-ћузыка

 -—ообщества

„итатель сообществ (¬сего в списке: 2) ѕоэтические_игры have_an_idea

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 07.11.2007
«аписей: 322
 омментариев: 825
Ќаписано: 1209


ЂЕ” ƒ–≈¬ј ∆»«Ќ» „≈Ћќ¬≈„≈— ќ…ї. —ергей √ќЌ÷ќ¬

ѕ€тница, 24 ƒекабр€ 2010 г. 13:09 + в цитатник

ќ поэзии, как мы еЄ умеем видеть вот здесь, в начале нового тыс€челети€,
то есть захватившей век двадцатый и мощную, хаотическую часть века предыдущего, говорить вроде бы несложно. ѕочему так? ƒа потому, что она есть.
» от этого никуда не детьс€. » вот он, уже бесценный дар, от присутстви€ которого многое мен€етс€ вопреки всему, что противостоит гармоническому пор€дку.
≈сли в начале дев€ностых кто-то из даровитых (впрочем, едва ли так уж даровитых) литераторов не без сокрушени€ говорил, и вполне серьЄзно, что врем€ – непоэтическое, неизвестно что под этим положением вещей име€ в виду, то сейчас подобные инвективы и невозможны, и неуместны. ƒа в то врем€ – тоже. “огда € не стал вы€сн€ть, а как же широко и глубоко простираетс€ вот эта «дефективность времени»,– задачи такой не было. «¬ толпе всЄ кто-нибудь поЄт…» когда-то довольно резко сказал јлександр Ѕлок, точно возража€ разнообразным помыслам о времени дл€ чего-то непригодном. ј вот как умеем видеть и слышать «поющего, чающего, говор€щего», это другой разговор.
 ак раз в то, «непоэтическое врем€» € прочЄл впервые стихотворени€ ¬ладимира  оробова. Ёто были насто€щие стихи, вне вс€кого сомнени€. Ѕольшой цикл в одном из лучших журналов страны («Ћитературна€ учЄба»– так традиционно смиренно, а вовсе не в учебно-пролетарском духе именовалс€ богатый и многозвучный религиозно-философский журнал). “ематически это были стихотворени€, созвучные «—толбцам» Ќикола€ «аболоцкого. ¬ернее, в них было что-то, напоминающее любимого и «аболоцким, и  оробовым художника ѕавла ‘илонова. “ехнически же всЄ было устроено  оробовым так, как он сам хотел. ƒев€ть стихотворений, среди которых – «Ѕазар», мощный, лироэпический «монументальный фрагмент» то ли ёга как такового, то ли некое детализированное видение внезапной перемены всего состава жизни. » тут уже стороны света ни при чЄм. ћы остаемс€ наедине с изощренной живописью и голосом, который на фоне картинного колорита звучит несколько приглушенно, несколько отрыва€сь, то ли вперЄд, то ли обратно, что и создает какую-то удивительную музыкальную €му. »ли нишу, это звучит более фундаментально, в греко-римской манере. Ќо все-таки, вот оправдание «€мы». ѕол ћаккартни когда-то рассказал, как Ѕог умудрил его написать легендарный хит «¬чера». “огда в процессе сочинени€ или рождени€ мелодии как раз и возникла «музыкальна€ €ма», которую пришлось заполнить совершенно не предусмотренными до этого звуками скрипки. „то-то подобное происходит в стихах ¬ладимира  оробова. ѕравда, тут звучат уже самые разные, как рукотворные так и нерукотворные инструменты, от флейты до завывани€ ветра. ј часто звучит просто ландшафт. ¬озможно, именно это и дало право поэту ¬иктору Ћапшину – автору послеслови€ к подборке ¬.  оробова («Ћ”» є 5, 1991) сказать о собрате так: «¬ладимир  оробов подчас развертывает перед нами широкую панораму, и сквозит в ней земна€ глубина, и реет свет небесный – не только сочетаемо, но и нераздельно…»
ѕо прошествии лет, это сочетание «земной глубины» и «света небесного» в книге «—ад метаморфоз» воплотилось в полной мере:

—шивай небесное-земное
своими нит€ми, снежок,
воображение ночное
и тот, из детства, бережок,
где в синеве ма€чил парус
и обещал, не то что б рай, –
волны разбившийс€ стекл€рус,
“авриды богоданный край…

« рымских стихотворений», кстати сказать, как и самой “авриды, в сборнике немало (а эта часть мирового круга значительна, многоукладна и совершенна сама по себе и безыскусна€ встроенность в неЄ сулит удачу говор€щему о вещах важных). «ћузы —ицилии петь начинаем важнее предметы…», да, тут как раз вспомнитс€ и ¬ергилий, и другие античные штудии, хот€ живЄм мы тут в обсто€нии ином. √овор€ же о  рыме, нельз€ не отметить, что ¬ладимир  оробов один из тех, кто блистательно перевЄл « рымские сонеты» ћицкевича, издал и составил лучшую на сегодн€шний день антологию стихов о  рыме (ћ., 2000). » хот€ в «—аде метаморфоз» нет переводов из ћицкевича, запомним, что скрытый опыт той работы незримо присутствует и здесь.
¬ообще название сборника из числа монументальных, два слова, сочетающиес€ так, что образуетс€ некое безразмерное пространство. —ад метаморфоз.  нига перемен. ≈вропейска€ ночь. ѕриветствие духа. ¬ сборнике множество и перемен, и внезапного мрака, однако надо всем господствует свет, вс€кого извода, вплоть до реликтового, приход€щего из гигантского далека. ѕотому что с одной стороны – сад, некое творение рук человеческих, а с другой – де€тельность стихий, самых разнообразных, вплоть до ужасающих космических циклов, в сет€х которых и терпит земные страдани€ Ѕожье творение, исказившее «амысел “ворца. Ёти размышлени€ подвижников первых веков христианства не то, что не устарели, они только сейчас и начинают действовать – дл€ нас.
… ак в разговоре с ¬ладимиром  оробовым € заметил, не собира€сь умышленно делать это, что в качестве сжатого, но многозначительного комментари€ к его стихотворени€м можно рассматривать замечательное эссе ёри€ ћамлеева – «ќпыт восстановлени€». ќ чем эти несколько страниц, что сто€т иных книг? ƒа о выходе из какой-то своеобычной бездны, насельниками которой все мы были. » о выходе – куда? ј это вопрос. ¬роде бы отчасти это возврат в точку, где эта бездна не разверзлась (не миротворна€, но всепоглощающа€), то есть в каком-то смысле – в культурный слой начала прошлого века. Ќо в этот дом нет полного возврата. ћы на другой земле, и опыт восстановлени€ тут совершенно иной. ќп€ть же два слова ќпыт и ¬осстановление, образующие сверхобычное пространство.
Ќеобходимо процитировать ћамлеева, старшего современника  оробова (хот€, на мой взгл€д, они в более широком смысле представл€ют одну генерацию): «¬ ћоскве еще сохранилось несколько глубоко интеллигентных стариков и старушек, которые знали Ѕлока, Ѕелого, —ологуба, встречались со Ўмаковым, ”спенским и т.д. мы не раз задавали им вопрос: «на кого мы похожи?» (конечно, в смысле духа поколени€»). ≈динственна€ ассоциаци€, котора€ приходила на ум, это начало двадцатого века. ««десь, в самих ваших спорах, в поведении, – твердили они, – есть что-то общее».
ћоЄ мнение: да, действительно, общее есть, но только до определенной степени. ѕо ту сторону этой степени – широкое поле, гул€ют невиданные ветры, и поют соловьи не из блоковского «—оловьиного сада». ƒаже очень странные соловьи: наполовину соловьи, наполовину зловещие птицы. ¬осстановление состо€лось; немного вкривь, немного вкось; но главное – вполне невидимо. “ак оно, пожалуй, и лучше». „то значит невидимо? ƒа как тут разобратьс€ с великолепьем нового ландшафта? –азве что одним только творческим усилием и возможно придать ему некие черты, не попада€ в старинные ловушки и хитроумно устроенные «м€сорубки» и «ведьмины студни» нового извода.
¬от этим и зан€т ¬ладимир  оробов… «јд» и «сад» (иными словами «рай») существуют в мире его поэзии одновременно. ¬ этом, на мой взгл€д, одна из существенных черт его новой книги» (ё. ћамлеев, Ќ√, 30.11.08.). » еще: «—тихи  оробова – это трепетна€, проникновенна€ поэзи€ и в то же врем€ глубока€, порой наполненна€ отзвуками —еребр€ного века (курсив мой – —. √.).
ћне кажетс€, что тут в помощь творцу «сада метаморфоз» дев€тнадцатый век, который никуда не делс€, а оп€ть же «невидимо» действует, как некий совершенный мотор. ¬еро€тно, прав академик √аспаров, по-жречески говоривший, что творени€ дев€тнадцатого века мы читаем, принима€ элегии, стансы или поэмы того времени за что-то иное, чем они вообще никогда не €вл€лись. ¬ каком-то смысле это так. Ќо лишь в каком-то. ј как же это по-другому читаетс€ тут «—мерть дщерью тьмы не назову €…» ƒа и прочие избранные шедевры.
ј что такое «культурна€ ловушка» начала прошлого века, да и она здесь же.
Ќо уже в ином качестве.
Ѕлок не —ёƒј ли говорил, что следует убрать из его творений «€ды» и увидеть… гр€дущее… ƒа не будущий ли век? ј к этим словам следует отнестись крайне серьезно.  ак он говорил тогда же, о «духе пытливости и духе скромности…»
 ажетс€, что всЄ это передумал и по-новому восприн€л ¬ладимир  оробов.
«Ќаполовину зловещие птицы» мелькают иногда на страницах его книги (стихотворение «¬ороны»). ¬ том смысле, что они птицы ровно наполовину, а другой частью существа иной реальности, пожиратели пространства. Ќо и эти существа описаны им и зафиксированы как неизбежное зло. “о есть пойманы в поэтический силок:

— помоек городских, с веселых похорон,
попарно, ста€ми, как будто на параде,
торжественно лет€т, лет€т со всех сторон
вороны мрачные на пепельном закате.
»м свалка – родина. “рухл€вый тополь – трон.
≈сть что-то вещее в их траурном нар€де,
когда кричат они, срыва€сь грозно с крон.
» страх растет в душе: их видел мой прапрадед…

—тиль – это человек. ¬ысказывание давнее и точное. », отдава€ дань «потустороннему», даже если это завораживает и чарует, поэт находитс€ в мире здешнем, творимом им из вещей и пон€тий всем известных. Ќо делает он с привычным дл€ своей генерации норовом, иногда ворчлив как ѕет𠬈земский, иногда упр€м и насмешлив как –оберт ‘рост, несмотр€ на всю христианскую грусть. ј порой сложен и классичен как-то по-бунински, несмотр€ на внешнюю «наготу» письма.

 ак браслет, с твоей руки
€щерица соскользнула…
¬ечер. “леют огоньки
саклей старого аула.
» как сотни лет назад –
запах дома, хлеба, дыма,
до земли склоненный сад
спелых звезд степного  рыма.

»ли:

 ”ѕјЋ№ў»÷ј

 л€нусь, рожденна€ волной
на берегу она сто€ла,
и волосы перебирала –
на струнах арфы золотой
себ€, как музыку, играла.

– ¬от это «кл€нусь», внезапно делающее стильный живописный фрагмент
и сюжетным, и жанровым, и незавершенным.

я люблю эту осень в полЄте,
в напр€женных разводах ветвей,
словно том в золотом переплЄте
с серебристым тисненьем дождей.
— фронтисписом укромного сада,
с вензел€ми чугунных оград –
эту книгу любви и распада,
эту книгу надежд и утрат…

– ј здесь всЄ выстроено столь мастерски, что вот эти две последние строки и эти венчающие окончани€ строк «и распада», «и утрат» – как ни странно – действуют неотразимо с обратной силой, обраща€ к любви и надеждам, сколь ни была бы привычней несравненна€ скорбь, заброшенность и прочие состо€ни€, обыденные дл€ могучей адской (в каких-то част€х) эпохи, котора€ завершилась. ѕотому что композиционно впереди и книга жизни, и сад, и классические чугунные ограды, точно свет€щийс€ столп, отмен€ющий печальный исход.
 ритикой отмечалось (в частности ¬ладимиром —лавецким, обладавшим уникальным слухом) что  оробов (условно, конечно) принадлежит к «бунинской школе». ’от€, на мой взгл€д, такой школы не было и нет.
“ут парадокс.
ѕринадлежит ли к этой школе (как мастер прозы) ¬иктор Ћихоносов, к примеру? ¬р€д ли. Ќо тот же Ћихоносов писал, что жил, как бунинские герои. “о есть многое тут оп€ть же оттуда, из цветущей сложности, что развилась на рубеже 19 и 20-го столетий.
ƒа что тут гадать!  ак некий ћоисей, кто-то очень много лет водил большой народ по пустыне, далеко не сорок, а без меры долго, если вести божественный счЄт…“о есть тут уникальна€ сложность сменилась уникальной же простотой.
ј что сейчас? ƒа некий баланс неслыханной простоты (от неЄ теперь так просто не избавишьс€, да и не нужно этого делать) и новой сложности, динамично развивающей то, что было счастливо устроено на русском ѕриволье когда-то.
» ни к чему спрашивать, „≈√ќ-∆≈ тогда не хватило, чтоб удержать этот изумительный расцвет. ќтвет может быть дан только здесь. ƒа и то не в виде окончательной формулировки, мол, вот так-то и так-то, а энергетически.
 ак в этом стихотворении ¬.  оробова, вернее в том ландшафте, который схвачен «неким словесным лучом, незримым никому»:

ћне чувство тревожное это знакомо:
сады зацветают, весна невесома,
и небо набухло дожд€ми, как парус,
развесив на ветках туман и стекл€рус;
всЄ смешано мартом и ветром разрыто,
и пристань волной ошалелой разбита,
и горечью т€нет из старого сада…
Ќо пам€ть тревожить напрасно не надо!
Ќе лучше ли так, в освещенье дво€ком,
смотреть на ма€к, зарастающий мраком,
на грани едва уловимого чувства,
когда вспоминать о прошедшем не грустно…

ќткуда это говоритс€? ƒа из очарованной точки, в которой врем€ сказочно и неделимо. ѕростор его темен, дремуч, глубок, но вот как раз тут полон жизни, блеска и силы. “ут и сакральный “обольск, где поэт родилс€, и “аврида, в которой происходило «расширение души», говор€ в манере ѕушкина, и ћосква, где многое сразу – и терпение скорбей и неизбежное отсечение их.

¬первые опубликовано в журнале «√ород» (“оль€тти) є 25, 2009 г.

ћетки:  



 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку