-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в lj_alex_brass

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.06.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 2


1973 год. “Весна Молодости”.

Суббота, 15 Августа 2009 г. 18:05 + в цитатник
1973 год. “Весна Молодости”.

В сентябре 1972 года боевики из палестинской террористической организации “Чёрный Сентябрь” совершили очередное чудовищное преступление. На этот раз, кровавая драма разыгралась в Мюнхене во время проведения ХХ летних Олимпийских игр, в прямом эфире на глазах 500 миллионов зрителей со всего мира.

В принципе об этой трагедии и о последующих операциях возмездия написано много. Тем не менее, я решил, что соответствующая глава из моей книги "Миссия выполнима" заслуживает публикации здесь.

Краткая справка.
“Чёрный Сентябрь” (The Black September Organization) наиболее экстремистская и жестокая палестинская террористическая группировка, входившая в состав ФАТХ, была создана в сентябре 1970 года, для открытия “антииорданского террористического фронта”. Во главе группировки, до её полного уничтожения, стоял ближайший сподвижник Арафата, Салах Хильф (Salah Hilf) более известный, как Абу Иад. На израильском направлении первоначально выполняла сугубо разведывательные функции. Впоследствии выступала как самостоятельная организация, за которой ФАТХ скрывал свою зарубежную террористическую деятельность.


В середине лета 1972 года двое палестинцев в машинах, оборудованных тайниками, доставили через Болгарию, Югославию и Венгрию в Мюнхен восемь автоматов “Калашникова”, несколько пистолетов и большое количество осколочных гранат.



В конце августа в Мюнхен по фальшивым паспортам из Италии и Болгарии прибыли две группы боевиков “Чёрного Сентября”, по четыре человека в каждой. Одной из групп командовал террорист известный под кличкой “Исса”, второй - его заместитель по кличке ”Тони”.

Террористы установили круглосуточное наблюдение за Олимпийской деревней. Изучались не только подходы к ней и система охраны, но и работа городского общественного транспорта, а также оперативность местной (баварской) полиции. Очень скоро террористы обладали исчерпывающей информацией о жизни Олимпийской деревни и прилегающих территорий. Израильская сборная размещалась в трёхэтажном корпусе, в восточной, плохо освещённой части деревни. Здание огораждал двухметровый забор, преодолеть который можно было без труда.

Изучив и проанализировав полученную информацию, Али Хасан Саламе, родной племянник Арафата и мозговой центр Чёрного Сентября”, отдал приказ о начале операции. Захват израильской сборной было решено провести в ночь с 4 на 5 сентября.

5 сентября, в 03:20 недалеко от Конноли-штрассе остановился микроавтобус, из которого быстро выскочили восемь человек с большими сумками и спортивными рюкзаками за плечами. Перебравшись через металлическую сетку, они обогнули здание и вбежали в подъезд. Примерно в 03:40 террористы ворвались в первую комнату, застав спящих израильтян врасплох. Дав автоматную очередь, они заставили спортсменов лечь на пол лицом вниз. То же произошло и в другом конце корпуса. “Исса” – главарь террористов, предупредил израильтян, что их будут расстреливать при малейшем неповиновении.

Западногерманские полицейские оказались не готовы к чрезвычайной ситуации, и явно не представляли, что следует предпринять. Только к 06:00 утра, корпус номер 31 на Конноли-штрассе был взят в кольцо полицейского оцепления.

В начале восьмого с террористами попытались вступить в переговоры прибывшие к Олимпийской деревне известные общественные деятели ФРГ, представители международных организаций и члены западногерманского правительства.

Первым требованием террористов было немедленное освобождение 234 палестинских террористов, находящихся в израильских тюрьмах, 16 террористов, отбывающих длительные сроки в тюрьмах Западной Европы, а также лидеров западногерманской террористической организации РАФ Андреаса Баадера и Ульрики Майнхоф. Чтобы ни у кого не возникло сомнений относительно серьёзности их намерений, террористы выбросили из окна второго этажа изуродованное мёртвое тело одного из израильских спортсменов. Баварская полиция и на этот раз не стала предпринимать никаких активных действий, чтобы попытаться освободить заложников.

Уже в первые часы, после того как стало известно о захвате, по распоряжению премьер-министра Израиля Голды Меир в Мюнхен немедленно вылетел тогдашний глава “Моссада” Цви Замир. Прибыв в Мюнхен, он связался с министром внутренних дел ФРГ доктором Хансом-Дитрихом Геншером, в чьем подчинении находилась вся полиция и жандармерия, и передал официальную просьбу правительства Израиля предоставить израильтянам возможность принять участие в спасении заложников. В случае согласия, отряд коммандос был готов прибыть в Мюнхен через шесть часов. Однако израильские предложения, несмотря на понимание западногерманской стороной исключительной сложности проблемы, были в вежливой форме отклонены. Глава “Моссада” был вынужден со стороны наблюдать за действиями местных правоохранительных органов.

К 20:00 террористы согласились принять еду для заложников. Германские власти, несмотря на протест израильской стороны, пришли к промежуточному соглашению с террористами. Боевикам “Чёрного Сентября” предоставили автобус, который должен был доставить их к ожидающему на военном аэродроме самолёту для последующего вылета вместе с заложниками в Ливию или другую арабскую страну.

На протяжении всего дня Али Хасан Саламе почти каждый час по телефону информировал о развитии событий Ясира Арафата.

В 21:00 на поляне Олимпийской деревни приземлились три вертолёта. Террористы хотели разделиться и разделить заложников на несколько групп, чтобы избежать неожиданного нападения. Затем вылететь в направлении военного аэродрома Фюрстенфенбрук.

В 21:50 к дому подъехал автобус с опущенными шторами. Из первого парадного выбежал один из террористов и, убедившись, что в автобусе кроме водителя никого нет, подал знак товарищам. Из здания начали попарно выводить заложников. Террористов оказалось восемь, а не пятеро, как предполагалось ранее.

В 22:00 автобус с заложниками и террористами, сопровождаемый немецкими десантниками, полицейскими, несколькими каретами скорой помощи и пожарными машинами остановился на поляне возле трёх вертолётов с включёнными двигателями.

После того, как в первый вертолёт сели двое террористов и четверо израильских спортсменов, он сразу поднялся в воздух. Почти сразу же взлетел второй вертолет, в котором находились шестеро террористов и пятеро заложников. В третьем летели западногерманские переговорщики, включая доктора Геншера и его помощника, подполковника Ульриха Вегенера (Ulrih Wegener). В 23:08 вертолеты приземлились на военном аэродроме, в ста пятидесяти метрах от ожидавшего их “Боинг-707”.

Террористы некоторое время находились в вертолётах, опасаясь ловушки. Ловушка действительно была подготовлена. подполковник Вегенер и доктор Геншер поднялись в диспетчерскую башню аэродрома и взяли на себя руководство операцией. План состоял в том, чтобы одним залпом снайперов уничтожить сразу всех террористов. Однако снайперы располагали лишь предварительными данными о пяти террористах. Несмотря на то, что их точное число теперь было известно, никто не удосужился внести коррективы в первоначальный план или хотя бы изменить позиции стрелков. Очевидно, что одновременно поразить восемь целей было трудновыполнимой и крайне рискованной задачей (если думать о сохранении жизни заложников). Более того, как выяснилось позднее, часть десантников, находившихся в засаде в самолёте, посчитав, что их задача невыполнима, самовольно покинули позицию, известив об этом своё командование в последнюю минуту. И, что крайне важно, каждая из снайперских групп должна была действовать автономно, не зная общей задачи и картины происходящего.

Пятеро террористов по одному осторожно спустились из вертолётов, осматриваясь по сторонам. Снайперы открыли огонь. После первого залпа неожиданно погас свет. Когда прожектора вновь вспыхнули, оказалось, что уничтожены только двое террористов. Вновь погас свет. Началась беспорядочная стрельба. Некоторые десантники, изначально заняв неудачную позицию, попали на линию обстрела своих товарищей. Как выяснилось позже, у снайперов не было приборов ночного видения, этого просто никто не предусмотрел. Винтовки не были пристреляны. Бытует мнение, что несколько заложников погибли от пуль снайперов. Окончательный вывод сделать невозможно, ведь до сегодняшнего дня не опубликованы официальные результаты судебно-медицинской экспертизы.

Уцелевшие террористы стреляли во все стороны. Один из них длинной очередью расстрелял четырёх заложников, скованных цепью. Другой метнул гранату во второй вертолёт, где находились остальные заложники. Вертолёт вспыхнул и за несколько минут полностью выгорел. Баки вертолётов до отказа были заполнены горючим.

Итоги мюнхенской трагедии оказались ужасающими. Во время бездарной попытки освобождения погибли одиннадцать израильских спортсменов и двое граждан ФРГ – полицейский и пилот одного из вертолётов. Несколько снайперов получили ранения. Были убиты пятеро террористов, трое взяты в плен.

Убийство членов олимпийской сборной стало в Израиле настоящим общенародным горем. По всей стране были приспущены государственные флаги и объявлен национальный траур. “…Спустя 27 лет после окончания Второй мировой войны на территории Германии вновь убивают евреев!..”- произнесла премьер-министр Голда Меир во время погребальной церемонии. На следующий день, после похорон она в частной беседе с родственниками погибших спортсменов пообещала, что каждый причастный к организации этого убийства будет уничтожен.

8 сентября 1972 года ВВС Израиля нанесли массированный удар по базам палестинских террористов, расположенным на территории Ливана и Сирии. Премьер-министр Голда Меир, выступив по телевидению, зачитала официальное заявление израильского правительства, которое транслировали все мировые телекомпании. Она резко осудила мюнхенский теракт и, как глава государства, поклялась отомстить всем, кто стоял за боевиками “Чёрного Сентября”. От лица всего израильского народа она принесла клятву Богу, зачитав “Мицват Элохим” (Богоугодное дело (Ивр.).

По личному распоряжению Голды Меир была создана сверхсекретная группа, получившая кодовое название “Комитет-Х”. По сути это был военно-полевой трибунал, в задачу которого входил розыск и уничтожение виновников мюнхенской бойни. В его состав вошли оперативные сотрудники “Амана”, “Моссада” и службы безопасности ШАБАК. Подчинялся он непосредственно премьер-министру, а во главе этого комитета стал, недавно вышедший в отставку, бывший начальник “Амана”, генерал Аарон Ярив (Aharon Yariv). Голда Меир лично пригласила Ярива, находившегося на пенсии, в 1972 году вернуться на службу в аппарат премьер-министра. Деятельность комитета была настолько засекречена, что в самом Израиле, кроме премьера и генерала Ярива о его существовании знали только члены “Митбахона”, узкого кабинета правительства, игравшего роль Совета Национальной Безопасности.

По инициативе Голды Меир была введена новая государственная должность советника премьер-министра по борьбе с терроризмом. Первым этот пост занял генерал Аарон Ярив. Тогда же была заложена основа израильской антитеррористической доктрины. “…Мы обязаны отомстить за пролитую кровь наших спортсменов, заставить главарей палестинских террористических банд тревожиться за свою собственную судьбу. Они должны жить в постоянном страхе, бесконечно менять свои дома и тратить все силы на собственную безопасность. Так у них не останется времени на планирование террористических актов против государства Израиль…”,- утверждал Аарон Ярив. Именно такой подход лёг в основу дальнейшей антитеррористической доктрины Израиля.

В первую очередь следовало разыскать людей, прямо или косвенно стоявших за боевиками, захватившими членов израильской сборной. На выполнение этого задания были брошены практически все ресурсы израильских спецслужб. Спустя рекордно короткое время “Комитет-Х” представил так называемый “чёрный список”, приговорённых к смерти террористов, так называемая программа-минимум. Программа-максимум заключалась в полном уничтожении членов “Чёрного Сентября” и организации в целом. Если ранее израильтяне наносили удары по арабским режимам, поддерживавшим и спонсировавшим палестинский терроризм, то сейчас было принято решение добраться до самих террористов, начав с непосредственных виновников мюнхенской резни.

Первоначально “чёрный список” включал в себя 11 имён:

1. Али Хассан Саламе (Ali Hassan Salameh) – Оперативная кличка “Абу Хассан”. Родной племянник Арафата, один из руководителей “Чёрного Сентября”, непосредственный организатор мюнхенской операции.
2. Абу Дауд (Abu Daoud) – Ближайший соратник Арафата, бывший командир “палестинской милиции”, осуществлял контроль за проведением операции.
3. Камаль Насер (Kamal Nasser) – Пресс-секретарь ООП. Официальный представитель “Чёрного Сентября”.
4. Камаль Адван (Kamal Advan) – Министр иностранных дел ФАТХ. Руководитель подразделения “Западный Сектор”. Принимал непосредственное участие в планировании мюнхенской операции.
5. Махмуд Юсуф аль-Наджар (Mahmud Jusuf al-Nadjar) – Он же “Абу Юсуф”. В иерархии ФАТХ занимал второе после Арафата, место. Профессиональный разведчик, принимал активнейшее участие в подготовке мюнхенской операции.
6. Махмуд аль-Хамшари (Mahmud al-Hamshari) – Ответственный за международные связи ФАТХ и “Чёрного Сентября”.
7. Адель Вайель Звайтер (Adel Vayel Zwaiter) – Представитель “Чёрного Сентября” в Риме. Отвечал за доставку оружия в Мюнхен.
8. Базиль аль-Кубаси (Basill al-Kubasi) – Член террористической организации “Народный Фронт Освобождения Палестины”. Отвечал за доставку оружия в Мюнхен.
9. Мухаммед Будиа (Muhammed Boudia) – Руководитель европейского отделения “Народного Фронта Освобождения Палестины”. Контролировал процесс подготовки и проведения мюнхенской операции.
10. Хусейн Абд аль-Хир (Hussein Abd al-Heir) – Представитель ФАТХ и “Чёрного Сентября” в странах Восточной Европы. Через него ФАТХ поддерживал контакты с КГБ и “Штази”.
11. Вади Хаддад (Vadi Haddad) – Один из наиболее известных международных террористов. Второе лицо в “Народном Фронте Освобождения Палестины”. Являлся одним из непосредственных руководителей мюнхенской операции.

“Комитетом-Х” было создано несколько мобильных групп ликвидаторов, руководил которыми, один из наиболее профессиональных и опытных офицеров “Моссада”, Майк Харари (Maik Harari).

Первым группа Майка Харари обнаружила Аделя Вайеля Звайтера, лично доставившего оружие в Мюнхен. В “чёрном списке” он шёл под седьмым номером, но сомнительная честь умереть первым выпала именно ему. Поскольку сам он никогда лично не принимал участия в террористических акциях, он ничего не опасался и совершенно открыто проживал в центре Рима, не подозревая о том, что его дни уже были сочтены. Около полуночи 16 октября 1972 года он был найден в своём парадном перед лифтом в луже крови, с несколькими пулями в затылке.

Вторым оказался 45-летний доктор Махмуд аль-Хамшари, отвечавший за внешние связи ФАТХ и “Чёрного Сентября”. Как и Звайтер он не опасался покушения и вёл вполне спокойную, “респектабельную” жизнь в Париже на улице Алезия.

8 декабря 1972 года, в 08:50 в его квартире раздался мощный взрыв, причинивший аль-Хамшари тяжкие увечья, от которых он спустя несколько дней скончался. Дождавшись, когда террорист останется один, оперативники “Моссада” позвонили к нему из телефонного автомата, и когда аль-Хамшари снял трубку, привели в действие мощное взрывное устройство, спрятанное в телефонном аппарате, стоявшем на журнальном столике его кабинета.

Следующим на очереди стоял Хусейн Абд аль-Хир. В поле зрения группы Майка Харари он попал ещё в октябре 1972 года, однако приблизиться к нему было чрезвычайно сложно. Пользуясь благосклонностью сирийских властей, он спокойно жил в центре Дамаска. Не желая подвергать свою агентуру чрезмерному риску, “Моссад” стал выжидать, когда Абд аль-Хир выедет за пределы Сирии. В январе 1973 года двойной агент-осведомитель сообщил о том, что Абд аль-Хир собирается покинуть Сирию и срочно вылететь на Кипр для встречи с сотрудником советского посольства в Никосии.

В полночь 24 января 1973 года Абд аль-Хир вернулся в свой номер никосийского отеля “Олимпик” и лёг спать. Раздался глухой хлопок, сопровождавшийся ослепительной вспышкой. На этот раз пластиковая взрывчатка была заложена не в телефонном аппарате, а в ночном светильнике, прямо над головой жертвы. Прибывшие на место пожарные нашли лишь обугленный труп, – всё, что осталось от Хусейна Абд аль-Хира.

Профессор Американского университета в Бейруте, доктор юридических наук Базиль Абд аль-Рауф аль-Кубаси вместе с Джорджем Хабашем (Georges Habash) и Вади Хаддадом в конце 60-х стоял у истоков создания террористической организации “Народный Фронт Освобождения Палестины”. Долгие годы он старался находиться в тени, являясь при этом одним из координаторов и организаторов зарубежной террористической деятельности “фронта”. Обратный отсчёт жизни аль-Кубаси начался с тогодня, когда сотрудники “Моссада” вышли на его след в Бейруте. Однако Майку Харари по оперативным соображениям запретили ликвидировать аль-Кубаси в пределах Бейрута. Как и в случае с Абд аль-Хиром, приходилось выжидать удобного момента.

9 марта 1973 года аль-Кубаси сошёл с трапа авиалайнера в парижском международном аэропорту Орли и снял номер в отеле “Пайпер” по улице д’Аркад. Джордж Хабаш поручил ему обосноваться в Париже и наладить террористическую деятельность против израильских объектов расположенных на территории Западной Европы. Тем временем люди Майка Харари, уже неотрывно следовали за профессором, изучая его контакты, привычки и распорядок дня, и ожидая сигнал от “Комитета-Х”.

В начале апреля из Иерусалима пришло разрешение приступить к завершающей фазе операции. 6 апреля 1973 года в 21:00 трое людей Майка Харари заняли позиции в районе пересечения улиц д’Акард и Шово-Лагард, ожидая появления аль-Кубаси. Обычно он возвращался в отель не позднее полуночи, однако на этот раз часы показывали пятнадцать минут второго, а профессора всё не было. Когда Майк Харари уже стал подумывать об отмене операции послышались торопливые шаги одинокого прохожего. Базиль аль-Кубаси в последние минуты своей жизни видимо почувствовал слежку и попытался укрыться в отеле, однако три человека в тёмных пальто буквально смяли его, прижав к стене. Увидев перед своим лицом пистолеты, аль-Кубаси стал истерически просить о пощаде, одновременно пытясь отбиться от преследователей свёрнутой газетой. Шум ночного Парижа ненадолго заглушил звук 7 выстрелов, положивших конец жизни ещё одного террориста, виновного гибели израильских спортсменов.

Палестинское руководство не могло оставить без внимания тот факт, что кто-то методично отстреливает лидеров “Чёрного Сентября”, ФАТХ и НФОП. Почерк ликвидаторов явно указывал в сторону Израиля. Это заставило представителей ООП в Западной Европе усилить свою охрану, фактически перейдя на осадное положение. Вместе с тем, лидеры террористов, укрывшиеся в арабских столицах, могли чувствовать себя в относительной безопасности, поскольку Харари строго было запрещено использовать ресурсы местной агентуры “Моссада” и “Амана”, чтобы не ставить под удар создававшуюся по крупицам с огромным трудом разведывательную сеть. Всё изменилось, когда очередь в “чёрном списке” дошла до трёх высокопоставленных функционеров ФАТХ, осевших в Бейруте, “старого друга” израильтян Абу Юсуфа, Камаля Насера и Камаля Адвана. Несмотря на волну “отстрелов”, прокатившуюся по Западной Европе, они продолжали вести вольготную жизнь в центре ливанской столицы, спокойно планируя новые теракты. Однако, ни они, ни руководители ООП, даже в жутком сне не могли себе представить, какой кошмар их ждал уже через пару дней после ликвидации аль-Кубаси.

Три террориста жили в соседних домах на северо-западе Бейрута, в престижном районе Рамлет эль-Байда, на улице Вердун, недалеко от крупного торгово-развлекательного центра. Этот район населяли преимущественно западные дипломаты и ливанские бизнесмены. Квартиры Адвана и Насера располагались в одном доме, на втором и четвёртом этажах. Абу Юсуф жил в доме через дорогу на шестом этаже. В 1973 году ночной Бейрут и ночной Тель-Авив практически ничем не отличались друг от друга. Заполненные машинами улицы, яркие, переливающиеся вывески магазинов и клубов, тысячи прохожих. Никому не могло прийти в голову, что в центре Бейрута, кто-то решится провести антитеррористическую операцию. Быть может по этой причине охрана Адвана и Насера носила скорее формальный характер. Что касается Абу Юсуфа, задача была сложнее. После нескольких неудачных покушений его тщательно охраняли не только палестинские боевики, но и ливанская жандармерия. Агенты “Моссада” сообщали о том, что возле его дома постоянно находится машина с телохранителями, а квартал патрулирует “Лендровер” жандармерии. Не могло быть и речи о том, чтобы провести ликвидацию бесшумно и незаметно покинуть город.
Риск был слишком велик, а шансы на успех, минимальны. Здесь должен был действовать армейский спецназ, а не группа Харари. Генерал Кути Адам посоветовал тогдашнему директору “Моссада” Цви Замиру (Zvi Zamir) задействовать для выполнения этой операции “Сайерет Маткаль”.

В те годы, как и сейчас, между спецподразделениями Израиля существовала скрытая конкуренция. Поэтому, ещё в начале года, когда до командира “Сайерет Маткаль” подполковника Эхуда Барака дошёл слух, что Генштаб рассматривает возможность проведения спецоперации в центре Бейрута , он поручил своему офицеру разведки майору Амнону Бирану попытаться выяснить подробности. Воспользовавшись старыми связями в “Моссаде”, Биран узнал, что спецслужбы разыскивают трёх высокопоставленных функционеров ФАТХ, проживающих где-то в ливанской столице. С этого момента, Барак стал прилагать все возможные усилия, чтобы акция была поручена именно его подразделению, а не морским коммандос, ВДВ или спецназу бригады “Голани”.

Операцию по уничтожению высокопоставленных функционеров ФАТХ было поручено разработать совместно “Моссаду”, “Аману” и Генеральному штабу Армии Обороны Израиля.

Наличие в Бейруте большого количества боевиков хотя и значительно осложняло выполнение операции, с другой стороны, могло сыграть на руку израильтянам. Весь Бейрут был раскроен на отдельные сектора. Любой более или менее крупный палестинский полевой командир, способный содержать свою собственную, подчинённую лично ему группировку, пользуясь слабостью местных властей, контролировал определённый район, взимал свои налоги и устанавливал свои законы. Нередко между отдельными группировками возникали конфликты, перераставшие в уличные бои. Ливанская жандармерия даже не пыталась вмешаться во внутрипалестинские разбороки. Этим решили воспользоваться израильские спецслужбы, рассчитывая выдать бой в центре Бейрута, за очередной внутрипалестинский конфликт.

Когда разведывательная информация легла на стол Моше Даяна, занимавшего в те годы пост министра обороны Израиля, он предложил расширить диверсионную вылазку спецназа до широкомасштабной антитеррористической операции, получившей кодовое название “Весна Молодости”. Планировалось одновременно с ликвидацией трёх функционеров ФАТХ нанести удар и по другим объектам террористов в городе Сайда и в пригородах Бейрута, в частности, по штабу НДФОП (Народно Демократический Фронт Освобождения Палестины. Более подробно деятельность этой палестинской террористической организации описана в книге "Между Лениным и Арафатом"), разместившемуся в семиэтажном здании в самом центре ливанской столицы.

Спустя несколько дней, на стол Голды Меир лёг доработанный, развёрнутый план операции “Весна Молодости”, включавший карту Бейрута с нанесёнными на ней целями, подразумевавшими нанесение удара.

1. Первая цель под кодовым названием “Авива” (Здесь и далее в тексте в качестве кодов используются женские еврейские имена) включала в себя два жилых дома на северо-западе Бейрута, в которых проживали Камаль Нассер, Камаль Адван и Махмуд Юсуф аль-Наджар, он же “Абу Юсуф”.
2. Вторая цель – “Цила”, включала в себя мастерские на северо-востоке Бейрута, где изготовлялись комплектующие для морских мин, использовавшихся ФАТХ.
3. Третья цель - “Гила”. Штаб “НДФОП”. Он разместился в семиэтажном доме в центре Бейрута. Первые этажи были отведены под офисы организации, а на верхних проживали члены НДФОП со своими семьями.
4. Цель “Варда” включала в себя два здания расположенные в жилом районе аль-Узаи в южной части Бейрута, недалеко от морского порта. Первое здание принадлежало одному из лидеров ФАТХ, Ибрагиму Нассеру (Ibrahim Nasser), и служило штабом одного из отделений ФАТХ. Отсюда координировалась террористическая деятельность организации на территории Сектора Газа. Второе здание было отведено под завод по производству зарядов для РПГ и морских мин.
5. Цель “Еудит” - автомастерские, обслуживавшие транспортные средства ФАТХ. Они располагались в северной части портового города Сайда.

В операции, кроме “Сайерет Маткаль”, было решено задействовать ещё три спецподразделения. Все они должны были действовать на территории ливанской столицы автономно, не поддерживая связь между собой. Самая сложная задача ложилась на плечи бойцов “Сайерет Маткаль”: ликвидация лидеров ФАТХ, повинных в гибели израильских спортсменов. Цели “Цила” и “Варда” были поручены морским коммандос “Шаетет-13” подполковника Шауля Зива. Сводная группа спецназа 35-й бригады ВДВ подполковника Амнона Липкина-Шахака (Amnon Lipkin-Shahak) и подразделение боевых пловцов “707”, под командованием лейтенанта Авишая Бен-Иегуды, должна была нанести удар по цели “Гила”. Цель “Еудит” поручалась десантникам подполковника Амоса Ярона (Amos Yaron), усиленным бойцами спецподразделения “707”.


"Весна молодости".Продолжение

http://alex-brass.livejournal.com/9793.html




eto_Krutaa_cherepaha   обратиться по имени Четверг, 28 Июля 2016 г. 19:47 (ссылка)
Спасибо!
Приглашаю вас к себе в дневник)
Вот для поднятия настроения)



Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку