Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 1413 сообщений
Cообщения с меткой

бунин - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Ралиона

«Я к ней вошел в полночный час» Иван Алексеевич Бунин

Вторник, 31 Июля 2018 г. 10:28 (ссылка)

 


BEZ-IMENI-1.gif
Я к ней вошел в полночный час.
Она спала,- луна сияла
В ее окно,- и одеяла
Светился спущенный атлас.

Она лежала на спине,
Нагие раздвоивши груди,-
И тихо, как вода в сосуде,
Стояла жизнь ее во сне

....

 

 

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

Тихонов, Вячеслав Анатольевич. Творчество Бунина: Рассказ

Вторник, 10 Июля 2018 г. 10:23 (ссылка)


Да-да, Иван Алексеевич Бунин был в Одессе в тот замечательный день 1919 года, когда белые взяли этот город у моря. Белые полки наводнили город. Идут офицерские части. Тянутся артиллерийские обозы. Где-то на окраинах ещё идёт затихающий бой с отступающими красными. На улицы города высыпала публика, что почище да побогаче, приветствовать своих. Делегация антикоммунистических горожан хлебом-солью встречает генералов-золотопогонников. Изящно одетый Иван тоже любуется белым воинством под ярким южным солнцем. Но писатель остаётся писателем, всё примечает, чуть важная мысль или фраза придёт – хвать записную книжку, записывает: «Весь день проливной свежий дождь, его сплошной шум по тёсовой крыше …».





Погулял писатель по белой Одессе, видит, крики какие-то. Это деникинские офицеры-победители на окраине города расстреливают пленных красноармейцев, оборванных мобилизованных из орловских да тульских мужиков. Выводят из толпы, ставят к стенке и бум! Трещат винтовки расстреливателей, мелькают на рукавах у них трёхцветные полоски, эмблемы Добровольческой армии. Сами стрельцы пьяные, буйные, с налившимися кровью, водкой и кокаином глазами, не разбирают ничего, добровольно пошёл пленный в Красную армию, просто подкормиться на казённых харчах, да одеться в казённый мундир или насильно мобилизованный. Какая разница! Служил Ленину – значит виноват! Тррахх! Ещё пятерых нет!





Смотрит Иван Алексеевич на сие зрелище, жутковато как-то сугубо штатскому, никогда не служившему в войсках, да и вообще никогда никакому государству не служившему и нигде не работавшему Бунину. Тррахх! И лежат ещё тёплые тела красноармейцев, кто-то ещё дёргается. Подходит офицер к бьющимся в агонии людям, достреливает их из маузера. Прямо в лоб из мощного пистолета – голова несчастного вдребезги, мозги с кровью брызгают. Ходит этот кокаинист, перешагивает через трупы. Достаёт Иван свою писательскую записную книжку и записывает пришедшие на ум фразы и мысли (всё писателю сгодится!): «В просеках бора, устланных жёлтой хвоей, дороги влажны и упруги …».





Пошёл великий русский писатель домой, чай пить. Уже на подходе к своему дому видит, ведут офицеры, все как на подбор «под шафе», каких-то молодых женщин, вида женщины даже интеллигентного, запуганно о чём-то просят своих конвоиров, те в ответ заливисто гогочут. Кто это такие, поинтересовался Бунин у кучки зевак, радостно созерцающих это зрелище. А это женщины, на красных работали, не то учительницы, не то в библиотеках книги выдавали красноармейцам. Вот ведут их … того! А нечего красным служить. Кто-то из зевак тихо говорит, да ведь они всего-то грамоте неграмотных мужиков учили, их-то за что … Все замолчали. Господа, радостно говорит какой-то человек, их, говорят, перед расстрелом господа офицеры насиловать будут, вот потеха!





Точно, офицеры затолкали барышень во двор, вскоре там застонала и слабо закричала женщина, очевидно, одна из учительниц, загоготали пьяные освободители-офицеры. Потом началась стрельба. Всё, пустили в расход, равнодушно проговорил какой-то хорошо одетый господин из зевак. Иван вытащил свою записную писательскую книжку, слегка дрожащими пальцами красивым почерком записал только пришедшую на ум фразу: «Синее небо над горами бездонно и ясно …». Вот только руки почему-то дрожат, трудно писать. Вроде не с похмелья … . Снова из-за закрытых ворот послышались голоса. Женщина о чём-то горячо кого-то просила. Потом горячечный треск револьверных выстрелов. Ну да, их перед расстрелом насилуют, сказал кто-то.





Ночь прошла тревожно. В разных районах города были слышны отдельные выстрелы. Говорят, белые освободители перестреляли всех мелких служащих, учительниц, библиотекарш и секретарш, служившим красным. Думали, что перед белыми ни в чём не виноваты, вот и не стали отступать с красными, дурочки. В основном, молодые интеллигентные барышни. У Деникина это строго! Только вот, пьяные, честно говоря, все эти белые воины. И где только водку берут. Снова треск винтовок в ночи. Кажется, даже слышны крики насилуемых девушек. Да нет, показалось. Иван снова за свою записную книжку: «Сквозь утренний морозный туман и утренние дымы города …». За последнее время в связи с освобождением города от красных у Ивана вдохновение!





Утром Бунин пошёл смотреть на еврейский погром. Туда сбежался весь город, надеются пограбить и полюбоваться на евреев, как их, неведомо за что, несчастных, непричастных ни к каким красным мелких торговцев и ремесленников будут наказывать за то, что Троцкий – еврей. Толпа погромщиков под улюлюканье взламывает двери домов, выкидывают из домов иудеев всё барахло на улицу. Тут же по-прежнему пьяные офицеры и просто добровольцы стреляют в жидов, рубят их головы топорами, насилуют, перед тем как разрубить их тела, евреек. Бунин дрожащими руками еле выводит в своей записной книжке писателя: «Вечер наступал тёплый, душный. В церквях звонили ко всенощной …».


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
О_себе_-_Молчу

Ветер

Пятница, 06 Июля 2018 г. 04:37 (ссылка)


Теперь это лёгкое дыхание снова рассеялось в мире,
в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре.
Иван Бунин "Лёгкое дыхание"
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

Тихонов, В. А. Бунин осенью девятнадцатого: Рассказ

Пятница, 15 Июня 2018 г. 17:25 (ссылка)


Тихонов, Вячеслав Анатольевич



Бунин осенью девятнадцатого







В дверь стали сильно стучать. Иван сердито заворочался в постели. Кого это чёрт принёс в такую осеннюю одесскую ночь… Вера встала, пошла открывать, иначе стучавшие, казалось, просто выломают дверь. Грубые мужские голоса стали говорить что-то угрожающее. Вера влетела в комнату – к тебе, Жан, из контрразведки. Вслед за ней ввалились военные – какой-то наглый офицерик с нашивкой Добровольческой армии и два солдата со штыками. Объявили, что он, Бунин, вызывается в отдел контрразведки штаба командующего. Всё выглядело более чем угрожающе. У красных - чека, у белых - контрразведка, и везде одно и тоже – головорезы, палачи. И это – свои! И это – противобольшевистские здоровые силы, «белое дело», «святая Русь»!





Когда его, полуодетого, известного писателя Бунина, вели по тёмным одесским улицам памятной осени девятнадцатого года, злоба душила его. Какая разница, какая сильная разница между своими и красной сволочью! Красные – быдло, хамы, дикари, варвары, но его, самого Бунина, не тронули пальцем, даже предлагали работать на них. Как он ждал, как он ждал наших, Деникина, казалось, возродится жизнь, культура, литература, а вышло…Вышло – Одесса, забитая пьяным офицерьём, не желающим ничего знать, кроме девок, кокаина и самогона. Офицерьём, лучшие из которого прямо в глаза говорят, что чем такой бардак, как у них, белых, так уж лучше Ленин и чека. Красные – скоты, но у них есть свой, пусть скотский, но порядок! И вот – ведут. Может быть, - на смерть.





Ввели в бывшую гостиницу, на входе пьяный часовой долго пытался спьяну прочитать их пропуск, но, кажется, так ничего и не понял. Порядки! Хуже красных! Бунина ввели в обширную залу. За столом сидел в мундире некто, как и положено в охранке, чеках, контрразведках – безликий, равнодушно-злобный палач. Такой спокойно произнесёт «в расход» и невинного, но подозрительного, шлёпнут в перерыве между двумя его дешёвыми сигаретами. Иван был слишком зол, чтобы чего-нибудь бояться в данный момент. Только тошнотворная брезгливость нападала на него, когда он думал, что может быть пущен в расход не врагами его красными, а вроде бы друзьями белыми. Всё кончено – всеобщее скотство, скотство красных и белых, скотство "зелёных" и интервентов.





Его посадили на стул напротив этого равнодушно-злодейского палача в погонах. Сзади встали оба солдата, поодаль около окна устроился его приведший наглец. Контрразведчик спросил имя. Иван назвался. Да, я дворянин. Я – белый. Я против варваров-большевиков, которые заразили народ всякими вредными химерами, вроде коммунизма. Почему свои, белые, его зачем-то задержали. За что? За что, почти захохотал этот палач в погонах! Да известно ли вам, известному писателю, что у нас на вас есть целое досье?! Что в прошлом году вы в своём доме прятали большевика? Ну да, не вы, ваша служанка Маруся, точно. И какая разница? Вы это знали! И знаете, что за такие вольности мы ставим к стенке. Всех, кто попадётся и ставим. Вы это понимаете?!





Ивана как парализовало. Он хотел что-то сказать, как всегда что-то презрительно красноречивое, но не мог – ужас, страх смерти вдруг пронзил его тело, мозг, душу. Если бы он не сидел, то повалился бы на пол. Две крепкие солдатские руки сильно прижали его плечи, потому что падать от страха, оказывается, он уже начал. Контрразведчик вдруг злобно схватил стакан, наполовину наполненный самогоном, который стоял перед ним, и презрительным движением, но сильно запустил им прямо в лоб Бунина. Грохнули хохотом оба солдата и оба офицера. Ай да, гусь красный, в штаны обделался, мало вы вас вешаем, гнильё большевистское! Самогон стекал по голове писателя, кажется, лоб оказался рассечёным, выступила кровь.





Ох, с каким же удовольствием я бы лично повесил тебя, красная гадина, на фонаре, закричал контрразведчик! Иван понял, что этот палач не столько пьян, он просто под кокаином. Грязно ругаясь, этот бледный наркоман в мундире стал бить писателя по лицу. Потом спокойно вернулся за стол. Благодари своего красного бога, что ты известный писака, чего-то там в журналах печатаешь – нельзя тебя в расход, публика испугается. Хотя это такие, как ты, всё нагадили! Своими писаньями. Против царя, против порядка, против государства! За какой-то там народ! Какой народ?! За большевиков! Вдруг контрразведчик обмяк. Да и смысла нет тебя, гниль, вешать – всё равно через пару месяцев вся Россия будет большевистской. Всё кончено…





От этих странных речей Иван вдруг пришёл в себя. Его конвоиры отошли вглубь комнаты. Все замолчали. Всё кончено, снова заорал наркоман-контрразведчик. Ты понимаешь это, писака?! Кончилась Россия! Нет больше ничего. Бунин увидел, как в страшном сне, - офицер неуловимо быстрым движением выхватил откуда-то, как фокусник на сцене, наган и… Тут, тоже чрезвычайно быстро, все трое военных, стоявших поодаль, навалились на наркомана. Грохнул выстрел. Громко разбилось стекло – контрразведчик промахнулся мимо не то собственного виска, не то мимо Бунина. Наглец, приведший Ивана, громко прошипел писателю – пшёл вон! Вон, подхватил, заорав, палач. Бунин бросился домой, его била крупная дрожь…


Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_justvitek

Беру твою руку и долго смотрю на нее

Четверг, 07 Июня 2018 г. 15:58 (ссылка)


Это цитата сообщения Viktoria_84 Оригинальное сообщениеБеру твою руку и долго смотрю на нее

5640974_bEZZjcGmWKA (604x453, 26Kb)

Беру твою руку и долго смотрю на нее,
Ты в сладкой истоме глаза поднимаешь несмело:
Вот в этой руке — все твое бытие,
Я всю тебя чувствую — душу и тело.

Что надо еще? Возможно ль блаженнее быть?
Но ангел мятежный, весь буря и пламя,
Летящий над миром, чтоб смертною страстью губить,
Уж мчится над нами!

.Бунин

http://kolobok23.ru/post436042002/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
justvitek

Беру твою руку и долго смотрю на нее

Четверг, 07 Июня 2018 г. 15:58 (ссылка)

Это цитата сообщения Viktoria_84 Оригинальное сообщение

Беру твою руку и долго смотрю на нее




5640974_bEZZjcGmWKA (604x453, 26Kb)



 



Беру твою руку и долго смотрю на нее,

Ты в сладкой истоме глаза поднимаешь несмело:

Вот в этой руке — все твое бытие,

Я всю тебя чувствую — душу и тело.



Что надо еще? Возможно ль блаженнее быть?

Но ангел мятежный, весь буря и пламя,

Летящий над миром, чтоб смертною страстью губить,

Уж мчится над нами!



 



.Бунин

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
babeta-liza

Бунин в Крыму, или Утраченный рай

Вторник, 05 Июня 2018 г. 22:45 (ссылка)



 







Маковский В.. Берег Крыма. 1889

Маковский Владимир Егорович. Берег Крыма. 1889

В апреле 1889 года 19-летний репортер газеты «Орловский вестник» Иван Бунин впервые ступил на крымскую землю. Весь его багаж состоял из небольшого дорожного саквояжа, в бумажнике лежал первый аванс.

Крым вошел в жизнь Бунина с детства — через строки пушкинской поэмы «Бахчисарайский фонтан», «Севастопольские рассказы» Толстого, воспоминания отца — участника Крымской войны и обороны Севастополя.





Не удивительно, что именно Севастополь был целью первой бунинской поездки на юг.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ulakisa

И весел звучный лес, и ветер меж берез...

Суббота, 02 Июня 2018 г. 05:09 (ссылка)

33944316_2066651300275300_2791131510017622016_n.jpg

Как дымкой даль полей закрыв на полчаса,
Прошел внезапный дождь косыми полосами -
И снова глубоко синеют небеса
Над освеженными лесами.

И весел звучный лес, и ветер меж берез
Уж веет ласково, а белые березы
Роняют тихий дождь своих алмазных слез
И улыбаются сквозь слезы.

Иван Бунин 1889

Художник Шильдер Андрей Николаевич(1861-1919)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Надежда_из_Чимеево

ТРОИЦА - Весенний праздник твой, и светлый, и спокойный!

Суббота, 26 Мая 2018 г. 16:18 (ссылка)


С Праздником Святой Троицы!

Пусть Божья благодать пребывает с Вами



Троица

6288870_691373323 (500x375, 222Kb)



Гудящий благовест к молитве призывает,

На солнечных лучах над нивами звенит;

Даль заливных лугов в лазури утопает,

И речка на лугах сверкает и горит.



А на селе с утра идет обедня в храме;

Зеленою травой усыпан весь амвон,

Алтарь, сияющий и убранный цветами,

Янтарным блеском свеч и солнца озарен.



И звонко хор поет, веселый и нестройный,

И в окна ветерок приносит аромат —

Твой нынче день настал, усталый, кроткий брат,

Весенний праздник твой, и светлый, и спокойный!



Ты нынче с трудовых засеянных полей

Принес сюда простые приношения:

Гирлянды молодых березовых ветвей,

Печали тихий вздох, молитву — и смиренье.

_

И. Бунин

1893

#праздник

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

"Причуды памяти"

Воскресенье, 13 Мая 2018 г. 15:04 (ссылка)



Отличное интервью Владимира Бушина для "Литературной Газеты" ко Дню Победы на тему литературных перевертышей, закрытого Мавзолея и 9 мая.

— Владимир Сергеевич, можете назвать лучшие, по-вашему, вещи о Великой Отечественной — самые мощные, точные — в прозе и поэзии (объяснив, почему)?

— Еще и объяснить! Это, знаете, вопрос на обширную статью в трех номерах "Литгазеты". Сергей Наровчатов в свое время сказал: война не породила гениального поэта, но породила гениальную поэзию о ней. По-моему, это можно сказать не только о поэзии.

— У нас традиционно считается, что писатель-фронтовик, режиссёр-фронтовик точно знает правду. Вы согласны?

— Ну, во-первых, всегда были и есть люди, о которых сказано: смотрит в книгу, а видит фигу. Во-вторых, были и писатели, и режиссеры, о которых справедливо сказать: на фронте был, да все позабыл. Но Пушкин не мог быть в средневековой Европе, он вообще за пределами России нигде не был, но вот его "Маленькие трагедии" — где там хоть одна клюковка? А вообще-то, конечно, хорошо видеть своими глазами или быть участником того, о чем взялся поведать миру. Надо думать, Толстому при работе над "Войной и миром" очень пригодился его Севастопольский опыт Четвертого бастиона.

— Как не верить художнику, который собственными глазами видел войну... Трудно было не поверить и Виктору Астафьеву... Во многом именно его высказывания о войне легли в основу пропагандистской формулы "завалили трупами"... Как вы вообще объясняете подобного рода причуды памяти, когда в конце 80-х, в 90-е многие участники войны стали своими воспоминаниями создавать новый образ Великой Отечественной и советский солдат предстал едва ли не оккупантом, а советская власть воплощением зла?

— Во-первых, вовсе не многие оказались оборотнями. А у оборотней это никакие не "причуды памяти", а заурядное шкурничество. Они и в Советское время катались, как сыр в масле, но произошла антисоветская контрреволюция, новым властителям надо в благоприятном свете представить своё предательство, для этого требуется в кошмарном виде изобразить прошлое, которое, дескать, честный человек обязан был отринуть и проклясть. Для выполнения сей задачи свистнули писателей, режиссеров, артистов. И они тотчас явились, ибо как любили, так и любят вкусно есть и сладко пить. Одним из первых и прибежал с катушкой ротный телефонист Астафьев. Он в Советской время, например, на страницах "Правды" уж такие возвышенные слова плел, такие рулады закатывал о Красной Армии и о нашей победе, что и тогда тошно было, а уж при либералах стали изображать армию дикой ордой, а победу — подарком сатаны. Но ведь он был в военном отношении человеком удивительно, даже загадочно невежественным. Из одного его вступления в 1989 года было видно, что он даже военную карту не умел читать, что по силам любому телефонисту

Или Борис Васильев. Одно дело "Зори здесь тихие" в Советское время и совсем другое — как он поносил наше командование в беседе по случаю своего 80-летия да ещё с американским журналистом. Тот, поди, слушал и не мог наслушаться...
Или Даниил Гранин, который в Советское время вместе с А.Адамовичем написал правдивую книгу о блокаде Ленинграда, а уж потом — хоть святых выноси. Все, дескать, было так мерзко, что мы непременно должны били потерпеть поражение, но неизвестно, как победили. Уверял, что даже медаль "За победу над Германией" мы получили в 1965 году. Через двадцать лет после войны, когда многие её участники уже умерли! Какое, мол, бесстыдство советской власти! Да я, как и миллионы других фронтовиков, с этой медалью уже в 45 году с войны вернулся.
Вот только этих трех писателей-фронтовиков я и могу назвать оборотнями. А чаще всего и особенно старательно врут о войне те, кто в большинстве своем не только на войне не были, но и в армии не служили: Радзинский, Жуховицкий, Радзиховский, Резун, А.Пивоваров, Правдюк, Познер, Млечин и .... Хакамада.

Однажды Гранин заявил: "История войны бесстыдно обросла враньём". Появилась, мол, "сочиненная война". Верно. И тут больше всех поработали названные выше старатели. Но писатель по своей природной уклончивости не назвал ни имен лжецов, ни книг с этой "сочиненной войной". И приходится внести ясность.
Кто же именно "сочинил" ту фальшивую картину войны, где плещется "разливанное море барабанной трескучей лжи о войне", как писал критик Андрей Турков? Шолохов в романе "Они сражались за родину"? Алексей Толстой — в "Рассказах Ивана Сударева" и "Русском характере"? Леонов — в "Нашествии" и "Взятии Великошумска"? Эренбург — в публицистике и в романе "Буря"? Симонов — в повести "Дни и ночи" и таких, например, стихах, как "Жди меня" или —

Опять мы отходим, товарищ.
Опять проиграли мы бой.
Кровавое солнце позора
Заходит у нас за спиной...


Твардовский — в "Василии Тёркине" и в стихах "Я знаю, никакой моей вины"? Некрасов — в повести "В окопах Сталинграда"? Фадеев — в "Молодой гвардии"? Или пустую фантазию придумал Щипачёв о сброшенном немцами по приказу генерала памятнике Ленина в небольшом городке?

А утром этот самый генерал
Взглянул в окно и задрожал от страха:
Как прежде в сквере памятник стоял,
Незримой силой поднятый и праха.


Может, врали Корнейчук в пьесе "Фронт", Довженко — в "Отступнике"? Леонид Соболев в "Морской душе" и в "Зелёном луче"? Гудзенко вот в этих строках?

Когда идут на смерть — поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
Час ожидания атаки...
А после — вам сказать о том? —
Глушили водку ледяную
И выковыривал ножом
Из под ногтей я кровь чужую.



Врал Светлов в стихотворении "Итальянец", в поэме "Лиза Чайкина" и в пьесе "Бранденбургские ворота"? Или не прав был Пастернак в стихотворении "Смерть сапёра", как и в других стихах о войне, например в стихах о Ленинграде?

Как он велик! Какой бессмертный жребий!
Как входит в цепь легенд его звено!
Всё, что возможно на земле и в небе
Им вынесено и совершено.


А Василий Гроссман в романе "Народ бессмертен"? Или притворялась Ольга Берггольц в стихах, написанных в блокадном Ленинграде:

Мы предощущали полыханье
Этого трагического дня.
Он пришёл. Вот жизнь моя, дыханье.
Родина! Возьми их у меня...
Или она выдумала это? —
Сто двадцать пять блокадных грамм
С огнём и кровью пополам.


Или лгали Маргарита Алигер в поэме "Зоя", Александр Бек в "Волоколамском шоссе", Муса Джалиль в "Маобитской тетради", Ванда Василевская в "Радуге", Борис Горбатов в "Непокорённых"? Или Павел Антокольский лицемерил в поэме "Сын"?

Прощай...Поезда не приходят оттуда.
Прощай...Самолёты туда не летают.
Прощай... Никакого не сбудется чуда,
А сны только снятся нам, снятся и тают.
Мне снится, что ты ещё малый ребенок,
Смеешься и топчешь ногами босыми
Ту землю, где столько лежит погребенных...
На этом кончается повесть о сыне.


А Павел Шубин уже после войны?

Выпьем за тех, кто командовал ротами,
Кто умирал на снегу,
Кто в Ленинград пробирался болотами,
Горло ломая врагу.


Где тут хоть одно фальшивое слово? А "Повесть о настоящем человеке" Бориса Полевого? И "Сын полка" Валентина Катаева? И "Ночь полководца" Георгия Берёзко? Может, угодничал Исаковский в стихотворении "Русской женщине", написанном тоже после войны?

Да разве об этом расскажешь...
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла!...
В то утро простился с тобою
Твой муж, или брат, или сын,
И ты со своею судьбою
Осталась один на один...
Ты шла, затаив своё горе,
Суровым путём трудовым.
Весь фронт, что от моря до моря,
Кормила ты хлебом своим...


А "Горячий снег" и "Батальоны просят огня" Бондарева? А "Пядь земли" Бакланова? А "Убиты под Москвой" и "Это мы, Господи!" Константина Воробьёва? А "Иван" Владимира Богомолова? А "Брестская крепость" Сергея Смирнова?
Или лгали после войны Калатозов в фильме "Летят журавли", Чухрай — в "Балладе о солдате"? Озеров — в "Освобождении"? Или художники Корин и Пластов, Дейнека и Кривоногов?.. Как характерно, что у немцев за всю войну не появилось ни одной книги о ней, ни одного фильма, ни одной песни.
Из всех упомянутых мной мастерах сегодня с нами один Юра Бондарев, мой старый товарищ золотых студенческих лет...
Почти их память сегодня, читатель, чаркой водки и минутой молчания. О каждом из них можно было сказать: настоящий человек!

— Как с возрастом менялось ваше отношение к тем или иным произведениям о войне? Возможно, в первые годы после войны и, скажем, в 70-е, а тем более в 90-е, восприятие отличалось, что-то начинало раздражать, что-то виделось в новом свете...

— А почему оно должно было меняться? И какой такой "новый свет"? Он, что, исходил от Ельцина и Путина, от патриарха и военного министра Сердюкова, от борзописца Радзинского и грабителя Чубайса? Да, один из названных пальнул в белый свет, как в копеечку: Гитлер это, мол, бич Божий нам за наше безбожие. Но не хватило ума объяснить, почему же Господь даровал победу нам, безбожникам, а не Бичу своему, который 22 июня 1941 года приказ войскам ведь закончил словами надежды: "Да поможет нам Господь!" Не помог... Хотя и Геринг уповал: "Я надеюсь на Всемогущего, пославшего нам фюрера..." И Риббентроп умолял: "Господи, храни Германию!.." Не помог, хотя и у воинства были ремни, на пряжках которых сияло "С нами Бог!"
Менялось отношение не к произведениям о войне, а к некоторым писателям.

— Влияло ли отношение к автору на восприятие созданного им литературного произведения? Вот, например, Виктор Некрасов становится диссидентом, эмигрирует — в связи с этим стала ли восприниматься повесть "В окопах Сталинграда" по-другому?

— Некрасов не был выслан, как Солженицын, а уехал сам, и не мечтал за границей об атомной бомбе на голову соотечественников, как упомянутый. Думаю, с ним надо было обойтись деликатней, не следовало лишать его гражданства. На чужбине он тосковал о родине. Кому-то писал или говорил: "Здесь в День Победы даже выпить не с кем..." А первая повесть его была замечательная и справедливо получила Сталинскую премию. Я до сих пор помню фамилии и имена её персонажей. Говорят, что заглавие ей дал сам Сталин. Он ведь все читал, что выдвигалось на премию.

А если уж говорить об изменении отношения к писателю в связи с темой войны, то не могу не сказать о Бунине по поводу его дневника в эти годы. Вот что записал он 30 июня 1941 года:
"Итак, пошли на войну с Россией немцы, финны, итальянцы, словаки, венгры, албанцы и румыны. И все говорят, что это священная война против коммунизма..."

Тут в милосердном шеститомном издании 1988 года под редакцией Ю.Бондарева сделана купюра <...> Классик констатировал, дескать, факт и все. Нет, там дальше вот что: "Как поздно опомнились! Почти 23 года терпели его!". Коммунизм-то. Уж не могли, мол, лет на 10–15 раньше. Да ведь нет, Черчилль и его собратья по разбою сразу опомнились, уже в 18 году и ринулись: англичане — в Архангельск, французы — в Одессу, американцы и японцы — во Владивосток... А с ними заодно Деникин, Колчак, барон Врангель... И усердствовали совместно до ноября 1920 года — до бегства помянутого барона. Увы, ничего не получилось у них. Но русский классик Бунин тогда, в 1941-м на радостях забыл об этом.

2 июля: "Верно, царству Сталина скоро конец". И что он воображал видеть на месте этого царства? Речь-то шла не о нем и не о Сталине, а о России, его родине. Не понимал он этого, не слышал...
"Киев, вероятно, возьмут через неделю-две". Слишком поспешал классик. Да, захватили, но все-таки не через две недели, а через два с лишним месяца. И всюду тонкий стилист пишет, что немцы не захватывают города, а берут их: "взят Витебск"... "взят Херсон"... "взят Ревель"... Словно речь идет о том, что немцам и следовало взять как своё. Так же говорилось в немецких сводках.

10 августа: "Русские (везде, как иностранец, — "русские", ни разу — "наши") второй раз бомбардировали Берлин". И что? Ничего... Но вот 24 июля о бомбежке Москвы почти злорадное восклицание: "Это совсем ново для неё!"
12 августа опять стыдит бандитов: "24 года не "боролись" — наконец-то продрали глаза!"
30 августа: "Кончил ворую книгу "Тихого Дона". Все-таки он хам, плебей. И опять я испытал возврат ненависти к большевизму". Даже в те дни, когда большевистская родина была между жизнью и смертью. А Шолохов тогда находился на фронте.
14 сентября: "На фронтах все то же — бесполезное дьявольское кровопролитие". Все, мол, решено, кончено, а эти русские продолжают бесполезное сопротивление.
25 сентября: "Положение русских катастрофично... Прекрасная погода...."
9 октября: "Утро прекрасное... Взят Орел... Нет, немцы, кажется, победят. А может, это и не плохо будет?"

Как на футбольном матче. И после всего этого к нему можно относиться по-прежнему? Лучше бы я не знал его дневник...

— Согласны вы, что сегодня многое изменилось?.. После нескольких десятилетий фальсификации истории Великой Отечественной, как будто наступило затишье. Кажется, что пропагандистская кампания против Победы проиграна. Подавляющее большинство наших соотечественников понимает, что тема войны — неприкосновенна, считает День Победы священным праздником. Подтверждение тому и новая традиция — "Бессмертный полк".

— Да, где-то что-то на клеточном уровне меняется. Например, в этом году пригласили меня на парад в День Победы. Билета еще нет, но если не передумают, пойду с Красным знаменем и с двумя портретами. Один буду держать у груди на виду, а второй, если удастся, брошу к подножию Мавзолея, как 24 июня 45 года бросали мы вражеские знамена.
Но вот Г.Зюганов накануне парада взывает к президенту по поводу маскировки Мавзолея: "Призываю Вас сейчас, в новый час испытаний для России пойти по тому же пути". По какому? По пути Сталина, при котором были возвращены в память народа образы наших великих предков, отвергнутых отцами радзинских-радзиховских в первые годы революции — Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова... И вот "Призываю Вас в ознаменования вступления 7 мая на высокую должность президента снять с Мавзолея позорны ограждения...". Этим ограждениям в этом году уже десять лет — юбилей одного из порождений кремлевского тупоумия! Сегодня, утром 1 мая, когда я пишу эти строки, была демонстрация на Красной площади. И что Мавзолей? Как был в блокаде, так и стоит. Неужели создатели этой блокады никогда не думали о своей смерти, о том, что будет с их могилами? Видимо, не думали и рассчитывают на свое персональное бессмертие.

Ведь буквально каждый день они пичкают нас образцами своего интеллектуального парения. Вот сейчас в канун Дня Победы, как стемнеет, затеяли с помощью нынешних великих световых эффектов имитировать налеты немецкой авиации на Москву. Вы поняли? И москвичи воочию видят, например, как под фашистскими бомбами рушится Большой театр. На самом-то деле только одна бомба угодила в вестибюль, но нам показывают, как театр горит, рушится... Видимо, это и есть один из прорывов, что обещал нам президент в своем недавнем Послании — прорыв в деле патриотического воспитания народа. И ведь какие тут богатые возможности! Взять. Например, и изобразить, как 23 августа 42 года сотни немецких самолетов обрушились на Сталинград, как полыхал город, и гибли в огне и под бомбами тысячи его жителей. То-то картина увлекательная. Или — как 22 марта 43 года немцы подожгли и расстреляли деревню Хатынь со всеми её 149 жителями, из которых половина детей. О, неисчерпаемый кладезь открыли наши властители...

А Г. Зюганов за 27 лет так и не понял, с кем он имеет дело. Ведь эти люди во главе с президентом абсолютно чужды нашей истории и культуре. За все эти 20–25 лет ни один режимный член правительства и губернатор, ни один путинский депутат думы и Общественной палаты не вспомнили, не назвали ни одного советского министра или маршала, ни одного ученого или писателя, ни одного даже артиста или художника... За исключением Ленина и Сталина, на которых невежественно, злобно лгали. Например, ельцинский помазанник уверял, что первый "подложил(!) атомную бомбу под Россию", и через 70 лет он сию бомбу из Мавзолея дистанционно взорвал, и она развалила страну, а его папа Ельцин тут не причем. А второй вождь виноват в нашем поражении от Польши в 1920 году, а председатель Реввоенсовета Троцкий, которому надо поставить памятник, тут не причем.

"Бессмертный полк" это, конечно, хорошо, но оборотни и его пытаются извратить, приспособить к своей дури. Так, некая мадам Поклонская, неизвестно как попавшая в Думу, явилась с портретом царя Николая. Можно ожидать портреты и Распутина, Пуришкевича, Жириновского...

А еще сейчас есть большой конгломерат военных отставников — полковник В.Ащин, капитан Ю.Антропов и др. Их главная страсть — маршал Жуков, который для них загадка. Им совершенно непонятно, почему Сталин послал его на Халхин-Гол, в критический момент — в Ленинград, зачем при обороне Москвы поручил командовать самым главным Западным фронтом, с какой стати назначил своим заместителем, как мог поставить во главе 1-го Белорусского фронта, штурмовавшего Берлин, а потом Жуков принимал и капитуляцию немцев и парад Победы. А звания и награды! Первый за время войны маршал! Орден "Победы" №1, потом еще; орден Суворов №1, потом ещё; при Сталине — три Заезды Героя, потом ещё; при Сталине три ордена Ленина, потом ещё три... А ведь полковник Ащин уверен, например, что Жуков никакого участия в Сталинградской битве не принимал, и почему за несколько дней до победного окончания этой великой битвы ему присвоили звание маршала и он получил орден Суворова, Ащин уразуметь не может.

А у Антропова лоб на три сантиметра выше, чем у Ащина. И вот, например, какую жатву он собирает с этих сантиметров. Правда, на сей раз не о Жукове: "А.М.Коллонтай пишет, что в 1951 году министр иностранных дел А.Громыко отказывался вернуть ей личный архив, и Александра Михайловна решилась побеспокоить Сталина. "В телефонной трубке раздался хриплый голос: Сталин был болен..."
Во-первых, Сталин не мог отвечать на любые звонки, Коллонтай могла услышать голос его секретаря Поскребышева. Во-вторых, каким образом, почему личный архив Коллонтай оказался у Громыко? В-третьих, если так, то по какой причине он не желал вернуть архив его хозяйке? Зачем он ему? В-четвертых, в 1951 году министром иностранных дел был не Громыко, а Вышинский. Вот так этот автор пишет и о маршале Жукове...Ах, как жаль, что полковник Ащин и капитан Антропов не познакомились с Андреем Януарьевичем Вышинским, когда он был Генеральным прокурором СССР!..


P.S.50 армия, в рядах которой я прошел путь от Калуги до Кенигсберга, поочередно входила в состав Западного, Брянского, 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов. От лица всех этих фронтов поздравляю читателей "Литературной газеты" и коллектив её сотрудников с Днем Победы-73.
И вот стихотворение, написанное сержантом Бушиным тогда в Кенигсберге.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ-45

Если было б судьбой суждено мне
Жить на свете до тысячи лет,
Этот день и тогда бы я помнил –
Его облик, и голос, и цвет.

Много разного в день тот смешалось...
Мы спасли и свободу, и честь!
Тут и радость, и гордость, и жалость,
И салюта победного весть.

И сердечное краткое слово
Поздравления отцом сыновей
В этот день мы услышали снова,
Дети разных земель и кровей.

Это слово не часто звучало,
Но всегда укрепляло сердца.
С ним прошли мы войну от начала
До победного дня, до конца.

1 мая 2018

https://prometej.info/blog/diskussiya/intervyu-vs-bushina-literaturnoj-gazete/ - цинк

PS. Кстати, указанный ранее косяк https://colonelcassad.livejournal.com/4181792.html в конкурсе "Оружие Победы" был достаточно оперативно поправлен.

https://colonelcassad.livejournal.com/4185566.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
babeta-liza

Без заголовка

Суббота, 04 Марта 2018 г. 01:23 (ссылка)




 





 




Любимый анекдот БунинаВ начале XX века был популярен такой анекдот, который, как говорят, был любимым анекдотом Ивана Алексеевича Бунина.



В одном купе поезда оказались мужчина и семейная пара. Как только все уселись, жена начала беспрестанно изводить своего мужа замечаниями, упреками, колкостями и обвинениями. Муж все это терпел, а их попутчик молча наблюдал за происходящим.



Через час-другой мужчины вышли в тамбур покурить.



— Боже мой! — воскликнул нечаянный свидетель проявлений семейных отношений. — Совершенно очевидно, что ваша жена невротична и нуждается в помощи. Знаете, у меня в Таганроге есть знакомый психотерапевт; я могу вам его порекомендовать. Он берет двести рублей за сеанс.



— Благодарю вас, сударь, за любезное предложение, — вежливо ответил муж. — Мы едем в Тамбов: там ее убьют всего за сто.



Из: Забытые истории. Блог Сергея Цветкова

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Dmitry_Shvarts

Очарование русского романса «Гори, гори, моя звезда»

Пятница, 02 Марта 2018 г. 18:01 (ссылка)


Развенчание легенд об одном из самых известных романсов





«Гори, гори, моя звезда»




«Гори, гори, моя звезда»




Романс «Гори, гори, моя звезда» не только широко популярен, но и вполне может считаться рекордсменом по числу легенд о его создании. Кому только не приписывали его написание: и Бунину, и Гумилёву, и даже Колчаку…


Было время, когда написание романса «Гори, гори, моя звезда» активно приписывали Бунину и Гумилёву. Но версия это продержалась недолго. Литературоведы, изучавшие их творчество, констатировали: таких строк у них не было. Зато «колчаковская» версия оказалась живучей, и многими и сегодня воспринимается за чистую монету.

 





 

Николай Гумилёв и Иван Бунин.




Николай Гумилёв и Иван Бунин.





Сразу после революции некоторые композиторы-эмигранты и артисты говорили, что лично видели партитуру романса с автографом, что якобы и было подтверждением тому, что автор строк именно он. Рассказывали даже о том, что незадолго до расстрела адмирал пел «Гори, гори…».    Читать далее



Метки:   Комментарии (9)КомментироватьВ цитатник или сообщество
willynat

"...Черт меня дернул родиться в России с душою и талантом..."

Пятница, 16 Февраля 2018 г. 17:54 (ссылка)

Публикация Литературного музея-центра К.Г.Паустовского ("ВКонтакте"), 16 февраля 2018 г
pVWKG2W_c-gShmelevy i buniny1923 (700x456, 106Kb)

К. Г. Паустовский - Е. С. Загорской-Паустовской, 16 февраля 1917 г., Москва.

"...Вче­ра я был на лекции о русском писателе,— Анна Ахматова прострелила меня своими египетскими глазами. Сиял лы­синой и золотом зубов Серафимович с ужасающим, корявым лицом Квазимодо и хмельными глазами, по-английски строг, изыскан и стар был Бунин с глухим голосом и легким хохлацким акцентом. Тяжелый Сумбатов, величественный Телешов, пылкий и грассирующий Потемкин. Маленький неуклюжий старичок с крашеной бородой и блеклыми глазами все потирал руки и что-то тихо говорил голосом Марии Александровны. Это Короленко. И просто одетый, суровый, измученный, с презрительной складкой у губ и умным квадратным лицом Шмелев — самый моло­дой, резкий и отчеканенный. Изящный, как юноша, Станиславский и Лилина, Бурджалов, Осоргин и другие. Шайка репортеров и газетчиков,— сварливый, глупый, завистливый народ, щеголяющий дешевым цинизмом. Как сказал Потемкин — в публике было «электрическое» настроение. Много шумели.

Но почему-то все это показалось мне отжившим, ста­рым, не волнующим. Для меня были только двое — Бунин и Шмелев. Бунин, спокойный, тонкий, задушевный,— че­канил свои стихи и волновал. У него редкие тонкие руки. Шмелев бросил публике в ответ на жалобы на оскудение литературы — «Каждое общество заслуживает своих пи­сателей. Гения надо заслужить. Прежде чем говорить о нем, надо спросить себя — достойны ли мы иметь гения. Вы — косная масса под новыми сюртуками, вы — трусость, вы — душевная прострация и та человеческая пыль, от которой тошнит в уме. И если придет в Россию гений, то какое отчаянное, потрясающее проклятие он швырнет в лицо России и вам, ее «промотавшимся», оголтелым отцам».

А в публике говорили: «Возмутительно. Написал ка­ких-то жалких два рассказа, изданных универсальной биб­лиотекой за 10 коп., и смеет говорить такие вещи». Одна дама, сидевшая впереди меня, сказала, что «такого госпо­дина она бы не впустила в свою гостиную». Короленко обомлел. Как! Как можно! И зашамкал о редком единении в России читателей и писателей. Что вы, помилуйте! Разве можно. А Михайловский, Щедрин, Некрасов? Даже этот вечер — пример единения. Хорошо единение. «Я бы его в свою гостиную не пустила».

И Шмелев ответил о том, как затравили всех русских гениев, затравило общество, обыватель, вся дикая русская жизнь, и крикнул о несмываемом позоре и крови на руках русской критики, задушившей свободную мысль, убившей из-за угла безвестных гениев, которые были бы неизмери­мо выше всех столпов русской литературы. Это подлость. Будьте прокляты вы, русские интеллигенты, с вашей кри­тикой. Черт меня дернул родиться в России с душою и талантом..."

На фотографии О.А.Шмелева, В.Н.Бунина, И.А.Бунин, И.С.Шмелев, 1923 г

Этот отрывок из письма Паустовского стоит целого романа по-моему.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Грелен

Иван Бунин

Воскресенье, 04 Февраля 2018 г. 18:06 (ссылка)

image (6) (640x438, 137Kb)
Ещё и холоден и сыр
Февральский воздух, но над садом
Уж смотрит небо ясным взглядом,
И молодеет Божий мир.

Прозрачно-бледный, как весной,
Слезится снег недавней стужи,
А с неба на кусты и лужи
Ложится отблеск голубой.

Не налюбуюсь, как сквозят
Деревья в лоне небосклона,
И сладко слушать у балкона,
Как снегири в кустах звенят.

Нет, не пейзаж влечёт меня,
Не краски жадный взор подметит,
А то, что в этих красках светит:
Любовь и радость бытия.

Художник: Юрий Мартюшев.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
NetFact

Белая серия (мини) в 70 томах (2003-2010) FB2 » NetFact.Ru: Скачать бесплатно – Популярная Интернет Библиотека

Воскресенье, 28 Января 2018 г. 21:20 (ссылка)
netfact.ru/detective/4977-b...0-fb2.html


Белая серия (мини) в 70 томах (2003-2010) FB2




Серия включает в себя произведения зарубежных и российских авторов ХХ века. Наиболее полно в серии представлены произведения В. Набокова, некоторые были изданы в новом переводе.



Список книг:

Альмодовар П. Патти Дифуса и другие тексты

Ачага. Сын аккордеониста

Бродский И. Набережная неисцелимых

Бродский И. Рождественские стихи

Бунин И. Темные аллеи

Гаррисон Дж. Зверь, которого забыл придумать Бог

Даль Р. Дорога в рай

Джойс Г. Зубная Фея

Довлатов С. Записные книжки (Соло на ундервуде, Соло на IBM)

Жонке Т. Тарантул

Зюскинд П. Голубка. Три истории и одно наблюдение

Зюскинд П. Контрабас

Зюскинд П. Парфюмер. История одного убийцы

Зюскинд П. Повесть о господине Зоммере

Каллин М. Страна приливов

Капоте Т. Летний круиз

Капоте Т. Музыка для хамелеонов

Кейн Д. Почтальон всегда звонит дважды

Киньяр П. Вилла Амалия

Киньяр П. Все утра мира

Киньяр П. Салон в Вюртемберге

Киньяр П. Секс и страх

Кундера М. Бессмертие

Кундера М. Вальс на прощание

Кундера М. Книга смеха и забвения

Кундера М. Нарушенные завещания

Кундера М. Невыносимая легкость бытия

Кундера М. Неспешность. Подлинность

Кундера М. Смешные любови

Лу Э. Во власти женщины

Лу Э. Грузовики Вольво

Лу Э. Лучшая страна в мире

Лу Э. Наивно. Супер

Лу Э. Четыре сказки о Курте

Мадзантини М. Не уходи

Маттеуччи Ф. Праздник цвета берлинской лазури

Мерц К. Якоб спит

Мисима Ю. Запретные цвета

Мисима Ю. Смерть в середине лета

Набоков В. Бледный огонь

Набоков В. Возвращение Чорба

Набоков В. Волшебник

Набоков В. Дар

Набоков В. Защита Лужина

Набоков В. Истинная жизнь Себастьяна Найта

Набоков В. Камера обскура

Набоков В. Король, дама, валет

Набоков В. Лолита

Набоков В. Машенька

Набоков В. Отчаяние

Набоков В. Пнин

Набоков В. Подвиг

Набоков В. Приглашение на казнь

Набоков В. Смотри на арлекинов!

Набоков В. Соглядатай

Фланнери О'Коннор. Мудрая кровь

Оль Ж.-П. Господин Дик, или Десятая книга

Павич М. Два романа о любви («Последняя любовь в Константинополе» и «Ящик для письменных принадлежностей»)

Павич М. Другое тело

Павич М. Пейзаж, нарисованный чаем

Рубенс Б. Пять лет повиновения

Стоппард Т. Изобретение любви

Стриндберг А. Игра снов

Фил Уитейкер. Портрет убийцы

Хиршберг Г. Два Сэма

Шмитт Э.-Э. Мечтательница из Остенде

Шмитт Э.-Э. Одетта. Восемь историй о любви

Шмитт Э.-Э. Оскар и Розовая Дама. Мсье Ибрагим и цветы Корана. Дети Ноя

Шмитт Э.-Э. Распутник. Секта эгоистов

Шмитт Э.-Э. Улисс из Багдада



Название: Белая серия (мини) в 70 томах

Авторы: Бродский, Бунин, Довлатов, Зюскинд, Кундера, Набоков, Павич, Шмитт

Серия: Белая серия (мини)

Год издания: 2003-2010

Язык: Русский

Формат: FB2

Качество: Отличное

Размер: 59 Мб



Скачать: Белая серия (мини) в 70 томах (2003-2010) FB2




Скачать | Download | TurboBit.net

http://turbobit.net/8enw7zj8wwxw/Belaja_serija-70.rar.html



Скачать | Download | HitFile.net

http://www.hitfile.net/mDu9xbY/Belaja_serija-70.rar.html



Скачать | Download | Файлообменник.рф

http://файлообменник.рф/i9kxbgrqexbg/Belaja_serija-70.rar.html



Скачать | Download | DepFile.com

http://kyc.pm/XncIZqtef/Belaja_serija-70.rar

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
liubachsa

«Сказать хорошую нелепость дано лишь умным людям», — считал Бунин. Мы говорим об Антоне Павловиче Чехове

Воскресенье, 28 Января 2018 г. 12:47 (ссылка)


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


















«Хорошие нелепости» Антона Павловича Чехова



Фото из альбома "Чехов Антон Павлович" - Google Фото

фото 1901 год



«Сказать хорошую нелепость дано лишь умным людям», — считал Бунин. Чехов умел сказать «хорошую нелепость»!



У писателя была природная склонность к острословию, он любил и умел создавать фразы, западающие в память. Многие из них вошли в наш язык настолько прочно, что уже воспринимаются как «народная мудрость».






Читаем дальше жемчужинки-нелепости!

«Краткость — сестра таланта» или знаменитое «Если в первом акте на сцене висит ружье, то в последнем оно должно выстрелить» еще хранят печать автора.

А вот о том, что фраза «Этого не может быть, потому что не может быть никогда» — из первого чеховского рассказа «Письмо к ученому соседу», уже мало кто помнит.


[more
Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<бунин - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda