Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 9144 сообщений
Cообщения с меткой

геи - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
opetrov

Тоталитарный британский режим притесняет российских геев (Руслан Осташко)

Пятница, 15 Сентября 2018 г. 02:28 (ссылка)
infopolk.ru/1/200/watch?v=R...b63e01cc03

Тоталитарный британский режим притесняет российских геев (Руслан Осташко)


Тоталитарный британский режим притесняет российских геев (Руслан Осташко) ...

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Alik90

"Это катастрофа": работники бегут из Украины http://noxadi.ru

Вторник, 04 Сентября 2018 г. 11:08 (ссылка)

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­
На Украине сложилась катастрофическая ситуация с мигрантами, заявил глава МИД республики Павел Климкин. По его словам, ежегодно страну покидает около миллиона граждан, и эта тенденция не изменится. В одной только России находится около 3 млн украинских мигрантов, что сильно раздражает киевские власти.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Tsumetai_Chi

Часть 21. Класс. Отбывая наказание...

Суббота, 01 Сентября 2018 г. 10:19 (ссылка)


- Юу, вот ответь мне, - смахивая пыль с последнего монитора компьютера, осведомился Микаэль, бросив взгляд на Юичиро, протирающего шваброй пол между рядами, - на кой сдался тебе этот сайт?



- Да просто так, любопытно стало, вот и полез, - елозя шваброй под столом, сухо ответил парень.



- Из-за твоего любопытства вся сеть вирус подцепила и наш зачет накрылся, когда повисли на хрен все компьютеры, - хмыкнул Мика, стряхивая тряпку. – И теперь мало того, что зачет придется всей группе по новой сдавать, так тебе еще и неделю класс информатики шарить, после занятий.



- Подумаешь, трагедия, полез посмотреть. - фыркнул Юичиро, задвигая стул. –Откуда мне было знать, что там такая зараза, сами виноваты, защиту херовую ставят. А оно раз и зависло. Блин, - он криво усмехнулся, - откуда вообще эти вирусы берутся?



- А оттуда, - усмехнулся Микаэль, - нужно руки с мылом мыть, прежде чем в интернет входишь, тогда и вирусов не будет.



- Иди ты, юморист, - искоса поглядел на него Юичиро, однако благодарность, испытываемая к партнеру, любезно оставшемуся помочь ему после занятий с уборкой аудитории, имела место на существование. 



- Насчет иди, - Мика присел на край стола, - ты воду давно в ведре менял?



- Уже пофиг, я заканчиваю, - выпрямившись и оглядев блестящие полы, ответил Амане. – Только вынесу воду. А ты? – он перевел серьезный взор на любовника.



- И я уже всё, - поигрывая тряпкой в руке, кивнул Мика, глядя на протертые мониторы компьютеров, подоконники с политыми цветами, шкафы и доску.



- Десять минут работы и готово, можно домой валить, - самодовольно произнес Юичиро и презрительно фыркнул. – Тоже мне наказание, мозгов не хватило что-нибудь покруче придумать.



- Я бы на твоем месте помалкивал, - соскребая ногтем несуществующую соринку с поверхности стола, важно заметил Мика, - если сейчас информатик подойдет к двери и услышит, он тебе такое устроит, ты ему вовеки веков эти логарифмы не сдашь.



- Да пофиг, он давно свалил и еще сказал, потом ключи на вахту отнести, - пожал плечами Юичиро, наслаждаясь ароматом свободы и вседозволенности. 



- А где ключи? – осведомился Мика. – У тебя?



- Нет, вон, на столе валяются, - кивнул Юу в сторону преподавательского стола.



- Ну да, - поглядев на поблескивающий маленький предмет, безразлично протянул Шиндо.



- Слышь, Мика, - в зеленых глазах блеснул озорной огонёк, - может, пока тут никого нет, в компьютер резанёмся? Я там такую классную игру нарыл, как раз по сети можно, здорово будет.



- Тебе мало одного вируса, который с горем пополам удалось нейтрализовать? Еще захотелось отгрести? – ухмыльнулся уголком рта парень.



- Да фигня, это безобидная хреновина, я уже проверял, - махнул рукой Юичиро, слегка опираясь на швабру, - давай немного развлечемся?



- Хм, - Мика задумался и, прикинув все «за» и «против», улыбнулся Юичиро, - что же… я согласен. 



- Отлично, врубай пока комп, я сейчас приду, - с этими словами он подхватил ведро за ручку и направился прочь из аудитории.



Спрыгнув с парты, Мика положил тряпку на место, в нишу шкафа, и, неспешно подойдя к столу, взял с него ключи. Глядя как поблескивает в его руке предмет, отражая дневной свет, льющийся из окон, вновь, давно сидящая в мозгу безумная идея, вспыхнула синим пламенем и легкая улыбка искривила губы молодого человека.



Когда Юичиро вернулся в аудиторию, Мика все также стоял у стола и отсутствующим взглядом смотрел в окно напротив. Оглядевшись и не увидев ни одного загружающегося компьютера, он недовольно поглядел на партнера.



- Ну, Мика, ты чё там уснул? - он оставил ведро у входа и направился к одному из компьютеров, бросая на блондина неодобрительные взгляды. – Я же тебе сказал, включить компьютеры.



- Извини, я как-то задумался, - тряхнул головой Шиндо, освобождаясь от мыслей.



- Задумался он, - закатил глаза к потолку Амане. - Иди тогда хоть двери закрой, чтобы нас тут не спалили. 



- Угу, - Мика без возражений пошел закрывать аудиторию.



Остановившись у стола и нажав кнопку питания на мониторе, Юичиро, закатив сползающие рукава рубашки, повыше, облокотился о полированные края. Позади себя он слышал, как щелкнул замок и легкими шагами к нему направился партнер. Минута и Шиндо остановился за спиной Юичиро, ожидающего момента начала страшной резни. Мгновенье и парень ощутил на своей талии руки партнера.



- Мика? – удивление настигло Амане, когда влажный язык прошелся по его шее, вызвав толпу мурашек по коже. – Ты чего?



- Юу… - выдохнул Микаэль, плотнее прижимаясь к нему со спины и легко касаясь губами обнаженного участка. 



- Мика, ты чего? – настороженно повторил Юичиро, немедля вспоминая о том, что занятия в институте еще не окончены и в соседних аудиториях еще проходят ленты. Однако поведение Микаэля вынуждает все нутро приятно сжаться.



- Ты же хотел развлечься, Юу, - сладко шепнул ему Мика и прошелся языком по краю уха, одновременно скользя ладонями по плечам.



- Я другое имел в виду, - закусывая губу, криво усмехнулся Юичиро. 



Легкий смешок и снова губы обжигают мокрыми поцелуями шею. Все больше увлекаясь, блуждая руками по любимому телу, Микаэль проводит кончиком носа по позвоночнику вверх, зарываясь лицом в темные, жесткие пряди.



- Что на тебя нашло? – закрывая глаза, подаваясь ласкам Микаэля, ухмыляется Юичиро, содрогаясь в объятиях партнера.



- Ты же жаловался на недостаток моего внимания, - прикусив немного плечо, улыбнулся Микаэль, оглаживая бок Юичиро.



- А напороться на кого-то не боишься? – с ухмылкой все еще играющей на его губах, поглядел на него Юу, обернувшись через плечо.



- Я запер дверь, сюда никто не войдет, - жадно приникая к его губам, прошептал Мика, прижимаясь еще плотнее.



- Блядь, Мика, не дави, - возмутился Амане, делая неприятное заключение, что его достоинство прижимают к краю стола и вместо удовольствия ему становится больно.



- Прости, - дрожащим голосом выдохнул Шиндо, немного отодвигаясь назад и давая Юичиро свободу. И в то же время его руки снова начинают скользить по бокам Юичиро, поверх раздражающей одежды, оглаживать живот, поднимаясь к груди и нащупывая верхнюю пуговицу, Мика ловко расстегивает ее и, берясь зубами за воротник чужой рубашки, слегка оттягивает в сторону. 



Все также опираясь руками о стол, Юичиро наслаждается поцелуями Микаэля, мокрой витиеватой цепочкой покрывающими его шею и оголенный участок плеча. Наслаждаясь, щекочущими нервы, минутами опасности, увлекаясь, Мика, ведет ладонью по шее и, задерживая ее на подбородке партнера, слегка отводит голову в сторону, вонзая зубы в смуглую кожу шеи, в ответ, слыша сдавленное шипение. И дабы искупить вину за несдержанность, он зализывает зияющую ранку кончиком языка. 



Место и время выбраны Микой неудачно, и он прекрасно сознает это, но впервые ему хочется забыть о том, что нужно скрываться и держать в тайне все свои чувства и эмоции, выпуская их лишь непосредственно дома и послать эти гребанные предрассудки куда подальше. До жути опостылело прятаться, нет сил удержать свои чувства, когда они как цунами, накрывают с головой и хочется лишь вкусить сладость уединения с любимым, не дожидаясь банального возвращения в квартиру, где побыть вдвоем они смогут только когда лягут спать, ибо навалится куча всякой хрени, которая будет висеть как дамоклов меч и не даст спокойно расслабиться. 



Юичиро и сам не прочь сменить обстановку, а потому не пытается остановить любовника, которому внезапно захотелось поиграть. Он лишь поворачивает голову, отвечая на рваные поцелуи Мики, с остервенением впивающегося в его губы, когда параллельно его руки оглаживают грудь и спешно расстегивают оставшиеся пуговицы. Заныривая под рубашку и сталкиваясь с еще одним препятствием в виде майки, Микаэль, не разрывая яростного поцелуя, наощупь высвобождает заправленные края и уже как победитель, начинает с жадностью ласкать обнаженный торс Юичиро. 



Оглаживая каждую линию и изгиб, словно изучая вновь уже изведанное, но все так же влекущее его тело, он возбуждается все больше. Ему каждый раз доставляет невероятное удовольствие обхаживать тело любовника, которое по-прежнему, даже спустя семь лет, продолжает манить его и постоянно пробуждать желание. Горячим потоком возрастает собственное алчное желание отыметь Амане и стремление подарить ему наслаждение, коим тот балует его, практически каждую ночь. 



Теряя и без того уже тонкую нить мыслей и здравых рассуждений, Шиндо, поддаваясь чувствам, снова наваливается и вжимает Юичиро в стол, одновременно выцеловывая каждый миллиметр, жадно и порывисто, словно впервые ему дали то, чего он жаждал многие годы.



- Твою мать, - зажмуриваясь от боли, шипит Юу и, видя, что Мику не останавливает даже его возмущенный возглас, так сильно он поглощен похотью, парень чуть отталкивая партнера назад поворачивается к нему лицом. 



- Мика, ты трахаться надумал или меня калечить? – зеленые глаза затуманены пеленой желания, однако место негодованию всегда остаётся, ибо этот человек слишком вспыльчив и может завестись с ничего, на ровном месте, а тем более, сейчас, когда все его естество рассчитывает на некую разрядку, а не на получение физического увечья.



- Юу, - похабно закусывая губу, сквозь соблазнительную полуулыбку, шепчет Мика, снова соприкасаясь телами с партнером и припирая его задом к столу, касается языком шеи и ведет к уху влажную дорожку. Слегка прикусывая мочку, Шиндо короткими поцелуями движется по скуле к губам.



Когда Юичиро затыкают рот несдержанным поцелуем, когда партнер так яростно насилует его рот, издавая тихие полустоны, когда его руки замирают на боках и короткие ногти впиваются в кожу, когда он чувствует, как возбуждается Мика и это возбуждение он отчетливо чувствует своей промежностью, он оставляет свое негодование где-то в самых потаенных уголках сознания.



Невозможно злиться на Микаэля слишком долго, даже если он что-то делает не так, даже если причиняет боль, ничто не удерживает надолго негативные эмоции и особенно когда партнер пребывает в таком состоянии опьянённости возбуждением и все его естество громко взывает к решительным действиям. Когда каждый взгляд, каждое движение и чуть ли не каждая клетка его тела будто источают мощнейший афродизиак, который окутывает каждого, кто находится рядом с ним своей пеленой сексуального влечения и ошеломляющей притягательности.



Юичиро давится стоном, пока Микаэль, закатив майку повыше, теперь осыпает грязными поцелуями его грудь. Плавно проводит остреньким язычком замысловатые линии и время от времени прикусывает кожу. Холодными руками он ласкает невероятно теплое тело партнера, создавая некий контраст, словно лёд и огонь, так отчетливо ощущающийся тем, кто получает удовольствие от чужих прикосновений. Юичиро крепче сжимает руками края стола, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не застонать так, как того требует положение, когда рука Микаэля ложится на его член и начинает сминать.



Запрокидывая голову, немой крик застывает на губах Юичиро и, пользуясь моментом, Мика с удовольствием вонзает зубы в так опрометчиво открывшуюся нежную кожу на шее, явно провоцируя партнера на откровенный, глубокий стон, который тот давит в себе как может. С примесью наслаждения, пока сминают его изрядно истекающий орган, возникает и некая злость на Мику, которому, мать его, не хватило гребаного терпения дождаться прибытия домой и там всласть поизмываться над Юичиро, которому в родных пенатах уже не будет необходимости сдерживаться на эмоции и кусать, как паралитик с ущемлением, губы, лишь бы только не застонать на всю аудиторию с довольно тонкими стенами. 



Окончательно оскверняя тело партнера непримечательными засосами, кровоподтеками и следами от укусов, Шиндо проводит языком по всем своим меткам, словно завершая работу художника последним ярким штрихом, придающим живости изумительной пошлой картине, а после, отстраняясь и глядя в затуманенные наслаждением глаза партнера, с игриво-томной улыбкой, любуется плодами своей работы. Ему нравится лицезреть Юичиро в таком состоянии, когда он кажется абсолютно беспомощным и уязвимым ко всему, что появляется из ниоткуда, а просто по-детски наслаждается ласками, самыми простыми и безобидными, но которых не знают дети, выросшие без семьи.



Только в такие минуты Юичиро, становится настоящим, самым обычным незащищенным парнем и чтобы продлить этот миг, Микаэль, расстегивая пуговицу на брюках, заныривает рукой под белье, и уже там продолжает надрачивать партнеру, которого так и подмывает, в ответном жесте, вынудить Шиндо страдать от наслаждения и невозможности излить свои чувства. Однако, срывающие крышу ощущения, пробегающие горячей волной по телу, от умелых действий партнера, напрочь лишают Юу этого порыва и он лишь сильнее сжимает края стола.



Захлебываясь собственным грязным блаженством, Юичиро уже сгорает от нетерпения, перебарывая желание, остановить руку партнера и развернув его, всадить по самые гланды. И в момент когда, он уже готов, сказать, «хватит, разворачивайся» или без слов, одними действиями, заставить покорного, похотливого партнера раздвинуть ноги, он бросает взгляд на лицо Микаэля, в чьих глазах сквозит холодная заинтересованность, на бледных щеках играет яркий румянец и почти сразу он чувствует, как рука Шиндо отпускает его член и ложится на ягодицу, в то время как сам Мика придвигается к нему плотнее.



- Юу… - срывающимся голосом шепчет он, и Амане в одночасье догадывается, что любовник не в меру возбужден и как никогда жаждет разрядки, причем желая получить ее, находясь сверху. Впрочем, это не становится неожиданностью. Его изначальное поведение, натиск, сказали все сами за себя и теперь это время просто пришло и как бы Юичиро была не по душе эта роль, но он готов поступиться своими принципами и позволить любовнику поступить так, как в эти минуты требует его тело и душа, даже потому, что Мика не часто выказывает желание доминировать, предпочитая чтобы имели его. Изредка на него находит такое состояние и в том, чтобы отказывать ему в этих мимолетных порывах и стремлениях, Амане не видит необходимости. Все же так будет честно. И сейчас пока рука Шиндо оглаживает и сминает его зад, он просто ожидает начала, думая лишь о том, чтобы их не застукали и ни в коем случае не прервали, потому как в этот момент за дверью слышатся чужие шаги.



Сливаясь в глубоком поцелуе, Микаэль не видит какого-либо сопротивления со стороны Юичиро и точно также, слыша легкий стук удаляющихся каблуков по паркету, он свободно вздыхая, после пробежавшей по позвоночнику волны, будоражащего страха, быть пойманными на горячем, закрыв глаза, с остервенение впивается в чужие губы, параллельно, убирая руку из чужих брюк, тянется к своему ремню. Щелкает пряжка и парень высвобождает ноющий член и тогда же облегченно выдыхает в рот партнера, когда исчезает ощущение болезненной скованности. 



Сдавленный, громкий стон Мики сквозь поцелуй, когда Юичиро опускает руку на возбужденную плоть и слегка сжимает у основания. 



- Ю-Юу, - на надрыве выдыхает Микаэль, утыкаясь лбом в плечо партнера и сжимая ткань рубашки на спине. Еще один пошлый стон, вырывается из глотки и Юичиро, с некоторой завистью, ухмыляется способности партнера послать всех и вся и дать волю чувствам. Но с другой стороны этот идиот подвергает их риску быть обнаруженными, но что поделать, заткнуть ему сейчас рот - не вариант, так как он и так хрипло дышит в его плечо и звуки заглушаются сами собой.



Когда желание, разыгравшееся настолько сильно, что в голове не остается и намёка на трезвость, набатом прошибает все тело и сознание, Микаэль, облизнув пересохшие губы, отстраняется от Юичиро и с игривой полуулыбкой, приспускает с того брюки вместе с нижним бельем, до колен. Шиндо грубо ведет ладонью по обнаженному бедру, достигает ягодицы и впивается в нее тонкими пальцами. Вторая рука тоже ложится на задницу и сминает, раздвигая половинки в стороны, пока язык Микаэля с упоением вылизывает чужой рот. 



Отвечая на порывистый поцелуй, Юичиро чувствует, что Мика снова напирает на него, видимо, блядская прелюдия закончена.



- Сядешь? – хрипло осведомляется Микаэль.



- Нет, мы так нахрен все компы завалим и места маловато, - выдыхает Юичиро, бросая беглый взгляд на компьютерные столы, между мониторами коих весьма тесно.



- Черт, не подумал, - усмехается Мика и тоже глядит на столы. – Тогда, будь добр, повернись. 



Он обращает томный, слегка лукавый взгляд на партнера и, ухмыльнувшись, тот исполняет просьбу, становясь к Мике спиной и опираясь предплечьями на стол.



Склоняясь над партнером, Мика проводит языком по краю уха и чуть прикусывает мочку. Плавно проведя рукой по позвоночнику, он слегка надавил на лопатки, вынудив Юу прогнуться сильнее, а после, оглаживая любимое тело, короткими поцелуями пройдясь по каждому позвонку, выпрямился. Поднеся ко рту ладонь, парень стал облизывать пальцы, обильно смачивая их слюной.



Юичиро зашипел и поморщился, когда внутри оказался палец. Пытаясь побороть вполне себе ощутимый дискомфорт, он старается расслабить мышцы. Попутно, помогая ему в этом, так как видит, как от напряжения Юу весь сжимается и поднимает плечи, Микаэль, проталкивая второй палец, ласкает тело партнера свободной рукой. Проводит по животу, невесомо задевает затвердевшие соски, сминая их между пальцами, заставляя Юичиро концентрировать внимание на более приятных вещах. Интенсивно двигая пальцами внутри, Шиндо ощущает как его нутро опаляет безумным желанием и вынув пальцы из достаточно разработанного кольца мышц, он приставил ко входу член. 



Толчок и Юичиро стиснул зубы, резко втянув воздух. Плавные, размеренные движения внутри, пока партнер окончательно не привыкнет. Придерживая Амане за бедра, Микаэль наслаждается медленными движениями в узком, горячем проходе. Он знает, что Юу не в восторге от такого положения и никогда не был в восторге, но, тем не менее, он позволяет делать Мике с ним то, что противоречит всему его естеству, а это лишний раз доказывает, что Юичиро не так уж эгоистичен в своих желаниях и вполне способен думать о других и, в первую очередь, о самом Микаэле, который по чистой случайности оказался в роли пассива, а, примерив ее однажды, посчитал эту роль не такой уж унизительной и плохой, вовсе не порочащей его мужского достоинства. 



Когда Мика ощущает, что Юичиро перестает судорожно сдавливать его изнутри и, более менее расслабляется, он увеличивает темп. Тяжелое дыхание вперемешку со сдавленными стонами удовольствия вырывается из его груди, пока он толкается внутрь, входя на всю длину. Щеки Юичиро быстро заливаются румянцем. Он душит в себе стоны, которые неистово рвутся наружу, позволяя себе лишь тихие, сдержанные постанывания, пока в нем весьма активно двигается чужой член. Нельзя сказать, что в такие минуты, пока его имеют, разрывая и растягивая все внутри, парень испытывает особое удовольствие, однако все же он получает свое наслаждение, когда, не прогадывая с направлением, Микаэль задевает чувствительную точку и вот ради этого момента и стоит терпеть это унижение. 



Вколачиваясь все яростнее и задыхаясь от собственного остервенелого дыхания, разгоряченный Мика, продолжая удерживать Юичиро одной рукой за бедро, а вторую переводит на живот, с жадностью припадает губами к спине Юичиро, неистово покрывая её поцелуями-укусами, в то время как он все глубже, всаживает ногти в кожу на бедре. Звериное безумие основного инстинкта накрывает парня с головой и неослабевающим ритмом он вдалбливается в податливое тело партнера, проводя короткими ногтями по груди и животу, вырывая очередной сдавленный стон из глотки любовника, который лишь стискивает кулаки и зубы плотнее, чтобы, доселе сдерживаемый, оглушительный вопль не разнесся по всей аудитории и сюда не сбежалась толпа любопытных. 



Юичиро полностью ложится на стол. Захлебываясь наслаждением, он резко вздрагивает, когда Шиндо с силой попадает в простату и рывком, зацепив, смахивает со стола компьютерную мышь, которая повисает на тонком проводе.



- Блядь, - хрипло выдыхает Амане, но исправить ошибку и вернуть все на место, не спешит, даже потому, что Микаэль склонившись над ним, вжимает его в поверхность стола, всласть забавляя себя тем, что вгрызается зубами в кожу, доставляя особое наслаждение самому Юичиро. 



Каждый следующий толчок, вызывает новый прилив жара в теле Шиндо, что скапливается внизу живота и оседает тяжелым комом, требуя разрядки, которая вот-вот должна произойти. И ощущая, как сладко начинает сводить мышцы паха, парень увеличивает темп, утыкаясь лицом в спину партнера, закусывая губу, однако глухой стон все равно вырывается наружу. Скребя ногтями по деревянной поверхности, Юичиро, остервенело глотая ртом воздух, чувствует как часто дышит ему в лопатки Микаэль, интенсивно двигаясь внутри и от каждого движения его собственный возбужденный член вздрагивает и истекает, требуя удовлетворения. 



Несколько толчков и по телу Микаэля пробегает крупная дрожь и невероятная истома наполняет каждую клетку, когда он извергается внутрь. Несколько слабых, остаточных движений и сбивчиво дыша, он расслабляется под умопомрачительной негой послевкусия, что разносится по венам в каждый уголок сознания и пронизывает естество.



- Придется еще немного прибрать, - удовлетворенно произносит Шиндо, когда выйдя из тела Амане, остается в стороне и глядит, как тот разворачивается к нему лицом, в то время, как по ногам медленно течет сперма.



- Похуй, сделай скорее что-нибудь, я сейчас кончусь, - болезненно шипя, выдыхает Юичиро и, усмехнувшись, Мика подходит к нему и тот, усаживаясь на стол, пачкая его, облокачивается позади себя руками. 



- Сейчас и тебе будет хорошо, Юу-чан, - издевательски произносит Микаэль, обхватывая рукой налитый кровью член и начиная двигать ею верх вниз, размазывая вытекающую смазку по всей длине.



Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Они были здесь

Среда, 29 Августа 2018 г. 08:14 (ссылка)



О непризнанных "героях".

В Киеве пройдет выставка, посвященная представителям сообщества ЛГБТ+, которые служили в зоне АТО.
Фотопроект Антона Шебетко "Мы здесь были" стартует 30 августа. Героями фотовыставки стали солдаты, волонтеры и добровольцы, сообщил сайт Bird in Flight.

"Большинству героев приходится носить камуфляж не только на службе, но и в повседневности. Они не делают публичного каминг-аута в гражданской жизни, большинство скрывает эту информацию и на службе", - говорит фотограф. Отмечается, что выставка состоится в культурном пространстве IZONE. Продлится до 7 октября 2018-го. "Серия "Мы были здесь" показывает людей, которые, с одной стороны, являются современными украинскими героями, а с другой - игнорируются большинством своих соотечественников", - добавил фотограф.


https://varjag2007su.livejournal.com/2824302.html - цинк

https://colonelcassad.livejournal.com/4417406.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Tsumetai_Chi

Часть 17. Разные следствия одной причины...

Вторник, 28 Августа 2018 г. 13:00 (ссылка)


Происходящие события проносятся перед глазами подобно скоростному поезду, мчащемуся по рельсам, настолько быстро и невообразимо, что парень, замерев в страхе, даже не успевает осознать, что произошло. Ничто не могло предвещать того, что в один миг что-то разрушит реальность, разбив остатки былой спокойной жизни вдребезги, в этот ничем не привлекательный жаркий летний день. 



В мгновении ока на голову обрушивается ужас осознания хрупкости и жалкой ничтожности слабого человеческого тела и рассудка. Он не может шевельнуться, тело сковало как паралич, так что он не в силах отвести глаз от страшного вида покореженного металла, скрючившегося при столкновении за долю секунды, точно смятый кем-то лист бумаги. Людей на улице становится все больше. Постепенно пропитанный липким смрадом безысходности, воздух заполняют причитания, испуг, ужас и вой сирены, приближающейся скорой помощи и машины спасателей – душераздирающий звуки смешались воедино, низвергнув ужас страшного проклятья, влекущего за собой другую беду. 



Подросток так и стоит на тротуаре, а напротив него разбитая в хлам машина, прямо на его глазах, въехавшая в фонарный столб. Он даже не осознает, не ощущает, как к нему подбежал и положил руку на плечо другой парень, с темными короткими волосами, и ужас увиденного поглотил и его, но он сильнее поэтому ему хватает духу говорить, пусть в глазах и читается страх, но он пытается обратить на себя, замерший на окровавленном лице девушки, взор своего друга, пытаться увести его, но тот не может шелохнуться, не может что-либо произнести и не поддается на уговоры, ибо попросту их не слышит, будучи под жутким влиянием, развернувшегося на улице города зрелища.



Неподдающееся описанию чувство произошедшей, прямо на его глазах, смерти человека, навеки запечатлелось в подсознании, оставив глубокий рубец в сердце.


 



***







Гулкий звук шагов разносится эхом, ударяясь о безжизненные стены. Впереди одно-единственное окно, проливающее свет на почти зеркальные поверхности. Облаченный в серую куртку парень с зачесанными назад, пепельного оттенка, волосами - лишь с одной стороны пряди челки свободно выбиваются из прически, немного скрывая лицо, - уверенно шагает по пустынному коридору. Его взгляд спокоен, но тень тоски и обреченности, вызываемая каждый раз этим местом, ложится в уголках опущенных губ. Каждый следующий шаг ведет в пропасть, доказывая в очередной раз слабость и немощь хрупких человеческих существ, награжденных и проклятых понятием привязанности и любви.



Он останавливается перед последней дверью и глядит сквозь стекло на женщину. Та сидит в кресле к нему спиной, ее волосы такого же пепельного оттенка, но чуть светлее и достают до плеч. 



Слабая улыбка трогает его губы при виде женщины, ведь сама мысль, что пусть ничего и не изменилось, но, тем не менее, и не ухудшилось, позволяет сердцу теплеть. Дверь осторожно отъезжает в сторону, и он входит в палату, где слева в углу стоит кровать и тумба, у противоположной стороны нечто вроде софы, посреди комнаты расположен диванчик и пара кресел, напротив дивана телевизор, прикрепленный к стене. Он проходит к креслу, в котором сидит женщина и, присаживаясь на маленький столик перед диваном, ласкового смотрит на нее, однако та даже не обернулась, когда он вошел, даже не поглядела на него, когда он сел напротив. Ее взгляд, устремленный в одну точку так и остался неподвижен, руки сложенные одна на другую на коленях, не шелохнулись.



- Здравствуй, мама, - мягко улыбнувшись, произнес Шинья, накрыв своей ладонью ее руки и даже это не вызвало никакой реакции, но он привык к ее частому отсутствию восприятия окружающего мира при посещении, а потому не был удивлен или особо расстроен, когда и в этот раз никакой реакции не последовало. Естественно, все равно было больно и страшно видеть некогда веселую, добрую и всегда приветливую женщину, погруженную в своего рода транс и практически потерявшую свое «я», забывшую почти всех и все, что связывает ее с внешним миром.



Он является ее сыном, но сейчас он для нее все равно, что чужой человек, она даже не узнает его, как и не узнает лица своего мужа, также наведывающегося к ней. Лишь изредка в ее помутненном рассудке, наступает слабый проблеск и тогда, она будто-то бы оживает, становясь той, которой была раньше и какой ее помнили близкие, но лишь отчасти. Лишь ее глаза и слабый, сиплый голос позволяют ненадолго окунуться в мир давно минувших дней, когда в их жизни еще не было места горю, а были лишь мелкие неурядицы и ложные опасения. 



Подобных проблесков сознания все меньше, и за последний год, их можно перечесть по пальцам. Врачи говорят, что скоро они и вовсе могут прекратиться и тогда пути назад уже не будет, болезнь перейдет в стадию неизлечимости. А потому, пока еще есть надежда, необходимо быть с ней и разговаривать, делиться новостями, не давать ей забыть о реальной жизни за стенами клиники и тогда, возможно, что-то из сказанного послужит триггером, который вернет ее сознание и пробудит в ее почти померкших серых глазах, увядающую жизнь.



Взяв ее руку в свою, Шинья начинает легкую злободневную беседу, рассказывая немного о своей жизни, о своих отношениях с Гленом, о ребятах, живущих по соседству. Неимоверных усилий стоит поддерживать непринужденность, естественность, мягкость и легкость разговора, но делать нечего, никаких негативных и тяжелых эмоций, иначе в памяти всплывут совершенно ненужные ассоциации, а потому только позитив и ничего кроме позитива. 



Шинья говорит и его одинокий монолог звучит так жалко, в этой гнетущей разум светлой комнате, где он находится совершенно один, где единственным кто слышит его является он сам. Полное сумасшествие и безумие, но впрочем, в этом месте полно таких людей, ведущих многочасовые рассуждения, слушателями коих являются они сами.



В какой-то момент Хиираги не выдерживает этой давки окружающего пространства, ощущая всем телом ее неимоверный гнёт. Сердце заполняется безудержной тоской и, слегка сжимая в ладонях хрупкие, худые руки матери, он зажмуривается, опуская голову вниз.



- Мам, пожалуйста, вернись к нам. Мы любим тебя. Я люблю тебя, ты нужна мне, - он склоняет голову на ее колени, утыкаясь лбом в руки. Он не знал, почему именно сейчас сорвался, раньше все проходило спокойней и не было так тоскливо. Возможно, потому, что рядом находился отец и при нём он держался, не позволяя себе раскиснуть, но в то же время он приходил сюда и сам, причем, неоднократно и зачастую держался.



Он совершил ошибку, придя сюда в таком неуравновешенном эмоциональном состоянии, как сегодня, когда вдруг ему захотелось явиться к ней. Это желание возникло так спонтанно, что даже показалось, может это предчувствие и что-то изменилось в ее состоянии и, по приезду, врачи оповестят его об улучшении. Но этого не произошло и тлеющая надежда, вновь окуталась мрачной тенью. Но остался совсем крошечный слабый огонек, который погнал его в палату и теперь оборвав последнюю нить, за которою он уцепился, думая об изменении во время его визита, загасили и этот, едва мерцающий луч.



- Махиру, это ты? 



Шинья, вздрогнул и поднял взгляд. Его мать взирала на него сверху вниз, стеклянный взглядом, будто сквозь него.



- Нет, мама, это я Шинья, ты помнишь меня? - взгляд Хиираги наполнился волнением, ведь она заговорила. Прошло уже больше двух месяцев с тех пор, как она произнесла несколько слов. 



– Это я, твой сын. Мама, ты слышишь? Я здесь, с тобой, – он коснулся рукой ее щеки, заглядывая в тусклые глаза.



- Ты пришла, – в отсутствующем взгляде внезапно возникла любовь и благоговейный трепет перед любимой девочкой. Она не видела сына, пытающегося достучаться до ее сознания, все, что было перед ее глазами - это девочка с длинными пепельного цвета волосами, гордая и независимая, всегда чётко знающая чего она хочет добиться в жизни. Уверенный, гордый, но показывающий что она умеет любить, взгляд карих глаз.



- Я так ждала, что ты придешь. Я знала, что ты не бросишь меня одну, когда все обо мне забыли, - она с нежностью взирала на парня, поглаживая его по макушке. И его до глубины ранили ее слова, даже сказанные в таком состоянии.



- Мама, пожалуйста, очнись, - на глаза наворачиваются слезы, а слова застряют в горле. Горький ком мешает произнести что-либо, попытаться донести до чужого сознания мысль, что никто не забыт, и они с отцом по-прежнему любят ее и ждут этого дня.



- Мама, глянь на меня, - умоляюще смотрит в серые глаза Шинья, - это я. Вспомни, вспомни меня. Я же твой сын, неужели ты не узнаешь меня.



- Махиру? – она словно не верит тому, что видит, что-то меняется в ее взгляде, он становится растерянным и испуганным.



- Нет, Махиру нет. Здесь я, Шинья, твоя младший ребенок, мама, - Хиираги сжимает ее руку в своей и смотрит прямо в глаза с надеждой, увидеть в них ответ.



- Махиру, - ее взгляд постепенно тускнеет, рука опять ложится на колени. Она снова погрузилась в свой мир, недоступный пониманию обычного человека.



Парень, шмыгнув носом, поднял на нее печальный взгляд и, чувствуя, что еще пару минут в этом кошмаре и он точно не выдержит, решил уйти. 



- До свиданья, мам, - он легко поцеловал ее в щеку и, шепнув «Я люблю тебя, я обязательно приду к тебе еще», поднялся и тут его взгляд остановился на двери, за которой стоял мужчина средних лет с тяжелым взглядом.



Поглядев себе под ноги, на секунду словно растерявшись, Шинья уверенно пошел к выходу.



- Привет, пап, - оказавшись вне палаты, произнес он. – Ты к маме?



- Разумеется, - кивнув, проговорил Тэнри, - почему ты не предупредил, что собираешься приехать, сходили бы вместе?



- Не знаю, я не собирался, вышло случайно, - глухо произнес Шинья. 



- Вижу, тебе тоже поделиться нечем, - тяжело вздохнув, мужчина обратил взгляд на супругу.



- Абсолютно, - Шинья тоже поглядел за стекло. – Врачи сказали…



- Я уже слышал, - не дал договорить ему Тэнри и Шинья не стал продолжать, еще раз повторять эти вещи вслух, не было желания, тем более, когда отец и так об этом уже знал. 



- Хоть ты уже и попрощался, но не составишь мне компанию? – осведомился старший Хиираги, но Шинья отрицательно покачал головой.



- Прости, пап, не в этот раз. Я должен идти.



Мужчина не стал его уговаривать, видя его напряжение и разбитость.



- Тогда может ты подождешь меня и вместе поедем домой, пообщаемся? – спросил Тэнри.



- Нет, я лучше поеду к себе, - поспешил отказаться парень.



- Понимаю, тебе тяжело быть дома, - безрадостно отозвался тот.



- Нет, дело не в этом, - возразил Шинья, не хотелось обижать отца, но и поехать сейчас домой было чем-то невозможным для него, а потому он произнес: - Мне еще на работу сегодня. Я обязательно приеду к тебе в выходные, но сейчас не могу.



И это не было совсем враньем, он действительно отпросился на день, но пообещал, что если сможет, приедет после обеда, однако выполнять это обещание, теперь уже и в мыслях не было.



Отец понимающе кивнул и, распрощавшись перед палатой, каждый направился своей дорогой.

 



***







Сидя за кухонным столом, Шинья пил чай и невидяще глядел перед собой, когда туда же вошел Глен, с полчаса назад как вернувшийся домой.



- Шинья, - он прошел и сел рядом на стул. Хиираги не обратил на его оклик ни малейшего внимания, с головой уйдя в свои мысли.



- Шинья, - чуть громче и настойчивей обратился к нему Ичиносе.



- Да? – слабо отозвался тот.



- Ты где витаешь? Вернись на землю, - улыбнулся Глен. – Что с тобой такое?



- Ничего, - монотонно ответил Хиираги.



- Заметно, - иронично хмыкнул Глен, - говори. Что ты как мумия засушенная в саркофаге? С тобой все хорошо или ты как Юу какую заразу подхватил? – его взгляд стал взволнованным.



- Нет, не беспокойся, со мной ничего такого, - слабо улыбнулся Шинья, поглядев на партнера. - Я ездил в больницу.



- Что-то произошло? – тут же нахмурил брови Глен, но парень отрицательно покачал головой.



- Ничего, все как и раньше, никаких положительных сдвигов, просто, - он тяжело вздохнул и потер лоб, - просто пока я там был, ей снова привиделась Махиру.



- Понятно, - сказал Глен и подпер рукой подбородок. 



- Она так любила ее, - усмехнулся Шинья, глядя на виднеющееся дно своей чашки. – Она была для нее всем и когда Махиру умерла, ее психика не выдержала. Уже больше семи лет она находится в таком состоянии и улучшений ждать не приходится. А я, - он закрыл глаза, - каждый раз приходя туда, вспоминаю тот день, когда на моих глазах разбиралась моя сестра. У меня все еще стоит перед глазами ее изуродованное тело, и даже волосы испачканные кровью.



- Шинья, не надо, - попытался было остановить его Глен, но тот продолжил.



- Все нормально, - мягко улыбнулся ему Хиираги и, поставив горячую чашку на стол, взял ее в ладони. - Кто бы мог подумать, что она решит покончить собой.



- Да это странно, - согласился с ним Ичиносе, - тем более, полиция выясняла все детали, пока велось расследование и была версия об убийстве и ничего, никаких конфликтов, никаких врагов, ничего такого. Ее подруги тоже ничего не подтвердили.



- Она никогда ни на что не жаловалась, даже своей лучшей подруге. Казалось, проблем у нее нет, а потому, никому в голову не могло прийти, что она решится сделать это, - глядя в пустоту, произнес Хиираги.



- Но ты знаешь, - по-доброму усмехнулся Глен, - еще более странно, что человек, который на дух ее не переносил и постоянно строил ей козни и считал минуты пока она уедет из дому, теперь вспоминает о ней чаще, чем ее родной отец.



- Ты знаешь, только после ее смерти, я осознал, что очень любил свою сестру и это я был дураком, который не понимал ее, в то время как она до последнего дня тепло относилась к своему младшему брату, - с легкой улыбкой на губах, проговорил Хиираги. – И знаешь, мне даже кажется, что моя неприязнь к Махиру была из-за того, что мама любила ее больше, а я это чувствовал и жутко ревновал. Отец был постоянно на работе, а она возилась только с сестрой, в то время, как я всегда был в стороне.



- Ты чувствовал себя одиноким? – серьезно осведомился Глен.



- Постоянно, - спокойно ответил Шинья и тут же добавил, обратив теплый взгляд на Ичиносе, - но только не тогда, когда находился рядом с тобой. Вот тогда я чувствовал, что я кому-то нужен, хотя, - он усмехнулся, - неизвестно, кто был кому больше нужен на самом деле, ты мне или я тебе. Я ведь просто вцепился в тебя и не отпускал, сначала как в друга, с которым был знаком со школы, а потом…



Глен усмехнулся, припоминая прошлое.



- …потом, я понял, что ты для меня являешься чем-то большим, нежели просто другом, который всегда рядом, - продолжил Шинья. 



- И ты не нашел ничего лучше, кроме как изнасиловать меня, - хмыкнул Глен.



- Не преувеличивай, насилие это сопротивление, а у тебя и в мыслях не было сопротивляться, на тот момент, - усмехнулся Хиираги. 



- Ты прав, мне показалось это чем-то новым и необычным, и захотелось попробовать, тем более, когда передо мной был ты, - Глен глядел перед собой и в этот момент зазвонил телефон в прихожей.



- Я отвечу, - бросил Шинья и вышел из кухни. Слушая голос партнера, Глен вздохнул и откинулся на спинку стула, все же день выдался довольно сложным, как у Шиньи, так и у него самого.

 



***







Пока музыкальный канал радовал зрителей новым хитом известной певицы, Юичиро валялся на диване. Чувствуя себя не так разбито, он, сделав вывод о спаде температуры, подумал, что неплохо было бы к приходу Шиндо с занятий, разогреть ему обед, но для начала стоит позвонить и узнать, едет ли он домой или же задерживается, а то к его приходу, придется все разогревать по новой. Пошарив около себя по дивану в поисках мобильного и не найдя его, Амане вспомнил, что последний раз видел его на тумбочке в прихожей, пока утром Мика собирался уходить. И что показалось несколько странным Юичиро, этим утром, так это то, что Шиндо будто бы нервничал и собирался дольше обычного, приводя себя и свои вещи в самое идеальное состояние. Пускай Юу и чувствовал себя, прямо скажем, хреново, и не уделял этому внимания, да и Мика не был столь суетливым, но некоторая щепетильность присутствовала в создании своего образа перед выходом из дому.



Уже набрав номер, но, не успев нажать кнопку вызова, Амане услышал звонок в двери и первая мысль о Микином возвращении мелькнула в голове, поэтому он поторопился отворить. 



- Привет, Юу, - войдя в квартиру, с улыбкой произнесла Шиноа. Следом за ней вошла встревоженная Мицуба и сразу скользнула взглядом по квартире, выискивая кого-то.



- Привет, девчонки, а вы чего так внезапно? – осведомился парень.



- Пришли вас проведать, - ответила Шиноа. – Мы волновались за Мику, его не было на занятиях сегодня и вчера, подумали, вдруг он тоже слег.



- Мика сегодня не пришел на занятия? – распахнул глаза Юичиро, совершенно не понимая, о чем они говорят. Как Мики не было на занятиях, если он утром ушел в университет?



- Да, - слегка растерявшись, ответила девушка. 



- Странно, - Юу нахмурился, задумавшись. Подобное заявление было ему никак не по душе. Где он мог быть, если не в институте?



- Подожди, а ты что этого не знал и Мика сейчас не дома? – встревожилась еще больше Сангу, вмешавшись в разговор. У девушки возникло два варианта, либо Юу сейчас станет врать, оправдывая товарища, который находится дома, но не желает с ней видеться или он прикрывает его, пока Мика встречается с другой.



- А, точно! – облегчено воскликнул Юичиро, хлопнув себя по лбу. – Вспомнил, Мика действительно не пошел на занятия. Он вышел на работу, захотел отработать полный день.



- Так с ним все в порядке и он не пришел потому, что работает? – тут же поинтересовалась Сангу, но в ее взгляде чувствовалось, что от сердца немного отлегло. 



- Ага, - кивнул Юу, - у меня с этой температурой уже из башки все повылетало. Отправил Мику на занятия.



- Ну, вот видишь, а ты переживала, - обратилась к подруге Шиноа.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Tsumetai_Chi

Часть 15. Такие судьбоносные, досадные мелочи. Часть II

Воскресенье, 26 Августа 2018 г. 14:00 (ссылка)


- Да, конечно, Юу, постараюсь. До связи, - проговорил Микаэль и нажал кнопку сброса вызова. Сунув мобильный в карман, он последовал дальше по коридору. Настроение было не самым радужным, учебный день выдался сложным и в самом конце пришлось постараться и напрячь мозги, чтобы не получить неуд, а теперь еще предстояло отработать несколько часов на дороге, а силы были на исходе.



- Мика, - услышал, он позади себя и обернулся. 



- А, Мицуба, ты еще не ушла?



- Нет, - остановившись напротив, помотала головой девушка.



- Ну да, ты же что-то хотела, - вспомнив момент на лекции, произнес Шиндо.



- Ты сейчас прямо на работу? – осведомилось она.



- Эм, да, - замешкался Микаэль и улыбнулся: - И если ты не возражаешь, давай поговорим по дороге, я тороплюсь.



- Хорошо, тем более нам по пути, - согласилась Мицуба и пошла вместе с парнем к выходу.



- Как там Юу, ты ведь с ним говорил по телефону? – спросила Сангу.



- Говорит, уже лучше, - с облегчением произнес Мика. – Я рад, теперь и мне будет проще. А то он там лежит больной с температурой, а я черт знает где. А это ужасно в таком состоянии оставаться одному, – усмехнулся он.



- Это и впрямь хорошая новость, - улыбнулась Сангу, а после, задумавшись, произнесла, поглядев себе под ноги: - Ты так заботишься о нём, что мне даже немного завидно становится. Вы так тесно связаны, - она искоса поглядела на парня, чье лицо выражало спокойствие.



- Все потому, что мы из одного приюта. Мы привыкли цепляться друг за друга, - с улыбкой пояснил он, выходя следом за ней из здания университета. 



- Если бы я не знала этого, - вдумчиво заговорила Сангу, - то могла бы подумать, что вы… - она судорожно сглотнула, не решаясь продолжить, страшась выставить себя дурой.



- Что мы, что? – обратил на нее серьезный взгляд Шиндо.



- Нет-нет, ничего, забудь. Глупости всякие лезут вот и все. Не обращай внимания, - быстро заговорила Сангу и нервно засмеялась, а когда Мика никак не отреагировал, мысленно облегченно вздохнула. 



Ожидая автобуса на остановке, Микаэль поглядел на свою спутницу, которая стояла тут же.



- Мицуба, а ты разве не договаривалась с Шиноа о встрече после занятий? – спросил он.



- Нет, с чего ты взял? – ответно осведомилась у него девушка.



- Случайно услышал, как вы говорили о какой-то встрече, - пожал плечами Шиндо.



- А, да, - усмехнулась Сангу, - так и было. Только это было о другом. А ты не рад, что я тут с тобой, жду автобус? – внезапно спросила она и Мика даже растерялся, но, тем не менее, быстро нашелся, что ответить.



- Мне приятно твое общество. 



- В таком случае, ты не станешь возражать, если я поеду с тобой? – с обворожительной улыбкой, поинтересовалась Сангу. – Очень не хочется ехать домой.



- Со мной? – такая новость была удивлением для парня, однако желания воспрепятствовать, как такового, не существовало и скорее всего, именно этого она и добивалась и если уж хочет, почему бы и нет, а потому он дал положительный ответ.



- Только веселья я тебе обещать не могу, - хмыкнув, сказал Мика, глядя на подъезжающий автобус.

 



***









Сидя на диване, укутавшись в плед, Юичиро без особого удовольствия смотрел, а точнее слушал телевизор, поскольку глазам было тяжело воспринимать яркие вещи и именно по этой причине, все окна в квартире были задернуты шторами. Невзирая на действия препаратов, состояние было разбитым и подавленным. Скудный простой завтрак, оставленный Микаэлем, радости не принес и силы не восстановил, впрочем, ему было не привыкать, в приюте было еще хуже, но что еще невыносимо давило на психику, так это осознание, что Мика сейчас выкладывается на работе за них двоих, пока он сам тут прохлаждается на диване и никак не выкарабкается из цепких лап смехотворного детского заболевания. Было даже стыдно, что, такой как он, подхватил подобную заразу, от которой вдобавок ко всему можно и зрения лишиться, если нарушать определенные правила. 



В момент, когда Юичиро настолько закопавшись в своих мыслях, уже почти погрузился в сон, его вырвал оттуда внезапный звонок в дверь.



«Странно», подумал Амане, поглядев на часы.



«Мика что ли раньше вернулся?»



Выключив телевизор, все равно от него никакой пользы, Юу неспешно поплелся к двери.



- Иду, иду. Какого черта трезвонишь?! У самого ключи есть, - проворчал Юичиро, отпирая двери, - знаешь, что я больной, какого меня гонять? 



И будучи уже готовым обрушить на партнера ряд обвинений, Амане моментально осекся, когда увидел гостя.



- Здравствуй, Юу.



На пороге стоял совсем не Мика. Это была Шиноа, посчитавшая нужным, еще раз и сейчас без свидетелей в виде Микаэля и Мицубы, проведать свою захворавшую зазнобу. По пути она забежала в супермаркет и сейчас предстала перед парнем с пакетом фруктов в руках.



– Извини, что заставила тебя подняться, надеюсь, не разбудила? Но я соскучилась и захотела тебя проведать. Поухаживаю за тобой, пока Мики нет дома. Ты не против? – она улыбнулась.



- А, нет, не против, проходи. Я не спал. Думал, это Мика вернулся, так что уж извини за тон, - приглашая ее в квартиру, потирая затылок, сказал парень. 



- Ничего, я так и поняла, - проходя в квартиру, без обиды в голосе, произнесла девушка, и Юу ощутил облегчение, потому как не выскочил навстречу к Шиндо с более пикантными выражениями, из-за которых их бы тот час же раскусили подруги, а так все в норме, сварливость и подколы – характерные черты истинной мужской дружбы, без претензий на половые связи.



- Как себя чувствуешь? – важно осведомилась Шиноа.



- Уже лучше.



- Это хорошо, но это все равно не повод шастать по квартире, иди, ложись, - покровительственно проговорила девушка и Амане, закатив глаза к потолку, так чтобы она не заметила, послушно пошел в комнату и по-турецки уселся на диван. 



Слушая, как из кухни доносятся звуки деятельности, он с любопытством глядел в ту сторону, гадая про себя, что там делает его университетская девушка. По правде сказать Юу не испытывал к ней негативных эмоций, однако продолжал относиться с недоверием, как и ко всем, кто вырос в семье. Но тут уж, ничего не попишешь, сказывалось сложное детство мальчика из сиротского приюта. Иногда он сам не понимал, как ему удалось принять этих девушек и даже завести с ними дружбу, ведь если для Шиндо это никогда особой роли не играло, откуда их новые знакомые, то для него все домашние были первыми врагами и года четыре назад, он бы обходил их десятой дорогой, только узнав о том, что они имеют семьи, наплевав на все логичные доводы. И теперь, вероятно, это принятие и других членов социума было, ни что иное, как одно из аспектов взросления, когда начинаешь иначе смотреть на мир и переоцениваешь свои приоритеты, понимая, что, по сути, не важно где рос человек, нормальные люди попадаются везде, как и везде есть место для дерьма, уничижающего любой коллектив.



- Ты что там делала? – хмыкнул Юу, когда Шиноа появилась в дверях.



- Хотела сделать что-то полезное из фруктов, но у вас даже соковыжималки нет, - она прошла и присев рядом на диван, протянула Юу стакан с соком и в ответ на удивленный взгляд, пояснила: - Как чувствовала, захватила магазинный.



- Спасибо, не надо было, - улыбнулся уголком губ Амане и поднес стакан к губам. Пусть и магазинный, а не свежевыжатый на собственной кухне, но все равно вкус потрясающий. 



- Пустяки, - махнула рукой Шиноа. – Пей, он придаст тебе сил. Кстати, ты голоден? Я могла бы что-нибудь приготовить? – Шиноа выпрямилась.



- Не нужно, Мика там с утра уже что-то готовил.



- Ну да, если можно это назвать едой, - фыркнула Шиноа, успевшая заглянуть в холодильник. – Ох, уж эти мальчишки, берутся за дело, но совершенно не понимают, что к чему.



- Мика хорошо готовит, - с ноткой недовольства проговорил Амане.



- Не стану спорить, - присев на диван, сказала Шиноа и игриво улыбнувшись, произнесла: – И все равно, если тебе что-то нужно, только попроси.



«Может припахать ее убрать в квартире, да и приготовить чё-нибудь тоже не было бы лишним, продукты пока есть, а Мика и так и так займется готовкой?», мелькнула мысль и Юичиро неуверенно, стараясь придать голосу как можно больше слабости и трагичности, заговорил:



- Ну, если тебе, правда, не трудно…



- Конечно, нет, говори, - Шиноа пододвинулась еще ближе и, чуть прикусив нижнюю губу, приблизилась почти к самому лицу брюнета в некотором напряжении.



- Не могла бы ты немного помочь мне кое с чем?



- Могла бы, - опустив руку на бедро парня, прошептала Шиноа и внезапно резкий чих, заставил ее отшатнуться и вынырнуть из грез, в которых она уже целуется с Юичиро.



- Извини, - усмехнулся парень, прикрывая ладонью рот, - дурацкий вирус. 



- Не страшно, - процедила Шиноа, жалея об упущенном интимном моменте, продолжать который сейчас уже было бы нелепо, всему свое время. – Так что ты там хотел? – надежда на повторение попытки чуть позже, не покинула ее светлую голову.



 



***







Прибыв на место Микиной работы, Сангу оглядев собравшуюся бригаду, облегченно вздохнула – все шло по плану, информатора тут не было, а стало быть, одновременных проблем в любезном общении с Микой и этим человеком не возникнет. Покрутившись немного возле Шиндо, девушка, в конечном счете, присела на ближайшую лавочку, когда люди были готовы приступить к работе, и просто наблюдала за действиями, как она считала, своего парня. 



- О, привет, а ты что тут делаешь?



Она вздрогнула, услыхав над собой голос и моментально вскинула голову.



- Наруми? – выдохнула она. – Ты тут зачем? Ты же на другом участке должен был быть?



- Перенацелили, одним словом, - махнул рукой Макото, - сейчас вон того парня на свой участок отправлю, - он кивнул в сторону одного из парней, а затем присел рядом с Сангу и устремил на нее подозрительный взгляд. - Не ожидал тебя здесь увидеть, - он поглядел на Мику, к которому как он успел заметить, был прикован взгляд его подружки.



- А понимаешь, - стала оправдываться Мицуба, - это Шиноа меня попросила.



- Шиноа? – поднял бровь парень.



- Именно, она все еще считает, что у Мики кто-то есть, а сама сегодня как раз уехала с родителями и боится, что Мика такого шанса не упустит, - быстро сочинив оправдательную историю, выдала ее в свет Сангу.



- А ты тут в роли блюстителя нравственности Шиндо, тогда ладно, - усмехнулся Наруми и предпринял попытку ее поцеловать, однако девушка увернулась.



- Давай не на людях, я стесняюсь.



- Хм, как скажешь, - ответил Макото, хотя особой стеснительности за ней не наблюдалось, но девушка, что с нее возьмешь. Сегодня готова раздеться на первом свидании, а завтра любовнику заявит: не подходи, не прикасайся.



- Так, я пошел, - он встал со скамьи, - прогуляемся сегодня?



- Эм, нет, сегодня не могу, - улыбнулась Мицуба, бросив быстрый взгляд на Мику, однако парень был погружен в работу и не замечал ее общения с другим. Обидно, конечно, но сейчас такая увлеченность очень даже кстати.



- Вот же черт, - стиснула зубы Мицуба. Появление Наруми Макото было из рук вон выходящим для сегодняшнего вечера. Показывать Мике, свои отношения с Наруми очень не хотелось, и в то же время игнорировать парня было опасно, если с ним рассориться, некому будет больше доставлять им с Шиноа ценные сведения. 



Когда отработав положенное время и получив плату, рабочие стали расходиться, Мицуба подошла к Микаэлю.



- Кошмар, - произнесла она глядя на замученного парня, - никогда бы не подумала, что это так тяжело.



- Пустяки, - усмехнулся Микаэль и направился в подсобное помещение, дабы переодеться.



- Ничего себе пустяки, - фыркнула девушка, следуя рядом, совсем не обратив внимания на Наруми, только собравшегося окликнуть ее. - Я и тогда и сейчас, наблюдая за тобой, просто поражаюсь, как ты это выдерживаешь. 



- Подожди минуту, я сейчас, - бросил ей Микаэль и вошел в небольшое замкнутое помещение.



Постояв пару секунд, убедившись, что Микаэль там один, и никто пока не приближается, собравшись с духом, Мицуба толкнула дверь и вошла в полутемное помещение.



- Я же сказал, подожди меня, - беря с гвоздика свою футболку, стоя полуобнаженным, сказал ей Микаэль.



- Мика, извини, - Сангу подошла к парню почти вплотную и осторожно положила ладони на его обнаженную грудь.



- Мицуба? – распахнул глаза Мика, поражаясь поведению девушки. – Ты чего?



- Мика, ты, - она прижалась к нему еще сильнее, - ты очень нравишься мне, нет, даже не так, - она мотнула головой, - я люблю тебя, очень давно. Я хочу быть с тобой.



Ее руки заскользили вверх и, притянув парня к себе, наплевав на все, ибо она не могла упустить этот момент, она слилась с ним в поцелуе. Яростно впиваясь в такие желанные губы парня, она не заметила, как оказалась прижатой спиной к стене. Она не могла поверить, что Мика начнет отвечать ей и эти его действия сейчас были восхитительны, но он не пытался трогать ее тело, просто умело целовал в ответ, зато она могла и ее руки неустанно оглаживали того, кого она долгое время не могла сподвигнуть на подобные действа. Так сладко и притягательно и пусть это всего лишь поцелуй. Его тело такое приятное на ощупь, она даже не думала, что кожа парня может быть настолько мягкой, она чувствует его мышцы и все внутри начинает сладко сжиматься. Шаг, всего один шаг навстречу, а дальше все пойдет само собой.



Шиндо заранее зная, что не станет заходить дальше, чем полагается, ответил на просьбу девочки, уже который год бегающей за ним. Что же, она заслужила награду за усердие. А тем более Мицуба засомневалась и лишний повод показать себя натуралом вполне уместен, а потому Мика преспокойно проникал ей в рот языком, ловил и ласкал ее язык. 



Не воспринимая это даже за измену, он насиловал рот девушки, оглаживающей его в этом непримечательном помещении. И в какой-то момент сознание пронзила четкая ассоциация. Перед ним также стоит девочка. Темно. Ее трудно разглядеть, но он знает ее дорогие черты и свет вовсе не требуется. Она робкая, не знает как поступать, но не подает виду. Можно лишь догадываться о ее истинном чувстве страха перед первым разом. Микаэль гладит ее, целует, пытаясь расслабить, успокоить, показать, что он рядом и ей нечего бояться.



И вспоминая ее, девочку с каштановыми волосами, сердце Шиндо пронзает боль и, вздрагивая, он резко отстраняется от Мицубы, закрывая лицо рукой.



- Мика, - испугавшись, воскликнула Сангу. – Ты в порядке?



- Да, извини, - срывающимся голосом пролепетал Микаэль, продолжая держать руку у лица, пытаясь прогнать из головы ужасные мысли.



- Мика, в чем дело? – допытывалась

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<геи - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda