалось бы, богоугодное дело его подбивал нечистый. И как только собратья по монастырю, преподобные отцы, изгнали из него беса, он потерял все свои познания, которые в результате представлены в "Патерике" дьявольским искушением.
Тех же воззрений, очевидно, держался и пресвитер Фома, с которым в своем "Послании" полемизирует Клим Смолятич. Фома "уличил" Клима в том, что тот, говоря современным языком, "шибко умный". Митрополит не без иронии отвечал, что, Бог свидетель, он совсем не ставил себе цели искушать его "благоумия, но яко просто писав!", да и письмо, вызвавшее столь негативную реакцию, было адресовано не ему, а князю. Однако и сам Клим был далек от того, чтобы утверждать самостоятельное значение произведений Гомера, Аристотеля и Платона, в обращении к которым обвинил его Фома. Из рассуждений Клима Смолятича становится ясно, что широкая начитанность, "философия", нужна человеку прежде всего для максимально глубокого понимания Божественного Писания. Конечная цель образования высшего порядка по древнерусским стандартам не столько овладение знаниями, сколько приобретение навыка понимания, истолкования фактов жизни и святых книг, христианского мировоззрения. Таким образом, оно направлено на развитие философского мышления по типу присущей всему европейскому Средневековью экзегезы. Именно для помощи в развитии этого навыка, для направления его в нужное русло и нужен был учитель-наставник." (В. Долгов)

в) "Историк-византинист Я.Н. Любарский персонализирует борьбу двух этих противоположных тенденций в истории противостояния Михаила Пселла и патриарха Кирулария. "Перед нами не простая перепалка между философом и священнослужителем, а явное противостояние двух противоположных нравственных типов человека". В изображении считавшего самого себя "ученым, добрым, снисходительным и земным" Пселла патриарх предстает "презирающим науки, жестоким, суровым и отказавшимся от всего земного".
Какую традицию суждено было унаследовать зарождающейся русской культуре, решилось само собой: по вполне обоснованному мнению исследователя древнерусской культуры В.М. Живова, на "миссионерское", по сути, служение в Киев "отправлялись люди, для которых гуманистическая культура столицы не имела особой ценности". Это были приверженцы аскетической традиции, менее интеллектуально изысканной. Для утонченного интеллектуала стольный город союза варварских племен было, конечно, далеко не самым приятным местом пребывания. Ни изящных застолий, ни тонкой игры ума в дружеской беседе в восточнославянских землях искать было нечего. А радость просвещения язычников была ему неведома. Этим делом выпало заниматься представителям "сурового" направления. Михаил Пселл на русской митрополии вряд ли справился с обязанностями пастыря: он был ярким представителем того типажа греков, после знакомства с которыми на Руси и множились представления, что "греки льствы и до сего дни". Таким образом, Русь получила и принялась развивать "антиинтеллектуальную" традицию. По мнению В.В. Милькова, в домонгольской Руси иррацио-налистические установки культивировались "в среде киево-печерского монашества, наиболее крупным представителем которого в литературе был Нестор. В оценке философии и знаний печерцы стояли на позициях, сформулированных еще Афанасием Александрийским, который настаивал на том, что опора на знания губит веру". Впрочем, иногда "культ" интеллектуальных изысков все же пытался пробить себе дорогу. Спор Клима Смолятича и "презвитора" Фомы, по сути, повторяет противостояние тенденций, олицетворяемых Пселлом и Кируларием".(В. Долгов)

Я так же склонен особо подчеркнуть мнение (убежденного христианина, кстати) Г. П. Федотова: "в грязном и бедном Париже XII в. гремели битвы схоластиков, рождался университет, - в "Золотом Киеве", сиявшем мозаиками своих храмов, ничего, кроме подвига печерских иноков, писавших летописи и патерики."

И вопрос с "образованием", которое "принесла на Русь Византия" можно считать закрытым.


Вместо заключения.
Примеров вреда от провизантийского чужебесия - множество, как и примеров сопротивления ему. Их легко разыскать, если взять себе за труд ознакомиться с первоисточниками. Весь вопрос в том, насколько вам истина предпочтительнее политических пристрастий и религиозных заблуждений.
Так нужно ли русским византийское наследство? Об этом спорят. Нужно ли было оно в древности? Не думаю. Тем паче, что предшественники Византии - древние эллины и римляне, сами отмечали, что их попытки насадить свою культуру ведут только к деградации народа.

"Ведь мы считаем скифов самыми прямодушными, меньше всего способными на коварство, а также гораздо более бережливыми и более независимыми, чем мы. Вообще говоря, принятый у нас образ жизни испортил нравы чуть ли не всех народов, внеся в их среду роскошь и любовь к наслаждению, а для удовлетворения этих пороков — гнусные происки и порождающие их бесчисленные проявления алчности. Подобного рода нравственная испорченность в значительной степени затронула также и варварские племена, в особенности «кочевников». Действительно, после знакомства с морем они не только стали хуже в моральном отношении (так, они обратились к морскому разбою и убивали чужестранцев), но соприкосновение со многими племенами привело к тому, что они заимствовали от них роскошь и торгашеские наклонности. Это, правда, способствует мягкости нравов, но все же портит их, так как честность сменяется хитростью, о чем я только что сказал". Страбон (книга 7).

"Кажется прямо-таки удивительным, что природа дает скифам то, чему греков не научили долголетние поучения мудрецов и наставления философов, и что нравы необразованного, варварского народа при сравнении оказываются выше, чем нравы высокоразвитых [людей]. Насколько незнакомство с пороками приносит больше пользы первым, чем вторым познание добродетелей!" Помпей Трог (книга 2).


Список первоисточников.
1) Г. Г. Литаврин. Как жили византийцы.
2) Б. Н. Флоря. Сказание о начале славянскойписьменности.
3) Институт Философии АН СССР. Введение христианства на Руси.
4) Гордиенко Н. С. Крещение Руси. Факты против легенд и мифов.
5) В. Долгов. Быт и нравы древней Руси.
6) Г. Прошин. Второе крещение.
7) "Сказание о крещении Мценян в 1415 году"
8 ) "Житие князя Константина Муромского"
9) "Полное собрание русских летописей" т.6
10) Скифы (Хрестоматия. Составитель Т. Кузнецова).

(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Византия. Истинное лицо "благодетеля". Часть 3.

Пятница, 25 Марта 2016 г. 11:18 (ссылка)

IX. Отношение к соседним народам.

Ну, а как быть с мифом о том, что Византия не спала ночей, мучимая врожденным гуманизмом и стремлением другие страны своей культурой? Собственно, следует принять факт того, что ромеи видели в окружающих их странах рабов, и желали использовать оных во благо своего государства, которое почиталось, как единственное, благословленное богом на вселенское владычество. Предлагаю снова взглянуть на подробности.

1) "Государственные деятели Византии заботились о том, чтобы поразить "варваров" великолепием "Второго Рима", внушить иноземцам мысль об исключительности "богом избранной" империи."(Г. Г. Литаврин)

2) "Политические деятели и философы Византии не уставали повторять, что Константинополь - Новый Рим, что их страна - Романия, что они сами - ромеи, а их держава - единственная (Римская) хранимая богом империя. "По самой своей природе, - писала Анна Комнин, - империя - владычица других народов". Если они еще не христиане, то империя непременно "просветит" их и будет управлять ими, если они уже христиане, то являются членами ойкумены (цивилизованного мира), во главе которой стоит империя. Ойкумена - иерархическое сообщество христианских стран, и место каждого народа в ней может определить лишь ее глава - император." (Г. Г. Литаврин)

3) "Однако империя не меняла своей концепции. Она никогда не отказывалась от территорий, некогда принадлежавших Риму, считая их лишь временно отторгнутыми. "Поэтому, - продолжает Анна, - ее рабы враждебны к ней и при первом удобном случае одни за другим - с моря и с суши - нападают на нее". Задача состояла в утверждении идеи монолитности и единства многоплеменной державы. Един бог - един василевс - единая империя. Древние эллины, говорил аноним Х в., заполонили богами небо, поэтому и на земле у них было "раздробление власти". "Где многовластие, - поучала Анна, - там и неразбериха", которая, по мысли императора Константина VII Багрянородного, есть погибель для самих подданных".(Г. Г. Литаврин)

4) "Простейшая "истина" - мысль об "избранном богом" народе ромеев бессознательно усваивалась с детства как один из символов православия. Сознание безусловного превосходства над жителями других стран стало второй натурой ромея." (Г. Г. Литаврин)

5) "Ее идейной основой являлась все та же теория об исключительности прав империи в цивилизованном мире. В своих отношениях с любым государством Византия никогда не хотела выступать в качестве равной стороны. Даже побежденная и униженная, она не отступала, а снисходила. И это не был сознательно разыгрываемый ее дипломатами и политиками спектакль - это была их искренняя позиция.(Г. Г. Литаврин)

6) Византийцы рассматривали соседние страны и народы не в изоляции, а в системе их связей между собой и с империей. Поэтому союз с одной из них всегда предусматривал - в качестве гарантий его соблюдения - соглашение с враждебным союзнице соседним народом. Заключая мирный договор с Болгарией, империя одновременно домогалась союза с врагами болгар - венграми; достигая соглашения с Русью, она склоняла к дружбе печенегов."(Г. Г. Литаврин)

7) "Организацией приема послов занималось ведомство дрома. Оно заранее определяло чин приема. Приветливость, с какой принимались послы, или, напротив, проявляемое к ним пренебрежение должны были показать, говорит Анна Комнин, каково отношение василевса к тому, кто послов отправил. С особой пышностью обставлялся прием важных послов. Когда их представляли василевсу в первый раз, устраивалась помпезная немногословная церемония. Она описана послом Оттона I Лиутпрандом и Константином VII (он рассказывает, как принимал сам русскую княгиню Ольгу в 957 г.). Пока посол сгибался в поклоне, трон императора с помощью скрытых механизмов поднимался под потолок приемного зала, статуи львов по сторонам от трона рычали, привставая и взмахивая хвостами, искусственные птицы на золотых деревьях щебетали. Затем следовали деловые беседы - в разных помещениях дворца, в торжественной и интимной обстановке, в кругу царской семьи и за трапезой, в ходе которой пирующих развлекали музыкой, пением и зрелищами". (Г. Г. Литаврин)

8) "Когда империя была заинтересована в переговорах, посла всячески обласкивали: его одаривали, ему показывали достопримечательности столицы и спортивные игры на ипподроме, водили его в бани, брали на охоту и прогулки по морю и на конях. Алексей I говорил, что он принял знатного турка с почетом и предоставил ему возможность "насладиться роскошью" для того, чтобы тот навсегда проникся благодарностью к императору. Иногда василевс считал нужным поразить иноземных гостей видом груд золота и драгоценных изделий в казнохранилище, тут же предлагая гостям указать, что им понравилось более всего, и вручал это в качестве подарка. Никита Хониат, говоря о печальном итоге Четвертого крестового похода, упрекал Алексея I за то, что он, показав западным сеньорам и рыцарям казну империи, разжег их алчность: на Западе 100 лет не забывали об этих богатствах. Когда же посол был неугоден или неуступчив, к нему сразу или вскоре проявляли открытое пренебрежение, "забывали" о его удобствах, плохо кормили, держали под стражей. Если империя решалась на разрыв с отправившим посольство государем, то посла порою оскорбляли и даже били по щекам."(Г. Г. Литаврин)

9) "Тщательно продумывались детали и при отправке в чужую страну собственных послов. Учитывались ранг посла, титул, пост, вес в обществе; определялись состав посольства, статус спутников посла, их число, ценность даров, вид императорской грамоты к иноземному государю, форма официального приветствия и т. п. Дипломатические дары империи в Х-XI вв. бывали действительно порою дороги. Арабские эмиры высоко ценили их. Но с ослаблением Византии ей все труднее становилось поддерживать миф о величии царства ромеев. Иногда расходы на отправку посольства брал на себя какой-нибудь вельможа -"патриот", как взял их на себя, например, в XII в. эпарх Евфимий Филокали, отправленный послом в Германию. Скромнее обставлялись и приемы иноземцев: подлинных драгоценностей и предметов роскоши, которые должны были лицезреть послы, не хватало, и их все чаще заменяли поддельными (стеклом вместо бриллиантов, позолотой вместо золота)."(Г. Г. Литаврин)

10) "С конца Х в., как упоминалось, и особенно в XI в. Византия отказалась от старого принципа не выдавать за правителей иных христианских держав порфирородных родственниц императора. Система брачных связей василевса превратилась в один из рычагов дипломатии. Правда, сначала императоры предпочитали отдавать в жены иноземным повелителям своих дальних родственниц или даже просто знатных девиц, прибегая иногда к сознательному обману и неизменно пытаясь толковать брачный договор с правящим двором чужой страны как свидетельство ее зависимости от империи. Выдав за венецианского дожа сестру эпарха, Василий II полагал (так изображает дело Скилица), что ему удалось "подчинить" венецианцев . "Разменной монетой" в дипломатической игре становились также побочные дети василевсов и членов его семьи."(Г. Г. Литаврин)

11) "Византийские политики разработали целую систему дипломатических способов давления на нехристианские страны. Одним из наиболее зарекомендовавших себя было распространение христианства. Неофитам настойчиво внушалась мысль о греховности вооруженного выступления против василевса. Не полагаясь, однако, на мирную проповедь, Византия была готова в случае необходимости прибегнуть к силе. Архиепископ Василий писал в XII в., что "варвары" лишь до тех пор не нарушают мира, пока десница василевса держит над ними занесенный скипетр."(Г. Г. Литаврин)

12) "Каждый из "варварских" народов империя стремилась заставить служить своим интересам. Для этого на протяжении значительного времени собирались сведения об этих народах, изучалась их история, быт, нравы, обычаи, материальные ресурсы, организация власти, отношения с соседями. Подозрительность, недоверие к союзникам, чрезмерная осторожность были характерными для византийской дипломатии."(Г. Г. Литаврин)

13) "В 1018 г. Византии удалось на 170 лет (до 1186 г.) подчинить своему господству почти всех славян на Балканах. Никита Хониат писал, что ненависть болгар к ромеям, как отчее наследие, вечна. Но в пограничных районах складывались особые отношения, отличные от официально-политических. В отдельных случаях грекоязычное население переходило на сторону болгар, а иногда наоборот - славянское - на сторону империи. В конце XII в. славянскому повелителю Просека помогал отражать атаки василевса греческий мастер по изготовлению метательных машин. Полувеком позже один из видных жителей Мелника уговаривал сограждан перейти на сторону императора, поскольку все они "чистые родом ромеи", на которых василевс имеет полное право, - и его уговоры возымели действие." (Г. Г. Литаврин)

14) "Сознание своего превосходства над "варварами" и озлобление, испытываемое после неудачных попыток противостоять торгово-промышленной конкуренции, порождали у ромея чувство неприязни не только к "латинянам", но и к таким же православным, как и он сам, грузинам и русским. Их монастыри на Афоне не раз терпели притеснения от монахов окружающих греческих обителей и от местных властей. В связи с этим весьма интересна оброненная Атталиатом фраза: рассказывая о голоде в столице в 70-х годах XI в., историк заметил, что стали умирать во множестве "не только иноземцы", но и горожане-ромеи"(Г. Г. Литаврин со ссылкой на Attal., р. 211)

15) "Переходя к вопросу об отношении иноплеменников к византийцам, упомянем прежде всего о том, что самим ромеям негреческого происхождения была свойственна дихотомия (раздвоение) этнического чувства. Даже знатные ромеи-иноплеменники сохраняли двуязычие, а порой, сколь ни прочны были их связи с господствующими кругами империи, в случаях опалы или взрыва народно-освободительной, борьбы против Византии на их родине многие из них тотчас "вспоминали" о своем происхождении и бежали туда в надежде на удачу и почетную роль. Весьма примечательно, что упомянутый Григорий Бакуриани, основавший в 1083 г. во Фракии крупный монастырь (Бачковский, или Петрицонский) добился у императора предоставления монастырю статуса "автокефального" (самоуправляющегося) и в написанном самим Григорием уставе запретил монахам-грузинам (а может быть - и православным армянам) допускать в обитель чиновников и монахов-греков. Необходимо это потому, аргументировал свой запрет крупнейший полководец Романии, чтобы греки, "будучи насильниками, болтливыми и жадными, не нанесли какого-либо ущерба монастырю и не оттягали игуменство или под каким-нибудь предлогом не присвоили обитель, что часто случается"... Сталкиваясь преимущественно с византийскими дипломатами и сановниками, иностранные деятели считали хитрость, спесь, льстивость и расчетливость, присущие им, характерными чертами всех жителей империи. "Греци льстивы и до сего дни", - говорится в русской летописи. Никита Хониат, осуждая вероломство, с горечью заметил: "Недаром мы прокляты всеми народами." Византийской надменности правители окружающих империю стран противопоставляли свой кодекс чести, основанный прежде всего на военном могуществе. Святослав с презрением говорил послам василевса, что ромеи ремесленники, добывающие хлеб трудом рук своих, а русские - храбрые воины, берущие добычу мечом."

16) "Особенно оскорбительные отзывы о ромеях принадлежат перу Лиутпранда. Целью его приезда в Византию в качестве посла было заключение союза двух империй, предложенного Оттоном I. Поскольку незадолго перед прибытием Лиутпранда Оттон I короновался в качестве императора (962 г.), холодный прием германскому послу на Босфоре был обеспечен. Поэтому Лиутпранд далек от объективности в своих общих заключениях о нравах ромеев. Мы приведем все-таки часть его рассказа, чтобы дать представление о степени предубеждения среди иноземцев по отношению к византийцам. Прежде всего епископ Кремонский простоял немало времени под дождем у запертых Золотых ворот города. Ему не позволили ехать верхом до дворца и следовать в торжественном облачении, подобающем его рангу. Помещение Лиутпранду и его 25 спутникам, холодное и неуютное, отвели вдали от дворца, а к дверям приставили стражу. Во дворец посол ходил пешком. Содержание было скудным, обращение грубым. С 20 по 24 июля (968 г.) ему вообще не давали продуктов. В городе все стоило страшно дорого. Лиутпранду едва хватало трех золотых в день на прокормление свиты и четырех стражников-ромеев. За столом на пиру во дворце ему отвели лишь 15-е место. Пир ему показался непристойным, пища - невкусной, запахи - дурными. Никифор II Фока во время застолья громко хвастался своим войском и флотом, оскорблял Оттона I и угрожал ему. При торжественном выходе василевса Лиутпранд заметил, что улицы украшены дешевыми щитами и копьями, согнанные простолюдины - в большинстве босы, торжественные одеяния сановников - заношены и явно унаследованы еще от дедов. Вельможи будто бы держались с послом заносчиво, называли его страну бедной овчинной Саксонией, угрожали ей разгромом, хвастали и грубили, а при расставании вдруг стали лицемерно любезны и льстивы, расточая Лиутпранду поцелуи. С раздражением посол добавляет, что в первый свой приезд при Константине VII, 20 лет назад, он без досмотра вывез много дорогих тканей, а теперь у него отняли даже те, которые ему подарил сам император. На взгляд Лиутпранда, недавно цветущий Константинополь стал нищим, вероломным, лукавым, хищным, тщеславным (перечень подобных эпитетов занимает десятки строк). Совершенно иную картину рисует через 200 лет арабский путешественник Идриси и купец из Испании Вениамин Тудельский. Вениамин пишет, что Константинополь подобен сказочному городу, его обитатели разодеты в шелка, шитые золотом, и ездят на конях; обильна их земля; страна их богаче всех стран мира. Жители ее образованны и счастливы, а для военных целей они нанимают иноземцев, так как нет у греков мужества и они подобны женщинам. С восторгом и удивлением рассказывают о Константинополе и хронисты-крестоносцы, замечая здесь же, что греки исполнены неоправданной гордыни и отличаются вероломством."(Г. Г. Литаврин)

Вот, собственно, всего лишь неполных семь десятков фактов, которые следует помнить, когда рассуждают об "идеальном государстве Византии".

(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Византия. Истинное лицо "благодетеля". Часть 2.

Пятница, 25 Марта 2016 г. 11:16 (ссылка)

VI. Война.

Современные клерикалы часто путаются в собственных показаниях. Когда требуется противопоставить Византию "языческой жестокости", ромеи тут же превращаются, в их устах, в самых миролюбивых и кротких людей на земле. Когда же требуется подчеркнуть военную мощь "хранимых истинным богом войск", в пример приводится... та же Византия, которая, на словах ее любителей, побеждала гораздо чаще, чем в реальности. На самом деле, военная мощь Византии, ее победы, равно, как и ее "миролюбие" и "милосердие" - это созданный провизантийской пропагандой миф, который радостно повторяют современные наследники ее обносок. В реальности дело обстояло иначе. Жестокость византийских войск поражала даже такие кровожадные народы, как половцев, обычаи которых кисейностью не отличались. Грабеж мирного населения, геноцид, массовые увечья пленных, странные кровавые ритуалы с младенцами - это считалось нормой. Победы же Византия видела все реже и реже, а если внимательно отобрать политическую пропаганду, их количество станет ничтожным. В итоге, вся военная доктрина ромеев свелась к откупе от угрозы, политическим интригам, подкупам иностранных аристократов, принципу "разделяй и властвуй", и, как ни странно - христианизации соседских народов. Но рассмотрим конкретные примеры.

1) "Мануил I еще раздавал деньги горожанам после похода и делал дары церкви (по две номисмы на дом горожанина, а св. Софии сразу два кентинария, т. е. 14400 монет), называя дар "второй номисмой" (он был, видимо, половиной всей доли казны). Во время похода в Италию его воины взяли так много скота, что за один статир (номисму?) продавались десять быков или 130 овец. Но победы в XII столетии вообще были редкостью."

2) "Участь пленных порой зависела от характера василевса. Константин V в 764 г. передал взятых им болгарских пленников для уничтожения в руки членов димов - цирковых партий. Василий II проявлял к пленным в ходе военной кампании необычайную жестокость, стремясь воздействовать на врагов устрашением. Отправив одного пленного араба к его эмиру с вестью о поражении, Василий II приказал отрубить ему руки, уши и нос. Во время завоевательных походов в Болгарию Василий Болгаробойца не брал пленных (за исключением знатных лиц) он предпочитал уничтожать или ослеплять их. После битвы у горы Беласица в 1014 г. он ослепил 14 тыс. воинов Самуила и отправил их обратно, оставив на каждую сотню ослепленных по одному одноглазому поводырю. Во время походов против арабов этот василевс сжигал заживо или душил дымом искавших спасение в пещерах разбитых арабских воинов и мирных жителей". (Г. Г. Литаврин)

3) "Анна Комнин рассказывает о страшном и странном ритуале: византийские воины варили в котлах новорожденных турецких младенцев, отобранных у взятых в плен матерей, и окропляли этой водой правую руку". (Г. Г. Литаврин) [Об этом весьма СТРАННОМ ритуале провизантийские пропагандисты стыдливо умалчивают (или неубедительно выставляют, как явление редкое и,осуждаемое), что не мешает им возмущаться жестокостью воинов Святослава, которые, согласно словам ВИЗАНТИЙСКОГО пропагандиста Льва Диакона, утопили нескольких детей в водах Дуная - прим. Скрытимира]

4) "В 1091 г. в конце апреля ромеи с помощью половцев наголову разгромили орду печенегов близ Эноса. Было взято множество пленных - не только воинов, но и женщин и детей. Почти по 30 связанных пленников приходилось на каждого ромея-воина. Ночью византийцы перебили всех пленных, поразив жестокостью своих союзников-половцев, которые в ужасе, не ожидая полагающихся им наград за помощь, бежали на север, к своим кочевьям". (Г. Г. Литаврин)

5) "Жестоко расправлялись ромеи не только с язычниками и мусульманами. Василий II, как сказано выше, избивал и ослеплял христиан-болгар. Константин IX Мономах повелел ослепить 800 русских, захваченных в плен после сражения у Варны в 1043 г. Исаак II после победы над норманнами уморил пленных голодом". (Г. Г. Литаврин)

6) "Расправа с мирным населением вражеской страны была обычным явлением. Алексей I во время похода против иконийского султана сравнял с землей все селения на пути в Иконию. Иногда византийцы переселяли жителей захваченных ими городов и деревень во внутренние районы империи, а на их место водворяли ромейских поселенцев. Часто пленные оказывались далеко от родной земли. Василий II, например, перевел армян во Фракию, под Филиппополь (Пловдив), а болгар - в Армению" (Г. Г Литаврин)

7) "Стратегические концепции, трактовавшие военные действия против врага как крайнюю стратегическую меру, рождала сама действительность. Кекавмен писал, что если сравнить ущерб, причиняемый стране войной, и убытки, которые она терпит, уплачивая дань врагу по мирному договору, то не останется сомнений в том, что военные расходы и убытки в результате военных действий во много раз превышают контрибуции 2. Но и самый мир в международной обстановке того времени стоил империи дороже, чем многим иным странам Европы."(Г. Г. Литаврин)

VII. Восстания.

Да-да, этот "рай на земле", восхваляемый современными клерикалами, потрясали восстания. И отнюдь не из-за пресыщения праздностью, а из-за бесчеловечности властьимущих и тяжелых условий жизни простолюдинов. Восставали целые армии, брошенные без снабжения на смерть. Восставали целые народы, не желавшие больше терпеть кровавую благодать Византии. Ромейское государство агонизировало восстаниями.

1) "Грозными народными движениями были народно-освободительные восстания болгар, италийцев, сербов, армян, грузин, преследовавшие одну основную цель отделение от империи и восстановление (или основание) собственного государства. Вместе с тем эти движения носили и антифеодальный характер, поскольку сопровождались избиением и поголовным изгнанием феодалов-иноземцев и собственных огречившихся магнатов. На сторону восставших переходили подчас и населенные греками провинции и города. Фема Никополь (на юге Эпира), пишет Скилица, целиком присоединилась к Петру Деляну в 1040 г. "не из любви" к болгарскому вождю, а из-за тяжести налогов . Поддержала Деляна и часть болгарской знати, недовольной василевсом." (Г. Г. Литаврин)

2) "Случаи проявления индивидуального протеста и классовой ненависти обычно не фиксировались в хрониках. Но упоминания о них имеются и в исторических сочинениях, и в деловых документах, и в письмах, и в житиях. Например, Анна Комнин, походя роняет: "раб всегда враждебен своему господину", а "подчиненные вечно ненавидят своих повелителей". Подробно об эксцессах отчаявшихся одиночек или незначительных групп людей говорилось только тогда, когда жертвой их нападения оказывались либо важная персона, либо сам василевс. Так, в "Псамафийской хронике" рассказывается, как в праздник пятидесятницы в храме св. Мокия некий Стилиан разбил до крови палкой голову Льву VI. Поднялась паника - из церкви бежали все, включая патриарха (этого потом никак не мог забыть разгневанный василевс). Остались лишь шесть человек, которые и схватили покушавшегося. Пытки ничего не прояснили - у Стилиана не было сообщников. Его сожгли. Бросали камнями и в Никифора II Фоку; Константина IX Мономаха хотели как-то схватить на улице, и он поспешил в испуге укрыться во дворце. Иногда группы горожан вступали в схватку с воинами имперской гвардии. Весьма опасными были бунты простых воинов того или иного отряда, возмущенных неуплатой жалованья, дурным содержанием, произволом военачальников. Случалось, что такой бунт сопровождался немедленным избранием воинами из своей среды кандидата на престол." (Г. Г. Литаврин)

VIII. Церковь.

А что же хваленая византийская церковь, заимствование которой современные клерикалы считают наибольшим достижением Руси? Мздоимство, грабеж, нажива, насаждение мракобесия, поощрение рабства, идеологическая обработка народных масс на подчинение властьимущим, содержание трактиров и притонов, внесение разброда в традицию и канон - список далеко не полный. Да, имелись отдельные благочестивые священнослужители. Не отличались богатством и клирики, сосланные в глушь. Но десятки примеров нищеты и служения тонули в море церковной наживы. Взглянем же на подробности.

1) "Один из типиков (монастырских уставов) XI в. предписывал: если парик стал жить лучше ввиду доброго урожая, надо потребовать с него больше взносов в житницу и казну обители " (Г. Г. Литаврин со ссылкой на "F. Miklosich, J. Muller. Acta et diplomata graeca medii aevi, v. VI. Vindobonae, 1890, p. 318".)

2) "В одном из монастырских типиков-уставов XI в. предписывалось: если городской съемщик помещения монастыря разбогатеет от своих занятий, монахи должны увеличить плату за аренду. Просрочка уплаты за квартиру и задолженность арендаторов были заурядным явлением в столице, где проблема жилья всегда оставалась острой. Имущество таких должников порою шло с молотка, а сами они попадали в долговую яму. Иногда, в поисках популярности у столичного люда, василевс гасил квартирную задолженность как казне, так и частным домовладельцам." (Г. Г. Литаврин)

3) "Церковный писатель IX в. Петр Сицилиец писал, что он не хулит человека за его рабскую долю, ибо рабство не позорно (все - "рабы божьи"), а хулит за то, что раб вредит господину и убегает от него."(Г. Г. Литаврин).

4) "Трактир могла иметь и церковь, но клирику (священнослужителю) запрещалось стоять за прилавком" (Г. Г. Литаврин)

5) "Ростовщичеством занимались, несмотря на запреты канонов, также клирики и монахи." (Г. Г. Литаврин)

6) "Суровость светского суда, лихоимство его чиновников сделали среди поселян весьма популярным более быстрый, дешевый и снисходительный церковный суд. Это было выгодно и церкви (она получала доход от решения дел, не совсем входивших в ее компетенцию). Митрополит Навпакта творил суд в деревне, разбираясь в том, сколько телег урожая украдено, сколько нив ослы потравили, у скольких из них были при этом отрублены хвосты. Митрополит разводил супругов, рассматривал дела о наследстве и даже об убийстве." (Г. Г. Литаврин).

7) "Ответственность за послушание подданных и спокойствие в провинции василевсы возлагали и на церковнослужителей. Константин VIII после восстания населения Навпакта против корыстолюбивого стратига приказал ослепить епископа города, мотивировав наказание тем, что епископ не сумел удержать свою паству от мятежа. Примерно через полтораста лет точно так же при подобных обстоятельствах поступил Андроник I Комнин с епископом Лопадия. Поэтому епископы иногда приказывали хватать в своей епархии заподозренных в заговоре и отправляли их в столицу. Доставляли государственных преступников по дорогам ведомства дрома, на сменных почтовых лошадях. Особо опасных заворачивали в сырую бычью шкуру. Ссыхаясь, она становилась надежнее цепей." (Г. Г. Литаврин)

8) "Привычной фигурой на улицах был юродивый, нередко действительно больной человек, а порою и притворщик сделавший источником существования чувство религиозного сострадания горожан. Юродивые гасили свечи в церкви, приставали к женщинам, появлялись голыми, отчаянно сквернословили, таскали за собой на веревке трупы собак. Их иногда запирали в сумасшедший дом, но выпускали снова. Добродетелью почиталось смиренно прощать "божьему человеку" любую наглую выходку." (Г. Г. Литаврин)

9) "Религия и священнослужитель были постоянными спутниками ромея, сопровождавшими его от рождения до смерти. Однако представляется верной мысль французскою исследователя П. Лемерля о том, что современные историки нередко преувеличивают значение церкви в жизни византийцев . Глубина религиозного чувства далеко не всегда обусловливала горячую приверженность к церкви и постоянную готовность прибегать к ее услугам и помощи." (Г. Г. Литаврин со ссылкой на P. Lemerle. Ргоlegomenes.., p. 78, 97.)

10) "Доходы патриархии до конца Х в. состояли из отчислений, пересылаемых диоцезами, из платы за рукоположение (хиротонию) служителей церкви, из взносов прихожан за требы (церковные обряды крещения, венчания, похорон и т. п.), из прибылей, приносимых принадлежавшими св. Софии поместьями, мастерскими, лавками, судами, из уплат за аренду церковных земель и помещений, из пожертвований прихожан. Лишь в конце Х в. специальным императорским указом был установлен особый налог с подданных в пользу церкви - каноникон, уплачивавшийся деньгами, зерном, мукой, скотом, вином и птицей подворно, каждой деревней." (Г. Г. Литаврин)

11) "Благосостояние служителей культа в империи в гораздо большей степени, чем на Западе, зависело от государственной власти, от даров и милостей императора. Поэтому церковь была здесь обычно послушным орудием политики василевсов." (Г. Г. Литаврин)

12) "Различие в положении западных и византийских епископов поразило посла Оттона I Лиутпранда. На пути от Константинополя до Адриатики, останавливаясь на ночлег и отдых у епископов, он не встретил ни одного, живущего в привычной для Лиутпранда роскоши. Едят епископы, пишет он, за непокрытым столом, садятся за него в одиночестве, питаются грубой пищей, вино пьют мутное, из маленьких стаканов, сами продают и покупают, ухаживают за скотиной и обслуживают себя. Лишь некоторые из них богаты, если судить по золоту в их шкатулках. Но добрую долю и этого богатства они отдают государству, так как платят высокие налоги: епископ Кефалонии, например, вносил в казну до 100 золотых ежегодно. А что касается священников и епископов небольших городов, то первых по достатку трудно бывало порою отличить от соседей-крестьян, а вторых - от средних горожан." (Г. Г. Литаврин)

13) "Согласно некоторым данным, в Константинополе имелось более 250 церквей и более 120 монастырей (в каждом из них также была своя церковь). Только некоторые храмы располагали крупным штатом клириков, большинство обходилось всего одним-тремя служителями. По свидетельству русского путешественника (ок. 1200 г.), св. София имела до 3000 священнослужителей, из которых 500 получали ругу, т. е. регулярную плату. Богатыми были также дворцовые храмы, претендовавшие, как и св. София, на особые милости государя. Василевсы строили новые церкви, украшали и одаривали старые. Иногда дар в пользу церкви был откровенным подкупом. Зоя, вдова Романа III, купила, например, согласие Алексея Студита на воцарение Михаила IV с помощью 50 литр, врученных патриарху, и 50 литр - клиру св. Софии. Обобравший гробницу Зои Алексей I Комнин приказал вскоре выплачивать в пользу храма, где находилась гробница, значительную сумму из налоговых поступлений, и эта выплата продолжалась в течение нескольких десятилетий. Мануил I даровал всем священникам империи освобождение от одной обременительной подати. В XI-XII вв. церковные владения сплошь и рядом были избавлены от части или от всех налогов в силу льготы (экскуссии), дарованной императором". (Г. Г. Литаврин)

14) "Согласно каноническому праву, следовало систематически собирать церковные соборы (синоды) митрополитов и епископов империи, однако вселенские соборы перестали созываться с конца VIII в., а поместные и патриаршие созывались от случая к случаю. Тем не менее и после VIII столетия приезд в столицу (по повелению патриарха или василевса) митрополитов и епископов был обычным явлением; собрания у патриарха живущих в столице митрополитов играли роль постоянно действующего синода - эндемусы." (Г. Г. Литаврин)

15) "Например, узурпатор Никифор II Фока занял престол, когда патриархом был Полиевкт, сменивший упомянутого выше Феофилакта (оскопленный в детстве родителями, он долго был монахом, прежде чем по воле Константина VII стал патриархом). Полиевкт принудил Фоку, женившегося на вдове Романа II, снести церковное наказание (эпитимью) как второбрачника, угрожая в случае отказа отлучением от церкви. Умело использовал Полиевкт для усиления патриаршей власти слабость положения на троне и другого узурпатора - Иоанна I Цимисхия: переступивший через труп Фоки Иоанн должен был понести еще более тяжкую эпитимью, а кроме того, наказать своих друзей за убийство (в котором, впрочем, сам был повинен больше всех), и раздать свое личное имущество бедным.Особенно сильное упорство в борьбе с императором, проводившим невыгодную церкви политику, проявил патриарх Михаил Кируллярий, сам помогавший воцариться узурпатору Исааку I Комнину. В данном случае ошибся в выборе патриарх: он организовал в столице оппозиционные Михаилу VI силы, он лично убедил василевса отречься от престола в пользу Исаака. "Что дашь ты мне взамен этого?" спросил старец-император, сбрасывая порфирные сапоги (знак царского достоинства). - "Царство небесное", - ответил Кируллярий. Когда, же Исаак I решительно разошелся с патриархом в направлении политики двора, Кируллярий открыто грозил василевсу: "Я тебя создал, печка, - я тебя и разрушу!" Патриарх умер, не доведя борьбы до конца, но его нападки на Исаака сыграли роль в последовавшем через год отречении василевса от престола." (Г. Г. Литаврин)

16) "Нарушалось каноническое право самими епископами постоянно. Некоторые из них передавали свои посты сыновьям (рожденным до посвящения в епископский сан) или другим родственникам. Клирики частенько перебегали из одной эпархии в другую, на более выгодное место. Епископы сманивали их друг у друга (хотя каноны приравнивали этот грех к прелюбодеянию) и превращали некоторых из них в своих париков и личных слуг." (Г. Г. Литаврин)

17) "Мы уже говорили, что светская власть обязывала служителей церкви следить за благонадежностью своих прихожан. Еретиков церковь преследовала неотступно. Суровые гонения она устраивала порой и на приверженцев языческих обрядов, которые вплоть до XIII в. еще встречались во многих районах страны. Непременным средством борьбы с ересью было привлечение к участию в преследовании возможно большего числа людей, широкая гласность, пропаганда, сознательное разжигание религиозных страстей. При осуждении богомила Василия и его учеников патриарх и василевс так распалили страсти, что озверевшая толпа требовала массового сожжения еретиков. Еще раньше они добились того же во время предания анафеме учения философа Иоанна Итала: проклятие совершалось при огромном стечении народа, хором подхватывавшего анафему при каждом пункте. Возбужденные люди метались по св. Софии в поисках самого Итала, чтобы расправиться с ним. Философ спасся, спрятавшись на крыше." (Г. Г. Литаврин)

18) "Церковное осуждение, эпитимья, отлучение были могучим средством унижения человека и организации травли со стороны общества. В подобных случаях церковь выступала как сплоченная корпорация. Дисциплина в среде церковнослужителей бывала при этом гораздо более высокой, чем в среде светского чиновничества. Согласно канонам ни клирик без позволения епископа, ни епископ без позволения митрополита не имели права искать защиты у светских властей под страхом лишения священства." (Г. Г. Литаврин)

19) "Авторитету церкви содействовала широко распространенная в Византии и насаждаемая церковью вера, так сказать, в "подлинные", канонические чудеса, реликвии, образы и знамения. Не только невежественные простолюдины, но и образованные люди, крупные деятели и сами василевсы нередко поступали в соответствии с какими-либо предсказаниями и знамениями. Трезвый политик Алексей I при неблагоприятном знамении мог, располагая превосходящими силами, начать отступление." (Г. Г. Литаврин)

20) "В позиции византийской церкви и императорской власти по отношению к другим государствам и народам имелось серьезное отличие. С одной стороны, и церковь и светская власть утверждали принцип превосходства империи над всеми прочими державами мира - именно деятели византийского духовенства усиленно аргументировали эту доктрину. С другой стороны, василевсы в отдельные периоды пытались толковать этот принцип лишь применительно к своей, светской власти, признавая приоритет папы, "наместника апостола Петра" (особенно во время конфликтов с главой своей церкви)." (Г. Г. Литаврин)

21) "Ортодоксия в Византии, как говорилось, отнюдь не была снисходительна, особенно в осуществлении своей официальной политики. Любопытен следующий эпизод. Священник Фемел из деревеньки в Малой Азии совершал богослужение, когда на селение и самую церковь с прихожанами напал арабский отряд. Не имея времени снять священническое облачение, Фемел отбивался от врагов тяжелым паникадилом. Нескольких арабов он убил, других обратил в бегство. Епископ отстранил Фемела от священнодействия как совершившего тяжкий грех убийства и запятнавшего кровью святые одежды. Обидевшись на такую "несправедливость", Фемел бежал к арабам, отрекся от веры и разорял с ними Каппадокию и соседние фемы.Такая суровость в соблюдении буквы канонов как будто бы противоречила известной мягкости по отношению к иноверцам и язычникам. Но противоречия здесь нет: гибкость и веротерпимость церкви империи была либо вынужденной тактикой при недостатке сил, либо ловким политическим маневром." (Г. Г. Литаврин)

22) "В гораздо большем отдалении от светских властей и общественной жизни находилась вторая обширная группа византийского духовенства, "второй чин" монашество. Согласно свидетельству русского странника, к началу XIII в. на одном Босфоре насчитывалось до 40 тыс. монахов и 14 тыс. монастырей. Эти цифры не столь уж фантастичны, если учесть, что в Византии было множество мелких монастырьков, имевших от трех до десяти монахов. Помимо монахов, обитавших в келейных или общежительных монастырях, имелось немало монашествующих в быту, пилигримов и странников, одиноких аскетов и пустынников. Обычно монахи пользовались уважением как "божьи люди", отвергшие мирские радости и посвятившие себя служению богу. Однако Михаил Пселл, сам монах (хотя и сбежавший от монастырской скуки), писал, что чем больше в империи становилось монахов, тем быстрее росли подати . Не было также секретом, что основным мотивом пострига являлись часто не помыслы о духовном спасении, а поиски убежища от грозящей кары властей или от беспросветной нужды". (Г. Г. Литаврин со ссылкой на Psellos, I, р. 43.)

23 ) "Корыстолюбие монашества порицается в самых разных документах, от демократических (эпических) сочинений до официальных актов и императорских указов. Евстафий Фессалоникийский в трактате "Об исправлении монашеской жизни" (XII в.) говорил, что все помыслы игумена и братии сосредоточены не на служении добродетели, а на приобретении новых богатств, чаще - с помощью хитрости, обмана, подлога, насилия.Особенно острому осуждению подвергалась в XI- XII вв. распущенность нравов среди монашества. В начале XII столетия в одном из крупнейших монашеских центров империи, на Афонской горе, разразился скандал. Дело разбирали василевс и патриарх. Оказалось, что монахи Святой горы вступали в связи с влашскими женщинам.Особым указом влахи с их отарами были выселены с Афонского полуострова - и немало монахов ушло вместе с ними. В анонимном сочинении говорится о монахе, который на рынке прокладывает путь в толпе своей возлюбленной, и о монахине, у которой чиновник задержался столь долго, что его по приказу василевса разыскивали по всему городу. Недаром уставы монастырей того времени содержат категорические запреты женщинам, даже сестрам и матерям монахов, приближаться к монастырской ограде.Ранее уже упоминалось, что внутри самих монастырей сохранялось социальное неравенство. Бывший богач, сделавший крупный вклад в обитель, находился на особом положении, даже став монахом: он имел отдельную келью в киновийном (общежительном) монастыре, слугу - в качестве исключения, он лучше питался, был избавлен от труда и утомительных служб. Поэт Феодор Продром приводит наставительную речь игумена - отповедь монаху, недовольному тем, что одни пользуются привилегиями, а другие нет: тот протопоп, а ты пономаренок, он хорошо поет, а ты - безгласен, он умеет считать деньги, а ты - водонос, он бегло читает писание, а ты еле знаешь азбуку, он 15 лет в монастыре, а ты полгода, он добыл добро для братии, а ты в это время пас овец, он вхож во дворец, а ты глазеешь на богатые коляски, он - в плаще, а ты - в рогоже, у него на постели четыре покрывала, а у тебя - солома, у него 10 литр взноса в казну обители, а ты не истратил при постриге ни гроша хотя бы на свечку и т. п. Посему, заключает игумен, не завидуй и оставайся служкой.Да и руга - содержание для монахов - определялась в соответствии с их разрядом и положением в монастыре. Старец-игумен мог получать в год 36 номисм, экономы и ключники могли получать по 20 номисм, монахи высшего класса - по 15, а прочие - всего по 10. Варьировало также и натуральное довольствие: занятым управлением старцам доставалось втрое больше, чем молодым монахам, весь день занятым тяжелым физическим трудом. Феодор Продром уподоблял мышь игуменье, которая весьма далека от богословия и благочестия, но так и сыплет цитатами, хотя на уме у нее лишь коровье масло, ягнячье мясо, овечье молоко да мед.Никифор II Фока, запрещая строить новые монастыри и расширять владения старых, прямо указывал на вопиющее несоответствие задач монашеского подвига, связанного с умерщвлением плоти,- с богатствами и жадностью монахов ( C. Zachariae a Lingenthal. Jus graeco-romanum, III. Lipsiae, 1857, p. 290, 1857, p. 290 sq.). Попытки секуляризации монастырских владений предпринимались в Византии неоднократно. Однако все они носили крайне ограниченный и непоследовательный характер. На радикальные меры не мог решиться ни один василевс со времени иконоборчества (VII-первая половина IX в.). Гораздо более последовательны были императоры в умножении монастырских имений и в раздаче привилегий монастырям. К концу XII в. монастырские хозяйства находились в значительно лучшем состоянии, чем владения представителей белого духовенства." (Г. Г. Литаврин)

24) ""Божий страх", постоянно внушаемый церковью глубоко религиозному средневековому человеку, предполагал безусловное смирение перед властью, ибо "нет власти - аще не от бога". Ропот, протест, сопротивление трактовались всегда как тяжкий грех. Возникала безвыходная ситуация: тяготы и гнет невыносимы, но бороться против них - значит впасть во грех. Для богатых и сильных такой дилеммы не существовало: они законно используют труд неимущих и богатеют, не совершая греха, если не крадут, не лихоимствуют, не занимаются разбоем. Если все-таки порой не обходится и без этого, то можно добиться прощения у бога, подав нищим, уделив толику бедным, одарив монастырь либо основав новый."(Г. Г. Литаврин)

25) "Серьезное значение для исхода мятежа имела позиция церкви: и митрополитов в провинциях, и иерархов в столице. Сами патриархи иногда были не только участниками, но и инициаторами заговоров. Лев VI принудил патриарха Николая отречься от сана, дав ему понять, что располагает документами об участии владыки в заговоре Андроника Дуки."(Г. Г. Литаврин)

26) "Почти в каждом уставе мужского монастыря содержался строжайший запрет принимать в число братии и допускать в ограду обители мальчиков, юношей и евнухов и даже содержать на монастырском дворе самок животных. Однако аномалии такого рода отнюдь не были специфически монашескими. Мальчиков-евнухов, учитывая их внешность, как уже упоминалось, охотно покупали или брали на службу самые богатые господа"(Г. Г. Литаврин)

[Отдельно хочется высказать и об отношении к церкви и ее культуре у самих простолюдинов. О различного толка выходках "юродивых" уже говорилось в пунке 7) данного раздела. Теперь же я предлагаю взглянуть, насколько предпочтительными были для граждан Византии рудименты культурного наследия языческих времен, нежели церковные мероприятия - прим. Скрытимира].

27) "Один из наиболее стойких феноменов народной культуры, праздник воспринимался каждым новым поколением как неотъемлемый элемент устоявшегося жизненного распорядка, унаследованного от предков. Наиболее древними, восходящими к античной и эллинистической эпохам, являлись языческие празднества, которые продолжали бытовать в христианском византийском обществе, медленно и трудно сходили со сцены, исчезали и возрождались, маскировались под христианские праздники или под местные обычаи, справлялись тем смелее, чем дальше от крупных центров, высших церковных и светских властей находилась та или иная местность. Эти враждебные православию рудименты язычества в среде иноплеменного населения империи имели и древнеэллинское и свое, так сказать, отечественное происхождение. Они явственнее ощущались в тех провинциях, которые позже вошли в состав империи (например, некоторые армянские и грузинские земли, северо-западные районы Балкан) и где более замкнутый образ жизни вело население (например, влахи, албанцы). В основном, однако, в IX-XII вв. оригинальные языческие обычаи и обряды иноплеменных ромеев успели тесно переплестись и слиться с чисто эллинскими, подверглись переосмыслению и даже некой ритуальной "христианизации". Знаменательно, что число языческих торжеств и веселий даже увеличивалось с распространением христианства: языческие праздники приютились самозванцами в лоне самой ортодоксальной веры и вместе с нею наследовались неофитами. Поэтому церковь вынуждена была идти не по пути полного искоренения языческих, обычаев, а по пути их адаптации, "обезвреживания" несовместимых с христианством идейных норм и истолкования древних игрищ в качестве обрядов, связанных, например, с циклами крестьянской трудовой деятельности." (Г. Г. Литаврин)

28) "В X столетии в Спарте по субботам в центре города устраивались спортивные игры - может быть, как отголосок местной древней традиции. На соревнования собиралось множество народа. Являлся сам стратиг города, забывавший о своих служебных обязанностях: в частности, он пренебрегал жалобами клириков ближайшего к месту состязаний храма, которые говорили, что гром аплодисментов зрителей заглушает голос священника, совершающего службу перед немногочисленными прихожанами (большинство предпочитало уйти на игры)." (Г. Г. Литаврин).

(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Византия. Истинное лицо "благодетеля". Часть 1.

Пятница, 25 Марта 2016 г. 11:15 (ссылка)

В свете нынешней клерикальной вакханалии, все чаще приходится слышать нелепости о "просвещении русских языческих варваров" Византией, которая выставляется образцом культуры, государственного строя и гуманистической программы.

"Византия дала русским православную веру.Именно греческие священники на первых порах составили основу церковного клира, деятельность которого заложила фундамент русской православной духовной культуры, искусства, архитектуры, книжности. Византия дала уроки первых международных договоров, законодательства, идеологического учения о верховной власти" - пиарят чьи-то слова безымянные блогеры интернета.

"Византия была не только наследницей античной культуры и римской государственности. Сама обогатившись православной верой, Византия обогатила мир православной культурой. Благодаря Византии православная культура стала достоянием не только Древней Руси, но также Болгарии, Сербии, Албании и многих других стран. С начала второго тысячелетия христианской эры православная культура приобретает уже вселенское значение" - неубедительно восторгается протоиерей Б. Пивоваров.

«Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а была она мудрейшей из всех людей» - вкладывает эти слова у уста своих героев автор ПВЛ.

Сейчас Византии не существует уже половину тысячелетия, и некому подтвердить или опровергнуть эти дифирамбы. Оболваненный же народ готов поверить в сусальные сказки о неком идеальном государстве, которое каши манной не доедало в неусыпных заботах о "языческих варварах". Но что если все-таки копнуть не славословия, направленные на пополнение церковной казны, а данные современных ученых и древних хронистов-византийцев? Насколько красивая сказка соответствует реальности?

(Ниже представлены материалы, подготовленые на основе трудов Г.Г. Литаврина - российского историка, специалиста по средневековой истории южных славян,Византии и русско-византийских связей, академика РАН):

I. Социальный строй.

Восхваляемая современными клерикалами система византийского общества, на самом деле представляла собой зрелище жалкое и отвратительное. Всюду царило злоупотребление служителей закона, грабеж властьимущими и чиновниками простолюдинов сам приобретал форму закона, карьера и благосостояние многих низших чинов напрямую зависили от благоволения покровителя, а не личных заслуг, мздоимство достигало чудовищных размеров, "духовные отцы" стремились не отставать от властей в деле ограбления народа, и все это считалось еще неплохой стороной жизни, если вспомнить о рабстве... Впрочем, давайте подробнее.

1) "Положение париков [зависимых крестьян - прим. Скрытимира] в поместьях феодалов было нелегким, однако не всегда просто определить, сколь лучше жилось свободным налогоплательщикам: налоги были ниже частных рент, но сборщики сплошь и рядом, как мы увидим, не соблюдали законов. И все-таки в конце XI - в XII в. крестьяне страшились паричского состояния: человек жил надеждой достичь успеха в жизни, а зависимость от частного лица не давала таких перспектив. Согласно типовым задачам византийского учебника, доля господина достигала и трети и половины крестьянского урожая. Один из типиков (монастырских уставов) XI в. предписывал: если парик стал жить лучше ввиду доброго урожая, надо потребовать с него больше взносов в житницу и казну обители " (Г. Г. Литаврин, со ссылкой на "F. Miklosich, J. Muller. Acta et diplomata graeca medii aevi, v. VI. Vindobonae, 1890, p. 318.")

2) " "Молодой человек, выучившийся на грамматика или нотария, т. е. на писца правительственной канцелярии, если он не имел сильного покровителя, начинал карьеру с низших ступеней (для высших чинов зачастую оказывалась необязательной и элементарная грамотность), медленно поднимаясь вверх в соответствии с табелью о рангах. Можно было до старости прослужить на низших постах, в вечном страхе за место, унижаясь перед невежественным начальником. Кекавмен советовал: когда начальник, бездарь и невежда, допускает ошибки, то первейший долг подчиненного - держать язык за зубами, иначе несдобровать . Если чиновнику покровительствовали крупные сановные лица или сам василевс, то тот быстро шел в гору, безнаказанно манкировал своими обязанностями, отлучался из канцелярии куда хотел и когда хотел, так как, получив чины и титулы, он приобщался к кругу сановной знати, главной обязанностью которой в столице было лишь парадное представительство да участие в торжественных церемониях. Для достижения карьеры требовались не столько деловые качества, сколько ловкость и догадливая верность начальству как в законном, так и незаконном деле. Сознание безнаказанности росло пропорционально успехам по службе. Беззакония и произвол сановника могли возмущать весь город. Но никто не решался намекнуть на это василевсу; подобострастные улыбки недавних хулителей неизменно встречали сановника на приемах.Начальник столичной тюрьмы при Алексее III Ангеле Лагос, договорившись с ворами, выпускал их ночами на разбой и получал определенную долю добычи. Когда Лагос незаконно арестовал одного состоятельного ремесленника, сотоварищи арестованного по ремеслу подняли бунт, поддержанный беднотой столицы. Высшего чиновника столицы - эпарха - с его отрядом забросали камнями, тюрьмы были разгромлены, заключенные выпущены, храмы разграблены. Был брошен клич о свержении василевса. Но к вечеру вызванные войска подавили мятеж. А виновник беспорядков Лагос? Он приступил к размещению по камерам новых заключенных бунтовщиков.Среднее и высшее чиновничество жило не столько на жалованье, сколько на взятки и хищения. Неистребимый порок бюрократической машины империи взяточничество - был почти легализован. Кроме того, именно высшие и средние чиновники получали от василевсов дары, привилегии, откупа и т. п." (Г.Г. Литаврин)

3) "Многое изменилось с тех пор в жизни коллегий-корпораций, но они по-прежнему не являлись добровольными объединениями ремесленников или купеческими гильдиями, стоявшими на страже интересов своих членов. Это были созданные по воле властей сообщества, находившиеся под строгим надзором государства, которое ни в коей мере не заботилось об обеспечении максимально выгодных условий для деятельности членов корпораций. Не случайно поэтому основное внимание в "Книге эпарха" уделено общественным обязанностям руководителей и членов корпораций и их парадно-представительным функциям, не имевшим никакого отношения к производству и торговле. Члены корпораций серикариев и вестиопратов (торговцев дорогими одеждами) украшали улицы во время празднеств и торжеств (не явившиеся в праздник к точно указанному месту платили штраф, но могли подвергнуться и более суровому наказанию). Главы корпораций участвовали в церковных и правительственных церемониях. Именно они и составляли основной штат эпарха." (Г. Г. Литаврин)

4) "До Х в. деятельность ростовщиков неоднократно возбранялась, но при Льве VI она была легализована окончательно. Ссудный процент, в зависимости от условий договора, устанавливался в пределах 8,33-16,67% от занятой суммы. Однако закон обходили: ссудный процент порой достигал трети займа." (Г. Г. Литаврин)

II. Византийское государство так же не было идеалом, несмотря на пропахшую нафталином пропаганду, которой щеголяют современные клерикалы. Скорее оно напоминало дешевый театр или цирк с клоунской труппой и самовлюбленным грозным директором во главе. Закон бумажный противоречил практике его исполнения, аристократия интриговала за место у престола или прямо воевала за право его занять, а императоры были больтше озабочены заботами о собственном восхвалении, нежели действительно государственными делами. И снова рассмотрим подробнее:

1) "Василевс - помазанник божий - обладал безграничной властью. Однако удержаться на престоле в Византии было нелегко. Самая неограниченная монархия европейского средневековья, императорская власть в Византии, оказывалась самой непрочной. Император помыкал синклитом, самовластно распоряжался войском, покупал щедротами духовенство, пренебрегал народом. Но если при коронации ставшая традицией теория "божьего выбора" не находила воплощения в формальной церемонии согласия на царство со стороны синклита, войска, церкви и народа, оппозиция могла сделать это "упущение" знаменем борьбы против "незаконного" василевса. Императора обожествляли как божьего избранника, не было страшнее преступления, чем "оскорбление величества". Но мятеж против него как личности, недостойной трона, не осуждался, если мятежники выходили победителями." (Г. Г. Литаврин)

2) "За 1122 года существования империи в ней сменилось до 90 василевсов. Каждый правил в среднем не более 13 лет. Почти половина императоров была свергнута и уничтожена физически. Сами византийцы задумывались над этим и не находили ответа. Никита Хониат с грустью замечал, что Ромейская держава подобна блуднице: "Кому не отдавалась!" Захвативший без труда власть, продолжал он, побуждает и других к тому же своим примером, особенно тех, которые "с перекрестков" вознеслись в сановники. Мечтали о троне многие, разглагольствуя при этом о незыблемости прав своего государя, если он был порфирородным (или багрянородным), и, напротив, о справедливости "перста божия", если узурпатор свергал порфирородного (ибо тот помыкал ромеями, "как неким отцовским наследием" (Г. Г. Литаврин со ссылкой на "Nicetae Choniatae historia". Bonnae, 1835, p. 274.)

3) "В Византийской империи организация власти, хозяйства и быта была основана на писаном законе. Справедливо, однако, замечание П. Безобразова, что в истории Византии не понять ничего, если не различать теорию и практику провозглашаемые законом нормы и их соблюдение 11. Так, закон признавал всех граждан империи (кроме рабов) свободными - а личная зависимость париков была распространенным явлением уже в конце XI в.; закон объявлял церковное имущество неприкосновенным - а оно изымалось неоднократно; закон утверждал всеобщее равенство в суде - а бедняк нигде не мог найти защиты; закон грозил лихоимцам, налоговым сборщикам, тяжкой карой, - а они процветали." (Г. Г Литаврин)

4) "При острой нехватке денег в переплавку отправлялась дорогая дворцовая утварь, а также ценности, принадлежавшие лично василевсу и его родственникам, порой - и церковные вещи, что всегда вызывало конфликты с духовенством и осложняло внутреннюю обстановку."(Г. Г. Литаврин)

5) "Режим византийской деспотии поддерживался и с помощью постоянной идейной обработки ромейских подданных, которой ежедневно занималась не только церковь, но и вся официальная правительственная пропаганда. Императора славили всюду. Принимаемые в торгово-ремесленные корпорации должны были клясться богом и здоровьем василевса. В праздники специальные гимны в его честь распевали перед народом цирковые партии. Толпе на улицах и площадях следовало выкрикивать хором "здравицу" и "славу" василевсу. Этой церемонии придавалась даже некая "конституционная" функция: василевс в нужном случае мог сослаться на то, что он избран также народом и ему угоден.Формулы приветствий отрабатывались во дворце и были порой исполнены тайного смысла: например, упоминание о Константине (сыне Михаила VII) и Анне Комнин сразу после имени Алексея I означало, что юные обрученные прочатся в наследники престола, а умолчание о них после рождения у василевса сына Иоанна показывало, что Константин и Анна уже не наследники. Возглашение и славословие являлись актом и признания и клятвы на верность одновременно". (Г. Г. Литаврин)

6) "Как говорится в "Эклоге", законодательном кодексе VIII в., в империи столь много законов, что даже в столице мало судей, которые их хорошо знают." (Г. Г. Литаврин).

7) "Донос и клевета в таких условиях частенько торжествовали победу. Завистливый сановник сочинял от имени своего соперника письмо к врагу василевса (мятежнику, иноземному правителю) и подбрасывал в вещи хозяина. Следовали донос, обыск и обнаружение "неопровержимой" страшной улики. Либо "друга" любезно приглашали для доверительной беседы в помещение, где за ширмой сидел царский скорописец (а иногда и сам василевс), а разговор такой "приятель" умело направлял в нужное русло. Анна Комнин с восторгом рассказывает о "мудрости" отца, который сам поймал с поличным ересиарха Василия: притворясь приверженцем учения вождя богомилов и позволив старцу высказаться, василевс встал и отдернул занавес, за которым сидели его грамматики." (Г. Г. Литаврин)

8) "Ограбления и убийства в столице были обычным явлением. Ходить ночью по тесным переулкам, где даже днем горели светильники, считалось небезопасным. Полицейская стража обходила улицы, хватала подозрительных и тут же чинила расправу. Ворота города запирали на ночь. Специальная служба несла пожарный дозор. Трактиры с восьми часов вечера до восьми утра открывать запрещалось под страхом изгнания из корпорации."(Г. Г. Литаврин)

9) "Рынки были очагами, где вспыхивали бунты, перераставшие в городские восстания. Здесь орудовали воры, здесь собственность под цепким и жадным взором ее обладателей переходила из рук в руки, здесь ссора из-за обмана, обмера, обвеса, оскорбления тотчас выливалась в драку и поножовщину. Столичный плебс был чужд по своим интересам трудовому населению города. Отнюдь не каждый погром домов знати являлся результатом классовой борьбы угнетенных, далеко не каждое ограбление чиновника на дороге - местью народных мстителей. Ни деклассированная чернь в городах, ни большинство разбойников и пиратов не пользовались симпатией трудовых масс - от их жестокости и зверств простое население плакало порой кровавыми слезами. Столичный плебс обращался к грабежу, используя каждую возможность (смена властей, пожар, драки у водопроводов в засуху, публичные казни и даже всенародные празднества) и не останавливаясь ни перед чем: ни перед поджогами, ни перед убийствами, ни перед разрушением зданий. Он примыкал к любому подлинно народному движению и причинял ему вред своим слепым хищничеством и бесчинствами. (Г. Г. Литаврин)

III. Семья, брак, мораль.

Современные мракобесы норовят противопоставить "духовность" и "мораль" Византии "бездушию" и "аморальности" язычников-славян. Наиболее частым примером является ромейский институт брака, противопоставляемый многоженству русских князей. Но если отойти от пропаганды и взглянуть на реальность, дело будет обстоять с точностью до "наоборот": промискуитет, педофилия, близкородственные браки были столь частым явлением в Византии, что почти уже считались нормой; оскопление собственных детей в ожидании от них карьеры или духовного подвига, детский труд наравне с рабским, массовая гибель сирот уже считались обыденностью, а в аристократических семьях родственников разменивали на интересы власти и положения (когда - браком, а когда - смертью или увечьем).

1) "Источники пестрят сообщениями о женитьбе зрелых мужей и даже старцев на юных девушках, почти девочках. Случаи нарушения возрастных ограничений были более характерны для состоятельных кругов, чем для простонародья. Митрополит Апокавк расторг брак между 30-летним мужчиной и 6-летней девочкой, наказал эпитимьей ее родителей и растлителя, а священника, освятившего этот акт насилия, отстранил от службы" (Г. Г. Литаврин)

2) "Вступив в брак, супруги с нетерпением ожидали появления детей - их отсутствие воспринималось как божья кара. В житиях нередко рассказывается о бесплодии женщины, о растущей неприязни мужа и, наконец, о чудесном "вмешательстве" свыше. Особую радость вызывало рождение мальчика - кормильца под старость. Когда в семье с небольшим достатком рождалось несколько сыновей, то родители в VIII-XI вв. нередко оскопляли одного из них. Как правило, сын-евнух отправлялся в город, чаще всего в столицу, мечтая сделать там духовную карьеру (много евнухов было среди епископов, митрополитов, диаконов крупных церквей и даже патриархов) либо устроиться в гинекее или мужских покоях вельможи, а возможно, и самого василевса. Немало евнухов занимало важнейшие дворцовые должности, а порой, и не занимая их, в качестве спальничих - доверенных лиц императора - играло значительную роль в политической жизни государства. Иногда сына оскопляли и в ожидании от него духовного подвига. По словам хрониста Х столетия, евнухов в императорском дворце было больше, чем мух в загоне для скотины". (Г. Г. Литаврин)

3) "Большинство сирот не попадало, разумеется, ни под опеку, ни в приюты. В житиях частенько мелькает фигурка деревенского сироты-пастушка, который пасет коз или свиней за черствый кусок в зной и в холод, ночует в поле и едва не умирает от голода. Именно на детях в первую очередь в ту суровую пору отражались стихийные и общественные бедствия. Дети-рабы и дети-евнухи наполняли дома вельмож. Но таким сиротам, можно считать, повезло. Другие просили милостыню на папертях, принуждались к непосильному труду в эргастириях мастеров и торговцев, шныряли по рынкам под надзором взрослых воришек, а девочки-сироты стояли "на своих местах" в зловонных переулках и на площадях."(Г. Г. Литаврин)

4) "В семье василевса родственные чувства нередко приобретали уродливый облик. Ирина в борьбе за престол в 797 г. ослепила родного сына. Евдокия, вдова Константина X, втайне от своих сыновей обвенчалась с Романом Диогеном, и сыновья через четыре года свергли и ослепили отчима, а мать постригли в монахини. Сестра Мануила I предала мужа, донеся на него брату, а жена Константина VII, напротив, помогла мужу расправиться со своими родными братьями. Константин VII заточил в монастырь сестер и свел в могилу мать. Суровый холостяк Василий II, невзирая на мольбы и слезы единственной сестры Анны, силой отправил ее в жены далекому повелителю русских в 989 г. Но он же страстно любил племянницу Зою, дочь его брата Константина, которого мало жаловал."(Г. Г. Литаврин)

5) "И Мануил I Комнин, и Андроник I Комнин имели детей от родных племянниц."(Г. Г. Литаврин)

IV. Воспитание и образование.

Согласен, образование в Византии держало достаточно высокую планку. Но уже века с 8-го оно изрядно разбавлялось суевериями, нередко проскальзывали утверждения, что не всем сословиям оно нужно. Что же касается различных мероприятий, проводимых в древней Элладе людьми умственного труда, то в Византии оные исчезли к 9 веку.

1) "<...>даже философ конца XIII - начала XIV в. Иосиф Ракендит, сам вышедший из бедной семьи, полагал, что простым людям, занятым физическим трудом, изучать науки не только не надо, но и вредно: так вреден сильный огонь для стоящего к нему слишком близко" (Г. Г. Литаврин)

2) "Мало причастный к наукам Кекавмен высмеивал веру в вещие сны, а эрудированный Скилица слепо доверял им. Патриарх Никифор в IX в. даже составил сонник, в котором дал толкование, так сказать, "типичных" сновидений." (Г. Г. Литаврин)

3) "У Царского портика в центре города находились книжные лавки, где по вечерам по старой традиций нередко встречались библиофилы и философы. Здесь они порой вели публичные диспуты, а безработные адвокаты в присутствии подвернувшегося клиента репетировали свои речи. Некогда сюда устремлялись и риторы, преподаватели, учащаяся в столице молодежь, а также всякого рода шарлатаны от науки, знахари и астрологи. Однако такие "ученые" собрания устраивались все реже, и мы не имеем о них достоверных сведений с IX столетия." (Г. Г. Литаврин)

V. Культура.

Здесь я так же могу подтвердить: уровень Византии был еще достаточно высок. И все же он значительно уступал уровню ее языческих предшественников - Греции и Рима. Хотя бы на примере того, что знаменитый греческий театр, считавшийся гордостью каждого эллинского полиса, в Византии просто отсутствовал.

"Византия не знала собственно театра - такого, каким он сложился в период античности. Но своеобразный театр все-таки существовал: те же бродячие актеры, фигляры и мимы, совмещавшие нередко по нескольку "артистических" специальностей, разыгрывала остро комические сценки и фарсы собственного сочинения, в которых гротеску, сатире и клоунаде отводилась главная роль. " (Г. Г . Литаврин).


(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ирина_Сивкова

О.Сергий Правдолюбов о каноне Андрея Критского

Вторник, 15 Марта 2016 г. 22:49 (ссылка)


pravdolubov-600x399 (600x399, 47Kb)



http://www.pravmir.ru/protoierey-sergiy-pravdolyubov-kosmos-velikogo-kanona/


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
КурИнфо

Воспитание духовно-образованного человека – это тонкая работа

Среда, 25 Сентября 2013 г. 11:29 (ссылка)
kurinfo.ru/vospitanie-duhov...oveka.html

Воспитание духовно-образованного человека – это тонкая работа


Сегодня в Курске в драматическом театре им. А.С.Пушкина открылись традиционные Образовательные чтения Центрального федерального округа. В этот раз они посвящены теме «Духовное наследие преподобного Сергия Радонежского. Традиции и инновации в условиях модернизации российского образования». Ранее подобные мероприятия проходили в Калужской, Белгородской, Ярославской и Московской областях.
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Морполит

Наталья Нарочницкая Православная Культура (Видео)

Среда, 26 Сентября 2012 г. 21:34 (ссылка)


Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<православная культура - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda