Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 605 сообщений
Cообщения с меткой

подвиги - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
prahorovinatylia

Без заголовка

Воскресенье, 26 Июня 2022 г. 09:09 (ссылка)

Посуда и оборудование лабораторные фарфоровые Новосибирск - https://vk.com/wall-210230736_536

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
cockibahan32

Без заголовка

Вторник, 14 Июня 2022 г. 19:11 (ссылка)

Купить надувной букет в Казани - https://vk.com/wall-210306126_308

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
TATIANA__36

Когда над Русью дождь рыдает И громы вешние гремят,...

Четверг, 26 Мая 2022 г. 13:22 (ссылка)




Когда над Русью дождь рыдает

И громы вешние гремят,

Я с болью в сердце вспоминаю

Тех не вернувшихся ребят,

Что жизнь сложили за Отчизну,

За счастье Родины своей,

А сами не узнали жизни,

И не оставили детей…



Далее
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Комфортариум (Автор -butikovanv)

Истории из жизни продолжатся...

Пятница, 20 Мая 2022 г. 11:56 (ссылка)

trtrrt (394x261, 248Kb)


​​Ещё ​​про украинцев.



В начале СВО хохлами был сбит наш самолёт.

Экипаж благополучно катапультировался, но приземлился в тылу врага, и вдобавок их ещё и прилично подраскидало друг от друга.

Кругом враги, связи нет, СПДГ сюда однозначно не прилетит, а вот хохлы, наоборот, уже мчат со всех сторон. Поэтому ребята побегали- поискали друг друга чуть и погнали каждый по своему пути.



У штурмана из средств навигации был только старый компас. Он по нему и пошёл.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (9)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Так миноносец погиб "Безупречный"... (окончание)

Пятница, 22 Апреля 2022 г. 07:54 (ссылка)


Спасение штаба адм. Рожественского с броненосца "Князь Суворов" миноносцем "Буйный".

"БЕЗУПРЕЧНЫЙ" В БОЮ.
Охваченные ли тревожным предчувствием, стремящиеся ли к победе или положившиеся на сакраментальное русское "авось", моряки 2-й эскадры Тихого океана ночью с 13 на 14 мая 1905 г. вошли в Цусимский пролив.
Перед практически неизбежным сражением с Объединенным флотом Японкой империи, адмирал Рожественский приказом №239 (04.03.1905) выстроил российские корабли в новый порядок следования. Согласно очередной организационной перетасовке эскадры, вытянувшейся теперь двумя колоннами, ее маленьким миноносным силам отводилась немаловажная роль. Все миноносцы были распределены между крейсерами, с которыми им предстояло совместно решать задачи по охранению эскадры. Миноносцы 1-го отряда – "Бедовый" (брейд-вымпел нач. отряда капитана 2-го ранга Баранова), "Быстрый", "Буйный" и "Бравый" попарно шли вместе с крейсера II ранга "Изумруд" и "Жемчуг" на линии головных броненосцев эскадры – "Князя Суворова" и "Осляби". "Это были наши дозорные справа и слева", - поясняет флагманский штурман В.И. Семенов. Однако к началу боя и все четыре этих миноносца перешли на правый траверз эскадры. Помимо разведки, на них возлагались задачи по эвакуации флагманов – старшего адмирала Рожественского и младшего адмирала Фелькерзама: "Если флагманский броненосец получил крен или вышел из строя и перестал управляться, миноносцы спешат подойти, чтобы принять Командующего и штаб". Но второго из адмиралов спасать было уже поздно. Д.Г. Фелькерзам скончался за три дня до сражения; однако "Зиновий" распорядился скрыть его смерть от эскадры (тем не менее, на некоторых кораблях об этом узнали – Г. К. Граф, "Моряки").


Адмирал Рожественский vs адмирал Того.

"Безупречный" шел вторым в ордере 2-го минного отряда с правого борта крейсеров отряда адмирала Энквиста, прикрывавшего тыл эскадры и транспортные суда. Согласно боевому расписанию, он находился при флагманском крейсере I ранга "Олег" и следовал за "Блестящим", несшим брейд-вымпел начальника 2-го миноносного отряда капитана 2-го ранга Шамова. Три оставшихся миноносца – "Бодрый", "Грозный" и "Громкий", значительно отставали к юго-востоку, прикрывая справа цепочку транспортов и крейсеров "разведочного" отряда. Командующий крейсерским отрядом адмирал Энквист, с которым шел 2-й минный отряд, выдал миноносцам приказ, исключающий непонимание их командирами боевой задачи: "Помните, что в случае появления неприятеля вы остаетесь при транспортах и следуете за крейсерами только по особому приказанию" ("Тсусимская операия"…).

Контр-адмирал О.А. Энквист, командующий крейсерским отрядом.
Пожалуй, самый эффективный русский командир в Цусимском сражении.


Примерно в половине третьего ночи 14 мая корабли русской эскадры были замечены японским вспомогательным крейсера "Синано Мару", а полутора часами позднее идентифицированы им. Радио, изобретение русского инженерного гения, оповестило адмирала Того: "Враг обнаружен". С рассветом координаты вереницы броненосцев адмирала Рожественского сообщил японский броненосный крейсер "Идзуми" и начал "вести" эскадру. На 2-й Тихоокеаской эскадре все еще продолжалась повседневная служба, слово в предстоящий бой никто не хотел верить. В 8 часов на русских кораблях "по случаю высокоторжественного дня Священного Коронования Их Величеств" подняли стеньговые флаги; многие вскоре уйдут под ними на дно. В 11.00 командам было разрешено обедать повахтенно; для многих это была последняя трапеза. В 13:49 начался огневой контакт главных броненосных сил 2-й эскадры Тихого океана с главными силами Объединенного флота, и часы истории принялись неумолимо отсчитывать минуты до Цусимской катастрофы.
Хронология Цусимы слишком хорошо известна, а причины трагедии русского флота до сих пор вызывают слишком ожесточенные споры, чтобы останавливаться на них еще раз. На фоне шокирующего разгрома 2-й эскадры Тихого океана, действия командиров и экипажей русских миноносцев в сражении выглядят достаточно адекватными боевой обстановке, пусть и не всегда героическими. Даже капитуляцию "Бедового" с раненым адмиралом Рожественским и чинами его штаба на борту, очевидную трусость с точки зрения кодекса чести моряков Российского императорского флота, с позиции законов войны на море можно обосновать.
Участие миноносца "Безупречный" в Цусимском сражении связано с рядом загадок, точные разгадки которых его команда унесла с собой на дно Корейского пролива. Однако на основании свидетельств выживших очевидцев с различных кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры, а также данных победителей – моряков японского Объединенного флота, можно попытаться выстроить боевой путь "Безупречного".
Крейсерский отряд адмирала Энквиста, с которым шел "Безупречный", и "разведочный" отряд открыли огонь примерно одновременно с главными силами. Однако поначалу арьергардный бой не шел в сравнение с титаническим противоборством броненосцев в голове колонны. Экипажи миноносцев стали свидетелями того, как русские крейсера легко отогнали и повредили сосредоточенным огнем одинокий японский крейсер "Идзуми". Сражение в арьергарде начиналось успешно для русского оружия. С "Безупречного", ставшего сторонним наблюдателем этой перестрелки, как и с других миноносцев, моряки радостно кричали "ура" боевым братьям с крейсеров.
Однако ликование длилось недолго. 3-й, 4-й, 5-й и 6-й крейсерские отряды японского Объединенного флота предприняли свое блестящее "обходное движение" и между 14 и 15 часами нависли с правого траверза над замыкавшими строй русской эскадры крейсерами, транспортами и миноносцами. А это означало, что 14 японских крейсеров, 1 броненосец береговой обороны, 1 авизо и 4 "истребителя" противостояли 5 русским крейсерам, 1 посыльному суду ("Алмаз", фактически тот же авизо или безбронный легкий крейсер), 1 вспомогательному крейсеру, 5 миноносцам и 8 эскадренным транспортам. Около 14.30 начался интенсивный артиллерийский бой. Разумеется, русские транспорты также были вооружены легкой артиллерией, а среди японских отрядов было немало слабых устаревших кораблей (броненосец "Чин Иен" вообще в прошлом отважно дрался против своего нынешнего флага в составе китайского флота при Ялу в 1894 г. и с тех пор был весь изранен), и участвовали они в бою не все одновременно… Но соотношение сил все равно сложилось для русского арьергарда классическое "разгромное". В том, что силы адмирала Энквиста сумели долгое время выдерживать это сражение без критических потерь, некоторые историки видят частный успех внутри общего поражения.
Tsushima_27_May_1905.jpg
Пока шла артиллерийская дуэль между крейсерами, адмирал Энквист мог попытаться повысить свои шансы, бросив на врага свои миноносцы. Тактика торпедных атак против крупных боевых кораблей в то время еще только вырабатывалась, но в Русско-Японской войне уже имелся опыт ее применения японцами в Порт-Артуре, почему было не ответить самураям тем же? Однако русский адмирал не счел это возможным; он был не одинок в чересчур осторожном применении миноносных сил. "За все время войны не было ни одного случая удачной атаки нашими миноносцами судна на ходу, хотя случаев для этого, и самых благоприятных для миноносцев, было много", - написал позднее в докладной записке для Морского ведомства капитан 2-го ранга Славочинский. "Безупречный" и другие миноносцы арьергарда русской эскадры продолжали мужественно, но бесполезно держаться на правом траверзе отряда и наблюдать, как в опасной близости падают японские снаряды.
«Ослябя» покидает Бизерту, 27 декабря 1903.jpg
Крейсер "Олег", при котором "Безупречный" находился в начале сражения.
Командир крейсера капитан 1-го ранга Добротворский.


Командир крейсера "Олег", при котором "Безупречный" находился согласно боевого расписания, капитан 1-го ранга Добротворский, свидетельствует, что в начале огневого боя миноносец получил повреждение. Его рапорт повторяет Новиков-Прибой в комментариях ко 2-му тому своего произведения. Другие российские авторы об этом умалчивают, но данного факта это не отменяет: о "Безупречном" вообще пишут очень скупо. Даже одно попадание главным калибром японского крейсера (у противника имелись 320-мм орудия) могло нанести маленькому миноносцу смертельный удар. Однако в крейсерской перестрелке японцами активно применялись и 152, и 120-мм. Если "Безупречный" действительно "поймал" неприятельский снаряд в начале боя, то не самого крупного калибра. Судя по последующим действиям корабля, существенного ущерба в боеспособности или значительных потерь в команде он не получил. Экипаж "Безупречного" устранил последствия повреждения, не покидая своего места в ордере отряда.
Отстреливаясь от японских крейсеров, арьергард 2-й эскадры Тихого океана мог судить о положении главных сил по интенсивной канонаде, долетавшей в перерывах между грохотом собственных орудий, и по дымам вдалеке. Около 15.30 с борта флагманского крейсера "Олег" заметили объятый пламенем флагман эскадры "Князь Суворов", беспомощно "выкатившийся" из строя эскадры; стало ясно, что дела у главных сил идут скверно. К этому времени закончилось и везение замыкавших строй русских кораблей отрядов. Японские крейсера пристрелялись, и русские корабли стали чаще получать попадания. Повреждения получили большинство крейсеров, на "Авроре" был смертельно ранен командир капитан 1-го ранга Евгений Романович Егорьев. Подал сигнал бедствия пораженный под ватерлинию вспомогательный крейсер "Урал", был критически поврежден транспорт "Иртыш", тонул от столкновения с другим транспортом буксир "Русь"…
Один из двух главных японских источников о Цусимском сражении, "Великое сражение Японского моря" в переводе ужу упоминавшегося офицера штаба 2-й Тихоокеанской эскадры Владимира Семенова, указывает на участие в арьергардном бою русских миноносцев, правда, в довольно плачевной роли. "В 3 часа 40 минут три дестрорера, попавшиеся на пути нашей эскадры, едва спаслись". Но курсы русского и японского отрядов не пересекались, миноносцы из ордера не выходили, да и никто из русских моряков не вспоминает об этом эпизоде. Переводчик японского официоза кавтораг Семенов вообще полагал, что крейсера противника обстреляли собственные три "истребителя" из 3-го боевого отряда. Неразберихи хватало и у японцев…
"Безупречный" и другие российские миноносцы продолжали оставаться в этом бою зрителями поневоле. Деятельным и энергичным людям, служившим на них, было тяжело оказаться в такой роли, но они терпеливо ждали приказов. Приказов, которые уже некому было отдать: командовавший арьергардом адмирал Энквист занимался своими крейсерами, старший флагман адмирал Рожественский был серьезно ранен и утратил контроль над обстановкой, младший флагман адмирал Небогатов сам ждал приказа…
К 16.30, главные силы 2-й Тихоокеанской эскадры, которые теперь вел броненосец "Бородино", уклоняясь от охватывающего маневра броненосных сил адмирала Того маневром на обратный курс (в литературе его называют "вторым бегом на юг"), встретились со своим отчаянно сражавшимся арьергардом. Хотя в линейном строю русских броненосцев больше не было погибшего "Ослябя" и отчаянно боровшегося за жизнь флагмана "Князь Суворов", многие корабли были жестоко избиты японскими снарядами, это еще была внушительная сила. Меткость огня эскадры Рожественского при Цусиме, мягко говоря, вызывает много вопросов, однако на данном этапе сражения комендоры 2-го и 3-го русских броненосных отрядов успешно накрыли японские отрядные флагманы крейсера "Кассаги" и "Нанива". Решив не искушать солнечную богиню Аматерасу, японские крейсерские отряды отошли на восток, русские же крейсера на некоторое время встали под защиту нестреляющего борта броненосцев.
Встречу растрепанных в бою отрядов русского флота можно описать, как временное скопление кораблей под убийственным огнем противника. Постепенно полуразгромленная эскадра, повинуясь приказам командиров отрядов, вытянулась в четыре неровных кильватерных колонны и снова двинулась на север, упрямо продолжая пробиваться во Владивосток. Миноносцы при этом, согласно данным всех очевидцев, "совершенно потеряли строй". Не получая приказов, их командиры оказались предоставлены собственной инициативе. Именно час сражения между 17.00 и 18.00 был отмечен активными действиями нескольких миноносцев, в том числе – "Безупречного".
"В 6 часу вечера миноносец "Буйный" подошел к "Суворову", - свидетельствует первый официальный русский летописец сражения капитан 1-го ранга граф Капнист ("Тсусимская операция…"). С объятого огнем разрушенного флагмана доблестный миноносец, до этого уже храбро спасавший команду "Осляби", под огнем японских крейсеров принял раненого адмирала Рожественского и большую часть его штаба. Впоследствии историки определили время спасательной операции как с 17.10 по 17.30. После этого "Буйный" полным ходом бросился догонять русскую эскадру. Точное местонахождение "Безупречного" в это время неизвестно. Достоверно можно сказать только о том, что около 18 часов "Буйный" и "Безупречный" встретились в арьергарде русской эскадры и совместно предприняли отчаянные усилия по оповещению русских кораблей о сдаче адмиралом Рожественским командования своему младшему флагману адмиралу Небогатову.

Самая известная фотография миноносца "Буйный".

В промежуток же между 17.30 и 18.00 одним из этих миноносцев, "Безупречным" или "Буйным", был совершен самый блестящий маневр русских миноносных сил в Цусимской баталии – торпедная атака против главных броненосных сил Соединенного флота Японии, 1-го боевого отряда под флагом самого адмирала Того. "В 5 часов 33 минуты, идя на NW 67°, вдруг встретили несущийся на нас неприятельский миноносец, - рассказывает наиболее подробная японская история сражения, "Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи" (издание Морского Генерального штаба империи), - Уклонившись от него на NO, заставили его отойти". Этот эпизод сражения отражен японскими военно-морскими историками на прилагающийся карте с должной самокритичностью. Курс 1-го боевого отряда, а это 4 броненосца во главе с флагманским кораблем "Микаса", 2 броненосных крейсера и 1 авизо, делает характерный зигзаг, уклоняясь от одного русского миноносца.
Кто же был этот одинокий герой? "Около 5 ч.30 м. он (1-й боевой отряд японкой эскадры) встретил несшийся на него миноносец, вероятно, "Буйный", - пишет граф и историограф "Тсусимы" Капнист. На этом аргументы в пользу атаки "Буйного" исчерпываются. К указанному времени "Буйный" вез раненого адмирала Рожественского и, кроме того, был переполнен спасенными с "Осляби" (204 чел.) и "Суворова" (22 чел.) людьми. "В машине лопнул теплый ящик, котлы приходилось питать забортной водой, один котел совсем засорился, и его выключили", - описывает аварийное техническое состояние миноносца Новиков-Прибой; в данном случае ему можно верить, он пишет со слов матросов с "Буйного", которых встречал в плену. Начинать в таком состоянии торпедную атаку было бы безумием. Командира "Буйного" капитана 2-го ранга Николая Николаевича Коломейцева современники характеризуют как опытного моряка, удивительным образом сочетавшего смелость с осторожностью. Бесшабашно ринуться в бой на неисправном корабле, переполненном деморализованными "чужими" матросами, было не в стиле этого хладнокровного человека. К тому же сам Коломейцев, выживший при Цусиме и проживший до глубоко старости, никогда не рассказывал ни о чем похожем.
"Это был миноносец "Безупречный", потом пропавший без вести", - первым из русских авторов называет героя одинокой торпедной атаки Новиков-Прибой в комментариях ко 2-му тому своего произведения. Советского беллетриста Цусимы много и отчасти заслуженно критикуют за принижение доблести русских моряков, однако именно ему принадлежит приоритет в рассказе об атаке "Безупречного". Впрочем, к этому моменту сражение было уже проиграно русской эскадрой, и этот эпизод никак не повлиял на его исход.
Около 18.00 "Безупречный" вернулся к главным силам 2-й эскадры Тихого океана. Тогда миноносец в последний раз видели с русских кораблей, в последний раз слышали голос его командира капитана 2-го ранга Матусевича, передавшего через рупор приказ о переходе командования от раненого адмирала Рожественского к младшему флагману Небогатову. Рассказывает "Тсусимская операция" издания Морского генерального штаба в Санкт-Петербурге: "С миноносца ("Буйный") был сделан сигнал о передаче командования к.-адм. Небогатову с приказанием идти во Владивосток. Это было в начале седьмого часа. Сигнал был принят и отрепетирован некоторым крейсерами и транспортами, но с "Императора Николая I" (флаг адм. Небогатова) не замечен. Миноносцу "Безупречный" было приказано подойти к "Императору Николаю I" и сообщить на словах адмиралу Небогатову о передаче ему командования, с приказанием вести эскадру во Владивосток…
Вскоре после этого к "Императору Николаю I" подошел миноносец "Безупречный" и передал голосом: "Адмирал Рожественский ранен, находится на миноносце; приказывает Вам идти во Владивосток". После чего к.-адм. Небогатов поднял сигнал: "Следовать за мной".

Эскадренный броненосец "Николай I", флагман адм. Небогатова.
С него последнего слышали голос командира "Безупречного".


Над Цусимским проливом спускался вечер. Предстоящей ночи было суждено увидеть массированные атаки японских миноносных сил на поредевшую и растрепанную 2-ю эскадру Тихого океана, все еще упорно тянувшуюся курсом на Владивосток. Этот поворот в ходе сражения в значительной степени определил судьбу русских миноносцев.
"Миноносцы не получили никаких указаний от адмирала Рожественского, что им делать в ночь после боя, - пишет историограф "Тсусимы" граф Капнист. – В предыдущие ночи, когда уже была опасность минных атак, он их держал в строю эскадры. Поэтому они и сочли, что поручение держаться при крупных судах днем касается и ночи". Он делает верный вывод: "Кроме опасности быть принятыми за неприятельские и расстеленными собственными судами, есть не меньшая опасность для крупных судом принять неприятельский миноносец за свой и подпустить его к себе… Отсутствие в нашем флоте правильного военного образования и обучения, как в мирное время, так и за время похода 2-й эскадры, в достаточной мере объясняет это странное недоразумение".
О результатах подобной тактики можно судить на примере крейсера "Владимир Мономах". Он сначала последовательно обстрелял "Бедовый" и "Громкий", а затем внезапно начал миролюбиво запрашивать голосом атакующую тройку японских миноносцев – и в результате получил попадание торпедой, повлекшее на следующий день гибель корабля. Русские миноносцы, малочисленные, изношенные, частично поврежденные и перегруженные спасенными моряками, в свою очередь, не смогли защитить ни один из своих кораблей.
На этом фоне действия миноносца "Безупречный", вернее – его командира капитана 2-го ранга Матусевича выглядят достаточно разумными. С наступлением темноты "Безупречный" отделился от эскадры и двигался на прорыв во Владивосток в одиночку. Этот маневр имел шанс на успех.
Во-первых, за такое решение "голосовала" проблема с топливом. Русские миноносцы с 15 мая 1905 г., т.е. уже на второй день после начала сражения, остро столкнулись с нехваткой угля, ограничивавшей им возможность маневра. Тратить очень ограниченные ресурсы угольных ям "невки" на обреченные движения агонизирующей эскадры бессмысленно, решили на "Безупречном". Следовательно – вперед на прорыв!
Во-вторых, в одиночку было легче проскочить через завесу кораблей Объединенного флота адмирала Того. Российские имперские историографы Цусимского сражения не все разделяют это мнение, однако им возражают факты. Прорывавшийся эскадренным строем адмирал Небогатов в итоге капитулировал, единственный его корабль – крейсер "Изумруд" - ушел от позора в одиночку. Адмирал Энквист смог увести остатки своего крейсерского отряда вместе, но в обратном направлении – на Филиппины. Оба пробившихся во Владивосток русских миноносца – "Бравый" и "Грозный" - проскочили туда поодиночке, один прошел и легкий крейсер (посыльное судно) "Алмаз".
И, наконец, рано или поздно почти все командиры русских миноносцев (кроме "Буйого", который окончательно вышел из строя и был затоплен артиллерией крейсера "Дмитрий Донской") пришли к решению отделиться от крупных кораблей и попытать удачу самостоятельно. Словом, "Безупречный", благодаря решению своего командира на исходе первого цусимского дня, имел реальную возможность дойти во Владивосток.
Однако в случае с "Безупречным" фактор удачи, который вообще имеет в морском деле крайне важное значение, не сработал.

Адмирал Того посещает битого адмирала Рожественского.

ГИБЕЛЬ "БЕЗУПРЕЧНОГО".
В ночные часы с 14 на 15 мая 1905 г. миноносец "Безупречный" сумел пройти из Цусимского пролива в Корейский.
К этому времени Объединенный флот Японской империи уже разворачивал там заслон, готовясь устроить "теплую встречу" пережившим "миноносную ночь" русским кораблям.
Пишет Г. Б. Александровский, который, как эмигрантский правопреемник российской имперской военно-морской школы, относится к перспективам прорыва скептически: "Конечно, все японские крупные корабли перешли за ночь к острову Дажелет и расположились цепью между южной оконечностью Кореи и этим островом. (...) Кроме того, по всему побережью Кореи и на острове Дажелет находились японские посты наблюдения, которые сообщали обо всех замеченных передвижениях русских кораблей" (Г. Б. Александровский. Указ. соч.).
Однако в случае с "Безупречым" регулярная японская "рыболовная сеть" как раз не сработала. Миноносец погубило несчастное стечение обстоятельств.
В бою накануне крейсер 2-го класса (бронепалубный) "Касаги", флагман 3-го отряда, получил под ватерлинию тяжелый русский снаряд. Началось затопление котельного отделения и угольной ямы, появился крен. Поврежденный крейсер было решено вывести из боя и препроводить в залив Абурадани для зализывания ран. Сопровождать "раненого командира" было поручено другому крейсеру 2-го класса – "Читосе", под командой капитана 1-го ранга Такаги Сукэкадзу. Сопроводив поврежденный флагаман до места назначения, "Читосэ" принял флаг командира 3-го боевого отряда адмирала Дэва Сигэто, а с канонерской лодки (устаревшего шлюпа) "Амаги" - подразделение матросов-новобранцев, следовавших на эскадру адмирала Того. В 21.50 14 мая крейсер вышел из залива поспешил вернуться в боевые порядки у острова Дажалет: адмирал Дэва торопился успеть к окончанию сражения. Так на заре 15 мая 1905 г. курс "Читосэ" пересекся с курсом "Безупречного".
О дальнейшем повествуют сухие строчки из основного японского официоза о морских битвах Русско-Японской войны "Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи" (сост. Ген. штабом в Токио; пер. с яп. А. Воскресенский ; изд. под ред. Морского Мин-ва, СПб., 1909-1910) В 4-м томе, озаглавленном " Действия против 2-й Тихоокеанской эскадры и овладение о. Сахалином" статья 3 главы V носит название "Потопление миноносца "Безупречный". Она проясняет общий ход событий и действия японских кораблей в бою и после него.
"…Крейсер вышел из залива Абурадани в 9 часов 50 минут вечера; на пути к острову Дажелет около 4 часов утра с левого борта по носу был замечен миноносец. Крейсер повернул влево, но миноносец также повернул влево и начал уходить полным ходом. Уже рассветало, и было видно, что миноносец двухмачтовый и 4-х трубный. Убедившись, что это неприятель, "Читосе" немедленно повернул за ним в погоню; так как тот, по-видимому, не мог развить полного хода, то расстояние постепенно уменьшалось, и в 4 часа 20 минут "Читосе" открыл огонь".

Крейсер "Читосе", победитель "Безупречного".

Крейсер "Читосе" к Цусимскому сражению получил богатый боевой опыт, воюя против российской 1-й Тихоокеанской эскадры (Порт-артурской). В частности, он участвовал в потоплении русских миноносцев "Внушительный" и "Стерегущий". Командир и экипаж "Читосе" примерно знали, чего можно ожидать от миноносников Российского императорского флота, и действовали соответственно. На крейсере в момент боя держал флаг командир 3-го боевого отряда адмирал Дэва, однако, согласно практике всех флотов мира, кораблем в бою командует именно командир, адмирал командует соединением. Руководил действиями "Читосе" против "Безупречного" командир крейсера капитан 1-го ранга Такаги.
"Он родился в префектуре Кагосима, - гласит официальная японская биография этого офицера. - В 1882 г. он окончил Военно-морскую академию (9-й выпуск) и был направлен на шлюп "Сейки" (в 1888 г. наскочивший на мель в устье реки Фудзи и затонувший – М.К.). Служил во время японо-китайской войны в качестве командира отряда. Стал командирам крейсера "Хиэй" в 1902 г. и крейсера "Читосе" в 1903 г., а во время Русско-Японской войны не смог догнать крейсер 2-го класса "Новик" в ходе боя в Желтом море. В битве в Японском море он преследовал и потопил эсминец "Безупречный" вместе с миноносцем "Ариаке". После войны он составил "Справочник по оперативной тактике", и, после службы в качестве командира кораблей "Миядзима" и "Чин Иен" (броненосец бер. обороны – М.К.), стал командиром резервной военно-морской базы в Майдзуру, а в 1912 г. уволился в запас". Из неофициальной биографии: каперанг Такаги много пил, за что получал неоднократные взыскания, но это не мешает ему быть хорошим моряком.
Но перейдем к русскому командиру, капитану 2-го ранга И.А. Матусевичу. В сложившейся обстановке он действовал единственно верным способом – уводил свой корабль из-под удара. "Безупречому" бы в это время развить 26-27 узлов заложенной в ТТХ скорости, и он ушел бы от "японца" , машины которого выдавали максимум 22,5 узла… Однако ходовая часть "Беспощадного" после изматывающего перехода 2-й эскадры Тихого океана была очень изношена, к тому же накануне он несколько раз выводил ее на форсированный режим и, видимо, окончательно этим "убил". "Читосе" по факту шел быстрее и имел свободу маневра – не соваться в радиус действия мелкокалиберной артиллерии русского миноносца, а самому крушить его из десяти 120-мм стволов. Возможно, из девяти: накануне в бою с русскими крейсерами "Читосэ" "заработал" два попадания, было выведено из строя одно орудие, какого калибра – не сообщается. Но общей картины это не меняет.
Под таким ураганным огнем "Безупречный", маневрируя и уклоняясь, продержался 1 час 7 минут – подсчитано самими же японцами. Это позволяет оценивать действия командира и экипажа русского корабля в неравном бою как умелые и грамотные.
"В это время подошел миноносец "Ариаке" и тоже начал стрелять по неприятелю", - продолжает описание неравного боя "Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи" .

Эскадренный миноносец "Ариаке" (возможно, однотипный "Хурасамэ").
Из-за созвучия названия, миноносцам типа "Хурасаме" японские моряки дали прозвище: "мисочка с лапшой"
.

На сцене появляется новое действующее лицо – "истребитель" "Ариаке" (командир - капитан-лейтенант Масао Куцуми), который сам по себе по вооружению сильнее "Безупречного" и гораздо быстроходнее - до 29 узлов. До сего времени ему не удалось ничем отличиться, и теперь команда "Ариаке" рвалась в бой, чтобы получить свою долю победы. Можно предположить, что "Ариаке" отважно сунулся к "Безупречному" на дальность стрельбы своей артиллерии - 76- и 57-мм. Следовательно, и сам вошел в зону поражения по крайней мере "главного калибра" русского миноносца – его носового 75-мм орудия.
Вступил ли "Безупречный" в артиллерийский бой с японскими кораблями? На этот вопрос смогли бы ответить рапорты командиров "Читосэ" и "Ариаке", составленные по результатам боя. Однако в переводе на европейские языки их обнаружить не удалось. Не факт, что и на японском языке они существуют, а не погибли с другими архивами императорского флота в годы Второй мировой войны.
Очевидно, что на протяжении большей части боя японские корабли держались вне пределов досягаемости слабых пушек "Безупречного". В подобной ситуации, например, миноносец "Блестящий" огня не открывал: зачем разбрасывать попусту боезапас, когда все равно не добьешь? Но у "Блетящего" был шанс уйти, и в итоге большая часть его команды (погибли только 3 чел., в т.ч. командир кап 2-го ранга А.С. Шамов) выжила, перебравшись с тонувшего миноносца на систершип "Бодрый". На "Безупречном" же иллюзий относительно исхода боя быть не могло. Людям проще умирать, когда они сражаются. Ответный огонь "Безупречного" более чем вероятен.
Не секрет, что моряки русских броненосцев в Цусимском сражении стреляли плохо. У крейсеров этот показатель уже лучше. Миноносец же "Громкий" "залепил" только одному из дравшихся против него японских "истребителей", "Сирануи", 22 попадания. Русские миноносники стрелять умели, когда было по кому. Однако их пушки были малоэффективны. На "Сирануи" после сражения с "Громким" критических повреждений не было, потери японцев – 3 убитых и 7 раненых. В последнем бою легендарного миноносца "Стерегущий" русские моряки поразили 19 снарядами три неприятельских "истребителя" – только один из них, "Акэбоно", был вынужден выйти из боя из-за подводной пробоины и затопления в кормовой части, потери врага на всех трех кораблях – 1 убитый и 7 раненых.

Схема повреждений эсминца "Акэбоно" после боя со "Стерегущим", сделана одним из уцелевших матросов русского миноносца, поднятым на борт.

Ни крейсер "Читосе", ни миноносец "Ариаке" в бою с "Безупречным" повреждений не зафиксировали, потерь в личном составе не имели. Нельзя полностью исключить, что командоры русского миноносца могли добиться попаданий в "Ариаке", но не результативных, японцы услышали только "стук по корпусу"… А вот "Безупречному" вражеские снаряды причиняли смертельные раны.
"Нанеся серьезные повреждения и видя, что неприятельский миноносец совершенно потерял боевую способность и скоро затонет, "Читосе" в 5 часов 27 минут прекратил огонь и вместе в "Ариаке" пошел к острову Дажелет" ("Описание…).
Почему японские корабли ушли, предоставив погибающий "Безупречны" его судьбе, даже не дождавшись, пока он затонет? Ряд российских авторов называют причиной самурайскую месть за упорное сопротивление русского миноносца.
Вот что сообщает по этому поводу японский источник: "В 5 часов 30 минут, получив телеграмму с "Яеяма", что 4 неприятельских броненосца находятся близ "Такесима" и идут на NO, "Читосе" прямо пошел туда" ("Описание…"). Адмирал Дэва – в этот момент "включалась" его командная ответственность - повел крейсер участвовать в перехвате соединения адмирала Небогатова.

Адмирал Дэва Сигэто.

Оставался миноносец "Ариаке", который вполне мог заняться спасением уцелевших русских моряков с "Безупречного", как предписывали законы и обычаи войны на море. Именно миноносцы часто выполняли эту гуманную миссию.
Но "Ариаке" либо получил приказ с "Читосе" следовать за ним, либо, увидев что флагман уходит, дисциплинированно пристроился в кильватер. Очевидно, никто из японских командиров не считал своей задачей спасать людей с "Безупречного". А присутствовал ли "фактор мести" - вопрос эмоций…
"Атакованный на рассвете "Читосе" и "Ариаке" русский миноносец оказался "Безупречным". Он накануне вечером передавал судам приказание адмирала Рожественского, с заходом солнца совершенно отделился от своих и пошел самостоятельно во Владивосток. В пути его застиг “Читосе”, и после боя с ним “Безупречный”, по-видимому, затонул, но так как с него не осталось в живых ни одного человека, о последних минутах его ничего не известно".
"Безупречный" последний раз видели с "Читосе" и "Ариаке", когда он, полностью разрушенный, медленно погружался в воды Корейского пролива. Его агонию и отчаянную борьбу еще остававшихся в живых русских моряков навсегда покрыли тайной тяжелые волны.
Был ли жив к исходу боя капитан 2-го ранга И.А. Матусевич? Навряд ли. На всех русских миноносцах, потопленных в ходе Русско-Японской войны в артиллерийском бою с противником, командиры погибли. Этический кодекс Российского императорского флота предписывал им находиться на мостике, на виду у своих людей, под осколками неприятельских снарядов.
Команда "Безупречного", несомненно, понесла тяжелейшие потери убитыми и ранеными. Но оставались еще люди, из последних сил боровшиеся за живучесть своего корабля, за свою жизнь. Кто командовал ими в "последней предсмертной борьбе" - кто-нибудь из офицеров, кондуктор, унтер-офицер, или кто-то из старослужащих матросов? Этого никто никогда не узнает. "Как и то, где теперь отдыхает тот корабль..." - точные координаты последнего успокоения обломков "Безупречного" неизвестны.
Насколько долго могли продержаться оказавшиеся в воде моряки, когда "Безупречный" ушел на дно? Шлюпки были со 100% вероятностью уничтожены огнем и осколками, спасательные круги – сбиты взрывной волной. Оставались спасательные пояса, пробковые матрасы, тонувшие через несколько часов, и плавающие обломки. И надежда, что живых спасет какое-нибудь проходящее судно. Морская история изобилует такими примерами, чтобы вдохновить волю погибающего моряка.
В случае с людьми с "Безупречного" чуда не произошло. Спасенных не было.

Помилуй нас Боже Предвечный,
И нашей молитве внемли.
Так миноносец погиб "Безупречный"
Вдали от родимой земли.

Из рапорта командира миноносца "Грозный" капитана 2-го ранга Андржиевского:
"Команда выше всякой похвалы – молодцы! Безгранично преданы, самоотверженны, выносливы, храбры. В течение трех суток, из коих двое под почти непрерывным огнем, совершенно без сна и почти без пищи, мужественно и хладнокровно распоряжались огнем и исправляли повреждения, ни на минуту не теряя самообладания. Нахожу всех в равной мере заслуживающими похвалы и поощрения…" (По: Г.Б. Алексадровский. Указ. соч.)
____________________________________Михаил Кожемякин.

https://foto-history.livejournal.com/16143972.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Так миноносец погиб "Безупречный"... (Часть 2)

Среда, 20 Апреля 2022 г. 08:21 (ссылка)

Начало: Так миноносец погиб "Безупречный"... (Часть 1)


Капитан 2-го ранга И.А. Матусевич, командир "Безупречного".

ЭКИПАЖ И КОМАНДИР "БЕЗУПРЕЧНОГО".
Окончательный состав команды "Безупречного" был укомплектован в 1903 г., после спуска на воду, приемо-сдаточных испытаний корабля и устранения "недоделок".
6 июня 1903 г. в командование миноносцем официально вступил капитан 2-го ранга Иосиф Александрович Матусевич 2-й; по некоторым сведениям, он водил "Безупречный" еще на ходовых испытаниях в 1902-м. Это был опытнейший 45-летий моряк, недавно переведенный на Балтику с Черноморского флота и имевший богатый послужной список.
Хронология служебного пути бессменного командира "Безупречного" хорошо известна по архивным документам. Однако о том, каким был в жизни "кавторанг" Матусевич 2-й, остается только догадываться. А. С. Новиков-Прибой, выведший в своем романе галерею ярких и не всегда соответствующих действительности образов офицеров 2-й Тихоокеанской эскадры, не оставил описания личности того, кто привел "Безупречный" в Цусимский пролив.

Капитан 2-го ранга Матусевич (1857-1905) происходил из небогатых дворян Херсонской губернии ("недвижимости не имеет", значится в документах), из "служилой" морской семьи. Его отец Александр Иосифович был капитаном по Адмиралтейству, старший брат Николай также выбрал карьеру офицера флота и достиг чина вице-адмирала, а младший брат Василий стал генерал-майором по Адмиралтейству.

Братья Матусевичи накануне Русско-Японкой войны, слева-направо: Иосиф, Николай, Василий.

Дворянский род Матусевичей (Matusewicz) гордился древней историей, восходившей к шляхетским родам Великого Княжества Литовского. Матусевичи приходились родственниками князьям Гедройцам, также давшим Литве, Польше и России немало славных имен, в т.ч. первую женщину-военного хирурга Веру Игнатьевну Гедройц (1870-1932). Дворяне Матусевичи герба "Лебедь" (польск. ;ab;d;, Dunin), на котором изображен белый лебедь на червленом поле, внесены в "Гербовник дворянских родов Царства Польского" (Ч.3, стр. 89) и в "Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи" (Ч. 12, стр. 126). Описание герба в "Общем гербовнике" несколько иное: "В черном щите серебряный лебедь с червлеными глазами, клювом, языком и лапами. Щит увенчан дворянским коронованным шлемом. Нашлемник: серебряный лебедь с червлеными глазами, языком и лапами. Намет: черный с серебром". Считается, что этот герб принадлежал той ветви рода Матусевичей, которая обосновалась в Херсонской губернии, и из которой происходил командир миноносца "Безупречный".

Герб дворянского рода Матусевичей.

Иосиф Матусевич окончил юнкерское училище в г. Николаев; в чине юнкера флота он принял участие в Русско-турецкой войне 1877-78 гг. за освобождение Болгарии (эта небольшая балканская страна еще раз соприкоснется с историей Цусимского сражения, о чем будет написано позже). За крейсерство у берегов Анатолии на пароходе "Великий князь Константин" и участие в уничтожении четырех неприятельских "коммерческих парусников" он получил первую награду – светло-бронзовую медаль "В память русско-турецкой войны 1877—1878". 1 мая 1879 г. Иосиф Матусевич был произведен в гардемарины и вскоре зачислен на службу в 1-й Черноморский флотский экипаж, а 30 октября 1880 г. получил чин мичмана и свои первые офицерские эполеты.
Судьба и карьера будущего командира "Безупречного" была связана с Черным морем вплоть до начала ХХ в. На Черноморском флоте он прошел отличную командную школу. В его послужном списке - строевые должности командира рот различных флотских экипажей; плавание штурманским офицером на канонерской лодке "Запорожец", минном крейсере "Капитан Сакен" и броненосцах "Георгий Победоносец" (старший штурман) и "Двенадцать апостолов"; служба старшим офицером на канонерской лодке "Терец" и броненосце "Георгий Победоносец"; штабная (делопроизводитель при инспекции Черноморских флотских экипажей) и военно-преподавательская (школа рулевых и сигнальщиков) работа. Морской офицер Матусевич активно занимался повышением своей квалификации: в 1888 г. он прослушал курс лекций по штурманскому делу и "призван к исполнению обязанностей" старшего судового штурмана, а в 1893 прошел краткий курс минного дела в Севастополе, успешно выдержал испытание особой комиссией и получил право командовать миноносцем.
Свое первое командование лейтенант Матусевич получил в 1894 г., приняв один из первых русских миноносцев "Батум" (№ 251). Впоследствии он также командовал миноносцами № 261 и № 265, при чем в 1897 г. временно совмещал должности командира их обоих. Венцом карьеры И. А. Матусевича на Черноморском флоте стало временное командование броненосцем "Георгий Победоносец" в 1901 г. уже в чине "кавторанга" (присвоен 6 декабря 1899 г.) на время отпуска его командира. При чем сам Матусевич за всю свою 27-летнюю службу побывал в двухмесячном отпуску только однажды – с 20 декабря 1892 по 20 февраля 1893 гг., что характеризует его как очень работоспособного и усердного офицера.


Самое маленькое и самое большое командование И.А. Матусевича - миноносец "Батум" и броненосец "Георгий Победоносе".

У будущего командира "Безупречного" был большой опыт морских походов в акваториях Черного и Средиземного морей, однако океанское плавание, которое ему предстояло пройти в 1904-05 гг., было ему в новинку. Также вызывает вопросы его профессиональная подготовка в минном деле (а главное оружие миноносца – именно торпеды!). У И.А. Матусевича, безусловно, были солидные практические навыки в командовании миноносцами, однако теоретические знания ограничивались "кратким (ключевое слово) курсом" в Севастополе.
Подобно многим офицерам Российского императорского флота, капитан 2-го ранга Матусевич получил небольшой боевой опыт только в юности, но за долгую беспорочную службу был отмечен многими наградами. На момент назначения командиром "Безупречного" его мундир украшали ордена Св. Станислава II и III степени, Св. Анны III степени и Св. Владимира IV степени с бантом. Заграничные походы, по приятой в те годы у многих стран традиции вручать награды "визитирующим" офицерам-иностранцам, принесли И. А. Матусевичу болгарский орден "За военные заслуги" IV степени (не просто знак уважения, учитывая его участие в войне за освобождение Болгарии), черногорский "Князя Данила I" III степени, а также турецкие "Меджидие" IV и III степени с орденской медалью и "Осмаие" III степени, на каждый из которых бравый кавторанг получил высочайшее разрешение на принятие и ношение. К наградам следует добавить также серию именных ценных подарков. Их И. А. Матусевичем с завидным постоянством получал от августейших особ, это свидетельствует о его умении нравиться высокому начальству – немаловажное качество для продвижения по службе! В 1893 г. он был награжден золотым жетоном за плавание под флагом ЕИВ Наследника Цесаревича, в 1896 г. получил золотой портсигар с двуглавым орлом из кабинета Николая II, в 1897 г. вдовствующая императрица Мария Федорова пожаловала старшего штурманского офицера Матусевича золотыми запонками за свое плавание на броненосце "Георгий Победоносец", а еще через год она же наградила его драгоценным именным перстнем (как видно, статный представительный моряк с густой бородой приглянулся порфироносной вдове).

Награды капитана 2-го ранга И.А. Матусевича (отечественные). слева - направо: медаль "В память русско-турецкой войны 1877—1878",ордена Св. Станислава II и III степени,

...и иностранные, слева - направо: болгарский орден "За военные заслуги" IV степени, черногорский "Князя Данила I" III степени, а также турецкие "Меджидие" IV и III степени и "Осмаие" III степени.

В духе кастовых традиций военных Российской империи, И.А. Матусевич был женат на дочери генерал-лейтенанта Юрьева Евгении Михайловне (1887). Супруга подарила ему дочь Ольгу (р. 1882) и сына Михаила (р. 1992). Сын командира "Безупречного" после гибели отца тоже избрал путь морского офицера. В годы Первой мировой войны он ходил на боевых кораблях Балтийского флота, был произведен в лейтенанты и удостоен наград за храбрость. В Гражданской войне встал на сторону "белых" и был расстрелян "красными" в 1921 г. в Севастополе.

Михаил Иосифович Матусевич, сын командира "Безупречного".

Свидетельств о том, как складывались отношения командира "Безупречного" с его командой, не сохранилось. Современники утверждают, что на русских миноносцах того времени, где офицеры и нижние чины были вынуждены служить и работать вместе на очень ограниченном пространстве и в крайне нелегких условиях, жесткая флотская субординация до некоторой степени сглаживалась. Люди из кают-кампании и кубрика должны были учиться сосуществовать и сотрудничать. На многих миноносцах Российского императорского флота в период Русско-японской войны командиры пользовались уважением и доверием экипажа; матросы шли за ними в бой, зачастую последний, наверное, не только повинуясь приказу. Существовали и обратные примеры. Скептик и "шататель режима" Новиков-Прибой пишет, что на однотипном "Безупречному" "Бедовом" командир кавторанг Баранов "избивал их (матросов) до крови. Для них был создан каторжный режим". Еще на одном систершипе, "Бодром", пожилой и чрезмерно упитанный рохля-командир кавторанг Иванов вызывал у команды презрение и насмешки.
Однако, принимая во внимание безупречный послужной список командира "Безупречного" и решительные действия его корабля в Цусимском сражении, можно с большой долей уверенности утверждать, что капитан 2-го ранга Матусевич "держал" свой экипаж. Возможно, он был любим нижними чинами и офицерами, как героический командир "Громкого" кавторанг Г. Ф. Керн, возможно, просто умел поддерживать дисциплину, но "Безупречный" под командой И. А. Матусевича исполнил свой долг.
Кроме командира, в экипаже "Безупречного" было еще четверо офицеров, и все они были еще очень молоды. Минный офицер лейтенант Александр Александрович Быков 2-й (1876 – 1905) и судовой механик поручик Корпуса инженер-механиков флота Носуленко, тоже Александр Александрович (1878 - 1905), учитывая примерный возраст выпуска военно-учебных заведений империи и выслугу лет для производства в чин, могли прослужить на флоте до 8-9 лет первый, и лет 7-8 второй. Это делало их довольно опытными профессионалами. Вахтенными офицерами были мичманы Филип Владимирович Горонович и Георгий Владимирович Тиле; к началу рокового сражения в Цусимском проливе первому из них недавно исполнилось 23 года, второму было всего 22.
Кондукторов на "Безупречном" служило двое – машинный кондуктор Николай Авраамович Поляков, выполнявший также обязанности боцмана, и минный кондуктор Виктор Ионович Антонов. Учитывая традиционно высокое качество старшего унтер-офицерского состава вооруженных сил Российской империи, можно без труда нарисовать образ грамотных и старательных специалистов своего дела. А вот были ли они ражими пышноусыми служаками со сбитыми о ленивые матросские физиономии кулаками, или выглядели иначе, сказать невозможно. Скупые данные Морского ведомства империи содержат только имена погибших моряков "Безупречного" и общую на всех дату смерти – 15.05.1905…
Матросов и унтер-офицеров на борту миноносца шло 66 душ. Относительно команды "Безупречного" можно привести общую характеристику формирования экипажей 2-й эскадры Тихого океана по материалам РГАВМФ: "Ввиду недостаточности… наличных кадров Балтийского флота комплектование 4 новых броненосцев типа "Бородино", крейсеров и эскадренных миноносцев было осуществлено за счет призванных с началом войны запасных и новобранцев призыва 1904 г., причем число призванных из запаса на 2-й эскадре превышало одну треть общего числа личного состава кораблей".

Русские моряки - участники Цусимского сражения.
На фотографии - экипаж крейсера "Олег", интернированного на Филиппинах, 1905 г.


На основании "Устава о всеобщей воинской повинности" от 1 января 1874 г. на воинскую службу в империи призывались подданные, достигшие к началу текущего года 20 лет от роду. Срок действительной службы в Российском императорском флоте составлял 7 лет, нахождения в запасе – 3 года. В этой связи не выдерживает критики утверждение Новикова-Прибоя, что запасные, направленные на корабли 2-й Тихоокеанской эскадры, якобы уже "забыли", чему их учили на флоте. Следовательно, возрастной состав матросов и унтер-офицеров с "Безупречного" также был довольно молодым: от 20-21 до 30-31 лет.
Они могли являться уроженцами практически всей северо-западной и центральной части империи. Балтийский флот комплектовался уроженцами Архангельской, Витебской, Владимирской, Вологодской, Волынской, Вятской, Гродненской, Казанской, Калужской, Костромской, Курляндской, Лифляндской, Минской, Могилевской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Олонецкой, Орловской, Пензенской, Пермской, Петербургской, Псковской, Рязанской, Саратовской, Симбирской, Смоленской, Тверской, Тульской, Черниговской, Эстляндской и Ярославской губерний.
Социальный состав нижних чинов российского императорского флота в период Русско-японкой войны отличался от более позднего (по которому имеются точные данные историков флота С. С. Хесина и Д. А.Гарковенко: 23,12% фабричных и заводских рабочих, 23,94% рабочих морских и подобных специальностей, 52,94% крестьян и "мелкой буржуазии") более высоким удельным весом матросов крестьянского происхождения (более 60%) и несколько меньшим процентом грамотных (на 1914-16 гг. – 81,31% плюс 11,27% "малограмотных").
Имеет смысл привести поименный список матросов и унтер-офицеров, принявших последний бой на "Безупречном". В оригинале, составленном в Морском ведомстве Российской империи, он рукописный, так что некоторые имена или фамилии читаются нечетко. В списке они отмечены знаком вопроса.
Александров Василий, фельдшер 1-й статьи, судовой врач;
Александров Степан, машинный квартирмейстер 1-й статьи;
Арбузов Владимир Дмитриевич, кочегар 1-й статьи;
Барановский Тимофей Адамович, минный машинист;
Беляевский (?) Андрей Васильевич, машинист 2-й статьи;
Болондин Алексей Николаевич, минный машинист;
Бондаренко Иван Маркович, кочегар 2-й статьи;
Булдаков Федор Лукич, минный содержатель 2-й статьи;
Бухалов Андрей Андреевич, сигнальщик;
Виноградов Александр, матрос–телеграфист;
Выдрин Николай, артиллерийский квартирмейстер;
Гацелюк (?) Антон Григорьевич, кочегар 1-й статьи;
Глазунов Федор Матвеевич, кочегар 2-й статьи;
Говядин Михаил Михайлович, кочегар 2-й статьи;
Головач Леонтий Тарасович, хозяин трюмных отсеков;
Гуськов Кирьян Игнатьевич, машинный квартирмейстер 1-й статьи;
Дадыка Владимир Михайлович, машинный квартирмейстер 2-й статьи;
Дорков Павел Васильевич, кочегар 1- й статьи;
Дубасов Григорий Карпович (?), кочегар 1-й статьи;
Евдокимов Григорий Викторович, старший комендор;
Елесин Иван Владимирович, строевой квартирмейстер;
Емелев Григорий Романович, машинист 1-й статьи;
Еремин Иван Дмитриевич, минер;
Жариков Емельян Тимофеевич, комендор;
Зуй Иван Андреевич, минер 1-й статьи;
Игнатов Яков Андреевич, помощник хозяина трюмных отсеков;
Козилев Павел Федорович, комендор;
Копчик Михаил (?) Моисеевич, кочегар 1-й статьи;
Коровин Алексей Матвеевич, кок;
Коротков Николай Иванович, рулевой;
Косенко Ефим Никитич, кочегарный квартирмейстер 2-й статьи;
Кулаков Архип Васильевич, матрос 1-й статьи;
Куртов Игнат Александрович, кочегарный квартирмейстер 2-й статьи;
Лизунов Дмитрий Егорович, комендор;
Лыснюк Иван Кузьмич, машинист 1-й статьи;
Макаров Дмитрий Андреевич, кочегарный квартирмейстер 1-й статьи;
Озул Иоанн Рейнович, кочегар 2-й статьи;
Осетрин Ефим Дмитриевич, комендор;
Павлов Алексей Гаврилович, минный машинист;
Палкин Иван Афанасьевич, комендор;
Пасюк (?) Антон Михайлович, кочегар 1-й статьи;
Педоренко Павел Дмитриевич, кочегар 2-й статьи;
Попов Федор Алексеевич, баталер 2-й статьи;
Пронин Прокопий Корнеевич, машинный квартирмейстер 1-й статьи;
Радин Иван Назарович, матрос 1-й статьи;
Ремешков Яков Михайлович, машинист 1-й статьи;
Родионов Никифор Онисимович, кочегар 2-й статьи;
Романов Константин Алексеевич, машинный квартирмейстер 2-й статьи;
Рыбин–Колдядин Тихон Иванович, боцманмат;
Садовский Яков Степанович, матрос 2-й статьи;
Самарцев Василий Васильевич, кочегар 1-й статьи;
Скубентов Поликарп Иванович, машинист 1-й статьи;
Соколов Василий Михайлович, матрос 1-й статьи;
Степанов Дмитрий Иванович, писарь 2-й статьи;
Сычев Тимофей Ларионович, кочегар 1-й статьи;
Унжаков Александр Кириллович, машинист 1-й статьи;
Хаецкий Василий Федорович, матрос 1-й статьи;
Цылищев Петр Егорович, машинист 1-й статьи;
Шуин Василий Андреевич, рулевой;
Юдин Михаил Поликарпович, минер;
Юсупов Мусаиб (?), матрос 1-й статьи.

ПЕРВЫЙ ПОХОД "БЕЗУПРЕЧНОГО".
Летом 1903 г. "Блетящий" и шесть других миноносцев типа "Буйный" начали, наконец, готовить к переходу из Кронштадта на Дальний Восток, для которого они изначально и строились. Их планировалось влить в Отдельный отряд судов, идущих на Тихий океан, контр-адмирала А.А. Вирениуса, в составе броненосца "Ослябя", крейсеров "Аврора" и "Дмитрий Донкой", посыльного судна "Алмаз" и четырех малых миноносцев типа "Циклон" (часть кораблей присоединилась в Средиземном море). В связи тем, что миноносцы типа "Буйный" задержались с выходом из-за затянувшихся ремонтных работ, Морское министерство решило послать их "догоном".
Тем не менее, именно восемь новых миноносцев рассматривались как самая ценная часть отряда. "Только эти миноносцы страшны противнику", - телеграфировало адмиралу Вириниусу военно-морское командование и настоятельно требовало "не бросать ни одного самого плохого". В этих телеграфных строчках легко просматривается противоречие между желаемым и действительностью. Понимая потребность сил российского флота а Дальнем Востоке в кораблях подобного класса, господа адмиралы в Санкт-Петербурге прекрасно отдавали себе отчет в скверном техническом состоянии реально построенных миноносцев. Однако других не было, и "Блестящий" с его систершипами были отправлены в плавание "как есть". Для устранения неполадок в море, а также обучения недостаточно подготовленных машинных команд "на ходу" на каждый миноносец поднялось по 10 квалифицированных рабочих Невского завода. С непоколебимым оптимизмом командование полагало, что на первом переходе до Киля (Германия) они полностью справятся со своими задачами.
"Безупречный" покинул Кронштадтскую гавань 19 августа 1903 г. Вместе с "Блестящим" и "Быстрым" он вошел первую группу миноносцев под командованием командира "Блестящего" капитана 2-го ранга Александра Сергеевича Шамова. Остальные пять однотипных кораблей составили вторую и третью группы. Интересный факт – вторую группу вел командир "Буйного" капитан 2-го ранга Александр Федорович Колчак, приходившийся дядей Александру Васильевичу Колчаку, известному отечественной аудитории в основном своей ролью в Гражданской войне.

Морской путь семи миноносцев пролегал по маршруту Кронштадт – Либава (только для третьего отряда) – Киль (Германия) – Шербур (Франция) – Дувр (Великобритания, только третий отряд) – Брест (Франция, только второй отряд) – Алжир (фр.) – Бизерта (фр. Тунис). С первых же часов поход превратился в мучительную хронику технических неисправностей, поломок и аварий. Миноносцы постоянно выходили из строя, ремонтировались "на живую нитку", отставали и выбивались из ордера отрядов и графика переходов. Экипажи оказались плохо подготовлены к дальнему плаванию, а многие матросы – физически неспособны переносить морскую качку. Из-за недосмотра уездных Присутствий по воинской повинности, направивших негодных к морской службе новобранцев на флот, во время первого же шторма оказалась неспособна выполнять свои обязанности команда "Бодрого" и частично – команда "Буйного". Наиболее "укачанных" матросиков пришлось отправлять в Россию на коммерческом пароходе, а убыль срочно компенсировать, переводя людей с других миноносцев, ослабляя их экипажи.
Объективно оценивая участие миноносцев-"невок" в этом несчастном плавании, следует признать, что "Безупречный" и его команда во главе с капитаном 2-го ранга Матусевичем держались в походе едва ли не лучше всех. Они же наиболее адекватно реагировали на возникавшие неполадки. Единственной задокументированной технической проблемой стал "стук в машине", появившийся на переходе из Киля в Шербур. Командир "Безупречного" здесь проявил себя ответственным и педантичным офицером. Не желая подвергать корабль и людей опасности, он предпочел подстраховаться и под свою ответственность зайти в ближайший французский порт Гавр. Там машина была проверена и обслужена на заводе Жака Огюста Нормана, "французского Ярроу", новатора в области проектирования и строительства миноносцев в своей стране. Пока "Безупречный" стоял в коммерческой гавани Гавра, а его команда наслаждалась нехитрыми радостями французского портового города, местные фотографы сделали несколько снимков русского боевого корабля. На них миноносец предстает еще в импозантной светлой окраске мирного времени, с ярко прорисованными ватерлинией и ободками на обрезах дымовых труб. На палубе видны матросы в повседневных синих фланелевках и фуражках-бескозырках; возможно, это те, кому суждено погибнуть при Цусиме…


"Безупречный" в торговой гавани Гавра. Рядом с им виден еще один русский миноносец, однако с кем из собратьев заходил он в Гавр, выяснить не удалось.

Пройдя на всемирно известном французском заводе техобслуживание "по высшему разряду", "Безупречный" присоединился к своему отряду и продолжил поход. В ноябре 1903 г., после долгих мытарств по морским волнам и злоключений, семь миноносцев сумели догнать отряд адмирала Вирениуса в Бизерте. Моряки отряда тотчас прозвали износившиеся и побитые штормами "невки" "инвалидной командой". Адмирал Вирениус безотлагательно принял меры по восстановлению боеспособности "самой значимой силы" его отряда. По договоренности с британским губернатором Мальты, являвшейся важной и хорошо оборудованной базой Royal Navy на Средиземном море, сэром Френсисом Гренфеллом, Вирениус отправил миноносцы доковаться в Гранд-Харбор.
17 декабря "Безупречный", "Буйный", "Бодрый", "Блестящий" и "Быстрый" добрались до бывшей твердыни мальтийских рыцарей, над желтыми фортами которой теперь развевался британский "Юнион Джек". "Блестящий" вписался в док так "изящно", что повредил корпус. Однако злоключения русских моряков на Мальте на этом не закончились. Через два дня губернатор сэр Фрэнсис Гренфелл получил телеграфное известие о дальнейшем обострении конфликта между Российской и Японской империями на Дальнем Востоке. До их пор не ясно, действовал ли он по собственной инициативе, или получил соответствующие указания из Лондона. Но сэр Френсис через русского консула предупредил командиров миноносцев, что, если война будет объявлена, их корабли будут интернированы на Мальте, если не уйдут в течение суток. Пушки в Порт-Артуре еще не загрохотали, а "Туманный Альбион" уже негласно принимал сторону "Страны восходящего солнца" (а Франция – сторону России). Командиры русских миноносцев приняли решение не рисковать, и увели свои корабли с Мальты.

Адмирал А.А. Вирениус vs губернатор Мальты сэр Фрэнсис Гренфелл.

Скрепя сердце, адмирал Вирениус, подхлестываемый нетерпеливыми телеграммами из петербургского Морского ведомства, продолжил путь с не ремонтированными миноносцами. В египетском порту Порт-Саид русский отряд ждала драматическая встреча. По позднейшему свидетельству генерала по Адмиралтейству Штенгера (В. А. Штенгер "Подготовка II эскадры к плаванию"), на рейде они разошлись с недавно закупленными Японией в Великобритании броненосными крейсерами "Касуга" и "Нисин". С рабочими экипажами производителя и под английскими торговыми флагами, новенькие крейсера спешили в сопровождении британского крейсера "Кинг Альфред" к берегам "Страны восходящего солнца". Впоследствии адмирала Вирениуса многократно упрекали за то, что он не задержал будущие японские боевые корабли. В защиту адмирала надо сказать: сведений о начале войны он в то время не имел, и не мог ничего сделать.
Забавный факт, что идея использовать против "Касуги" и "Нисина" наличные миноносцы пришла в голову не адмиралу, а корреспондентам Санкт-Петербургского телеграфного агентства. Ретивые борзописцы распространили "фейковую новость", что англо-японцев "на пути караулят русские истребители". На самом деле "Безупречный" и его систершипы не только не получали подобного приказа, но и по своему изношенному техническому состоянию вряд ли были способны осуществить атаку.
Тем не менее, Суэцкий канал, известный многими судоходными авариями, отряд прошел благополучно и 30 января 1904 г. прибыл в Джибути (Французский Берег Сомали). Там его застало известие об объявлении 28 января (на следующий день после атаки японскими миноносцами рейда Порт-Артура) 1904 г. войны с Японией.
Историки до сих пор спорят, имел ли шансы отряд адмирала Вирениуса прорваться в Порт-Артур или Владивосток (по логике - минимальные), и как изменило бы ход событий его появление на театре боевых действий. Однако сам адмирал был исполнен решимости продолжать путь. В Джибути по его приказу корабли отряда начали перекрашивать в боевой оливково-зленый цвет (в такой еще накануне войны были окрашены корабли 1-й Тихоокеанской эскадры), экипажи проводили боевые учения. Однако Главный морской штаб в Петербурге, который возглавлял в то время генерал-адъютант контр-адмирал Зиновий Петрович Рожественский, решил не рисковать находившимися не в лучшем техническом состоянии кораблями Вирениуса. Главнокомандующий император Николай II поддержал эту точку зрения. 2 февраля отряд получил приказ возвращаться домой, а тремя днями позже пустился "в путь обратный со своею силой ратной".

Флагман адм. Вирениуса броненосец "Ослябя" покидает Бизерту, 27 декабря 1903

Обратный переход через Средиземное море был сопряжен с потерями в кораблях и в личном составе. 25 февраля у греческого Пирея попал в жестокий шторм и затонул миноносец №221 (команда спасена пароходом российского Добровольного флота "Саратов"). Во время стоянки "Безупречного" и "Бедового" на Крите, находившимся в то время под "покровительством" европейских держав, включая Россию, произошел трагический инцидент. Вельбот с "Безупречного", на котором возвращались с берега "подгулявшие" матросы с обоих миноносцев, шел по рейду бухты Суда. Командовал им почему-то не кто-либо из комсостава с "Безупречного", а мичман Георгий Викторович Лемишевский с "Бедового" (погиб при Цусиме на броненосце "Наварин"). "Вследствие перегруза", как установило потом расследование, вельбот опрокинулся, и люди оказались в ледяной воде. По приказу командира "Безупречного" капитана 2-го ранга Матусевича для их спасения начали поспешно готовить 8-весельные складные шлюпки, однако это требовало времени. Поэтому кавторанг Матусевич потребовал, чтобы командир "Бедового" Баранов спустил вельбот со своего корабля, на что получил категорический отказ. В результате утонули девять матросов и унтер-офицеров. Новиков-Прибой, впоследствии живописавший этот эпизод, обвинил капитана 2-го ранга Баранова в "нарушении морской и товарищеской этики…, сухости и черствости души". Мотивация отказа Баранова действительно непонятна. Однако никакой ответственности командир "Бедового" не понес. Погибших моряков похоронили на одном из кладбищ Крита. К сожалению, найти их могилы на Крите не удалось, хотя русских военных захоронений периода империи там сохранилось несколько.

Русские военные захоронения на Крите - могилы моряков с броненосца "Сисой Великий", погибших при взрыве башни главного калибра в 1897 г., и чинов Стрелкового полка.

В ходе возвращения в Россию корабли отряда адмирала Вирениуса из-за изношенности машин и разницы в скорости хода разделились и следовали разрозненными группами. Миноносцы по пути получили некоторую "околобоевую" практику. Согласно морского права военного времени, они досматривали встречные иностранные коммерческие суда на предмет военной контрабанды в пользу Японии. Однако ничего запретного "абордажные партии" не обнаружили. При этом "отличились" матросы с "Безупречного": на борту досматриваемого ими британского парохода "Мелания" они подрались с несколькими моряками-китайцами, приняв их за японцев; "прискорбно, что ввязался и начальник партии". Под арест буянов было приказано поместить по возвращении.5 апреля 1904 г. "Безупречный", завершив свой первый дальний поход в первой и самой крупной группе кораблей адмирала Вирениуса, бросил якорь в Порту императора Александра III в Либаве. Отставшие тянулись аж до 10 мая, когда в Либаву вошел последний – миноносец "Буйный", долго ремонтировавшийся в Алжире.

Миноносец в маскировочной окраске начала Русско-Японской войны; такую несли корабли 1-й Тихоокеанкой (Порт-Артурской) эскадры и корабли адмирала Вирениуса на обратном пути.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

https://foto-history.livejournal.com/16132932.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_prilepin

Без заголовка

Воскресенье, 06 Марта 2022 г. 15:26 (ссылка)

Танки ведут бой в Николаеве, идёт зачистка окраин Мариуполя, в Изюме и Харькове жесточайшие бои, российские лётчики ежечасно совершают подвиги, артиллерия ВСУ ежечасно долбит по Донецку.

Тем временем ни на одном крупном российском радио (вроде, кажется, «Радио КП», но это не крупное) не поставили за 10 дней ни одной донбасской песни - из целого ряда шедевров, написанных артистами, выступавших там.

Ни одной. Радиостанции в глухой обороне.

Разбудите меня уже.

Или сами проснитесь.

Потому что здесь точно кто-то спит.

https://prilepin.livejournal.com/2229808.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
perdedunback26

Без заголовка

Пятница, 04 Февраля 2022 г. 13:43 (ссылка)

Курсы стретчинга онлайн Воронеж - https://ok.ru/group/64122335002863/topic/154681242418671

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Блокадный Ленинград: фотохроника

Четверг, 27 Января 2022 г. 20:51 (ссылка)

27 января 1944 г. - окончание блокады г.Ленинграда

Блокада Ленинграда длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года — 872 дня. К началу блокады в городе имелись лишь недостаточные по объёму запасы продовольствия и топлива. Единственным путём сообщения с блокадным Ленинградом оставалось Ладожское озеро, находящееся в пределах досягаемости артиллерии осаждающих. Пропускная способность этой транспортной артерии была несоответствующей потребностям города. Начавшийся в городе голод, усугублённый проблемами с отоплением и транспортом, привёл к сотням тысяч смертей среди жителей. По разным оценкам за годы блокады погибло от 300 тыс. до 1,5 млн человек. На Нюрнбергском процессе фигурировало число 632 тысячи человек. Только 3 % из них погибли от бомбёжек и артобстрелов, остальные 97 % умерли от голода.


+24




«Медный всадник» в блокадном облачении.





Окна заклеивались крест-накрест бумагой, чтобы не трескались от взрывов





Дворцовая площадь





Сбор урожая капусты у Исаакиевского собора





Артобстрел. Сентябрь 1941





Тренировочные занятия «бойцов» группы самозащиты ленинградского детдома №17.





Невский проспект зимой. Здание с проломом в стене — дом Энгельгардта, Невский проспект, д.30. Пролом — результат попадания немецкой авиабомбы.





У мест, где жители брали воду образовывались огромные ледяные горки от расплесканой на морозе воды. Эти горки были серьезным препятствием для ослабевших от голода людей.





Токарь 3-го разряда Вера Тихова, отец и два брата которой ушли на фронт





Грузовые автомобили вывозят людей из Ленинграда. «Дорога Жизни» — единственный путь в осажденный город для его снабжения, проходил по Ладожскому озеру





Учительница музыки Нина Михайловна Никитина и ее дети Миша и Наташа делят блокадный паек. Рассказывали про особое отношение блокадников к хлебу и прочей пище уже после войны. Они все всегда съедали до чиста, не оставляя ни одной крошки. Холодильник забитый продуктами до отказа это тоже была для них норма.





Хлебная карточка блокадника. В самый страшный период зимы 1941-42 года (температура падала ниже 30 градусов) выдавали 250 г хлеба в день на работника физического труда и 150 г всем остальным.





Голодающие ленинградцы пытаются добыть мясо, разделывая труп погибшей лошади. Одна из самых страшных страниц блокады - каннибализм. За людоедство и сопряженные с ним убийства в блокадном Ленинграде было осуждено более 2 тыс. человек. В большинстве случаев людоедов ждал расстрел.





Заградительные аэростаты. Воздушные шары на тросах, которые мешали самолетам врага летать низко. Наполнялись аэростаты газом из газгольдеров





Жители блокадного Ленинграда набирают воду, появившуюся после артобстрела в пробоинах в асфальте на Невском проспекте





В бомбоубежище во время авианалета





Жертва немецкого артобстрела на Невском проспекте.






Жители блокадного Ленинграда на уборке улиц от снега.






В последний путь. Невский проспект. Весна 1942















Жители блокадного Ленинграда разбирают на дрова крышу здания.





На проспекте Володарского. Сентябрь 1941






Таня Савичева - ленинградская школьница, которая с начала блокады Ленинграда начала вести дневник в записной книжке. В этом дневнике, ставшем один из символов ленинградской блокады, всего 9 страниц, и на шести из них даты смерти близких людей. 1) 28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12 часов утра. 2) Бабушка умерла 25. января 1942-го, в 3 часа дня. 3) Лёка умер 17 марта в 5 часов утра. 4) Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи. 5) Дядя Лёша 10 мая в 4 часа дня. 6) Мама — 13 мая в 730 утра. 7) Савичевы умерли. 8) Умерли все. 9) Осталась одна Таня. В начале марта 1944 года Таню отправили в Понетаевский дом инвалидов в селе Понетаевка, в 25 километрах от Красного Бора, где она умерла 1 июля 1944 в возрасте 14-ти с половиной лет от туберкулёза кишечника, ослепнув незадолго до смерти.



https://magesqueen.livejournal.com/68271.html


https://foto-history.livejournal.com/15815977.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Орден за доведение до суицида

Вторник, 11 Января 2022 г. 21:34 (ссылка)



Тов. Вадюхин, участвуя в боях за Советскую Родину с Немецкими захватчиками с октября 1941 года, неоднократно проявил мужество и отвагу и получил 4 ранения.
Участник ожесточённых боёв под Ленинградом. В боях за освобождение Латвийской ССР он показал образцы мужества и отваги.
Так, в бою под дер. Браманиши Латвийской ССР в апреле 1945-го года он ,находясь в боевом охранении, заметил 2-х немцев, пытавшихся пройти нашу оборону и выяснить расположение частей и огневых точек.
Тов. Вадюхин, подпустив их на близкое расстояние, бросился на них, пытаясь задержать и взять их в плен живыми. Однако, им удалось вырваться из рук Вадюхина и они бросились бежать.
Отважный боец начал их преследовать. Видя безнадёжность побега немцы выстрелили в себя, при чём один оказался мёртв, второй тяжело ранен. Последний был доставлен Вадюхиным на КП.
Достоин правительственной награды ордена "Красная Звезда".


Знаменитая фотография, свидетельствующая о необычном для Красной Армии правиле, появившемся во время войны — кавалерам Георгиевских крестов было неофициально разрешено носить эти награды. Справа — участник трех войн, тот самый гвардии рядовой Ф.Г. Вадюхин.

https://foto-history.livejournal.com/15752385.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
deftmujlmodo61

Без заголовка

Суббота, 01 Января 2022 г. 11:47 (ссылка)

Стадии заживления трофической язвы Орел - https://vk.com/wall-200856753_2647

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
asexbootbubb73

Без заголовка

Вторник, 28 Декабря 2021 г. 20:58 (ссылка)

Остекление дачи пластиковыми окнами Подольск - https://ok.ru/group/62156292489318/topic/153769547032678

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
kislihsumek

Без заголовка

Суббота, 04 Декабря 2021 г. 09:07 (ссылка)

Создание пассивного дохода с нуля Тюмень - https://vk.com/wall-201005767_3131

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

К 80-летию открытия Дороги жизни. Уникальные исторические фотографии и комментарии историков

Понедельник, 23 Ноября 2021 г. 03:56 (ссылка)



22 ноября 1941 года на восточный берег Ладоги была отправлена автоколонна под управлением капитана В. А. Порчунова, состоящая из 60 автомашин с прицепленными санями (чтобы распределить давление на лёд на большую площадь). Загрузив на восточном берегу 70 т. продовольствия, автоколонна отправилась назад и прибыла в Осиновец вечером того же дня.

8 сентября 1941 года немецкие войска замкнули кольцо блокады вокруг Ленинграда. В городе оказалось около 2,5 млн. человек, среди которых было 400 тыс. детей. Гитлеровцы отрезали все пути сообщения к городу. Единственным связующим звеном с большой землей оказалось Ладожское озеро, юго-западное и юго-восточное побережья которого оставались в руках Красной армии. И в августе 1941 года было принято решение использовать эту артерию для перевозки грузов. За короткий срок войсковые части и рабочие построили пирсы для причаливания судов, произвели дноуглубительные работы, вынули 70 тысяч кубометров грунта, смогли проложить узкоколейную железную дорогу от причальных линий к основной магистрали, выстроили склады для продовольственных товаров, горючего и боеприпасов, вырыли землянки для различных морских и охранных служб. Протяжённость дороги жизни блокадного Ленинграда составляла порядка 44 километров и около 30 из них – по льду Ладожского озера.

В первые дни блокады по Ладожскому озеру доставили около 60 тонн боеприпасов и 800 тонн продовольствия. Обратным рейсом эвакуировали людей. За осеннюю навигацию было вывезено 33 тысяч ленинградцев.

В октябре начались работы по подготовке к строительству ледовой трассы через Ладожское озеро. В основном работы заключались в обобщении разрозненных данных о ледовом режиме озера, трассировки дороги исходя из этих данных и расчёте затрат на её сооружение. 13 ноября начальником тыла Ленинградского фронта Ф. Н. Лагуновым был подписан приказ «Об организации постройки ледяной дороги по водной трассе мыс Осиновец — маяк Кареджи». Военно-автомобильную дорогу предполагалось устроить шириной 10 метров для двустороннего движения автотранспорта, через каждые 5 км должны были сооружаться питательно-обогревательные пункты. С 15 по 19 ноября 12 групп вели обследование установившегося льда.
Для прохождения грузовика с тонной груза через озеро по льду, его толщина по всей трассе должна быть не меньше 20 см. Лёд такой толщины в Шлиссельбургской губе Ладожского озера образуется за 11 дней при средней температуре воздуха -5 °C, или за шестеро суток при температуре -10 °C. 17 ноября толщина льда была 10 см, 20-го уже 18 см. Утром 20 ноября на восточный берег Ладоги с Вагановского спуска у деревни Коккорево был отправлен батальон конно-транспортного полка, недавно сформированного Ленинградским фронтом. Батальон представлял собой конно-санный обоз из 350 упряжек. Вечером того же дня обоз добрался до Кобоны, загрузился мукой и отправился ночью в обратный путь, прибыв в Осиновец 21 ноября с грузом 63 т. муки.



В тот же день были предприняты несколько удачных попыток пересечения озера на порожних машинах ГАЗ-АА. 22 ноября на восточный берег была отправлена автоколонна под управлением командира 389-го отдельного автотранспортного батальона капитана В. А. Порчунова, состоящая из 60 автомашин с прицепленными санями. Загрузив на восточном берегу 70 т. продовольствия, автоколонна отправилась назад и прибыла в Осиновец вечером того же дня. В ноябре по трассе доставлялось в среднем немного более 100 т. грузов в сутки, в начале декабря, по мере усиления льда, около 300 т. и к концу месяца уже около 1000 т.



Трасса через Ладогу до 15 декабря проходила по направлению Коккорево — банка Астречье — острова Зеленцы — Кобона. Из-за слабости льда в начальной период эксплуатации дороги её маршрут приходилось часто менять. Так, за первый месяц использования ледовой дороги её трасса менялась четыре раза. На ледовой дороге было установлено двухстороннее раздельное движение, полосы при этом находились на расстоянии 100—150 м друг от друга. Для предотвращения проваливания под лёд сразу нескольких автомобилей, дистанция между машинами в колонне была не менее 100 м. Дорогу обслуживало 350 регулировщиков на 45-ти, а с 19 декабря на 75-ти регулировочных постах. Вдоль ледовой дороги была проложена воздушная линия связи на вмороженных в лёд столбах. На 25 декабря в составе 17-й отдельной автотранспортной бригаде (17 ОАТБР) всего числилось 2877 автомашин — 668 ЗИС-5 и 2209 ГАЗ-АА, из которых только 1198 находилось в эксплуатации. Из этого числа 87 бензовозов ЗИС-5 были заняты лишь на перевозках топлива, 511 автомобилей общей грузоподъёмностью 900 т. работали на маршруте Тихвин — Колчаново, и 600 машин общей грузоподъёмностью 900 т действовало на ледовом участке Войбокало — Коккорево. Постановлением Ленинградского фронта на ледовую дорогу предполагалось выпускать с 5 января 1942 года 1500 автомашин (в условном полуторатонном исчислении), с 15 января — 1700 и с 1 февраля — 2000. Автомобили высвобождались с трассы Тихвин — Колчаново. Она потеряла своё значение после открытия 1-го января сквозного железнодорожного движения до Жихарева.

С 10 декабря 1941 года, в соответствии с постановлением Военного совета Ленинградского фронта, предполагалось начать эвакуацию жителей по зимней дороге, доведя к 20 декабря число вывозимого населения до 5 тысяч человек в сутки. 12 декабря Военный совет предписал отложить эвакуацию. Тем не менее, с декабря 1941 года по 22 января 1942 года походным порядком через Ладожское озеро и неорганизованным автотранспортом было эвакуировано 36 тысяч человек. 22 января 1942 года ГКО принял постановление о эвакуации 500 тыс. жителей Ленинграда. По маршруту вывоза людей были организованы эвакопункты: на Финляндском вокзале Ленинграда, в Ваганово, Жихареве и Волхове. В начале февраля эвакопункт, находившийся в Ваганово, был переведён на соседнюю станцию в Борисову Гриву; на 1 марта 1942 года его обслуживало 120 человек. Также в феврале были открыты эвакопункты в Лаврове и Кобоне, через которые проходила построенная тогда же железнодорожная ветка до Кареджской косы. Эвакуируемые получали в Ленинграде по карточкам хлеб на день вперёд, на Финляндском вокзале их кормили горячим обедом, в который входило 75 г. мяса, 40 г. жиров, 20 г. сухих овощей, 70 г. крупы, 20 г. подболточной муки и 150 г. хлеба. Кроме того, каждый получал по 1 кг. хлеба в дорогу, в расчёте на два дня пути. Затем людей везли на поезде до станции Борисова Грива. Часть эвакуируемых перевозилась автотранспортом (более 60 тысяч человек), а 12 тыс. человек дошли от Ленинграда до Борисовой Гривы пешком. На этом эвакопункте людей пересаживали с поезда на автотранспорт и, в случае, если поезд пробыл в пути из Ленинграда до станции более полутора суток, кормили горячим обедом. Из Борисовой Гривы эвакуируемые перевозились на грузовиках и автобусах в один из эвакопунктов на другом берегу Ладожского озера: в Жихарево, Кобону или Лаврово. Там их пересаживали в поезда и дальше они следовали по железной дороге. Также на этих эвакопунктах вывозимым ленинградцам полагался горячий обед и продукты в дорогу: килограмм хлеба, 200 г. мясопродуктов и 250 г. печенья, а детям до 16 лет ещё и плитка шоколада. На пути эвакуируемых в тыл пункты питания располагались в Волхове, Тихвине, Бабаево, Череповце и Вологде.

В середине января 1942 года была расформирована 17 ОАТБР и её батальоны подчинены командованию военно-автомобильной дороги. На 20 января в состав формирования входили: управление, четыре дорожно-эксплуатационных полка общей численностью 5335 человек, два строительных батальона — 1042 человека; девять отдельных автотранспортных батальонов, автобатальоны 8-й, 23-й, 42-й, 55-й армий, автоколонна НКВД и отдельная рота автоцистерн — всего 8032 человека и более 3400 грузовых и специальных автомашин; два отдельных ремонтно-восстановительных батальона — 452 человека; три отдельные эвакотракторные роты — 285 человек; отдельный гужевотранспортный батальон — 1455 человек и 952 лошади; два отдельных рабочих батальона (Сясьский и Ново-Ладожский) — 1905 человек; перевалочные базы и военно-санитарные учреждения — около 200 человек. Всего около 19 тыс. человек и 4053 различные автомашины. 20 февраля в составе ВАД числилось 15 168 человек, 4283 автомашины (в том числе 3632 машины автотранспортных батальонов), 136 тракторов и 537 лошадей. На 26 марта 1942 года на дороге работало 16 168 человек, 2278 грузовых автомобилей (1129 ГАЗ-АА и 1149 ЗИС-5, при этом на ходу было только 1103 машины), 163 автоцистерны, 167 тракторов и 428 лошадей. 20 апреля — 12 656 человек, 2957 грузовых и 348 специальных автомашин, 84 трактора, 241 лошадь. Управление дорогой до середины января располагалось в Новой Ладоге, затем в Жихарево, а с 7 марта в Кобоне. С 21 апреля приказом Ленинградского фронта движение по ледовой дороге было закрыто, но отдельные перевозки происходили до 25 апреля.

За время действия ледовой дороги с ноября 1941 года по апрель 1942 года из блокированного города было эвакуировано более 550 тыс. человек и доставлено в Ленинград 361 тыс. т. грузов, из них 262 тыс. т. составило продовольствие. В частности: 142 тыс. т. муки и зерна, 36 тыс. т круп и концентратов, 35 тыс. т мясопродуктов, 14 тыс. т. жиров, 5 тыс. т. овощей, 1,5 тыс. т. сухофруктов, 833 т. клюквы, 752 т. варенья и повидла, 126 т. орехов, 102 т. витаминного сока, 86 т. витамина C. Также 8 тыс. т. фуража, 1120 т. мыла, 245 т. сухого спирта, 187 т. свечей, 35 тыс. т. горюче-смазочных материалов (10,7 тыс. т. автобензина, 7,7 тыс. т. авиабензина, 5 тыс. т. мазута, 5,2 тыс. т. керосина и др.), 23 тыс. т. угля и 32 тыс. т. боеприпасов. Для сравнения, до войны Ленинград зимой потреблял за месяц 60 тыс. т. мазута, 300 тыс. т. каменного угля.

Отдельно нужно коснуться мифа о "тысячах погибших на Дороге Жизни автомобилей".
Кое-какие цифры можно найти в книге Валентина Михайловича Ковальчука "Ленинград и большая земля. История коммуникации 1941-1943". Это Библия по истории Ладожской трассы!
За весь период работы дороги Ковальчук указывает потери в 357 машин.

Однако, несмотря на принятые меры по обеспечению безопасности движения, из-за слабости ледового покрова имелось много случаев провалов машин под лёд. За весь период работы дороги было 357 провалов (из них поверхностных — 214 и полных — 143). 327 машин было поднято и доставлено на берег еще до закрытия трассы. 30 автомашин, провалившихся под лёд в последний день работы ледовой дороги, было извлечено из воды уже после окончания работы дороги. Весь груз с поднятых автомашин был спасён. (стр. 307)

Полные провалы это когда машина полностью ушла под лёд, а поверхностные это когда машина оставалась на льду, а в воду погружалась её часть.



ЦВМА РФ Гатчина Фонд 2 Опись 1 Документ 557 лист 178 оборотная сторона

Причём 327 из 357 машин ушли под лед до 1 февраля 1942 года в самый сложный период работы трассы. Во время ее становления.

На 1 февраля <...> было выявлено 327 автомашин, затонувших при следовании по ледовым трассам (стр. 410)

Не самые большие цифры. Директор музея Дороги Жизни в Кобоне Сергей Владимирович Марков выдвинул версию, что "тысячи утонувших машин" возможно общая цифра утонувших и провалившихся машин, как мы видим это большая разница. Провалившиеся машины оперативно доставались бойцами ДЭПов, а утонувшие поднимали водолазы ЭПРОНа.


ЦВМА РФ Гатчина Фонд 2 Опись 1 Документ 557 лист 180

В воспоминаниях помощника начальника штаба 64-го дорожно-эксплуатационного полка (ДЭП) Н.И Зубцова упоминается о работе ЭПРОНа по подъёму затонувших машин:

Конечно, враг причинял нам большой ущерб. Немало автомашин ушло на дно. Но и это не остановило советских людей. 10 января 1942 года на трассу прибыла специальная команда ЭПРОНа и приступила к подъёму затонувших машин. Для этого над прорубью, где затонула машина, устанавливались специальные деревянные пирамиды. В вершине такой пирамиды крепились блоки со стальными тросами. Водолазы спускались в прорубь, привязывали затонувшую автомашину к тросу и лебёдкой поднимали ее на лёд. Через некоторое время машина, побывавшая на дне озера, снова могла везти груз.

На дороге жизни: Воспоминания о фронтовой Ладоге сост. П.Л. Богданов Воениздат 1980 стр 254

В документе "Опыт работы АСС ВМФ за два года войны. Москва 1943" сказано:

В зимнее время на ледовой трассе Ладожского озера поднято:
танков - 3
Автомашин - 251
Тракторов - 23
Самолетов - 4
Орудий - 2
Пулеметов - 1
Автоприцепов -27


"Опыт работы АСС ВМФ за два года войны. Москва 1943"
ЦВМА РФ Гатчина Фонд 436 Опись 21 Документ 198 стр.15


251 поднятая со дна машина за два года. Тоже цифра не большая, меньше тысячи.

По материалам http://wikipedia.org/
А сколько их утонуло? Тысячи утонувших полуторок на Дороге Жизни, миф или правда?


Создание и эксплуатация подобной дороги это реальный, без дураков, подвиг. И тем обиднее, что результатами этого подвига воспользовались, прежде всего, нечистоплотные люди. Благодаря, в том числе, "Дороге Жизни", Ленинград снабжался в достаточной мере, чтобы впроголодь, но выжили все, кто оказался в блокадном кольце. Однако, местная власть распределяла поступавшее продовольствие по принципу: "одним всё, другим — ничего". Ранее в моём журнале: "Задача кормить население не стояла".

V.H.


https://foto-history.livejournal.com/15585817.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Подвиг Подольских курсантов

Понедельник, 15 Ноября 2021 г. 20:53 (ссылка)

5 октября 1941 года заместитель командующего МВО генерал-майор Н.П. Никольский передал по телефону исполняющему обязанности начальника Подольского пехотного училища майору С.А. Романову приказ поднять по боевой тревоге роту курсантов и направить ее в качестве передового отряда по маршруту Подольск-Малоярославец-Медынь-Мятлево с задачей войти в соприкосновение с противником для ведения сдерживающих боев до занятия главными силами училища Ильинского рубежа 37-го Малоярославецкого УРа.
Комбат Романов поднял по тревоге 6-ю учебную роту. Погрузившись на грузовики, передовой отряд отправился в Подольское артиллерийское училище, которое располагалось на юго-западной окраине города на Варшавском шоссе. К вечеру артдивизион был сформирован, а к ночи того же дня весь отряд прибыл в Малоярославец, где был получен приказ следовать к реке Изверь на соединение с авиадесантным отрядом капитана И.Г. Старчака... И сразу был принят первый бой.



Подольские курсанты



Далее будет цитироваться текст курсанта Батурлова. Надо пояснить, откуда этот текст. Дело в том, что осенью 1941 года командовать Подольским артиллерийским училищем был назначен полковник Иван Семенович Стрельбицкий. Пройдя войну, дослужившись до генерал-лейтенанта, он занялся военной историей и собирал документы о боях под Москвой, собирал свидетельства курсантов, уцелевших участников тех событий. Их письма к Стрельбицкому, к другим ветеранам с подробными рассказами теперь хранятся в архиве Московской области, в фонде Стрельбицкого.

5-го октября я получил увольнительную в Москву, оделся в парадную форму. Около проходной я узнал, что в клубе идет кинокартина, побежал посмотреть какая. Здесь меня и застала тревога. Когда я прибежал в батарею, курсанты уже стояли в строю, старшина раздавал патроны в подсумках, Патронов давал много и почти их не считал, что нас чрезвычайно удивило. Он объяснил, что мы едем на учебные стрельбы. У нас были ранцы с меховыми крышками, но ранцы и личные вещи никто не брал. Построились, погрузили в боепитании снаряды, выехали за ворота.




Капитан Базыленко, в батарее которого я был, назначил меня связным к командиру дивизиона капитану Россикову, который мне сказал, что я буду его адъютантом, посадил в первую машину справа около кабины, приказал мне иметь блокнот и карандаш и записывать его распоряжения...

Вооружены мы были карабинами, немного винтовок, ... два автомата, Один автомат был у Россикова. Во время остановок Россиков посылал меня выяснять, все ли в порядке в колонне. Происшествий никаких не было.

В Малоярославце на площади у церкви Россиков собрал командиров и поставил задачу: окружить и уничтожить высаженный через фронт немецкий десант, после чего вернуться в училище.

Стали попадаться повозки с ранеными красноармейцами. Когда их спросили, откуда они, раненые отвечали, что они с фронта, и что фронт не за Смоленском, как мы все считали, а рядом, и что мы столкнемся не с десантом, а попадем на фронт. Они также сказали, что регулярные части отступают, рассеяны по лесам, и впереди нас никого нет.




Андрей Смирнов (историк):
Второго октября 41 года началось генеральное наступление немцев против прикрывавших Москву Западного и Резервного фронтов. Резервный располагался в тылу Западного фронта. [...] Удар привел к прорыву фронта и к окружению почти всего личного состава Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. Вместе с Брянским фронтом, который тоже попал в окружение, из миллиона 250 тысяч человек, находившихся в составе этих трех фронтов, вышло из окружения или не попало в него всего-навсего 250 тысяч, размазанных по огромному пространству от границ Украины до Волги в районе Калинина. Вот почему между окруженными войсками и собственно Москвой никого не осталось. И на пути 19 танковой дивизии немцев, которая двинулась от Юхнова в сторону Малоярославца, оказались одни подольские курсанты и ряд артиллерийских частей.






Из воспоминаний курсантов находившихся в передовом отряде, ушедшем в сторону Юхнова:


За Малоярославцем немцы сбросили на нас несколько бомб, но потерь не было. Проехали через горящую Медынь, которую немцы только что отбомбили. На рассвете встали на опушке леса слева от шоссе. Остановились и ждали, когда рассеется утренний туман, чтобы видеть, что делается впереди, и не натолкнуться на противника вслепую. Здесь, около деревни Стрекалово (ее все почему-то называли Стрелкалово) встретили ребят Старчака.

Россиков послал меня и еще двух курсантов, которые не входили в орудийные расчеты, в разведку вдоль шоссе - установить, где находятся немцы. С нами пошли трое десантников. Вскоре мы натолкнулись на танкетку, хотели ее подбить, но у нас не оказалось гранат. Когда подошли ближе, то узнали, что танкетка наша. Десантники легли на броню и поехали вперед, к Юхнову. Мы пошли пешком по кювету. Через несколько минут на шоссе стали рваться мины, и наша танкетка искореженная вернулась назад. Один был убит, двое десантников ранены. ...

Пехота и две “сорокопятки” пошли в атаку на деревню. Деревню взяли. Меня послали на связь к “сорокопяткам”. В каком-то доме я нашел свитер и надел его под гимнастерку - было ветрено и довольно прохладно, хотя для октября все же тепло. ... Убитых грузили в машины и отправляли в Подольск.




Владимир Тольц:
Следует еще пояснить, что в Подольске было два училища, пехотное - около 2 тысяч курсантов, и артиллерийское - полторы тысячи. Из них спешно сформировали сводный отряд, который должен был прикрыть Можайский участок обороны на Малоярославецком направлении и продержаться дней 5-7 до подхода резервов. Курсанты продержались почти три недели. Из трех с половиной тысяч уцелело около 500 человек. Самым первым, очень спешно, отправили передовой отряд. Курсантами-пехотинцами командовал лейтенант Мамич, двумя артиллерийскими батареями - капитан Россиков, о котором пишет Батурлов […] Россиков там погиб. А у деревни Стрекалово вместе с курсантами держал оборону еще отряд авиадесантников.


К вечеру немцы отбили деревню, и мы стали отходить к реке Изверь. Пехота ушла, а наши “сорокопятки” прикрывали отход перекатами. ..




Мостки на шоссе почти все были минированы, как мы предполагали, немцами, и однажды на мостике подорвались пехотинцы из 43-й армии. Россикова и меня легко контузило. Не слыша своего голоса, Россиков разговаривал так, словно объявлял пожарную тревогу. Курсанты быстро это подметили и стали отвечать ему голосами индейцев, снимающих скальпы. Чувство юмора пересилило минометный обстрел и автоматную трескотню. Всю эту забаву обратил в дело капитан Базыленко, который сказал, что, если мы хотим пошуметь, то лучше всего сходить на оставленную огневую позицию и забрать забытые там лотки со снарядами. А там мы можем орать любыми голосами. Идти пришлось мне, Каверину и Соболеву. Каверина Базыленко завернул обратно, так как он был наводчик. По нашим представлениям, лотки уже были у немцев, и шли мы без особого энтузиазма. Но лотки оказались на месте, а немцев было не видно.

Решили немного переждать, пока остынет капитан Базыленко. Стали шуметь - открыли беспричинную пальбу по опушке леса. И вдруг вокруг нас стали рваться снаряды. Нас, видимо, засекли с немецкого артиллерийского наблюдательного пункта. Лотки мы принесли и доложили, откуда стреляет немецкая батарея. ...

Стрекалово они удерживали 5 суток, подбили два десятка танков, немцев там погибло около тысячи. Сводный отряд курсантов поддерживали еще две стрелковые дивизии и две танковые бригады.




Первые двое суток наш передовой отряд не получал никаких продуктов, и с собой у нас не было ничего съестного. На второй день ребята Старчака где-то изловили свинью, приволокли откуда-то котел и сварили ее не то с картошкой, не то с рисом, добытыми в деревне. Навалившись с голода на свинину (я ее съел не менее килограмма), я заработал себе температуру и течь во все шлюзы. Старчак уложил меня в землянку на бугре и накрыл своей летной курткой. Но возиться со мной было некогда, и меня отправили в санчасть.

Это было около Воронков, где нам на подкрепление подошла пехота в касках, плащ-палатках и с вещмешками. Мы ее после прозвали “стальная пехота” за то, что она к вечеру разбежалась, побросав каски и свое барахло. Тут мы разжились касками и плащ-палатками.

Помню, как вместе со мной в санчасть полз на коленях раненый пехотинец с оторванными ступнями, из которых по песку растекалась кровь. На локте за ремень он волоком тащил винтовку и почему-то как-то застенчиво улыбался, еще сгоряча не чувствуя боли. В санчасти мне промыли нутро, дали какую-то пилюлю и посоветовали не обжираться. Утром я вернулся на КП Старчака. Представьте себе то дикое чувство огромного жгучего позора, которое я испытал, оставляя куски не признанной организмом свинины рядом с полосками крови раненого пехотинца.



Весь день я совал нос куда меня меньше всего просили, бегал под огнем между орудиями, демонстративно вылезал из щели, когда близко рвались мины, “помогал” всем: орудийным номерам, подносчикам. Больше всего я “помогал” Базыленко, за что наконец получил от него взбучку.

В это время Россиков заметил в поле метрах в 500-х какие-то темные фигуры, которые копошились на самом открытом месте. Посмотрев в бинокль, он увидел, что они устанавливают пулемет. Видя мой кипучий энтузиазм, Россиков приказал мне сбегать выяснить, кто это такие, и сказал, что, если начнут стрелять, то немедленно ложиться и отползать назад, а сзади меня откроют огонь. Я пошел в рост по полю с твердым намерением вступить в победный бой с неизвестным пулеметом, который устанавливают нам в спину. Меня подпустили близко. Какие-то люди в засаленных костюмах и гражданских кепках лежали у пулемета, который направили на меня. Окликнули по-русски, но не по-уставному. Я крикнул, что, если они не отойдут от пулемета, то их сейчас же расстреляют артиллерийские орудия. Это оказались бойцы истребительного рабочего батальона. Я представился как “адъютант начальника артиллерии участка обороны” (так учил меня Россиков) и посоветовал им убрать пулемет хотя бы на опушку леса, что они и сделали при нашей помощи...




Ольга Эдельман, историк:
Бойцов истребительных батальонов спешно обучали держать в руках оружие, каким-то элементарным азам военного дела. Они не фронт должны были держать, это не ополчение. Они должны были выполнять разведывательно-диверсионные задания, перебираться через линию фронта, а также стать ядром партизанского движения на оккупированных территориях. А на не оккупированных - предполагалось, что эти отряды смогут компенсировать нехватку сил правопорядка, стать вроде рабочей милиции.

В Ильинском мы располагались около КП на опушке леса. Немцы из противотанкового рва несколько раз врывались на опушку леса и один раз захватили два наших 76-мм орудия. Майор Загоскин, комендант КП, водил нас в атаку отбивать наши орудия. Левое орудие немцы уже наполовину успели повернуть, а правое - нет. Отбив орудия, мы открыли из них огонь. ...


бортовой 234, вдали - похоже, 372. Скан из книги Рольфа Хинзе.
Перевод с немецкого подписи: "Так как размер клина ограничивался только шириной шоссе, со стороны леса позиции оказывались занятами врагом." Имеется ввиду, что противотанковые рвы и заграждения принуждали наступать по шоссе, лес рядом был занят нашими бойцами и при попытке вьехать в него танки также подбивались. Торчащая голова - это, похоже, немец залез и позирует.



В районе КП мне досталось особенно трудно. Когда другие находились в щелях или дотах, мне приходилось непрерывно бегать по обороне с приказами штаба. А как немцы тогда бомбили, и какой был почти непрерывный минометный площадной огонь, вы хорошо помните. ... Тихого места не было нигде. Особенно трудно было пройти в сторону моста. А там за шоссе стояли орудия, с которыми никакой связи, кроме как через посыльных, не было.

Приказ на отход этому дальнему орудию дал Суходолов, который меня с этим приказом послал, а я побоялся пройти напрямую и сказал ему, что там через такой огонь не пройти. Он не стал на меня кричать, а сказал, что идти все-таки надо. Тогда на артиллеристов 31-го дивизиона пошли танки, и я к ним прошел с приказом переменить позиции, иначе их орудия подавило бы танками, так как в молодняке им не было видно, куда стрелять. Танки побила батарея Базыленко и наши арткурсанты - по-пехотному: они закидали их гранатами.


Мост на основном рубеже обороны. Хорошо видны остатки взорванного моста и видно, почему укрепленные берега были не проходимы для танков. Скан из книги.
Перевод с немецкого подписи: "Временный мост через Выпрейку, оказался проходимым даже для тяжелых машин с боеприпасами."



Из воспоминания Ивана Васильевича Аверина

Нас отправляют примерно 200-250 человек в первой группе, которая должна принять первый бой на свои плечи. И ехали, как будто разобьем немца за несколько часов, и он дальше не сделает шагу...

И когда готовились к бою, были чувства и желание скорее вступить в бой, а о смерти и в голову не приходило мысли.

Было решение выбить немцев из деревни и гнать за реку. Для немца было неожиданно, как ураган. И немцы не знали, что за войска. Ворвавшись в расположение противника, пошли в ход штыки, приклады, гранаты и просто физическая сила. Каждый курсант первый раз шел в атаку, до этого ходили мы на учебе. Во время самого боя страх пропадает, чувства делаются немыми, и видишь только врага. Я даже первый раз в атаке не слышал, стреляют или нет, только видишь - падают люди. После первого боя я себя не видел в лицо, но Виноградов /выглядел/ так, что трудно описать: глаза горели каким-то страшным огнем, винтовку из рук трудно было выпустить - они не разжимались, и добиться слова несколько минут /было/ нельзя.

И в этом бою мы поняли, что можно бить немцев, хотя они вооружены до зубов.


Позиция нашего зенитного орудия. Скан из книги Рольфа Хинзе.
Перевод с немецкого подписи: "Советский "Ratsch-bumm" на оборонительном рубеже около Ильинского. Впереди перед опушкой леса проходили по шоссе на восток танки дивизии."



Из воспоминаний Авдышева Ишу Аврамовича

Когда немцы перешли в атаку, мы их отбивали несколько раз. Здесь пошел слух, что мы окружены, и Малоярославец уже взят. Это было 14 октября. С позиции нас сняли - один политрук сказал, что есть только одна дорога на Москву, и по ней нас повел. Шли один день и одну ночь. В одной деревне остановились посушиться. Ночью в деревню вошла немецкая стрелковая дивизия. Политрука они расстреляли, а нас забрали в плен.

Нас погнали в Малоярославец - из взвода нас оставалось человек 16. Меня погнали в еврейский лагерь. Около площади был большой лагерь в доме, а еврейский лагерь был маленький тоже в доме. Конвоир поставил меня к забору и хотел меня застрелить за то, что я не хотел идти в еврейский лагерь. Подошел переводчик и спросил: “Кто ты по национальности?” Я сказал, что я армянин. Переводчик сказал солдату, чтобы тот не стрелял, и меня повели в штаб. Там стали спрашивать: “Кто ты?”. Я сказал, что я ассириец и добровольно перешел в русское подданство. - “Что же ты врешь, что ты то армянин, то ассириец?” - Я сказал, что по-армянски говорю плохо, приведете армянина и меня расстреляете. И меня направили в общий лагерь.


Общий вид той же позиции. Скан из книги Рольфа Хинзе.
Перевод с немецкого подписи: "Вид с позиции советской зенитной пушки на немецкую колонну с подбитыми танками."



Погнали от Малоярославца на Рославль пешком (380 км). Через каждые 100 метров немцы расстреливали одного человека, тех, кто отставал.

Из лагеря я попал не в Германию, а в Брянскую область. В лагере за ночь умирало по 450 человек. ... Работали на восстановлении дорог.
Вот снова из воспоминаний Ивана Васильевича Аверина.

Через несколько дней уже было совсем туго: снарядов не хватало, пушки вышли из строя, и людей осталась кучка. И вот вдруг вечером, но уже темно, нам на Троицу сообщили новость, какой-то солдат, что курсанты все ушли, их повели в Подольск. Мы не поверили. Першин сходил на КП группы и никого не нашел. Кругом было пусто. Мы взяли оружие и пошли в лес и шли на зарево пожаров ночью, а днем сидели. Нас было пять человек: трое артиллеристов и два пехотинца. Станковый пулемет тащить не было сил по лесу, его потом пришлось спрятать. Из пятерых нормальным /был/ только Першин - Савоськин ранен в руку, я контужен ... не слышал и заикался, и два пехотинца ранены один в руку, а другой в голову.


Подбитое 76.2 мм орудие в деревне Ильинское. Видно, что колеса сняты (либо одно было подбито, либо чтобы орудие стояло ниже), орудие установлено на два бревна. Получило повреждение - разрыв снаряда в стволе (скорее всего изношенность, курсанты стреляли из учебных орудий)



Когда мы вышли и попали в Подольск, нас можно было принять за кого угодно, только не /за/ курсантов... В городе нас забрали: у нас не было документов, кроме комсомольских билетов. Мы доказывали, что мы курсанты, а нам говорят: вы бежали с фронта. И только помогло, что, на наше счастье, комендант был из нашей школы майор. Он /нас/ расспросил, как случилось, и сказал, что это уже третья группа выходит. Приказал вымыть, если возможно, и мы вымылись, переодели белье. Дал ботинки, шинели солдатские и шапки. Выспались, - как мертвецы, сутки спали. Потом /майор/ сказал: училище уехало в Горький или Куйбышев, ищите там. Дал документы, и мы догнали своих...







http://www.eco-kovcheg.ru/ilinskie_rubezhi-10.html

https://foto-history.livejournal.com/15560257.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
beauzischfiltbe78

Без заголовка

Вторник, 26 Октября 2021 г. 13:19 (ссылка)

Пенал в ванную с корзиной Челябинск - https://vk.com/wall-200895235_2531

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Твое лицо, когда за один день убил больше немцев чем вся Югославская армия, а помнят какого-то финна

Воскресенье, 03 Октября 2021 г. 16:18 (ссылка)

https://foto-history.livejournal.com/15404397.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
diubreaklongno85

Без заголовка

Воскресенье, 03 Октября 2021 г. 06:56 (ссылка)

Где можно заказать коврики эва Лабинск - https://vk.com/wall-200881461_2280

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
dyslanewall52

Без заголовка

Понедельник, 30 Августа 2021 г. 09:49 (ссылка)

Соляная лампа из гималайской соли Воронеж - https://vk.com/wall-200949370_2229

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Последний бой танкиста Паливоды

Суббота, 24 Июля 2021 г. 09:34 (ссылка)

https://foto-history.livejournal.com/15196757.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!

Вторник, 20 Июля 2021 г. 10:33 (ссылка)



80 лет назад неизвестный солдат 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД написал на стене в Брестской крепости (на Центральном острове) свои прощальные слова.
Одно из материальных свидетельств того, что защитники Брестской крепости продолжали сражаться даже спустя месяц после начала войны, когда уже вовсю гремело Смоленское сражение.
Иногда, эти слова приписывают солдату Федору Рябову, но согласно свидетельствам, Рябов https://33mayak.ru/2016/12/20/9635 Рябов героически погиб еще в конце июня.

Значение этой надписи отметил Смирнов, который более прочих сделал для того, чтобы эти подвиги не канули в небытие.

И тогда выяснилось удивительное и странное противоречие. Немецкий документ, о котором я говорил, утверждал, что крепость сопротивлялась девять дней и пала к 1 июля 1941 года. Между тем многие женщины вспоминали, что они
были захвачены в плен только 10, а то и 15 июля, и когда гитлеровцы выводили их за пределы крепости, то на отдельных участках обороны еще продолжались бои, шла интенсивная перестрелка. Жители Бреста говорили, что до конца июля
или даже до первых чисел августа из крепости слышалась стрельба, и гитлеровцы привозили оттуда в город, где был размещен их армейский госпиталь, своих раненых офицеров и солдат.
Таким образом, становилось ясно, что немецкое донесение о занятии Брест-Литовска содержало заведомую ложь и что штаб 45-й дивизии противника заранее поспешил сообщить своему высшему командованию о падении крепости. На самом же деле бои продолжались еще долго.
Правда, прямых доказательств этого на первых порах не было. Но вот в 1950 году научный сотрудник московского музея, исследуя помещения западных казарм, нашел еще одну надпись, выцарапанную на стене. Надпись эта была такой: "Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!"
Подписи под этими словами не оказалось, но зато внизу стояла совершенно ясно различимая дата - "20 июля 1941 года". Так удалось найти прямое доказательство того, что крепость продолжала сопротивление еще на 29-й день войны, хотя очевидцы стояли на
своем и уверяли, что бои шли больше месяца. (с) Смирнов "Брестская крепость".


Более того, позднее, когда стала известная судьба майора Гаврилова, выяснилось, что отдельные бойцы сражались и после 20 июля. Раненый Гаврилов попал в плен в Восточном форте 23 июля.

"…пленный майор был в полной командирской форме, но вся одежда его превратилась в лохмотья, лицо было покрыто пороховой копотью и пылью и обросло бородой. Он был ранен, находился в бессознательном состоянии и выглядел истощённым до крайности. Это был в полном смысле слова скелет, обтянутый кожей. До какой степени дошло истощение, можно было судить по тому, что пленный не мог даже сделать глотательного движения: у него не хватало на это сил, и врачам пришлось применить искусственное питание, чтобы спасти ему жизнь. Но немецкие солдаты, которые взяли его в плен и привезли в лагерь, рассказали врачам, что этот человек, в чьём теле уже едва-едва теплилась жизнь, всего час тому назад, когда они застигли его в одном из казематов крепости, в одиночку принял с ними бой, бросал гранаты, стрелял из пистолета и убил и ранил нескольких гитлеровцев". (с) Смирнов "Брестская крепость"

https://colonelcassad.livejournal.com/6921555.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Забытый подвиг Днепропетровских курсантов

Вторник, 22 Июня 2021 г. 19:10 (ссылка)



Про Подольских и Кремлевских курсантов, оборонявших Москву написано немало. Однако в 41-м году очень многим курсантам военных училищ пришлось вступить в бой не дождавшись выпуска. И часто в качестве ударной силы, с использованием собственной техники. Чаще всего приходилось защищать собственный город, хотя были и исключения. Так курсантам Полтавского военно-тракторного училища пришлось защищать далекий от них Пятигорск.

Бросать в бой будущих офицеров было признаком отчаянной ситуации. Полк курсантов — это же будущего комсостава на целую армию. Конечно, отучившиеся по два-три года курсанты, многие из которых ещё и в армии служили, а некоторые даже воевали, в боевых действиях и стоили много дороже необученных призывников. И они это доказали в боях.

Курсанты Полтавского военно-тракторного училища в Пятигорске.

Оборона Днепропетровска
Это одна из операций августа-сентября 41-го года, периода крайне тяжелого для нашей страны. Надо сказать, что название не особо верное, так как сам город почти и не обороняли. Немецкие 13-я танковая и 60-я моторизованная дивизии подошли непосредственно к Днепропетровску 24-го августа, и ночью наши войска оставили город и отошли на левый берег Днепра.

Советская карта «Карта положения соединений и частей 6 А», на 1-е сентября 1941 года.
Мосты уничтожены были не все и подразделения 13-й дивизии Вермахта сходу перешли на другой берег и захватили плацдарм. Затем в течении месяца немцы предприняли несколько попыток расширить плацдарм, а наши войска пытались сбросить фашистов со своего берега.

Момент подрыва Амурского моста
Ситуация усложнилась для немцев тем, что плацдарм находился в районе излучины, и переправы отлично обстреливались нашей артиллерией с ближайших высот.

Немецкая карта района Днепропетровска на 1-е сентября 1941 года.
27-го сентября части Вермахта на плацдарме прорвала нашу оборону, а к 29-му наши войска полностью отошли от Днепропетровска.

С немецкой стороны в этих боях принимали участие подразделения 13-й и 14-й танковых, 60-й моторизованной и 198-й пехотных дивизий. Воздушную поддержку оказывала венгерская и итальянская авиация.

Венгры на улицах Днепропетровска.
С советской стороны бои вела находящаяся в стадии формирования Резервная армия под командованием генерал-лейтенанта Никандра Евлампиевича Чибисова. 25-го августа армию разделили на две, 6-й армией, которая вела бои в районе Днепропетровска стал командовать Родион Яковлевич Малиновский. В распоряжении командарма было шесть стрелковых, две кавалерийских и одна танковая дивизии.

Все дивизии были сформированы в августе и вступали в бой даже не закончив формирование, недоукполектованные личным составов и вооружением. Только 169-я стрелковая и 8-я танковая были довоенными соединениями, но после понесенных потерь фактически воссозданы заново. В танковой дивизии к началу боёв был 121 танк (6 КВ, З Т-34, 112 БТ и Т-26).

20-го августа в подчинение армии были переданы курсанты Днепропетровского артиллерийского и Полтавского военного-тракторного училищ.

Курсант-первокурсник Полтавского военнно-тракторного училища

Днепропетровские курсанты
Днепропетровское артиллерийское училище было создано лишь 30-го июля 1941 года, в результате реорганизации Днепропетровских артиллерийских курсов усовершенствования командного состава. Первый набор курсантов был из школьников и студентов ВУЗов Днепропетровска. Впрочем, кроме мальчишек, которым через три недели пришлось идти в бой, были преподаватели, слушатели курсов, обслуживающий персонал.

Курсанты заняли отведенный им боевой участок на южной окраине города в районе фабричной балки. Монастырской рощи и Острой Могилы еще утром 3 августа.

Комбриг Петров разбил боевой участок на четыре подучастка, которыми командовали полковник Бакланов, полковник Антонов-Дубровинкий, полковник Лавров, майор Омельчук. Были созданы две ударные группы: левая — под командованием майора Стаднюка правая — майора Епифанова. Артиллерийское училище, в состав которого вошли также курсанты сборов резерва Одесского военного округа, являлось серьезной силой.

Комбриг Михаил Петров - начальник Днепропетровского артиллерийского училища.
К началу боёв было 2674 курсанта и 256 командиров, а через неделю, 26-го августа остались 41 командир и 927 курсантов. Есть сводка на 28-е августа, где численность артучилища указана в 800 человек. До конца сентября дожило 150 человек, которых и эвакуировали в Томск.

Имевшееся на курсах артиллерийское вооружение в основном забрали ещё раньше, в распоряжении курсантов было лишь стрелковое оружие. Пишут о нескольких противотанковых пушках, но это ошибка — 8 45-мм орудий было у курсантов Полтавского училища. Упоминается про одну гаубицу, которую пришлось бросить при оставлении города.
С 3 по 19 августа курсанты упорно работали, рыли окопы, соединяя их разветвленными ходами сообщений, строили убежища, оборудовали артиллерийские позиции. И наряду с этим по 3–4 часа в день учились поражать танки гранатами и бутылками с горючей смесью, совершенствовали свое мастерство артиллеристов, изучали минометы и пулеметы, оттачивали приемы штыкового боя, а завершив оборудование позиций, обучались управлению огнем в боевых условиях и тактике контратак.

Училище вступило в бой около 9 часов утра 20 августа, как только противник открыл артиллерийский огонь из района Сурско-Литовское по его позициям, а также по городу и по мостам через Днепр. Разведка под командованием полковника Бакланова, посланная обнаружить стреляющие батареи врага, миновав боевые порядки 28-й кавалерийской дивизии, обнаружила возле села Селецкое большое количество стогов сена.

Итальянские саперы строят мост через Днепр, сентябрь 1941 г.
Установив, что под стогами спрятаны фашистские танки, разведка подготовила данные для стрельбы, и орудия 1-го подучастка открыли огонь. Один танк запылал, другие в беспорядке пытались выйти на шоссейную дорогу. Здесь был разбит прямым попаданием еще один танк и получили повреждения несколько вражеских машин. Фашистские танки отошли...

Ударные группы боевого участка училища не раз переходили в контратаки, отбрасывая гитлеровцев, помогая восстанавливать и положение 255-й стрелковой дивизии. Свои позиции артиллерийское училище оставило только по приказу командующего Резервной армии генерал-лейтенанта Чибисова, полученному лично комбригом Петровым.
Обороняемый участок покидался затемно, без боя, но с демонстрацией артогня и разведки: противник пребывал в убеждении, что артиллеристы остаются на своих местах.

Воевать курсантам пришлось и при обороне города, и атаковать позже захваченный немцами плацдарм. Так же как остальные части, атаковали, пытаясь сбросить немцев в Днепр, буквально отгрызая метры, ценой огромных потерь. Не удалось.

Но Днепропетровский плацдарм оказался единственным, в которого немцам не удалось развить наступление. И пока одни дивизии Вермахта окружали у Киева Юго-Западный фронт, у Днепропетровска немцы отбивали яростные атаки войск Малиновского, среди которых были и те самые курсанты.
На левом берегу курсанты дрались с гитлеровцами до 14 сентября, и здесь же 6 сентября в схватке за мясокомбинат с большими силами врага был тяжело ранен бесстрашный начальник училища комбриг М. О. Петров, шедший в атаку в боевых порядках одного из дивизионов.


Подвиг
Как-то все мы привыкли, что подвиг — это когда герои уничтожают десятки фашистов, сжигают по несколько танков, совершают что-то такое, что даже при помощи компьютерной графики не просто изобразить.

А вы можете себе представить, что такое подняться в атаку, когда вокруг уже свистят пули и взрываются гранаты? Я тоже не могу… Может потому мне кажется, что именно в этом и есть настоящий подвиг? Просто исполнять свой долг перед Родиной.

Более двадцати дней личный состав училища отражал яростные атаки противника, защищая город, затем продолжительное время вел сдерживающие бои на различных участках.

«Это было суровое испытание стойкости и мужества курсантов и офицеров училища, — писал позже в своих мемуарах бывший Командующий 6-й армией Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я., в составе которой держало оборону училище, — и они с честью и достоинством прошли его. Мы решили больше не посылать в бой эту горстку (из 3000 человек в строю осталось около 150) самоотверженных курсантов и в ближайшее время выпустить их офицерами. Они, безусловно, заслужили этого, ибо прошли необычный «полный курс» обучения, которое не дало бы ни одно училище».

Характерными для этого периода боев является действие группы курсантов во главе с подполковником Байлановым Г. Д. Эта группа за сутки провела шесть контратак, в ходе которых противник потерял только убитыми порядка 400 солдат и офицеров.

Или приведем один эпизод действий отдельных курсантов 13 батареи, которые раздобыли снайперские оптические приборы, приспособили их к винтовкам и за 7 часов во главе с политруком Забойко В. уничтожили 106 гитлеровцев (в том числе политрук – 10 фашистов, курсант Захарченко – 21, Поповский – 16…).

В приказе войскам 6-й армии Юго-Западного фронта №0110 от 22 октября 1941 г. значится:
"Курсантам Днепропетровского артиллерийского училища, показавшим самоотверженность, смелость и высокую боевую доблесть на протяжении 2-х месячных боев с заклятым врагом Родины, объявляю благодарность и присваиваю воинское звание «младший лейтенант»"

Дальнейшая судьба
9 сентября 1941 основная база училища, по приказу Верховного Главнокомандующего, прибыла к месту новой дислокации в Томске, где 23 февраля 1942 был произведён следующий выпуск командиров.
В Томске училище готовило кадры до 19 июня 1944 года. Многие выпускники 6-месячных курсов училища принимали участие в Сталинградской битве. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1942 года за стойкость и мужество, проявленное в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, училище (одно из немногих в начальный период войны) было награждено орденом Красного Знамени.

За годы войны в училище подготовлено свыше 4 тысяч офицеров. Среди выпускников училища 13 человек удостоены звания Героя Советского Союза за годы Великой Отечественной войны. Трое из них прибыли на учёбу в училище уже будучи Героями Советского Союза.
В июле 1944 года училище возвратилось в город Днепропетровск, где до 1949 года продолжало готовить кадры офицеров-артиллеристов. Летом 1958 года Днепропетровское артиллерийское училище было переведено в город Полтаву и стало называться Полтавское зенитное артиллерийское Краснознамённое училище (ПЗАКУ). (С.)

https://foto-history.livejournal.com/15094651.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_history

Думы 22 июня...

Вторник, 22 Июня 2021 г. 13:23 (ссылка)









Помяни, Господи, во Царствии своём всех погибших и умерших в те страшные годы и отпусти грехи их, вольные и невольные.


И вразуми нас, Господи, не вступить дважды в ту же реку.


80 лет назад сбылась давняя мечта врагов христианства — во второй уже раз за менее чем полвека были стравлены меж собой два самых сильных белых народа христианской традиции, ослабившие друг друга в войне настолько, что русским до сих пор не оклематься ни демографически, ни экономически, а у немцев по итогам поражения оказались вытравлены национальный дух и воля к жизни, что ныне наглядно видно по их отношению к беспределу мигрантов. По итогам, долговременным итогам войны, как ни грустно это признать, победив врага неимоверными усилиями и героизмом, русские как народ, как нация, не выиграли для себя ничего, как и немцы, а лишь положили в землю самую героическую, смелую, пассионарную часть своего народа. Жизнь продолжилась, но лучше не стала.


Выиграли вкороткую — советский режим, на полвека распространивший влияние на Восточную Европу, но и это ему в дальнейшем не особо помогло, и вдолгую — международная финансовая олигархия, по сути своей вполне известная и ныне именуемая глобалистами, распространившая свою власть практически на весь мир. Огромные же потери у белых народов христианской традиции, как у естественных её конкурентов, эту группу только радовали, да и радовать продолжают, ведь наводнение Европы мигрантами чужой крови и чуждой культуры — лишь продолжение давней политики.


Поэтому русские и немцы, как две близкие по происхождению нации-соседи, обречены в дальнейшем или дружить и взаимодействовать, что явилось бы залогом мира и стабильности в Евразии и, одновременно, было бы страшным сном той самой финансовой олигархии, или взаимно уничтожить друг друга окончательно, погребая под собой христианскую белую цивилизацию как таковую. На радость известно кому.


Я бы предпочёл первое.


Хватит, навоевались.


Павшим — вечная память.


Живым — долгий путь к обретению самих себя и Бога, с очень давних пор именуемый Реконкистой.




P.S. Интересный материал в дополнение:
https://sergedid.livejournal.com/559194.html

https://foto-history.livejournal.com/15093779.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<подвиги - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda