Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 108031 сообщений
Cообщения с меткой

ссср - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Валентина_Алексеевна

СССР будет восстановлен до 17 марта 2021 года

Вторник, 23 Апреля 2019 г. 06:51 (ссылка)

https://youtu.be/GEDerhx8jNQ

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
alekzavaz

Мадуро поздравил россиян с днём рождения Ленина

Понедельник, 23 Апреля 2019 г. 03:36 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/155595...0645cb7399

Мадуро поздравил россиян с днём рождения Ленина



Президент Венесуэлы Николас Мадуро в своём Twitter поздравил россиян с днём рождения революционера Владимира Ленина ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_zina_korzina

Странная картина.

Понедельник, 22 Апреля 2019 г. 21:01 (ссылка)

  • Интересная вещица 1980 года. Она какая-то странная. Как будто зашифровано нечто. Как вы полагаете, что тут нарисовано? Какая история? Что означает всадник за окном, при том, что сие изображение называется «Сантехмонтажники».

    Пименов Владимир Сергеевич (род. 1941 год). «Сантехмонтажники». 1980 год.

  • https://zina-korzina.livejournal.com/1584387.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_matveychev_oleg

    Газировка

    Понедельник, 22 Апреля 2019 г. 22:01 (ссылка)

    2

    Захар Прилепин.


    В августе 1991 года я последний раз пил газировку из автомата.
    Автомат — помните такие большие белые "шкафы" на улицах? — был ещё советский, а сам Советский Союз уже исчезал.

    Дело было в Москве.

    Мы с сестрою ехали из Крыма. Отдыхали ещё в советском Крыму, вылетели оттуда, и он, за спиной, стал украинским.

    Сели в Москве, доехали до центра, и, едва выйдя из электрички, по обыкновению выпили газировки из автомата.

    Кажется, одну копейку стоила просто вода с газом, а три — с газом и сиропом, лимонад.

    Помните же?

    Там, в автомате, стояли обычные стеклянные стаканы, никто их не воровал. Переворачиваешь стакан, ставишь на моечку, нажимаешь на него, и он ополаскивается водой.

    Переставляешь стакан под краник, кидаешь монетку и пьёшь свой холодный бодрящий свежий напиток.

    …потом мы позвонили тётушке, она жила в Москве, поговорили с ней по телефону.

    Тётушка говорит: "Заезжайте в гости! Чайку попьёте хоть!" — мы отвечаем: "Некогда! Вот газировки попили, и нам хорошо". Она вдруг очень серьёзно говорит: "С ума сошли! Не надо её пить! Стаканы эти облизывать!"

    И я тогда, в августе 1991 года, вдруг понял, что газировку из автоматов действительно пить уже не надо. Кончилось это время.

    Демократическая Москва напоминала сумасшедший дом, ночлежку, больницу, лепрозорий, табор. Казалось, что ещё буквально три дня назад этого не было. Откуда всё это взялось в том августе?

    Автоматы с газировкой скоро пропали с улиц; больше они уже не возвращались. Где они теперь?

    Но в каком-то смысле эти автоматы остались для меня символом Советского Союза.

    То, что сотни людей, в том числе мы, дети, пили в течение одного дня из одних и тех же стаканов, это показатель огромного количества удивительных вещей.

    Для начала, это показатель медицинского обеспечения в СССР. По улицам ходили здоровые люди, они были в абсолютном большинстве. Венерические и все прочие известные миру болезни отсутствовали как факт в огромной — 250 млн. населения! — стране. Это просто невозможно. Но так было.

    Значит, не было публичных домов в каждом городе, европейских подонков, приезжающих сюда снимать порнофильмы, сексуального туризма в России и прочих благ цивилизации вроде наркопритонов.

    Больные, наркоманы, проститутки, конечно же, были, наверное, но составляли 0,01% населения.

    Затем, эти автоматы с газировкой — показатель высочайшей степени доверия граждан друг к другу. По сути, всё это напоминало детский сад. Дети знали, что можно пить из одного стакана, потому что все они дружные ребята, и всё у них хорошо.

    Автомат с газировкой — один на всех — наглядная примета той же самой социальной ситуации, что и отсутствие заборов и шлагбаумов во дворах, кодовых замков в подъездах, железных дверей на несколько квартир на этажах и собственных на восьми замках дверей тоже — всего этого тогда не было вообще.

    Всё вместе — это показатель криминальной ситуации в стране.

    Автомат с газировкой, ключик от квартиры под половичком и 25 рублей, которые бабушка мне пересылала в конвертике письмом — приметы одного порядка.

    Ситуация с миграцией так же отражалась в этом стаканчике с газировкой — в Россию с её окраин, и с территорий сопредельных, не ехали орды и табуны людей, никогда в жизни не лечившихся (и не учившихся тоже) — отчего-то они вообще сюда не попадали. Таможня не давала добро.

    Значит, не было той степени коррупции, которая начинается с самого низа, с пограничника, таможенника и постового в горах Кавказа, степях Украины и на трассе посреди азиатской пустыни.

    Кстати, если газировку пил человек в чалме, это ни у кого не порождало вопросов; значит, эти автоматы были ещё и безупречным показателем толерантности и политкорректности.

    Ибо истинная толерантность и политкорректность — это не когда ты себя сдерживаешь, потому что так принято в "демократическом обществе", а тогда, когда ты даже не думаешь об этом: узбек, грузин, украинец — какая разница, все свои ж.

    Ещё в стаканчике с газировкой отражалась удивительная дешевизна элементарных бытовых потребностей — потому что три копейки на газировку, это не пятьдесят или сто рублей на "колу" или "фанту". Когда мы хотели выпить газировки — мы, пацаны, просто начинали эти копейки искать около магазина, и минут за пять находили. Попробуйте сегодня у магазина найти сто рублей.

    Газировка из автомата служила и прекрасным показателем социального равенства: я помню, как с равной радостью спешили к автомату товарищи профессорского типа и крепкие работяги.

    Наверное, можно этот список продлить, но те, кто понимают хоть что-нибудь — поймут и так.

    А если вы сейчас мне скажете, что нынче можно попить кофе из автомата, и там стаканчики одноразовые, вы вообще не поняли, о чём я говорил.

    И ладно. Поймёте потом.

    Или не поймёте.

    Но ведь есть сегодня взрослые люди, которые не умеют считать до десяти и не знают алфавита. Живут же: демократия.




    https://matveychev-oleg.livejournal.com/8709127.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    robot_marvin

    Без заголовка

    Понедельник, 22 Апреля 2019 г. 19:42 (ссылка)
    https://srybas.livejournal....52315.html

    Пока на Украине идут выборы светлого будущего, я занимаюсь письмами моего родного дядьки Тараса Михайловича Рыбаса (1919 - 1977). Он жил в Луганске, был председателем Луганского отделения Союза писателей. Вообще был крупной личностью.

    Вот фрагмент его письма, из которого многое из сегодняшней истории становится понятным.

    Не хочу никого обвинять - ни в Киеве, ни в Москве. То время ушло, его герои ушли.

    Однако кто сделал выводы?





    30.01.66.

    …Был на вечере Тычины, на банкете, который он устроил, и все думал о том же. Увы, зверь, о котором я говорил тебе, что его выпустил Хрущев, уже ходит по улицам и пожирает молодые души. Ему нужны юные, полные надеждами души. Он выгрызает из них добро человеколюбия и оставляет какую-то спекшуюся массу, делает человека грубым, ограниченным и мелким. Представляешь, на вечере Тычины ленинградка Комиссарова прочла  довольно яркие и взволнованные стихи, посвященные юбиляру, и преподнесла сувенир – бронзовую копию Медного всадника. Сам юбиляр выразился по этому поводу так: «Дякую уклiнно, менi тут подарували багато усього, навiть КОНЯКУ…» («Нижайше благодарю, мне тут подарили много всего, даже конягу…»)

    А Корнейчук, с которым мы оказались в квартире Дмитерко после банкета, сказал еще определеннее: «Як можна було везти на Вкраiну царя, того царя, який погноiв пять полкiв козакiв на будування  Петрограду. Досить нам на Вкраiну возить царiв. А щоб сказали, коли б ми привезли в Ленинград статуэтку Мазепы?» («Как можно было везти на Украину царя, того царя, который сгноил пять полков казаков на строительство Петрограда. Хватит на  Украину возить царей. А что бы сказали, если бы мы привезли в Ленинград статуэтку Мазепы?»)



    …Я не понимаю, чего они не любят, и боюсь сказать, что они не любят всего русского. Люди, баре, самодовольные и самоуверенные, вскормленные временем и счастливым союзом славянства, начинают обостренно думать о символике. Чего доброго, все может статься, отольют из бронзы фигуру Мазепы, предателя, барина, и сластолюбца. Обстановка в Союзе (писателей Украины) мрачная. Собственно, никакого союза нет, есть разобщенные, разнодумные люди, Союз для которых служит местом для выражения ненависти, а потом для того, чтобы устроить очередное свое издание.



    Павло (Павел) Тычина – украинский поэт, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии. В 1938—1967 годах — депутат Верховного Совета УССР, в 1953—1959 годах — Председатель Верховного Совета УССР. Член ВКП(б) с 1944 года. Депутат Верховного Совета СССР 2—5 созывов (1946—1962).  В 1943—1948 годах — народный комиссар просвещения Украинской ССР. Академик Академии наук УССР , директор Института литературы Академии наук УССР



    Александр Корнейчук – украинский драматург, Герой Социалистического Труда, лауреат пяти Сталинских премий , Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Член ВКП(б) с 1940 года. С 23 мая 1943 г. по 2 февраля 1944 г он был заместителем наркома иностранных дел СССР. Председатель Комитета по делам искусств УССР. Народный комиссар иностранных дел Украинской ССР. В 1947—1953 и 1959—1972 гг.  председатель Верховного совета  УССР.  В 1952—1972 член ЦК КПССАкадемик АН СССР. Автор исторической драмы «Богдан Хмельницкий», посвящённой воссоединению Украины с Россией.



    Любомир Дмитерко – украинский писатель, лауреат Государственной премии УССР имени Т. Шевченко.



    Мария Комиссарова – поэт, переводчик. Лауреат литературной премии им. М. Рыльского (за переводы украинских поэтов).



     

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_zina_korzina

    Почему они так взросло выглядят?

    Понедельник, 22 Апреля 2019 г. 11:16 (ссылка)

  • В Фейсбук-сообществе, посвящённом советской живописи, возникла тема: почему, если картина называется «Юные», то там постоянно какие-то дядьки в строительных касках (или без оных), выглядящие на 35 или дамы с всезнающими глазами. В своё время я писала тест Почему советский человек не мог вернуться в детство? В Советском Союзе детство-отрочество-юность были отделены от взросло-созидательного бытия, как два разных мира. Это сейчас игривую младость продлевают сколь угодно долго — хоть до тридцати лет. В постиндустриальном социуме не нужно рано взрослеть — не для чего. Советский проект был изначально заточен под формирование человека-работающего и человека-думающего. Поэтому и выглядели старше нынешних хистеров, которые до 30 лет «обдумывают житьё» и решают «делать жизнь с кого»(с). Ну, да ладно. Что за картина-то?

    Балдина Ирина Михайловна (1922-2009). «Юность». 1976 год.

  • https://zina-korzina.livejournal.com/1584209.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    Фёдор_Иванович_Сухов

    Кому перед Днём Победы мешают герои СССР?

    Понедельник, 22 Апреля 2019 г. 09:07 (ссылка)




     


    Все мы ругаем идущую на Украине «декоммунизацию», и, разумеется, за дело. Потому что страна, которая уничтожает своё культурное наследие, обречена на деградацию. Одно непонятно – почему у нас в России берут пример с евроукров.
    Читать далее...
    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    Dmitry_Shvarts

    ✨ Шлягер для Никулина

    Понедельник, 22 Апреля 2019 г. 06:09 (ссылка)


     



     


    Он был вором и получил награду от Брежнева.




    Его песню «Постой, паровоз» знали все

    Сын столичных интеллигентов, он остался сиротой и прошел суровые сталинские лагеря. Стоял у стенки и уходил в бега. Он был настоящим вором в законе — но годы спустя Хрущев и Брежнев выражали ему благодарность, а его песню «Постой, паровоз» из знаменитой «Операции Ы» пела вся страна. И это — далеко не все, что уместилось в жизнь одного человека...



    Школа подворотен

    Генрих Сечкин родился 10 апреля 1933 года в Москве. Его детство прошло во двориках у Патриарших прудов: семья жила в Трехпрудном переулке. Родители мальчика относились к столичной интеллигенции — Сечкин-старший был скрипачом, а мать Генриха работала в газете «Известия». На фоне соседей Сечкины смотрелись «белыми воронами»: ссоры в семье были редкостью, да и шумных застолий не случалось. Столь ценные для многих талоны на водку Сечкины за ненадобностью сжигали в буржуйке. О том, чтобы продать талоны, речи даже не шло: имидж торгашей повергал родителей будущего вора в ужас.



    Впервые вкус денег он познал в начале войны после того, как к ним с матерью (отец в 1941 году ушел на фронт добровольцем) приехала бабушка. С собой старушка привезла скромную корзинку, покрытую неприметной тряпкой. Впрочем, любопытный мальчик все же решил проверить содержимое багажа родственницы и наткнулся там на кучу денег. Их происхождение было тайной: по одной из версий, деньги были скоплены экономной старушкой.

    Пользуясь невнимательностью пожилой родственницы, школьник стал потихоньку воровать купюры. Причем часть денег он тратил на сушки, не жадничая и угощая ими своих друзей и одноклассников, а часть — отдавал матери. На все расспросы родительницы, мол, где взял, отвечал просто — нашел. Впрочем, все тайное быстро становится явным: Генрих был застукан за воровством, сурово наказан и лишен доступа к заветной корзинке. Одноклассники Сечкина, которые привыкли к щедротам школьника, в его неожиданное обнищание не поверили, чем очень задели мальчика.   Читать далее

    Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_matveychev_oleg

    Он был вором и получил награду от Брежнева

    Воскресенье, 22 Апреля 2019 г. 01:01 (ссылка)



    Его песню "Постой, паровоз" знали все
    Сын столичных интеллигентов, он остался сиротой и прошел суровые сталинские лагеря. Стоял у стенки и уходил в бега. Он был настоящим вором в законе — но годы спустя Хрущев и Брежнев выражали ему благодарность, а его песню "Постой, паровоз" из знаменитой "Операции Ы" пела вся страна. И это — далеко не все, что уместилось в жизнь одного человека...

    Школа подворотен
    Генрих Сечкин родился 10 апреля 1933 года в Москве. Его детство прошло во двориках у Патриарших прудов: семья жила в Трехпрудном переулке. Родители мальчика относились к столичной интеллигенции — Сечкин-старший был скрипачом, а мать Генриха работала в газете "Известия". На фоне соседей Сечкины смотрелись "белыми воронами": ссоры в семье были редкостью, да и шумных застолий не случалось. Столь ценные для многих талоны на водку Сечкины за ненадобностью сжигали в буржуйке. О том, чтобы продать талоны, речи даже не шло: имидж торгашей повергал родителей будущего вора в ужас.

    Впервые вкус денег он познал в начале войны после того, как к ним с матерью (отец в 1941 году ушел на фронт добровольцем) приехала бабушка. С собой старушка привезла скромную корзинку, покрытую неприметной тряпкой. Впрочем, любопытный мальчик все же решил проверить содержимое багажа родственницы и наткнулся там на кучу денег. Их происхождение было тайной: по одной из версий, деньги были скоплены экономной старушкой.
    Пользуясь невнимательностью пожилой родственницы, школьник стал потихоньку воровать купюры. Причем часть денег он тратил на сушки, не жадничая и угощая ими своих друзей и одноклассников, а часть — отдавал матери. На все расспросы родительницы, мол, где взял, отвечал просто — нашел. Впрочем, все тайное быстро становится явным: Генрих был застукан за воровством, сурово наказан и лишен доступа к заветной корзинке. Одноклассники Сечкина, которые привыкли к щедротам школьника, в его неожиданное обнищание не поверили, чем очень задели мальчика.

    Привезенная бабушкой корзинка какое-то время выручала семью, но, к сожалению, вскоре опустела. Настали голодные времена, которые мама не пережила: в 1945 году женщина умерла от голода. Отец так и не вернулся с фронта, бабушки тоже не стало, и в 13 лет Генрих остался сиротой. После войны московские улицы наводнили беспризорники, среди которых оказался и Сечкин. В то время помощью несовершеннолетних обитателей улиц беззастенчиво пользовались матерые преступники: выдавая себя за мудрых покровителей, они посылали детей воровать за процент с украденных денег и вещей. На одной из таких ходок в 1947 году Генрих попался. 14-летнего подростка судили и отправили на "малолетку".

    Расстрелянный понарошку
    Угодил юный осужденный в специализированную колонию, где перевоспитанием малолетних преступников занимались комсомольцы-активисты. Однако пополнять ряды идейных коммунистов Генрих не хотел. На вопрос тюремщиков о своей принадлежности паренек неизменно отвечал — вор. За что и получал по полной: несговорчивого арестанта сажали в деревянную тумбочку, плотно закрывали ее и толкали вниз по лестнице.

    Уже на малолетке Сечкину довелось повоевать с суками — заключенными, которые не признавали воровской кодекс и сотрудничали с тюремной администрацией. Он не раз вспоминал тактику тюремщиков по уничтожению непокорных: их сажали в сучью камеру, а позже выносили оттуда вперед ногами.

    Побывал в таких камерах и Генрих. Он всегда мог постоять за себя, но в один из заходов его били так сильно, что сломали руку. Но Сека и на этот раз в долгу не остался и откусил одному из нападавших часть носа. После этого его стали сторониться даже бывалые суки.

    К слову, стойкость характера Генриху приходилось проявлять не раз. Однажды он оказался в колонии, где целенаправленно ломали самых несговорчивых и конфликтных криминальных авторитетов. Сечкин вспоминал, как, прибыв в это скорбное место, обратил внимание на одного матерого вора, с которым был раньше знаком. От дерзкого и агрессивного уголовника, который при попытке массового побега бросался с ножом на автоматчиков, не осталось ничего: перед Сечкиным стоял морально сломленный и испуганный человек. Почему со знакомым произошла такая метаморфоза, Генрих понял быстро — ему тоже пришлось пройти через беспощадный прессинг надзирателей и подконтрольных им зеков.

    Одним из испытаний, выпавших на долю Сечкина, стал инсценированный расстрел. Вора в законе и других заключенных поставили к стенке. Последнее, что увидел Генрих, перед тем как ему завязали глаза, был строй автоматчиков, передергивающих затворы. Авторитет попрощался с жизнью, но пули просвистели над головами "приговоренных". Несмотря на пережитый ужас, Сечкин и здесь выстоял и не потерял силы духа.

    На нары за батон колбасы
    Тюремные застенки после своего первого срока Генрих покинул в 1950 году, не изменив своим убеждениям: как ни старались комсомольцы, в их ряды парень так и не вступил. Но на свободе его ожидала ссылка за 101 километр. Оказавшись вдали от Москвы, Сечкин попытался было найти работу, но тщетно — из документов у него была лишь справка об освобождении, взглянув на которую работодатели как один отвечали отказом.

    Изголодавшийся и промерзший молодой человек в порыве отчаяния отправился к железнодорожным путям и, положив голову на рельс, начал ждать поезд. Однако в момент, когда рельсы уже дрожали от стука колес, Сечкин отпрянул в сторону: как потом вспоминал Генрих, сделать это его заставил внезапно возникший образ матери.

    Оклемавшись от шока, он пошел на ближайшую станцию, где заметил женщину, у которой из сумки торчала палка сырокопченой колбасы. Не отдавая отчет своим действиям, изголодавшийся Генрих схватил колбасу и тут же принялся есть. Возмущенная такой наглостью гражданка подняла крик, и подоспевшие стражи порядка скрутили вора.

    Вскоре состоялся суд и Генрих снова отправился по этапу. Оказавшись в одном из лагерей, расположенных в республике Коми, он сдружился с вором в законе Юрием Бизенковым по кличке Бизон. Новый приятель и еще один вор Владимир Витин (Витя), наслышанные о принципиальности Сечкина в сучьей войне, с ведома московских воров короновали новичка и дали ему кличку — Сека.

    Съеденный беглец
    Вскоре после коронации Сека и Бизон сговорились о побеге. В марте 1952 года, работая на лесоповале, они умудрились незаметно для надсмотрщиков выпилить в толстых стволах срубленных елей ниши, куда и спрятались. После этого сообщники аккуратно прикрыли ниши корой и погрузили стволы на лесовоз.

    В своих укрытиях Сека и Бизон доехали до реки, по которой предполагалось сплавлять стволы и, как только машина остановилась, выбрались и скрылись в лесу. Шли наугад и быстро заблудились. Но самое страшное было впереди: проснувшись как-то утром, Сечкин обнаружил, что от Бизона осталась только нога — все остальное съели напавшие на мужчину волки. Почему звери не тронули самого Генриха, так и осталось для него загадкой.

    Существовала и другая версия гибели Бизенкова — ее Генрих Сечкин сам описал в своей книге "На грани отчаяния": якобы после трех недель плутаний по лесу они с Бизоном поняли, что вдвоем им не выжить и решили кинуть жребий. Фортуна улыбнулась Генриху: Юрий, согласно договору, вонзил нож себе в шею, чтобы друг съел его и выжил. Однако до сих пор неизвестно, правда ли это или художественный вымысел для придания произведению особой остроты.

    Как бы там ни было, а после смерти друга беглец бродил по чаще еще несколько дней до момента, когда его наконец не настигла погоня. Но в случае Генриха, который уже находился на грани безумия, это было настоящей удачей: в противном случае он наверняка погиб бы от голода и холода. За побег ему накинули еще несколько лет.

    Отпустили с миром
    Освободившись в 1956 году, 23-летний Сечкин прибыл в Москву. К этому времени он понял, что блатной романтикой сыт по горло. Душа молодого человека лежала к музыке. Однако мечтать о музыкальном училище Секе мешал недостаток образования — за его спиной было всего пять классов школы. Устроившись слесарем на ЗИЛ, Сечкин отправился получать аттестат зрелости в вечернюю школу, во время учебы в которой освоил игру на гитаре.

    К этому времени он обосновался в одном из столичных общежитий и по ночам мучил соседей: запирался в туалете или в ванной комнате, где неустанно, порой всю ночь напролет, разучивал аккорды. Такая настойчивость дала плоды: вскоре Сечкин поступил на работу в Московский драматический театр и стал лауреатом нескольких музыкальных конкурсов, получив известность в сообществе столичных гитаристов. Он начал преподавать и вскоре вместе со своими учениками создал ансамбль.

    В связи с такими изменениями в своей жизни Генрих решил завязать с воровской карьерой. Удивительно, но на сходке, где он объявил о своем желании расстаться с титулом вора в законе, авторитеты удовлетворили его просьбу безо всяких санкций. Сам Сечкин объяснял это просто: в те времена правила воровского мира были гуманней и не предполагали никакого наказания для тех, кто решил покинуть воровскую семью по не компрометирующим обстоятельствам.

    Любой, кто изъявлял такое желание, отпускался с миром, кроме этого за ним оставались все воровские привилегии, за исключением права участвовать в сходках. При попадании же на зону бывший вор становился мужиком — обычным арестантом. В наши дни отказ авторитета от воровского титула карается смертью.

    Шлягер для Никулина
    Увлекшись музыкой, Сечкин стал писать стихи, и сам же клал их на музыку. Самым знаменитым его произведением стала песня "Постой, паровоз", прозвучавшая в культовой комедии Леонида Гайдая "Операция "Ы" в исполнении Юрия Никулина.


    Юрий Никулин
    Кадр: фильм "Операция "Ы" и другие приключения Шурика"


    Впрочем, за авторство этой песни Сечкину пришлось заочно побороться с другим бывшим вором в законе — не менее харизматичным Николаем Ивановским. Удивительно, но Ивановский в свое время так же, как Сечкин, сумел откреститься от воровской касты и выбрал мирную жизнь.

    Ивановский, как и Сечкин, начинал лихо: уроженец Ленинграда в годы войны был эвакуирован в Кировскую область, где в 14 лет угодил на зону за кражу голубей. Едва освободившись в 1943 году, Николай вновь пошел под суд — на этот раз — за хулиганство. Но до колонии он не доехал, сбежав из поезда на этапе вместе с подельниками. Это был его первый из пяти побегов, один из которых Ивановский, будучи уже матерым рецидивистом, умудрился совершить из знаменитой питерской тюрьмы "Кресты".


    Николай Ивановский

    С последней ходки Ивановский вернулся в 1953 году. Оказавшись на свободе, Николай решил навсегда завязать с криминалом — и каким-то невероятным образом, несмотря на богатое уголовное прошлое, устроился на "Ленфильм" начальником цеха светотехники. В перерывах между работой Ивановский исполнял песни собственного сочинения, одной из которых, по его словам, и была "Постой, паровоз". Однако большинство исследователей авторство хита все же приписывают Сечкину.

    Кстати, существует и еще одна версия происхождения шлягера: якобы он был написан еще в дореволюционное время, когда официально была такая должность — тормозной кондуктор (в песне есть фраза: Кондуктор, нажми на тормоза). Ее упразднили задолго до того, как Сечкин и Ивановский начали писать стихи. Поэтому предполагалось, что песню написал кто-то, кто застал работу "тормозных". Впрочем, широкого распространения эта версия не получила.

    Из князей в грязь
    Музыкальная карьера Сечкина развивалась стремительно: он посетил с гастролями множество российских городов, неоднократно пытался выехать за рубеж, но сделать это ему не позволяли власти — все-таки три судимости за плечами — мало ли что. Единственной заграничной поездкой Сечкина был вояж в США — уже после падения железного занавеса Генрих отправился за океан в качестве обычного туриста.

    Впрочем, и без мировых турне Сечкин был востребован на родине: часто выступал на радио и даже в Кремлевском дворце. Дважды удостоился высокой по тем временам чести — после выступления на концерте, посвященном XVI съезду ВЛКСМ, Генриху высказал благодарность сам секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, а несколькими годами позже Леонид Брежнев лично вручил бывшему вору в законе награду за победу на очередном музыкальном конкурсе.

    И в этот момент жизнь Сечкина неожиданно сделала новый крутой поворот: в 1982 году после доноса его задержали и обвинили в хранении и распространении порнографии. При обыске в доме Генриха милиционеры действительно нашли несколько видеокассет. Но как ни силились адвокаты бывшего вора доказать, что 10-секундный эпизод с демонстрацией обнаженного женского тела в художественном фильме никак не тянет на запрещенный жанр, все было напрасно. Судья отправил Сечкина на зону на шесть лет с конфискацией имущества.

    Одновременно с этим из ротации на радио были изъяты все выступления гитариста, телевизионщикам также поступил запрет на трансляцию его выступлений. Конечно, все эти решения были очень пристрастны: впавшему в немилость Сечкину припомнили его преступное прошлое.

    За то время, пока Генрих отбывал срок, от него ушла жена Татьяна, с которой они прожили в браке 20 лет. 14-летнего сына Сечкина некоторое время растил отчим: вскоре после развода Татьяна вновь вышла замуж, но, как оказалось, крайне неудачно. Новый супруг много пил, употреблял наркотики и бил женщину. После того как супруг гонялся за Татьяной с топором — она ушла от него, но было поздно: негодяй успел подсадить на наркотики пасынка, и тот в итоге оказался в тюрьме.

    Вскоре после того как 29-летний сын Сечкина вышел на свободу — его убили. Генрих до конца своих дней был уверен, что к смерти сына причастны спецслужбы, с которыми молодой человек, не представлявший себя стукачом, категорически отказался сотрудничать. Сам Сечкин, который на зоне чуть было не погиб — его пытался отравить сокамерник — освободился в 1986 году.

    Играть на гитаре он больше не смог: в колонии конвой наручниками повредил арестанту кисть правой руки — три пальца с тех пор не функционировали. Впрочем, унынию Сечкин не поддался: с деньгами на первое время помогли верные друзья, они же подарили ему старенькую "Копейку". Генрих сначала работал таксистом, но затем творческая натура все-таки дала о себе знать — бывший вор стал писателем и журналистом в самых разных СМИ.

    Из-под пера Сечкина вышли повести, в том числе биографические "На грани отчаяния" и "За колючей проволокой". По одному из произведений был написан сценарий (его потом высоко оценил писатель Аркадий Вайнер) к фильму "Любовь на зоне". К сожалению, найти денег, чтобы начать съемки, Сечкину так и не удалось. Зато через несколько лет упорных трудов писатель полностью расплатился с долгами и обзавелся собственным жильем.

    Превратности судьбы
    Однако, едва жизнь Сечкина наладилась, судьба опять сыграла с ним злую шутку. В конце 1980-х Генрих с рук приобрел покрышки для своего "Москвича" — к слову, помимо музыки и писательского ремесла он увлекался автомобильными гонками. По иронии судьбы покрышки оказались крадеными. Сначала Генрих шел по делу как свидетель, но сам не заметил, как превратился в подозреваемого.

    А произошло это практически сразу после того, как следователь узнал, что перед ним находится четырежды судимый человек. Сначала Сечкина обвинили в том, что он купил покрышки, зная, что они краденые. А затем и вовсе "уличили" в подстрекательстве к краже. В итоге Сечкин сел в пятый раз — он получил два года лишения свободы в колонии строго режима.

    Сидел Генрих в Челябинской области. Никаких проблем с зеками у бывшего вора в законе не было. Напротив, Сечкин пользовался большим уважением среди арестантов. Прознав, что Генрих является поклонником творчества Владимира Высоцкого, некоторые из сидельцев, рискуя быть расстрелянными на месте, тайком пробирались в соседние бараки, где их товарищи по несчастью надиктовывали им те произведения барда, которые знали.

    Так составлялась рукопись книги песен и стихов Высоцкого из 218 произведений. Потом арестанты два месяца по водосточной трубе лазили в кабинет начальника лагеря и набивали текст на печатной машинке — так говорили за решеткой. Созданный таким невероятным образом сборник Сечкину подарили на день рождения.

    Генрих Сечкин ушел из жизни 5 мая 2009 года. Он успел повторно жениться на девушке, которая была моложе его на 42 года. В этом браке у него родился сын — отцу на момент появления на свет ребенка исполнилось 65 лет. До последних дней Сечкин пытался добиться справедливости и реабилитироваться за две последних судимости. Бывший вор рассуждал так: в первые три ходки был виновен — здесь претензий нет, а за два сфабрикованных срока должны ответить те, по чьей вине он был вынужден "топтать зону", будучи невиновным.

    Обладающий острым умом Сечкин был желанным собеседником у журналистов: он мог поддержать беседу не только о музыке, но и на любые другие темы.

    — Люди идут к страшнейшей нужде, их загоняют в тупик, — говорил он в интервью 1998 года. — А когда нечего есть твоему ребенку и жене нечего зимой надеть, чтобы не замерзнуть, многие, даже из числа законопослушных, пойдут на решительные шаги. Это что касается взрослых, а дети... У подрастающих юнцов нет сегодня ничего святого. На улице действует один закон — закон силы.




    https://matveychev-oleg.livejournal.com/8704509.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

    Следующие 30  »

    <ссср - Самое интересное в блогах

    Страницы: [1] 2 3 ..
    .. 10

    LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
    О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda