Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 453 сообщений
Cообщения с меткой

и.бродский - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Ротмистр

ИОСИФ БРОДСКИЙ О ВЛАДИМИРЕ ВЫСОЦКОМ

Пятница, 17 Августа 2018 г. 15:07 (ссылка)


 




 




Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
пурпур

"Дорогая Анна Андреевна! Я напишу Вам гораздо лучше...." - Ваш И.Бродский

Понедельник, 25 Июня 2018 г. 05:29 (ссылка)

Это цитата сообщения красавицу_видеть_хотите Оригинальное сообщение


В промежутки между грозами,

Мрачной яркостью богатые,

Над притихшими березами

Облака стоят крылатые......

















 


 


Из собрания музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Фотокопия письма Иосифа Бродского


Анне Ахматовой 1962 год.





«Дорогая Анна Андреевна! Простите, Бога ради, поспешность этих стихов. Я напишу Вам гораздо лучшие. Просто хотел успеть к дню Вашего рождения. Поздравляю Вас. Хочу, чтобы все вокруг Вас было так, как Вы хотите. Ваш И. Бродский».







******
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_rss_krasa

"Дорогая Анна Андреевна! Я напишу Вам гораздо лучше...." - Ваш И.Бродский

Суббота, 23 Июня 2018 г. 16:51 (ссылка)

В промежутки между грозами,
Мрачной яркостью богатые,
Над притихшими березами
Облака стоят крылатые......


Из собрания музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Фотокопия письма Иосифа Бродского
Анне Ахматовой 1962 год.

"Дорогая Анна Андреевна! Простите, Бога ради, поспешность этих стихов. Я напишу Вам гораздо лучшие. Просто хотел успеть к дню Вашего рождения. Поздравляю Вас. Хочу, чтобы все вокруг Вас было так, как Вы хотите. Ваш И. Бродский".

ахматова-  Slava Fokk 1 (500x700, 85Kb)

А.А. Ахматовой
За церквами, садами, театрами,
За кустами в холодных дворах,
В темноте за дверями парадными,
За бездомными в этих дворах.
За пустыми ночными кварталами,
За дворцами над светлой Невой,
За подъездами их, за подвалами,
За шумящей над ними листвой.
За бульварами с тусклыми урнами,
За балконами, полными сна,
За кирпичными красными тюрьмами,
Где больных будоражит весна,
За вокзальными страшными люстрами,
Что толкаются, тени гоня,
За тремя запоздалыми чувствами
Вы живёте теперь от меня.

За любовью, за долгом, за мужеством,
Или больше - за Вашим лицом,
За рекой, осененной замужеством,
За таким одиноким пловцом.
За своим Ленинградом, за дальними
Островами, в мелькнувшем раю,
За своими страданьями давними,
От меня за замками семью.
Разделенье не жизнью, не временем,
Не пространством с кричащей толпой,
Разделенье не болью, не бременем,
И, хоть странно, но все ж не судьбой.
Не пером, не бумагой, не голосом -
Разделенье печалью... К тому ж
Правдой, больше неловкой, чем горестной:
Вековой одинокостью душ.

ахматова- ал.Тышлер (547x700, 121Kb)

На окраинах, там, за заборами,
За крестами у цинковых звезд,
За семью - семьюстами! - запорами
И не только за тысячу верст,
А за всею землею неполотой,
За салютом ее журавлей,
За Россией, как будто не политой
Ни слезами, ни кровью моей.
Там, где впрямь у дороги непройденной
На ветру моя юность дрожит,
Где-то близко холодная Родина
За финляндским вокзалом лежит,
И смотрю я в пространства окрестные,
Напряжённый до боли уже,
Словно эти весы неизвестные
У кого-то не только в душе.

Иосиф Бродский

23 июня 1889 – 5 марта 1966 гг.

…Я тихая, весёлая, жила
На низком острове, который словно плот,
Остановился в пышной невской дельте
О, зимние таинственные дни,
И милый труд, и лёгкая усталость,
И розы в умывальном кувшине!
Был переулок снежным и недлинным,
И против двери к нам стеной алтарной
Воздвигнут храм Святой Екатерины.

https://www.liveinternet.ru/users/3162595/post436747847/

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
красавицу_видеть_хотите

"Дорогая Анна Андреевна! Я напишу Вам гораздо лучше...." - Ваш И.Бродский

Суббота, 23 Июня 2018 г. 16:51 (ссылка)


В промежутки между грозами,

Мрачной яркостью богатые,

Над притихшими березами

Облака стоят крылатые......

















 


 


Из собрания музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Фотокопия письма Иосифа Бродского


Анне Ахматовой 1962 год.





«Дорогая Анна Андреевна! Простите, Бога ради, поспешность этих стихов. Я напишу Вам гораздо лучшие. Просто хотел успеть к дню Вашего рождения. Поздравляю Вас. Хочу, чтобы все вокруг Вас было так, как Вы хотите. Ваш И. Бродский».







******
Метки:   Комментарии (18)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Эльдис

И.Бродский. Выступление в Сорбонне.

Пятница, 08 Июня 2018 г. 13:56 (ссылка)

«Выступление в Сорбонне»

Изучать философию следует, в лучшем случае,
после пятидесяти. Выстраивать модель
общества - и подавно. Сначала следует
научиться готовить суп, жарить - пусть не ловить -
рыбу, делать приличный кофе.
В противном случае, нравственные законы
пахнут отцовским ремнём или же переводом
с немецкого. Сначала нужно
научиться терять, нежели приобретать,
ненавидеть себя более, чем тирана,
годами выкладывать за комнату половину
ничтожного жалованья - прежде, чем рассуждать
о торжестве справедливости. Которое наступает
всегда с опозданием минимум в четверть века.

Изучать труд философа следует через призму
опыта либо - в очках (что примерно одно и то же),
когда буквы сливаются и когда
голая баба на смятой подстилке снова
для вас фотография или же репродукция
с картины художника. Истинная любовь
к мудрости не настаивает на взаимности
и оборачивается не браком
в виде изданного в Гёттингене кирпича,
но безразличием к самому себе,
краской стыда, иногда - элегией.

(Где-то звенит трамвай, глаза слипаются,
солдаты возвращаются с песнями из борделя,
дождь - единственное, что напоминает Гегеля.)

Истина заключается в том, что истины
не существует. Это не освобождает
от ответственности, но ровно наоборот:
этика - тот же вакуум, заполняемый человеческим
поведением, практически постоянно;
тот же, если угодно, космос.
И боги любят добро не за его глаза,
но потому что, не будь добра, они бы не существовали.
И они, в свою очередь, заполняют вакуум.
И может быть, даже более систематически,
нежели мы: ибо на нас нельзя
рассчитывать. Хотя нас гораздо больше,
чем когда бы то ни было, мы - не в Греции:
нас губит низкая облачность и, как сказано выше, дождь.

Изучать философию нужно, когда философия
вам не нужна. Когда вы догадываетесь,
что стулья в вашей гостиной и Млечный Путь
связаны между собою, и более тесным образом,
чем причины и следствия, чем вы сами
с вашими родственниками. И что общее
у созвездий со стульями - бесчувственность, бесчеловечность.
Это роднит сильней, нежели совокупление
или же кровь! Естественно, что стремиться
к сходству с вещами не следует. С другой стороны, когда
вы больны, необязательно выздоравливать
и нервничать, как вы выглядите. Вот что знают
люди после пятидесяти. Вот почему они
порой, глядя в зеркало, смешивают эстетику с метафизикой.
Март 1989

Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество
гельб

Иосиф Бродский. «Мне говорят, что нужно уезжать…»

Среда, 16 Мая 2018 г. 18:41 (ссылка)


На фото: Иосиф Бродский навсегда покидает Ленинград. 4 июня 1972 г.

16 мая 1972 года поэту Иосифу Бродскому было предписано покинуть СССР. Перед этим Бродский был вызван в ОВИР и поставлен перед выбором: немедленная эмиграция или «горячие денёчки» — эта метафора могла означать допросы, психбольницы, тюрьмы. Избрав эмиграцию, Бродский старался оттянуть день отъезда, однако власти стремились поскорее избавиться от неугодного поэта и 4 июня 1972 года лишённый советского гражданства Бродский вылетел из Ленинграда по «израильской визе» и по предписанному еврейской эмиграции маршруту — в Вену.

ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
лили-марлен

Что далее. А далее зима.

Понедельник, 28 Ноября 2017 г. 02:43 (ссылка)

Orchard_House_in_Winter,_Concord_MA (700x525, 143Kb)

...

Что далее. А далее — зима.
Пока пишу, остывшие дома
на кухнях заворачивают кран,
прокладывают вату между рам,
теперь ты домосед и звездочет,
октябрьский воздух в форточку течет,
к зиме, к зиме все движется в умах,
и я гляжу, как за церковным садом
железо крыш на выцветших домах
волнуется, готовясь к снегопадам.

Иосиф Бродский, из поэмы «Шествие»

depositphotos_14297595-stock-photo-first-snow-in-the-forest (700x466, 50Kb)
yagody-krasnye-vetka-derevo (596x380, 56Kb)

ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
МаргаритаГК

Иосиф Бродский "Письма к стене"

Четверг, 18 Мая 2017 г. 08:48 (ссылка)

1e0b3ff2511a6c55c68b75dd65d86364b2da75270686631 (312x178, 16Kb)
proxy.imgsmail.ru (700x468, 34Kb)





Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.
Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.
За твоею спиной умолкает в кустах беготня.
Мне пора уходить. Ты останешься после меня.
До свиданья, стена. Я пошел. Пусть приснятся кусты.
Вдоль уснувших больниц. Освещенный луной. Как и ты.
Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди.
Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади.

Сохрани мою тень. Эту надпись не нужно стирать.
Все равно я сюда никогда не приду умирать,
Все равно ты меня никогда не попросишь: вернись.
Если кто-то прижмется к тебе, дорогая стена, улыбнись.
Человек -- это шар, а душа -- это нить, говоришь.
В самом деле глядит на тебя неизвестный малыш.
Отпустить -- говоришь -- вознестись над зеленой листвой.
Ты глядишь на меня, как я падаю вниз головой.

Разнобой и тоска, темнота и слеза на глазах,
изобилье минут вдалеке на больничных часах.
Проплывает буксир. Пустота у него за кормой.
Золотая луна высоко над кирпичной тюрьмой.
Посвящаю свободе одиночество возле стены.
Завещаю стене стук шагов посреди тишины.
Обращаюсь к стене, в темноте напряженно дыша:
завещаю тебе навсегда обуздать малыша.

Не хочу умирать. Мне не выдержать смерти уму.
Не пугай малыша. Я боюсь погружаться во тьму.
Не хочу уходить, не хочу умирать, я дурак,
не хочу, не хочу погружаться в сознаньи во мрак.
Только жить, только жить, подпирая твой холод плечом.
Ни себе, ни другим, ни любви, никому, ни при чем.
Только жить, только жить и на все наплевать, забывать.
Не хочу умирать. Не могу я себя убивать.

Так окрикни меня. Мастерица кричать и ругать.
Так окрикни меня. Так легко малыша напугать.
Так окрикни меня. Не то сам я сейчас закричу:
Эй, малыш! -- и тотчас по пространствам пустым полечу.
Ты права: нужно что-то иметь за спиной.
Хорошо, что теперь остаются во мраке за мной
не безгласный агент с голубиным плащом на плече,
не душа и не плоть -- только тень на твоем кирпиче.

Изолятор тоски -- или просто движенье вперед.
Надзиратель любви -- или просто мой русский народ.
Хорошо, что нашлась та, что может и вас породнить.
Хорошо, что всегда все равно вам, кого вам казнить.
За тобою тюрьма. А за мною -- лишь тень на тебе.
Хорошо, что ползет ярко-желтый рассвет по трубе.
Хорошо, что кончается ночь. Приближается день.
Сохрани мою тень.
1e0b3ff2511a6c55c68b75dd65d86364b2da75270686631 (312x178, 16Kb)


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ротмистр

Бродский: "Я ПАМЯТНИК СЕБЕ ВОЗДВИГ ИНОЙ"

Понедельник, 06 Марта 2017 г. 22:45 (ссылка)




Фото Greenberg Sergeij.




Greenberg Sergeij в Иосиф Бродский / Joseph Brodsky




Публикация в "Московском комсомольце" давняя,но не потерявшая актуальности до сих пор!


Иосиф Бродский: “Я памятник себе воздвиг иной! К постыдному столетию — спиной”.

Классика поэзии по случаю его 70-летия пытаются читать наизусть знаменитости

23 мая 2010.

Всего 70 лет со дня рождения. Иначе бы сложиться судьбе — и сейчас он, живой, принимал бы, очевидно, с неохотой, поздравления с юбилеем. Иосифа Бродского не стало 14 лет назад. Будучи для нас сегодня едва ли не самым современным из всех поэтов России, арифметически он не успел перешагнуть за край двадцатого века, безумного спортсменства. Именно так, без кавычек, — двадцатый век, безумное спортсменство. Как еще поздравлять и хранить память такого поэта? Раскавычить. Освободить от цитирования, как когда-то освободили Пушкина. Лермонтова, Ахматову, Мандельштама цитируют. И только Пушкин и Бродский имеют право на свободное вступление на архипелаг ЯЗЫК. Итак — Иосиф Бродский. Без кавычек.

В XIX веке — Пушкин, в ХХ веке — Бродский. Так говорят. Почему? Наберем охапку фактов наугад…

 Ссылок у Пушкина было две, у Бродского одна — в деревне Норинской Архангельской области. Быть другом Бродского стало уже профессией. Любимые женщины Бродского вызывают священный трепет и окружены тайной — например, Марина Басманова, которая до сих пор жива, не пишет о нем книг и не дает интервью. Идея изгнания у Пушкина вызрела в настоящее изгнание у Бродского — как известно, ему не разрешили вернуться в СССР из США даже на похороны родителей. А когда потом, в 90-х, новая страна начала умасливать признанного во всем мире поэта, нобелевского лауреата, когда Анатолий Собчак делает Бродского почетным гражданином города цвета окаменевшей водки, в котором столько лет по осколкам бежал пустырями? “Как хороши, как свежи будут розы, моей страной мне брошенные в гроб” — это не Бродский, а Северянин.

 Мы, в нашем времени, в нашей новой эпохе, обременены сложным сознанием. Пожалуй, только в стихах одного Бродского эта сложность — как в зеркале. Иронический выкрик — это предчувствие постмодернизма. Как договорились, без кавычек: Православные! Это не дело! Что вы смотрите обалдело?! Мы бы предали Божье Тело, расчищая себе пространство. Что это — моралите? Обличение? Глаголом жги сердца людей? Нет. Сложнее. Поэт-пророк нам больше не нужен: нам пожалуйте взгляд изнутри. Вуаля: Я включаю газ, согреваю кости. Я сижу на стуле, трясусь от злости. Не желаю искать жемчуга в компосте! Я беру на себя эту смелость! Пусть изучает навоз кто хочет! Патриот, господа, не крыловский кочет. Пусть КГБ на меня не дрочит. Не бренчи ты в подкладке, мелочь!

 Но Бродский идет еще дальше. Что такое сегодня, сейчас, в 2010-м, загадочная русская душа? Вот она, вся здесь: Зная медные трубы, мы в них не трубим. Мы не любим подобных себе, не любим тех, кто сделан был из другого теста. Нам не нравится время, но чаще — место. Что, скажем, неправда? Не про нас? А теперь — по строчкам. Нам смеяться стыдно и скучно плакать — вот оно самое, русская рефлексия. Нам приятней глупость, чем хитрость лисья, — вот современные приоритеты, замешанные на всей нашей истории. Наш пиджак зашит, а тулуп проколот — вот уж точно, все у нас не слава Богу. Конечно! Ведь Мы платили за всех, и не нужно сдачи.

Меня коробит от перспективы оказаться объектом позитивных переживаний в массовом масштабе — написал Бродский Собчаку в письме, где объяснил свой отказ посетить старую новую родину. Его коробит. Кроме него, никого это сейчас не коробит. Виват, Филипп Киркоров и То будущее, где жлобы с бумажником царить хотели бы и шуровать кастетами.

 Кстати, насчет бумажника. Когда Бродский выехал за границу, первое, что его поразило, — изобилие вещей в витринах. Вещи, вещизм — когда вещей было мало, а стало много, отношение к ним меняется. У Бродского в его стихах, написанных после отъезда, вещи остались такими же одушевленными героями, как в его период общей советской бедности. За рубашкой в комод полезешь, и день потерян — живая рубашка и живой комод… Эту одушевленность вещей в литературном мире так ярко, как Бродский, чувствовали только двое — Набоков, которого мучил закатившийся карандаш, и Сартр, который в ужасе бежал от трамвайного сиденья. Это объемное видение мира, этакое 3D для гениев, доступно не только гениям — а каждому, кто позволит себе хоть раз открыть, к примеру, Бродского.

 А Бродский идет еще дальше, перенося одушевление не только на предметы, но и на части речи. Меня окружают молчаливые глаголы, похожие на чужие головы, глаголы, голодные глаголы, голые глаголы, главные глаголы. Да, совдепия — это мир людей-глаголов. Работать, учиться, строить. А сейчас? Может быть, частицы? Вау, йес, о'кей… Или наречия? Клево, круто, обалденно, гламурно… Не надо гадать: Бродский все уже сказал. От всего человека вам остается часть речи. Часть речи вообще. Часть речи.

 И наконец. Свобода — это когда забываешь отчество у тирана. Добились ли мы этого? Мы говорим со временем на “вы”. Это написано не вчера. А все почему? Потому что мир останется прежним, да, останется прежним, ослепительно снежным и сомнительно нежным, мир останется лживым, мир останется вечным, может быть, постижимым, но все-таки бесконечным.

 Итак — 70 лет Иосифу Бродскому, умершему от инфаркта в 55 лет. Можно приготовить хорошие, свежие розы — и кинуть в гроб. Можно воспевать и славить. Как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево. Его-то уже здесь нет. И вся эта возня могильного характера остается здесь, с нами, на уровне не выше хрущевской пятиэтажки.

А он…

 Я памятник воздвиг себе иной!

К постыдному столетию — спиной.

К любви своей потерянной — лицом.

И грудь — велосипедным колесом.

А ягодицы — к морю полуправд.

Пускай меня низвергнут и снесут,

пускай в самоуправстве обвинят,

пускай меня разрушат, расчленят, —

в стране большой, на радость детворе

из гипсового бюста во дворе

сквозь белые незрячие глаза

струей воды ударю в небеса.

 В день юбилея Иосифа Бродского “МК” решил устроить небольшой блиц-опрос: назовите вашу любимую строчку из творчества поэта Иосифа Бродского. Мы ожидали, что все процитируют про Васильевский остров… Ан нет.

 Михаил Державин, актер:

 — Наизусть не помню. Любую строчку возьмите — я все его строчки люблю, но моя память так забита всякими строчками, что я сейчас даже Пушкина не вспомню. Бродский… Уникальный человек с поломанной судьбой, попавший под катки нашего могучего государства. Мы как-то виделись в Ленинграде. Такое было время — мы были молодые, рассеянные, впечатлений много, вдыхали новую поэзию, и в то же время кого-то поругивали газеты… А вот сейчас я старше Бродского. И как моментально пролетела жизнь…

 Игорь Верник, актер:

 — Это мой любимый поэт. В прошлом году мы с Аллой Демидовой открывали мемориальную доску Бродского в Венеции. Вот это: “Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря, дорогой, уважаемый, милая, но неважно…” Или: “Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил, но забыть одну жизнь — человеку нужна как минимум еще одна жизнь. И я эту долю прожил”. Или из 20 сонетов к Марии Стюарт. Я столько могу вам процитировать, вы представить себе не можете.



Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ulakisa

27 января великий Михаил Барышников отмечает свой 69-й день рождения.

Пятница, 27 Января 2017 г. 19:43 (ссылка)

bimage (614x683, 259Kb)


Как славно ввечеру, вдали Всея Руси,
Барышникова зреть. Талант его не стерся!
Усилие ноги и судорога торса
с вращением вкруг собственной оси
рождают тот полет, которого душа
как в девках заждалась, готовая озлиться!
А что насчет того, где выйдет приземлиться, -
земля везде тверда; рекомендую США.

И.Бродский



Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
сандро_пятый

Откуда к нам пришла Зима? Иосиф Бродский

Четверг, 26 Января 2017 г. 14:38 (ссылка)


Иосиф Бродский



Откуда к нам пришла зима,

не знаешь ты, никто не знает.




Умолкло все. Она сама

холодных губ не разжимает.

Она молчит. Внезапно, вдруг

упорства ты ее не сломишь.

Вот оттого-то каждый звук

зимою ты так жадно ловишь.



Шуршанье ветра о стволы,

шуршанье крыш под облаками,

потом, как сгнившие полы,

скрипящий снег под башмаками,

а после скрип и стук лопат,

и тусклый дым, и гул рассвета...

Но даже тихий снегопад,

откуда он, не даст ответа.



И ты, входя в свой теплый дом,

взбежав к себе, скажи на милость,

не думал ты хоть раз о том,

что где-то здесь она таилась:

в пролете лестничном, в стене,

меж кирпичей, внизу под складом,

а может быть, в реке, на дне,

куда нельзя проникнуть взглядом.



Быть может, там, в ночных дворах,

на чердаках и в пыльных люстрах,

в забитых досками дверях,

в сырых подвалах, в наших чувствах,

в кладовках тех, где свален хлам...

Но видно, ей там тесно было,

она росла по всем углам

и все заполонила.



Должно быть, это просто вздор,

скопленье дум и слов неясных,

она пришла, должно быть, с гор,

спустилась к нам с вершин прекрасных:

там вечный лед, там вечный снег,

там вечный ветер скалы гложет,

туда не всходит человек,

и сам орел взлететь не может.



Должно быть, так. Не все ль равно,

когда поднять ты должен ворот,

но разве это не одно:

в пролете тень и вечный холод?

Меж ними есть союз и связь

и сходство — пусть совсем немое.

Сойдясь вдвоем, соединясь,

им очень просто стать зимою.



Дела, не знавшие родства,

и облака в небесной сини,

предметы все и вещества

и чувства, разные по силе,

стихии жара и воды,

увлекшись внутренней игрою,

дают со временем плоды,

совсем нежданные порою.



Бывает лед сильней огня,

зима — порой длиннее лета,

бывает ночь длиннее дня

и тьма вдвойне сильнее света;

бывает сад громаден, густ,

а вот плодов совсем не снимешь...

Так берегись холодных чувств,

не то, смотри, застынешь.



И люди все, и все дома,

где есть тепло покуда,

произнесут: пришла зима.

Но не поймут откуда.



1962




16265429_786807291460689_4552034094316022949_n (700x437, 71Kb)

Метки:   Комментарии (6)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_rss_krasa

Бродские: отец и дочь

Четверг, 19 Января 2017 г. 21:25 (ссылка)


Это цитата сообщения ГалаМаг Оригинальное сообщениеБродские: отец и дочь

Но в памяти такая скрыта мощь,
Что возвращает образы и множит...
Шумит, не умолкая, память-дождь,
И память-снег летит и пасть не может.

Д. С. Самойлов


В мае 2015 года во дворе знаменитого питерского дома Мурузи на перекрестке улицы Пестеля и Литейного проспекта собралось много друзей и почитателей творчества Бродского: литературный мир отмечал его 75-летие. Поэт вырос в этом доме и в этом дворе, отсюда он вынужден был уехать в эмиграцию.


1 Дом Мурузи, где жила семья Бродских. (647x540, 140Kb)

Дом Мурузи, где жила семья Бродских

2 (650x433, 364Kb)

Этот двор и этот дом знают его поклонники и друзья. Но на этот раз сюда пришел человек, который оказался здесь впервые, — его дочь Анна-Мария (1993 г.р.). Она была его счастьем, он звал ее Нюшей. Его не стало, когда Нюше не исполнилось и трех лет.
Что она могла запомнить об отце?

Разумеется, ее окружили журналисты, задавали ей кучу вопросов, в том числе интересовались, что она читала из Бродского. Дочь ответила достойно - прочитала далеко еще не все, но будет впредь читать понемногу и медленно, чтобы продлить общение с отцом на всю оставшуюся жизнь. Это ее собственный способ сохранения памяти о нем. Мудрое решение. Поэзию Бродского залпом не осилишь: нужно много размышлять над каждым стихотворением, пока не произойдет процесс насыщения ею, а следовательно и понимания сказанного.

3 (634x578, 187Kb)

Многие жители и гости Петербурга проходя мимо дома Мурузи, смотрели на балкон Бродских и мечтали об открытии в их бывшей квартире музея знаменитого поэта.

4 (557x700, 138Kb)

У окна квартиры с видом на Спасо-Преображенский собор. 1956 г. Фото А. И. Бродского. Из архива М. И. Мильчика.

Наконец ожидаемое сбылось. Получил музей широко известное название «Полторы комнаты». "В полутора комнатах (если вообще по-английски эта мера пространства
имеет смысл), где мы жили втроем, был паркетный пол, и моя мать решительно
возражала против того, чтобы члены ее семьи, я в частности, разгуливали в носках. Она требовала от нас, чтобы мы всегда ходили в ботинках или тапочках", - именно этими словами начинается эссе Бродского с аналогичным названием. Для многих этот день оказался настоящим праздником. Очередь желающих побывать в музее Бродского растянулась до Литейного проспекта.

5 (648x630, 272Kb)

Анна-Мария на балконе квартиры Бродских

А теперь вспомним стихотворение Бродского, которое он посвятил дочери. Написано оно было в 1994 году на английском языке, поэтому существует несколько широко известных его переводов. Вначале работа поэта Григория Кружкова, который в свое время перевел на русский язык стихи любимых Бродским поэтов - Джона Донна и Роберта Фроста:

Дайте мне еще одну жизнь, и я буду петь
В кафе «Рафаэлла». Или просто сидеть,
Размышляя. Или у стенки стоять буфетом,
Если в том бытии не так пофартит, как в этом.

И поскольку нет жизни без джаза и легкой сплетни,
Я еще увижу тебя прекрасной, двадцатилетней —
И сквозь пыльные щели, сквозь потускневший глянец
На тебя буду пялиться издали, как иностранец.

В общем, помни — я рядом. Оглядывайся порою
Зорким взглядом. Покрытый лаком или корою,
Может быть, твой отец, очищенный от соблазнов,
На тебя глядит — внимательно и пристрастно.

Так что будь благосклонна к старым, немым предметам:
Вдруг припомнится что-то — контуром, силуэтом.
И прими, как привет от тебя не забывшей вещи
Деревянные строки на нашем общем наречье.


Трогательная забота, не правда ли? Отец согласен пребывать в любом обличье, но только рядом с дочерью. Чувствуется перекличка с рождественскими стихами: "...из глубины Вселенной, с другого ее конца,/звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца". Теперь это же стихотворение в переводе Андрея Олеара:

TO MY DAUGHTER / МОЕЙ ДОЧЕРИ

Дай мне другую жизнь — и я буду петь
в кафе «Рафаэлла». Или просто сидеть
там же. Хоть шкафом в углу торчать до поры,
если жизнь и Создатель будут не столь щедры.
Всё же, поскольку веку не обойтись
без джаза и кофеина, я принимаю мысль
стоять рассохшись, лет двадцать сквозь пыль и лак
щурясь на свет, расцвет твой и на твои дела.
В общем, учти — я буду рядом. Возможно, это
часть моего отцовства — стать для тебя предметом,
в особенности когда предметы старше тебя и больше,
строгие и молчат: это помнится дольше.
Так что люби их, даже зная о них немного, —
пусть призраком-силуэтом, вещью, что можно трогать,
вместе с никчёмным скарбом, что оставляю здесь я
на языке, нам общем, в сих неуклюжих песнях.


Свой стихотворный ответ отцу написала и Анна-Мария Бродская. К сожалению, она не владеет русским языком. Ее будущее в выборе профессии пока четко не определилось. Все время она уделяет маленькой дочке. Может быть она последует по стопам отца? Хотя пока мечтает стать иллюстратором.

6 (653x401, 188Kb)


TO MY FATHER / МОЕМУ ОТЦУ

Касаюсь запотевшего стекла,
и тень в ночи за краткий миг тепла
вдруг сделается ближе, дрогнет нить…
Воображенье? Может быть…
Ты поплотнее запахнул пальто,
бренча в кармане рифмами, зато
покой обрёл на дальних берегах.
Как там дышать? Там страшно? Этот страх
неведом мне сейчас, раз жизнь — дары,
паденья, взлёты, правила игры,
но с той, застывшей, стороны стекла
ты ждёшь, я чувствую. И я к тебе пришла.
Вся память — голоса внутри и вне —
тобою откликается во мне.
Звонок последний в колледже звенит,
но ты не здесь, ты там, где твой гранит.
Тоски, любви и голоса во мгле
мне никогда не хватит на земле.

<2015>

Перевод Анастасии Кузнецовой и Андрея Олеара


Остается лишь добавить, что в переводе стихов помимо известного томского переводчика и знатока поэзии Бродского Андрея Олеара, приняла участие Анастасия Кузнецова — первая дочь поэта (1972 г.р.), постоянно живущая в Питере. В этом же дворе сестры познакомились, обнялись и наплакались. Но это уже отдельная история.

0_a2438_3e658b36_XS (100x48, 5Kb)

По материалам статьи Юрия Лепского. Часть фото взята из книги Л. Лосева.

http://www.liveinternet.ru/users/3162595/post406597291/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<и.бродский - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda