Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 1165 сообщений
Cообщения с меткой

катынь - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_matveychev_oleg

Катынская мифология

Пятница, 31 Августа 2018 г. 17:00 (ссылка)

Игорь Цесельский

Тверские ученые выяснили что на территории мемориала "Медное" захоронены не "убитые НКВД" поляки, а бойцы Красной армии

На фоне продолжающей набирать обороты в европейских СМИ русофобии в ход пошли старые мифы, от Катыни--где, якобы НКВД уничтожило десятки тысяч польских офицеров, до авиакатастофы под Смоленском, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский. Вчера российские ученые провели в Тверской области "круглый стол" где были озвучены факты разоблачающие один из главных мифов Катынской трагедии. Но в европейские СМИ эти факты попадут навряд ли-- равно как и выводы российско-польской комиссии, которая в начале сентября в очередной раз осмотрит детали разбившегося в 2012 году под Смоленском президентского Ту-154

Как сообщила СМИ официальный представитель Следственного комитета РФ Светлана Петренко, со стороны Польши поступил запрос о проведении процессуальных действий в России СК удовлетворил запрос. Дополнительный осмотр агрегатов и конструктивных элементов самолета запланирован на период с 3 по 7 сентября сего года. Осмотр пройдет в присутствии польских представителей. По информации СК РФ, результаты следственных действий будут переданы польской стороне. Реакцию предсказать, к сожалению, нетрудно: чтобы не показало исследование, европейские СМИ практически наверняка обвинят наше следствие в "фальсификации останков".

Между тем, вчера в Тверской области ученые и краеведы разоблачили один из главных мифов о Катынской трагедии, касающийся мемориального комплекса "Медное", который поляки считают "местом массовой расправы НКВД над 6311 польскими офицерами". Как сообщают местные СМИ, при раскопках, проводившихся в 90-х годах прошлого века никаких массовых захоронений которые можно было идентифицировать как польские, не было обнаружено. При исследованиях 1991 года по большим бедренным костям было подсчитано извлечение останков 243 человек, плюс 12 черепов с пулевыми отверстиями. В исследованиях 1996 года российская сторона вообще участия не принимала. Все делали поляки и результаты их работы для широкой российской публики недоступны. Тем не менее, количество именных табличек (6311) на польской части мемориала совершенно не соответствует количеству эксгумированных останков, что, очевидно, недопустимо в вопросах увековечения памяти погибших.


"Почему как-то "оптом" все останки признаны польскими? Потому что в захоронениях обнаруживали остатки красителя польской военной формы синего цвета. Тогда почему установили более шести тысяч именных табличек, тогда как по личным жетонам идентифицированы всего 16 человек? Ответ прост до наивности. Поименно увековечивание якобы там погребенных польских военнопленных осуществлялось по пересыльным спискам из Осташковского спецлагеря в город Калинин. Далее в дело вступила фантазия и политика. Всех посчитали расстрелянными и захороненными под Медным. И это притом, что никаких документов, приговоров, приказов и отчетов о массовых расстрелах так и не было найдено. Но мемориал все равно отгрохали, и польские делегации ежегодно приезжают туда скорбеть", — рассказывает издание Тверская неделя.

Против версии расстрела поляков НКВД выступают и местные краеведы. По их словам, исторические данные времен начала Великой Отечественной войны (время оккупации Тверской области), могут поставить жирный крест на основаниях создания мемориала "Медное". В тех местах шли ожесточенные бои с фашистами, прорывавшимися к Торжку. Гибло много бойцов Красной Армии, которых предположительно хоронили на территории дач НКВД. Плюс в окрестностях располагался военно-полевой госпиталь, где от ран также умирало немало бойцов. Подтверждают эти данные и ученые-историки.

"История с медновским захоронением началась, когда я еще не работал в музее. Я по специализации этнограф и археолог, и хотел бы осветить эту часть. Наш университет в 1996–1997 годах проводил в селе Медное и в деревне Ямок этнографическую экспедицию. Задачи были расширены. В частности, впервые собирали информацию о Великой Отечественной войне. В числе стандартных задач этнографической экспедиции – сбор сведений о "местах святых" либо "гиблых", то есть захоронениях. Первое, что показали исследования, захоронения советских солдат в народе гиблыми местами не считаются, воспринимаются населением спокойно, в отличие от захоронений врагов, которые считаются местами негативными. И эта память сохраняется столетиями. "Татарские курганы", "польские могилы" 1609 года – эти места до сих пор пользуются дурной славой. Так вот, в середине 90-х мы не встретили у информантов никаких упоминаний об относительно недавних польских захоронениях, ни о каких расстрелах.

Что касается информации о дачах НКВД, массовых захоронениях, черных машинах и экскаваторах, то она начинает прослеживаться где-то с 1999 года. То есть если этнографическая экспедиция на ранних этапах не обнаруживает ту или иную информацию, которая транслирована на широкие слои населения, но эта информация появляется позже, то речь может идти о вбросе. Также об этом свидетельствует расплывчатое упоминание источников: сам не видел, но тот-то рассказывал со слов еще кого-то, которому рассказывал какой-нибудь дед.

Точно установлено, что в народной памяти зафиксировано такое событие времен войны, как Марьинский прорыв. Когда немецкие войска выдвинули большие силы, чтобы взять Торжок. Ожесточенные бои развернулись в окрестностях деревни Ямок. В них погибло порядка двух тысяч красноармейцев. Местные жители рассказывали, что их привлекали к сбору тел погибших. Местами сбора тел были деревня Ямок и дачи НКВД, которые к тому моменту были снесены, и ориентирами служили фундаменты домов. Кстати, я видел фотоматериалы поисковых работ 1991 года, на которых в местах раскопов видны следы кирпичной кладки.

Кроме того, как профессиональных археолог, участвовавший в Вахтах памяти, могу констатировать, что описываемая картина поисковых работ 1991 года – описание грунтов, информация о сохранности тел и предметов, в том числе газет, противоречит всякой логике. Место раскопок, где теперь стоит мемориал, находится на высоком берегу Тверцы в сосновом бору на сухой песчаной почве. В таких условиях в 99% случаев на телах сохраняются волосы и даже ногти. Но в отчете указано, что работы проводились практически в болоте, останки были в ужасном состоянии, но при этом сохранились документы и газеты. Так не бывает. Очевидные несоответствия наталкивают на мысль, что выводам эксгумации доверять нельзя.

Более того, раскопы по своей структуре и количеству найденных останков больше напоминают дивизионные пункты погребения, а не расстрельные ямы",
— рассказал заведующий научно-исследовательским отделом Всероссийского историко-этнографического музея (Торжок) Валерий Цыков.

Еще более резко высказался доктор исторических наук, профессор Алексей Плотников.

"В образном варианте сегодня существуют три "катыни". Первая – это смоленская "катынь". Вторая – старобельская под Харьковом. И третья – медновская под Тверью. Хочу поприветствовать тверитян и выразить им огромную благодарность за то мужество, с которым они в последние годы борются с медновским историческим мифом. Думаю, благодаря их усилиям мы в ближайшее время сумеем достичь ощутимых результатов на этом направлении. Официальные власти не находят в себе сил и мужества начать называть вещи своими именами и загоняют себя в "катынский" тупик. Тем более активно нам с вами нужно вырабатывать активную общественную позицию по этому вопросу. Нужно больше и чаще открыто говорить, что "Катынь" – миф. Главное, общественность в массе своей если это не осознает, то чувствует. Ну, сколько можно бесконечно каяться и извиняться?

Тем более, когда нам подсовывают очевидные фальшивки, которые опровергаются железобетонными доказательствами. Например, история с находкой во Владимире-Волынском (Западная Украина) двух жетонов польских полицейских – Кулиговского и Маловейского, тогда как таблички с их именами установлены на польской части медновского мемориала. Правозащитник Гурьянов в ответ на этот факт конструирует целую историю о том, как эти жетоны могли попасть на Волынь. В итоге все равно приходит к выводу – расстреляли НКВДшники. С такими людьми невозможно вести диалог. Они не договороспособны и при крушении одного мифа будут создавать новые. Оттого возрастает, как я уже сказал, роль общественного мнения", — заявил профессор.

Добавить к словам местных любителей истории и ученых можно разве только то, что они редкие молодцы, отказавшиеся прогибаться под "уважаемых партнеров" и продолжающие добиваться правды. Придание этой информации широкой огласки могло бы научить некоторых деятелей отделять реальные трагедии от истерики и фантазии либералов конца 80-х - начала 90- годов прошлого века. То есть от всей нашей "правозащитнитной" и "творческой" шелухи, которая делает себе имя и состояние на вражеской пропаганде и нашем самонегативизме.


Игорь Цесельский


https://matveychev-oleg.livejournal.com/7489508.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_pravdoiskatel77

Катынская мифология

Вторник, 29 Августа 2018 г. 03:13 (ссылка)






Тверские ученые выяснили что на территории мемориала «Медное» захоронены не «убитые НКВД» поляки, а бойцы Красной армии



На фоне продолжающей набирать обороты в европейских СМИ русофобии в ход пошли старые мифы, от Катыни--где, якобы НКВД уничтожило десятки тысяч польских офицеров, до авиакатастофы под Смоленском, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский. Вчера российские ученые провели в Тверской области «круглый стол» где были озвучены факты разоблачающие один из главных мифов Катынской трагедии. Но в европейские СМИ эти факты попадут навряд ли-- равно как и выводы российско-польской комиссии, которая в начале сентября в очередной раз осмотрит детали разбившегося в 2012 году под Смоленском президентского Ту-154


Как сообщила СМИ официальный представитель Следственного комитета РФ Светлана Петренко, со стороны Польши поступил запрос о проведении процессуальных действий в России СК удовлетворил запрос. Дополнительный осмотр агрегатов и конструктивных элементов самолета запланирован на период с 3 по 7 сентября сего года. Осмотр пройдет в присутствии польских представителей. По информации СК РФ, результаты следственных действий будут переданы польской стороне. Реакцию предсказать, к сожалению, нетрудно: чтобы не показало исследование, европейские СМИ практически наверняка обвинят наше следствие в «фальсификации останков».



Между тем, вчера в Тверской области ученые и краеведы разоблачили один из главных мифов о Катынской трагедии, касающийся мемориального комплекса "Медное", который поляки считают «местом массовой расправы НКВД над 6311 польскими офицерами». Как сообщают местные СМИ, при раскопках, проводившихся в 90-х годах прошлого века никаких массовых захоронений которые можно было идентифицировать как польские, не было обнаружено. При исследованиях 1991 года по большим бедренным костям было подсчитано извлечение останков 243 человек, плюс 12 черепов с пулевыми отверстиями. В исследованиях 1996 года российская сторона вообще участия не принимала. Все делали поляки и результаты их работы для широкой российской публики недоступны. Тем не менее, количество именных табличек (6311) на польской части мемориала совершенно не соответствует количеству эксгумированных останков, что, очевидно, недопустимо в вопросах увековечения памяти погибших.


«Почему как-то «оптом» все останки признаны польскими? Потому что в захоронениях обнаруживали остатки красителя польской военной формы синего цвета. Тогда почему установили более шести тысяч именных табличек, тогда как по личным жетонам идентифицированы всего 16 человек? Ответ прост до наивности. Поименно увековечивание якобы там погребенных польских военнопленных осуществлялось по пересыльным спискам из Осташковского спецлагеря в город Калинин. Далее в дело вступила фантазия и политика. Всех посчитали расстрелянными и захороненными под Медным. И это притом, что никаких документов, приговоров, приказов и отчетов о массовых расстрелах так и не было найдено. Но мемориал все равно отгрохали, и польские делегации ежегодно приезжают туда скорбеть», — рассказывает издание Тверская неделя.


Против версии расстрела поляков НКВД выступают и местные краеведы. По их словам, исторические данные времен начала Великой Отечественной войны (время оккупации Тверской области), могут поставить жирный крест на основаниях создания мемориала «Медное». В тех местах шли ожесточенные бои с фашистами, прорывавшимися к Торжку. Гибло много бойцов Красной Армии, которых предположительно хоронили на территории дач НКВД. Плюс в окрестностях располагался военно-полевой госпиталь, где от ран также умирало немало бойцов. Подтверждают эти данные и ученые-историки.


«История с медновским захоронением началась, когда я еще не работал в музее. Я по специализации этнограф и археолог, и хотел бы осветить эту часть. Наш университет в 1996–1997 годах проводил в селе Медное и в деревне Ямок этнографическую экспедицию. Задачи были расширены. В частности, впервые собирали информацию о Великой Отечественной войне. В числе стандартных задач этнографической экспедиции – сбор сведений о «местах святых» либо «гиблых», то есть захоронениях. Первое, что показали исследования, захоронения советских солдат в народе гиблыми местами не считаются, воспринимаются населением спокойно, в отличие от захоронений врагов, которые считаются местами негативными. И эта память сохраняется столетиями. «Татарские курганы», «польские могилы» 1609 года – эти места до сих пор пользуются дурной славой. Так вот, в середине 90-х мы не встретили у информантов никаких упоминаний об относительно недавних польских захоронениях, ни о каких расстрелах.


Что касается информации о дачах НКВД, массовых захоронениях, черных машинах и экскаваторах, то она начинает прослеживаться где-то с 1999 года. То есть если этнографическая экспедиция на ранних этапах не обнаруживает ту или иную информацию, которая транслирована на широкие слои населения, но эта информация появляется позже, то речь может идти о вбросе. Также об этом свидетельствует расплывчатое упоминание источников: сам не видел, но тот-то рассказывал со слов еще кого-то, которому рассказывал какой-нибудь дед.


Точно установлено, что в народной памяти зафиксировано такое событие времен войны, как Марьинский прорыв. Когда немецкие войска выдвинули большие силы, чтобы взять Торжок. Ожесточенные бои развернулись в окрестностях деревни Ямок. В них погибло порядка двух тысяч красноармейцев. Местные жители рассказывали, что их привлекали к сбору тел погибших. Местами сбора тел были деревня Ямок и дачи НКВД, которые к тому моменту были снесены, и ориентирами служили фундаменты домов. Кстати, я видел фотоматериалы поисковых работ 1991 года, на которых в местах раскопов видны следы кирпичной кладки.


Кроме того, как профессиональных археолог, участвовавший в Вахтах памяти, могу констатировать, что описываемая картина поисковых работ 1991 года – описание грунтов, информация о сохранности тел и предметов, в том числе газет, противоречит всякой логике. Место раскопок, где теперь стоит мемориал, находится на высоком берегу Тверцы в сосновом бору на сухой песчаной почве. В таких условиях в 99% случаев на телах сохраняются волосы и даже ногти. Но в отчете указано, что работы проводились практически в болоте, останки были в ужасном состоянии, но при этом сохранились документы и газеты. Так не бывает. Очевидные несоответствия наталкивают на мысль, что выводам эксгумации доверять нельзя.


Более того, раскопы по своей структуре и количеству найденных останков больше напоминают дивизионные пункты погребения, а не расстрельные ямы»,
— рассказал заведующий научно-исследовательским отделом Всероссийского историко-этнографического музея (Торжок) Валерий Цыков.


Еще более резко высказался доктор исторических наук, профессор Алексей Плотников.


«В образном варианте сегодня существуют три «катыни». Первая – это смоленская «катынь». Вторая – старобельская под Харьковом. И третья – медновская под Тверью. Хочу поприветствовать тверитян и выразить им огромную благодарность за то мужество, с которым они в последние годы борются с медновским историческим мифом. Думаю, благодаря их усилиям мы в ближайшее время сумеем достичь ощутимых результатов на этом направлении. Официальные власти не находят в себе сил и мужества начать называть вещи своими именами и загоняют себя в «катынский» тупик. Тем более активно нам с вами нужно вырабатывать активную общественную позицию по этому вопросу. Нужно больше и чаще открыто говорить, что «Катынь» – миф. Главное, общественность в массе своей если это не осознает, то чувствует. Ну, сколько можно бесконечно каяться и извиняться? Тем более, когда нам подсовывают очевидные фальшивки, которые опровергаются железобетонными доказательствами. Например, история с находкой во Владимире-Волынском (Западная Украина) двух жетонов польских полицейских – Кулиговского и Маловейского, тогда как таблички с их именами установлены на польской части медновского мемориала. Правозащитник Гурьянов в ответ на этот факт конструирует целую историю о том, как эти жетоны могли попасть на Волынь. В итоге все равно приходит к выводу – расстреляли НКВДшники. С такими людьми невозможно вести диалог. Они не договороспособны и при крушении одного мифа будут создавать новые. Оттого возрастает, как я уже сказал, роль общественного мнения», — заявил профессор.


Добавить к словам местных любителей истории и ученых можно разве только то, что они редкие молодцы, отказавшиеся прогибаться под «уважаемых партнеров» и продолжающие добиваться правды. Придание этой информации широкой огласки могло бы научить некоторых деятелей отделять реальные трагедии от истерики и фантазии либералов конца 80-х - начала 90- годов прошлого века. То есть от всей нашей «правозащитнитной» и «творческой» шелухи, которая делает себе имя и состояние на вражеской пропаганде и нашем самонегативизме.


РИА Катюша


http://katyusha.org/view?id=10482


https://pravdoiskatel77.livejournal.com/13132255.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
markusan

КАТЫНСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Среда, 29 Августа 2018 г. 12:30 (ссылка)

Это цитата сообщения komrik Оригинальное сообщение


Катынская мифология


Тверские ученые выяснили что на территории мемориала «Медное» захоронены не «убитые НКВД» поляки, а бойцы Красной армии.





На фоне продолжающей набирать обороты в европейских СМИ русофобии в ход пошли старые мифы, от Катыни--где, якобы НКВД уничтожило десятки тысяч польских офицеров, до авиакатастофы под Смоленском, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский. Вчера российские ученые провели в Тверской области «круглый стол» где были озвучены факты разоблачающие один из главных мифов Катынской трагедии. Но в европейские СМИ эти факты попадут навряд ли-- равно как и выводы российско-польской комиссии, которая в начале сентября в очередной раз осмотрит детали разбившегося в 2012 году под Смоленском президентского Ту-154



Как сообщила СМИ официальный представитель Следственного комитета РФ Светлана Петренко, со стороны Польши поступил запрос о проведении процессуальных действий в России СК удовлетворил запрос. Дополнительный осмотр агрегатов и конструктивных элементов самолета запланирован на период с 3 по 7 сентября сего года. Осмотр пройдет в присутствии польских представителей. По информации СК РФ, результаты следственных действий будут переданы польской стороне. Реакцию предсказать, к сожалению, нетрудно: чтобы не показало исследование, европейские СМИ практически наверняка обвинят наше следствие в «фальсификации останков».

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
markusan

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПРИНЯЛ СЕНСАЦИОННОЕ РЕШЕНИЕ

Вторник, 14 Августа 2018 г. 10:37 (ссылка)


Европейский суд принял сенсационное решение о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине «документы», указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.



 


 


 



Европейский суд принял сенсационное решении о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине "документы", указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.




Европейский суд принял сенсационное решении о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине «документы», указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.




Европейский суд принял сенсационное решении о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине «документы», указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.

Молчит либеральная РС «Эхо Москвы», молчат «Грани», молчит «Новая газета».

А ведь это топ-сенсация мирового уровня.

И что теперь со всем эти делать?

Россия не несёт ответственности за массовый расстрел польских офицеров в Катыни– такое решение принял Европейский суд по правам человека.

Решение сенсационное: выходит, что последние 20 лет руководство нашей страны неустанно каялось в преступлении, которое в 40-е годы совершил кто-то другой. Выходит, что документы о катынском расстреле, которые появились в конце 80-х из рукава члена Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева, не более чем фальшивка – суд даже не принял их к рассмотрению.

Кому-то в окружении президента СССР Михаила Горбачёва нужно было скомпрометировать отечественную историю и лично Иосифа Сталина накануне распада СССР.



http://dnr-iskra.ru/evropejskij-sud-prinyal-sensat...h-ofitserov-pod-katynyu-povin/


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

Европейский суд: документы, обвиняющие СССР в Катынском расстреле, фальшивка!

Понедельник, 13 Августа 2018 г. 14:13 (ссылка)



Европейский суд принял сенсационное решении о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине "документы", указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
русалла

Европейский суд принял сенсационное решение

Воскресенье, 12 Августа 2018 г. 07:30 (ссылка)



1.
38875060_549395328809987_8291151781849726976_n (600x700, 389Kb)

Европейский суд принял сенсационное решение о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине "документы", указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.
Молчит либеральная РС "Эхо Москвы", молчат "Грани", молчит "Новая газета".
А ведь это топ-сенсация мирового уровня.
И что теперь со всем эти делать?
Россия не несёт ответственности за массовый расстрел польских офицеров в Катыни– такое решение принял Европейский суд по правам человека.
Решение сенсационное: выходит, что последние 20 лет руководство нашей страны неустанно каялось в преступлении, которое в 40-е годы совершил кто-то другой. Выходит, что документы о катынском расстреле, которые появились в конце 80-х из рукава члена Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева, не более чем фальшивка – суд даже не принял их к рассмотрению.
Кому-то в окружении президента СССР Михаила Горбачёва нужно было скомпрометировать отечественную историю и лично Иосифа Сталина накануне распада СССР.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

Памятник ужасен и не отвечает требованиям времени

Воскресенье, 03 Июня 2018 г. 22:58 (ссылка)





В США убирают один из самых известных памятников в честь Катыни.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Памятник ужасен и не отвечает требованиям времени

Воскресенье, 03 Июня 2018 г. 17:21 (ссылка)



В США убирают один из самых известных памятников в честь Катыни.

На новость из пригорода Нью-Йорка в Варшаве отреагировали сразу и болезненно. Настолько она выглядела неправдоподобной и уж тем более – непредсказуемой. Мыслимо ли, что можно одним росчерком пера градоначальника убрать с глаз долой символический и важный для поляков памятник. Во всяком случае, решение мэра Джерси-Сити Стивена Фулопа в голове не укладывалось. Одно дело – сносить памятники самим, пусть и установленные в благодарность советским воинам-освободителям от фашистских завоевателей, а другое – подвергнуться унижению за свергаемый кем-то памятник полякам.
Город Джерси-Сити с населением 250 тыс. человек расположен на западном берегу Гудзона и входит в состав Нью-Йоркской агломерации. Мемориал, о котором идет речь, представляет собой польского солдата с кляпом во рту, связанными за спиной руками и вбитым в спину примкнутым к карабину штыком. Он был сооружен польскими эмигрантами в 1991 году. Американцы польского происхождения из Нью-Джерси и Нью-Йорка выбрали его центром манифестаций в годовщину Катынской трагедии 1940 года – расстрела органами НКВД польских военнослужащих, а в последние годы и в годовщину смоленской авиакатастрофы 2010 года, унесшей жизни 96 человек вместе с тогдашним президентом Лехом Качиньским.

Сценарий избавления от Катынского памятника в Джерси-Сити как будто под копирку был списан с разыгранной варшавской мэрией истории со сносом первого в Польше памятника советско-польскому братству по оружию, открытого в 1945 году. Схожими оказались даже аргументы сноса и оценка художественности сооружения.
В 2011 году памятник в Варшаве был демонтирован в связи со строительством второй линии метро и подлежал восстановлению. Однако в 2015-м горсовет польской столицы отменил свое же решение вернуть памятник на прежнее место. Поводом же для сноса Катынского памятника власти Джерси-Сити назвали реконструкцию района Эксчендж-плейс и разбивку парка на его месте. Пока же он будет храниться в Департаменте общественных работ, но место дальнейшего размещения памятника пока не определено.

Эта неопределенность, а еще больше – игнорирование американских поляков, которых не уведомили о городском проекте, вызвали волну возмущения в Варшаве и среди польской диаспоры в США. "Ситуация на самом деле скандальная и очень обидная для нас", – отозвался о намерении убрать Катынский памятник с площади у Гудзона в Джерси-Сити маршал Сената Польши (спикер верхней палаты парламента) Станислав Карчевский. Посол Польши в США Петр Вильчек напомнил, что мемориал был установлен после десятка лет усилий польско-американской общественности, и призвал все стороны к диалогу с целью не допустить переноса памятника. Директор Института национальной памяти Ярослав Шарек выпустил специальное коммюнике, в котором осудил "анонс демонтажа и переноса в другое место Катынского памятника" и подчеркнул, что "монумент связанного польского офицера с вбитым в спину советским штыком вместе с окружающими его памятными досками в честь умерших от голода сосланных в Сибирь и жертв теракта 11 сентября 2001 года также имеет свое универсальное измерение".

В администрации президента Польши сообщили, что, по мнению Анджея Дуды, Катынский памятник "является важным свидетельством почитания и памяти жертв геноцида", напомнив, что президентская чета во время пребывания в США в 2016-м и мае этого года посетила мемориал в Джерси-Сити и возложила цветы к памятнику.
Пока же давление польских политиков на мэра Джерси-Сити никакого влияния на его решение не произвело. Зато впечатлений на 41-летнего Фулопа, родившегося в еврейской семье эмигрантов, добавило через край. Он не стал вступать ни в какие переговоры, а изложил свое видение возникшей ситуации в Twitter:

"Чтобы было ясно.
Памятник на сто процентов будет перенесен.
Ведущие представители польского правительства обратились ко мне. Не встречусь с людьми, которые хотят по-новому написать историю в вопросе участия своей страны в Холокосте.

Единственными людьми, которым отвечу, являются жители Джерси-Сити".

Чем дальше в лес, тем больше дров. Фулоп набросился персонально на попытавшегося вмешаться в городские дела упомянутого маршала Сената, обвинив Станислава Карчевского в антисемитизме и отрицании Холокоста. И в этом случае мэр слов уже не подбирал: "Вот правда о силе, которая стоит за этим памятником… Факты таковы, что известный антисемит, белый националист и отрицающее Холокост лицо, то есть, такой, как он, имеет нулевую достоверность. Единственной неприятностью является сенатор Станислав. Точка. Всегда хотел ему это сказать".

Немедленной реакцией на высказывание Фулопа стало письмо к нему посла Польши в Вашингтоне Вильчека, который, "учитывая тяжесть безосновательных обвинений", от имени правительства Республики Польша обращается с просьбой принести извинения маршалу Сената. "Я был шокирован вашими обвинениями в адрес Станислава Карчевского. Они фальшивы, болезненны и не соответствуют диалогу между занимающими властные посты в двух союзнических странах", – написал дипломат, призвав "очистить атмосферу и сосредоточить внимание на конструктивном диалоге, чтобы найти решение, которое не потребует переноса Катынского памятника".

Мэр Джерси-Сити, которого за оскорбления третьего лица в польском государстве некоторые хотят видеть в зале суда, пытается смягчить климат вокруг Катынского памятника, говоря, что ему будет найдено престижное место или даже после завершения строительных работ уготовано возвращение. Но вот позиция главного застройщика проекта Марка Де Марко, которую приводит Jersey Journal. Директор строительной фирмы считает, что центр Джерси-Сити – плохое место для Катынского памятника, поскольку он… "несколько ужасен" и "не соответствует настоящему времени". И добавляет, что "Россия изменилась и памятник передает искаженный и недружелюбный образ самого большого государства мира".

http://www.ng.ru/vision/2018-06-01/6_7237_polska.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com - цинк

Старая фотожаба приобрела новую злободневную актуальность.



С учетом того, что поляков расстреляли немцы осенью 1941 года, демонтаж подобных фейковых монументов можно только приветствовать.
Ну а Польшу, в свете принятого в США проеврейского закона о компенсациях, судя по всему ждет еще немало неприятных сюрпризов.

https://colonelcassad.livejournal.com/4230881.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
markusan

А.Ю.Плотников. Катынь: ложь и правда прошедшей войны

Пятница, 27 Апреля 2018 г. 09:47 (ссылка)


Вопрос о судьбе польских военнопленных, оказавшихся в Советском Союзе в 1939 году в результате поражения Польши в скоротечной «сентябрьской» войне с Германией, является в настоящее время одним из наиболее фальсифицируемых.



Более того, инструментом антисоветской, а теперь и антироссийской пропаганды, используемой наиболее недружественными и откровенно враждебными нам силами за рубежом (прежде всего — в Польше), а с начала 1990 годов — и внутри страны, наносящим серьёзный ущерб репутации и авторитету РФ.



Речь идёт о так называемом «Катынском деле» — о расстреле в начале Великой Отечественной войны под Смоленском немецкими оккупационными властями польских военнопленных, включая офицеров, выступающее, повторим, характерным примером фальсификации истории Второй мировой войны и одновременно одной из наиболее острых «точек политического противостояния» в современном мире.



Точнее будет сказать МИФА, поскольку «Катынское дело» — с самого начала своего возникновения в 1943 году справедливо получившее название «геббельсовской провокации» — без преувеличения является одной из крупнейших политических мистификаций ХХ века.



Провокацией, запущенной министром пропаганды третьего рейха и «подхваченной» Польшей, в которой виновниками попеременно выступают немцы и русские и никогда поляки, которые всегда позиционируют себя как невинные жертвы «тоталитарных» режимов, неизменно получая здесь «безоговорочную» поддержку со стороны Америки и западноевропейских (а в последнее время и «новоевропейских» восточных) государств, имеющих в этом совершенно определённый политический интерес.



Для того чтобы наиболее полно показать всю надуманность так называемой «Катынской проблемы», рассмотрим вопрос не изолированно — к чему стандартно прибегают сторонники версии о вине в расстреле поляков органами НКВД с целью сокрытия или замалчивания «неудобных» для них фактов, — а в комплексе с другими вопросами начального периода Второй мировой войны, начиная с того, сколько поляков оказалось в СССР в 1939 году, как и когда интернированные польские военнослужащие стали военнопленными, и до формирования на территории СССР армий генералов Андерса и 1-й польской дивизии (впоследствии — Первого корпуса) З.Берлинга, а также их кадрового и численного состава.



Кроме этого, отдельно рассмотрим открытую на сегодняшний день служебную переписку НКВД, касающуюся общего «движения» военнопленных поляков и разгрузки лагерей их содержания в 1940—41 годах.



Сразу следует оговориться, что определённые погрешности в цифрах здесь не только возможны, но неизбежны, однако это никак не изменяет общую картину того, что было в действительности, а не является подтасовкой или откровенной фальсификацией в угоду заранее заданной «политической версии» с заранее же известным единственно-правильным ответом.



Итак, в результате ввода 17 сентября 1939 года советских войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, а также в Виленскую область бывшей Польши, по разным оценкам, было интернировано (именно интернировано, а не взято в плен) около 120—125 тыс. поляков, большая часть которых — жители западных районов Белоруссии и Украины (главным образом, рядовой и сержантский состав) — была отпущена сразу же в местах интернирования. Именно поэтому назвать точное число оказавшихся в СССР польских военнослужащих (как, например, в случае с военнопленными японской Квантунской армии в 1945 г.) не представляется возможным, поскольку их учёт был налажен только после их перемещения на территорию СССР.



Среди них насчитывалось примерно 10 тыс. офицеров, как кадрового состава, так и офицеров запаса.



Поскольку на конец сентября 1939 года в приёмные пункты на Украине и в Белоруссии, по официальной статистике, было принято всего 64 125 военнослужащих бывшей польской армии, число «отпущенных по домам» на месте, по общим оценкам, составляет 56—60 тыс. человек (см.: Военно-исторический журнал (далее — ВИЖ). № 3. 1990. С. 41).



Военнопленными же, с юридической точки зрения, интернированные поляки стали после того, как польское эмигрантское правительство осенью того же 1939 года «объявило войну СССР» (за передачу Литве в октябре 1939 г. Виленской области).



Далее, в соответствии с советско-немецким соглашением об обмене военнопленными, в октябре и ноябре 1939 года немцам было передано 42,5 тыс. человек (уроженцев территории Польши, отошедшей Германии) и принято от немцев, соответственно, 24,7 тыс. — уроженцев территории, отошедшей Советскому Союзу, подавляющая часть которых была также сразу же освобождена (см.: ВИЖ. № 6. 1990. С. 52—53).



Таким образом, путём простых арифметических вычислений, можно вполне уверенно говорить о том, что к декабрю 1939 года у нас осталось не более 23—25 тыс. уже военнопленных поляков, включая около 10 тыс. офицеров (в 1940 г. к ним присоединилось ещё 3 300 военнослужащих бывшей польской армии с территорий вошедших в состав СССР Литвы и Латвии).



Это и есть те исходные цифры, из которых можно и нужно исходить при обсуждении всех последующих вопросов.



В этой связи следует особо подчеркнуть, что предъявляемая нам сейчас Польшей и нашими отечественными её «соратниками» цифра якобы «уничтоженных Сталиным» 25 тыс. человек (именно эта цифра фигурирует в так называемой «Записке Л.Берии в Политбюро ЦК ВКП(б) от марта 1940 г.», о которой будет сказано ниже) — среди которых, по данным той же «Записки», подавляющее большинство составляют именно военнослужащие — является абсурдной и нереальной «по факту», в силу практической невозможности.



Нереальной хотя бы потому, что общая численность армии генерала Андерса (отказавшейся воевать в СССР и переправленной в 1942 году в Иран) составила 75,5 тыс. человек, включая 5—6 тыс. офицеров, среди которых, по имеющимся оценкам, бывшие военнопленные составляли свыше 50%рядового и младшего комсостава, и практически весь офицерский состав, а сформированной в 1943 году 1-й польской дивизии им. Т.Костюшко (впоследствии Первый польский корпус Войска Польского) под командованием генерала Берлинга — 78 тыс. человек, в которое также вошло значительное число бывших военнопленных, включая, по подсчётам автора, не менее нескольких сот офицеров.



Далее. Из общего числа польских военнопленных судьба 14 135 человек (рядового и сержантского состава), занятых в 1939—1941 годах на строительстве дороги Ровно-Львов и содержавшихся в Львовском лагере для военнопленных, хорошо известна и чётко прослеживается по официальным документам: все они «на третий день после нападения Германии на Советский Союз были эвакуированы в Старобельский лагерь, откуда переданы на формирование польской армии (армии Андерса. — А.П.); при этом потери при эвакуации составили 1 834 человека» (из Справки УПВИ НКВД от 5.12.1943 // Быв. ЦГОА. Ф. 1/п. Оп. 01е. Д. 1; цит. по: ВИЖ. № 3. 1990. С. 53).



Повторим, некоторые погрешности в цифрах неизбежны, но они никак не могут опровергнуть того факта, что большая часть находившихся в СССР в 1939—1941 годах польских военнопленных была к началу Великой Отечественной войны жива и составила кадровую основу сформированных у нас армий генералов Андерса (повторим, не менее 50%) и Берлинга (комплектование шло за счёт добровольцев — этнических поляков, проживавших в СССР, польских беженцев, военнопленных, а также призванных в 1939—1941 годах в Красную Армию этнических поляков — жителей Западной Украины и Западной Белоруссии).



В противном случае в них просто некому было бы воевать.



Уже одно это лишает всякого основания утверждения о расстреле нами даже 14,5 тыс. (начальные цифры «польских претензий» 1990-х), не говоря уже о цифре в 25 тыс. «убитых НКВД» военнопленных, о которой говорилось.



Тем не менее факт расстрела нескольких тысяч польских военнопленных, включая офицеров, в Катыни очевиден и сомнений не вызывает.



О прямых неопровержимых уликах, доказывающих вину в катынском расстреле именно немецкого командования, мы поговорим чуть ниже.



Сейчас же обратим внимание на следующее. Одним из главных аргументов польской (точнее, польско-геббельсовской) версии о расстреле поляков в Катыни органами НКВД служит апелляция нынешней Варшавы к служебной переписке «Управления по делам военнопленных и интернированных» Комиссариата (УПВИ НКВД) 1939—40 годов, которая, якобы, ясно свидетельствует о расстреле поляков «злыми советами».



Однако это очередная нечестная игра, а точнее, откровенное извращение и фальсификация имеющихся документов, когда видят не то, что написано, а то, «что хочется и нужно видеть». Причём делают это открыто и без всяких угрызений совести.



Вся многочисленная — и подчёркиваем — открытая на сегодняшний день служебная документация НКВД по делам польских военнопленных 1939—1945 годов не содержит даже намёка на какой-либо расстрел — тем более, массовый — речь в ней идёт лишь об их естественном «движении» из лагеря в лагерь и не более. Разумеется, если читать эти документы мало-мальски объективно, а не с заранее определённым Варшавой «политически-нужным» результатом, когда «белое» называется «чёрным» и «агентом НКВД» объявляется любой, кто попытается думать иначе.



О примере с 14,5 тыс. военнопленных, занятых на строительстве дороги Ровно-Львов уже говорилось.



Можно привести и другие не менее убедительные примеры. Так, в Записке начальника УПВИ Сопруненко на имя наркома Берии от 20 февраля 1940 года по вопросу предстоящей «разгрузки» Старобельского и Козельского лагерей для военнопленных предлагается «отпустить по домам» несколько сот (700—800) офицеров: тяжелобольных, инвалидов, 60 лет и старше, офицеров запаса из числа жителей западных областей Украины и Белоруссии, а на 400 офицеров «Корпуса пограничной охраны» (КОП), разведчиков и некоторых других категорий оформить дела для передачи на Особое совещание (далее — ОСО) при НКВД.



Обращаю внимание на слова «отпустить по домам», — это что, «зашифрованная команда» на расстрел? (См.: ВИЖ. № 6. 1990. С. 53—54).



Ещё более характерный документ: донесение особиста Осташковского лагеря на имя начальника Особого отдела УНКВД по Калининской области по аналогичному вопросу от марта 1940 года, где, в частности, говориться:



«Решение Особого совещания здесь у нас, во избежание различного рода эксцессов и волынок, ни в коем случае не объявлять, а объявлять таковые в том лагере, где они будут содержаться. Если же в пути следования от в[оенно]пленных последуют вопросы, куда их везут, то конвой им может объяснить одно: «На работы в другой лагерь» и далее прямо называются конкретные сроки осуждения на «3—5—8 лет лагерей (выделено мной. — А.П.)».



Это что, тоже свидетельство об отправке на расстрел? Ответ кажется вполне очевидным, но составители сборника «Пленники необъявленной войны» в примечании к документу, не моргнув глазом, пишут: «Датируется по тексту документа и днём принятия решения Политбюро ЦК ВКП(б) о расстреле (!)» (выделено мной. — А.П.) (см.: Из донесения начальника Особого отделения Осташковского лагеря, март 1940 г. / ЦА ФСБ РФ. Коллекция документов. // Катынь. Пленники необъявленной войны. Документы и материалы. — М., 1999, с. 382—384; http://katynbooks.narod.ru/prisoners/Docs/215.html).



Наконец, можно привести «Спецсообщение Л.П.Берии И.В.Сталину о военнопленных поляках и чехах» от 2 ноября 1940 года, где говорится о содержащихся в лагерях (а также во внутренней тюрьме НКВД) 18 297 военнопленных поляков, включая по-фамильно перечисленных генералов и старших офицеров (см.: АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 413. Л. 152—157. Подлинник. Машинопись).



Это после расстрела двух десятков тысяч в Катыни, Харькове и Медном?



Примеры можно продолжать, хотя выводы, думается, и так вполне очевидны — разумеется, для всех, кроме Польши — и особых комментариев не требуют.



Так что же произошло в действительности? Что это за «ОСО при НКВД», и какое именно решение оно приняло?



В действительности в условиях грозного предвоенного 1940 года (то, что война с Германией неизбежна, понимали все) было принято решение военнопленных поляков — в том числе, офицеров — направить на строительство стратегических объектов (дорог, аэродромов и т. д.), в частности, шоссе Москва-Минск, сыгравшего в дальнейшем важную роль при освобождении той же Польши.



Для этих целей часть военнопленных — включая большинство офицеров, содержавшихся в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях — решением Особого совещания при НКВД была осуждена на 5—8 лет (максимальный срок) лагерей, в результате чего они перестали быть военнопленными, превратившись в осуждённых.



Соответственно, эти военнопленные были сняты с учёта в УПВИ и переданы в ведение ГУЛАГа, занимавшегося осуждёнными по уголовным статьям.



Самое главное, и это следует особо подчеркнуть, ОСО не могло осуждать на высшую меру — расстрел (об этом чуть ниже).



Об этом, как было показано, прямо и свидетельствует вся упомянутая служебная переписка УПВИ.



Здесь же следует уточнить, что пленные польские офицеры содержались, главным образом, в Старобельском и Козельском лагерях



УПВИ; Осташковский же был преимущественно «солдатский», офицеров в нём было не более 400 человек. Всего в трёх лагерях содержалось примерно 9500—9600 офицеров, что подтверждается практически всеми источниками, включая польские, и, само главное, документами НКВД (см., например: Swiatek Romuald. The Katyn forest. — London: Panda press, 1988. С. 13—15).



Осуждённые ОСО из Козельского (а также, как показывают последние исследования, и из Старобельского) лагеря были направлены в три специальных лагеря (Лагеря Особого назначения — ЛОНы), расположенные западнее Смоленска, на строительство упоминавшегося шоссе Москва-Минск, где они и работали до июля 1941 года, вплоть до захвата этих лагерей немцами (см.: Сообщение специальной Комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками пленных польских офицеров // Правда, 3 марта 1952 г.).



Было ли это нарушением международного права (Женевской конвенции о содержании военнопленных 1929 г., участником которой Советский Союз не был, но положения которой соблюдал), не допускавшего уголовное преследование военнопленных?



Было, но на фоне бесчинств поляков в отношении пленных красноармейцев в 1920-х годах (по неполным сведениям, в польском плену погибло от 40 до 60 тыс. красноармейцев) и того, что СССР сделал для освобождения Польши во Второй мировой войне (напомним, при освобождении Польши погибло свыше 600 тыс. советских солдат и офицеров), право же, нарушением простительным.



Для всех, кроме Польши, власти которой, как свидетельствует история, никогда не отличались ни благодарностью, ни благородством. По отношению к России, особенно.



В любом случае, это не был расстрел, в котором нас с таким остервенением обвиняют Варшава и их российские «соратники».



Это и была та самая «разгрузка» лагерей, о которой говорилось выше, и правды, о которой так «боятся» польские фальсификаторы истории, называя переправку польских военнослужащих в лагеря под Смоленском на работу в качестве осужденных не иначе, как «доставкой на край расстрельного рва в Катынском лесу для выстрела в затылок». Выстрела из немецкого пистолета немецкой пулей.



В связи с последним замечанием ещё раз рассмотрим основные факты и аргументы, которые противоречат агрессивно насаждаемой заинтересованными силами единственно-правильной версии (любые попытки поставить которую под сомнение подвергаются со стороны Польши злобному и истеричному шельмованию) о расстреле поляков органами НКВД СССР и которые невозможно игнорировать, если разбирать дело мало-мальски объективно, а не с заранее известным политически-нужным результатом.



Однако до этого обратим внимание на следующее.



Главное, на чём строится «польская версия» обвинения — так называемая «тройка документов», неожиданно обнаруженная осенью 1992 года (проведённая ранее по этому вопросу по поручению М.Горбачёва генеральным прокурором СССР Н.С.Трубиным проверка никаких результатов не дала), главным из которых, в свою очередь, является «Записка Берии» в Политбюро ЦК ВКП(б) от марта 1940 года, в которой, якобы, предлагается расстрелять пленных офицеров.



Слово «якобы» употреблено не случайно, поскольку как содержание самой «записки» — как и двух других «доказательных» документов: выписки из решения Политбюро ЦК от 5 марта 1940 года и Записки председателя КГБ СССР А.Н.Шелепина на имя Н.С.Хрущева 1959 г.), — изобилующих огромным количеством смысловых и орфографических ошибок, а также ошибок в оформлении, недопустимых для документов подобного уровня, так и обстоятельства их «неожиданного» появления, вызывают законные сомнения в их подлинности, не считая отсутствия у советского руководства политической мотивации подобного решения (напомним, речь идет о массовом расстреле иностранных военнопленных).



Итак, главные документально подтверждённые факты и свидетельства, включая очевидные для любого следователя и просто добросовестного исследователя «вещественные доказательства», прямо указывающие на причастность к расстрелу польских офицеров именно немецких оккупационных властей осенью 1941 года, после занятия вермахтом Смоленска и Смоленской области, а не НКВД весной 1940 года, сводятся к следующим:



1. Найденные на месте расстрела гильзы немецкого производства калибра 6.35 и 7.65 мм (фирм ГЕКО / GECO и RWS), свидетельствующие о том, что поляки убиты из немецких пистолетов, поскольку оружие таких калибров на вооружении нашей армии и войск НКВД не стояло. Попытки польской стороны «доказать» закупку в Германии специально для расстрела поляков таких пистолетов являются несостоятельными, поскольку никаких документальных подтверждений этого не существует (и не может существовать, поскольку расстрелы органами НКВД, естественно, всегда проводились из штатного оружия, каковым были Наганы и — только у офицеров — ТТ, оба калибра 7.62 мм).



2. Руки у части расстрелянных офицеров были связаны бумажным шпагатом, который в СССР не производился, что ясно свидетельствует об их иностранном происхождении.



3. Отсутствие в архивах каких-либо документов о приведении приговора в исполнение (именно судебного приговора, а не «решения Политбюро ЦК», которое принимало только политические решения), при том что сохранилось подробное, документированное описание процесса этапирования (доставки) военнопленных поляков в распоряжение УНКВД по Смоленской области (документы были переданы польской стороне в начале 1990-х гг.) является реальным подтверждением того, что скрывать здесь что-либо (кроме факта отправки военнопленных в лагеря под Смоленском на работу) Советскому правительству было нечего, так как, если бы хотели уничтожить все следы, как, якобы, уничтожили «документы об исполнении», уничтожили бы и документацию об этапировании.



4. Найденные на части трупов расстрелянных в Катыни поляков документы (и немцами в ходе эксгумации в феврале-мае 1943 года, и нашей «Комиссией Бурденко» в 1944 году — в частности, паспорта, удостоверения офицеров и другие удостоверяющие личность документы (квитанции, открытки и т. д.) для любого следователя определённо свидетельствуют о нашей непричастности к расстрелу. Во-первых, потому, что НКВД никогда не оставил бы такие документальные улики (равно, как и газеты «именно весны» 1940 г., во множестве «найденные» немцами в могилах), поскольку на этот счёт существовала специальная инструкция; во-вторых, потому, что если бы документы по каким-либо причинам и оставили, то они были бы у всех расстрелянных, а не у «избранного» контингента (напомним, из 4 123 эксгумированных немцами тел документы были только у 2 730).



Здесь же следует особо подчеркнуть тот факт, что из общего числа эксгумированных офицеров было только 2 151 человек, остальные — священники, рядовые или в форме без опознавательных знаков, а также 221 гражданское лицо, о которых в Польше никогда не вспоминают.



Немцы же в 1941 году оставить у расстрелянных документы вполне могли, им тогда бояться чего-либо было незачем: они считали, что пришли навсегда, и ранее (весной — летом 1940 г.) открыто и совершенно не скрываясь, уничтожили около 7000 представителей «польской элиты» (в частности, в Пальмирском лесу под Варшавой — так называемый «Пальмирский расстрел» 1940 г.).



5. Подтверждённые многочисленными свидетельскими показаниями (и нашими, и польскими) свидетельства о присутствии пленных польских офицеров под Смоленском во второй половине 1940 — 1941 году.



6. Наконец, отсутствие реальной «технической» возможности «незаметно» расстрелять там нескольких тысяч человек в 1940 году: урочище «Козьи горы», расположенное недалеко от железнодорожной станции Гнездово, до начала войны было открытым и посещаемым местом (17 км от Смоленска), любимым местом отдыха горожан, районом, где располагались пионерские лагеря, где проходило «много дорожек в лесу» и находилась дача НКВД (сожжённая немцами при отступлении в 1943 г.), расположенная всего в 700 метрах от оживлённого Витебского шоссе, с регулярным — включая автобусное — движением (сами захоронения находятся всего в 200 метрах от шоссе). Что принципиально важно: место никогда не закрывалось для посещения до 1941 года, когда немцы обнесли его колючей проволокой и поставили вооружённую охрану.



7. Следует также особо отметить, что в СССР никогда не производилось массового расстрела иностранных военнопленных (исключая индивидуально осуждённых по закону за преступления тех же поляков в 1939—41 годах, о чём будет сказано ниже). Тем более, офицеров.



Здесь же всех пытаются убедить в том, что несколько тысяч иностранных граждан были расстреляны по решению Политбюро ЦК ВКП(б), то есть руководства политической партии (пусть и правящей), которая, повторим, могла принимать — и принимала — только политические решения, получавшие обязательное формально-юридическое оформление, которого нет.



Все эти аргументы и факты, однако, или сознательно игнорируются и извращаются, или же просто откровенно замалчиваются заинтересованными антироссийскими польскими и западными силами и их сторонниками в РФ (в первую очередь, теми, кто активно содействовал распространению у нас «Катынского мифа» в конце 1980-х — первой половине 1990-х гг.).



В связи с этим ещё раз обратим внимание на смысл главного «доказательного» документа, на котором основывается версия о расстреле поляков «подручными Берии» — «Записки Берии в ПБ ЦК № 794/б от марта 1940 г.».



А смысл состоит в том, что два десятка тысяч поляков предлагается расстрелять «в особом» порядке по решению «тройки» НКВД персонального состава. Как уже неоднократно отмечалось в многочисленных исследованиях и публикациях, такой порядок осуждения на смертную казнь — полный правовой абсурд.



Во-первых, потому, что «тройки», имевшие право осуждать на расстрел — и имевшие должностной, а не персональный состав, — были упразднены ещё в ноябре 1938 года, и в 1940 году таких «расстрельных» троек просто не было.



Во-вторых, потому, что «Особое совещание» при НКВД (ОСО), которое и подразумевается под «особым порядком», могло осуждать максимум на 8 лет исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) — на что, собственно, и были осуждены военнопленные поляки, участвовавшие в 1940—41 годах в строительстве шоссе Москва-Минск — поскольку, повторим, права осуждать на расстрел у Особого совещания не было.



Об этом прямо говорится в Положении об ОСО при НКВД, которое упрямо игнорируется и Польшей, и официальной Москвой, и которое по этой причине следует процитировать. Итак:



ПОЛОЖЕНИЕ 

ОБ ОСОБОМ СОВЕЩАНИИ 

ПРИ НАРОДНОМ КОМИССАРИАТЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР 

Утверждено Политбюро ЦК ВКП(б) 8 апреля 1937 г. 

Приложение к пункту 3 Протокола № 48



1. Предоставить Наркомвнуделу право в отношении лиц, признаваемых общественно-опасными, ссылать на срок до 5 лет под гласный надзор в местности, список которых устанавливается НКВД, высылать на срок до 5 лет под гласный надзор с запрещением проживания в столицах, крупных городах и промышленных центрах СССР, заключать в исправительно-трудовые лагеря и в изоляционные помещения при лагерях на срок до 5 лет, а также высылать за пределы СССР иностранных подданных, являющихся общественно-опасными.



2. Предоставить Наркомвнуделу право в отношении лиц, подозреваемых в шпионаже, вредительстве, диверсиях и террористической деятельности, заключать в тюрьму на срок от 5 до 8 лет.



3. Для осуществления указанного в пп. 1 и 2 при Народном Комиссаре Внутренних Дел под его председательством действует Особое Совещание в составе:



а) Заместителей Народного Комиссара Внутренних Дел;



б) Уполномоченного НКВД по РСФСР;



в) Начальника Главного Управления Рабоче-Крестьянской Милиции;



г) Народного Комиссара Союзной Республики, на территории которой возникло дело.



4. В заседаниях Особого Совещания обязательно участвует Прокурор Союза ССР или его заместитель, который, в случае несогласия как с самим решением Особого Совещания, так и с направлением дела на рассмотрение Особого Совещания, имеет право протеста в Президиум ЦИК Союза ССР.



В этих случаях решение Особого Совещания приостанавливается впредь до постановления по данному вопросу Президиума ЦИК СССР.



5. Постановление Особого Совещания о ссылке и заключении в исправительно-трудовой лагерь и тюрьму каждого отдельного лица должно сопровождаться указанием причины применения этих мер, района ссылки и срока. (Утверждено постановлением ЦИК и СНК СССР «Об Особом Совещании при НКВД СССР» от 05.11.1934; изменения внесены в 1937 г. Впервые опубликовано в «Военно-историческом журнале», 1993, № 8. С. 72; РГАСПИ (до 1999 г. — РЦХИДНИ). Ф. 17. Оп. 3. Д. 986. Л. 4, 24. Подлинник. Машинопись).



Комментарии, думается, здесь излишни.



И эта «Записка Берии», повторим, тот главный доказательный документ, на основании которого всех до сих пор пытаются убедить в том, что польские военнопленные в Катыни (а также в Медном в Твери и в Пятихатках под Харьковом) были, якобы, расстреляны органами НКВД.



Можно только удивляться, почему нынешнее политическое руководство РФ при наличии таких свидетельств, продолжает упорно «гнуть» линию Горбачёва-Ельцина, раз за разом «наступая на Катынские грабли», а не дезавуирует их раз и навсегда, сняв с себя и страны обвинение в том, чего она не совершала.



В этой связи проведение нового объективного расследования «Катынского дела» (предыдущее дело № 159 было закрыто Главной военной прокуратурой РФ в 2004 г.) является не только возможным, но и необходимым.



И это расследование рано или поздно обязательно состоится.



В связи с последним замечанием может возникнуть вопрос: так были ли все-таки в СССР расстрелянные из числа польских военнопленных 1939 года?



Да, были, но только за тяжкие уголовные преступления, в частности, виновные в массовом уничтожении в 1920—21 годах пленных советских красноармейцев, сотрудники польских карательных органов, принимавших участие в организации диверсий и других преступлений против СССР в довоенное время, а также совершавшие преступления уже после 17 сентября 1939 года. Среди них, естественно, были и военнослужащие, включая офицеров.



По свидетельствам бывших высших руководителей СССР (в частности, Л.М.Кагановича, В.М. Молотова и бывшего Наркома по строительству СССР С.З.Гинзбурга), таких осуждённых на расстрел польских граждан было не более 3 200 человек (точную цифру — 3 196 назвали Каганович и Гинзбург) (см.: Тайны Катынской трагедии. Материалы «Круглого стола», проведённого в Государственной Думе ФС РФ 19 апреля 2010 г. / Отв. за вып. В.И. Илюхин. — М., 2010, с. 64—65).



Однако расстреляны они были не на основе липового «решения Политбюро», а по уголовным делам с соблюдением всех предусмотренных юридических процедур, и расстреляны в тюрьме (где, собственно, и приводились в исполнение смертные приговоры), а не в «ямах смерти» в Катынском лесу с «аккуратным» уложением трупов для максимального — с известной немецкой любовью к порядку — заполнения «полезного» пространства.



Но это уже отдельная тема.



http://www.politpros.com/journal/read/?ID=996&journal=96

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
markusan

Катынское дело — новые факты

Пятница, 27 Апреля 2018 г. 09:44 (ссылка)


Как же хорошо, что сейчас все больше и больше рассекречивается документов за сроком давности и можно оценить с реальной точки зрения те или иные исторические события. Стало очевидно про вранье о жертвах Гулага, а теперь вскрываются подробности одной из крупнейших политических мистификаций ХХ века…



 Речь идёт о так называемом «Катынском деле» — о расстреле в начале Великой Отечественной войны под Смоленском немецкими оккупационными властями польских военнопленных, включая офицеров. Катынское дело» — с самого начала своего возникновения в 1943 году, стало инструментом антисоветской, а теперь и антироссийской пропаганды, используемой наиболее недружественными и откровенно враждебными нам силами за рубежом (прежде всего — в Польше), а с начала 1990 годов — и внутри страны, наносящим серьёзный ущерб репутации и авторитету РФ.


Для понимания вопроса, в 1943 (!) году представители Третьего рейха заявили об обнаружении на оккупированной Германией советской территории близ Смоленска массовых захоронений польских граждан. Вызванные немецкой стороной польская и международная комиссии экспертов установили причастность к расстрелам якобы НКВД СССР. Но после освобождения Смоленска в декабре 1943 года, в Катыни работало подразделение НКВД-НКГБ и медицинская комиссия под руководством Николая Николаевича Бурденко. Заключение ученых гласило, что польских офицеров и граждан СССР расстреляли в 1941 году немецкие солдаты. Эти выводы были специально добавлены советской стороной в документы Нюрнбергского процесса.



Факт расстрела нескольких тысяч польских военнопленных, включая офицеров, в Катыни очевиден и сомнений не вызывает. Но кто, кого расстреливал, до сих пор вызывает много споров. Но правду не скроешь, она как вода, всегда найдет себе дорогу. Прочитависследование, основанное на рассекреченных документах, я теперь понимаю, кто расстреливал поляков немецкими пулями из немецкого оружия…



https://cont.ws/post/250657


Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Moja_Polska (Автор -Cayetana_de_Alba)

Обновленную «Катынь» откроют представители России и Польши

Воскресенье, 22 Апреля 2018 г. 10:50 (ссылка)

Сегодня мемориальный комплекс – это символ общей скорби
regnum_picture_1524121368191461_big (640x480, 267Kb)
Иллюстрация: Rvio.histrf.ru

К церемонии открытия 20 апреля в Смоленской области мемориального комплекса «Катынь» присоединился посол Польши в России Влодзимеж Марчиняк. Об этом ИА REGNUM сообщили источники в польском посольстве, добавив также, что «во входном павильоне, отремонтированном в рамках общей реконструкции, представлена обновленная выставка о комплексе «Катынь» и «Польша — Россия. Отношения в XX вeкe».

Ранее пресс-служба Российского военно-исторического общества (РВИО) информировала, что почетными гостями торжественной церемонии открытия комплекса станут председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и министр культуры Владимир Мединский.

По словам исполнительного директора РВИО Владислава Кононова, та часть, где захоронены советские граждане, теперь благоустроена, а на всей территории установлена трехъязычная система навигации.

«В ходе научно-исследовательских работ было установлено, что в Катыни захоронено более 8 тысяч советских граждан, кроме широко известных ранее более 4 тысяч польских военнопленных, — рассказал научный директор РВИО Михаил Мягков. — В рамках проекта много сделано на территории так называемой «Долины смерти»: начаты эксгумационные работы, проведено первое перезахоронение останков. Сегодня это место общей скорби, важное как для России, так и для Польши».

Читайте ранее в этом сюжете: «Катынь – не место выяснения польско-российских отношений»

https://regnum.ru/news/polit/2406219.html

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_matveychev_oleg

Признание дня

Понедельник, 12 Февраля 2018 г. 10:00 (ссылка)



https://matveychev-oleg.livejournal.com/6806864.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<катынь - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda