Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 7017 сообщений
Cообщения с меткой

демократия - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
moskit_off

Здесь вам не Россия

Понедельник, 18 Февраля 2019 г. 14:07 (ссылка)





Смешное про визит журналистки-правозащитницы Елены Милашиной пишущей для "Новой Газеты" в Голландию.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

Ливия 18 лет назад и сейчас (фото)

Воскресенье, 17 Февраля 2019 г. 10:05 (ссылка)

Некоторые комментаторы в этом блоге на голубом глазу ничтоже сумняшеся заявляют, что во времена Каддафи в стране было средневековья и лишь доблестные НАТОвски лыцари освободили страну Ливия и что только благодаря вмешательству стран Запада страна избежала большого кровопролития. Но эти комментаторы умолчали, кто это всё организовал.







Пустоту подобных заявлений от ангажированных (и хорошо если не на работе тут в блоге) троллей всерьёз воспринимать не стоит, все события происходили при нас и нет нужды нам доказывать, что мы видим не то, что мы видим.



Лучше посмотрим на сегодняшнюю Ливию.



Житель ливийского города Бенгази решил воспроизвести свои снимки, сделанные в 2000 году, чтобы показать, как за прошедшие 18 лет изменилась ситуация в его стране. Давайте взглянем на фото, которые у него получились.



Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Как "Новая Газета" приняла участие в "пропутинской атаке"

Пятница, 15 Февраля 2019 г. 18:06 (ссылка)



Занятная история про "Новую Газету", шведскую прессу, свободу слова и операцию Integrity Initiative.
Если помните, одним из основателей "Левого Фронта" был Алексей Сахнин (на фото во время задержания в Москве), который после протестов в Москве в 2012 году эмигрировал в Швецию. Вот как он сам это описывает.

Родился в Москве в начале 80-х. Родители были частью той перестроечной волны, которая накрыла, а потом и перевернула нашу страну. С 10-летнего возраста меня водили на все мыслимые демонстрации в защиту демократии, поэтому не увлечься политикой было нельзя. Но когда "демократия" победила, как и многие в нашей стране, я не мог в ней не разочароваться. И от политики перейти к истории. Закончил истфак, защитил диссертацию – о главных героях русской политической истории, большевиках. С 2005 был и остаюсь одним из основателей и координаторов "Левого фронта". После 6 мая 2012 начались приключения, и я вынужден был уехать в Швецию. Продолжаю писать статьи и книги, меняю работы – от исследователя в университете до матроса на корабле.



С тех пор Сахнин живет в Швеции и попутно ведет колонки на нескольких российских оппозиционных ресурсах. В общем ничего необычного.
Но дальше интересней.

Еще в прошлом году, когда хакеры "Анонимус" начали выкладывать в сети документы операции Integrity Initiative связанной с операциями Британии по манипулированию общественным мнением и политиками в странах Евросоюза (несколько подборок документов выкладывал у себя, например https://colonelcassad.livejournal.com/4772413.html).
Проживающий в Швеции Сахнин в соавторстве с шведским журналистом и режиссером Йоханнесом Вальстремом решил написать на эту тему статью в "Новую Газету", опираясь на свой опыт проживания в Швеции и борьбы за демократические права в России.

Статья называлась "Вас заставят поменять свое мнение" https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/02/05/79440-vas-zastavyat-pomenyat-svoe-mnenie и описывала принципы работы британской манипулятивной программы в шведских СМИ, которые Сахнин сам видел, проживая в Швеции. Сахнин и Вальстрем с опорой на факты начали критиковать устройство шведских медиа пронизанных пропагандой и системами контроля. Отдельно остановились на личности доктора Мартина Крага, который в рамках шведского кластера операции Integrity Initiative регулярно набрасывал про зловредное российское влияние в Швеции. Как пишет по этому поводу Сахнин: Человек, имевший соответствующие секретные контакты с финансируемой иностранным правительством организацией, ведущей пропагандистскую работу в его собственной (формально суверенной и независимой) стране, выступает экспертом по вопросам иностранного вмешательства и пишет доклады об иностранных агентах, пишущих в шведских СМИ.


Мартин Краг.

Рассматривая далее механизмы действия программ манипуляции, Сахнин и Ваольдстрем делают вывод, что: И тут круг замыкается. Потому что проблема, которую решают разведчики с шотландской мельницы, — это не угроза, которую русский авторитаризм несет западным демократиям. Нет, проблема в том, что у Запада нет собственного Путина. И это именно тоска по собственному Путину легко превращает защитника демократии и свободы от покушений иностранных агентов в оплачиваемого агента иностранного правительства, который пытается тайно манипулировать демократическими процессами в своей собственной стране.

В общем, все это достаточно очевидные вещи, которые понятны любому, кто беспристрастно оценит факты деятельности в рамках операции Integrity Initiative. С учетом массы публикаций в отечественной и зарубженой прессе по данным документам, эту статью могли бы просто не заметить, хотя за публикации об усилении фашизма на Украине, Сахнина уже объявляли "агентом ГРУ".



Но дальше больше.

Видимо, на ресурсах вроде "Новой Газеты" поднимать подобные "еретические" темы запрещено, ибо тема манипуляции западным обществом должна быть табуирована даже для оппозиции и борцов за свободу и демократию, так как система координат добро-зло должна быть неизменна, а все что противоречит этой картине либо замалчивается, либо объявляется происками авторитарных режимов, либо же информационно глушится другими темами.

Последовала примечательная тирада от Шеховцова, где Сахнина уехавшего из России в связи с оппозиционной деятельностью, обвинили в том, что он..."агент Кремля" и "левый экстремист", Вальстрем - "антисемит и сын еврея-антисемита Шамира, а "Новая Газета", как главная цитадель печатного либерализма, "приняла участие в пропутинской атаке".


Особенно умилило про "Академического исследователя", который столь неудачно для него засветился в "шведской кластере" операции Integrity Initiative.
Причины такой реакции можно поискать в биографии Шеховцова.



Украинский политолог и публицист, специалист по ультраправым и автор работ об их предполагаемых связях с Россией, а также статей о современном фашизме и религиозном экстремизме. Кандидат политических наук.
Под влиянием бомбардировок Югославии НАТО стал увлекаться неоевразийством. В 2005–2006 годах — являлся координатором Евразийского союза молодёжи (ЕСМ) в Севастополе, однако покинул организацию из-за перемены в политических взглядах и стал работать вместе с политологом Андреасом Умландом, критикуя ЕСМ.
В 2010 году в Черноморском государственном университете имени Петра Могилы защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата политических наук по теме "Новые праворадикальные партии в современных европейских странах: причины электоральной поддержки".
В 2010–2012 годах — приглашённый научный сотрудник "Группы исследований радикализма и новых СМИ" (англ. Radicalism and New Media Research Group) Нортгемптонского университета.
С 2015 года — ассоциированный научный сотрудник общественной организации "Институт евроатлантического сотрудничества. В ходе работы зарекомендовал себя как сторонник Европейского Союза, НАТО и демократии, а также — как критик идеологии неоевразийства.
Его ранние работы публиковались российским информационно-аналитическим центром "Сова" и британским антифашистским журналом Searchligh. Также является автором статей в журнале Foreign Affairs (издание Совета по международным отношениям), на веб-сайте openDemocracy, веб-сайте Совета по этике в международных отношениях, Фонда Карнеги и веб-сайте Аспенского института. Главный редактор книжной серии "Исследования ультраправых" (англ. Explorations of the Far Right ) в издательстве ibidem-Verlag и член редакционного совета электронного научного журнала "Фашизм. Журнал сравнительных исследований фашизма" (англ. Fascism. Journal of Comparative Fascist Studies).


С такой чудесной биографией не трудно предположить, что один участник операции Integrity Initiative защищает своего коллегу, который столь неудачно засветился в рассекреченных документах.

Но и это еще не все. На статью Сахнина последовала реакция и в Швеции, где несмотря на его оппозиционные взгляды и деятельность, его тоже обозвали "агентом Кремля", что опять же намекает на международный характер этой сети, которая пытается воспрепятствовать распространению материалов о своей деятельности, как в Швеции, так и в России.



"Журналистка" Карин Олсон набросилась на упомянутое издание Aftonbladet, которое ретранслирует "кремлевскую пропаганду" и пиарит "путинского агента Сахнина".
В раскрутке материала принял участие и небезызвестный Карл Бильдт и целый ряд других спикеров постоянно озвучивающих тему "российской угрозы Швеции".



Согласно опусу Олсон, Сахнин и Вальстрем в интересах Кремля порочат "честного объективного исследователя российской подрывной деятельности" Мартина Крага, который грудью ложится на пути российской пропаганды из Russia Today и других источников, направленных на отвращение Швеции от демократии.


Агентов ГРУ вербуют через показ по Russia Today.

Вальстрема она обвиняет в публикациях о влиянии Израиля на шведскую политику, прикрывая отсутствие содержательой аргументации дежурным обвинением в антисемитизме, работе с Ассанжем и Викиликс (ересь!), а также информационной деятельности, которая более влиятельна в Швеции, чем Russia Today.
Обвинения в работе Крага на иностранную (британскую) разведку отметаются тем, что документы были обнародованы на сайте для утечек секретных документов "возможно" (хайли лайкли) связанным с Россией, а раз так, то и обсуждать нечего. Сам Краг отрицает свою работу на иностранное правительство, хотя документы говорят об обратном.

В конце Олсон жалуется, что шупальца российской пропаганды протянулись в Швецию и бедного несчастного Крага порочат публично в шведских изданиях, а также в российских свободных СМИ в интересах Кремля. Краг самый стойкий борец с российским влиянием, которое разумеется представляют Вальстрем и Сахнин, и которые совершили атаку на демократию через "Новую Газету" и через шведское издание Aftonbladet. Сама статья полностью здесь https://www.expressen.se/kultur/aftonbladet-agnar-sig-at-ren-smutskastning/?fbclid=IwAR0N3cdRkS17w0bwd2FNWeKFHIBynokpSh3WsEC6ZawYA_ZS9pY0lc6FcQg


Публицист Исраэль Шамир. Самый известный еврей критикующий Израиль и идеологию сионизма.

В Aftonbladet опубликовали отповедь, отдельно посмеявшись над призывами прекратить публиковать Вальстрема на том основании, что он сын Исраэля Шамира, указав на то, что почему защитники Крага вместо обсуждения содержания документов о британских агентах на шведской земле, обсуждают родственные связи Вальстрема. Сын не должен отвечать за отца, лучше ответьте на вопросы про Крага и вообще, насколько надо быть невежей, чтобы обозвать "Новую Газету" лояльным Кремлю изданием. Отмечается, что британцы относятся к утечке документов всерьез, но в Швеции многие не хотят касаться этой темы, так как Британия принадлежит к "правильной стороне", и обвинения в адрес которой могут привести к появлению ярлыков о "сотрудничестве с Россией". Если ты критикуешь подобные методы работы, то ты можешь рассматриваться как потенциальный агент Кремля.
Особенно конец удался Они хвалят себя за то, что они либералы, но методы их работы обычно нелиберальны.
Отповедь вот здесь https://www.aftonbladet.se/kultur/a/XwX77x/karin-olssons-utbrott-doljer-sakfragan

В общем, забавная история, когда публикация секретных британских документов потянула за собой целый клубок в разных странах и Алексей Сахнин со своей статьей мог на собственном примере еще раз убедиться, что "проблемы с демократией и свободой слова" есть не только в России, особенно если начинаешь задавать неудобные вопросы тем, кому их задавать не положено в мире свободы и демократии.

Ждем новые документы по "русскому кластеру".

https://colonelcassad.livejournal.com/4780653.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

А, между тем, на Гаити...

Пятница, 15 Февраля 2019 г. 10:33 (ссылка)





Пока рукопожатная общественность льет крокодиловы слезы по поводу проблем социалистической Венесуэлы, на соседнем острове Гаити, где процветает капитализм, а президент удостаивается рукопожатий с высшим руководством США:

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Evgeni7

Демократия на Небесах

Среда, 13 Февраля 2019 г. 15:59 (ссылка)




   Написано: "Никто не наливает молодое вино в старые бурдюки. Если так сделать, то бурдюки разорвутся: и вино вытечет, и бурдюки пропадут. Нет, молодое вино наливают в новые бурдюки, тогда и то и другое будет цело" (Матф.9:26,27). Что такое молодое вино и новые (старые) бурдюки?



 Бурдюки - это мы, наши тела (сердца), суть сосуды. Старые бурдюки - это природа Адама (живая душа с каменным сердцем), ветхая природа ветхого человека.

  
А новые бурдюки - это новые сосуды с плотяными сердцами. Это рожденные от воды и Духа. Если от Адама рождается душевный человек, то от Христа рождается человек духовный.

  
И самое главное. Когда молодое вино (Дух Святой) входит в рожденного свыше человека, в нового человека (новые бурдюки), то строит храм в сердце человека и обитает там вместе с Христом. Но, а если бурдюки окажутся старыми (не очищенными от ветхой, греховной природы), то новое вино такие бурдюки (мехи) разрывает на клочья. Как случилось с Ананией и его женой Сапфирой.

 
Если мы будем искусственно радоваться, вызывать у себя радость от сознания того, что мы новые бурдюки, мы классные и тому подобное, то от такого акта слагаемое не изменится. Имею в виду, пользы не будет, кроме как временного одурманивания себя внушением, что счастлив...

 Главное, радость от вина (от Духа Святого, как в День Пятидесятницы на Апостолов сошел Он, так люди думали, что они напились сладкого вина), а не от чего-то ещё (мыслей правильных, внушения и тому подобное).

  Где-то сталкивался (то ли читал, то ли слышал), как проповедник призывает искренне радоваться тому, что в нем и в слушающих его "новое вино" от Господа. И, мол, слушающие его уже на Небесах, так как в Господе, поэтому они счастливы (по уши).

  Подумал про себя: где это я, у кого? На сеансе гипнотическом (по внушению или самовнушению)? Если ты счастлив, если тебе радостно, то тебе не нужно напоминать об этом. Ты просто и так счастлив, если в тебе "новое вино", Дух Святой. Тем более, призывать к радости человека у которого и так все поет внутри с самого раннего утра. Да ладно, Бог с ними. Я не о них, а о падших ангелах размышлял с утра.

 Если треть всех ангелов пошли за сатаной, то я в небольшом шоке степени свободы выбора, демократии у Бога на Небесах.

 И второе. Ангелы, которые были созданы ещё до сотворения мира миллиарды световых лет тому назад, не захотели жить под Богом, с Богом в блаженстве, в мире, в любви. Почему? Все хорошее, прекрасное, изысканное надоело, приелось им? Захотелось "остренького", мучений в преисподней в вечности?

 Третье. Все эти взбунтовавшиеся, падшие ангелы не на пляжах, а заняты они сейчас очень серьезно служением в церкви.  Их миллионы и миллионы, которые учат христиан слову (обычно 90 или даже больше процентов правда, соответствует Писанию, а 10 процентов или даже меньше уклонение от истины), жизни с утра и до вечера. Приходят, говорят красиво, творят чудеса без проблем,  обольщая и уводя от Бога тысячи и тысячи христиан. Ну да, так и должно было случиться, если Слово Божье нас предупреждает об этом, что "в последние времена...".

  У меня такое чувство, такое понимание, что Бог создал эту землю изумительную, прекрасную, где птицы, животные,  рыбы, деревья чудесные, цветы изумительные, насекомые. И поставил над всем тем, что наполняет землю, Человека, Адама с Евой,  ради того, чтобы поставить точку окончательно над бунтом сатаны, с последовавшими за ним ангелами, которые пали,  против Бога. 

   Если бы не было так, то Бог бы просто поставил херувима с огненным мечом (чтобы сатана не мог попасть в Эдемский сад и не мог соблазнить человека), как это Он сделал, когда Адам и Ева пали  и, чтобы не вкусили они от дерева жизни и не жили вечно в таком уродливом состоянии под сатаной. Бог знал, что Адам с Евой падут, если отвел им господство над этой землей 6 дней, 6 тысяч лет. Да и иначе Он не был бы Богом, если бы не знал. Он, также, имел путь  спасения, путь жизни, план победы, который Он предложил человеку в свое время.

  Ну да, человек из глины, ограниченный, слабый против падших ангелов, которые не нуждаются в пище, в питии, в воздухе, в одежде. Которые передвигаются со скоростью света, а возможно и быстрее. Которые имеют сверхъестественную силу, знают тайны Божьи, умеют проникать в мысли человека... И что? Проиграли они битву этому слабому человеку, состоящему из праха, глины. Какой позор, какой конфуз для падших, финал (скоро, совсем скоро) и триумф для Человека во главе с Сыном Человеческим, Сыном Божьим Иисусом Христом. Слава Ему во веки веков!



Источник и полный текст http://www.agapeatom.com/blog/vlast_i_sila/2018-07-14-247


Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
АПЛ

Перечел несколько раз книгу Хазина "Лестница в небо"

Воскресенье, 10 Февраля 2019 г. 16:57 (ссылка)


Перечел несколько раз книгу Хазина "Лестница в небо".
Сколько там процитировано восторга англичан по поводу самих себя. Офигеваешь.

Читаю в другом месте, книга 1650 года: "Тартария состояла из многих царств,
правление почти везде ограниченная монархия". Это что?
Это то, что английские обезьяны приняли только после "Славной революции".
Теперь они называют это величайшим достижением человечества.

А в Тартарии это было всегда! В России это было всегда!
Царская власть в России была ограничена Боярской думой.
Не давала Боярская Дума Ивану IV Победителю проводить нужные
ему мероприятия, пришлось революцию сверху устраивать.

Иван IV обиделся на Боярскую Думу, поскольку они не одобрили его планов
начать войну с Ливонией, Боярская Дума всё хотела на юге воевать.
Пока он их уговаривал, Ливония, Европа подготовились к войне.
Всё было еще хуже для абсолютизма, но не буду вдаваться.

PS
Титул Грозный (на современный язык переводится Победитель) Боярская Дума поднесла
Ивану IV за победу над Казанским ханством.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Акт №13

Суббота, 09 Февраля 2019 г. 18:13 (ссылка)



Это не кадры из Сирии или Венесуэлы. Это сердце "цивилизованной Европы".
В центре Парижа при взрыве полицейской гранаты одному из протестующих оторвало кисть руки.
Судя по всему он пытался ее кинуть обратно в полицейских, которые обстреливали подобными гранатами толпу.


Осторожно, кадры 18+.













Само мероприятие получилось более масштабным, нежели в прошлую субботу. Только в Париже митинговали более 25 тыс. человек, а всего по всей Франции число митингующих подбиралось к 100 000.
Против них Макрон бросил до 75 тыс. полицейских.
Протесты уже традиционно идут не только в Париже, но и в других городах Франции. На этот раз масштабными протестами отметился Кан.
Кроме того фермеры и дальнобойщики блокировали ряд дорог.
На данный момент протесты продолжаются. Ближе к ночи стнет понятно точное кол-во митинговавших, кол-во арестованных, пострадавших и т.п.


Этот протестующий получил большую популярность во Франции, после того как на одном из прошедших митингов потерял глаз, а его повязка стала одним из символов "Желтых жилетов".











































































































































Стоит отметить, что рейтинг поддержи Мадуро в Венесуэле выше, чем рейтинг поддержки Макрона во Франции.
Акт №14 намечен на следующую субботу. Его готовы поддержать и французские профсоюзы, что открывает перспективы для дальнейшего расширения и институциализации протестов.
Предпосылок для их завершения нет и близко. Мантры французского официоза о том, что протест рассосется сам собой не оправдались, а попытки замылить тему через "национальные дебаты" не оправдались.

https://colonelcassad.livejournal.com/4766393.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chervonec_001

Американский генерал: "Россия, Куба и Китай угрожают демократии в Западном полушарии"

Четверг, 08 Февраля 2019 г. 01:01 (ссылка)

Глава Южного командования вооруженных сил США адмирал Крэйг Фаллер заявил, что "Россия и Китая расширяют свое влияние в Западном полушарии, и зачастую в ущерб интересам США"



"Обе страны вовлечены в процессы в Венесуэле, Никарагуа и на Кубе, которые угрожают безопасности и процветанию в Западном полушарии и прогрессу демократии в этом регионе", - подчеркнул К.Фаллер.

Адмирал так же обязался "защитить личный состав и дипломатические объекты США, если это необходимо", правда о методах он умолчал.

Прокомментирую:

Призрак доктрины Монро и самовнушение о собственной исключительности не отпускает американцев. И они не в состоянии самим себе признать, что единственные, кто угрожает безопасности и процветанию в Западном полушарии - это они собственно сами и есть.

И в процессы в Венесуэле, Никарагуа и на Кубе их никто собственно не приглашал быть вовлечёнными. Мало того, попытки американцев "дружески" похлопать по плечу не воспринимаются этими странами, так как они отлично понимают "искренность" и "ценность" подобного поведения американцев.



Что ещё интересного...

Сегодня спецпредставитель США по Венесуэле Эллиот Абрамс заявил:
"США предполагают, что президент Венесуэлы Николас Мадуро мог бы после смены власти в стране уехать на Кубу или в Россию".

Интересно, куда могли бы отправиться Макрон или Трамп после смены режима в США и Франции? Ну Трамп-то понятно. А Эмануэль куда?


https://chervonec-001.livejournal.com/2679092.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_matveychev_oleg

Либеральная демократия, чрезвычайные государства и новая норма

Среда, 06 Февраля 2019 г. 14:01 (ссылка)



Боб Джессоп

[…]

Некоторые исследователи, как ортодоксальные, так и неортодоксальные, различают обычные государства и чрезвычайные режимы с точки зрения их соответствия демократическим институтам и гегемонистскому классовому лидерству. Обычные государства характеризуют ситуацию, в которой буржуазная гегемония стабильна и безопасна, а чрезвычайные режимы формируются как реакция на кризисы гегемонии. Неявная предпосылка этих анализов состоит в том, что там, где политические и идеологические кризисы нельзя решить путем привычного демократического взаимодействия классовых и других общественных сил, демократические учреждения приостанавливаются или ликвидируются, а кризисы разрешаются путем открытой "маневренной войны", пренебрегающей нюансами конституции. Таким образом, в то время как в обычных государствах согласие преобладает над ограниченным конституцией насилием, чрезвычайные положения усиливают физические репрессии и ведут "открытую войну" против угнетенных классов либо других подчиненных или маргинальных сил.


Этот анализ, как мы увидим далее, опирается на исследования конституционного права, посвященные временному чрезвычайному положению и институту комиссарской диктатуры. Смежные исследования, кроме того, указывают на возможность более продолжительных форм диктатуры, а возможность этого, в свою очередь, обеспечивает основу для анализа бонапартизма, цезаризма, авторитаризма и тоталитаризма. Такая возможность дополнительно отражена в двух недавних подходах к анализу теории государства: слабый тезис о продолжающемся упадке либеральной демократии и сильный тезис о непреодолимом росте авторитарного этатизма. (Ср., например, Crouch 2004 с работами Streeck 2014 с Poulantzas 1978, Bruff 2013 и Oberndorfer 2015.) В то время как первый тезис склонен фокусироваться на симптомах на уровне политической сцены, второй склонен обосновывать свой анализ более фундаментальными сдвигами в современном капитализме и угрозами национальной безопасности.

c2251023025c3e8f9d98b1719d9f29ba.jpg

Я рассматриваю эти вопросы в шесть этапов:

1) избирательное сходство капитализма и демократии;

2) наиболее важные детерминанты этого сходства;

3) влияние демократических форм на политическую борьбу, основанную на классовых интересах или других важных направлениях социального разделения;

4) политические кризисы и чрезвычайные положения;

5) различия между обычными государствами и чрезвычайными режимами;

6) нормализация ключевых признаков, типичных для чрезвычайных режимов при возникновении авторитарного этатизма в тех современных капиталистических обществах, где чрезвычайное становится нормой.

Я прихожу к выводу, что противоречия, в рамках которых демократию можно считать лучшей из возможных для капитализма политических оболочек, обусловлены (экономически, политически и иначе) исторически и что тенденции авторитарного этатизма становятся укоренившимися признаками современного государства.

"Лучшая из возможных политических оболочек"?[1]

Капитализм обычно описывают как систему товарного производства, для которого характерны частная собственность, частный контроль над средствами производства и принцип свободы труда (также описываемый как обобщение товарной формы до рабочей силы и отношения к рабочим как к товару).

В этом контексте накопление капитала основывается на нацеленном на прибыль и опосредованном рынком товарном производстве, товарообороте и товарообмене. На основе своих исторических исследований развития капитализма Макс Вебер выделил шесть идеально-типовых моделей ориентации на прибыль. Две из них он определил как примеры рационального капитализма: свободную рыночную торговлю и рациональную организацию капиталистического производства, а также продажу и спекуляцию деньгами, валютой, ссудами и кредитные рынки. Кроме того, Вебер выделил три идеально-типовые, хотя и внутренне неоднородные модели политического капитализма. Они получают прибыль от грабительской деятельности, силы, господства и "нетипичных сделок с политической властью"[2]. Он также указал на шестой тип, получающий прибыль от традиционных коммерческих операций (Weber 1978, 1961; см. также Swedberg 1998). Эта типология обоснована исторически и по-прежнему релевантна мировому рынку. Она также дает основу для более гибкого объяснения связи разных вариантов капитализма и форм политического режима.

Аргументы в пользу избирательного сходства капитализма и демократии ведут осознано или неосознанно к фокусированию на отношении между формально рациональным капитализмом и демократическими признаками модерного национально-территориального государства, основанного на верховенстве права. Это отношение прежде исследовали преимущественно в терминах изоморфизма или комплементарности социальных форм (формальное устройство), а не в терминах фактических, исторических траекторий экономических и политических институций и их практик (историческое устройство). Разнообразные противоречия, парадоксы и дилеммы капитализма и демократии наиболее очевидно проявляются в историческом, а не в формальном анализе. Сходство оказывается менее очевидным, когда обращаешься к другим периодам либо типам капитализма или же к последствиям денационализации государственности.



Либеральная демократия имеет особые правовые предпосылки. Это конкретные институционализированные политические свободы (например, свобода собраний, свобода слова, свободные выборы), конкурентная партийная система, (потенциальная) смена естественных правящих партий поодиночке или в составе коалиции, в государственном управлении, парламентском (или эквивалентном ему) контроле над исполнительной и государственной администрацией, а также способность законодательной и исполнительной власти реагировать на электорат и общественное мнение. Народно-демократическая борьба направлена на расширение сферы действия прав граждан с целью включения большего количества населения в категорию граждан, а также на то, чтобы инициировать и консолидировать правовые рамки для создания и сохранения социальных условий и неустойчивого равновесия сил, при котором народ может контролировать и защищать эти предпосылки.

Демократические институты тем самым препятствуют значительным разрывам социальной сплоченности и, следовательно, разрывам в системе политического классового господства. Однако, если политические и идеологические кризисы невозможно разрешить с помощью привычного, демократического взаимодействия классовых и других социальных сил, возникает растущее давление с целью приостановить или устранить демократические институты и разрешить кризисы посредством открытой "маневренной войны", пренебрегающей нюансами конституции. И все же сам акт отмены демократических институтов тяготеет к нарушению баланса сил, преобладающего тогда, когда установлено чрезвычайное государство. Как заметила Ханна Арендт, как только диктатуры захватывают власть, они становятся рутинными, предсказуемыми и прирученными (Arendt 1956: 407). Такое замораживание определенных обстоятельств затрудняет разрешение новых кризисов и противоречий с помощью рутинных и постепенных корректировок политики и гарантий нового компромиссного равновесия (Poulantzas 1974, 1976). Проще говоря, кажущаяся сила чрезвычайного режима фактически скрывает его же хрупкость. Тем не менее это зависит от типа чрезвычайного режима.

Еще один источник различий — периодизация капитализма. Истоки капитализма были связаны с меркантилизмом, абсолютизмом и ролью государства в создании условий, при которых "эксплуатация" могла бы принять форму обмена. Когда эти условия были созданы, оказался возможен либеральный капитализм (по крайней мере, для первой волны капиталистических экономик), что и способствовало развитию государства на основе верховенства права и консолидации парламентской формы правления — хотя еще не либерально-демократического государства, отвечающего вышеупомянутым условиям, — оказавшейся способной поддерживать условия свободной рыночной торговли, капиталистического производства и компенсировать неудачи на рынке. Это создало условия для легитимности буржуазного господства при помощи иллюзии формального равенства граждан и участников рыночной экономики. Третий этап начался, когда кризисные тенденции стали более очевидными, а монополистический капитализм расширился за счет либерального конкурентного капитализма. Более поздние развивающиеся экономики можно также охарактеризовать с помощью более тесных связей крупных банков и государства с промышленным капиталом (см. Gerschenkron 1962). Даже если мы примем эту грубую трехэтапную модель, ясно, что она применима в первую очередь для капиталистических экономик первой волны, таких как Англия, Нидерланды, Бельгия и США. Даже в этих случаях мы видим влияние трех типов веберовского политического капитализма (например, рабство, колониализм, имперские завоевания, бароны-разбойники). Кроме того, поскольку недавние тенденции в капитализме коренятся в доминировании неолиберализма и доминирующего финансового накопления, связь между свободными рынками и демократией еще более подрывается. Поскольку, как отмечает Майкл Хадсон (Hudson 2011), для неолибералов "свободный рынок — это свобода получения процентов, экономической ренты и монопольных цен для обладающего налоговыми привилегиями класса рантье". Этот тип свободного рынка несовместим даже с урезанной формальной и элитарной демократией, преобладавшей в ХХ столетии, особенно в последние сорок лет.

"Там, где доминируют политические формы получения прибыли, авторитарное правление будет скорее нормой, чем исключением."

Избирательное сходство капитализма с либеральной демократией ослабевает, когда прибыль, полученная в результате финансовых спекуляций и рискованных решений, начинает превышать прибыль, получаемую от деятельности по финансовому посредничеству и управлению рисками, которая имеет важное значение для схем производительного капитала. Это сходство еще более ослабляется, когда накопление, в котором преобладают финансы, приводит к росту неравенства в доходах и богатстве, обусловленных дерегуляцией, либерализацией и взаимным проникновением экономической (особенно финансовой) и политической власти. И оно даже менее устойчиво, когда доминирующие формы ориентации на прибыль зависят от грабительской политической прибыли (в том числе клептократии и первоначального накопления, основанного на изъятии собственности), от прибыли, в значительной степени получаемой от силы и господства (например, от использования государственной власти для навязывания неолиберальных норм, институтов и практик другим режимам накопления и для открытия новых сфер накопления[3]), или "нетипичных сделок" с государственными управляющими и политическими властями (например, финансовые взносы в обмен на специальные законодательные, административные, судебные, налоговые или коммерческие решения, дающие привилегии конкретным капиталам и выходящие далеко за рамки обычного определения верховенства права). Эти наблюдения показывают, почему капитализм и демократия не всегда совпадают. В самом деле, как правило, можно предположить, что там, где доминируют политические формы получения прибыли, авторитарное правление будет скорее нормой, чем исключением.



В целом эти замечания подтверждают то, как Маркс объяснял противоречие, лежащее в основе буржуазной демократии, а именно, что низшие классы могут участвовать в политическом процессе при условии, что они не используют свою политическую (читай: избирательную и парламентскую) власть, чтобы создать угрозу социальной (читай: экономической, политической и идеологической) власти правящих классов, которые, в свою очередь, могут пользоваться этими основополагающими формами власти при условии, что они терпимо относятся к кратковременным прихотям демократического правления. Неудивительно, что это противоречие создает напряженные отношения внутри либерально-демократического государства. Потенциальное решение предлагает и Грамши в своем изложении борьбы за политическое, интеллектуальное и моральное лидерство путем разработки государственных проектов и гегемонистских взглядов, частично согласовывающих конкретные интересы разных экономических, социальных и других категорий в "иллюзорном" общем интересе. "Естественные правящие партии" играют здесь ключевую роль, поскольку они могут согласовывать интересы значительной части электората и ключевых слоев или фракций правящих классов (см. Gamble 1973). Там, где это не достигнуто, возникнет представительский кризис, и для легитимности государственного устройства может возникнуть угроза. Чтобы исследовать, о чем здесь идет речь, я сначала обращусь к связи между чрезвычайным положением и диктатурой.

Чрезвычайные положения и чрезвычайные режимы

Историки-конституционалисты различают два главных типа чрезвычайного режима, возникающие в ответ на осажденное положение, чрезвычайные положения и прочие безотлагательные угрозы государству. Первый тип просматривается в римском подходе к комиссарской (или делегированной) диктатуре. Изначальную римскую модель характеризуют три признака:

1) одна власть (Сенат) через другую партию (консулов) временно передает полномочия третьей, специальной власти, то есть диктатору;

2) диктатор вне обычной конституционной структуры использует власть во время чрезвычайного положения, угрожающего территориальной целостности государства, сохранению государственного аппарата или безопасности населения;

3) впоследствии диктатор возвращает власть обычным властям, которые сразу же ведут "политические дела как обычно".

При втором типе, который Ферджон и Паскуино (2004) називают "новоримским", чрезвычайную власть используется ветвью постоянного правительства, как правило, избираемой народом исполнительной властью, которой даны особые прерогативы (pleins pouvoirs, Diktaturgewalt и т. п.) на время чрезвычайного положения. Как и в исходной модели, как только прекращается чрезвычайное положение, эта ветвь правительства возвращается к действиям в рамках привычных конституционных правил. Разновидность новоримской модели имеет место там, где решения чрезвычайной власти подлежат ex post[4] юридическому контролю со стороны судов и могут быть отменены в реальном времени. Во времена Оливера Кромвеля (после Гражданской войны в Англии) и Наполеона Бонапарта (после Французской революции) диктаторы брали на себя контролирующие функции во имя народа (McCormick 2004: 198). Этот паттерн обнаруживается в полупрезидентских системах в Европе и в Латинской Америке, где президент получает легитимность от народа путем прямого избрания (Ferejohn and Pasquino 2004: 334–8).

"Диктаторские режимы могут возникать в результате постепенного ослабления привычных конституционных правил."

Приведенное выше описание комиссарской диктатуры сформулировано в конституционных терминах, как если бы ее объявление было по преимуществу вопросом законодательного или судебного решения о такой неизбежной экзистенциальной угрозе выживанию государства, как война или вторжение. Но даже это проблематично. Вопросы, однако, еще более усложняются, когда угроза создается искусственно (например, casus belli[5] является действием под "фальшивым флагом", объявление войны против террора, нахождение врагов внутри страны, всеобщая забастовка или же финансовый кризис создают экономическое чрезвычайное положение). В таких случаях объявление чрезвычайного положения часто служит прикрытием для прямых или скрытых действий, направленных на ослабление социальных сил, выступающих против политики, спровоцированной кризисом или, по крайней мере, легитимированной кризисом (о разнице между реальными и вымышленными чрезвычайными положениями см. обсуждение в Agamben 2005: 3–5, 59–63)[6]. Кроме того, диктаторские режимы могут возникать в результате постепенного ослабления привычных конституционных правил, поскольку они подвержены возрастающим ограничениям, более продолжительным периодам чрезвычайных правил и нормализации чрезвычайного (см. Rossiter 1948; Lasswell 1950; Morgenthau 1954). Аналогичное явление появляется и в случае с государством национальной безопасности, особенно когда диапазон угроз безопасности расширяют от неизбежной внешней военной опасности до экономической безопасности, свержения власти внутри страны и упадка культуры.



Радикальный разрыв с комиссарской диктатурой произошел при римских полководцах Луцие Корнелие Сулле (138–78 гг. до н.э.) и Гае Юлии Цезаре (100–44 гг. до н.э.). Они в обход конституции захватили власть и установили суверенные диктатуры, используя свои чрезвычайные полномочия для изменения конституционного порядка в Риме с целью сделать свою власть пожизненной. Немецкий теоретик права Карл Шмитт, описавший эти события в своей книге "Диктатура" (Schmitt 2013), решительно выступал за такую суверенную диктатуру как реакцию на межвоенный кризис парламентской демократии, прежде всего в Веймарской республике (Schmitt 1988), считая, что подобная диктатура должна быть предметом подтверждения только на плебисцитах. Он критиковал парламентскую демократию за то, что она стала неэффективной говорильней, неспособной действовать решительно в чрезвычайной ситуации. В отношении суверенной диктатуры конституционно важно то, что она аннулирует связь между нормой и исключением: во-первых, диктатор определяет характер и сроки чрезвычайного положения, расширяет сферу его действия и может сделать его постоянным; во-вторых, в зависимости от личного решения диктатора, его неограниченные суверенные полномочия могут быть использованы в любое время и, следовательно, могут превратиться в постоянные (см. Gross 2000: 1845). Короче говоря, чрезвычайное становится нормой. Авторитарные меры, оправданные во имя безопасности, могут затем колебаться между перестройкой архитектуры государства, переупорядочением отношений капитала, ведущего внешнюю или гражданскую войну, и осуществлением геноцида (Neocleous 2006). Рассматривая случаи в Западном полушарии, Клаудио Гроссман отмечает:

большинство случаев чрезвычайных положений в данном полушарии указывают на то, что вероятность полного восстановления прав человека теми, кто первоначально объявил чрезвычайное положение, обратно пропорциональна величине нарушений прав человека, совершенных во время чрезвычайного положения (Grossman 1986: 37).

Политический кризис и чрезвычайные положения

Чрезвычайные положения объявляют, комиссарские диктатуры назначают, а (квази)суверенные диктатуры захватывают власть в ответ на угрозы государству. Но они также могут быть учреждены в ответ на экономические и политические кризисы, являющиеся не столь острыми и представляющие угрозу правительству или доминирующим классам и другим ведущим общественным силам, идейные и материальные интересы которых они отражают. Сам по себе экономический кризис не приводит к политическим и государственным кризисам. Действительно, гибкость, заложенная в обычном демократическом государстве, особенно благодаря смене политических партий и коалиций, часто обеспечивает основу для управления кризисом или, по крайней мере, способность к fuite en avant[7], то есть непрерывной игре обвинений, смещений с должности и новому разочарованию. Именно там, где эта гибкость блокируется политическим кризисом, будь то в форме катастрофического компромиссного равновесия или серьезного нарушения эффективности политических институтов, капиталистические государства становятся менее открытыми и демократичными и все более насильственными, а чрезвычайный режим становится более вероятным. Политические кризисы могут возникать и тогда, когда возможности для материальных уступок подчиненным группам в долгосрочной перспективе уменьшаются и ограничивают гибкость партий и правительств в этой игре. Это особенно вероятно тогда, когда существует тесная связь между исходными механизмами дифференциального накопления (ориентация на прибыль) и государственным аппаратом, а последний, в свою очередь, вероятнее имеет место там, когда типы политического капитализма являются основными источниками прибыли для накопления, присвоения общественных благ с целью личной выгоды или откровенного потребления. Политические кризисы могут возникать и тогда, когда разрушается институциональное разделение экономической и политической борьбы, необходимое для бесперебойного и законного функционирования либеральных демократий (например, в результате всеобщей забастовки с политическими требованиями или использования политической власти для экспроприации капитала или отмены его прерогатив).

В своем анализе обычных государств и чрезвычайных режимов Пуланзас (Poulantzas 1973, 1974, 1976, 1978), которому я здесь внимательно следую, сравнил их с точки зрения четырех наборов институциональных и операционных различий (см. таблицу 1).

Таблица 1. Обычные государства и чрезвычайные режимы

Источник: Poulantzas 1974, 1976, 1978 и др. приведенные нами материалы

• Обычное государство имеет представительные демократические институты со всеобщим избирательным правом и конкурирующими политическими партиями, а те, кто контролирует чрезвычайные государства, отменяют многопартийную систему и используют хорошо срежиссированные плебисциты или референдумы.

• Конституционные и правовые нормы регулируют передачу власти в обычных государствах, а чрезвычайные режимы приостанавливают верховенство права, способствуя изменениям, которые они считают необходимыми для решения экономических, политических кризисов и кризиса гегемонии.

• Идеологические аппараты в обычных государствах, как правило, имеют "частный" правовой статус и по преимуществу избегают прямого государственного контроля, а в чрезвычайных режимах они мобилизуются для законного усиления принуждения и преодоления идеологического кризиса, сопровождающего кризис гегемонии.

• Формальное разделение властей также сворачивается за счет проникновение в сектора и центры власти доминирующего сектора или путем широкого использования параллельных сетей власти и приводных ремней, соединяющих различные сектора и центры. Это приводит к централизации политического контроля и умножению точек его применения, тем самым служа реорганизации гегемонии, противодействию внутренним разногласиям, всплескам внутреннего сопротивления и способствуя гибкости (Poulantzas 1973: 123, 130, 226–7, 311; 1974: 314–18, 320–30; 1976: 42, 50, 91–2, 100–1, 113–14; 1978: 87–92; более подробно см. Jessop 1985: 90–103).



Пуланзас также предположил, что только один тип политического кризиса порождает чрезвычайный политический режим, а именно кризис гегемонии внутри блока власти. Это происходит, когда ни один класс или фракция не может навязать свое "лидерство" другим членам блока власти ни с помощью его собственных политических организаций, ни через "парламентское демократическое" государство. Как правило, это связано с общим кризисом гегемонии над всем обществом. Такие кризисы отражаются на политической сцене и в государственном устройстве. Симптомы включают: кризис партийного представительства, то есть раскол между различными классами или фракциями и их партиями; попытки различных социальных сил обойти политические партии и напрямую влиять на государство; усилия различных государственных органов по установлению политического порядка независимо от решений, принимаемых по формальным каналам власти. Такие явления могут подорвать институциональное и классовое единство государства даже там, где оно продолжает функционировать, и спровоцировать раскол между высшими эшелонами государственной системы и чиновниками более низшего ранга. Кроме того, государство может утратить монополию на насилие (см. Poulantzas 1974; 1976: 28).

"Пуланзас обнаружил важные различия среди чрезвычайных режимов. Его особенно впечатлила гибкость и маневренность фашизма."

Пуланзас твердо придерживался мнения, что привычной формой капиталистического типа государства, по крайней мере, в развитых, метропольных капиталистических общественных формациях, была либеральная демократия. Это мнение исходило из юридического обоснования комиссарских чрезвычайных положений, а именно, что они были ограничены по времени, приостановлены после преодоления временного кризиса, а также из общего опыты нестабильности большинства чрезвычайных режимов в Европе, на примере которой по преимуществу строились его наблюдения. Соответственно, он говорил об обычных государствах и чрезвычайных режимах. Тем не менее Пуланзас обнаружил важные различия среди чрезвычайных режимов. Его особенно впечатлила гибкость и маневренность фашизма. Напротив, военная диктатура является наименее гибким типом, а бонапартизм располагается между этими крайностями (дальнейшее обсуждение см. Jessop 1985: 229–83). Ханна Арендт проводила аналогичное различие между диктатурами, имевшими тенденцию к стагнации, и тоталитарными государствами, постоянно менявшимися, преодолевавшими ограничения и участвовавшими в перманентной революции (ср. Canovan 2004).

Эта относительная негибкость особенно верна, утверждал Пуланзас, там, где чрезвычайным режимам не хватает специализированных политико-идеологических аппаратов для направления и контроля массовой поддержки, и именно поэтому они оторваны от масс. Эти режимы отличаются жестким распределением государственной власти между различными политическими кланами, связанными с каждым из аппаратов. У них нет идеологии, которая могла бы укрепить единство государства, а также гарантировать национально-народное единство. Это условие создает путаницу непоследовательных политик (policies) в отношении масс, поскольку чрезвычайный режим пытается нейтрализовать оппозицию со стороны масс. Оно также приводит к чисто ситуативным компромиссам, тактическим альянсам и сведению счетов в отношении "экономически-корпоративных" интересов внутри правящих классов и фракций. В свою очередь, сложившаяся ситуация усиливает внутренние противоречия в государственном аппарате и снижает его гибкость по отношению к экономическим и политическим кризисам (Poulantzas 1976). Эти признаки делают чрезвычайные государства уязвимыми к внезапному краху по мере усиления противоречий и давления настолько, что переход к демократии также будет деструктивным и чреват кризисами.

Таким образом, как движение от обычного государства к чрезвычайному режиму подразумевает политические кризисы и разрушения, а не постепенный линейный путь, так и переход в противоположном направлении будет предполагать серию разрывов и кризисов, а не простой процесс внутренней трансформации. Это придает большое значение политической классовой борьбе за достижение гегемонии в процессе демократизации. И в самом деле, Пуланзас настаивал на том, что институциональная форма и классовый характер обычного государства будет значительно изменяться в зависимости от исхода этой борьбы (Poulantzas 1976: 90–7, 124 и далее). Крах военных диктатур в Южной Европе в середине 1970-х годов (Греция, Португалия и Испания) или социалистических государств в Центральной и Восточной Европе (особенно в Румынии) были образцовыми и привели к весьма различным последствиям, в зависимости от преобладающего соотношения сил во время краха. (Анализ с противоположных теоретических позиций, учитывающих роль классов, другие социальных силы и элементы государственного аппарата, см. Chilcote et al., 1990; Ivanes 2002; Poulantzas 1976; Przeworski 1993; Linz and Stepan 1996.)

(...)



Далее здесь



https://matveychev-oleg.livejournal.com/8266446.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Поклонники диктаторов

Вторник, 05 Февраля 2019 г. 22:41 (ссылка)

Постоянный комитет Форума свободной России принял заявление в поддержку временно исполняющего обязанности президента Венесуэлы Хуана Гуайдо. Конфликт в Венесуэле не является сугубо локальным, а отражает глобальное противостояние свободного мира и авторитарных режимов, – полагает ПК ФСР.

Один из членов ПК ФСР Илья Пономарев решительно не согласился с этим документом и пояснил, что он является "безусловным сторонником Боливарианской революции, сделавшей очень много для устранения неравенства и выстраивания справедливого общества не только в Венесуэле, но в Латинской Америке в целом".

Завязалась дискуссия – с участием не только участников ФСР.
Хотя ФСР – это демократический форум, все же до этого момента не мог себе представить, что по данному вопросу среди участников ФСР и тем более членов его ПК в принципе возможна такого рода дискуссия.

Обмен мнениями с И.Пономаревым в упомянутой дискуссии.

Andrei Illarionov Про людей "подлинно демократических убеждений" и "боливарианскую революцию": Тов. Чавес находился у власти в Венесуэле с 1998 по март 2013 г. За это время Индекс политических прав и гражданских свобод Фридом Хауз (шкала от 0 до 100; 0 - абсолютный тоталитаризм; 100 - максимальный уровень свободы) для Венесуэлы упал с 75 (полностью политически свободная страна) до 39 (полностью политически несвободная страна). В 2013-2018 гг. тов. Мадуро загнал значение этого Индекса еще дальше и ниже – с 39 до 19. Теперь значение этого Индекса для Венесуэлы даже ниже уровня нынешней России. Сожалеть по поводу "демократов" Чавеса и Мадуро, восхищаться "боливарианской революцией" – это значит разделять взгляды и мровоззрение указанных бандитов и быть готовым повторить их действия и применить их методы в других странах, включая и Россию.
То есть тоталитарные методы тоталитарных мерзавцев.

Илья Пономарев я не считаю оценку Чавеса американскими фондами объективной. Про экономическую политику можно спорить, у нас тут очевидно разные взгляды, но при Чавесе выборы сохранялись свободными, он и выигрывал, и проигрывал референдумы, зато его оппоненты пытались устроить путч, который он победил. Поддержка Чавеса большинством граждан Венесуэлы была хорошо заметной и неоспоримой. А про Мадуро я согласен – только еще раз скажу, что как проблема Януковича была проблемой украинцев, проблема Путина является проблемой россиян, а проблема Мадуро является проблемой венесуэльцев и никого больше. Если к нам обратятся, каждый из нас может помочь в силу своих возможностей и убеждений, а навязывать свою точку зрения другому народу – это и есть империализм, против которого мы боремся

Andrei Illarionov Илья Пономарев Фридом Хауз дает нелицеприятные оценки состоянию демократии во всех странах мира, включая США. Показатель США в последние годы по данным ФХ резко упал – с 97 до 86. Ни один серьезный специалист (за исключением Путина, Чавеса, Мадуро, да дюжины подобных диктаторов по всему миру) никогда не ставили и не ставят под сомнение беспристрастность оценок ФХ. Но если не нравятся оценки ФХ, то можно взглянуть на оценки Гетеборгского института V-демократии. По отношению к Венесуэле их оценки гораздо жестче, чем оценки ФХ: с 1998 по 2017 г. Индекс либеральной демократии VD для Венесуэлы упал с 63 до 12.

Илья Пономарев Andrei Illarionov я безусловно согласен с падением после начала болезни Чавеса. Но попытки путчей – это же тоже снижение рейтинга, но путч-то не Чавес организовывал, а наоборот... Как раз при Уго Венесуэла последовательно демонстрировала, что социалистический режим может быть демократическим. Увы, это держалось на одном человеке, он не успел это закрепить институционально, и было утрачено с его уходом.

Andrei Illarionov Илья Пономарев За время т.н. венесуэльского кризиса режим Чавеса-Мадуро убил более 280 человек, ранил более 18 тыс.чел., бросил в тюрьмы свыше 34 тыс.чел. Оценка числа эмигрантов и беженцев – минимум 3 миллиона чел. (на страну с населением в 30 млн. это 10%). В приложении к России – это было бы 15 млн беженцев. Из страны ежедневно бегут 5 тыс.чел. Уровень убийств, составлявший до Чавеса 18 чел. на 100 тыс., сейчас перевалил за 90 на 100 тыс.чел. Это абсолютный рекорд в современном мире. Так сказать, образец "демократии", "мира", "процветания".

Andrei Illarionov Илья Пономарев <Как раз при Уго Венесуэла последовательно демонстрировала, что социалистический режим может быть демократическим.> Повторяю еще раз: при Чавесе Индекс политических прав и гражданских свобод ФХ упал с 75 (полностью политически свободная страна) до 39 (полностью политически несвободная страна), Индекс либеральной демократии VD – с 63 до 13. Тиранический "социалистический" режим превратил одну из наиболее свободных латиноамериканских стран, какой Венесуэла была в течение нескольких десятилетий, в международный синоним тоталитарной диктатуры.

Илья Пономарев Andrei Illarionov я могу сказать просто по личным наблюдениям, что при Чавесе уровень преступности в Каракасе заметно упал. При Мадуро, с началом гиперинфляции – резко вырос, разумеется. Кстати, это наглядно показывает, что никакой диктатуры там нет – Чавес был лидером-харизматиком, но совсем не диктатором, а Мадуро просто случайный человек в руководстве, цепляющийся за разваливающуюся на глазах власть, которую сейчас будут рвать как изнутри страны, так и снаружи, если только военные не введут хунту.

Andrei Illarionov Илья Пономарев <по личным наблюдениям, что при Чавесе уровень преступности в Каракасе заметно упал.> Официальные данные венесуэльского режима: уровень убийств в стране в 1997 г. – 18 на 100 тыс.чел., в 2013 г. – 82 на 100 тыс.чел. Матчасть.

https://aillarionov.livejournal.com/1105038.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chervonec_001

США испытывают метод "я хочу"

Суббота, 02 Февраля 2019 г. 04:05 (ссылка)

Вице-президент США Майк Пенс потребовал от законного президента Венесуэлы Николаса Мадуро немедленно уйти в отставку. Об этом Пенс заявил на брифинге для журналистов

Пенс призвал Мадуро "не испытывать решимость" властей США и как можно скорее уйти в отставку.

"Сейчас не время для диалога, время для действий. Диктатуре Мадуро пришёл конец", — сказал американский вице-президент.

"Николас Мадуро правильно поступит, если не будет испытывать решимость США", — подчеркнул Пенс.




Кто-то ещё верит в сказки о демократии, уважении суверенитета других стран, норм международного права и прочей ерунде, о которой так любят рассказывать США, когда им это выгодно?)

На самом деле в Венесуэле нет никакого госпереворота. Есть информационная попытка такого переворота. Суть его очень просто. Создается картина альтернативной реальности какую США хотят видеть в попытке оказать давление на международных игроков в вопросах "дележа" Венесуэлы и одновременно попытка нащупать сомневающихся в рядах сторонников Мадуро.



И такой интересный вопрос. Если есть диктатура Мадуро, то что же тогда с диктатурой США по отношению к Венесуэле?
Она есть или её нет?

Если нет диктатуры в Венесуэле, то кой фиг США диктуют Мадуро уйти с поста президента? Его народ выбирал.
Или если с демократией не получается, то США не брезгуют прибегнуть и к диктатуре? Но тогда чем Трамп лучше Мадуро?!





Болтон обвинил уже всех, кого только можно. Остались пингвины. Они не хотят строить демократию в Антарктиде. И ещё солнце. Оно светит всем, а должно только там, где демократические ценности.

Чем дальше, тем больший маразм в управленческой верхушке США прогрессирует. Они носятся с "демократией" как с какой-то религией. Но её никто не просит их распространять. Мало того, это слово уже давно стало ругательным.




https://chervonec-001.livejournal.com/2671754.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

США испытывают метод "я хочу"

Суббота, 02 Февраля 2019 г. 22:43 (ссылка)

Вице-президент Майк Пенс

Вице-президент США Майк Пенс



Вице-президент США Майк Пенс потребовал от законного президента Венесуэлы Николаса Мадуро немедленно уйти в отставку. Об этом Пенс заявил на брифинге для журналистов

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Хвиртка

Ostreuss: Либерал, либерал, всю малину обо...

Суббота, 02 Февраля 2019 г. 19:20 (ссылка)

Это цитата сообщения Ostreuss Оригинальное сообщение


Либерал — это звучит гордо. В России. Главная, базовая черта России — антилиберализм. Её альфа и омега, её Корсунь, и скрепа скреп.



У нас антилиберально-антидемократическая партия третья в Думе.



Днесь Проханова прорвало,и вопил он истошно о призраке,который бродит по России. Призраке либерала.Это шнедевр,просто шнедевр.



Сам Проханов является,по-моему,искусственно выведенной мышкой.Мышке раз удалили главную часть мозга,и за счёт безрассудства и безмозглости она тут же стала вожаком всей стаи.



Не знаю уж,как углядел он в либералах ад и российского сатану,кои навалились на бедную Россию с ломами и кольями.Тут небольшое противоречие.Либерал-то за все свободы.В том числе — свободу быть антилибералом.Если страна на 146% антилиберальная,что он сделает?Всё,что он может, — предупредить.Не пойте и не прыгайте там,где идёт строительство,или подвешен груз.А хотите — так пойте и прыгайте,и даже присоединяйте Крым.Вот такая я сволочь,либерал.



А что было с Крымом?Стоял Путин перед экраном,раскачивался на носках и думал: брать или не брать?А международное мнение?А Украина?И решил,как Мкртчян в Кавказской пленнице: а кто её спрашивает?



Что с них взять,с Мкртчяна и Путина?Антилибералы.



Крым присоединён из-за отсутствия той самой основной части мозга.Либеральной.И за это навешали люлей.Никто в гордой России не стал либеральнее ни на гран.Либерализм внешние силы навязывают.Слово «подонок» в отношении чиновников запрещено,и как теперь называть 448 членов Думы из 450 - неразрешимая проблема.Какой ещё "либерализм"?



Да-да,правьте "твёрдой рукой",покажите всем кузькину мать,поставьте всех на место - я не могу упрекать вас за ваше национальное своеобразие.Да хоть признайте вплоть до суверенных границ травителем Скрипалей британскую королеву.А за ними вас обложат санкциями,не насилуя вашу личность какими-то доказательствами.Как либерализм упрощает жизнь!



Я вообще за право на самоубийство и эвтаназию.За Ваше сакральное право петь и плясать там,где подвешен груз.Мы,либералы,так уважаем личность,что не знаем  никаких средств сделать народ умнее.Кроме добровольного вымирания дураков на каком-нибудь Донбассе.



А вот демократ я весьма посредственный.Потому что демократия в руках антилиберала — кусок говна.


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chervonec_001

США резко озаботились о демократии в Венгрии

Пятница, 01 Февраля 2019 г. 17:01 (ссылка)

Буквально три дня назад премьер-министр венгерской республики Виктор Орбан отказался поддерживать политику давления Вашингтона на РФ и высказался за сотрудничество с Москвой в энергетической сфере

И вот в Конгресс США уже внесён проект резолюции, в котором сенаторы призывают Дональда Трампа "защитить демократические нормы" в Венгрии.



"Сенат не приемлет попыток правительства Венгрии подорвать независимость судебной системы, ограничить деятельность групп гражданского общества, нарушать свободу печати, попирать права лиц, ищущих убежища в Венгрии, и призывает президента решительно защищать всеобщие свободы и демократические нормы, переживающие нападки со стороны правительства Орбана в Венгрии", - указывается в проекте резолюции Конгресса.

Далее этот документ должен рассмотреть профильный комитет Конгресса.

Орбан и Путин



Прокомментирую

Можно было бы подумать, что ошибочка в тексте про "Венгрию" и что сенторы спутали Венгрию с Венесуэлой, учитывая уровень географических познаний сенаторов.... Ан нет.

В переводе с завуалированного английского на понятный русский это означает "свергнуть действующий режим в своих интересах". Кто там в Венгрии в оппозиции к Орбану? Кому надо оказаться в нужном месте в нужное время?

Вот у США жизнь пошла, то Турция не дает устроить переворот, то Асад зачем-то сопротивляется, то нефть и золото Венесуэлы надо "на хранение" принять, то Венгрия что-то там свое отстаивает. Бедные конгрессмены... ну как же можно так жить, то тут то там демократия в опасности, а жить когда?

Вот с таким графиком и не доходят сенаторов руки до дела Хашоги,. Ждут-ждут саудиты, а "исключительные" как будто забыли о них.

П.С.
Давно хочу отметить - толковые словари давно устарели.
Новое определение демократии.

Демократия - это интересы США.



https://chervonec-001.livejournal.com/2670916.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

США резко озаботились о демократии в Венгрии

Пятница, 01 Февраля 2019 г. 22:49 (ссылка)



Буквально три дня назад премьер-министр венгерской республики Виктор Орбан отказался поддерживать политику давления Вашингтона на РФ и высказался за сотрудничество с Москвой в энергетической сфере



И вот в Конгресс США уже внесён проект резолюции, в котором сенаторы призывают Дональда Трампа «защитить демократические нормы» в Венгрии.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_matveychev_oleg

Как Барак Обама вел с Путиным нечестную игру

Воскресенье, 27 Января 2019 г. 12:00 (ссылка)

Бывший посол в Москве Майкл Макфол в своих мемуарах признался, что американцы хотели смены власти в Москве и пытались сместить Владимира Путина, который и при президенте Медведеве оставался самой влиятельной фигурой. Российские политики жаловались, что США их обманывают, и они были правы, пишет "Der Spiegel (Германия): ". По словам Макфола, Обама поставил себе цель реформировать Россию.



Совместная пресс-конференция Дональда Трампа и Владимира Путина на саммите в Хельсинки в середине июля была в самом разгаре, когда журналисты заговорили о вмешательстве России в выборы в США в 2016 году: выдаст ли Путин разведчиков, обвиняемых министерством юстиции США? Нет, — ответил российский президент, — но следователи могут без проблем допросить обвиняемых в Москве. При этом его люди в ответ могли бы допросить некоторых американских граждан. "Прекрасное предложение", — сказал Трамп.

Вскоре заговорили о том, что Путин прежде всего имел в виду Майкла Макфола, который при Бараке Обаме с 2009 по 2011 годы был главным советником по вопросам России в Белом доме, а затем послом в Москве. Никогда ранее американским дипломатам не приходилось оправдываться перед иностранными инстанциями за свою работу. В Госдепартаменте США заявили, что предложение Путина — это абсурд, а поскольку и сенаторы были против его принятия, Трамп в конце концов отказал своему коллеге по саммиту в допросе американцев.


Макфол — профессор политологии, дружелюбный блондин, который, наведавшись в сферу дипломатии, на сегодняшний момент вернулся к преподаванию в элитном Стэнфордском университете в Калифорнии. Свою неприязнь к Путину эксперт по России и любитель Твиттера никогда не скрывал, но у Путина достаточно ненавистников. Почему же российский президент столь упорно преследует Макфола?

Макфол недавно опубликовал свои мемуары о временах Обамы, в которых и содержится ответ на данный вопрос. Его книга является одним из самых необычных документов о новейшей истории. Ведь именно противник Путина Макфол объясняет в своей книге, насколько велика была роль США в эскалации между двумя сверхдержавами.

Бывший дипломат начинает свое повествование со времен, предшествующих кровопролитию на Украине, когда многим наблюдателям начало новой холодной войны казалось невозможным. Однако под верхним слоем уравновешенности уже бушевали волнения, и Макфол совершенно открыто рассказывает о смеси невежества и пренебрежения в отношении Вашингтона к бывшему сопернику. Будь то нападение НАТО на Югославию в 1999 году, расширение НАТО на восток с 1997 по 2004 год или инициированное американцами расторжение договора по ПРО в 2002 году, Россия постоянно считалась "слабой и несущественной", пишет политолог. Когда Кремль высказывал пожелания, позиция американцев была следующей: "Кого это вообще интересует?"

Российские политики жаловались Макфолу или в его присутствии говорили о том, что США их обманывают, — так описывает события бывший дипломат. Он признает, что они были совершенно правы. Так, Путин поверил тогдашнему президенту США Джорджу Бушу, что после терактов 11 сентября 2001 года было возможно создание совместного союза для борьбы с терроризмом. Но Буш, несмотря на пожелание Кремля, атаковал давнего союзника России — Ирак.

Правительство Обамы также обманывало Кремль, например, в случае с санкциями ООН в 2010 году против Ирана. Американцы тогда создали впечатление, будто не планируют никаких дальнейших штрафных санкций против Тегерана — что было ложью. Стоило Москве согласиться с этим, как Обама ввел дополнительные санкции. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров был возмущен и, как пишет Макфол, имел на это право.

И, разумеется, похожим образом американцы действовали в ситуации с воздушными налетами НАТО в Ливии в 2011 году. Обама уверял, что с помощью бомбардировок хочет предотвратить геноцид в гражданской войне в Ливии, а не свергнуть тогдашнего диктатора Каддафи. В связи с этим россияне воздержались при голосовании ООН от принятия резолюции по Ливии и после свержения режима Каддафи почувствовали, будто их подставили. "Не без основания", — признается Макфол.

Автор мемуаров понимающе относится к действиям Путина в случае с агентом АНБ Эдвардом Сноуденом, которому Россия предоставила убежище и который, находясь в Москве, рассказал миру об активно использующихся американцами методах прослушки, что стало для правительства Обамы страшнейшей пиар-катастрофой. "Мы бы сделали то же самое, если бы российский разведчик приехал в Вашингтон", — пишет Макфол.

Это не мешает бывшему дипломату возложить ответственность за новую холодную войну именно на Путина. Опасаясь потери власти, "реакционный автократ" наметил курс конфронтации, чтобы, насаждая антизападную враждебность, заручиться поддержкой российской общественности.

Западные промахи по сравнению с намерениями Путина были лишь "сносной икотой". Тот факт, что именно ведущий эксперт Обамы по России таким образом принижает значимость критики кремлевского режима, указывает на то, в каком масштабе Белый дом недооценил Путина с его разрушительными возможностями.

Будь то кризис на Украине или война в Сирии — правительство Обамы было уверено в том, что может урегулировать эти конфликты без учета интересов Кремля. Американцы были вынуждены признать, что они лишь строили иллюзии.

Макфол еще до выборов 2008 года в США примкнул к Обаме, чтобы "изменить ход истории". В команду Обамы его заманила однокурсница, впоследствии — советник президента по вопросам национальной безопасности. Макфол характеризует тогдашнего кандидата в президенты как "умного, общительного, веселого" человека.

Юрист по образованию, Обама плохо разбирался в вопросах России. По словам Макфола, их первая беседа "скорее походила на семинар в Стэнфорде". Он обсудил с будущим главой государства советскую историю и теории международных отношений, а также высказался за "перезагрузку" отношений с Россией. Обама мог воплотить это в жизнь лучше, нежели его предшественник, и Макфол стал главным стратегом политики перезагрузки.

Сначала все шло хорошо. Незадолго до переезда Обамы в Белый дом в 2009 году Путин завершил свой второй президентский срок, и его преемник Дмитрий Медведев позиционировал себя вместе с Бараком Обамой как представителя нового поколения. Оба президента увлекались смартфонами, заглядывали в закусочную Ray's Hell Burger в пригороде Вашингтона — Арлингтоне, даже использовали слово на "Ф", то есть friend ("друг"). Они подписали соглашение о разоружении под названием "Перезагрузка" (New Start), действовали сообща против Северной Кореи, а также в Афганистане. Россия наконец-то смогла вступить во Всемирную торговую организацию.

По словам Макфола, Обама тем самым решал не только внешнеполитические проблемы, такие как ядерное вооружение Северной Кореи или вопросы разоружения. Целью Вашингтона было фундаментальное демократическое реформирование России; за этой целью стояло убеждение в том, что демократические страны не представляют угрозы для США.

Еще в первом программном документе о политике перезагрузки, сформулированном Макфолом для Обамы, значилось, что американское правительство должно в обход Кремля "обратиться к российскому народу, чтобы развивать наши общие ценности". Обама, по словам Макфола, хотел укрепить российское гражданское общество, чтобы его представители могли "осуществить демократические реформы и обеспечить соблюдение прав человека".

Речь шла о том, пишет Макфол, чтобы "создать более благоприятные условия для демократической смены режима". Макфол сравнивает Путина со Сталиным и не допускает никаких сомнений в том, что, с его точки зрения, для этого необходимо: лишение власти бывшего агента КГБ, оставшегося даже во время президентства Медведева влиятельной фигурой на заднем плане.

Осознание данного шага впечатляет, Макфол специально обращает внимание на то, что немногие в администрации Обамы зашли так далеко, как он. И все же политика Обамы по отношению к России была обусловлена позицией Макфола.

Американцы обучали активистов либеральной оппозиции или выплачивали миллионные суммы гражданским организациям, которые, по словам самого Макфола, не могли быть политически нейтральными. Во время встречи с российскими оппозиционерами в Москве вице-президент Обамы Джо Байден заявил, что будет лучше, если Путин не будет участвовать в следующих президентских выборах.

Когда правящая партия "Единая Россия" на выборах 2011 года в значительной степени воспользовалась фальсификациями — по мнению Макфола, вероятно, в обычных для нее масштабах — американцы не ограничились умеренной критикой. Госсекретарь США Хиллари Клинтон выразила резкий протест, чем обеспечила себе пожизненную вражду с Путиным. Тем, кто в Белом доме одобрил позицию Клинтон, был именно Макфол.

Будучи студентом и молодым ученым, Макфол несколько лет прожил в России и уже тогда метался между университетом и политической деятельностью. В начале 90-х годов он участвовал в демонстрациях в Москве, организовывал семинары для демократического движения и работал в неправительственных организациях, целью которых была реализация принципов демократии в России. В лице президента Обамы, бывшем правозащитнике из Чикаго, Макфол позже нашел единомышленника.

Когда в 2012 году Путин победил на выборах и снова переехал в Кремль, он был убежден в том, что правительство Обамы хочет от него избавиться. Это стало последним обстоятельством, положившим конец политике перезагрузки.

Любопытно, что Макфол находит точку зрения Путина нелепой. При этом Путин переоценил масштабы намерений американцев, а не их основное направление.

"Как они могут так враждебно ко мне относиться?" — недоумевает Макфол, имея в виду тот ледяной прием, который ему, как новому послу США, устроили в Москве в 2012 году.

Вскоре Макфолу стали угрожать убийством, неизвестные протыкали шины автомобилей, принадлежавших его сотрудникам, и преследовали его сыновей по дороге в школу. Российская охрана перед посольством США приставала к его жене, телевидение разжигало недовольство по отношению к новому послу, члены прокремлевской молодежной организации подстерегали Макфола у стен посольства. К 2014 году ему это надоело, и он вернулся в Калифорнию.

Сегодня Макфолу запрещен въезд в Россию. Об этом крайне недружелюбном решении распорядился Путин. Последним послом США, получившим подобный запрет, был Джордж Ф. Кеннан. Он представлял США в Москве, когда в Кремле правил Иосиф Сталин — олицетворение преступлений против человечества.

Der Spiegel
перевод




https://matveychev-oleg.livejournal.com/8212593.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<демократия - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda