Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 418 сообщений
Cообщения с меткой

дирижер - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
LediLana

Харизматичный дирижер Джозеф Олиферович!

Вторник, 25 Сентября 2018 г. 12:53 (ссылка)




Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
МирАлин

Джозеф Олифирович – обаятельный и харизматичный дирижер

Пятница, 21 Сентября 2018 г. 11:25 (ссылка)




Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
babeta-liza

Джозеф Олифирович – дирижер, которого нужно видеть

Пятница, 14 Сентября 2018 г. 11:17 (ссылка)


Как жаль, что зрители этого не видят! Зато музыканты, должно быть, просто в восторге! Джозеф Олифирович – наверное, самый обаятельный и харизматичный дирижер из всех, кого вы видели. Он просто не может не устроить целое шоу для оркестра! Посмотрите, он бесподобен!







 








Харизматичный дирижер Джозеф Олиферович!

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Нина_Симоненко

Парфюм «Théros» от Теодора Курентзиса

Воскресенье, 15 Июля 2018 г. 11:11 (ссылка)


«Аромат усиливает самые высокие частоты слуха и зрения».



6281e167db634503908a2ff217e0 (560x315, 24Kb) 



Известный дирижер пермского оперного театра Теодор Курентзис представил в Перми парфюм «Théros», созданный им и швейцарским парфюмером Венсана Микотти. 

Theros – в переводе с греческого «лето». 

Теодор хотел, чтобы аромат ассоциировался с летом на греческих островах, влюбленностью, напоминал запах кожи девушки, вышедшей на берег из морской волны.



«Аромат усиливает самые высокие частоты слуха и зрения», - считает Маэстро. 

Парфюмер Микотти год трудился, чтобы воплотить ассоциации дирижера в жизнь, и вот итог – парфюм «Лето». В его составе эссенция удового дерева, агарового дерева, пачули, амбры и даже шоколада. perm.kp.ru



vUS8RmebrTQ (700x466, 83Kb)



***



 

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Синтез

Рикардо Мути: «Зачем нужен дирижер?»

Четверг, 21 Июня 2018 г. 10:59 (ссылка)


Вопрос «зачем нужен дирижер» — один из самых популярных, когда речь заходит о музыкальном театре и симфонической музыке. Рикардо Мути — знаменитый итальянский дирижер, художественный руководитель театра «Ла Скала» с 1986 по 2005 год, «пожизненный почетный директор» Римской оперы обаятельно и с юмором рассказывает о предназначении дирижера. Это самое настоящее выступление в жанре «стендап», но о классической музыке!





Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
opetrov

Браво, Маэстро: как талант и неукротимая энергия Валерия Гергиева покорили планету

Среда, 03 Мая 2018 г. 01:00 (ссылка)
infopolk.ru/1/Z/news/vstran...b63e01cc03

Браво, Маэстро: как талант и неукротимая энергия Валерия Гергиева покорили планету



Его называют самым известным осетином в мире. Руководитель известной на всю планету Мариинки, первый Герой Труда Российской Федерации, кавалер высших наград многих стран, в том числе, к примеру, ордена Почетного легиона Франции или ордена Нидерландского льва ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
anob

Браво, Маэстро: как талант и неукротимая энергия Валерия Гергиева покорили планету

Среда, 02 Мая 2018 г. 21:12 (ссылка)
infopolk.ru/1/Z/news/vstran...5c6ab90332

Браво, Маэстро: как талант и неукротимая энергия Валерия Гергиева покорили планету



Его называют самым известным осетином в мире. Руководитель известной на всю планету Мариинки, первый Герой Труда Российской Федерации, кавалер высших наград многих стран, в том числе, к примеру, ордена Почетного легиона Франции или ордена Нидерландского льва ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_kulturologia

Музыка: Вынужденная эмиграция Мстислава Ростроповича: Почему знаменитого музыканта лишили советского гражданства

Пятница, 27 Апреля 2018 г. 08:50 (ссылка)


11 лет назад, 27 апреля 2007 г. ушел из жизни выдающийся виолончелист, пианист и дирижер Мстислав Ростропович. Свои последние дни он провел в Москве, а до 1991 г. был вынужден прожить 17 лет в эмиграции. Его карьера за рубежом сложилась очень успешно: он был удостоен звания почетного доктора более 50 университетов в разных странах мира, получил государственные награды 29 стран. А на родине долгое время был незаслуженно забыт: его в принудительном порядке лишили советского гражданства. Только после распада СССР он смог вернуться обратно и рассказать о причинах своего изгнанничества.

Подробнее..

http://feedproxy.google.com/~r/kulturologia/~3/YoQkUOAjjyQ/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
anob

Россия присвоила себе нашу балалайку и гармонь – украинский дирижер » ПОЛИТИКУС - Politikus.ru

Понедельник, 02 Апреля 2018 г. 14:53 (ссылка)
infopolk.ru/1/U/events/1060...5c6ab90332

Россия присвоила себе нашу балалайку и гармонь – украинский дирижер


Украина является родиной всех без исключения русских народных инструментов ...

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ovenca

Выдающийся дирижер современности-Зубин Мета.

Вторник, 27 Февраля 2018 г. 06:10 (ссылка)

Это цитата сообщения Talya6 Оригинальное сообщение


Выдающийся дирижер современности-Зубин Мета.

 



















AUSTRIA-NEW YEAR CONCERT/

Зубин Мета – общепризнанный мастер крупных и глубоких симфонических полотен, дирижер самых известных концертов в истории музыки. Среди них – исполнение двумя оркестрами Второй симфонии Малера вблизи бывшего нацистского концлагеря «Бухенвальд». Выступление трёх великих теноров – Лучано Паваротти, Пласидо Доминго, Хосе Каррераса – состоявшимся в Риме и приуроченным к финалу Чемпионата мира по футболув 1990 году.



Дирижер Зубин Мета и Израильский филармонический оркестр -- ровесники, и уже 50 лет они вместе. В 1967 году во время Шестидневной войны, услышав, что дирижер оркестра сбежал, Зубин Мета в тот же день сел в Америке в самолет и прилетел дирижировать. Рассказ дирижера и его музыкантов и уникальные архивные кадры -- в восьмом выпуске цикла «Лица».





Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
LediOven

Выставка «Два гения. Два друга». Тула

Четверг, 01 Февраля 2018 г. 05:52 (ссылка)


Выставка «Два гения. Два друга». Тула



Немного я не рассчитала с погодой.  Вышла на улицу, еще достаточно хорошо было. Когда добралась до музея Белобородова , пошел снег. Причем, сейчас уже метет конкретно.



Но все же с моей точки зрения поход удался. Выставка только открылась. К сожалению, она очень маленькая. Когда увидела пластинки, вспомнила, что у мамы до сих пор лежат в тумбочке, хотя приемника давно уже нет. Сломался. 



Узнала, что  в этом 2018 году отмечается 145 лет со дня рождения двух выдающихся представителей отечественной музыкальной культуры – композитора Сергея Васильевича Рахманинова и певца Федора Ивановича Шаляпина.



Вот интересно, , что они оба родились в один год,  но и при этом еще и дружили при жизни, общались между собой, занимались совместным творчеством. По свидетельству вдовы Ф. И . Шаляпина певец буквально преклонялся перед композитором, от которого получил много полезных наставлений в создании сценических образов и исполнении различных вокальных партий.



На выставке есть пластинки, книги, фотографии, журнальные публикации о жизни композитора и певца, об их совместном творчестве и дружбе.



 Рахманинов  гениальный композитор, пианист и великий  дирижер. Та же  характеристика творчества Шаляпина  как  певца, артиста, чтеца и режиссера.



Дружба этих двух  людей  началась в Частной опере русского промышленника и мецената Саввы Мамонтова. Здесь солист Шаляпин разучивал оперные партии под руководством дирижёра Рахманинова, что сыграло решающую роль в творческом росте артиста. Сергей Васильевич наставлял певца в постижении русской классической оперы, помогал при создании сценических образов. Шаляпин преклонялся перед Рахманиновым. При виде своего наставника внешне и внутренне подтягивался, ибо верил ему безоговорочно: «что Серёжа скажет — то закон». Иола Торнаги — жена Шаляпина — говорила, что Сергей Васильевич был единственным человеком, кого боялся Фёдор Иванович



Мои фото можно увидеть тут



https://astv.ru/club/blog/kulturnoe-prostranstvo/r5Z3NJnVF0KwDrngP-sl5A

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

великий - и неоднозначный

Понедельник, 05 Декабря 2017 г. 02:23 (ссылка)

https://nashenasledie.livejournal.com/4658952.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

небольшая заметка 1933 года как повод вспомнить величайших советских музыкантов и педагогов

Воскресенье, 03 Декабря 2017 г. 13:30 (ссылка)

________________

обратите внимание: концерты начинались в 20.30

Цейтлин Лев Моисеевич - скрипач, педагог
Аптекарев Игорь Николаевич - пианист
Мария Израилевна Гринберг в представлении не нуждается
Гроссман Эммануил Иосифович - пианист, педагог, ученик Нейгауза... рано ушёл, в 41 год!
не Г. Гутман, а Теодор Давыдович Гутман - также ученик Нейгауза, превосходный пианист, педагог, чудесный человек
Александр Львович Иохилес - ученик Игумнова с феноменальной памятью.. Долгое время он преподавал в Московской консерватории; затем был профессором Тбилисской консерватории (1946-1952) и, наконец, с 1952 года вел фортепианный класс в Институте имени Гнесиных.
Калиновский Соломон Иосифович - скрипач, педагог, ученик Ямпольского.
Самуил Исаакович Фурер - ученик Петра Соломоновича Столярского, в 15-летнем возрасте стал учеником Льва Цейтлина
Святослав Николаевич Кнушевицкий - и этим всё сказано.
Александр Иванович Орлов - русский советский дирижёр. Первый руководитель Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио. Его ученик - Натан Григорьевич Рахлин.
***
Музыкальная жизнь Москвы в тридцатые годы была очень интересной и разнообразной. Хотя своих исполнителей тогда было меньше, это компенсировалось частыми концертами крупных иностранных гастролеров. Некоторые из них побывали в разных городах Союза. Крупнейший европейский дирижер Оскар Фрид был первым из тех, кто приехал в СССР после революции. Его принимал Ленин. В 1934 году он остался жить в Москве. Отто Клемперер в своих мемуарах назвал его "гениальнейшим дирижером". Умер Фрид перед войной, кажется, в Тбилиси.

Приезжали и другие: Бруно Вальтер, Эрих Клемперер, Клейбер, Лео Блех. В Ленинграде работал известный дирижер Фриц Штидри. В Харькове — Пауль Клецки. В Москве с 1930 года оркестром радио руководил Георг Себастьян. О Фриде я уже говорил. Оркестр Московской филармонии возглавлял Эйген Сенкар, а концертмейстером первых скрипок был приглашенный им австриец Бронислав Мигман, уникальный оркестрант. Высоченный, плотный, скрипка в его руках казалась игрушкой. В итоге три дирижера высшего класса являлись стержнем концертной жизни Москвы. Георг Себастьян проявлял внимание к молодым советским солистам. Именно с ним Тихон Хренников исполнил впервые свой Фортепианный концерт летом 1935 года на эстраде парка имени Горького.
читать
* * *

И вот настал майский день 1933 года, возвестивший приход, вернее сказать, вторжение в историю исполнительства и, шире, в историю музыки, нового великого имени. Ни до, ни после не было равного события — так никто не "возникал" — пожалуй, только Клиберн, не удержавшийся, однако, на "заявленной" высоте. Одно-единственное выступление сразу же вознесло Гилельса на вершины мирового пианизма. Но этим не исчерпывается значение того, что произошло на конкурсе: его результат вышел далеко за рамки одной конкурсной победы.

А пока окунемся в атмосферу того конкурсного дня. Очевидцы оставили целый свод подробных описаний, сделанных годы, а то и десятилетия спустя, — собранные вместе, они рисуют картину как бы с разных ракурсов, и каждая деталь драгоценна.

Даю возможность читателю присутствовать в зале.


Павел Коган: "В первом туре Эмиль Гилельс выступил после большой группы довольно сильных пианистов. Публика не была подготовлена к его выступлению, мало кто знал его, никто не слышал о нем ничего такого, что могло бы привлечь к нему повышенный интерес. Поэтому незадолго до его выхода зал выглядел так, как обычно бывает в антрактах между отделениями концерта. Слушатели лениво и рассеянно расхаживали по рядам, вяло обменивались друг с другом впечатлениями, зевали, толпились в проходах, курили в фойе. В зале было душно, пахло табаком. Время подходило к вечеру. Музыки было прослушано много, на лицах слушателей и членов конкурсной комиссии было заметно выражение усталости, чувствовалось желание продлить как можно дольше антракт.
Но когда Эмиль Гилельс с лицом испуганного ребенка вышел, точнее, выбежал на эстраду и сразу, без всякого приготовления „вцепился“ в клавиши и начал извлекать из рояля звуки, все от неожиданности притихли, застыли на своих местах. С первой же ноты, не давая никому ни на одно мгновение ослабить внимание, Эмиль Гилельс вел за собой весь зал, увлекая каждого с такой силой убеждения, какой владеют избранные артисты — артисты „божьей милостью“. В каком-то музыкальном припадке публика тряслась от рукоплесканий и оваций, как только Гилельс оканчивал следующее по программе произведение. Но это было далеко не все. Фантазией Листа на темы из „Свадьбы Фигаро“ Моцарта завершал Гилельс свое выступление. Это была неповторимая картина, где музыка, песни и танец слились в одном чувстве торжествующей поэзии и виртуозного упоения.
Не берусь словами передать успех Гилельса… Все — и слушатели, и судьи — объединились в единодушном порыве восхищения и восторга. Успех выражался настолько бурно, что Гилельс сначала, недоумевая, долго и пристально всматривался в публику, потом привстал, неловко кивнул головой и поспешно, торопливыми шагами направился к выходу. В стенах этого зала, на моей памяти, не случалось ничего подобного. Гилельс вырвался вперед, перемахнув „одним духом“ все возможные степени конкурсных наград… Фактически уже после первого тура он сделался единственным претендентом на первый приз, как утес возвышаясь над всеми остальными конкурентами".

Мария Гринберг: "Хорошо помню, как он [Гилельс] играл Парафразу Листа на темы из „Свадьбы Фигаро“ Моцарта и как при последней кульминации весь зал встал…"
Дмитрий Кабалевский: "Я уверен — тот, кому посчастливилось тогда быть среди любителей музыки, заполнивших зал Московской консерватории, на всю жизнь сохранил воспоминание об этом дне как одно из ярчайших впечатлений музыкальной жизни тех лет. Жюри было освобождено от необходимости обсуждать вопрос, кому присудить первую премию; после выступления Эмиля Гилельса этот „вопрос“ перестал быть „вопросом“".

Григорий Коган: "Присутствовавшим на конкурсе памятно появление на эстраде зала консерватории незнакомого юноши, невысокого, малоэлегантного, но крепко скроенного, с упрямо умятой огненной шевелюрой. Его исполнение листовской Фантазии „Женитьба Фигаро“ (на темы оперы Моцарта) превратилось в художественное событие. Равномерно, из такта в такт, нарастала ликующая динамика виртуозного празднества, спокойно подминая сходу все прогрессирующие технические трудности, пока не покатилась, как грозная и радостная лавина, на выбитых из состояния равновесия, ошеломленных и восхищенных слушателей. К концу исполнения в зале оставался только один человек, владевший собой: это был сам исполнитель. Первая премия определилась сразу, без колебаний; ее присуждение ввело в историю пианизма имя Эмиля Гилельса".

Арнольд Альшванг: "В переполненном до отказа Большом зале Московской консерватории царило всеобщее волнение. После исполненной Гилельсом Фантазии на тему „Свадьба Фигаро“ Моцарта-Листа весь зал встал… Глядя на этот жужжащий, жестикулирующий людской рой, можно было сразу и безошибочно определить, что произошло большое, радостное событие. Юноша стоял лицом к публике и раскланивался так же спокойно, как он за минуту до этого сидел за роялем и извлекал из него непостижимые звучания. Вообще самым замечательным свойством внешнего поведения виртуоза является его полная невозмутимость. Это не наигранное спокойствие, а естественное состояние, диктуемое физическим и психическим здоровьем и огромным эстрадным талантом".

Лидия Фихтенгольц: "Никто его, конечно, не знал — какой-то мальчик… А в конкурсе участвовали и Иохелес, и Гринберг, и Аптекарев, и Гутман, и многие другие — те, кто потом стали (и уже были. — Г. Г.) концертирующими пианистами. Они были старше, и то, что мальчишка получил Первую премию, опередив этих уже определившихся музыкантов (притом, замечательных музыкантов), действительно было просто фантастически!

Я хорошо помню его выступление — как он очень быстро, деловито вышел, в каком-то сюртучке… Он тогда был очень-очень рыжим — потом потемнел. И особенно хорошо я помню, как жюри аплодировало ему стоя… Его появление — это был настоящий взрыв!"

Лев Баренбойм: "Малый зал Московской консерватории. Вторая половина одного из последних дней конкурса. Большая часть тех, кого музыкальная Москва знала и прочила в призеры, свою программу отыграла. Казалось, что лучшее из лучшего уже позади. Даже завсегдатаи конкурса, утомленные однообразием фортепианной музыки, звучавшей не только в артистическом, но и в ученическом исполнении, покидали зал. Он заметно пустел, и повсюду зияли прогалины… На эстраду быстро, несколько смущенно, но отнюдь не робко, вышел коренастый, небольшого роста, совсем молоденький юноша с золотисто-рыжей шевелюрой. Во всем облике, в плотно сжатых губах и устремленном куда-то далеко вперед взгляде — внутренняя собранность, сосредоточенность, готовность к действию, легкость движений и никакой — так, во всяком случае, казалось — тревоги и опасливости. Уже сама внешность его была незаурядной, выделялась среди других и привлекала к себе внимание. Сразу же, не дав опомниться и успокоиться, он начал играть; начал с Фуги Баха-Годовского из скрипичной Сонаты g-moll, и — хорошо это помню — с первых же тактов повел за собой зал. О нет! Дело было не только в великолепном пианизме, сокрушающей виртуозности, выразительнейшей темпоритмической устойчивости, но, главным образом, в другом: в непривычном для аудитории завораживающем характере игры — всепобеждающей волевой активности, жизнерадостном полнокровии, обузданной страстности, ясности мысли, прямом „ораторском“ воздействии на аудиторию и (об этом — может быть, главном! — мало писалось и говорилось в прессе) живом и образном мелодическом интонировании не только медленной, но и быстрой музыки. В зале воцарилось полнейшее безмолвие, воцарилась торжественная чуткая тишина ожидания. Играл Гилельс на первом туре, кроме Фуги Баха-Годовского, пьесы Рамо, Вариации и фугу Брамса на тему Генделя и Фантазию на темы моцартовской „Свадьбы Фигаро“ Листа-Бузони. С каждым произведением сила воздействия возрастала с неимоверной быстротой. Зал в безудержном возбуждении и в порыве восхищения неистовствовал, особенно после последней пьесы.
Ошеломление и потрясение от игры как бы тут же, при нас, повзрослевшего отрока, по-своему исполнившего хорошо известную нам музыку, — таков был тогда наш, людей разных возрастов, общий душевный отклик… Игру Гилельса можно было охарактеризовать и по-другому: оглушающая и осеняющая неожиданность, порабощавшая своей силой и прекрасная смелым, тогда еще, конечно, нами неосознанным пренебрежением к привычной красоте".

Яков Флиер: "Память сохранила не так уж много художественных впечатлений, яркость которых не тускнеет в течение всей сознательной жизни. Одно из них — выступление Эмиля Гилельса на Первом Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей весной 1933 года, сильнейший „стресс“ моей молодости. Прошло более сорока лет. Многие незаурядные исполнения давно уже стерлись в памяти. Впечатления же от игры Гилельса будто отчеканились в сознании: не по годам зрелый и углубленный Брамс (Вариации на тему Генделя), волевая, ритмически упругая g-moll’ная Фуга Баха-Годовского, изящная, изысканная Токката Равеля и, наконец, неповторимая, феерическая Фантазия Листа на темы „Свадьбы Фигаро“ Моцарта…

Я абсолютно убежден, что уже в шестнадцать лет Гилельс был пианистом мирового класса… С той поры я слышал десятки уникальных виртуозов. Почти на каждом международном конкурсе появляются этакие суперспортсмены, преодолевающие с удивительной легкостью трансцендентальные технические трудности. Но назовите мне тех, кто по-настоящему захватывал Вас своей игрой, кто добился подлинных исполнительских высот. Искусство Гилельса уже в молодости являло собой редчайший сплав художественного интеллекта, творческого воображения, природного пианизма, отличного чувства формы и стиля. Словом, всего, чем обладают редкие музыканты, добившиеся высочайших вершин в искусстве".

Вполне можно остановиться. Теперь, с разрешения читателя, — и собственные "показания".

Г. С. Домбаев, бывший ректор Горьковской консерватории, профессор Гнесинского института, в разговоре со мной, когда речь зашла о Гилельсе, неожиданно вспомнил конкурс — он был членом жюри: "Вы себе не представляете… это звучание… эти шелестящие терции…", — вдруг его глаза увлажнились, и он на мгновение даже отвернулся… А со времени конкурса прошло сорок пять лет!

И еще поведал мне Домбаев закулисную тайну: в преддверии конкурса все уже было решено — кто получит, вернее, кому дадут первое место. Открываю секрет: "задуман" был Игорь Аптекарев, очень одаренный пианист (из-за болезни практически переставший играть), — А. Б. Гольденвейзер отмечал у него "отличные пианистические данные". Но… менее чем за час все планы были опрокинуты. Даю слово самому Домбаеву; в его неизданных воспоминаниях содержатся интереснейшие подробности.
"Прослушивание уже близилось к концу, определился высокий уровень пианистов и даже наметился лидер. Но вечером одного из самых последних дней объявили выступление совершенно неизвестного пианиста. На эстраду вышел небольшого роста сосредоточенный, серьезный юноша, поклонился слушателям и быстро сел за рояль.
За столом жюри я сидел рядом с М. М. Ипполитовым-Ивановым. При выходе на эстраду этого пианиста Михаил Михайлович наклонился ко мне и тихо сказал: „Ну, за что же мы, несчастные, должны долго слушать этого мальчугана?“

Когда „мальчуган“ заиграл, можно было подумать, что рояль, все дни стоявший на эстраде, заменили другим, значительно лучшим инструментом — так прекрасно зазвучала музыка под пальцами юноши. Своим магнетизмом юный пианист заворожил весь зал… когда же он сыграл завершавшую программу Фантазию Листа на темы из оперы Моцарта „Свадьба Фигаро“, стало ясно, что перед нами безоговорочно лучший из пианистов и единственный лидер фортепианного конкурса. (Надо было видеть, как добродушно смеялся М. М. Ипполитов-Иванов, над своим неудачным „прогнозом“!) По окончании программы не только переполнившие зал слушатели, но, вопреки предварительному уговору, все члены жюри стоя (!) дружно и долго аплодировали юному пианисту. Этот юноша, не достигший и семнадцати лет, был Эмиль Гилельс!
Так триумфально вошел в большую музыку совсем юный пианист, чтобы затем пожизненно занять положение одного из самых лучших пианистов мира. Примечательно, что, несмотря на этот триумф, обсуждение выступления Эмиля Гилельса на заседании жюри не обошлось без курьеза.

Все выступавшие члены жюри говорили, что Гилельс безусловно лучший пианист среди участников конкурса, но некоторые добавляли к этому, что пианист очень мал, а потому не может быть отмечен премией, а что его надо поощрить наряду с группой талантливых детей (от 8 до 14 лет), которые в те же дни публично выступали, но вне конкурса. Признавая этот вопрос не художественным, а правовым, один из членов жюри заявил, что в условиях конкурса не были указаны возрастные границы участников, что заявление Гилельса об участии в конкурсе было принято, что он был допущен к конкурсу, наконец, выступил и сыграл всю конкурсную программу, а потому должен быть обсужден наряду со всеми участниками конкурса и получить то, чего заслуживает. После этого убедительного заявления обсуждение закончилось единодушным присуждением Эмилю Гилельсу единственной первой премии".

Наконец, еще одну, последнюю, "версию" — сколько их было! — беру из книги Хентовой: "К самому концу первого тура, вечером, когда оживление [слушателей] стало спадать, у консерватории появился коренастый хмурый юноша и скромно одетая женщина лет тридцати.
Женщину узнавали. С ней здоровались. Она останавливалась, отвечая на какие-то вопросы.

Юношу никто не замечал. Он стоял в стороне у подъезда, исподлобья оглядывая шумную толпу. Ему было зябко в потертом коротком пальто. Черный бант, неумело завязанный тугим узлом, сдавливал шею.

Он очень волновался, но внешне был совершенно спокоен.
Выступления заканчивались. Устало жюри. Устала публика. Впечатления притуплялись. Хорошее уже не волновало, плохое не возмущало.
Появление на эстраде юноши прошло незамеченным.

Он деловито подошел к роялю, поднял руки, помедлил и, упрямо сжав губы, заиграл.

В зале насторожились. Стало так тихо, что, казалось, люди застыли в неподвижности. Взгляды устремились на эстраду. А оттуда шел могучий ток, захватывая слушателей и заставляя их подчиняться исполнителю. Напряжение нарастало. Устоять перед этой силой было невозможно, и после финальных звуков „Свадьбы Фигаро“ все ринулись к эстраде. Правила были нарушены. Аплодировали слушатели. Аплодировало жюри. Незнакомые люди делились друг с другом своим восторгом. У многих на глазах показались слезы радости.
И только один человек стоял невозмутимо и спокойно, хотя все волновало его, — это был сам исполнитель.
Так страна узнала Гилельса.
Ему было тогда шестнадцать лет".

Узнала не только страна: имя Гилельса прочел Рахманинов, — его близкий друг Владимир Робертович Вильшау, рассказывая в письме о музыкальной жизни Москвы, написал ему (сам Вильшау на конкурсе не был): "Выделился хорошо организованный конкурс молодежи, где было очень много хорошего, особенно отличился юноша по ф-п по фамилии Гилельс".

Чем же так потряс и ошеломил Гилельс слушателей? Не давая здесь общую характеристику его игры, отмечу, что в глазах большинства критиков первейшее достоинство Гилельса — техника. Это не так. Избалованную московскую публику удивить техникой было невозможно: совсем еще недавно она была завоевана "чемпионами" пианизма — такими, как Горовиц, Цекки, Аррау… Нет, Гилельс оставил неизгладимое впечатление потому, что был, прежде всего, личностью в музыке — ярко очерченной, не похожей ни на кого другого. С удивительной проницательностью "разгадал" Гилельса американский музыковед Герберт Пайзер. В 1939 году, в заметке, посланной в газету "Нью-Йорк таймс" из Вены, где Гилельс только что выступил на конкурсе, он писал: "Я не принадлежу к тем, кто приписывает огромный дар Гилельса технике. В игре юного Гилельса нет ни излишней техники, ни чего-либо показного. Его чрезвычайно серьезный подход исключает это".
Такого профессионализма не хватает, к сожалению, многим пишущим. Здесь же критик предсказывал: "Запомните это имя… оно будет потрясать континенты".
Но вернемся в Москву. Имя победителя было у всех на устах. Газеты и журналы наперебой публиковали материалы о конкурсе; казалось, общество только музыкой и занято. Конкурсу был придан государственный статус. Почему так? Потому ли, что в стране шли процессы — взять хотя бы голод 33-го года, — от которых надо было отвести глаза? Или же нужно было продемонстрировать заботу и внимание, которыми окружает советская власть культуру и искусство? А может быть — и то и другое. Но как бы то ни было, конкурс действительно стал выдающимся событием.

На заключительный концерт лауреатов прибыло все правительство во главе со Сталиным.

Откроем книгу Е. Громова "Сталин. Власть и искусство". Автор, ссылаясь на мемуары министра иностранных дел СССР А. А. Громыко, пишет: "Сталин с увлечением слушал классическую музыку, когда за рояль садился великий пианист Эмиль Гилельс. Ему вождь оказал поддержку в самом начале его блистательной карьеры".
Дальше особенно интересно: "Гилельса мало знали в Москве до его победы на Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей в 1933 году. На заключительном концерте этого конкурса присутствовал генсек". И Громов цитирует журнал "Театр" за декабрь 1939 года: "Он [Сталин] аплодировал шестнадцатилетнему Эмилю Гилельсу после того, как пианист блестяще сыграл „Фигаро“ Моцарта-Листа. Иосиф Виссарионович пригласил Эмиля Гилельса к себе в ложу, расспрашивал о его жизни и об учебе. Вскоре Эмиль переехал в Москву. Его окружили вниманием и заботой".

Какой сюжет! Мальчик, никому не известный еще считанные дни назад, разговаривает теперь со Сталиным!
Не удивительно: такое событие породило разнообразный фольклор, трактующий произошедшее с некоторыми отклонениями в деталях, наподобие несовпадений в рассказах о звонке Сталина Пастернаку или Булгакову.

Могу "расшифровать" эту беседу. Поздравив Гилельса с победой, Сталин "выразил уверенность", что теперь Гилельс будет жить в Москве, в столице, и ему будут созданы все условия для жизни и работы. "Нет, — ответил Гилельс (это Сталину-то — узнаете почерк?!), — я поеду в Одессу — кончать консерваторию". Неожиданно Сталин проявил "полное удовлетворение", оценив смелость и "самостоятельность".

Теперь вариант Л. Маркеловой (дочери П. П. Когана): "…В тот вечер, или, точнее сказать, в ту ночь, ибо уже было около двенадцати, Эмиль неожиданно появился на пороге нашего дома. Он был явно взволнован и видно было, что ему необходимо „исповедаться“.
Отказавшись от ужина, только проглотив стакан чаю, он, в лицах (помните, читатель, его способности? — Г. Г.), передал нам содержание удивительной встречи. Вот вкратце ее описание.

— Когда я кончил играть, — рассказывал Эмиль, поглядывая, какое впечатление производят его слова, — меня пригласили в ложу к товарищу Сталину. Там были и другие члены правительства. Мне предложили сесть, и я отказался: как-то неудобно — спиной к товарищу Сталину. А он стал задавать мне вопросы, и мне приходилось отвечать через плечо. Первое, что он сказал:
— Ты что, сразу собираешься уезжать в Одессу?
— Да, — сказал я.
— А если мы попросим тебя немного задержаться, побывать у нас в Кремле?
— Хорошо, — ответил я.
Сталин рассмеялся и произнес:
— Ну, тогда до скорой встречи!
А потом, словно про себя, тихо добавил вслед:
— „Рыжее золото“!
На этом месте Эмиль смутился и, взглянув на часы, быстро распрощался. А я приплюсую сюда миниатюрную новеллу, в качестве диссонанса в торжественную минуту. Приехав в Москву на конкурс, Эмиль с матерью, Эсфирь Самойловной, остановился в доме своей сводной сестры на Красной Пресне. Так вот в ту памятную ночь, после триумфа и беседы со Сталиным, Эмиль шел пешком от нас — с Разгуляя на Красную Пресню. Не было денег на такси. Об этом, понятно, никто не догадывался, а юноша стеснялся сказать. Сознался лишь много времени спустя".
полностью здесь

* * *
тот самый Фигаро! 16-летнего Гилельса


и немного другая хроника - после конкурса в Брюсселе.. КАК встречали!!!!



https://nashenasledie.livejournal.com/4657696.html

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

превосходный зал ДК завода Каучук, ныне уничтоженные, знавал и такие концерты

Четверг, 23 Ноября 2017 г. 08:38 (ссылка)


краткая справка о незаслуженно забытом замечательном дирижёре
Георг Себастьян
Georges Sébastian (17.08.1903 - 12.04.1989)
Французский дирижёр венгерского происхождения. Многие любители музыки старших поколений хорошо помнят Георга Себастьяна по его выступлениям в СССР в тридцатых годах. В течение шести лет (1931—1937) он работал в нашей стране, дирижировал оркестром Всесоюзного радио, давал множество концертов, ставил оперы в концертном исполнении. Москвичам запомнились под его управлением "Фиделио", "Дон-Жуан", "Волшебная флейта", "Похищение из сераля", "Свадьба Фигаро", на артистическом счету дирижера — исполнение многих произведений советской музыки, в том числе премьеры Первой симфонии молодого Т. Хренникова и Первой сюиты "Ромео и Джульетта" С. Прокофьева.Пар
В ту пору Себастьян покорял увлеченностью, передававшейся музыкантам, пылким динамизмом, наэлектризованностью своих интерпретаций, вдохновенным порывом. Это были годы, когда артистический почерк музыканта только формировался, хотя позади у него были уже немалый период самостоятельной работы.
Себастьян родился в Будапеште и здесь же окончил в 1921 году Музыкальную академию как композитор и пианист; его наставниками были Б. Барток, 3. Кодаи, Л. Вейнер. Однако композиция не стала призванием музыканта, его увлекло дирижирование; он отправился в Мюнхен, где брал уроки у Бруно Вальтера, которого сам называет своим "великим учителем", и стал его ассистентом в оперном театре. Затем Себастьян побывал в Нью-Йорке, работал в "Метрополитен-опера" ассистентом дирижера, а вернувшись в Европу, встал за пульт оперного театра — сначала в Гамбурге (1924—1925), потом в Лейпциге (1925—1927) и, наконец, в Берлине (1927—1931). Затем дирижер отправился в Советскую Россию, где проработал шесть лет...

К концу тридцатых годов многочисленные гастроли уже принесли Себастьяну известность. В дальнейшем артист длительный период времени работает в США, причем в 1940—1945 годах возглавляет Пенсильванский симфонический оркестр. В 1946 году он вернулся в Европу и поселился в Париже, став одним из ведущих дирижеров театров "Гранд-Опера" и "Опера комик". Себастьян по-прежнему много гастролирует, выступая почти во всех музыкальных центрах континента. В послевоенные годы за ним укрепилась слава блестящего интерпретатора творчества романтиков, а также французской оперной и симфонической музыки. Значительное место в его деятельности занимает исполнение произведений русской музыки, как симфонической, так и оперной. В Париже под его управлением ставились "Евгений Онегин", "Пиковая дама" и другие русские оперы. Вместе с тем репертуарный диапазон дирижера очень широк и охватывает огромное число крупных симфонических произведений, главным образом композиторов XIX века.

В начале шестидесятых годов гастрольные пути вновь привели Себастьяна в СССР. Дирижер с большим успехом выступал в Москве и других городах. В работе с оркестром ему помогало знание русского языка. "Мы узнали былого Себастьяна, — писал критик,— талантливого, влюбленного в музыку, пылкого, темпераментного, моментами до полного самозабвения, и наряду с этим (отчасти же именно по этой причине) — неуравновешенного и нервного". Рецензенты отмечали, что искусство Себастьяна, не утеряв своей свежести, стало с годами глубже и совершеннее, и это позволило ему завоевать в нашей стране новых почитателей.



Maria Callas Recital - Live in Paris 19-12-1958

Bellini - Norma
Verdi - IL Trovatore
Rossini - IL Barbiere Di Siviglia
Puccini - Tosca

Orchestra and Chorus Theatre National de l' Opera de Paris
Conductor: Georges Sebastian



19 апреля 1937 г. Мандельштам из Воронежа написал жене письмо в Москву, в котором сообщал о проведенном накануне дне:
"Вчера мы с мамой пошли в Дом Красной Армии. Я омолодился там в роскошной парикмахерской за 2 р. 50 к. Концерт оказался бесплатным, по особым пропускам. Я взял два: себе и маме. Но пришла Наташа – и ей не дали пропуска. И мама ушла домой (уступив свой Наташе) очень неохотно: так ей понравился Дом Красной Армии. Себастьян плясал как сириец, нубиец и фригиец плюс еврей. А играли очень хорошо".

Долгое время комментаторы писем не догадывались, кто такой Себастьян? Имеет ли отношение к концерту? Ответ был получен нами после обращения к воронежской газете.
Георг Себастьян – знаменитый дирижер. Родился в Будапеште в 1903-м, умер во Франции в 1989 г. В 1921 г. он закончил Музыкальную академию в Будапеште, затем учился в Мюнхене у Бруно Вальтера. Работал в "Метрополитен-опера" в Нью-Йорке. Дирижировал в Германии (Лейпциг, Гамбург и Берлин). В 1931–1937 гг. руководил симфоническим оркестром Всесоюзного радиокомитета (Москва). Позднее – снова США и, наконец, Франция ("Гранд-опера" и "Опера комик", Париж). Эти данные можно получить, в частности, в Музыкальной энциклопедии36.

Для нас существенно, что в 1931–1937 гг. покинувший Западную Европу дирижер (одной из важнейших причин отъезда из Германии был для Себастьяна все более усиливавшийся в стране нацизм) работал в Все писавшие о Себастьяне отмечали его яркий темперамент: "В ту пору37 Себастьян покорял увлеченностью, передававшейся музыкантам, пылким динамизмом, наэлектризованностью своих интерпретаций, вдохновенным порывом. Это были годы, когда артистический почерк музыканта только формировался, хотя позади у него были (так в тексте. – Л. В.) немалый период самостоятельной работы".38 Таким горячим, ярким дирижером он оставался и позднее: "В начале шестидесятых гастрольные пути вновь привели Себастьяна в СССР. <…> “Мы узнали былого Себастьяна, - писал критик, - талантливого, влюбленного в музыку, пылкого, темпераментного, моментами до полного самозабвения и наряду с этим (отчасти же именно по этой причине) – неуравновешенного и нервного”. Рецензенты отмечали, что искусство Себастьяна, не утеряв своей свежести, стало с годами глубже и совершеннее".39

А вот свидетельство дирижера, лично знавшего Себастьяна и работавшего с ним:
"Властным жестом маэстро вызывал к жизни музыку, но именно она и подчиняла его себе. Исполнение под его управлением Моцарта, Бетховена, Шуберта, Чайковского, подкупало своей нетрадиционностью, оригинальностью их прочтения, и в то же время это были подлинные Моцарт, Бетховен, Шуберт, Чайковский…". "Темпераментом он, действительно, отличался необыкновенным. Во время исполнения Шестой симфонии Чайковского дирижер настолько загорелся, что при одном из энергичных взмахов руки у него лопнул рукав фрака…".40

18 апреля 1937 г. воронежская газета "Коммуна" сообщала:
"Концерты Георга Себастьян В Воронеж прибыл крупнейший европейский дирижер, художественный руководитель симфонического оркестра Всесоюзного радиокомитета Георг Себастьян. <…> В Воронеже под управлением Себастьяна состоятся два концерта симфонического оркестра – 18 апреля, днем, в Доме Красной Армии и 19-го – в Большом советском театре. В программе – симфония C-dur Шуберта, “Ромео и Джульетта” Чайковского и увертюра к опере “Сицилийская вечерня” Верди". 41

Итак, это экспрессивный Георг Себастьян "плясал как сириец, нубиец и фригиец плюс еврей", управляя 18 апреля 1937 г. воронежским оркестром.

41 Коммуна. 1937 № 89, 18 апр. С. 4 Заметка подписана: Слушатель. См. также в интернете:
http://СВИК-ТВ.РФ/den-v-istorii-30. На сайте верно указано, какой оркестр играл, но ошибочно утверждается,
что концерты проходили в один день, 19 апреля 1937 г.

из книги Л. М. Видгоф Вокруг поэта: Эмилий Миндлин, Николаус Бассехес, Георг Себастьянс. 183-184.


* * * * * *

ещё записи






https://nashenasledie.livejournal.com/4646583.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Russtudio

Жан-Батист Люлли

Четверг, 16 Ноября 2017 г. 15:43 (ссылка)


Французский композитор Жан-Батист Люлли, считающийся создателем французской оперы, умер от своей «дирижерской палочки». В XVII веке для дирижирования использовали прогулочные трости, которыми отстукивали ритм по полу. Однажды, дирижируя своим оркестром, Жан-Батист сильно ударил тростью себя по ноге, и несущественная рана привела к заражению крови и скорой смерти композитора.

 


fmt_89_24_foto11 (553x700, 38Kb)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
pmos_nmos

Дирижер всего Голливуда

Четверг, 31 Августа 2017 г. 14:05 (ссылка)




Он написал музыку к «Гражданину Кейну», «Психо», «Таксисту» и десяткам других легендарных фильмов. Его обожали Мартин Скорсезе и Франсуа Трюффо, им вдохновлялись Beatles и Квентин Тарантино, а Альфред Хичкок так вообще боготворил за умение «выжимать из скрипок тревожность». Не побоявшись сменить классический оркестр на Голливуд, композитор Бернард Херрманн навсегда избежал забвения.




Он считал музыку «очень личной и эмоциональной формой самовыражения», зачислял себя в ряды неоромантиков и признавался, что черпает вдохновение из поэзии, искусства и природы. Но в истории кинематографа он остался мастером драматургического повествования – его музыка буквально выворачивала и терзала душу в клочья. Порой для создания такой музыки ему был нужен целый оркестр, а иногда хватало и нескольких струнных. Великий режиссер Альфред Хичкок, использовавший его музыку в своих фильмах, даже придумал специальную «теорию струн», которая гласит: хочешь больше саспенса (тревожности) – используй скрипки.



Альфред Хичкок до сих пор считается классиком использования саспенса в кинематографе, но музыку, ставшую символом этого жанра, писал именно Бернард Херрманн. Это он умел звуками создавать атмосферу напряжённого ожидания. И как признавался Хичкок, именно музыка Херрманна превращала любое убийство в произведение искусства. Херрманн даже появился в одном из фильмов Хичкока в роли самого себя. В картине «Человек, который слишком много знал» он дирижировал оркестром в крупнейшем концертном зале Лондона – Королевском Альберт-холле, куда по сюжету приезжали главные герои фильма.



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ФИЛИНТЕЛЛЕКТ

Леонард Бернстайн. По следам Шекспира. Вестсайдская история

Четверг, 03 Августа 2017 г. 12:04 (ссылка)

К сожжжалению мой и без того хромающий на одну ногу комментарий к постановке великого американского мюзикла «Вестсайдская история» обречен хромать и на другую ногу – я не могу втиснуть в канву повествования музыку к мюзиклу и в том числе и потому, что наша Дума когда-то приняла закон, запрещающий копировать и распространять в своих сайтах популярную и просто нравящуюся отдельным людям музыку. Как результат это убило российскую эстрадную музыку и желание некоторых меломанов передавать другим найденные Бог знает где в эфире великие произведения музыкального искусства.
1200x630bb (315x315, 52Kb)
Dmitry Shvarts (http://www.liveinternet.ru/users/2496320/post212641545)
Популярный бродвейский спектакль уже давно признан одним из этапных и новаторских в жанре киномюзикла. В нем довольно свободно и в соответствии с законами музыкально-танцевальной драматургии переосмыслен сюжет «Ромео и Джульетты», который помещён в контекст Нью-Йорка начала 60-х годов, где соперничают группировки белой и латиноамериканской молодёжи. «Вестсайдская история» получила огромное количество «Оскаров» (десять по обычным номинациям, включая основные — за фильм и режиссуру, и ещё специальная премия Киноакадемии за редкостный хореографический талант Роббинса) и имела большой успех в прокате США, в семь с лишним раз превзойдя свой бюджет. И она до сих пор входит в сотню самых кассовых картин за всю историю американского кино.
Интересно, что по первоначальной задумке современными «Монтекками» и «Капулетти» должны были стать евреи и католики, однако, Джером Роббинс (режиссер) и Леонард Бернстайн (композитор) решили, что эти распри утратили свою актуальность и переключили внимание на уличные банды.
135957811_4 (700x259, 84Kb)
Премьера мюзикла прошла с большим успехом и была хорошо встречена критиками и публикой. Сейчас этот спектакль входит в первую тройку лучших мюзиклов всех времен. Это заслуга не только легендарного произведения У. Шекспира, но и гениальной музыки Л. Бернстайна.
Обновленная версия мюзикла появилась в 2009 году, и именно она смогла завоевать премию «Тони» в номинации на лучшую женскую роль второго плана. В этой постановке звучат новые песни — частично переведенные на испанский язык. Популярный певец Элвис Пресли очень хотел принять участие в съемках кино-мюзикла «Вестайдсткая история». Однако его продюсер посчитал, что это займет слишком много времени и не разрешил сниматься.
depositphotos_47214017-Leonard-Bernstein (700x232, 72Kb)
Без музыки Леонарда Бернстайна не было бы «Вестсайдской истории». Тема витала в воздухе, сюжет по-разному обговаривался и переписывался – подобного рода музыкальная пьеса могла появиться в другом варианте. Но появилась в лучшем – и мир обогатился на музыку-праздник в пьесе-трагедии.
https://biography.wikireading.ru/171373
Кажется, в музыке Леонард Бернстайн мог и умел все. Дирижировать? Оркестры по мановению его волшебной палочки играли, как никогда. Сочинять классическую музыку? Симфонию, оперу — только скажите, и он сделает. Выдавать сногсшибательные хиты? Подвиньтесь, Коул Портер, освободите местечко для «Вестсайдской истории».
На самом деле единственное, чего не умел Бернстайн, так это держать себя в руках. Такой мощный талант, такая крупная личность, столько энергии — и так мало самодисциплины, чтобы управляться со своим добром с хозяйской рачительностью. Самуил Бернстайн прибыл в Америку в 1908 году в возрасте шестнадцати лет, бежав от нищеты и преследований на Украине.
Ленни окончил престижную Латинскую школу в Бостоне и поступил в Гарвард. Его музыкальные способности изумляли и друзей, и профессоров; он мог сыграть с листа что угодно, а теория музыки, казалось, была ему ведома от рождения. Леонард с легкостью сочинял в любом жанре, от песен до симфонических увертюр.
Leonard-Bernstein-Conductor 2001 3521 (148x228, 11Kb)
Бернстайн поступил в Кёртисовский институт музыки в Филадельфии, где дирижирование ему преподавал Фриц Райнер. Райнер требовал от студентов выучивать каждую ноту в партитуре, прежде чем браться за дирижерскую палочку. Когда на занятиях включали проигрыватель, Райнер внезапно приподнимал иглу и спрашивал: «Какую ноту сейчас исполняет второй кларнет?» Бернстайн знал, как отвечать на подобные вопросы, — он был единственным студентом, которому Райнер за долгие годы преподавания поставил «отлично».
Разразилась Вторая мировая война, но по причине астмы Бернстайн был признан негодным к военной службе. В 1943 году Артур Родзинский, незадолго до того возглавивший Нью-йоркский филармонический оркестр, пригласил Бернстайна на должность помощника дирижера.
НЙ симф оркестр (700x482, 87Kb)
Сочинял Бернстайн всегда в свободное от основной работы время. Бернстайна и Роббинса давно увлекала идея создать современный вариант «Ромео и Джульетты», и в 1955 году дело сдвинулось с места; Артур Лорентс написал либретто, а молодой Стивен Сондхайм — тексты песен. Музыка Бернстайна изобиловала новаторскими трансформациями и адаптациями как традиционного стиля, так и модернизма. Главная тема Пятого концерта Бетховена («Император») преобразовалась в песню о любви «Где-то там», а песня «Круто» содержит двенадцатитоновые серии Шёнберга в виде фуги, написанной в стиле бибоп. После премьеры «Вестсайдской истории» 26 сентября 1957 года ее сыграли на бродвейской сцене еще 732 раза.
Благодаря «Вестсайдской истории» известность Бернстайна достигла немыслимых высот. И сразу после сногсшибательной премьеры мюзикла Бернстайн получил предложение, которого он так долго ждал: пост главного дирижера Нью-йоркского филармонического оркестра. «Месса», написанная в 1971 году по заказу Жаклин Кеннеди Онассис и приуроченная к открытию Оперного театра в вашингтонском Центре Кеннеди, была антивоенной, антиправительственной (президентом США тогда был Ричард Никсон), анти-церковной и в целом, по словам самого Бернстайна, этаким «Да пошли вы все на…!», обращенным к обществу
Бернстайн оставался самым популярным композитором в мире. 25 декабря 1989 года именно он дирижировал Девятой симфонией Бетховена на торжествах по поводу падения Берлинской стены; это празднество напрямую транслировалось из Восточной Германии в двадцать с лишним стран с аудиторией в 100 миллионов человек.
image_nozoom (700x268, 97Kb)
Бернстайн дважды записывал полные циклы симфоний Бетховена (для Sony и Deutsche Grammophon), участвовал в записи цикла фортепианных концертов Бетховена с Кристианом Циммерманом. Бернстайн — единственный дирижёр, дважды осуществивший запись полного цикла симфоний Густава Малера (тоже для Sony и Deutsche Grammophon). Записал также полный цикл симфоний П. И. Чайковского, сочинения американских композиторов XX века (в том числе, свои собственные), произведения Карла Нильсена, Дариюса Мийо. Из музыки добетховенского времени выделяются записи произведений Йозефа Гайдна. В апреле 1962 года исполнял Концерт для фортепиано № 1 Брамса вместе с Гленном Гульдом.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ada_Peters

Никита Богословский - советский и российский композитор, дирижер, Народный артист СССР

Понедельник, 22 Мая 2017 г. 05:23 (ссылка)




Никита Богословский

советский и российский композитор,
дирижер, Народный артист СССР

22 мая 1913 — 4 апреля 2004
104 года назад     13 лет назад


Никита Владимирович Богословский родился 22 мая 1913 года в Санкт-Петербурге. Талант его был замечен с самого детства.

Еще школьником брал уроки у классика русской музыки Александра Глазунова (1926–1928). Первым его сочинением был вальс, написанный им в 8-летнем возрасте и посвященный дню рождения дочери Леонида Утесова.
Читать далее...
Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<дирижер - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda